Понятие культуры icon

Понятие культуры



НазваниеПонятие культуры
Дата конвертации28.10.2012
Размер178,17 Kb.
ТипДокументы
скачать >>>
1. /Антроп.традиция.DOC
2. /Антропологическая школа.doc
3. /Важнейшими составляющими духовной культуры Древней Руси стали собственные языческие восточнославянские традиции.doc
4. /Византийская к-ра.DOC
5. /Влияние к.к-ры на к.чел-ка.DOC
6. /Динамика к-ры.DOC
7. /Дух.мир средневекового чел.З.Е..DOC
8. /Искусство магии и сила веры.DOC
9. /К-гия Уайта.DOC
10. /К-ра Античности.DOC
11. /К-ра России XIX-XX.DOC
12. /К-ра Сов.общества.DOC
13. /К-ра тоталитарного общества.DOC
14. /К-ра эпохи возрождения.DOC
15. /К. в Германии.DOC
16. /КУЛЬТУРА XX ВЕКА .DOC
17. /Культ-ый процесс.DOC
18. /Культурология(Уайт).DOC
19. /МОДЕЛИ К-РЫ НОВОГО ВРЕМЕНИ.DOC
20. /Миф в примитивной психологии.DOC
21. /Мифология.DOC
22. /Модели к-ры эпохи Просвещения.DOC
23. /Наследие Древн.Востока.DOC
24. /Натуралистическая школа.doc
25. /Наука о культуре.DOC
26. /Общественно-историческая.doc
27. /Определение Культура.DOC
28. /Планы сем.занятий.DOC
29. /Понятие культуры(Уайт).DOC
30. /Православие.doc
31. /РИТУАЛЫ ВОССТАНИЯ В Ю-В АФРИКЕ.DOC
32. /Развитие современных технологий существенным образом меняет жизнь общества.doc
33. /Романтизм-к-ный феномен.DOC
34. /Рус.средневековая к-ра.DOC
35. /Симв.классификация.DOC
36. /Символ(Уайт).DOC
37. /Символич.реальность.DOC
38. /Символическая школа.doc
39. /Система,структура,функции.DOC
40. /Системный подход.DOC
41. /Смысл и цель Петровских реформ.doc
42. /Соотношение языка,мышл.,поведения.DOC
43. /Социологическая школа.doc
44. /Стиль и цивилизации.DOC
45. /Типология к-ры.DOC
46. /Типология религий.DOC
47. /Типы к-ры.DOC
48. /Характеристики культуры.DOC
49. /Хрестоматия .doc
50. /Человек-знаменатель к-р.DOC
51. /Энергия и эволюция к-ры.DOC
52. /Язык как модель.DOC
53. /план сем зан.DOC
54. /содержание.DOC
55. /экзамен.DOC
I. антропологическая традиция в культурологии культурология интеграция знаний о культуре
Антропологическая школа
Важнейшими составляющими духовной культуры Древней Руси стали собственные языческие восточнославянские традиции, на которые наложились особенности христианского мировосприятия
XV. типология византийской культуры истоки и традиции в истории культуры Византии
Клиффорд Герц Влияние концепции культуры на концепцию человека
IX. динамика культуры
Xvi духовный мир средневекового человека западной европы
Б. Малиновский Искусство магии и сила веры
Iii культурология лесли а. Уайта
Культура античности
Xxii. Культура россии на рубеже xix—xx вв. Рубеж этих столетий в культуре России принято называть «серебря­ным веком»
Xxiii. Культура советского общества: достижения и потери
Xxiv. Культура тоталитарного общества
Xviii. Культура эпохи возрождения общая характеристика эпохи
II. формирование культурологической традиции в германии
Xxv культура XX века — смена парадигмы
Роберт л. Карнейро культурный процесс.*
Лесли А. Уайт. Культурология
Xix модели культуры нового времени: формирование новоевропейского культурного образца
Б. Малиновский Миф в примитивной психологии
X. Мифология как система представлений о мире. Мифологическое сознание
XX. Модели культуры Нового времени: модификации эпохи Просвещения
Xiii. Культурное наследие древнего востока что означает понятие «Древний Восток?»
Биография Фрейда сравнительно бедна событиями. Он родился в небогатой семье торговца в Вене. После окончания медицинского факультета университета стажировался во Франции по физиологии и неврологии.
Наука о культуре
Освальд Шпенглер
Альберт К. Кафанья формальный анализ определений понятия "культура"
Планы семинарских занятий для 4 курса 5 факультета ( 26 часов) Введение в культурологию. Наука о культуре. Культурология в системе гуманитарного знания
Понятие культуры
Православие
М. Глакмен ритуалы восстания в юго-восточной африке
Развитие современных технологий существенным образом меняет жизнь общества и оказывает влияние на культуру
1. Критика Просвещения и предпосылки возникновения романтизма
Xvii. Русская средневековая культура
Символическая классификация предисловие
Символ : происхождение и основа человеческого поведения. "В слове было Начало начало человека и культуры"
VI. символическая реальность культуры
Символическая школа
Культура как система. Уже в первой своей книге «The Science of Culture»
IV. системный подход к изучению культуры
Смысл и цель Петровских реформ
Бенджамен Ли Уорф Соотношение языка, обыденного мышления и поведения
Социологическая школа
Альфред Л. Крёбер. Стиль и цивилизации
Vii историческая типология культуры историческая типология культуры
Xii типология религий классификация религий
Дж. Фейблман. Типы культуры. А. Существование культурных типов
Джордж П. Мердок
Книга о душе 49
Viii. Человек как общий знаменатель культур основы культурного единства
Лесли а. Уайт энергия и эволюция культуры*
XI. язык, как модель культуры язык и мышление
Чтения лекций и проведения семинарских занятий по культурологии на курсе в 2003\2004 учебном году
Введение в культурологию
Вопросы для экзамена по курсу ’’Культурология’’ 2001/2002 уч год. Предмет и задачи культурологии. Культурология в системе гуманитарных знаний

Понятие культуры.


Лесли А.Уайт. Понятие культуры


Никто из занимающихся культурной антропологией не подвергает сомнению то обстоятельство, что центральным понятием этой отрасли знаний является “культура”. Но данный термин каждый понимает по-своему. Для одних культура — научаемое поведение. Для других — не поведение как таковое, а его абстракция. Для одних антропологов каменные топоры и керамические сосуды — культура, для других ни один материальный предмет таковой не является. Одни полагают, что культура существует лишь в сознании людей, другие считают культурой лишь осязаемые предметы и явления внешнего мира. Некоторые антропологи представляют культуру совокупностью идей, но спорят друг с другом по поводу того, где эти идеи обитают: одни полагают, что в сознании изучаемых людей, другие — что в сознании самих этнологов. Далее следует понимание "культуры как защитного механизма физического мира", "культуры как совокупности составляющих "n" различных социальных сигналов, которым соответствуют "m" различных ответов", затем царит уже полная путаница и неразбериха. Интересно, как повели бы себя физики, если бы у них существовало столько же различных представлений об энергии!

Были, однако, времена, когда ученые имели более или менее однозначное представление о сущности и употреблении этого термина. В последние десятилетия XIX в. и в самом начале ХХ в. культурные антропологи разделяли по преимуществу точку зрения Э.Б.Тайлора, выраженную в первых строках "Первобытной культуры": "Культура ... слагается в своем целом из знания, верований, искусства, нравственности, законов, обычаев и некоторых других способностей и привычек, усвоенных человеком как членом общества"* *. Тайлор не делает здесь акцента на том, что культура присуща лишь человеку, хотя это и подразумевается; в других его работах данная мысль выражена более четко (так, в Tylor E.B. 1881:54, 123 говорится об огромной пропасти между интеллектом животных и человека). Следовательно, к культуре Тайлор относит всю совокупность предметов и явлений, свойственных человеку как виду. В "Первобытной культуре" он перечисляет верования, обычаи, материальные предметы и пр. (Tylor E.B. 1913:5-6).

Тайлоровская концепция культуры царила в антропологии в течение нескольких десятилетий. Еще в 1920 г. Роберт Лоуи открывал свой труд "Первобытное общество" цитатой "знаменитого тайлоровского определения". Однако в последние годы число концепций и определений культуры значительно возросло. Наибольшее распространение получили представления о культуре как об абстракции. Именно так в конечном счете определяют культуру Крёбер и Клакхон в их всеобъемлющем исследовании "Культура: критический обзор концепций и определений" (Kroeber A.L., Kluckhohn C. 1952:155,169). Аналогичным образом определяют культуру Билз и Хойджер в учебнике "Введение в антропологию" (Beals R.L., Hoijer H. 1953:210, 219, 507, 535). А в недавней работе "Культурная антропология" Феликс М.Кисинг характеризует культуру как "совокупность научаемого поведения, распространенного в обществе" (Keesing F. 1958: 16, 427).

В последнее время дискуссия вокруг понятия культуры заострилась на проблеме различия между терминами "культура" и "человеческое поведение". Долгие годы антропологи совершенно спокойно определяли культуру как научаемое поведение, свойственное человеческому виду и передающееся от одного индивида, группы индивидов или поколения другим при помощи механизма социальной наследственности. Однако теперь на этот счет возникли сомнения, которые привели к утверждению, что культура есть не само поведение, а лишь его абстракция. Культура, утверждают Крёбер и Клакхон, "есть абстракция конкретного человеческого поведения, но не само поведение". Аналогичную точку зрения высказывают Билз, Хойджер и др.

Однако те исследователи, которые определяют культуру как абстракцию, не поясняют, что именно они подразумевают под этим термином. Считается очевидным, (1) что сами они точно знают, что называют "абстракцией", и (2) что другие тоже способны это понять. На наш взгляд, ни одно из двух допущений достаточным образом не обосновано; далее мы еще вернемся к более детальному разбору данной концепции. Но какой бы смысл ни вкладывали антропологи в термин "абстракция", если культура — абстракция, то, следовательно, она непознаваема, неизмерима и в целом нереальна. ...

Когда культура превращается в абстракцию, она не только становится невидимой и неуловимой, но и вообще перестает существовать как таковая.....

Автор этих строк, так же как Крёбер и Клакхон, вовсе не собирается отдавать культуру психологам; в самом деле, трудно найти антрополога, который приложил бы столько усилий, чтобы разграничить психологические и культурологические проблемы. Но в еще меньшей степени он склонен подменить материальную сущность культуры ее призраком. Ни одна наука не может иметь объектом своего изучения нечто, состоящее из неуловимых, невидимых, неосязаемых, онтологически несуществующих "абстракций"; наука должна иметь дело с настоящими звездами, млекопитающими, лисицами, кристаллами, клетками, феноменами, гамма-излучением и элементами культуры. Мы считаем возможным предложить такой анализ ситуации, который позволит разграничить психологию как науку, изучающую поведение, и культурологию как науку, изучающую культуру, и каждой из этих наук дать реальный, материальный объект изучения.

В науке принято различать сознание наблюдателя и внешнюю среду — предметы и явления, существующие вне сознания наблюдателя. Ученый вступает в контакт с внешним миром посредством собственных органов чувств, и у него формируются ощущения. Они трансформируются в понятия, которые вследствие манипуляций в мыслительном процессе1 формируют посылки, предположения, обобщения, выводы и т.д. Истинность этих посылок, предположений и выводов проверяется опытами во внешней среде (Einstein A. 1936: 350) Таким образом добывается научное знание.

Первым шагом в процессе познания является наблюдение, или восприятие внешнего мира при помощи органов чувств. Следующий шаг, после того как ощущения трансформировались в понятия, — классификация наблюдаемых предметов и явлений. Предметы и явления внешнего мира группируются в классы различного вида: кислоты, металлы, камни, жидкости, млекопитающие, звезды, атомы, частицы и т.д. И сейчас становится очевидным, что имеется целый класс явлений, чрезвычайно важный в изучении человека, для которого в науке не существует названия — класс символизированных* * предметов и явлений. Поразительно, но это действительно так: данный класс предметов и явлений не имеет названия. А случилось так потому, что эти предметы и явления всегда изучались и обозначались не сами по себе, в зависимости от присущих им свойств, а лишь в определенных контекстах.


.....Вернемся теперь к классу символизированных предметов и явлений: слово, каменный топор, фетиш, отношение к теще или к молоку, произнесение молитвы, окропление святой водой, керамический сосуд, участие в голосовании, соблюдение святой субботы, "а также некоторые другие способности, привычки (и предметы), присущие человеку как члену общества" (Tylor E.B. 1913: 1). Они суть то, что они суть: предметы и действия, связанные с символической способностью человека.

Эти предметы-и-явления-связанные-со-способностью-человека-символизировать могут быть рассмотрены в разнообразных контекстах: астрономическом, физическом, химическом, анатомическом, физиологическом, психологическом и культурологическом; и они, в свою очередь, станут соответственно астрономическими, физическими, химическими, анатомическими, физиологическими, психологическими и культурологическими феноменами. Ведь все предметы и явления, зависящие от символической способности человека, зависят также от солнечной энергии, которая поддерживает жизнь на нашей планете, — это астрономический контекст. Данные предметы и явления могут быть рассмотрены и объяснены в терминологии анатомических, нервных и психических процессов, происходящих в человеке. Они могут быть также рассмотрены и объяснены во взаимосвязи с организмом человека, т.е. в соматическом контексте. Кроме того, их можно рассмотреть и в экстрасоматическом контексте, т.е. во взаимосвязи с другими подобными предметами и явлениями, а не с организмом человека.

В том случае, когда символизированные предметы и явления рассматриваются во взаимосвязи с организмом человека, т.е. в соматическом контексте, их по праву можно назвать поведением человека, а изучающую их науку — психологией. Когда же символизированные предметы и явления рассматриваются и объясняются во взаимосвязи друг с другом, а не с организмом человека, мы называем их культурой, а изучающую их науку — культурологией. ..

Предметы или явления, зависящие от способности человека к символизированию — символаты, — существуют самостоятельно, но, будучи рассмотренными в каком-либо контексте, они приобретают особый смысл. Как мы уже отмечали, они могут быть важны в астрономическом контексте: каждый ритуал требует определенных затрат энергии, источником которой является Солнце. Но в науках о человеке важны два основных контекста: соматический и экстрасоматический. Символаты можно рассматривать и объяснять во взаимосвязи с организмом человека или же во взаимосвязи друг с другом, абстрагируясь от организма человека. Попробую проиллюстрировать свою мысль примерами.

Я курю сигарету, голосую на выборах, раскрашиваю керамический кувшин, избегаю тещи, читаю молитву, затачиваю острие стрелы. Каждое из этих действий связано с символизированием2, следовательно, каждое — символат. И я как ученый могу рассмотреть каждое из этих действий (явлений) во взаимосвязи со мной, с моим организмом или же во взаимосвязи друг с другом, с другими символатами, совершенно независимо от моего организма.

...Но можно рассматривать символаты во взаимосвязи друг с другом, независимо от человеческого организма. Так, в случае с тещей, мы можем рассмотреть отношение к ней во взаимосвязи с другими символатами или с кластерами символатов, такими, как брачные обычаи — моногамия, полигиния, полиандрия, место проживания супругов после заключения брака, разделение труда между полами, способ пропитания, архитектура жилища, степень культурного развития и т.д. Если же речь идет о выборах, следует принять во внимание формы политической организации (племя, нация), тип правления (демократическое, монархическое, фашистское); возраст, пол, имущественное положение; политические партии и т.д. В этом случае наши символаты становятся культурой — элементами культуры или кластерами элементов, институтами, обычаями, кодексами и т.п., а их научным изучением занимается культурология.

То же самое касается и отдельных предметов, а не только действий. Если нас заинтересует мотыга, мы можем рассмотреть ее во взаимосвязи с другими символами в экстрасоматическом контексте: с другими орудиями труда, используемыми для производства пропитания, с палкой-копалкой или с плугом; или с традициями полового разделения труда; с уровнем развития культуры и т.д. Нас может заинтересовать связь между компьютером и степенью развития математики, уровнем технологического развития, разделением труда, социальным институтом, который его использует (корпорация, военное подразделение, астрономическая лаборатория) и т.д.

Таким образом, очевидно, что существуют два различных научных подхода к изучению подобного рода предметов и явлений, зависящих от символической способности человека к символизации. Если мы их рассматриваем во взаимосвязи с организмом человека, т.е. в соматическом контексте, то эти предметы и явления есть для нас человеческое поведение, а сами мы занимаемся психологией. Если же мы будем рассматривать их во взаимосвязи друг с другом, независимо от организма человека, т.е. в экстрасоматическом контексте, то эти предметы и явления станут для нас культурой — культурными элементами или культурными чертами, а мы займемся культурологией. Психология человека и культурология имеют в качестве объекта исследования одни и те же феномены: предметы и явления, зависящие от способности человека символизировать (символаты). А отличаются эти две науки друг от друга различными контекстами, в которых изучаются эти феномены....

Мне могут возразить, что наука должна иметь объектом исследования определенный класс предметов как таковой, а не класс-предметов-в-некоем-контексте. Мне скажут, что атомы есть атомы, млекопитающие есть млекопитающие, и они являются объектом исследования соответственно физики и зоологии, независимо от контекста. Так почему же культурная антропология должна иметь объект исследования, определяемый лишь в некоем контексте? На первый взгляд, это убедительный аргумент, но по существу он бессилен. Ученый всегда стремится объяснить феномен. И чаще всего особая значимость феномена заключается как раз в контексте. Даже среди так называемых точных наук есть науки, изучающие организмы в определенном контексте: такова, например, паразитология, наука, изучающая организмы, которые играют в животном мире определенную роль. И в области взаимоотношений человека и культуры мы обнаружим десятки примеров предметов и явлений, значимость которых заключена не в них самих, а в том контексте, в котором они рассматриваются. Самец определенного вида животных называется мужчиной. Но мужчина — это мужчина, а не раб; рабом он становится лишь в определенном контексте. То же с товарами: зерно и хлопок — предметы, обладающие потребительской ценностью, но они не были товарами — предметами, произведенными для продажи, — в культуре аборигенов хопи; зерно и хлопок стали товарами, лишь когда были включены в определенный социально-экономический контекст. Корова есть корова, но она может быть средством обмена, деньгами в одном контексте, продуктом питания — в другом, тягловой силой (Картрайт использовал корову как тягловую силу в своей модели механического ткацкого станка) — в третьем, объектом религиозного поклонения (Индия) — в четвертом и т.д. Не существует науки, изучающей именно коров, но есть науки, изучающие средства обмена, тягловую силу, объекты религиозного поклонения, и каждая из этих наук может изучать корову. Так что мы можем иметь науку, изучающую символические предметы и явления в экстрасоматическом контексте.


МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ КУЛЬТУРЫ


Если мы определяем культуру как совокупность предметов и явлений, реально существующих в окружающем нас мире, то неизбежен вопрос: где они располагаются, т.е. каково местоположение культуры? Ответ таков: предметы и явления, составляющие культуру, располагаются во времени и пространстве 1) в организме человека (идеи, верования, эмоции, отношения); 2) в процессах социального взаимодействия людей; 3) в материальных объектах (топоры, фабрики, глиняные сосуды), находящихся вне организма человека, но в пределах моделей социального взаимодействия между людьми. Схематически это показано на рис.3.

Мне могут возразить, мол, раньше вы утверждали, что культура состоит из экстрасоматических феноменов, а сейчас допускаете, что отчасти она находится внутри организма человека. Разве это не противоречие? Нет, это не противоречие, а недопонимание. Мы ведь говорили вовсе не о том, что культура состоит из экстрасоматических предметов и явлений. Мы говорили, что культура состоит из предметов и явлений, рассмотренных в экстрасоматическом контексте. Это совершенно разные вещи....


....Те, кто определяет культуру как идеи, абстракции или как поведение, с логической неизбежностью вынуждены признать, что материальные предметы культурой не являются и являться не могут. "Строго говоря, — утверждает Гёбель, — "материальная культура" — это вовсе не культура" (Hoebel E.A. 1956:176). Еще дальше идет Тейлор: "Понятие "материальной культуры" ошибочно", поскольку "культура — это чисто ментальный феномен" (Taylor W.W. 1948:102, 98). Билз и Хойджер: "Культура — это абстракция поведения и ее не следует путать с реальными актами поведения или с материальными объектами, такими как орудия труда..." (Beals R.L., Hoijer H. 1953:210). Отрицание материальной культуры выглядит нелепо с точки зрения традиций этнографов, археологов, работников музеев старых инструментов, масок, фетишей и другой "материальной культуры".

Наше определение уводит от этой дилеммы. Как мы уже показали, нелепо говорить о сандалиях или о глиняных горшках как о поведении: их значение сводится не к оленьей шкуре или глине, а к человеческому труду; это овеществленный труд человека. Но в нашем определении символизирование является общим фактором идей, отношений, действий и предметов. Существует три рода символатов: 1) идеи и отношения, 2) внешние действия и 3) материальные объекты. Всех их можно рассмотреть в экстрасоматическом контексте; все они могут считаться культурой. И это отбрасывает нас назад, к тому, что давно уже признано в культурной антропологии: "Культура есть то, о чем пишут в этнографических книгах".

...Я лишь выделил предметы и явления в окружающем мире в класс, существование которого зависит от символизирования и который можно рассмотреть в экстрасоматическом контексте, и назвал этот класс предметов и явлений культурой. То же самое сделал Э.Б.Тайлор. То же самое сделали Лоуи, Уисслер и другие ранние американские антропологи. Для Дюркгейма "посылка, позволяющая относиться к социальным фактам, т.е. элементам культуры, как к предметам, лежит в самой основе нашего метода" (Durkheim E. 1938:XLIII)....

Конечно, если определять культуру как совокупность неуловимых, непознаваемых, онтологически нереальных абстракций, то воплощение этих признаков в реальные, материальные тела и в самом деле будет выглядеть как реификация. Но мы под таким определением не подписывались.


КУЛЬТУРА: ПРОЦЕСС SUI GENERIS


"Культура есть вещь sui generis...", — сказал Лоуи много лет тому назад (Lowie R.H. 1917:66, 17). Эту точку зрения разделяли Крёбер, Дюркгейм и др. (см. подробнее: White L.A. 1949:89-94). Данное положение многими было неверно понято и принято в штыки. Но Лоуи в том же абзаце подробно разъяснил, что именно он имел в виду: "Культура есть вещь sui generis и может быть объяснена только в своих собственных терминах...". Этнологу следует изучать каждый новый факт культуры, включая его в группу аналогичных фактов или отталкиваясь от других фактов культуры, которые обусловили появление данного факта" (Lowie R.H. 1917:66). Например, обычай считать родство патрилинейно можно интерпретировать, сравнивая его с традицией полового разделения труда, с обычаями проживания супругов — патрилокально, матрилокально или неолокально, со способами добычи пропитания и т.д. То же самое можно выразить в терминах предложенного нами определения культуры — "символат в экстрасоматическом контексте (т.е. культурная черта) следует интерпретировать во взаимосвязи с другими символатами в том же контексте".

Эта концепция культуры, так же как и связанная с ней концепция "реификации", была понята неверно. Ее часто называли "мистической".

...Однако никто ведь не утверждал, что культура представляет собой некое единство, которое существует и развивается самостоятельно и совершенно независимо от людей. И насколько нам известно, никто не утверждал, что можно понять происхождение, природу и функции культуры, не принимая во внимание род человеческий. Совершенно очевидно, что, изучая эти аспекты культуры, необходимо учитывать биологические особенности человека. Общепризнанно было лишь то, что каждую данную культуру, культурные вариации во времени и пространстве и все процессы культурных изменений следует объяснять в терминах самой культуры. Именно это имел в виду Лоуи, когда говорил, что "культура есть вещь (удачнее было бы сказать "процесс") sui generis". Представления о человеческом организме при интерпретации процесса культурных изменений излишни. "Это не мистицизм, — добавляет Лоуи, — а общепризнанный научный метод" (Lowie R.H. 1917:66). Всем известно, что ученые используют такой принцип интерпретации многие десятилетия. Совершенно излишни представления об организме человека и при научном объяснении изменений денежного курса, письменности, готического искусства. Паровой двигатель и текстильные станки появились в Японии в последние десятилетия Х1Х в. и повлекли за собой определенные общественные изменения; рассуждения об организме человека ничего не добавят в изучении этого процесса. Конечно, живые люди принимали в нем участие. Они играли активную роль во всех имевших место событиях, но они не имеют никакого отношения к объяснению происшедшего.


...Однако научное объяснение — дело гораздо более сложное. Если кто-то говорит по-китайски, избегает тещи, не пьет молока, селится в доме своей жены, помещает тела мертвых на подмостки, пишет симфонии или синтезирует энзимы, — он делает это потому, что рожден или вырос в определенной экстрасоматической традиции, которую мы называем культурой и которая содержит все эти элементы. Поведение людей — функция культуры. Культура — константа, поведение — переменная; если изменится культура, изменится и поведение. Все это довольно известные вещи, о которых рассказывают в течение первых недель вводного курса по атропологии. Конечно, люди сами лечат болезни молитвами и заговорами или вакцинами и антибиотиками. Но нельзя ответить на вопрос: "Почему одни заговаривают болезнь, а другие используют вакцину?" — просто объяснив, что одни поступают так, а другие этак. Ведь требуется ответить на вопрос, почему люди делают то, что они делают. И для научного объяснения этого сами люди не представляют собой такой уж и важности. Что же касается вопроса: "Почему в одной экстрасоматической традиции используются заговоры, а в другой — вакцины?", то при ответе на него живые, конкретные люди не принимаются во внимание. Ответить на него способна лишь культурология: культуру, как заметил Лоуи, можно объяснить только в терминах самой культуры.

...Мы не говорили и не хотим сказать, что антропологам в целом не удалось представить культуру как процесс sui generis, т.е. не принимая во внимание живых людей; многие, если не большинство, именно этим всегда и занимались. Но в области теории некоторые из них не признают научной ценности такого рода объяснений. Сам Радклиф-Браун дает нам образец чисто культурологической постановки проблем и чисто культурологического их решения в работах "Социальная организация австралийских племен" и "Брат матери в Южной Африке" (Radclife-Brown A.R. 1930-31, 1924) и др. Но как только он облачается в одежды философа, то тут же начинает отрицать научную ценность этой процедуры.

Тем не менее, многие антропологи признали и на теоретическом уровне, что можно изучать культуру, не принимая во внимание живых людей, что представление о человеке во плоти не имеет никакого отношения к решению проблем, связанных с экстрасоматическими традициями. Мы уже ссылались на некоторых из них — на Тайлора, Дюркгейма, Крёбера, Лоуи....


КУЛЬТУРА КАК СОВОКУПНОСТЬ

"ХАРАКТЕРНЫХ" ЧЕРТ


"Культуру, — пишет Боас, — можно определить как совокупность ментальных и физических реакций и действий, которые характеризуют поведение индивидов, составляющих социальную группу" (выделено Уайтом) (Boas F. 1938:159). Херсковиц сообщает нам, что "при детальном анализе культуры можно увидеть лишь серии смоделированных реакций, характеризующих поведение индивидов, которые составляют данную группу" (Herskovits M.J. 1948:28). (Не совсем понятно, какое отношение имеет "детальный анализ" к данной концепции.) Нечто похожее встречаем и у Сепира: "Совокупность типических реакций, которые называют культурой..." (Sapir E. 1917:442). Аналогичных взглядов придерживаются и многие другие.

Против подобного представления о культуре можно выдвинуть два аргумента. Первый: как отличить черты, которые характеризуют группу, от тех, которые ее не характеризуют, т.е. где провести границу между культурой и не-культурой? И второй аргумент: если черты, характеризующие данную группу, назвать культурой, то как следует назвать черты, ее не характеризующие?

Скорее всего, антропологи, которые придерживаются подобной точки зрения, имеют в виду какую-то конкретную культуру или культуры, а не культуру как особый феномен. Действительно, "французская культура" отличается от "английской культуры" какими-то характерными чертами. Но если француз и англичанин действительно отличаются друг от друга разностью некоторых черт, то наличием ряда сходных черт они друг на друга походят. Причем, сходные черты являются частью их "образа жизни" в такой же степени, в какой и различные. Почему же лишь последние следует называть культурой?

Подобные затруднения и неопределенности устраняются нашим определением культуры: культурой являются все черты образа жизни каждого народа, которые зависят от способности к символизации и могут быть рассмотрены в экстрасоматическом контексте. Если требуется отличить англичанина от француза на основе сопоставления их культур, то это легко сделать, выделив "черты, которые характеризуют" определенный народ. Однако нельзя утверждать, что "нехарактерные" черты культурой не являются.

...Совершенно верно, что элементы, составляющие поведение человека, и элементы, составляющие культуру, принадлежат к одному классу предметов и явлений. Это символаты — они связаны с уникальной способностью человека создавать и воспроизводить символы. Верно также и то, что "с психологической точки зрения" эти элементы схожи. Но Сепир упускает из виду (а его аргументация еще более скрывает от внимания читателей), что данные "мысли, действия, мечты и протесты" могут быть рассмотрены и интерпретированы в двух совершенно различных контекстах: соматическом и экстрасоматическом. В соматическом контексте, т.е. во взаимосвязи с организмом человека, эти символические действия являются человеческим поведением. В экстрасоматическом же контексте, т.е. во взаимосвязи друг с другом, они составляют культуру. Поэтому, вместо того чтобы, все тщательно взвесив, отнести некоторую их часть к культуре, а остальные — к поведению, мы все эти действия, помыслы и прочее помещаем либо в один, либо в другой контекст, в зависимости от цели нашего исследования.


ВЫВОДЫ


Среди множества классов предметов и явлений, рассматриваемых современной наукой, есть один, для которого нет названия. Это класс феноменов, связанных с присущей исключительно человеку способностью придавать символическое значение мыслям, действиям и предметам и воспринимать символы. Мы предложили назвать предметы и явления, связанные с символизированием, символатами. Дать название этому классу феноменов совершенно необходимо, чтобы стало возможным выделить его среди других классов предметов и явлений.

К этому классу относятся идеи, верования, отношения, чувства, действия, модели поведения, обычаи, законы, институты, произведения и формы искусства, язык, инструменты, орудия труда, механизмы, утварь, орнаменты, фетиши, заговоры и т.д.

Так повелось, что эти предметы и явления, связанные со способностью человека к символизированию, ученые рассматривали в двух различных контекстах, которые можно обозначить как соматический и экстрасоматический. В первом случае для исследователя важна взаимосвязь между этими предметами и явлениями и организмом человека. Рассмотренные в соматическом контексте предметы и явления, связанные с символической способностью человека, называются поведением человека; точнее, поведением являются идеи, отношения, действия; топоры и керамика непосредственно не могут быть названы поведением, но они созданы трудом человека, т.е. они являются овеществленным поведением человека. В экстрасоматическом контексте взаимосвязь этих предметов и явлений друг с другом важнее, чем их взаимосвязь с организмом человека. И в данном случае названием им будет культура.

Преимущество нашего подхода состоит в следующем. Различие может быть проведено четко и по существу. Культура четко отграничивается от поведения человека. Она определяется таким же образом, что и объекты исследования других наук, т.е. в терминах реальных предметов и явлений, существующих в объективном мире. Наш подход выводит антропологию из окружения неосязаемых, непознаваемых эфемерных "абстракций", не имеющих онтологической реальности.

Предложенное определение уводит нас также от проблем, перед которыми мы неизбежно оказываемся, вставая на другую точку зрения. Мы не думаем больше о том, состоит ли культура из идей и где располагаются эти идеи — в сознании наблюдаемых людей или в сознании антропологов; могут ли быть культурой материальные предметы; может ли быть культурой черта, присущая одному, двум или нескольким индивидам; должны ли считаться культурой лишь характерные черты; является ли культура овеществлением и может ли культура красить ногти.

Между поведением и культурой, психологией и культурологией мы проводим точно такое же различие, какое существует между речью и языком, психологией речи и лингвистикой. Раз оно оказывается продуктивным в одном случае, то может быть продуктивно и в другом. ..

* Перевод дан по: Тайлор Э.Б. Первобытная культура, — М., 1989. — С.18. — Прим.перев.

1


* Л.А.Уайт использует введенный им самим термин "symboling", для перевода которого нет подходящего слова в русском языке: "символ", "символизм", "символика", "символизировать" имеют несколько иной смысл. Имеется в виду способность человека придавать предметам, явлениям, действиям символическое значение и воспринимать символическое значение. Для удобства изложения мы используем в зависимости от контекста слова "символизм", "символизировать" и "символизация". — Прим. перев.

2





Нажми чтобы узнать.

Похожие:

Понятие культуры icon2. Понятие «корпорация», «корпоративная культура». Ценностные принципы организационной культуры. Типы организационной культуры
Понятие «культура», «организационная культура». Цель и предназначение организационной культуры
Понятие культуры iconКорпоративная культура организации Реферат
Понятие корпоративной культуры в контексте организационной культуры
Понятие культуры iconПонятие культуры Основные подходы к определенной сущности культуры

Понятие культуры iconОбразование является составной частью культуры человека и общества. Поэтому, чтобы выявить основные черты образования, необхо­димо проанализировать особенности культуры, в рамках которой оно развивается
Годня понятие культуры охватывает все стороны деятельности человека и общества. Поэтому различают политическую, экономическую, правовую,...
Понятие культуры icon1. Понятие культуры 4 Основные элементы культуры 10
Дать этому термину однозначную трактовку чрезвычайно трудно именно по причине того, что культура проникает во все поры нашей жизни...
Понятие культуры iconТемы рефератов по дисциплине Культурология Предмет культурологии. Понятия культуры и цивилизации. Кризис современной цивилизации. Экология культуры. Диалог культур
Русская духовная культура. Особенности ее становления. Русский национальный характер, понятие этноса, менталитета
Понятие культуры iconОсвоение концептов русской культуры Автор Н. М. Селезнёва
Национальный концепт «вербально выраженная содержательная единица национального сознания, которая включает понятие, но не исчерпывается...
Понятие культуры iconСовременное понятие культуры

Понятие культуры iconПонятие культуры по работе К. Юнга Архетип и символ

Понятие культуры iconИнструктивно-методическое письмо о преподавании географии в Ленинградской области
Олее выпуклый характер приобретает основная задача школьной географии – формирование у школьников географической культуры. О ней...
Понятие культуры iconИнструктивно-методическое письмо о преподавании географии в Ленинградской области
Олее выпуклый характер приобретает основная задача школьной географии – формирование у школьников географической культуры. О ней...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы