Малые народы России icon

Малые народы России



НазваниеМалые народы России
Дата конвертации24.07.2012
Размер366,67 Kb.
ТипРеферат
Малые народы России


| | | || | | || | | || | | || | | || | | || | | || | | || | | || |Малые народы России | || | | || | | || | | ||1. ИТЕЛЬМЕНЫ | | ||Ительмены - один из древнейших, но, к сожалению, малочисленных народов Севера. Анализ||археологических раскопок на Камчатке показал, что самым ранним памятникам ||ительменской культуры 5200 лет. ||Самоназвание “ительмен”, производное от “итэнмэн” (живущий), было впервые ||зафиксировано российскими исследователями Камчатки, участниками Второй камчатской ||экспедиции 1733 - 1743 гг. Г.В.Стеллером и С.П.Крашенинниковым. ||Наиболее обоснованные сведения о численности ительменов в конце XVII-XVIIIвв. дал ||Б.О.Долгих. Он использовал материалы ясачных книг и пришел к выводу, что в 1697 г. ||численность ительменов равнялась 12 680 чел., а в 1738 г. - 8448 чел. Основными ||причинами уменьшения их численности являлись завезенные заразные болезни (оспа, ||“гнилая горячка” и так далее), колониальная политика царизма и процесс ассимиляции ||ительменов с русскими. ||У ительменов из-за малой численности нет своей автономии, живут они преимущественно в||Корякском АО. В 1950-х г. в связи с укрупнением колхозов началось сселение ||ительменов. Жители Сопочного, Морошечного и Утхолока переселились в Ковран, жители ||Аманино, Напаны и Седанки Оседлой - в Тигиль. В настоящее время основная масса ||ительменов живет в селах Ковран, Тигиль, Палана и Хайрюзово. ||Язык ительменов не похож ни на какой другой, однако по некоторым признакам ||исследователи относят его вместе с чукотским и корякским к северо-восточной группе ||палеоазиатских языков, хотя у ительменского много своих особенностей, своеобразия и ||отличий. ||Ительмены были в первую очередь типичными речными рыболовами. Все другие промыслы ||(сухопутная и морская охота) играли в их жизни второстепенное значение. Второе по ||значимости место в производственной деятельности ительменов занимала заготовка разных||дикорастущих трав и корней - одни употреблялись в пищу, другие применялись в народной||медицине, третьи использовались для вязания сетей, плетения циновок и других ||предметов быта. Для ительменов характерна комплексность хозяйства. ||Поселения ительменов в начале XVIII века соответствовали семейным общинам. ||Расселялись они на одной реке и были связаны кровным родством и единством рыболовных ||угодий. Обычно все родственники жили в одной полуземлянке. Названия большинства ||острожков соответствовали названиям рек, на которых они располагались. Организатором ||всего населения острожка являлся старейшина. В его юрте принимались все решения, ||регулирующие внутреннюю жизнь острога, обсуждались все общественно- значимые дела, ||здесь проводились празднества жителей острога. ||По представлениям ительменов, все предметы и явления природы наделены духами, которые||живут собственной жизнью. Степень почитания тех или иных духов была в прямой ||зависимости от степени их предполагаемого влияния на материальное благополучие ||человека. Особо почитали дух моря, дающего основной продукт питания - рыбу; в честь ||него устраивали праздник “очищения “ в ноябре. Культ огня при этом выступал как ||святыня. Собирательство нашло отражение в верованиях ительменов в форме установки ||столбов - идолов в местах промысла. Мир ительмены считали вечным, души - ||бессмертными. Создателем народа, первопредком они считали Ворона (Кутха). ||Одним из видов религиозных воззрений был фетишизм. Мужчины и женщины носили амулеты в||виде идолов. ||Существовал у ительменов и шаманизм, хотя шаманы не имели обрядовой одежды и ||атрибутов. ||Огромную роль играли всякого рода поверья и приметы: так, весной нельзя разбирать ||старые дома и балаганы, в которых много юкольной моли, последнюю боится рыба и может ||уйти из реки. Категорически запрещалось спасать утопающего или засыпанного снежной ||лавиной, так как считалось, что тем самым лишаются желаемой пищи духи воды и гор. ||Традиционные верования ительменов были обусловлены их образом жизни, социальной ||организацией и экологической средой. | 2. ДОЛГАНЕ По свидетельству историков, первые письменные упоминания об Анабаре, где компактно проживают долгане, относятся к середине XVII века, где сообщается, что из Монголии были поселены стрелецкие отряды на государеву службу в новую землицу на Анабаре - реке (Б.К. Москаленко “Путешествия по Анабару”). А в начале XVII века в низовьях реки Анабар жили предки авашских нганасан - тавги, которые откочевали на запад за Хатангу, как предполагают, под натиском тунгусов (эвенков), в свою очередь вытесняемых с территории Центральной Якутии. По свидетельству известного советского историка И.С. Гурвича, в середине XVII века в наши края проникли и якуты небольшими группами “на дальние края - Оленьке и Анабаре”. Процесс проникновения на север Красноярского края, к полуострову Таймыр, в устье Енисея и Хатанги, якутов и эвенков также проходил примерно в это же время. Таким образом, к приходу русских на Таймыр и примыкающие к нему приморские земли в XVIII - XIX веках на этой суровой территории совместно проживали разные по своему происхождению этносы (племена) - нганасаны, энцы, ненцы, эвенки, якуты. И здесь на базе смешения различных групп, проходил процесс формирования совершенно иной этнической общности, которая отличалась как языком, так и укладом жизни, т.е. возникла первооснова будущего долганского народа. Б.О. Долгих на большом фактическом материале доказал, что “основным ядром” современной долганской народности являются родовые образования долган, донгот, эдян, каранто вышеуказанных племен (этносов). Таким образом, долгане - это ныне один из малочисленных народов Севера Российской Федерации, который проживает на территории Таймырского (Долгано-Ненецкого) АО Красноярского края и Анабарского улуса Республики Саха (Якутия) и населяет обширную территорию от низовьев реки Енисей на западе до реки Анабар на востоке. Численность долган сегодня примерно 6 тысяч 200 человек, из них 5200 живут в Таймырском автономном округе, а 935 - человек - в Республике Саха (Якутия), в том числе компактно проживают в Анабарском улусе 879 человек. Язык в основном перенял якутский. К началу Октябрьской революции эта группа населения находилась в ведении Енисейской губернии Туруханского края как Ханангский район с административным центром (условно) в населенном пункте Носко (ныне поселок Хатанга). 27 апреля 1922 года ВЦИК РСФСР обнародовал постановление об образовании Якутской АССР, которым в законодательном порядке были установлены внешние территориальные границы Якутии. Этим же постановлением ВЦИК Хатанго-Анабарский район был передан в состав Якутии и он вошел в Булунский округ. С этого времени вплоть до 1930 года начинается тяжба между якутским правительством и Енисейской губернией за владение Хатанго-Анабарским районом. Но все-таки основная масса населения этой земли из-за отсутствия реальной помощи со стороны Туруханского края тяготела к Якутии. Она подтверждается в письме уполномоченного ЯЦИКа Кононова: “Енисейская администрация за 300 лет управления не дала местному населению ничего. Она требовала от него своевременного взноса в казну “Ясака”, а тем временем население разорялось в борьбе с безобразными условиями тундровой жизни, гнуло спину от бесправия администрации. Эта мрачная обстановка наложила известный отпечаток на психологию населения. Теперь каждое нововведение, каждая попытка разъяснить новые веяния культуры вызывает инстинктивные опасения и боязнь, а там и недоброжелательность”. Такое положение фактически и сегодня сохраняется в жизни малочисленных народов, проживающих в Красноярском крае. Но те долгане, проживающие в Республике Саха (Якутия), как и все остальные малочисленные народы, имеют определенные льготы и преимущественное право согласно имеющимся законам “О статусе малочисленных народов Севера РС (Я)”, “О кочевой, родовой, родоплеменной общине РС (Я)” и многим постановлениям Правительства РС (Я) на возрождение традиционного уклада жизни, на развитие культуры и языка. Основное занятие долган - оленеводство, охотопромысел и рыболовство. Это истинно оленеводческий народ. И не зря первым Героем Социалистического Труда в 1957 году из оленеводов стал долганин из Анабарского улуса Илья Константинович Спиридонов. Имеются и свои, общепризнанные в республике поэты - С.С. Кылтасов, К.Н. Шубин, Л.А. Тунрин, профессиональный художник Ю.В. Спиридонов, известный не только в республике и России, но и за рубежом, и очень много оленеводов, охотников, награжденных несколькими орденами и медалями СССР и России. Очень популярен в республике детский долганский ансамбль “Хэйро”, много самодеятельных мелодистов, чьи песни пользуются большими успехами. Женщины-долганки - в основном все хорошие мастерицы по пошиву национальной одежды, по украшению оленьих снаряжений, по оформлению домашней утвари для кочевой жизни. В Анабарском улусе в основном долгане - 732 человека - компактно проживают в с. Юрюн-Хая у самого моря Лаптевых. Имеются свои средняя школа, фельдшерско-акушерский пункт, детский сад и сельский клуб. Правда, клуб очень старый, планируется строительство культурного центра. Не хватает учителей по профилирующим предметам. Из-за суровых климатических условий, в связи с отсутствием элементарных бытовых условий трудно привлечь педагогические кадры, и получается, что школу заканчивают с прочерком по одному из основных предметов. 3. КЕТЫ Кеты - один из самых малочисленных народов Сибирского Севера. По данным переписи 1989 года их насчитывается 1084 человека. Расселены они в северной части Красноярского края. Большинство кетов сосредоточено на территории Туруханского района. Там они расположены компактными группами по притокам Енисея - Елогую, Сургутихе, Пакулихе и Курейке. Центр елогуйских кетов - пос. Келлог, сургутинских - Сургутиха, курейских - Бакланиха (Серково). Отдельные семьи кетов живут среди русского населения во многих приенисейских поселках Туруханского района. Подкаменская группа (центральная усадьба - пос. Суломай ), согласно современному административному делению, входит в Байкитский район Эвенкийского автономного округа. Название "кеты" происходит от слова кет - человек. Оно утвердилось в русском языке с 20-х годов текущего столетия. До этого кеты были известны под наименованием "остяки", "енисейские остяки", "енисейцы". Предки современных кетов сформировались, видимо, в эпоху бронзы на Юге междуречья Оби и Енисея в результате смешения европеоидов Южной Сибири с древними монголоидами. Позднее (в 1-м тысячелетии нашей эры) они вступили в контакт с тюрко-, самодийско- и угроязычным населением. В результате миграций (возможно, нескольких волн) произошло оседание на Енисейском Севере немногочисленных групп. Известны три родовые локальные группы: земшаки - в низовьях Подкаменной Тунгуски, богденцы - в устье Бахты и инбаки - в бассейне Елогуя. В дальнейшем, с продвижением отдельных семей на Север, образовались смешанные территориальные группы. В некоторых из них соседями кетов были селькупы и эвенки. Кетский язык занимает изолированное положение и не входит ни в одну родственную группу языков Северной Азии. Лингвистические исследования последнего времени все чаще обращают внимание на общие черты в основных принципах построения кетского языка с некоторыми языками кавказских горцев, басков и североамериканских индейцев. Кетский язык разделяется на имбатский и сымский диалекты, которые значительно отличаются друг от друга фонетикой, морфологией и лексикой. Письменность разработана на основе русской графики. В традиционной культуре кетов сочетались элементы культуры пеших рыболовов и охотников таежной зоны (землянка, способы заготовки продуктов впрок, меховая парка и составная обувь, культы земли, промысловых животных и др.) и южно-сибирских и центрально-азиатских кочевников (чум, халатообразная одежда, кузнечество, шаманство и др.). Исконными занятиями были котцовое рыболовство, охота на лося и оленя, водоплавающую и боровую дичь. С введением ясака, а затем развитием товарных отношений первое место заняла пушная охота (на соболя, белку и др.). Заимствованное во 2-й половине ХVII-ХVIII в.в. у самодийцев (ненцев, энцев) транспортное оленеводство распространилось не у всех кетов. Часть их, в том числе вся подкаменнотунгусская группа, оставались безоленными. Домашними занятиями мужчин были обработка дерева, кости, кузнечество. Кетские луки и орудия труда (ножи, скребки и др.) славились на Енисейском Севере и были предметом обмена. Женщины выделывали шкуры (зверей, птиц и рыб) и бересту, изготовляли из них одежду, предметы утвари. Традиционное жилище кетов - конический чум из шестов и берестяных покрышек, а также землянка с каркасом из наклонных бревен. Временные укрытия - яма в снегу, шалаш из гнутых прутьев и другие хозяйственные постройки: оленьи сараи с дымокурами, свайные лабазы. Первые срубные дома у кетов появились в начале ХХ в. Перекочевывали на места летнего рыболовства, а осенью к охотничьим угодьям на больших лодках (илимках) с крытым берестой жилым верхом. Широко бытовали долбленки - однодеревки. На зимнем промысле пользовались ручными и оленьими нартами, волокушей из шкуры лося, широкими лыжами, оклеенными снизу мехом (камусом). Мужская и женская национальная одежда состоит из суконного и стеганного халатов на подкладке из заячьих шкур; меховая парка (у мужчин короткая, из одной оленьей шкуры). Нижнюю одежду и летнюю обувь шили из ровдуги. Зимняя обувь состояла из мехового черка и суконных голенищ. При переездах на оленьих нартах надевали меховую одежду с капюшоном и меховую обувь. Пища - вареная и жареная на рожне рыба и мясо. Использовались заготовленные впрок сухие юкола и порса, рыбий жир, вяленое мясо. Пища готовилась на костре, пресные лепешки выпекали из муки в золе костра или глинобитной печи. Летом рацион питания кетов пополнялся ягодами, клубнями сараны, отварами трав, заменявшими покупной чай. Сохранились традиционные верования и культы, сформировавшиеся на основе ранних мифологических представлений о мире. В образе Верхнего бога Есь ("небо", "бог") олицетворяли небо и связанные с ним явления природы. Ему противостояла хозяйка Севера носительница зла Хоседэм, насылающая беды, порчу, мор, болезни. Юг персонифицировался в образе хозяйки перелетных птиц Томэм. Существовали культы огня, духов - семейных охранителей, духов - хозяев. Добыча медведя сопровождалась циклом обрядовых действий ("медвежий праздник"). Шаманство у кетов не было профессиональным. Главной функцией шаманов было лечение и предсказание. Популярностью пользовались загадки и песни - импровизации. Распространенным музыкальным инструментом был костяной или деревянный варган. Традиционное изобразительное искусство - вышивка подшейным волосом оленя, резьба по кости, дереву, орнаментация бересты, меховая аппликация и др. В период советской власти шло разрушение традиционного образа жизни. Хозяйственные реорганизации (колхозы - промхозы; организация поселков с переводом на оседлость и последующая ликвидация отдельных из них) привели к сокращению роли кетов в охоте и рыболовстве; утрачено оленеводство. Изменилась социально-профессиональная структура. 17,8% кетов - городские жители. Появилась собственная интеллигенция, часть кетов ориентирована на промысловые занятия. С развитием коммуникативных связей в быту стали преобладать городские формы ( в одежде, оборудовании и интерьере домов и др.). Сохраняются ставшие межнациональными транспортные средства( лыжи, ручные нарты, лодки) и зимняя обувь, а также отдельные орудия труда, имеющие тенденцию к сокращению из-за постепенной утраты культуры производства. Сокращение уникального производства, опыта предков, материальных и духовных ценностей приводило к деформации национального самосознания. В среде интеллигенции растет интерес к своему историческому прошлому национальной культуре. Восстановлено прерванное в 30-е годы ХХ в. преподавание кетского языка в школах. Созданы букварь и другие пособия на кетском языке. Предпринимаются меры по организации сельских музеев и культурных центров. 4. КУМАНДИНЦЫ Кумандинцы - это этническая группа северных алтайцев, проживающих компактно в Солтонском, Красногорском районах и городе Бийске Алтайского края; Турачакском районе и городе Горно-Алтайске Республики Алтай. Кроме того, дисперсно они проживают как в Алтайском крае и Республики Алтай, так и за их пределами. Алтайский край и северная часть Республики Алтай являются исторической родиной народа. По численности кумандинцев определится трудно, но исходя из переписи 1989 года в Алтайском крае более 2 тысяч, в Республике Алтай около 700 человек. Традиционное занятие коренных жителей - это охота, рыболовство, животноводство, сбор лекарственного сырья, сбор ягод, орехов, трав и т.п. Кроме того, кумандинцы работают врачами, учителям, инженерами, строителями и т.д. В городе Бийске много коренных жителей работали на лесозаводе, который занимается заготовкой леса, его первичной обработкой, а также производит готовую продукцию. Но завод в данное время работает на грани закрытия, и в связи с этим многие кумандинцы потеряли рабочие места. Кумандинцы, проживающие в сельской местности, в основном работали в колхозах, совхозах и других сельскохозяйственных предприятиях, но в последнее время и эти формы хозяйствования утрачивают деятельность и опять - потеря рабочих мест. В связи с низким профессиональном уровнем, плохой адаптацией к рыночной политике государства, невозможностью сбыта своей продукции, хищническим отношением к природе (вырубка леса, сплав древесины и т.п.), укрупнения сел, потери рабочих мест многие кумандинцы стоят на грани выживания. Общественная самоорганизация кумандинцев - это “Ассоциация кумандинского народа”. Основная цель организации - сохранить этнос, возродить и сохранить язык, осуществлять социально-культурная деятельность, защищать законные интересы народа. Алтайская краевая общественная организация “Ассоциация кумандинского народа” зарегистрирована в июне 1998 года и является правопреемником общества “Возрождения кумандинского народа”. Высшим органом организации является съезд, руководящий орган между съездами - Совет. Ассоциация проводит мониторинг по Федеральной целевой программе “Социально-экономическое развитие коренных малочисленных народов Севера до 2000 года”. К большому сожалению, программа не работает, с 1998 года не поступает финансирование. Много проблем в сфере родного языка. Дети и часть взрослого населения не знают своего родного языка. Социально-культурная работа не на высоком уровне. 5. МАНСИ Численность – 8459 человек. Язык –финно-угорская группа урало-юкагирской семьи языков. Расселение – Ханты-Мансийский автономный округ Тюменской области. Живут на Оби и ее левых притоках (с. Сосьва, Конда), ближайшие родственники хантов и венгров. Этноним манси – "человек" – самоназвание, к которому обычно прибавляют название местности, откуда происходит данная группа (сакв маньсит – сагвинские манси). Соотносясь с другими народами, манси называют себя манси махум – манси народ. С хантами их объединяет общее название – обские угры ( в отличие от венгров – дунайских угров). Устаревшее название вогулы происходит, по одной версии, от названия одного из приуральских племен вокыл (хант. выкли), по другой – от коми-зырянского вагол – иноплеменнец, дикий, невежественный. В 1989 г. мансийский язык считали родным 62,7% . Мансийская письменность с 1931 г. – на основе латинского, с 1937 г. – на основе русского алфавита, литературный язык основан на сосьвинском диалекте. Выделяются несколько этнографических групп: северная с сосьвинским, верхнелозьвинским и с тавдинским диалектами, восточная с кондинским диалектом и западная с пелымским, вагильским, среднелозьвинским и нижнелозьвинским диалектами. Язык и традиционная культура в настоящее время сохраняются у северных (сосьвинско-ляпинских) и восточных (кондинских) манси. Как этнос манси сложились в результате слияния местных племен уральской неолитической культуры и угорских племен, двигавшихся во втором-первом тысячелетии до н.э. с юга через степи и лесостепи Западной Сибири и Северного Казахстана. Двухкомпонентность (сочетание культур таежных охотников и рыболовов и степных кочевников-скотоводов) в культуре народа сохраняется и поныне. Первоначально манси жили на Урале и его западных склонах, но с появлением в тех местах коми и русских, в XI-XIV вв. переселились в Зауралье. Наиболее ранние контакты с русскими, в первую очередь с новгородцами, относятся к XI в. С присоединением Сибири к Российскому государству в конце XVI в. русская колонизация усилилась и уже в конце XVII в. численность русских превысила численность коренного населения. Манси постепенно переселились на север и восток, частично ассимилировались, в XVIII в. формально были обращены в христианство. В становлении и развитии этноса большую роль играли контакты с различными народами. В частности, прослеживаются параллели с культурами хантов (особенно северных), ненцев, коми, татар, русских, башкир и др. Традиционная культура носит типично таежный облик, хозяйство комплексное. Основными занятиями были охота и рыболовство, частично оленеводство. На Оби и в низовьях Северной Сосьвы преобладающим занятием было рыболовство. Жители верховьев рек занимались преимущественно охотой, некоторые выезжали на Обь для сезонной рыбной ловли. Охота была пушная и мясная. Пушная охота (белка, соболь) носила товарный характер. На Конде добывали бобров, оленей, лосей, боровую и водоплавающую дичь. Помимо ружей, которые появились в XVIII в., использовали луки и стрелы. Стрелы имели длину около 50 см, древко было утолщенное к верхнему концу, на нижнем конце имелась развилка для тетивы, выше прикрепляли три пера из крыльев и хвоста орла или ястреба. Железный наконечник вклеивали в древко серой и обматывали ниткой. Наконечники делали нескольких конструкций: развилкой – на уток, копьем – на медведя и выдру, узкий копьеобразный – на птиц, с неглубокой развилкой и в виде ножа – на лося, с зубцами – на рыбу. Для охоты на белку использовали тупой наконечник, не портящий шкурку. Применяли самострелы, разнообразные капканы и ловушки, на просеках натягивали сети-перевесы, в которых запутывались птичьи стаи. На путях миграции животных ставили длинную, до нескольких километров изгородь в две жерди. В изгороди оставляли проходы, иам и настораживали луки- самострелы с большими стрелами и железными наконечниками в виде ножей. Чтобы отбить запах человека, лук натирали пихтовыми ветками. Лось задевал насторожку, стрелы спускались и зверь становился добычей охотников. В проходах делали также "подрези" – настороженные балансирующие жерди с ножеобразным острием, ранившие животных при проходе. Для рыбной ловли существовали различные ловушки, заграждения-запоры и сети. В верховьях Лозьвы, Северной Сосьвы и Ляпина, там, где часть северных манси могла летом в горах выпасать оленей, их основным занятием являлось оленеводство. Оленей было немного и их использовали преимущественно в транспортных целях. Поселения (пауль) были постоянными (зимние) и временными сезонными (весенние, летние, осенние). В них обычно насчитывалось до десяти домов с постройками, располагавшихся по берегам рек. Как правило селения находились на расстоянии дня езды одно от другого. Основной тип жилища – срубный дом с двускатной крышей, часто без фундамента. В постройках, находившихся возле воды, делали фундамент из 2–4 бревен. В низких местах срубы ставили на столбы-сваи. Крышу покрывали жердями, досками, бревнами или берестой, иногда засыпали землей или покрывали дерном. По краю крыши устраивали водосточный желоб из выдолбленного дерева, нередко заканчивавшийся резной головкой зверя. Вход в жилище обычно очень низкий находился во фронтонной стене, обязательно обращенной к реке. Жилище отапливалось и освещалось очагом-костром или чувалом, окно почти всегда находилось в боковой стене дома напротив чувала. В качестве временных жилищ использовали каркасные постройки из жердей и коры, берестяные или крытые шкурами чумы. Для хранения имущества и съестных припасов служили наземные и свайные амбары, а также навесы- помосты на столбах. В стороне от жилища ставили глинобитные с остовом из жердей печи для выпечки хлеба. Для проведения собраний и праздников строили общественные здания размером больше, обычных. Для беременных и рожениц полагались специальные постройки (мань кол –"маленький дом"). В труднодоступных местах в лесу ставили священные амбарчики, в них хранили изображения предков. Традиционная женская одежда – платье на кокетке, халат хлопчатобумажный или суконный, зимой сахи – двойная меховая шуба. Одежда была богато орнаментирована бисером, аппликацией, цветным сукном и меховой мозаикой. Большой платок с широкой каймой и бахромой, сложенный неравным треугольником, носили наброшенным на голову и плечи, со свободно свисающими концами на груди. Концом платка женщина (как и у хантов) закрывала лицо в присутствии мужчин – старших родственников мужа (свекре, старшем брате, дяде и др.) или зяте (обычай избегания). Мужчины надевали рубахи, по покрою похожие на женские платья, штаны и пояса, к которым подвешивали мешочки и футляры с охотничьим снаряжением. Верхняя одежда из сукна или оленьих шкур – глухая с капюшоном (малица, гусь). В сильные морозы поверх малицы надевали парку глухого покроя из шкурок телят оленя, мехом наружу. Капюшон парки обычно украшали оленьими ушами с прикрепленными к ним кисточками из разноцветного сукна. Лузан – мужская охотничья одежда – представляет собой прямоугольный кусок кожи на войлочной подкладке с круглым вырезом посредине для головы. Зимнюю обувь (ерн вай – "ненецкая обувь") длиной выше колен шили из камусов мехом наружу и украшали меховой мозаикой и полосками сукна. Короткую обувь (няра) шили из продымленных лосиных, оленьих, конских камусов или кожи, а верхнюю часть оторачивали сукном, подошвы выкраивали из прочных и не скользящих "щеток" и шкуры, снятой со лба оленя. Няры надевали на толстый, длинный чулок (вай) из сукна, брезента или ровдуги, либо вязаный из цветной шерсти по образцу коми-зырянского, кожаные украшали аппликацией из ткани или бисером. Летом мужчины и женщины носили ровдужные или меховые сапоги с подошвой из лосиной кожи. Традиционной пищей служили рыба и мясо. Рыбу ели сырой, вареной, мороженой, вяленой, копченой, сушеной. Из внутренностей рыбы вытапливали жир, который употребляли в чистом виде или смешивали с ягодами. Мясо промысловых животных (преимущественно лося), боровую и водоплавающую дичь вялили и коптили. Домашних оленей забивали в основном по праздникам. Чернику, черную смородину, черемуху, морошку, бруснику и клюкву заготавливали впрок. У манси существовало деление на две экзогамные половины (фратрии) Пор и Мось, существовали также генеалогические (генеалогия – родословная) тотемические группы, близкие родовым, но отличающиеся от них характером экзогамии. Семьи были большими (из нескольких брачных пар) и малыми (из одной пары), брак патрилокальный (от лат. pater – отец, locus – место, когда жена уходила в группу мужа), сохранялись также явления пережиточной матрилокальности (от лат mater – мать, locus – место: какое-то время муж мог жить в семье жены). Система религиозных представлений в целом традиционна – это вера в существование у человека нескольких душ: пяти – у мужчин, четырех – у женщин. Душа как жизненная субстанция представляется по-разному: как тень, дыхание, призрак-двойник или дух человека. Одна из душ (ис, ис- хор), душа-тень, могильная душа, идет в могилу после смерти человека, но может и покинуть тело умершего, вернуться в дом и увести с собой живую душу. Согласно верованиям, загробный мир находится на севере, вниз по реке. Вторая душа ("уходящая вниз по реке") представляется в виде птицы, комара и будто бы живет в голове людей, покидая во время сна. Если она долго не возвращается, человек теряет сознание, заболевает, а затем умирает. Чтобы удержать душу, больному делают татуировку в виде птицы (трясогузки, синицы, ласточки, сороки, кукушки) на руке или плече. После смерти эта душа называется урт. Третья, "сонная душа" (улэм ис) представляется также в виде птицы (глухарки). В отличие от первых двух, она живет в лесу и лишь на время сна прилетает к человеку. Ее долгое отсутствие приводит к бессоннице. На спинке колыбели ребенка изображали ее вместилище – птицу сна (улем уй), чтобы малыш хорошо спал. Четвертая душа (лили) живет в волосах и, если покидает человека, он становится усталым, бессильным, робким. С этим представлением связан известный по фольклорным источникам обычай скальпирования врагов. Манси верят, что после смерти человека четвертая душа может возродиться в новорожденном. Для нее еще до похорон делают особое вместилище в виде небольшой деревянной или металлической куклы, в прошлом зооморфного (звероподобного) облика, в зависимости от тотемной принадлежности умершего. Такая кукла является как бы заместителем умершего на этом свете. Сакральное (священное) значение чисел пять и четыре (по числу душ) проявлялось во многих других обрядах: в сроках хранения "вместилищ душ", днях траура, числе жердей, положенных поверх берестяного покрытия на могиле, в обряде медвежьего праздника и т.п. Мифологическая картина делит мир манси на три яруса. На Верхнем располагается Торум, олицетворение неба, первопричина добра. На Среднем ярусе – земле – живут люди. Нижний ярус – подземный мир темных и злых сил. Создание человека связывается с Калтащ эквой – Матерью Землей – женой или сестрой Торума, матерью его сыновей. Она прогневила Торума и была сброшена им на землю. С тех пор ей поручено следить за родами и давать душу новорожденному ребенку, назначать кому и сколько жить, следить за здоровьем и судьбой людей. Сестры и братья Торума: богиня Солнца Хотал эква, бог Луны Енхп анчх (Этпос ойка), богиня Огня Най эква., хозяин Нижнего яруса Куль Отыр (носитель зла)., Младший (седьмой) сын Торума Мир Сусне Хум – "За миром смотрящий человек", – покровитель людей, посредник между ними и богами, которого часто призывают шаманы. Его зооморфный облик – гусь. В то же время Мир Сусне Хума часто представляется как всадник на белом коне. Отсюда и распространенный у манси обряд жертвоприношения коня как один из элементов поклонения этому божеству (что свидетельствует о южном происхождении культа). Остальные сыновья Торума являются тотемными божками. Почитаются также духи-хозяева долин, лесов, рек и озер. Обычно это духи-предки, от которых зависит благополучие местных жителей. Наиболее известным празднеством у манси, как и у хантов, является медвежий праздник. Многие торжества приурочены к датам православного календаря. Из весенних праздников наиболее значителен Урине хотэл эква – Вороний день, отмечающийся на Благовещенье (7 апреля). Считалось, что в этот день ворона приносит весну, выступает покровительницей женщин и детей. Этот праздник связан со стремлением к воспроизводству жизни, благополучию семьи, в первую очередь детей. В конце мая – начале июня отмечали дни рыбаков, включавшие соревнования на лодках, разжигание костра, жертвоприношения, совместные трапезы, шаманские камлания с целью выяснения, в какое время появится рыба и в каких местах ее лучше ловить. С охотничьим промыслом, особенно с началом пушной охоты, связаны осенние праздники, в первую очередь Покров (14 октября). У оленеводов наиболее почитаем был Ильин день (2 августа), совпадающий с окончанием линьки у оленей. В богатом мансийском фольклоре жанры делятся на священные и обыденные. К первым относятся мифологические сказки и предания, рассказывающие о сотворении мира, мифологические "медвежьи песни" ("Пу апи-арых", "Уй- эрыг"), исполняемые на медвежьем празднике, заклинания, молитвы- заговоры, исторические сказания. Героические и исторические сказания иногда выделяются в особую группу (таргын-мойт). Отдельный жанр составляют рассказы о фратриях Пор и Мось и их мифологических предках. Пограничное положение среди сакральных жанров занимают рассказы типа быличек и бывальщин о встречах с духами – менквами и мис, духами воды (Вит-хон) и леса (Кумпэ-ленг). Священные жанры чаще всего исполнялись после захода солнца, преимущественно поздней осенью и зимой, их исполнение обычно было приурочено к праздникам и ритуалам. Музыка представлена обрядовыми песнопениями и инструментальными наигрышами медвежьего праздника, шаманских ритуалов, а также повествовательными лирическими и эпическими жанрами. Генетически она родственна музыке хантов и тесно взаимодействует с музыкой тундровых ненцев, коми-зырян, сибирских татар и русских. В жанровой системе центральное место занимает музыка медвежьего праздника – йалпын хотал – северный стиль и йал`пэн хэтэл – южный стиль, включающая ритуально-обрядовые песни, наигрыши, танцы, театрализованные сцены. В первую половину ночи исполняются сакральные песни о медведе и мансийских богах: начальная песня-гимн для "пробуждения" медведя; призывная песня, обращенная к родовым духам и богам; "звериная песня", – песенная галерея мансийских тотемов; "танцы духов", представляющие мифологические образы в песнях и пантомимах. Вторая половина ночи включает театрализованные сценки с песнями и танцами, составляющие профанный (обыденный) ряд действа. Последняя ночь медвежьего праздника – кульминация священнодействия. Здесь поются "тайные песни богов", при их исполнении женщины и дети удаляются из дома. В перерывах же между песнями медвежьего праздника звучат обрядовые наигрыши на цитре или арфе, которые повторяют мелодию исполненной песни, либо "перестраивают" слух участников на новый мелодический лад. Шаманская музыка (кайне эрыг – северная, кайх ерэй – южная) является персональной формой музыкального общения с духами. Шаманские напевы сопровождаются ударами в бубен. Эпическая (повествовательная – от слова эпос) музыка включает: мифологические песни о возникновении мира, богов, людей и героические песни – о подвигах героев племени, песенные вставки в сказках. Мелодии эпических песен могут сопровождаться игрой на цитре, арфе и смычковой лютне. Лирическая музыка представлена личностными песенными импровизациями, танцевальными жанрами и наигрышами. 6. НАНАЙЦЫ Нанайцы относятся к южной ветви тунгусо-манчжурской группы. Их численность составляет 12 000 человек. Основная масса нанайцев живет на территории Хабаровского края (в Нанайском, Ульчском, Солнечном, Комсомольском и других районах), а также в Приморском крае и Сахалинской области. Самоназвание - нанай - означает “человек Земли”. Как и все другие народы, нанайцы имеют свой родной язык. В основу нанайского языка положен найхинский диалект. Он занимает срединное положение между верхнеамурским и нижнеамурским диалектами. А традиционное верование - шаманизм. Основные занятия моего народа - рыболовство и охота. Кроме того, занимались сбором дикоросов, домашним производством, а с XIX века - огородничеством и домашним животноводством. Нанайцы употребляют в пищу продукты рыболовного промысла. Известно несколько видов обработки рыбы для длительного хранения: вяление, замораживание, соление, копчение, квашение. Мясная пища у нанайцев тоже распространена. Едят в сыром виде мозг костей, печень, ноздри и некоторые другие части добытых животных. Из разделанной туши зверей отбирали мясо для вяления, копчения и соления. Остальное мясо варили и жарили на костре. А из рыбьих, оленьих, лосиных кож и шкур и из других материалов изготавливали национальную одежду. У нанайцев тип одежды зависит от пола, сезона и назначения (повседневная, праздничная, промысловая, свадебная, погребальная, ритуальная). Возрождаются культура, язык нанайцев в Нанайском, Комсомольском районах, где созданы общественные организации и Ассоциация. Стали выходить книги, учебники на нанайском языке, есть музеи. Проводятся фестивали, праздники. Все это важно сохранить и развивать не только в этих районах, но и в других, где проживают нанайцы. Есть у моего народа нерешенные вопросы, один из них - это вопрос о земле, о территориях традиционного природопользования. 7. НЕГИДАЛЬЦЫ Негидальцы относятся к тунгусо-маньчжурской группе. Их численность в Российской Федерации 622 человека, в Хабаровском крае насчитывается 502 человека. Говорят на негидальском языке, имеющем 2 диалекта: низовской и верховской, первый имеет много общего с языком ульчей, орочей, нанайцев; во втором заметно влияние эвенков. Традиционное верование - анимизм, шаманизм. Этническая основа и исторические пути негидальцев тесно переплетались с историей живших по соседству нивхов, ульчей, нанайцев, эвенков. Негидальцы были исконными рыбаками и охотниками. У верховских негидальцев рыболовство и охота дополнялись оленеводством (основное отличие от низовских). Однако их нельзя приравнять к кочевникам - оленеводам (эвенкам), так как они пользовались оленями только в транспортных целях и вели оседлый образ жизни. Для рыболовства пользовались заездками, небольшими неводами, сетями, крючками, удочками, острогами. Каждая семья делала для себя большие запасы сушеного лосося - юколы. Использовали и кожу рыб разных пород для изготовления одежды, обуви, бытовых поделок. Женщины умели выделывать шкуры и кожи, шить из них одежду и обувь, украшать их затейливым тонким орнаментом, изготовлять утварь из бересты. В конце XIX века в рацион негидальцев входит картофель, который они выменивали на рыбу у живших по соседству русских. Постепенно некоторые низовские негидальцы сами начали сажать картофель. Современные негидальцы проживают в основном в Ульчском районе и районе им. Полины Осипенко. Жизнь их не отличается от других народов. Все находятся в одном положении, но при этом внутреннее содержание в характере негидальцев несколько отличается. Имеют приусадебное хозяйство, содержат крупный рогатый скот, свиней, птиц, имеют приусадебные участки, сажают овощи. На зиму заготавливают впрок консервы. Только горько осознавать, что со временем может исчезнуть с лица земли такая национальность, как негидальцы, их язык, культура, и очень хочется, чтобы на местах были инициативные люди и делали все возможное для создания среды обитания негидальцев. Восстановить, воссоздать на местах начиная с ясельного и садовского возраста родной язык. Какая форма? Вариантов много. Да хотя бы привлечь тех людей, которые могут говорить на своем языке, которые могли бы создать частные детские сады. Обратиться к этнографам с просьбой о создании своей письменности и букваря, художественной литературы. 8. НГАНАСАНЫ Численность – 1278 человек. Язык – самодийская ветвь уральской семьи языков. Расселение – Таймырский (Долгано-Ненецкий) автономный округ Красноярского края. Самый северный народ нашей страны, живущий в таймырской тундре, севернее 72-й параллели. Подразделяются на западных или авамских нганасан, с центрами в пос. Усть-Авам и Волочанка, и восточных или вадеевских с центром в пос. Новая. Термин "нганасаны" введен в 1930-е гг. и образован от нганаса – "человек, мужчина", самоназвание – ня – "товарищ". В дореволюционной литературе они известны по названию их наиболее многочисленных групп как тавгийские, авамские, вадеевские самоеды или просто самоеды. Нганасанский язык признают родным 83,4% нганасан, русским языком пользуются 56,8%. Различаются авамский и вадеевский говоры. Анализ археологических данных дает основание полагать, что нганасаны сложились на основе древнего палеоазиатского населения Таймыра, неолитических охотников на дикого северного оленя, смешавшегося с самодийскими и тунгусскими племенами. В XVII в. в состав нганасан входили различные по происхождению группы (пясидская самоядь, кураки, тидирисы, тавги и другие) и вплоть до второй половины XIX в. в эту общность включались новообразованные долганские роды. Контакты с русскими начались в XVII в., когда мангазейские казаки, стоявшие в остроге Мангазея, стали собирать дань с "тавгийской самояди". Ясак платили ровдугой. Главные традиционные занятия – охота, оленеводство, рыболовство. Хозяйственная деятельность носила сезонный характер. Счет времени по нганасанскому календарю велся по лунным месяцам китеда. В течение солнечного года проходило два года ху – летний и зимний. Основная охота приходилась на летне-осенний период (с июля по ноябрь). Диких оленей добывали поколками на маршрутах кочевания и у переправ. В августе-ноябре охотники подстерегали стадо оленей на переправе, давали им войти в воду, заплыть достаточно далеко от берега и кололи копьями между ребер, чтобы они еще некоторое время могли проплыть и приблизиться к берегу. Другие охотники находились внизу по течению реки и подбирали убитых животных. Зимой оленя криками загоняли в сети, а также в загороди – сходящиеся ряды кольев. Существовала и индивидуальная охота – с оленем-манщиком, с собакой, с маскировочным щитком (лофо), из укрытия, с нарт и т.д. Гусей добывали во время линьки: на лодках окружали птиц и гнали их к берегу, где были установлены сети (депту бугур). На уток и куропаток тоже расставляли сети. На песцов настораживали каменные пасти (фала денгуй), зайцев ловили петлями. Нганасаны бережно относились к природе. Во время выведения животными потомства охота регламентировалась обычаем (карсу), запрещавшим убивать самок зверей и птиц во время беременности и выхаживания детенышей. Основным оружием были копье (фонка), лук (динта) со стрелами (буди), нож (кюма), а с XIX в. широкое распространение получило огнестрельное оружие. Рыбу ловили сетями (кол бугур), железными крючками (бату), костяными спицами (федир). Оленеводство носило транспортный характер и было подчинено основному занятию – охоте на дикого оленя. Приучать животных к езде начинали на третьем году жизни. Для перекочевок за стадом дикарей каждой семье требовалось не менее 40-50 голов домашних оленей. Забой домашних оленей допускался лишь в исключительных случаях – при голоде, травмах или болезнях животного. Нганасанские олени не очень сильны, низкорослы, но выносливы и способны быстро восстанавливаться после истощения. Существовало более 20 слов для обозначения животного в зависимости от возраста, внешнего вида (ветвистости рогов), использования. Считали, что лучшие транспоротные олени – яловые важенки (бангаи). Стада насчитывали 2-2,5 тыс. голов. Метили их тамгой (клеймом, знаком собственности) на шерсти или фигурным вырезом на ушах. Нарты, в зависимости от назначения, были разных типов. Ирянка – легкие ездовые, обычно трехкопыльные. В них запрягали двух-трех оленей. Весной, когда животные сильно истощены, могли запрягать четыре-пять оленей. На такой нарте чаще ездили мужчины, поэтому с правой стороны к ней привязывали чехол для оружия. Инсюдаконто – женские трех- или пятикопыльные нарты – имели спинку и передок, сверху – меховой полог, который защищал голову и спину при сильных морозах. Кунсыбы`э – грузовые нарты, на которых вещи укрывали полотнищем (фантуй) из оленьих камусов. Существовали специальные нарты для перевозки шестов (нгююся) и нюков (оленьих покрышек) для чума, постелей, дров, лодок. Стойбища нганасан располагались на невысоких холмах, внизу между холмами находились олени. Осенью жилища устраивали недалеко от рек так, чтобы охотники в темноте могли вернуться с промысла вдоль русла. Весной зимние вещи, нюки укладывали на нарты, покрывали продымленной, не пропускающей влагу оленьей шкурой и оставляли в тундре до следующей зимы. Традиционное жилище – конический чум (ма) по конструкции близок к ненецкому. Размер его зависел от количества живущих в нем людей (обычно от одной до пяти семей) и колебался в среднем от 3 до 9 м в поперечнике. Остов чума состоял из 20-60 длинных жердей, которые расставляли в виде конуса и покрывали нюками. Для летнего чума использовали старые, износившиеся нюки, которые укладывали в один слой, зимой употребляли двойные. Дверь делали из двух сшитых мездра к мездре (изнанка шкуры) оленьих шкур. Открывалась дверь в зависимости от направления ветра – справа или слева. Зимой снаружи чума насыпали завалинку (токеда), служившую заслоном от ветра. В центре чума, напротив входа, располагался очаг (тори), над которым подвешивали крюки для чайников и котлов. В верхней части чума оставляли отверстие – дымоход. За очагом – "чистое место" (сиенг), куда запрещалось ступать женщинам. Места для женщин (бату) располагались у входа, здесь же укладывали домашнюю утварь. Правая от входа сторона была жилой, в левой – помещали гостей и хранили хозяйственные предметы. Пол застилали циновками из тальника (тола) и досками (лата). На спальных местах поверх досок и циновок укладывали сначала невыделанные шкуры, а затем выскобленные подстилки (хонсу). На ночь над спальными местами опускали полог так, чтобы его можно было подоткнуть под подстилку. После ночи полог снимали, тщательно выбивали, свертывали и укладывали под нюк. С 1930-х гг. в качестве жилища входит в употребление балок – прямоугольный возок на полозьях с остовом, крытым оленьими шкурами или брезентом. Традиционная одежда изготавливалась из оленьих шкур. Мужской костюм состоял из глухой двойной малицы (лу), сшитой из белой оленьей шкуры и отороченной белым мехом собак, которых разводили специально для этого. В мороз в дорогу поверх малицы надевали сокуй (хиэ) с капюшоном, с высоким султаном из меха надо лбом. Женская одежда состояла из ровдужного комбинезона (фоние) с нашитыми на груди металлическими бляхами-лунницами (бодямо) и распашной парки (лифарие). Вместо капюшона женщины надевали шапку-капор (сьму) из белой шкуры оленя с опушкой из черного собачьего меха. Одежду украшали аппликацией в виде геометрических орнаментов (мули), по которым определялось, к какой социальной или возрастной группе относится ее обладатель (мужчина, женщина, ребенок, девушка, замужняя женщина, мать, сильный шаман и т.д.). Украшение одежды – трудоемкий процесс, поэтому аппликации спарывали со старой одежды и использовали несколько раз. Обувь (файму) шили из белых камусов, подошвы – из оленьих лбов или подстриженных лесенкой (чтобы не скользили при ходьбе) камусов. Она не имела выема в подъеме, представляя собой как бы цилиндрический чехол. Надевали ее поверх меховых чулок (тангада). У женской обуви более короткие голенища. Мужчины вместо штанов носили ровдужные или меховые натазники (нингка), поверх них – пояс с кольцами на боку, к которым привязывали голенища обуви, а также подвешивали огниво (тууй), нож в ножнах, футляр для курительной трубки, кисет. Весной для защиты глаз от слепящего света носили снеговые очки (сеймекунсыда) – костяную или металлическую пластину с прорезью на кожаных ремешках. Волосы и женщины, и мужчины заплетали в две косы, смазывая оленьим жиром. В косы вплетали металлические подвески (няптухяй). Основу питания составляло оленье мясо. В пищу употребляли все части туши, не исключая утробного плода и содержимого желудка (тайба). Летом и осенью женщины заготавливали мясо впрок. Вяленое мясо (тириби) развешивали длинными полосами (лентами) на вешалах (чиедр) – нартах, поставленных друг на друга, – затем резали на мелкие кусочки, смешивали с жиром и еще раз вялили на разостланных шкурах. Зимой замораживали оленью кровь и по мере надобности откалывали куски для приготовления похлебки (дяма). Сосудами для хранения жира служили снятая целиком шкура теленка, пищевод и желудок оленя, плавательный пузырь и кожа кунжи. Мясо, жир, рыбу нганасаны оставляли иногда осенью в тундре в ящиках изо льда. Употреблялись также мясо гусей, куропаток, песцов, зайцев, снежного барана и птичьи яйца. Рыбу (чира, муксуна, кунжу, нельму) ели в сыром, замороженном, вяленом виде. Вяленую рыбу – юколу (фака) готовили почти таким же способом, как оленье мясо, хранили в мешках. Зимой ели строганину. Хлеба нганасаны раньше почти не употребляли. Пресные лепешки из покупной муки (кириба) считались лакомством. Среди любимых блюд были также чирима кириба – лепешки из муки с икрой и чириме дир – сало, сваренное с икрой. Из привозных продуктов пользовались чаем и табаком. Авамские нганасаны делились на пять патрилинейных родов, вадеевские – на шесть. Руководителями рода были старейшие люди, которых позже выбирали в "князцы". "Князцы" представляли свой род перед русской администрацией. В их функции входил сбор ясака, разбирательство правонарушений. Среди членов рода и между дружественными родами был распространен обычай взаимопомощи. Нетрудоспособных членов обедневшей семьи отдавали на прокорм в зажиточные хозяйства. Места традиционного кочевания и поколок были закреплены за группами из шести-семи родственных семей и считались собственностью рода. Границы этих территорий тщательно соблюдались. Запрещались браки между родственниками по обеим линиям до третьего поколения. Выплата калыма или отработки за невесту были обязательны. Распространен был левират. Случаи многоженства – редки и встречались в основном среди зажиточных людей. Нганасаны верили в сверхъестественных существ нгуо – добрых духов всевозможных явлений природы (неба, солнца, земли и др.). К ним относились также коча – духи болезней, дямады – духи-помощники шаманов, баруси – однорукие и одноглазые чудовища. Все явления считались порождением Матери Земли (Моу-нэмы), Матери Солнца (Коу-нэмы), Матери Огня (Туй-нэмы), Матери Воды (Бызы-нэмы), Матери Дерева (Хуа-нэмы) и т.п. Почитались также родовые и семейные покровители (койка) – в виде камней, скал, деревьев, антропоморфных или зооморфных фигур и т.п. У духов-покровителей испрашивали удачи на охоте, излечения от болезни и пр. Почти у каждой кочевой группы был свой шаман, который общался с миром духов и просил обеспечить людям здоровье, счастье и благополучие. Важное место занимал праздник "чистого чума" (мадуся), проводившийся после окончания полярной ночи. Он обычно длился от трех до девяти дней. Иногда вместо праздника "чистого чума" устраивался праздник прохождения через "каменные ворота" (фала-футу). В течение трех дней шаман проводил камлания, и в завершение все присутствующие трижды проходили через специально устроенный каменный коридор. Во время летнего солнцестояния проводился праздник Аны`о-дялы, которым руководила самая старая женщина, а молодежь в это время устраивала игры и состязания (метание копья, накидывание аркана и т.п.). Декоративное искусство нганасан представлено гравировкой по мамонтовой кости, инкрустацией и штамповкой по металлу, окраской кожи и узорным шитьем подшейным волосом оленя. Фольклор нганасан стал изучаться с конца 20-х годов нашего века. В эпических сказаниях (ситтабы) воспеваются подвиги богатырей. Ситтабы – длинные ритмизованные сказания, которые исполняли в долгие зимние вечера певцы-сказители. Слушатели наделяли их магической силой. Герои богатырского эпоса богаты и обладают сверхъестественными способностями. Все остальные повествовательные жанры фольклора прозаичны, называются дюруме – "вести", "известия". Самая большая группа дюруме – рассказы с сюжетами о хитреце Дяйку или Оелоко (Оделоко), о великанах-людоедах (сиге), о смешном Ибуле. Среди малых жанров фольклора распространены иносказательные частушки (кэйнэйрся), загадки (тумта), поговорки (боду). Мифологические предания, как и у многих народов, почитаются достоверными рассказами. В них излагаются мифы о создании мира, возникшем по воле "Матери всего, имеющего глаза" и "Бога земли" Сырута- нгу, сын которых, человек-олень, становится первым обитателем земли и покровителем людей. В преданиях переплелись как реальные взаимоотношения нганасан с ненцами, русскими, долганами, эвенками, так и мифические представления о неведомых "безголовыхІ и "волосатыхІ людях. Музыка сохранилась в наиболее древних формах фольклорного музицирования и генетически родственна музыке ненцев, энцев и селькупов. Ее жанровая система представлена песенными, эпическими, шаманскими, танцевальными и инструментальными традициями. Песенная традиция основана на принципе персонального сочинительства напевов, нередко импровизации. Практически у каждого певца имеется несколько личных мелодий-песен (балы). Детские песни (н`уона балы) создаются родителями для детей, которые по мере взросления разучивают их и поют как собственные именные песни. Колыбельные песни (л`андырсипса балы) являются семейной традицией и передаются по женской линии, как и песни-баюкания (н`уо л`антеры). У взрослых популярны лирические иносказательные песни (кэйнэйрся ~ кайнаруе). Традицию поэтико-певческого состязания-диалога представляют сказания (сита би), которые поются на персональные мелодии главных героев и являются своего рода исторической энциклопедией нганасанских напевов. Круговые танцы сопровождаются горлохрипением на вдохе и на выдохе (нарка кунты). В целом звукоподражания голосам зверей и птиц занимают важное место и включены в музыкальную ткань эпических и лирических напевов, шаманского обряда. Мелодии шаманских песен (нада балы), по представлениям нганасан, принадлежат различным духам (д`амада) и чередуются в процессе многочасового камлания: шаман запевает, а один или несколько помощников ему подпевают. У каждого шамана имеются ритуальные песни, соответствующие различным этапам обряда: набатачио балы – созывание духов; хоситапса балы – гадание; нантами балы – обращение-просьба к духам. Шаманские обряды звучат под аккомпанемент бубна (хендир) или посоха с колокольчиком (чире). Иногда пение шамана сопровождают удары палочкой с позвонками (хета`а), которую обычно используют для ударов по бубну, но иногда и в качестве самостоятельной погремушки. Большинство подвесок-погремушек на костюме и других атрибутах шамана изображают духов (койка) и имеют соответствующую форму: н`уоны – гагары, кокэры – журавля, денкуйка – лебедя, чедо – луны и др. Подвески-погремушки, имеющие форму кольца с нанизанными трубочками (д`аптудо), пришиваются на детской одежде в качестве звукового оберега. По дуге над колыбелью (каптыси) скребли палочкой либо трубочкой, успокаивая ребенка и одновременно аккомпанируя колыбельной песне. Жужжалка (сани херы) и вращаемая завывалка (биахеры), которые сейчас известны как детские игрушки, в прошлом были ритуальными. 9. НИВХИ Нивхи - небольшой народ, населяющий районы Дальнего Востока: остров Сахалин и бассейн Нижнего Амура. Вплоть до 30-х годов в литературе нивхов называли гиляками. Под этим именем они были известны и соседним народам. Слово “гиляки” на тунгусо-маньчжурских языках означает “люди, передвигающиеся при помощи парных весел на больших лодках”. Сами себя они называют нивхами, что означает “человек”. По территориальному признаку нивхи делятся на две группы - островную (сахалинскую) и материковую. На Сахалине нивхи жили на всей территории острова, теперь, главным образом, занимают северную его часть. Материковые нивхи населяют нижнее течение Амура, побережье Амурского лимана, Татарского пролива. Хозяйство нивхов было комплексным и носило в основном промысловый характер. Видами промысла, которые определяла окружающая среда, были рыболовство, морской зверобойный промысел и охота. Наряду с этим нивхи также занимались собирательством и животноводством. Эти занятия и составляли материальную основу их жизни. В комплексном занятии нивхов особое место занимает промысел рыбы; первостепенное хозяйственное значение имел промысел лососевых пород. Нивхские рыбаки в результате многовековой практики изучили водоемы своих районов и рыбные ресурсы этих вод, а также особенности миграции лососевых рыб. Как исконные рыболовы они достигли в этом известной степени совершенства. По течению рек, по метеорологическим условиям нивхи определяли, вдоль какого берега пойдет больше рыбы. И на основе своих предположений они строили в этих местах заездки и располагали рыболовецкие станы. Важное место в хозяйстве нивхов занимал зверобойный промысел. Практически эта отрасль имела для нивхов такое же значение, как и рыболовство. Она давала жир и мясо, корм собакам, шкуру для одежды и обуви, кожу и так далее Продукты охотничьего, морского зверобойного промысла были существенным подспорьем в хозяйстве. Нивхи широко пользовались дарами природы - леса и моря. Растительные продукты: ягоды, орехи, травы, водоросли и моллюски, вносили существенное разнообразие в рацион питания. Собаководство было древней отраслью нивхов. Собак использовали как транспорт на охоте. Собак приносили и в жертву. В результате многовековой практики нивхи выработали систему биологического отбора лучшей породы, систему дрессировки и свой тип упряжки. Жили нивхи родами. Род являлся основной самоуправляющейся ячейкой. Высшим органом самоуправления нивхов являлся Совет старейшин. Представляет особый интерес духовная жизнь нивхов. Сохраняя первоначальное мировоззрение на природу, создавая ее культ, нивхи в процессе длительного исторического развития сумели создать свое изобразительное искусство, представляющее довольно высокую художественную ценность. Нивхи были творцами оригинального духовного мира, различных жанров устного народного творчества, красочного орнаментального искусства, несомненных признаков культурного прогресса. До середины XIX века нивхи оставались вне влияния какой-либо государственной власти. Поэтому все о чем что было написано выше, использовалось в прошлом. В результате колонизации нивхских земель Россией, варварской и уничтожающей политикой советского периода все, что было создано многовековыми деяниями нивхов, уничтожено. Сегодня Россия стала демократическим государством, но положение нивхов, как и других малочисленных народов Севера, не становится лучше, потому что Россия хоть и стала на путь демократии, но до сих пор не хочет признавать, что коренные народы в соответствии с международными правами имеют право на самоопределение, на землю. В силу этого права они свободно могут определять свои взаимоотношения с властью, свободно осуществлять свое экономическое, социальное, культурное и духовное развитие, а также свободно выбирать формы самоуправления в соответствии с их историческими традициями. 10. ОРОКИ Численность – 190 человек. Язык – тунгусо-маньчжурская ветвь алтайской семьи языков. Расселение – Сахалинская область. Ульта – народ на острове Сахалин. Самоназвание – уйльта, ульча, ольча (возможно, от ула – олень). Айны, их южные соседи, называют их ороко, орокхо, нивхи – оронгта, орнышку. Этнонимы нани, наннени – "местный человек" считались маньчжурскими; этноним ороки, как и орочи, орочоны – от оро (олень) указывал на главное занятие этих народов. Сейчас зовут себя ульта. Возможно с середины XIX в и ранее, в языке существовал южный говор, отличный от северного, письменность отсутствует. В 1989г. орокский язык считали родным лишь 44,7%. По данным археологии, лингвистики, этнографии, ороки — наследники общего с приамурскими этносами древнего субстрата (от лат. sudstratum – основа), вобравшего в себя разные по происхождению элементы. К середине XIX в., а возможно, и много ранее, сформировались две территориальные группы: одна из них, северная, заселяла срединную часть северного Сахалина, а другая, южная, включала 12 селений ороков, находившихся в южной части острова среди айнов, от залива Терпения до залива Анива. На острове Хоккайдо также проживает очень небольшая группа южных ороков. В формировании культур обеих групп многое зависело от их контактов с другими аборигенными народами – нивхами, айнами, амурскими народами и др. Начиная с середины XIX в., для добычи уникального местного соболя на Сахалин ежегодно приезжали жители Нижнего Амура, поддерживавшие с ороками давние связи, вплоть до совместно организуемой охоты. Некоторые амурские охотники оставались на Сахалине, создавали с орокскими женщинами семьи. В тот же период северная группа переселилась на Амур, в район, где проживали ульчи. Хозяйство народа имело комплексный характер. Северные занимались оленеводством, охотой, рыболовством, морским зверобойным промыслом. Оленеводство имело транспортное направление. Оленей доили. Каждая семья держала 20-30 оленей (вьючных, верховых или запрягаемых в нарты). Зимой отправлялись на оленях в тайгу, охотились с луками, копьями, позже с огнестрельным оружием на медведя, северного оленя, с петлями на соболя, с давящими ловушками (капира, нангу) на мелких зверей, с самострелом (дэнггурэ) на лисиц. С наступлением весны перебирались на оленях на восточное побережье Сахалина, жили здесь до осени. Промышляли нерпу, сивуча, ларгу, др., а также рыбу, прежде всего лососевых. Морского зверя добывали гарпунами (пара) с костяной головкой и железным вкладышем, а также острогами (дарги) с очень длинными – до 15 м древками и "рулем" – насадкой (лаху) на переднем конце. С конца XIX в. в морском промысле стало широко применяться огнестрельное оружие. Для лова рыбы, особенно лососевых, пользовались разнообразными сетями (адули), неводами (кэрэку) строили запоры-за




Нажми чтобы узнать.

Похожие:

Малые народы России iconДокументы
1. /Word_2010_ПЗ_ь5_Народы_России.pdf
2. /Народы...

Малые народы России iconМалые народы России
Ительмены один из древнейших, но, к сожалению, малочисленных народов Севера. Анализ археологических раскопок на Камчатке показал,...
Малые народы России icon1. Введение
Она показала, что общая беда может соединить людей, независимо от их общественного статуса, будь то крестьянин, или дворянин. Русские...
Малые народы России icon1. История России
Угрофинские, финские, прибалтийские и балтийские народы, чуваши жили на территории современной России. Через территорию России проходили...
Малые народы России iconГрафик занятий по курсу «высшая математика часть 2»
Бесконечно малые и бесконечно большие функции. Эквивалентные бесконечно малые. Односторонние пределы
Малые народы России iconНароды России в Гражданской войне

Малые народы России iconПрограмма по истории россии история Отечества с древности до конца XV в. Народы и государства на территории нашей страны в древности
Народы и государства на территории нашей страны в древности. Древние люди на территории нашей страны. Города-государства Северного...
Малые народы России iconУрок изобразительного искусства 4 класс «Школа России» Тема урока «Все народы воспевают материнство»

Малые народы России iconДокументи
1. /Тесты- Народы, религии России.doc
Малые народы России iconПрограмма дисциплины этнология Цикл гсэ специальность: 02. 07. 00. История
Охватывают чаще всего малочисленные народы, давно живущие в иноэтническом окружении; народы, вынужденные встать на путь миграций;...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы