Вера, наука и нравственность в философии Канта icon

Вера, наука и нравственность в философии Канта



НазваниеВера, наука и нравственность в философии Канта
Дата конвертации29.07.2012
Размер110,07 Kb.
ТипРеферат
Вера, наука и нравственность в философии Канта


Кантовская постановка вопроса о взаимозависимости науки и нравственности. Воздействие науки на человека двойственно. Прежде чем предложить емудействительные знания, она разрушает массу фиктивных представлений, долгоевремя казавшихся действительным знанием. Прежде чем вызвать к жизни новыесредства практического господства над миром, она безжалостно дискредетируетинструменты фиктивного воздействия на реальность, надежность которых ранеене вызывала сомнений. Наука разрушает ложную и наивную уверенность, частоне будучи в состоянии предложить взамен новую, столь же прочную, широкую,субъективно удовлетворяющую. Факт, что наука есть разрушительница фиктивного всезнания (чтонаучное знание одновременно является безжалостным осознанием границпознавательных достоверностей) и что условием сохранения этойинтеллектуальной честности является самостоятельность людей, к которымнаука обращена, был глубоко понят в философии Иммануила Канта. Кант как-тоназвал свое учение "подлинным просвeщением". Его суть (в отличие от"просвещения наивного") он видел в том, чтобы не только вырвать человека из-под власти традиционных суеверий, но еще и избавить его от суеверных надеждна силу теоретического разума, от веры в разрешимость рассудком любойпроблемы, вырастающей из обстоятельств человеческой жизни. Кантовское учение о границах теоретического разума было направлено непротив исследовательской дерзости ученого, а против его необоснованныхпретензий на пророчества и руководство личными решениями людей. Вопрос ограницах достоверного знания был для Канта не только методологической, но иэтической проблемой (проблемой "дисциплины разума", которая удерживала бынауку и ученых от сциентистского самомнения). "Что темпермент, а такжеталант...- писал Кант в "Критике чистого разума", - нуждаются в некоторыхотношениях в дисциплине, с этим всякий легко согласится. Но мысль, чторазум, который, собственно, обязан предписывать свою дисциплину всем другимстремлениям, сам нуждается еще в дисциплине, может, конечно, показатьсястранной; и в самом деле он до сих пор избегал такого унижения именнопотому, что, видя торжественность и серьезную осанку, с какой он выступает,никто не подозревал, что он легкомысленно играет порождениями воображениявместо понятий и словами вместо вещей". Типичной формой подобной игры Кант считал попытки "научного"построения разного рода всеобщих регулятивов, которые могли бы направлятьчеловека в его коренных жизненнх выборах. Разрабатывая данную тему, Кантвыступил против основной для его времени формы сциентизма - против научныхобоснований идеи существования бога и идеи бессмертия души (занятия,которому предавались не одни только теологи). "Критика чистого разума"обнаруживала, что эти обоснования не отвечают требованиям теоретическойдоказательности, что, будучи развернуты честно, они приводят к высшимпроявлениям неопределенности - антиномиям, метафизическим альтернативам.Несколько лет спустя Кант в работе "Критика практического разума" показал,что развитая личность нуждается только в знании, а не в опеке знания, ибоотносительно "цели" и "смысла" она уже обладает внутренним ориентиром -"моральным законом в нас". Обосновывая нравственную самостоятельность человека, Кант решительноотметает постулат о непременной "целесообразности" ("практичности")человеческого поведения. В произведениях самого Канта понятие"практический" имеет особый смысл, глубоко отличный от того, который обычновкладывается в слова "практика" и "практицизм". Под "практическимдействием" Кант подразумевает не произодящую деятельность, всегда имеющую ввиду некоторый целесообразный результат, а просто поступок, то есть любоесобытие, вытекающее из человеческого решения и умысла. Это такое проявлениечеловеческой активности, которое вовсе не обязательно имеет некоротое"положительное", предметное завершение. "Практическое действие" вкантовском смысле может состоять и в отрицании практического действия вобычном смысле. Человек совершает поступок и тогда, когда он уклоняется откакого-либо действия, остается в стороне. Примеры подобного самоотстраненияподчас вызывают не меньшее вос хищение, чем образцы самовдохновенноготворчества и самого усердного труда. Многие вещи способны возбудить удивление и восхищение, но подлинноеуважение вызывает лишь человек, не изменивший чувству должного, инымисловами, тот, для кого существует невозможное: кто не делает то, что нельзяделать, и избирает себя для того, чего нельзя не делать. Отказ и личная стойкость могут присутствовать и в практическомдействии в обычном смысле слова. Творческая деятельность сплошь и рядомвключает их в качестве самоограничения ради сознательно выбранногопризвания. Однако окончательный предметный продукт творчества не редкоскрывает от нас, что он был результатом человеческого поступка, личноговыбора, который означал отказ от чего-то другого, лишение, внутреннийзапрет. В фактах отречения от действия структура поступка выявляетсягораздо нагляднее. Своеобразие второй "Критики" Канта с самого начала определялось тем,что "практическое действие" категорически и бескомпромисснопротивопоставлялось в ней благоразумно-практичному действию (ради успеха,счастья, выживания, эмпирической целесообразности) и иллюстрировалосьименно примерами уклонения от недостойного дела. Соответственноинтеллектуальная способность, на которую опирается "чистое практическоедействие", оказалось глубоко отличной от того интеллектуального орудия,которым пользуется "практик". Если последний полагается на "теоретическийразум" как на средство исчисления целесообразности или успеха, то субъект"практического действия" исходит из показания разума, непосредственноусматривающего безусловную невозможность определенных решений и вытекающихиз них событий. Отсюда следовал важный вывод о независимоти структуры подлинногочеловеческого поступка от состояния способности человека познавать.Человек остался бы верен своему долгу (своему сознанию безусловнойневозможности совершать - или не совершать - определенные поступки), дажеесли бы он вообще ничего не мог знать об объективных перспективахразвертывания своей жизненной ситуации. За царством нееопределенностей и альтернатив, в которое вводила"Критика чистого разума", открывалось царство ясности и простоты -самодовлеющий мир личного убеждения. "Критическая философия" требовалаосознания ограниченности человеческого знания (а оно ограниченонаучнодостоверным знанием), чтобы освободить место для чисто моральнойориентации, для доверия к безусловным нравственным очевидностям. Сам Кант, однако, формулировал основное содержание своей философиинесколько иначе. "Я должен был устранить знания, - писал он,- что быполучить место для веры". Вера и нравственность. В учении Канта не места вере, замещающей знания, восполняющей егонедостаточность в системе человеческой ориентации. Он подвергает критикевсе виды веры, проистекающие из потребности уменьшить неопределенностьокружающего мира и снять ощущение негарантированности человеческой жизни.Тем самым Кант вступает в конфликт с теологией, а также с нерелигиознымиформами слепой веры. Кант был искренним христианином , непримиримо относившимся к атеизму.И в то же время он без всяких оговорок должен быть признан одним изкритиков и разрушителей религиозного мировоззрения. Кант разрушал религиюне как противник, а как серьезный и искренний приверженец, предъявившийрелигиозному сознанию непосильные для него нравственные требования,выступивший со страстной защитой такого бога, вера в которого неограничивала бы свободу человека и не отнимала у него его моральноедостоинство. Кант обращает внимание, что вера представляет собойиррационалистический вариант расчетливости. Вера фанатиков, юродивых,авторитаристов безусловным образом исключается как "Критикой чистогоразума", так и "Критикой практического разума": первой - потому, что верапредставляет собой ставку на "сверхразумность" неких избранныхпредставителей человеческого рода; второй - потому, что она обеспечиваетиндивиду возможность бегства от безусловного нравственного решения. Вместе с тем Кант сохраняет категорию веры в своем учении и пытаетсяустановить ее новое, собственно философское понимание, отличное от того,которое она имела в теологии, с одной стороны, и в исторической психологии- с другой. Кант писал, что в основе трех основных его сочинений лежат трикоренных вопроса: "Что я могу знать ?" ("Критика чистого разума") , "Что ядолжен делать ?" ("Критика практического разума") и "На что я смеюнадеяться ?" ("Религия в пределах только разума"). Третий из этих вопросовточно очерчивает проблему веры, как она стояла внутри самой кантовскойфилософии. Кант поступил бы последовательно, если бы вообще исключилкатегорию "вера" из своего учения ипоставил бы на ее место понятие"надежда". Последняя отличается от веры тем, что она никогда не являетсявнутренним одушевлением, предшествующим действию и определяющим выбор. Там,где надежда становится источником практических решений, она явля ется либоупованием, либо слепой уверенностью, незаконно поставленной на место сугубовероятностного знания. Надежды простительны, поскольку речь идет обутешении, но, как побудительные силы поступков, они требуют настороженногои критического отношения к себе. Три коренных вопроса, с помощью которых Кант расчленяет содержаниесвоей философии, имеют обязательную (необратимую) последовательность.Необходимой предпосылкой сознательной ориентации в мире является, по Канту,не только честная постановка каждого из этих вопросов, но и сам порядок, вкотором они ставятся. Задаваться проблемой "Что я должен делать ?"правомерно лишь тогда, когда найдешь сколько-нибудь убедительный ответ навопрос "Что я могу знать ?", ибо без понимания границ достоверного знаниянельзя оценить самостоятельное значение долженствования и безусловногонравственного выбора. Еще более серьезной ошибкой будет превращение ответана вопрос " На что я смею надеяться ?" в условие для решения проблемы "Чтоя должен делать ?", то есть попытка предпослать веру долгу. Это решающий пункт в кантовском понимании веры. Объект веры не можетбыть обектом расчета, неким ориентиром, по которому индивид мог бы заранеевыверить свои поступки. В практическом действии человек обязан целикомположиться на присутствующее в нем самом сознание "морального закона". Веракак условие индивидуального выбора портит чистоту нравственного мотива - наэтом Кант настаивает категорически; если она и имеет право насуществование, то лишь в качестве утешительного умонастроения человека, ужепринявшего решение на свой страх и риск. Потребность в подлинной вере возникает, согласно Канту, не в моментвыбора, а после того, как он сделан, когда ставится вопрос - имеет ли шансына успех та максима поведения, которой следовали безусловным образом, тоесть не думая об успехе. Постулаты религии (вера в существование бога и личное бессмертие)нужны кантовскому субъекту не для того, чтобы стать нравственным, а длятого, чтобы сознавать себя нравственно эффективным. Сам Кант чувствует, однако, что это различие в психологическом смыслетрудновыполнимо. Вера в существование бога и вера в личное бессмертие,поскольку они неотделимы от ощущуния божественного всемогущества, выходитза границы, в которые вводит их чистое практическое постулирование. Вместотого, чтобы утешиться верой (пользоваться ею только как надеждой), индивидневольно превращает ее в обоснование своих решений: начинает чувствоватьсебя солдатом священной армии, вселенский успех которой гарантированпровидением; превращается в религиозного подвижника,слепо полагающегося нанепременно благоприятный исход борьбы добра со злом. Оценка религиозных надежд праведника оказывается у Кантадвусмысленной: трудно установить, считает ли он эти надежды обязательнымиили только простительными для нравственного человека; видит в них источникморальной стойкости или костыль, на который люди вынуждены опереться из-засвоей слабости. Этой двусмысленности ечевидным образом противостоиткатегоричность, с которой Кант отвергает первичность веры по отношению кморальному решению. "Нам все-таки кажется, - писал он еще в "докритический"период, - что ... более соответствует человеческой природе и чистоте нравовосновывать ожидание будущего мира на ощущениях добродетельной души, чем,наоборот, доброе поведение на надеждах о другом мире". В "Критикепрактического разума" эта мысль отольется в лаконичную формулу: "Религияосновывается на морали, а не мораль на религии". Философия Канта выявляет удивительный факт: расчетливо-осмотрительныйиндивид и индивид, исповедующий богооткровенную веру, - это, по сути делаодин и тот же субъект. Благоразумие превращается в суеверие всюду, где оноиспытывает недостаточность знания. Именно в этих условиях обнажаетсянеспособность расчетливо-осмотрительного человека вынести собственнуюсвободу, то малодушие и самоуничижение, котороеиздревле состовлялоестественную почву всякой "богослужебной религии". Суть кантовскойфилософии религии можно передать следующей формулой: богу угоднанравственная самостоятельность людей, и только она одна, ему претит любоепроявление малодушия, униженности и льстивости; соответственно подлинноверует лишь тот, кто не имеет страха перед богом, никогда не роняет передним свое достоинство и не перекладывает на него свои моральные решения. Желал того Кант или не желал, но эта идея разъедала существующуюрелигию, подобно кислоте. Она ставила верующего человека перед критическимвопросом, который слабо мерцал во многих ересях: к кому же собственно яобращаюсь, когда страшусь, колеблюсь, ищу указаний, вымаливаю, заискиваю,торгуюсь ? К кому обращались и обращаются миллионы людей, мольба которыхесть вопль бессилия ? Если богу не угодны духовная слабость, малодушие и униженность, то неугодно ли все это "князю тьмы" ? А раз так, то (вопрос, некогда брошенныйЛютером по адресу католической церкви) не градом ли дьявола являются храмы,в которых всякий пребывает в страхе, стыде и беспомощном заискивании ? Сам Кант не формулировал альтернативу с такой резкостью. Однако ондостаточно определенно говорил о том, что все известные формы религииявлялись идолослужением в той мере, в какой они допускали человеческуюуниженность и льстивость, индульгентное понимание божьей милости иутешительную ложь, веру в чудеса и богослужебные жертвы. Кант столкнул религию и теологию с глубочайшими внутреннимипротиворечиями религиозного сознания. Тем самым он поставил не толькорелигию и теологию, но и самого себя, как религиозного мыслителя, переднеразрешимыми трудностями. Основной вопрос, смущавший религиозную совестьКанта, состоял в следующем: не является ли вера в бога соблазном на пути кполной нравственной самостоятельности человека ? Ведь как существо всесильное бог не может не искушать верующих кисканию его милостей. Как существо всезнающее бог совращает к мольбам о подсказке ируководстве там, где человек обязан принять свободное решение перед лицомнеопределенности. Как перманентный творец мира он оставляет верующему надежду начудесное изменение любых обстоятельств. Высшим проявлением нравственной силы человека является стоическоемужество в ситуации, безысходность которой он осознал ("борьба без надеждына успех"). Но для верующего эта позиция оказывается попросту недоступной,ибо он не может не надеяться не то, что бог способен допустить иневероятное. Сама вера исключает для него возможность того ригористическогоповедения и внутренней чистоты мотива, для которых нет препятствий уневерующего. Как отмечалось выше, философски понятая вера, по Канту, отличается отвульгарной, богооткровенной веры как надежда от упования и слепойуверенности. Но бог, как бы ни изображался он в различных системах религиии теологии, всегда имеет такую власть над будующим, что на него нельзяпросто надеяться. Он обрекает именно на упование, на провиденциалистскийоптимизм, в атмосфере которого подлинная нравственность не может ниразвиться, ни существовать. Существеннейшей характеристикой морального действия Кант считалбескорыстие. Но чтобы бескорыстие родилось на свет где-то в истории должнабыла иметь место ситуация, для участников которой всякая корысть, всякаяставка на выгодность и успешность действия сделалась бы насквозьпроблематичной и даже невозможной. Одно из основных противоречий кантовской философии состояло в том, чтов ней достаточно ясно осознавалась генетическая связь между бескорыстием идевальвацией корысти в критических ситуациях и в то же времяпредполагалось, что мораль могла возникнуть из религии и внутри религии. Но мораль не могла созреть внутри религии именно потому, что религиямаскирует отчаянность критических ситуаций, ограждает своих приверженцев отстолкновений с "ничто", с "миром без будущего". Застраховывая от отчаяния,она застраховывает и от кризиса расчетливости. При всех своих противоречиях моральная концепция Канта в основных ееразделах более всего созвучна этике стоицизма. Он искал такую этическуюконцепцию, которая приводила бы к одному знаменателю и циничный практицизм,далекий от всякой внутренней ориентации на идеал, и прогрессистскийфанатизм. Эта двуединая критико-полемическая направленность объясняетсвоебразие кантовской моральной доктрины, связывающей антиисторицистскуюстоическую преданность безусловному и пафос бескорыстия, идею верностинравственному закону и идею духовной автономии личности.




Нажми чтобы узнать.

Похожие:

Вера, наука и нравственность в философии Канта iconСодержание: Введение Теория познания И. Канта Этическая концепция И. Канта в философии И. Канта выделяют два периода: «докритический» и «критический». Объяснить каково различие между ними Заключение Список использованной литературы Введение
Он размышлял о законах бытия и сознания только с одной целью: чтобы человек стал человечнее. Идеи Канта подверглись трансформации,...
Вера, наука и нравственность в философии Канта iconЗнание, вера и нравственность Кандидат философских наук Э. Ю. Соловьев На вопрос: «Что дает человеку наука?»
«Она воору­жает людей знаниями, новыми средствами практического господства над миром и тем самым увеличи­вает их уверенность в собственных...
Вера, наука и нравственность в философии Канта iconКатегорический императив И. Канта Центральный Банк Российской Федерации банковская школа реферат по философии тема: "категорический императив и. Канта". Работу петрозаводск 2002содержание

Вера, наука и нравственность в философии Канта iconПонятие «вещи в себе» в философии и. Канта содержание введение 2 «вещь в себе»
Понятие «вещи в себе» как одно из основных в «Критике чистого разума» И. Канта. 7
Вера, наука и нравственность в философии Канта iconПрограмма дисциплины история зарубежной философии (от возрождения до канта) для направления 031400. 62 «Культурология» подготовки бакалавра
Автор: к филос наук, доцент кафедры наук о культуре факультета философии гу-вшэ
Вера, наука и нравственность в философии Канта iconПрограмма дисциплины история зарубежной философии (от возрождения до канта) для направления 010100. 62 «Математика» подготовки бакалавра
Автор: к филос наук, доцент кафедры наук о культуре факультета философии гу-вшэ
Вера, наука и нравственность в философии Канта iconПрограмма дисциплины история зарубежной философии (от возрождения до канта) для направления 010100. 62 «Математика» подготовки бакалавра
Автор: к филос наук, доцент кафедры наук о культуре факультета философии гу-вшэ
Вера, наука и нравственность в философии Канта iconПрограмма дисциплины история зарубежной философии (от возрождения до канта) для направления 031400. 62 «Культурология» подготовки бакалавра
Автор: к филос наук, доцент кафедры наук о культуре факультета философии гу-вшэ
Вера, наука и нравственность в философии Канта iconРеферат на тему: Вчення І. Канта про пізнання та мораль. І. Кант "Критика чистого розуму"
Формування І. Канта як філософа. Факти з біографії, що передували розвитку філософських поглядів И. Канта
Вера, наука и нравственность в философии Канта iconРеферат на тему: Вчення І. Канта про пізнання та мораль. І. Кант "Критика чистого розуму"
Формування І. Канта як філософа. Факти з біографії, що передували розвитку філософських поглядів И. Канта
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы