Искусство Сандро Боттичелли icon

Искусство Сандро Боттичелли



НазваниеИскусство Сандро Боттичелли
Л.К. Екатеринбург
Дата конвертации07.08.2012
Размер156,15 Kb.
ТипРеферат
Искусство Сандро Боттичелли


Уральская Государственная Юридическая Академия РЕФЕРАТ Искусство Сандро Ботичелли Выполнила: Саушина Юлия Студентка гр.№ 116 Проверила: Савицкая Л.К. Екатеринбург 1998 г. - Введение - Странно подумать, что лет пятьдесят тому назад Бommuчeлли считалсяодним из темных художников переходного времени, которые прошли в мире лишьзатем, чтобы приготовить путь Рафаэлю. Люди нашего поколения вырастают синым представлением о судьбах искусства. Флорентийское кватроченто кажетсянам не переходным, но лучшим моментом возрождения, и гений Ьommuчeллuобозначает для нас высшую его точку, нам просто трудно поверить, чтописатели XVIII и начала XIX века, аббат Ланци, например, или Стендаль,упоминают имя Боттичелли только ради желания быть обстоятельными. Я выбрала тему о Сандро Ьотичелли, потому что это наиболее интереснаядля меня личность, его значение в искусстве огромно и в своем реферате ярасскажу вам о великом гении Бomuчeллu и его вкладе во всемирное искусство Сандро Боттичелли родился в 1444 (или в 1445) году в семье кожевника,флорентийского гражданина Мариано Филиппепи. Сандро был самым младшим,четвертым сыном Филиппепи. В 1458 году отец, давая для налоговых записейсведения о своих детях, сообщает, что его сын Сандро, тринадцати лет,учится читать и что он слаб здоровьем. К сожалению, почти ничего неизвестно о том, где и когда Сандро прошел художественную выучку идействительно ли, как сообщают старые источники, он сначала обучалсяювелирному ремеслу, а затем уже стал заниматься живописью. По-видимому, онбыл учеником известного живописца Филиппе Липпи, в мастерской которого онмог работать между 1465—1467 годами. Не исключена также возможность, чтоБоттичелли некоторое время, в 1468 и 1469 годах, работал у другогоизвестного флорентийского живописца и скульптора Андреа Верроккио. В 1470году он уже имел собственную мастерскую и самостоятельно выполнялполученные заказы. Сейчас имя Сандро Боттичелли известно всему миру как и имя одного изсамых замечательных художников итальянского Возрождения. Обаяние искусства Боттичелли всегда остается немного загадочным. Егопроизведения вызывают чувство, какое не вызывают произведения другихмастеров. Это чувство невозможно спутать с Другим, но его очень труднообъяснить. Отчасти еще и потому, что искусство Боттичелли за последние столет после его “открытия” оказалось слишком перегруженным всевозможнымилитературными, философскими и религиозными ассоциациями и комментариями,какими его наделили художественные критики и историки искусства. Каждоеновое поколение исследователей и почитателей пыталось найти в картинахБоттичелли оправдание своих собственных воззрений на жизнь и искусство.Одним Боттичелли представлялся жизнерадостным эпикурейцем,другим—экзальтированным мистиком, то его искусство рассматривалось какнаивный примитив, то в нем видели буквальную иллюстрацию самых изощренныхфилософских идей, одни изыскивали невероятно головоломные истолкованиясюжетов его произведений, другие интересовались только особенностями ихформального строя. Все находили образам Боттичелли разное объяснение, ноникого они не оставляли равнодушным. Боттичелли уступал многим художникам XV века, одним - в мужественнойэнергии, другим — в правдивой достоверности деталей. Его образы (за оченьредким исключением) лишены монументальности и драматизма, их преувеличеннохрупкие формы всегда немного условны. Но как никакой другой живописец XVвека Боттичелли был наделен способностью к тончайшему поэтическомуосмыслению жизни. Он впервые сумел передать едва уловимые нюансычеловеческих переживаний. Радостное возбуждение сменяется в его картинахмеланхолической мечтательностью, порывы веселья — щемящей тоской, спокойнаясозерцательность — неудержимой страстностью. Необычайно остро для своего времени почувствовал Боттичеллинепримиримые противоречия жизни — противоречия социальные и противоречиясвоей собственной творческой личности, — и это наложило яркий отпечаток наего произведения.) Беспокойное, эмоционально утонченное и субъективное, новместе с тем бесконечно человеческое, искусство Боттичелли было одним изсамых своеобразных проявлений ренессансного гуманизма. Рационалистическийдуховный мир людей Возрождения Боттичелли обновил и обогатил своимипоэтическими образами. Его композиции перегружены фигурами, а их пространственное построениеусловно и часто лишено ясного единства; его колорит иногда страдаеттипичной для флорентинцев жесткостью, а в рисунке и пластическоймоделировке форм он явно пренебрегает реалистическими завоеваниями своейшколы. Из всех средств художественной выразительности от отдаетрешительное предпочтение только одному—линии. Боттичелли — величайший мастер линии. Этим простейшим элементомизобразительного языка он владеет виртуозно. Его картины буквальнопронизаны линейным началом. Линия служит главным средством построения фигури главным средством их эмоциональной выразительности, линейный ритмсвязывает отдельные части в единую композицию. Линия и линейный ритм вкакой-то мере подчиняют себе и объемно-пространственные и цветовые элементыкартины, приобретая вместе с тем новые художественные качества. В произведениях Боттичелли линия уже не тот простой контур,обрисовывающий границы объемов, который любили наивно подчеркивать многиехудожники того времени и которого, наоборот, старались избегать болеепоздние мастера, постигшие тайны живописной светотени. Боттичелли сумелпередать в линии и чисто каллиграфическую красоту, и напряженную душевнуюэкспрессию, и отточенную музыкальность ритма. В его руках линия становитсябезукоризненным художественным инструментом для передачи самых тонкихжизненных чувств и переживании В позднем творчестве Боттичелли этаособенность его искусства достигает своего критического апогея и тогда языкмастера приобретает дисгармонирующую остроту: угловатые и как бы невесомыефигуры скользят вдоль плоскости картины, изгибаясь и вибрируя отвнутреннего напряжения, подчиняясь в своих движениях капризному ритмулиний, то стремительно взлетающих упругими волнами, то рассыпающихсямелкими складками. Два момента сыграли решающую роль в идейном формировании художника —его тесная близость с гуманистическим кружком Лоренцо Медичи“Великолепного”, фактического правителя Флоренции. и его увлечениерелигиозными проповедями доминиканского монаха Савонаролы, после изгнанияМедичи ставшего на некоторое время духовным и политическим руководителемФлорентийской республики. Рафинированное наслаждение жизнью и искусствомпри дворе Медичи и суровый аскетизм Савонаролы — вот два полюса, междукоторыми пролегал творческий путь Боттичелли. Боттичелли на протяжении многих лет поддерживал дружественные отношенияс семьей Медичи; он неоднократно работал по заказам Лоренцо “Великолепного”Особенно близок он был с двоюродным братом флорентийского правителя —Лоренцо ди Пьерфранческо Медичи, для которого написал свои прославленныекартины “Весна” и “Рождение Венеры”, а также сделал иллюстрации к“Божественной комедии”. В мифологических композициях Боттичелли ясно вырисовывается ихзависимость от античных и современных ему литературных источников. Но какбы точно ни прослеживать эту зависимость, с еще большей очевидностьюбросается в глаза неповторимая оригинальность Боттичелли в истолкованииантичных сюжетов и образов. Его понимание античности (как и его пониманиерелигии) очень индивидуально. Оно строится не на археологическом интересе кклассическим образцам и не на слепом следовании представлениямнеоплатоновской символики, а на основе того цельного, глубоко поэтическогомироощущения, которое пронизывает все творчество мастера. В ранних произведениях Боттичелли преобладают образы, проникнутыемягким лиризмом, прозрачные и почти безмятежные. Трогательно обхватываетмладенец своими ручонками шею матери (“Мадонна с младенцем и ИоанномКрестителем”). Изгибаясь точно легкая былинка, скользит неслышной поступьюЮдифь — не мужественная библейская героиня, а робкая девушка, почтиребенок, испуганная и опечаленная своим подвигом (“Юдифь”). Ничто ненарушает спокойствия юного мученика Себастьяна, чье нагое тело прекрасно всвоих изящных пропорциях (“Св. Себастьян”). С открытым и независимым видомвзирает с портрета неизвестный молодой человек, горделиво прижимающий кгруди медаль с профилем Козимо Медичи (“Портрет неизвестного с медалью”). Интересно, что в этом портрете дан новый тип композиции. Раньшеитальянские живописцы передавали портретируемого человека погрудно, строгов профиль, на нейтральном фоне, что сильно ограничивало возможностиэмоционального и психологического раскрытия образа. По примерунидерландских живописцев, Боттичелли изображает свою модель не в профиль, апочти в фас, со взглядом устремленным прямо на зрителя, с широким воздушнымпейзажем на заднем плане; он тонко использует жест рук для обогащенияпортретной характеристики. Позднее его портреты бывали острее и глубже, ноникогда в них не было такой кристальной ясности и цельности образа как вэтом раннем портрете, чуть подернутом дымкой задумчивой мечтательности Судя по медали, неизвестный, изображенный на портрете, имел какое-тоотношение к семье Медичи, с членами которой в эти годы у Боттичеллизавязываются дружественные отношения. И их портреты, а заодно и свойавтопортрет, художник, по обычаю того времена, представил в картине“Поклонение волхвов”. Боттичелли любил этот сюжет и обращался к нему неоднократно.Евангельская легенда о подношении даров новорожденному Христу тремяволхвами не только использовалась им как повод для того, чтобы показатьпраздничное зрелище богато разодетой толпы; в этой традиционной темеБоттичелли открыл новую сторону — возможность рассказать о миречеловеческих переживаний. Его картина строится так, что в группировках,движениях и жестах фигур, столпившихся вокруг Марии с младенцем, зримопередаются самые различные оттенки живого чувства — от спокойного, почтихолодного любопытства до бурного волнения горячей любви. К концу 70-х годов образы Боттичелли, сохраняя еще крепкуюреалистическую основу, приобретают утонченную одухотворенность ивзволнованную поэтичность, которые решительно выделяют его среди всехфлорентийских живописцев. И уже тогда его поэтический идеал, так полновыраженный в “Весне”, получает свою трагическую двойственность. “Весна” Боттичелли — одно из первых в европейской живописи произведенийчисто светского содержания, картина, в которой гуманистическая культураВозрождения с ее увлечением античностью впервые нашла такоенепосредственное, хотя и очень своеобразное отражение. Подобно плоскостному декоративному узору на ковре, располагаются фигурына картине Боттичелли. Тонкими светлыми силуэтами отчетливо рисуются они натемном фоне густой листвы и зеленой лужайки, пестреющей цветами. В центреее—Венера; она одета и больше похожа на флорентийскую горожанку, чем наантичную богиню. По одну сторону от нее—Весна, вся украшенная цветами, онасловно не замечает нимфы Флоры, которая прижимается к ней, спасаясь отобъятий холодного Зефира; по другую сторону—три грации, застывшие вхороводе танца; повернувшись к ним спиной стоит полуобнаженный Меркурий;вверху летает Амур, с завязанными глазами, но готовый пустить стрелу в однуиз граций. Что означают все эти, не замечающие друг друга фигуры, что связывает ихмежду собой? Существует много различных объяснений сюжета “Весны”. Однако самыескрупулезные расшифровки смыслового значения отдельных фигур и деталей(даже если признать их вполне правильными) еще не дают нам истинногопонимания идейного замысла картины и очень мало дают для понимания еехудожественной ценности. “Весна” — не просто иллюстрация одного илинескольких классических текстов, прокомментированных в духе флорентийскогонеоплатонизм. Это — произведение, где литературная программа и возникшие всвязи с ней личные ассоциации и переживания художника вылились в зрительныйобраз, в котором отдельные части объединены в целостную композицию нестолько единым сюжетом, сколько единым поэтическим чувством, единымритмическим движением. В прихотливом сплетении и игре линий, в их плавномтечении и в выразительных контрапостах рождается, подобно музыкальноймелодии, главная тема — праздник весны и любви. Но в этой беззвучной музыкелиний ясно слышатся меланхолические интонации, а в этом празднике естьнечто призрачное. Боттичелли обращается к извечным мотивам народной сказки, к образам,созданным народной фантазией и поэтому общезначимым. Разве может вызватьсомнение образный смысл высокой женской фигуры в белом платье, затканномцветами, с венком на золотых волосах, с гирляндой цветов на шее, сцветами в руках и с лицом юной девушки, почти подростка, чуть смущенным,робко улыбающимся? У всех народов, на всех языках этот образ всегда служилобразом весны; в народных празднествах на Руси, посвященных встрече весны, когда молодые девушки выходили в поле “завивать венки”, он столь жеуместен, как и в картине Боттичелли. И сколько бы не спорили ученые о том, кого изображает полуобнаженнаяженская фигура в прозрачной одежде, с длинными разметавшимися волосами иветкой зелени в зубах - Флору, Весну и Зефира, - образный смысл еесовершенно ясен: у древних греков она называлась дриадой или нимфой, внародных сказках Европы - лесной феей, в русских сказках - русалкой. Иконечно, с какими-то темными злыми силами природы ассоциируется летящаяфигура справа, от взмаха крыльев которой стонут и клонятся деревья. А этивысокие, стройные деревья, вечно зеленые и вечно цветущие, увешанныезолотыми плодами, - они в одинаковой мере могут изображать и античный садгесперид, и волшебную страну сказок, где вечно царит лето. Боттичелли обращается не только к традиционным персонажам народныхлегенд и сказок; в его картинах “Весна” и “Рождение Венеры” отдельныепредметы приобретают характер обобщенных поэтических символов. В отличие отЛеонардо, страстного исследователя, с фантастической точностью,стремившегося воспроизводить все особенности строения растений, Боттичеллиизображает “деревья вообще”, песенный образ дерева, наделяя его как всказке, самыми прекрасными качествами - оно стройное, с гладким стволом,с пышной листвой, усыпанное одновременно и цветами и фруктами. А какойботаник взялся бы определить сорт цветов, рассыпанных на лугу под ногамиВесны, или тех, которые она держит в складках своего платья: они пышны,свежи и ароматны, они похожи и на розы, и на гвоздики, и на пионы; это -“цветок вообще”, самый чудесный из цветов. Да и в самом пейзажеБоттичелли не стремится воссоздать тот или иной ландшафт; он толькообозначает природу, называя ее основные, и вечно повторяющиеся элементы:деревья, небо, земля в “Весне”; небо, море, деревья, земля в “РожденииВенеры”. Это “природа вообще”, прекрасная и неизменная. Изображая этот земной рай, этот “золотой век”, Боттичелли выключает изсвоих картин категории пространства и времени. За стройными стволамидеревьев виднеется небо, но нет никакой дали, никаких перспективных линий,уводящих в глубину, за пределы изображенного. Даже луг, по которому ступаютфигуры, не создает впечатление глубины; он похож на ковер, повешенный настену, идти по нему невозможно. Вероятно, именно поэтому все движенияфигур имеют какой-то особый, вневременной характер: люди у Боттичеллискорее изображают движение, чем двигаются. Весна стремительно идет вперед,ее нога почти касается переднего края картины, но она никогда непереступит его, никогда не сделает следующего шага; ей некуда ступить, вкартине нет горизонтальной плоскости, нет и сценической площадки, накоторой фигуры могли бы свободно двигаться. Так же неподвижна фигура идущейВенеры: слишком строго вписана она в арку склоненных деревьев и окруженаореолом зелени. Позы, движения фигур приобретают какой-то страннозавороженный характер, они лишены конкретного значения, лишеныопределенной целенаправленности: Зефир протягивает руки, но не касаетсяФлоры; Весна только трогает, но не берет цветы; Правая рука Венерыпротянута вперед, как будто она хочет коснуться чего-то, но так изастывает в воздухе; жесты сплетенных рук Граций - это жесты танца; в нихнет никакой мимической выразительности, они не отражают даже состояние ихдуши. Есть какой-то разрыв между внутренней жизнью людей и внешнимрисунком их поз и жестов. И хотя в картине изображена определенная сцена,персонажи ее не общаются друг с другом, они погружены в себя, молчаливы,задумчивы, внутренне одиноки. Они даже не замечают друг друга.Единственно, что их объединяет, - это общий ритм, пронизывающий картину,как - бы порыв ветра, ворвавшийся извне. И все фигуры подчиняются этомуритму; безвольные и легкие, они похожи на сухие листья, которые гонитветер. Самым ярким выражением этого может служить фигура Венеры, плывущейпо морю. Она стоит на краю легкой раковины, едва касаясь ее ногами, иветер несет ее к земле. В картинах эпохи Возрождения человек всегда составляет центркомпозиции; весь мир строится вокруг него и для него, и именно он являетсяглавным героем драматического повествования, активным выразителемсодержания, заключенного в картине. Однако в картинах Боттичелли человекутрачивает эту активную роль он становится скорее страдательнымэлементом, он подвержен силам, действующим извне, он отдается порывучувства или порыву ритма. Это ощущение внеличных сил, подчиняющихчеловека, переставшего владеть собой, прозвучало в картинах Боттичелликак предчувствие новой эпохи, когда на смену антропоцентризму Ренессанса, приходит сознание личной беспомощности, представление о том, что в миресуществуют силы, независимые от человека, неподвластные его воле. Первымисимптомами этих изменений, наступивших в обществе, первыми раскатамигрозы, которая несколько десятилетий спустя поразила Италию и положилаконец эпохе Возрождения, были упадок Флоренции в конце 15 века ирелигиозный фанатизм, охвативший город под влиянием проповеденийСавонаролы, фанатизм, которому до некоторой степени поддался и самБоттичелли, и который заставлял флорентинцев, вопреки здравому смыслу ивеками воспитывавшемуся уважению к прекрасному, бросать в костерпроизведения искусства. С особой силой выражено все это в иллюстрациях Боттичелли в“Божественно комедии” Данте. Здесь даже самый характер рисунка - однойтонкой линией, без теней и без нажима - создают ощущение полнойневесомости фигур; хрупких и как будто прозрачных. Фигуры Данте и егоспутника, по нескольку раз повторенные на каждом листе, появляются то водной, то в другой части рисунка; не считаясь ни с физическим закономтяжести, ни с приемами построения изображения, принятыми в его эпоху,художник помещает их то снизу, то сверху, иногда боком и даже внизголовой. Порой создается ощущение, что сам художник вырвался из сферыземного притяжения, утратил ощущения верха и низа. Особенно сильноевпечатление производит иллюстрация к “Раю”. Трудно назвать другогохудожника, который с такой убедительностью и такими простыми средствамисумел бы передать ощущение безграничного простора и безграничного света.В этих рисунках без конца повторяются фигуры Данте и Беатриче. Поражаетпочти маниакальная настойчивость, с которой Боттичелли на 20 листахвозвращается все к одной и той же композиции - Беатриче и Данте,заключенные в круг; варьируются слегка только их позы и жесты. Возникаетощущение лирической темы, будто преследующей художника, от которой никак неможет и не хочет освободиться. И еще одна особенность появляется в последних рисунках серии: Беатриче, это воплощение красоты, некрасива и почти на две головы выше Данте!Нет сомнения в том, что этим масштабным различием Боттичелли стремилсяпередать большую значимость образа Беатриче и, может быть, то ощущение еепревосходства и собственного ничтожества, которое испытывал в ееприсутствии Данте. Проблема соотношения красоты физической и духовнойпостоянно вставала перед Боттичелли, и он пытался решить ее, дав языческипрекрасному телу своей Венеры лицо задумчивой Мадонны. Лицо Беатриче некрасиво, но у нее поразительно красивые, большие и трепетно одухотворенныеруки и какая-то особая порывистая грация движений. Кто знает, можетбыть, к этой переоценке категорий физической и духовной красоты сыгралироль проповеди Савонаролы, ненавидившего всякую телесную красоту каквоплощение языческого, греховного. Новое направление искусства Боттичелли получает свое крайнее выражениев последний период его деятельности, в произведениях 1490-х—начала 1500-хгодов. Здесь приемы преувеличения и диссонанса становятся почтинестерпимыми (например, “Чудо св. Зиновия”). Художник то погружается впучину безысходной скорби (“Пьета”). то отдается просветленной экзальтации(“Причащение св. Иеронима”). Его живописная манера упрощается почти доиконописной условности, отличаясь какой-то наивной косноязычностью.Плоскостному линейному ритму полностью подчиняется и рисунок, доведенный всвоей простоте до предела, и цвет с его резкими контрастами локальныхкрасок. Образы как бы утрачивают свою реальную, земную оболочку, выступаякак мистические символы. И все же в этом, насквозь религиозном искусстве согромной силой пробивает себе дорогу человеческое начало. Никогда ещехудожник не вкладывал в свои произведения столько личного чувства, никогдаеще его образы не имели такого высокого нравственного значения. “В Рождестве”, написанном в 1500 году, традиционный сюжет, обычнопредставляемый художниками XV века как жанровая сцена, превращен Боттичеллив религиозную мистерию, увенчанную хороводом бесплотных ангелов, парящих впреддверии золотых кругов небесного рая. Картина, как прямо указываетгреческая надпись, сделанная на ней художником, — горячая мольба о спасенииФлоренции от “дьявола” — кровавого Чезаре Борджиа, — который должен быть и будетпобежден. Отсюда главная идея произведения — апофеоз добра над злом,который раскрывается не только в своей мистической символике, но и в своемчисто человеческом содержании. Сколько трогательной простоты и человечностивложил художник в образы ангелов, спустившихся на землю и обнимающихся слюдьми! Мастер хотел рассказать зрителю о христианской любви, но, сам тогоне желая, он показал ее как любовь земную и человеческую, торжествующую надгорем и страданием. Та же тема неизменно проходит через иллюстрации к “Божественнойкомедии”, над которыми Боттичелли работал между 1492— 1497 годами. В нихособенно ясно раскрывается гуманистическая и поэтическая сущность позднегоискусства мастера. Последние пять лет своей жизни Боттичелли совсем не работал. Впроизведениях 1500—1505 годов его искусство достигло критического рубежа.Упадок реалистического мастерства и вместе с ним огрубление стиля неумолимосвидетельствовали о том, что художник зашел в тупик, из которого для негоуже не было выхода. В разладе с самим собой он исчерпал свои творческиевозможности. Всеми забытый, он прожил в бедности еще несколько лет,вероятно, с горьким недоумением наблюдая вокруг себя новую жизнь, новоеискусство. Со смертью Боттичелли завершается история флорентийской живописиРаннего Возрождения — этой подлинной весны итальянской художественнойкультуры. Современник Леонардо, Микельанджело и молодого Рафаэля,Боттичелли остался чужд их классических идеалов. Как художник он полностьюпринадлежал XV столетию и не имел прямых преемников в живописи ВысокогоВозрождения. Однако его искусство не умерло вместе с ним. То была перваяпопытка раскрыть душевный мир человека, попытка робкая и закончившаясятрагически, но получившая через поколения и столетия свое бесконечномногогранное отражение в творчестве других мастеров. Искусство Боттичелли — поэтическая исповедь великого художника, котораяволнует и всегда будет волновать сердца людей. - Заключение - Боттичелли был непосредственным свидетелем первых симптомовнаступающей феодальной реакции. Он жил во Флоренции, в городе, который втечение нескольких столетии стоял во главе экономической, политической икультурной жизни Италии, в городе с вековыми республиканскими традициями,который по праву считают кузницей итальянской культуры Возрождения.Вероятно, именно поэтому, кризис Возрождения и обнаружился прежде всегоздесь и именно здесь принял такой бурный и такой трагический характер.Последние 25 лет 15 века для Флоренции - это годы постепенной агонии игибели республики и героических и безуспешных попыток спасти ее. В этойборьбе за демократическую Флоренцию, против возраставшей власти Медичипозиции самых страстных ее защитников странным образом совпадали спозициями сторонников Савонаролы, пытавшихся вернуть Италию ко временамсредневековья, заставить ее отказаться от всех достижений ренессансногогуманизма, ренессансного искусства. С другой стороны, именно Медичи,занимавшие реакционные позиции в политике, выступали защитниками гуманизмаи всячески покровительствовали писателям, ученым, художникам. В такойситуации положение художника было особенно трудным. Не случайно поэтомуЛеонардо да Винчи, которому были в одинаковой мере чужды как политические,так и религиозные увлечения, покидает Флоренцию и, стремясь обрестисвободу творчества, переезжает в Милан. Боттичелли был человеком иного склада. Неразрывно связав свою судьбу ссудьбой Флоренции, он мучительно метался между гуманизмом кружка Медичи ирелигиозно-моральным пафосом Савонаролы. И когда в последние годы 15 векаБоттичелли решает этот спор в пользу религии, он замолкает как художник.Вполне понятно поэтому, что от последнего десятилетия его жизни до нас недошло почти не одного его произведения. - Список литературы - 1. И. Данилова “Сандро Боттичелли”, “ИСКУССТВО” изд. “Просвещение” (с) 1969 2. Е. Ротенберг “Искусство Италии 15 века” изд. “Искусство” Москва (с) 1967 3. П. П. Муратов “Образы Италии” М.,”Республика” 1994 4. В. Гращенков “Сандро Боттичелли” М., Государственное Издательство изобразительного искусства 1960 г.




Нажми чтобы узнать.

Похожие:

Искусство Сандро Боттичелли iconЛичность Сандро Боттичелли в контексте эпохи Возрождения

Искусство Сандро Боттичелли iconРеферат искусство Сандро Ботичелли
Ьommuчeллu обозначает для нас высшую его точку, нам просто трудно поверить, что писатели XVIII и начала XIX века, аббат Ланци, например,...
Искусство Сандро Боттичелли iconИскусство Сандро Ботичелли

Искусство Сандро Боттичелли iconБотичелли Сандро
Таким скучным прозаиком был и современник Боттичелли Доминико Гирландайо. Картины Гирландайо и его многочисленные фрески производят...
Искусство Сандро Боттичелли iconРеферат на тему: Маньеризм: Сандро Боттичелли, Леонардо да Винчи, Микеланджело, Рафаэль студентка группы дфр-21 Клычкова Ольга
Охватывает фигуру сверху донизу единым плавным контуром. Так и в «Мадонне Конестабиле». Вставленное в широкую золоченую раму, богато...
Искусство Сандро Боттичелли iconБоттичелли был современником Леонардо, с ним вместе он работает в мастерской Верроккио
Таким скучным прозаиком был и современник Боттичелли Доминико Гирландайо. Картины Гирландайо и его многочисленные фрески производят...
Искусство Сандро Боттичелли iconКнига для учащихся / А. Д. Алехин. 2-е изд. М.: Просвещение; Владос; 1994. 160 с.: ил
Охватывает период с Х до ХХ вв в четырех хронологических разделах: "Древнерусское искусство", "Искусство xviii", "Искусство xix",...
Искусство Сандро Боттичелли iconСандро Боттичели

Искусство Сандро Боттичелли iconРабочая программа изобразительное искусство на 2009 / 2010 учебный год Учитель: Маштарова В. М. Предмет: Изобразительное искусство Класс: 5 Образовательная область: «Искусство»
Программа: Изобразительное искусство. 5-9 кл.: программа для общеобразовательных учреждений. В. С. Кузин, С. П. Ломов, Е. В. Шорохов...
Искусство Сандро Боттичелли icon«история изобразительного искусства»
Религиозные верования первобытного общества. Первобытное искусство Африки. Искусство древних скифов. Первобытное искусство на Урале...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы