Осаго и защита прав потерпевших на возмещение вреда1 icon

Осаго и защита прав потерпевших на возмещение вреда1



НазваниеОсаго и защита прав потерпевших на возмещение вреда1
Дата конвертации17.07.2012
Размер236,04 Kb.
ТипДокументы
скачать >>>

ОСАГО И ЗАЩИТА ПРАВ ПОТЕРПЕВШИХ НА ВОЗМЕЩЕНИЕ ВРЕДА1




Конституционная проблема ОСАГО


Думаю, вряд ли кто станет спорить с тем, что введение ОСАГО2 ограничило право граждан пользоваться своими автомашинами. Действительно, с 1 июля 2003 г. владелец автомашины для того, чтобы пользоваться ею должен ежегодно платить деньги за страхование, а это очевидное ограничение его права. Правомочие пользования является одним из составляющих известной триады «владеть, пользоваться, распоряжаться», образующей право собственности. Следовательно, правомочие пользования защищается в составе права собственности статьей 35 Конституции РФ, т.е. оно относится к конституционно защищаемым правам граждан. Поэтому в силу пункта 3 статьи 55 Конституции РФ это право может быть ограничено лишь в конституционно значимых целях, перечисленных в том же пункте 3 статьи 55 Конституции РФ. В состав этих конституционно значимых целей входит защита прав и законных интересов других лиц, и именно эта цель - защита прав потерпевших на возмещение вреда - провозглашена в преамбуле Закона об ОСАГО.

Мы видим, таким образом, что конституционная правомерность самого введения ОСАГО зависит от того, насколько в действительности правовой механизм обеспечивает достижение цели, с которой ОСАГО введено – возмещение вреда потерпевшим. Если цель лишь провозглашена, но ее реальное достижение не обеспечено, то сомнительным с конституционной точки зрения оказывается ОСАГО в целом, как таковое. Если же цель достигается лишь частично, то конституционная проблема все же остается, так как возникает вопрос о соразмерности ограничения права тем целям, которые фактически этим ограничением достигаются. Конституционный Суд РФ в нескольких своих постановлениях весьма жестко поставил вопрос об этой соразмерности3.

На первый взгляд, вопрос о возмещении вреда потерпевшим при эксплуатации транспортных средств в российском правопорядке давно решен: действует глава 59 ГК РФ, имеется устойчивая правоприменительная практика. Введение ОСАГО лишь переместило обязанность по возмещению вреда с его причинителя на страховщика. Однако массовость требований по ОСАГО и вступление в игру на стороне ответчика профессиональной организации со значительными финансовыми возможностями выявило наличие очень серьезных проблем, как в российском деликтном, так и в российском страховом праве. Действительно, никогда до введения ОСАГО требования потерпевших не носили столь массовый характер, никогда этим требованиям не заявлялись в массовом же порядке такие грамотные возражения, какие могут заявить высокооплачиваемые и весьма квалифицированные юристы страховых компаний, никогда вопрос не стоял так остро, чтобы судьба нового, важного и нужного закона зависела от адекватности ранее сложившихся законодательства и практики.

Можно выделить три группы проблем, которые поставило введение ОСАГО перед российскими деликтным и страховым правом:

  • проблемы основания возникновения обязательства страховщика по договору ОСАГО;

  • проблемы содержания обязательства страховщика по договору ОСАГО;

  • проблемы обеспечения реального получения денег потерпевшим от страховщика.

Проблемы, связанные с основаниями возникновения обязательства страховщика по договору ОСАГО теснейшим образом переплетены с проблемами оснований гражданско-правовой ответственности при эксплуатации транспортных средств. Это - тема для отдельного исследования и в настоящей статье эти проблемы не рассматриваются.

Настоящая статья посвящена проблемам двух оставшихся групп. Причем, как мы увидим далее, проблемы деликтного и страхового права, выявленные в результате введения ОСАГО, затрагивают и ставят под сомнение достаточно фундаментальные положения, выработанные к настоящему времени отечественной доктриной и правоприменительной практикой. Поэтому многие из них не имеют простого и быстрого решения. Более того, в настоящее время отсутствует систематический анализ возникших проблем, т.е. сами задачи, подлежащие разрешению, надлежащим образом не поставлены. Поэтому настоящая работа посвящена не столько разрешению, сколько систематической постановке проблем, возникших в связи с содержанием обязательства страховщика по возмещению вреда потерпевшему и в связи с необходимостью обеспечивать реальное получение потерпевшим денег.

Очертив, таким образом, круг рассматриваемых в настоящей статье вопросов и их актуальность, перейдем к их рассмотрению по существу.

Содержание обязательства страховщика по договору ОСАГО.

Обязательство страховщика по договору ОСАГО и деликтное обязательство.


Анализ норм, содержащихся в пункте 2 статьи 6 и в статье 12 Закона об ОСАГО, позволяет заключить, что размер страховой выплаты рассчитывается также как и размер деликтного обязательства (что естественно) за некоторыми изъятиями.

При причинении вреда имуществу размер обязательства страховщика рассчитывается в сумме реального ущерба, причиненного потерпевшему, который включает в себя утрату или повреждение имущества либо расходы, которые потерпевший должен будет понести для восстановления нарушенного права (статья 15 ГК РФ). Упущенная выгода не подлежит возмещению страховщиком. При причинении же вреда жизни или здоровью, размер страховой выплаты также рассчитывается по правилам главы 59 ГК РФ, но при этом не учитывается причиненный потерпевшему моральный вред.

Таким образом, при расчете размера страховой выплаты должны применяться и применяются те же правила, что и при расчете размера деликтного обязательства. Соответственно, применяются и выработанные доктриной и судебной практикой основополагающие принципы определения размера деликтного обязательства.

Рассмотрим их отдельно для случая причинения вреда имуществу и для случая причинения вреда жизни и здоровью.

Обязательство, возникающее вследствие причинения вреда имуществу потерпевшего.


Доктрина и правоприменительная практика выработали два основополагающих принципа расчета суммы возмещения, причитающегося потерпевшему по деликтному обязательству – с одной стороны, должно быть полностью восстановлено положение потерпевшего, в котором он находился до причинения вреда, а, с другой стороны, потерпевший не должен в результате возмещения вреда неосновательно обогатиться.

Исходя из этого, выводят и способ расчета суммы возмещения по восстановительной стоимости. Т.е. при повреждении имущества возмещаются расходы, необходимые для восстановления поврежденного имущества и рассчитанные по среднерыночным ценам. А при полной гибели имущества возмещается его действительная стоимость на момент гибели. Этот механизм нашел свое отражение в пунктах 63, 64 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ № 263 от 07.05.20034 (далее Правила ОСАГО).

Однако очень быстро выяснилось, что возмещение восстановительных расходов не обеспечивает полного восстановления имущества потерпевшего в том его состоянии, в котором оно было до причинения вреда. Это касается, прежде всего, так называемой утраты товарной стоимости (УТС), учета износа при возмещении расходов на запасные части и применения среднерыночных цен.

Проблема утраты товарной стоимости.


Проблема возмещения утраты товарной стоимости автомашины при ее повреждении возникла в связи с тем, что страховщики отказываются ее возмещать, ссылаясь на пункты 63, 64 Правил ОСАГО. Действительно, в силу этих норм возмещаются лишь восстановительные расходы, а УТС никак нельзя отнести к восстановительным расходам, так как УТС не восстанавливается.

С другой стороны, в силу статьи 6 Закона об ОСАГО возмещается только реальный ущерб, и в связи с этим возник вопрос, является ли УТС реальным ущербом или упущенной выгодой. Если УТС является упущенной выгодой, то она не подлежит возмещению в силу закона, а если – реальным ущербом, то Правила ОСАГО в этой части закону не соответствуют и не могут применяться, а УТС подлежит возмещению.

В. Сериков в своей статье5 приводит убедительные аргументы в пользу того, что УТС не является упущенной выгодой, а относится к реальному ущербу. В дополнение к ним можно указать также и на то, что упущенная выгода – это неполученные доходы и при их определении учитываются предпринятые для их получения меры и сделанные приготовления (пункт 4 статьи 393 ГК РФ). Однако товарная стоимость автомашины утрачивается независимо от того, предпринимают ли владельцы поврежденных автомашин какие-либо меры для их продажи. Имеется и судебная практика, подтверждающая этот вывод6. Эту практику, однако, нельзя пока назвать устойчивой, так как имеются и иные судебные решения7. Тем не менее, тенденция практики направлена на то, чтобы признать УТС реальным ущербом.

Решение проблемы УТС, как мы видим, более или менее ясно. Утрату товарной стоимости следует относить к реальному ущербу, а именно, к той его составляющей, которая обозначается, как «утрата или повреждение имущества». Действительно, реальный ущерб включает в себя две составляющие – утрату и повреждение имущества и расходы, производимые для восстановления имущества, однако к расходам УТС очевидно не может относиться.

Соответственно, можно сказать, что расчет возмещения по восстановительным расходам, как это предусмотрено Правилами ОСАГО, не обеспечивает полного возмещения вреда, причиненного потерпевшему. В данном случае выход, однако, несложен. Если исходить из того, что УТС является реальным ущербом, то Правила ОСАГО в той части, в которой они позволяют отказывать в возмещении страховщиком УТС, очевидно противоречат Закону об ОСАГО и не должны применяться.

Проблема износа и среднерыночных цен.


Гораздо сложнее обстоит дело с учетом износа деталей и с применением среднерыночных цен. Остановимся подробно на износе, так как проблема цен, используемых при расчете восстановительных расходов аналогична.

Правила ОСАГО в подпункте «б» пункта 63 предписывают при расчете восстановительных расходов учитывать «износ частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах».

Это предписание Правил ОСАГО было оспорено в Верховном Суде РФ. Основным аргументом истца была ссылка на то, что при таком способе подсчета, причиненный вред возмещается потерпевшему не полностью, так как фактически при ремонте автомашины используются не подержанные, а новые детали и потерпевший вынужден оплачивать новые детали, а не подержанные. Поэтому - считал истец - это положение Правил ОСАГО не соответствует статье 15 ГК РФ, в которой установлено право потерпевшего требовать полного возмещения убытков. Суд отказал истцу в удовлетворении его требования с весьма примечательной формулировкой «Приведенные в оспариваемом нормативном правовом акте положения о необходимости учета износа деталей … позволяют потерпевшему восстановить свое нарушенное право в полном объеме путем приведения имущества в прежнее состояние, исключая неосновательное обогащение с его стороны»8.Мы видим, что в этом обосновании суд в полной мере использовал сформулированные выше основные принципы возмещения вреда.

Однако это обоснование верно лишь в том случае, если под полным восстановлением нарушенного права понимать приведение имущества в экономически прежнее состояние. Между тем, при причинении вреда нарушаются не только экономические права потерпевшего. Вот что пишет по этому поводу М. Медведев, анализируя одно из судебных дел «В официальной продаже не бывает изношенных, бывших в употреблении запасных частей, снабженных сертификатом безопасности. В продаже не может быть также автомобильной краски с какой-либо степенью износа…»9. Таким образом, возмещение стоимости деталей с учетом износа не позволяет восстановить права потерпевшего, вытекающие из сертификата безопасности, который был у неповрежденных, хотя и изношенных деталей. В судебной практике достаточно дел, в которых суды исходят именно из этой логики10, хотя она и не вполне соответствует общепринятым в отечественной доктрине взглядам, изложенным выше в решении Верховного Суда РФ.

Таким образом, проблема износа – это не просто частная проблема расчета убытков, а часть более общей проблемы. Какие права потерпевшего должны восстанавливаться путем выплаты возмещения – только экономические или также и иные права, которых потерпевший оказался лишен при повреждении имущества? Возмещение с учетом износа, как мы видим, позволяет восстановить имущество не фактически, а лишь экономически и при этом не восстанавливаются все права потерпевшего в полном объеме.

Совершенно аналогичной является ситуация со среднерыночными ценами. Если задачей возмещения является восстановление лишь экономического положения потерпевшего, то использование среднерыночных цен оправдано. Предположим, однако, что повреждена гарантийная автомашина. Для сохранения гарантии она должна ремонтироваться только в специализированных сервисных центрах. А там цены на ремонт больше среднерыночных примерно на 20%. Следует ли при расчете возмещения учитывать также и необходимость сохранения гарантийных прав потерпевшего или за сохранение этих прав он сам должен заплатить указанные 20% цены работ? И почему причинитель вреда или страховщик, застраховавший его ответственность должны быть в этой части причиненного вреда амнистированы?

Этот краткий анализ обязательств, возникающих при причинении вреда имуществу, показывает, что те способы расчета возмещения, которые предлагают сегодня отечественная доктрина, судебная практика и следующее за ними законодательство об ОСАГО очевидно не обеспечивают действительно полного возмещения вреда, причиненного потерпевшему.

Однако при причинении вреда имуществу невозмещаемая часть причиненного вреда сравнительно не так уж и велика. Совершенно по иному обстоит дело с причинением вреда жизни или здоровью.

Обязательство, возникающее вследствие причинения вреда жизни и здоровью потерпевшего.

Вред, причиненный жизни или здоровью и убытки, вызванные смертью или повреждением здоровья.


При причинении вреда жизни или здоровью потерпевшего возмещение рассчитывается по правилам главы 59 ГК РФ, а именно, по правилам § 2 этой главы. Этот параграф называется «возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина», т.е., казалось бы, в нем должна идти речь о вреде, причиненном личным нематериальным благам (статья 150 ГК РФ). Однако в действительности в статье 1085 ГК РФ, определяющей размер деликтного обязательства при повреждении здоровья, речь идет не о вреде, причиненном самому здоровью, а о вреде, причиненном повреждением здоровья, а именно, об утраченном заработке и о различных дополнительных расходах, т.е. об убытках, вызванных повреждением здоровья. Аналогично, в статьях 1089 и 1094 ГК РФ речь идет о возмещении убытков, вызванных смертью потерпевшего.

Иными словами, при внимательном прочтении норм § 2 главы 59 ГК РФ видно, что при причинении вреда жизни и здоровью основная идея законодателя состоит вовсе не в компенсации вреда, причиненного личным нематериальным благам, а в возмещении убытков, вызванных смертью или повреждением здоровья.

Отсюда и логика правоприменителя, закрепленная в специальном Постановлении Пленума ВС РФ № 3 от 28.04.1994 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья»11 и состоящая в том, что гражданин обязан доказывать причиненный вред. Вот характерный пример из пункта 29 указанного Постановления Пленума «Расходы на дополнительное питание определяются на основании справки медицинского учреждения о рационе дополнительного питания и справки о ценах на продукты, сложившихся в той местности, в которой потерпевший понес эти расходы». Т.е., помимо кассовых чеков, потерпевший должен достать и представить в суд обе эти справки. Предлагаю читателям представить себе, как они будут доставать эти справки, если – не дай Бог – с ними что-то случится!

Эта логика полностью скопирована в пункте 1 статьи 12 Закона об ОСАГО, в котором на потерпевшего прямо и недвусмысленно возложено бремя доказывания объема вреда, причиненного здоровью потерпевшего или в результате его смерти. В пунктах 51 - 56 Правил ОСАГО эта же логика конкретизирована в перечне документов, которые потерпевший должен представить, чтобы получить выплату.

Сопоставление этого перечня с основной целью ведения ОСАГО - защитой права потерпевшего на возмещение вреда – вряд ли может вызывать что-либо иное, кроме раздраженной усмешки. Действительно, представим себе, например, с чем придется столкнуться потерпевшему для получения документа из подпункта «б» пункта 51 Правил ОСАГО – справки о степени утраты трудоспособности. Учреждения медико-социальной экспертизы выдают такие справки только при утрате трудоспособности в связи с несчастными случаями на производстве и профессиональными заболеваниями, но не в связи с ДТП. Обоснование простое – для несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний есть специальная инструкция12, а для случая ДТП инструкции нет. Учреждения медико-социальной экспертизы не обязаны выдавать такие справки потерпевшим при ДТП, поэтому потерпевшим при ДТП предлагается соответствующая платная услуга.

Однако и при том подходе, который демонстрируют нам § 2 главы 59 ГК РФ и законодательство об ОСАГО, убытки, вызванные, например, повреждением здоровья возмещаются далеко не в полном объеме. Действительно, всем хорошо известно, что характерные для ДТП травматические повреждения здоровья так или иначе влияют на всю дальнейшую жизнь потерпевшего. Сложный перелом, случившийся в молодости, может привести к тяжелому заболеванию суставов в пожилом возрасте и к соответствующим затратам. Но эти затраты будут признаны убытками, подлежащими возмещению лицом, по вине которого произошел перелом, только если будет доказана прямая причинная связь между переломом в молодости и суставным заболеванием в старости, а это сделать практически невозможно. Иногда травматические повреждения заставляют потерпевшего полностью сменить образ жизни. Здесь также доказывание причинной связи весьма проблематично.

Таким образом, мы видим, что подход к возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, основанный на возмещении убытков, причиненных повреждением жизни или здоровья, позволяет возместить лишь небольшую часть, так сказать, «сиюминутных» убытков и не в состоянии учесть то влияние, которое оказывает повреждение здоровья на всю оставшуюся жизнь потерпевшего.

Эта часть убытков не возмещается, но хотя бы в принципе возможно себе представить очень сложный и затратный механизм, с помощью которого, проводя сложные медико-социальные экспертизы, эти убытки также могли бы быть определены и возмещены.

На первый взгляд кажется, что ничего другого и не придумаешь. Однако в тех странах, где действительно думают о своих гражданах, нашли очень неплохой выход, позволяющий освободить потерпевших, как от проведения различных экспертиз, так и от унизительной процедуры сбора различных справок и иных доказательств причиненных убытков.

Например, в Германии на страхователя возложено лишь бремя доказывания того, что причинен конкретный вред жизни или здоровью13. Сумма же выплаты рассчитывается в зависимости от вида причиненного вреда с применением различных таблиц и коэффициентов14. Страхователь в этом никак не задействован и для него расчет суммы выплаты выглядит как автоматический. Похожим образом дело обстоит и в других европейских странах. В США существует несколько вариантов страхования на случай причинения вреда здоровью, но в основном страхователям предлагают выбор – либо страховать убытки с обязанностью их доказывать, а также доказывать причинную связь убытков с повреждением здоровья15 либо действовать также как европейцы, рассчитывая сумму выплаты автоматически по таблицам и коэффициентам16.

Другие последствия причинения вреда жизни или здоровью.


Выше шла речь об убытках, вызванных причинением вреда жизни или здоровью. Эти убытки хотя бы теоретически могут быть рассчитаны и возмещены. Однако вред, причиненный самим жизни и здоровью, как личным нематериальным благам в принципе не может быть учтен и возмещен в полном объеме. Как неоднократно обращал внимание Конституционный Суд РФ, этот вред реально невосполним и неисчисляем17. Это происходит не только потому, что очень сложно выявить и доказать отдаленные последствия повреждения здоровья, но также и потому, что наряду с материальными последствиями повреждение жизни и здоровья влекут и нематериальные последствия, которые выражаются в физических и нравственных страданиях.

В силу статьи 151 ГК РФ эта часть вреда относится к моральному вреду, который в силу подпункта «б» пункта 2 статьи 6 Закона об ОСАГО не возмещается по договору ОСАГО. Между тем, расчет суммы выплаты с применением таблиц и коэффициентов позволяет учесть и эту часть причиненного вреда.

Мы видим, таким образом, что принципы возмещения вреда|, причиненного жизни или здоровью, заложенные в российском деликтном праве совершенно не обеспечивают полного или как можно более полного возмещения причиненного вреда. А, кроме того, для потерпевшего, который хочет получить возмещение, сама процедура сбора необходимых для этого документов совершенно не соответствует провозглашенному в статье 2 Конституции РФ тезису о том, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью».

Правовой механизм обеспечения реального получения денег потерпевшим.

Ответственность страховщика за отказ или просрочку выплаты.


Любой, кто пытался получить от страховщика сумму, начиная примерно от 150 тыс. рублей и более, будь то по договору ОСАГО или по другому договору страхования, сталкивался с тем, что страховщика совершенно не беспокоит возможность взыскания с него этой суммы в судебном порядке. Взыщут – заплатит, а может, еще и не взыщут. Действительно, существующая в отечественном правопорядке система взыскания денег в судебном порядке совершенно не побуждает страховщика платить.

Прежде всего, это относится к ответственности за просрочку. Вся ответственность страховщика за просрочку выплаты состоит в том, что он должен будет заплатить проценты по статье 395 ГК РФ, которые на момент написания настоящей работы составляют 13% годовых. Между тем, страховщик размещает свои средства под значительно более высокие проценты, так как что с чисто финансовой точки зрения ему просто выгодно не платить.

Помимо этого, при взыскании со страховщика денег в судебном прядке должны взыскиваться и расходы на оплату услуг адвоката. Однако в нашем правопорядке эти расходы, как известно, взыскиваются в «разумных» пределах (пункт 1 статьи 100 ГПК РФ, пункт 2 статьи 110 АПК РФ). Российские же суды считают «разумной» крайне незначительную сумму. В судах общей юрисдикции, например, эта сумма редко превышает 5 тыс. рублей. Услуги же квалифицированного адвоката стоят значительно дороже. Иными словами, и возможность взыскания расходов на адвоката не побуждает страховщика платить.

В тех случаях, когда суды применяют к отношениям по страхованию Закон «О защите прав потребителей» взыскивается еще и моральный вред в силу статьи 15 этого Закона. Однако моральный вред наши судьи оценивают крайне низко: не более 3 – 4 тыс. рублей. Большую сумму можно получить, если представить доказательства того, что просрочка выплаты причинила человеку значительные нравственные или физические страдания. Однако доказать это весьма сложно. А моральный вред, причиненный самой необходимостью обращения в суд, когда твое требование совершенно правомерно, отечественные суды практически игнорируют.

Таким образом, применительно к ОСАГО, страховщику, как уже было сказано, с финансовой точки зрения, гораздо выгоднее отправить потерпевшего в суд. Если дело и будет проиграно, то страховщик все равно выгадает, так как в течение всего времени процесса (а это иногда затягивается на год, а то и на полтора) он будет получать доход, а затем выплатит требуемую сумму по решению суда, причем с гораздо меньшими процентами, чем тот доход, который он получил.

Конечно, формально со страховщика можно попытаться взыскать этот доход, руководствуясь частью второй пункта 2 статьи 15 ГК РФ, однако эта норма практически не применяется из-за двусмысленности ее текста. Действительно, из текста этой нормы следует, что с неисправного должника можно взыскивать упущенную выгоду в размере не меньшем доходов, полученных им в результате нарушения, т.е. буквально текст нормы устанавливает нижнюю границу размера упущенной выгоды. Однако в силу пункта 4 статьи 393 ГК РФ при взыскании упущенной выгоды учитываются предпринятые для ее получения меры и сделанные для этого приготовления. Потерпевший же, которому просто не выплачивают возмещение, никаких приготовлений для получения процентов на неуплаченную ему сумму, не делал. Поэтому ни о какой упущенной выгоде здесь вообще нельзя говорить. Соответственно и ее размер в данном случае не имеет значения.

Да и доказать размер доходов, полученных страховщиком в результате незаконного удержания денег будет для потерпевшего непросто.

Закон о защите прав потребителей и ОСАГО.


Дело обстояло бы гораздо лучше, если бы потерпевший (естественно, если это гражданин) мог предъявить к страховщику требование, руководствуясь Законом «О защите прав потребителей» в полном объеме. Этому, однако, имеется несколько препятствий.

Проблема потребителя страховой услуги.


Первым серьезным препятствием является сам статус потерпевшего. Он является выгодоприобретателем в договоре страхования ответственности, а в договорах страхования ответственности защищается интерес причинителя вреда. Застрахованный интерес в данном случае состоит в том, чтобы не нести расходы, которые причинитель вреда должен был бы понести в результате возложения на него ответственности. Этот интерес принадлежит не выгодоприобретателю, а страхователю (застрахованному лицу) и, соответственно, потребителем страховой услуги является страхователь (застрахованное лицо), так как страхование – это услуга по защите интереса и ее потребителем является тот, чей интерес защищается. Поэтому, говоря строго формально, выгодоприобретатель потребителем страховой услуги не является и не вправе использовать нормы Закона «О защите прав потребителей».

Это препятствие, однако, устранимо следующим рассуждением – несмотря на то, что целью страхования ответственности является защита интереса причинителя вреда, а не потерпевшего, интерес потерпевшего, тем не менее, также защищается постольку, поскольку это способствует защите интересе причинителя вреда. Если же говорить об ОСАГО, то целью ведения ОСАГО, как заявлено в преамбуле Закона об ОСАГО, является защита прав потерпевших. Поэтому ОСАГО смещает акценты защиты с причинителя вреда на потерпевшего. Соответственно, можно рассматривать потерпевшего в качестве потребителя страховой услуги наряду с причинителем вреда. Нельзя сказать, что это рассуждение является очень строгим логически, но судебная практика в большинстве регионов России идет именно по этому пути и с ней следует согласиться.

Проблема применения к договорам страхования Закона «О защите прав потребителей»


Есть и еще одно препятствие. Оно проистекает из неверного, на мой взгляд, представления о страховании, как об услуге, не предназначенной для личных целей граждан. Вот что пишет об этом Г.В. Манохина: «Договор страхования заключается с целью возмещения действительного ущерба при наступлении страхового случая. То обстоятельство, что договор личного страхования является … публичным договором, а договор имущественного страхования … также как и договор личного страхования является услугой, не свидетельствуют о том, что эти виды договоров регулируются законодательством о защите прав потребителей, так как они заключаются не с целью удовлетворения личных бытовых нужд»18. Совершенно неясна логика автора – вывод здесь никак не вытекает из посылок. Однако это - выдержка из комментария к Постановлению Пленума ВС РФ № 7 от 29.09.1994 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей»19 и именно этими соображениями руководствовался Пленум ВС РФ, когда, внося в 2000 г. изменения в указанное Постановление20 в очередной раз не включил позитивно договоры страхования в перечень договоров, к которым применяется Закон «О защите прав потребителей».

Какая же не личная и не бытовая потребность движет человеком, страхующим свою ответственность?! Он защищает свой интерес в том, чтобы ему не пришлось платить за последствия ДТП, совершенного по его вине, т.е. личный интерес. Но из процитированной позиции следует, что потребность в защите своего личного интереса не является для гражданина личной и бытовой. Именно в этом суть позиции Пленума ВС РФ, выраженная в приведенной цитате. Поэтому многие суды отказываются применять указанный Закон к страхованию21.

Вряд ли можно признать такую позицию убедительной, тем более что она расходится с выпущенным по этому вопросу разъяснением антимонопольного органа22, имеющего права официального толкования Закона «О защите прав потребителей» (пункт 2 статьи 40 Закона). Эта позиция ВС РФ расходится также и с позицией всех без исключения иностранных правопорядков.

Из всего этого можно сделать лишь один вывод. Закон «О защите прав потребителей» должен применяться к страховым договорам.

Проблема применения к договорам страхования неустойки в 3% за каждый день просрочки.


В статье 39 Закона «О защите прав потребителей» указано на существование услуг, которые по своему характеру не подпадают под действие главы III Закона. Для таких услуг не применяется неустойка в 3%, установленная в пункте 5 статьи 28 Закона. МАП РФ в своем разъяснении отнес услугу по страхованию именно к таким услугам23 и поэтому даже те суды, которые применяют к страхованию Закон «О защите прав потребителей», не применяют указанную неустойку.

Но что же это за услуги, которые «по своему характеру не подпадают по действие» главы III Закона и почему страхование следует относить именно к таким услугам? Ни закон, ни доктрина не дают четких критериев разграничения. Можно предположить, что речь идет об услугах с таким содержанием, к которому неприменимы положения главы III.

В главе III Закона, кроме самой статьи 39, имеется еще 12 статей. Статья 27 регулирует сроки оказания услуг, и нет причин, по которым она не может применяться к услугам по защите интересов. Статья 28 регулирует ответственность за нарушение сроков, применение которой к услугам по защите интересов также вполне возможно. Статьи 29 и 30 регулируют последствия обнаружения недостатков оказанных услуг и сроки их устранения. Эти нормы действительно не могут применяться к услугам по защите интересов, так как само понятие «недостаток» здесь не применимо. Статьи 31 и 32 регулируют сроки удовлетворения требований потребителя и его права при расторжении договора и ничто не препятствует применять их к услугам по защите интереса. Статья 33 говорит о смете на выполнение работ и оказание услуг, а статьи 34 и 35 касаются только работ и к страхованию они не могут быть применены. Статьи 36, 37, 38 регулируют порядок расчетов, правила оказания услуг и порядок информирования потребителя и ничто не препятствует применению их к страхованию.

Таким образом, сам предмет страховой услуги не содержит в себе ничего такого, что препятствовало бы применению к страхованию главы III Закона «О защите прав потребителей». Поэтому позиция МАП РФ в этом отношении неверна.

Ответственность страховщиков и страховое мошенничество.


Понятно, что не так уж и сложно ввести повышенную ответственность страховщиков за просрочку выплаты, а еще проще распространить на них действие Закона «О защите прав потребителей» в полном объеме. Над страховщиком «повиснет» 3% в день неустойки и необоснованные отказы или задержки выплат прекратятся. Однако количество страховых мошенничеств, которых и так предостаточно, вырастет в несколько раз. Из практики стран с давней историей развития обязательного страхования автогражданской ответственности давно известна эта закономерность – чем «круче» меры воздействия на недобросовестных страховщиков, тем больше появляется страховых мошенников, от которых страдают, прежде всего, добросовестные страховщики.24

Таким образом, имеется большой риск того, что при одномоментном введении повышенной ответственности страховщиков, например, распространении на ОСАГО действия главы III Закона «О защите прав потребителей» без введения адекватных мер по отношению к мошенникам, добросовестные страховщики начнут покидать рынок. В результате резко ослабнет конкуренция за клиента и рынок услуг ОСАГО, если и не монополизируется, то приблизится к этому. Те же компании, которые останутся на этом рынке, найдут возможности избегать мер повышенной ответственности и цель не будет достигнута.

Поэтому простые решения проблемы повышения эффективности механизма выплат, типа одномоментного введения неустойки в 3% за день просрочки выплаты, не годятся.

Заключение.


Из сказанного выше видно, что введение ОСАГО поставило перед отечественным правопорядком целый ряд непростых проблем.

Корни некоторых из них лежат в деликтном праве еще советского периода, когда за лозунгом «Все для человека, все во имя человека!» не стояло ничего, кроме пренебрежения правами человека и человеческой личностью в целом. Во многом, как мы видели, современное российской деликтное право, к сожалению, скопировало этот поход. Разворот же деликтного права в сторону действительного возмещения причиненного вреда в как можно более полном объеме и с как можно меньшими материальными и моральными затратами для потерпевших требует пересмотра некоторых основополагающих принципов деликтного права и не может произойти быстро и безболезненно. Это одно из направлений, для продвижения по которым требуются серьезные интеллектуальные усилия.

Другие проблемы, выявленные введением ОСАГО, лежат не в области деликтного права, а в области страхового права, а именно, в юридическом механизме обеспечения своевременных выплат страхового возмещения потерпевшим. Это механизм, как мы видели, достаточно чувствителен к каким-либо изменениям. Сегодня механизм выплат, с одной стороны, не обеспечивает достаточно быстрой и беспроблемной выплаты возмещения, но, с другой стороны, отсекает значительное количество мошенников, которые, поняв, что, скорее всего, им придется идти в суд, не всегда оказываются к этому готовыми. Таким образом, соблюдается некоторый баланс. Изменение лишь одного «противовеса» в этом балансе может легко привести к резкому разбалансированию всего механизма. И здесь, таким образом, требуется тщательно продуманная и просчитанная политика усиления мер ответственности страховщиков с одновременным усилением борьбы со страховыми мошенниками.

Иными словами, введение ОСАГО оказывается весьма полезным для коренного пересмотра некоторых, казалось бы, устоявшихся юридических воззрений и механизмов.


Юрий Фогельсон

профессор кафедры гражданского

и предпринимательского права

Государственного университета – Высшая школа экономики

1 Настоящая статья выполнена при информационной поддержке ЗАО «Консультант Плюс». Справочно-информационная система «Консультант Плюс», использованная при написании статьи обозначается далее аббревиатурой «Конс +»

2 Везде далее обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств обозначается аббревиатурой «ОСАГО», соответственно Федеральный закон № 40-ФЗ от 25.04.2002 «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» - аббревиатурой «Закон об ОСАГО».

3 Таких актов КС РФ довольно много. Последним по времени и широко обсуждавшимся является Постановление КС РФ № 15-П от 16.07.2004 // Вестник КС РФ, 2004, №6.

4 СЗ РФ 2003, № 20, ст.1897.

5 Сериков В. Утрата товарной стоимости по договору ОСАГО // Хозяйство и право, №9, 2004.

6 Постановление ФАС Северо-Западного округа № А26-6877/03-14 от 30.03.2004 // Конс +

7 См., например, Решение мирового судьи судебного участка № 8 г Белово, Шпирновой Е. В. по иску Окунева В.В. против Беловской страховой компании «БАСК» и Нагаева В.Н. // электронный ресурс http://www.insur-today.ru/forum/read.php?f=4&i=1388&t=1387

8 Решение Верховного Суда РФ № ГКПИ 03-1266 от 25.11.2003 // Конс +

9 Медведев М. Заплатите за старый автомобиль, как за новый// Бизнес-адвокат, 1999, № 6

10 Например, Постановления ФАС МО № КГ-А41/8967-02 от 23.01.2003, № КГ-А40/2818-99 от 27.08.1999 // Конс +

11 Бюллетень ВС РФ № 7, 1994.

12 Правила установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний / Утверждены Постановлением Правительства РФ от 16.10.2000 № 789 // СЗ РФ № 43, 2000, ст.4247.

13 Страховое дело : Учебник. В 2 т. – Т.2: Виды страхования / под ред. Т.А. Федоровой – М., Экономистъ, 2004, с.442.

14 Там же с.с. 447 – 460.

15 Правда следует заметить, что представление об убытках в правопорядке США в корне отличается от представления об убытках в отечественном правопорядке. См. об этом на русском языке, например, книгу Осакве К. Сравнительное правоведение в схемах : Общая и Особенная части : Учеб.-практ. пособие – 2-е изд. перераб. и доп. – М., 2002, с.с.334, 339.

16 Dobbin J. F. Insurance Law in a nutshell. Third edition. – St. Paul, Minn., 1996, p.p. 35–42.

17 Постановление КС РФ № 18-П от 01.12.1997 // Вестник КС РФ, № 6, 1997;

Постановление КС РФ № 11-П от 19.06.2002 // Вестник КС РФ № 5, 2002.

18 Комментарий к Постановлениям Пленумов ВС РФ по гражданским делам / Под ред. В.М. Жуйкова – М., 1999, с.232.

19 Российская газета № 230, 1994.

20 Постановление Пленума ВС РФ «О внесении изменений и дополнений в некоторые Постановления Пленума ВС РФ» №32 от 21.11.2000 // Бюллетень ВС РФ №2, 2001.

21 Обзор судебной практики Мосгорсуда. Судебная практика по спорам, вытекающим из отношений по страхованию. // Хозяйство и право, 1996, №1, 2.

22 Приказ МАП РФ № 160 от 28.05.98 // БНА, 1999, №2.

23 Там же.

24 Заславский И. И. Сравнительный анализ систем обязательного страхования автогражданской ответственности. Магистерская диссертация (ГУ-ВШЭ). – М., 2002.

© Юрий Фогельсон, 2005




Нажми чтобы узнать.

Похожие:

Осаго и защита прав потерпевших на возмещение вреда1 iconОсаго и защита прав потерпевших на возмещение вреда1
Конституции РФ. В состав этих конституционно значимых целей входит защита прав и законных интересов других лиц, и именно эта цель...
Осаго и защита прав потерпевших на возмещение вреда1 iconА. Я. Курбатов (опубликована в приложении к журналу «Хозяйство и право» 2009 г. №1) Защита прав и закон
Защита прав и законных интересов предпринимателей в публичных отношениях: порядок реализации и проблемы правоприменения
Осаго и защита прав потерпевших на возмещение вреда1 iconВведение 3 Основная часть: 4 Основные понятия наследственного права 4
Проблемы осуществления наследства и наследственных прав и защита наследственных прав наследственных прав 10
Осаго и защита прав потерпевших на возмещение вреда1 iconОдним из наиболее динамично развивающихся страховых рынков в России является рынок осаго. Это своего рода экстенсивный путь развития, так как осаго растёт в основном за счёт увеличения количества застрахованных
России является рынок осаго. Это своего рода экстенсивный путь развития, так как осаго растёт в основном за счёт увеличения количества...
Осаго и защита прав потерпевших на возмещение вреда1 iconПрограмма спецкурса "Международно-правовая защита прав человека" для специальности 021100 Юриспруденция
Права и свободы, гарантированные Европейской Конвенцией по защите основных прав и свобод человека
Осаго и защита прав потерпевших на возмещение вреда1 iconПрограмма спецкурса "Международно-правовая защита прав человека" для специальности 021100 Юриспруденция
Права и свободы, гарантированные Европейской Конвенцией по защите основных прав и свобод человека
Осаго и защита прав потерпевших на возмещение вреда1 iconВозмещение вреда, причененного незаконными действиями государственных органов
Думается, этого постановления было явно недостаточно, чтобы предоставить возможность гражданину или организации в полной мере реализовать...
Осаго и защита прав потерпевших на возмещение вреда1 iconЮнисеф — это Детский фонд Организации Объединенных Наций Основная цель работы юнисеф в Российской Федерации защита и поддержка прав детей. Юнисеф работает в России с 1997 г
Основная цель работы юнисеф в Российской Федерации защита и поддержка прав детей
Осаго и защита прав потерпевших на возмещение вреда1 iconЗащита прав потребителей по российскому законодательству
Теперь закон значительно повысил ответственность производителей продавцов и исполнителей за качество своей работы и наряду с расширением...
Осаго и защита прав потерпевших на возмещение вреда1 iconПрограмма учебной дисциплины Охрана и обеспечение прав личности в уголовном процессе
Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – одна из основных обязанностей современного государства, предназначенная...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы