1. Критика Просвещения и предпосылки возникновения романтизма icon

1. Критика Просвещения и предпосылки возникновения романтизма



Название1. Критика Просвещения и предпосылки возникновения романтизма
Дата конвертации06.07.2013
Размер268,72 Kb.
ТипДокументы
скачать >>>
1. /ANTOL99/00.DOC
2. /ANTOL99/1.DOC
3. /ANTOL99/10.DOC
4. /ANTOL99/11.DOC
5. /ANTOL99/12B.DOC
6. /ANTOL99/12C.DOC
7. /ANTOL99/12D.DOC
8. /ANTOL99/12А.DOC
9. /ANTOL99/2.DOC
10. /ANTOL99/3.DOC
11. /ANTOL99/4.DOC
12. /ANTOL99/5.DOC
13. /ANTOL99/6.DOC
14. /ANTOL99/7.DOC
15. /ANTOL99/8.DOC
16. /ANTOL99/9.DOC
17. /ANTOL99/9B.DOC
18. /ANTOL99/9D.DOC
19. /ANTOL99/9А.DOC
20. /ANTOL99/VECHER.DOC
21. /ANTOL99/VOPROS00.DOC
22. /POSOB/10MYTHOL.DOC
23. /POSOB/11LANG.DOC
24. /POSOB/12TIPOLR.DOC
25. /POSOB/13VOSTOK.DOC
26. /POSOB/14ANTIC.DOC
27. /POSOB/15BIZANT.DOC
28. /POSOB/16SRED.DOC
29. /POSOB/17RSRED.DOC
30. /POSOB/18RENES.DOC
31. /POSOB/19MNEW.DOC
32. /POSOB/1ANTROP.DOC
33. /POSOB/20MNEW.DOC
34. /POSOB/21MNEW.DOC
35. /POSOB/22SEREB.DOC
36. /POSOB/23SOVET.DOC
37. /POSOB/24TOTAL.DOC
38. /POSOB/25XXVEK.DOC
39. /POSOB/2GERM.DOC
40. /POSOB/3WHITE.DOC
41. /POSOB/4SYSTEMP.DOC
42. /POSOB/5SYSTEM.DOC
43. /POSOB/6SYMBOL.DOC
44. /POSOB/7TIPOLK.DOC
45. /POSOB/8MAN.DOC
46. /POSOB/9DYNAMIC.DOC
47. /POSOB/SODER.DOC
48. /POSOB/VECHER.DOC
49. /К экзамену.doc
50. /КУЛЬТУРА МОСКОВСКОЙ РУСИ.doc
51. /Магия Вуду.doc
52. /Таблица.doc
53. /символы русской культуры.doc
54. /символы современной культуры.doc
Антология исследований культуры
Наука о культуре
Б. Малиновский Миф в примитивной психологии
Сведения об авторах Бенедикт Рут Фултон (1887-1948)
Л. А. Мостова Историческая типология культуры
Универсальная модель культуры
Уайт, Лесли Элвин (1900-1975)
Боас, Крёбер, Уисслер, Лоуи
Лесли А. Уайт. Культурология
Понятие культуры
Джордж П. Мердок
Лесли а. Уайт энергия и эволюция культуры*
Символ : происхождение и основа человеческого поведения. "В слове было Начало начало человека и культуры"
Символическая классификация предисловие
Дж. Фейблман. Типы культуры. А. Существование культурных типов
А. Кребер. Стиль и цивилизации. Глава шпенглер
Хойджер Г. Соотношение языка и культуры
Бенджамен Ли Уорф Соотношение языка, обыденного мышления и поведения
Альфред Л. Крёбер. Стиль и цивилизации
Чтения лекций и проведения семинарских занятий по культурологии на 1\5 курсе в 2001\2002 учебном году
Вопросы для экзамена по курсу ’’Культурология’’ 1999/2000 уч год
X. Мифология как система представлений о мире. Мифологическое сознание
XI. язык, как модель культуры язык и мышление
Xii типология религий классификация религий
Xiii. Культурное наследие древнего востока что означает понятие «Древний Восток?»
Xiv. Культура античности
XV. типология византийской культуры истоки и традиции в истории культуры Византии
Xvi духовный мир средневекового человека западной европы
Xvii. Русская средневековая культура
Xviii. Культура эпохи возрождения общая характеристика эпохи
Xix модели культуры нового времени: формирование новоевропейского культурного образца
I. антропологическая традиция в культурологии культурология интеграция знаний о культуре
XX. Модели культуры Нового времени: модификации эпохи Просвещения
1. Критика Просвещения и предпосылки возникновения романтизма
Xxii. Культура россии на рубеже xix—xx вв. Рубеж этих столетий в культуре России принято называть «серебря­ным веком»
Xxiii. Культура советского общества: достижения и потери
Xxiv. Культура тоталитарного общества
Xxv культура XX века — смена парадигмы
II. формирование культурологической традиции в германии
Iii культурология лесли а. Уайта
IV. системный подход к изучению культуры
Культура как система. Уже в первой своей книге «The Science of Culture»
VI. символическая реальность культуры
Vii историческая типология культуры историческая типология культуры
Viii. Человек как общий знаменатель культур основы культурного единства
IX. динамика культуры
Введение в культурологию
Чтения лекций и проведения семинарских занятий по культурологии на 1\5 курсе в 2001\2002 учебном году
Интересные факты
Реферат по культурологии на тему: культура московской руси: от средневековья к новому времени XIV xvii веков
Человеческая душа состоит из двух частей
Цивилизация Периодизация
Интересные факты
Компью́тер (англ computer «вычислитель») машина для проведения вычислений. При помощи вычислений компьютер способен обрабатывать информацию по заранее определённому алгоритму



XXI. Модели культуры Нового времени:

романтизм, как культурный феномен XIX века.


1. Критика Просвещения и предпосылки возникновения романтизма.

Постепенно вызревающий в европейской культуре последних

десятилетий ХVIII века кризис Просвещения, связанный с

осознанием противоречивости и парадоксальности просвети-

тельского идеала, вызвал к жизни целый ряд весьма необычных

историко-культурных явлений, явно свидетельствующих о вы-

растающем из переживания этого кризиса предчувствии больших

перемен. Этот внутренний сдвиг в самосознании европейской

культуры, поначалу едва заметный, становится к концу столе-

тия все более явным; о нем свидетельствует обращение выдаю-

щихся умов эпохи к напряженному поиску альтернативы, к по-

пыткам противопоставить обнаружившему свою бесперспектив-

ность рационалистическому пафосу Просвещения некоторую но-

вую систему ценностей. Критическое отношение к основным ус-

тановкам просветительского движения во многом определяет

своеобразие философских, эстетических, религиозных новаций,

предваряющих своим появлением глубокий духовный переворот в

западной культуре. Главным объектом критики становится

здесь сам авторитет разума, ценность рациональных методов

постижения как таковых.

Наиболее наглядное и последовательное выражение это дви-

жение отталкивания от просветительского рационализма нашло

в философии конца ХVIII века. Еще в период расцвета просве-

тительского движения замечательный шотландский мыслитель

Дэвид Юм (1711-1776) в своих теоретико-познавательных трак-

татах подвергает последовательной скептической деструкции

понятия, лежащие в основании всякого рационального мышле-

ния, такие, например, как понятие причинной связи. Юм не

видит никаких веских оснований для признания объективно

достоверными рациональных суждений о причинно-следственной

связи между явлениями : все подобные суждения, по его мне-

нию, основаны всего лишь на случайной ассоциации впечатле-

ний по их сходству или смежности в пространстве и времени.

Скептицизм Юма безграничен; на ассоциации отдельных, не

связанных друг с другом впечатлений (идей) основаны, по его

мнению, не только наши представления о связях между предме-

тами и явлениями, но и сами представления о предметах и да-

же наше представление о нас самих. На самом деле невозможно

ничего утверждать с достоверностью ни о существовании пред-

метов, ни даже о существовании нашего собственного Я; все

это - лишь случайные, произвольные соединения отдельных

фрагментов опыта - идей.

Несколько иные формы выражения нашли антирационалисти-

ческие тенденции в культуре Германии. Если позиция Юма в

отношении разума - скептическая, то пафос формирующейся в

просветительской Германии "философии чувства и веры",

представленной такими значительными мыслителями, как Фрид-

рих Генрих Якоби (1743-1819) и Иоганн Георг Гаманн

(1730-1788), состоит в поиске позитивного противовеса раци-

онализму просветителей. Основной смысл критики рационализма

Якоби и Гаманном можно условно свести к следующему сообра-

жению : всякое рациональное знание получается путем умозак-

лючения из некоторых посылок, однако сами посылки, в свою

очередь, тоже должны быть получены тем же способом, поэто-

му, пока мы опираемся на рассудок, мы никогда не достигнем

достоверного основания истинности нашего знания (ведь каж-

дое основание должно быть доказано с помощью других).

По-настоящему достоверным, заключает Якоби, является непос-

редственное, то есть не основанное на доказательстве, зна-

ние. Таким непосредственным знанием, по мнению Якоби и Га-

манна, могут быть только чувство и вера. Претензии просве-

тительского разума на роль критерия истины чрезмерны, как

бы говорит "философия чувства и веры", разум не самодоста-

точен, но всегда имеет в основании своих доказательств веру

или непосредственное чувственное переживание.

Появление подобных философских высказываний весьма крас-

норечиво свидетельствовало о том, что идеи Просвещения в

значительной степени утратили и свою действенность, и свое

влияние. Впоследствии эта критическая работа нашла своего

великого завершителя в лице Иммануила Канта (1724-1804),

который во многом подвел итоги Просвещения и вместе с тем

осуществил одну из первых попыток выйти за пределы просве-

тительского образца.

Сходные процессы можно наблюдать и в западноевропейском

искусстве конца ХVIII века. Можно было бы привести множест-

во разных примеров, но, пожалуй, самые наглядные дает лите-

ратура. Посмотрим хотя бы на некоторые совершенно новые яв-

ления в этой области.

Одним из этих явлений был возникший параллельно с клас-

сицизмом и во многом от него отталкивавшийся сентимента-

лизм, нашедший законченное выражение в художественном твор-

честве Жан-Жака Руссо (1712-1778) во Франции, прозе Лоренса

Стерна (1713-1768) в Англии и так называемой литературе

движения "бури и натиска" ( в нем принял участие и молодой

И.В.Гете) в Германии. Сентиментализм противопоставил рацио-

нально-нормативному сознанию просветителей пристальное вни-

мание к прихотливой неповторимости конкретной индивидуаль-

ности, не укладывающейся в рамки каких бы то ни было разум-

ных предписаний. В сентиментализме на смену характерному

для Просвещения преклонению перед преобразующей мощью разу-

ма приходит культ естественности и оправдание эмоционально-

го порыва (отсюда особое значение любовных коллизий в про-

изведениях сентименталистов; одним из самых ярких образцов

может послужить в этом отношении "История кавалера де Грие

и Манон Леско" аббата Прево); на смену педагогически-нази-

дательному духу просветительской прозы - напряженное всмат-

ривание в глубоко индивидуальные особенности внутренней

жизни человека, интерес к "изгибам души" (не случайно так

распространен в литературе сентиментализма прием ведения

повествования от первого лица и жанр исповеди, классический

образец которого дал Руссо). В этом смысле сентиментализм

был вызовом Просвещению, бунтом против его рационалистичес-

кой однозначности.

Другим характерным симптомом разложения просветительско-

го мышления было возникновение в европейской литературе та-

кого странного жанра, как готический роман (среди крупней-

ших представителей можно назвать Анну Радклифф, М.Г.Льюиса,

Ч.Р.Метьюрина) с его повышенным интересом ко всему иррацио-

нально-фантастическому, необъяснимому и таинственному, воп-

лощавшемся в многочисленных историях о духах, призраках и

привидениях, с его мистически-мрачной демонической атмосфе-

рой и непременной темой непостижимой власти рока. В готи-

ческом романе привычная, обыденная действительность словно

бы раскрывала перед читателем другую, скрытую свою сторону;

рядом с понятным, рациональным измерением в реальности об-

наруживалось иное - загадочное, необъяснимое, потусторон-

нее. Сюжеты готических романов словно бы демонстрировали

ограниченность и недостаточность просветительского предс-

тавления о мире как разумном целесообразном целом и бесси-

лие разума при столкновении с "ночной", иррациональной сто-

роной жизни.

Разочарование в ценностях Просвещения сильно сказалось и

на религиозном сознании Европы. Уже в самом начале ХVIII

века в Германии возникает движение пиетизма, своеобразный

аналог сентиментализма в сфере религии. Пиетизм был реакци-

ей на формальный и рационально-догматический дух, преобла-

давший в религиозном мышлении эпохи Просвещения. Пиетист-

ские проповедники (Ф.Шпенер, А.Франке) призывали к обновле-

нию протестантской религии через оживление непосредственно-

го индивидуального религиозного чувства, через пробуждение

в верующем внутреннего эмоционального переживания связи с

Богом. Этот пафос высвобождения религиозного чувства из

оков рациональной богословской догматики и культивирование

личного благочестия (само название движения происходит от

латинского pietas - "благочестие"), роднящие пиетизм с ран-

ней Реформацией, ставили его в один ряд в другими культур-

ными явлениями, свидетельствовавшими о постепенно совершав-

шемся в европейском сознании переходе от норм и стереотипов

эпохи Просвещения к какому-то совершенно новому типу мышле-

ния.

2. Становление романтизма.

Уже из приведенных немногочисленных примеров видно, что

неудовлетворенность просветительским мировоззрением долгое

время не выливалась в сколько-нибудь определенную мировозз-

ренческую альтернативу. Для этого требовалась большая ду-

ховная работа по переосмыслению всех сторон проекта, пред-

ложенного Просвещением, и формированию столь же широкого и

всеобъемлющего проекта преобразования всей западноевропейс-

кой культуры на иных, не просветительских, началах. Склады-

вание новой культурной модели в европейском сознании было

подготовлено, с одной стороны, критикой Просвещения и раз-

личными попытками преодоления его установок (здесь огромную

роль сыграли такие важные фигуры, как Гете, Шиллер и Бетхо-

вен, о чем, к сожалению, нет места говорить подробнее), а с

другой, внутренним конфликтом, выявившимся в самом просве-

тительском мышлении. Этот внутренний конфликт, проистекаю-

щий из конфликтного характера самой преобразовательной ус-

тановки просветителей и постепенно нараставший в последние

два десятилетия ХVIII века, в конце концов пришел к внезап-

ному и катастрофическому разрешению, резко обозначившему

конец культуры ХVIII столетия. Таким разрешением стала Ве-

ликая Французская революция (1789-1794); в ней нашли свое

воплощение и вместе с тем обнаружили свою парадоксальность

и двойственность самые дерзкие притязания просветительской

идеологии.

Поворотное значение Великой Французской революции не

только в политической, но и в культурной истории Европы

становится ясным уже при первом взгляде на ее историю и ее

итоги. Попытка реализации идеалов Просвещения вскрыла всю

непоследовательность и противоречивость этих идеалов :

преклонение перед разумом и прославление рациональной целе-

сообразности обернулось волевым революционным порывом,

борьба за восстановление естественных прав человека - безу-

держным и бессмысленным террором, организованным и проду-

манным со всей полнотой хладнокровного цинизма (недаром од-

ним из страшных символов революции стала новая, "рационали-

зированная" процедура казни с применением специально сконс-

труированной машины - гильотины), моралистический ригоризм

- политическим прагматизмом якобинства. После всех этих не-

ожиданных метаморфоз главные идеологемы Просвещения уже не

могли играть в западном сознании ту роль, которая принадле-

жала им до революции.

Вместе с тем революция принесла с собою и много принци-

пиально нового. Прежде всего, открытием был сам революцион-

ный способ разрешения политических ( и не только политичес-

ких) проблем. Революция явилась в глазах ее современников

демонстрацией того, что настоящее решение насущных вопросов

- в действии, а не в осмыслении, что подлинное преобразова-

ние должно быть непосредственным преобразованием самой жиз-

ни, а не человеческих представлений о ней. Это открытие

оказалось судьбоносным и для всего дальнейшего политическо-

го развития Европы (на протяжении ХIХ века революции в Ев-

ропе следовали одна за другой), и для ее духовной истории.

Французская революция, органично вытекавшая из Просвещения,

как бы взорвала его изнутри. Европейский мир вновь перестал

быть стабильным, пришел в движение; в такое же движение

приходит в самом начале ХIХ века и европейское сознание.

Этот пафос движения, изменения, становления и был главным,

что внесла революция в культурное сознание ХIХ столетия.

Показателен тот факт, что подавляющая часть европейской об-

щественности сразу восприняла начало революции во Франции

как начало новой эпохи. Интуиция оказалась верной; револю-

ция не только подвела черту под эпохой Просвещения, но

спровоцировала и ускорила формирование нового образца, но-

вой системы категорий в европейской культуре. Эта новая

система ценностей нашла свое выражение в широком общеевро-

пейском культурном движении, получившем наименование "ро-

мантизм".

Становление романтизма, непосредственно исторически свя-

занное с итогами Французской революции, начинается в пос-

ледние годы ХVIII века в Германии. Романтизм впервые заявил

о себе как самостоятельное философско-эстетическое движение

в 1797 году, когда был организован так называемый "йенский

кружок", объединивший нескольких талантливых молодых людей

(литературных критиков, поэтов, философов), и с самого на-

чала поставил перед собою широкую задачу переосмысления

всех основных понятий современного ему западноевропейского

мировоззрения в целом. Ключевую роль в деятельности "йенс-

кого кружка" играли филологи-братья Фридрих Шле-

гель(1779-1829) и Август Шлегель(1767-1845), поэт Фридрих

фон Гарденберг, писавший под псевдонимом Новалис

(1772-1801) ; активное участие в жизни кружка приняли моло-

дой философ Ф.В.Й.Шеллинг (1775-1854), поэт и прозаик Люд-

виг Тик (1773-1853). Кружок издавал журнал "Атенеум", став-

ший главным рупором романтических идей в Европе.

3. Основные черты романтического мировоззрения.

Уже в йенском романтизме ясно определились основные чер-

ты романтического мировосприятия, более полно раскрывшиеся

в дальнейшей эволюции романтического движения. Дать полную

характеристику этого мировосприятия в какой-то определенной

системе тезисов довольно трудно. Попытаемся наметить лишь

основные его компоненты.

Прежде всего следует обратить внимание на последователь-

ное отторжение романтиками нормативных для эпохи Просвеще-

ния идеалов класcицизма. В этом полемически заостренном

противостоянии классицизму наиболее явно сказался первона-

чальный антипросветительский импульс романтического мышле-

ния. Понятия "классическое" и "романтическое" рассматрива-

ются самими романтиками как противоположные по смыслу. Уже

в самом принципе противопоставления сказывается своеобразие

понимания романтиками своей историко-культурной миссии.

Классическое - это все нормативное, образцовое, завершенное

и статичное. Все романтическое, напротив, подвижно, открыто

для непрестанного обновления и бесконечного развития. Клас-

сическое видение мира созерцательно, романтическое - дейс-

твенно. Нетрудно усмотреть здесь связь с пафосом изменения,

привнесенным в европейское сознание революцией (между про-

чим, сами романтики вполне осознавали эту связь; так,

Фр.Шлегель говорил о Французской революции как одной из

"величайших тенденций нашего времени").

В центре всего романтического мировоззрения находится

идея бесконечного творческого преобразования действитель-

ности; главной внутренней пружиной романтического движения

являются его жизнестроительные устремления. Романтическое

сознание не терпит ничего застывшего, оно видит весь мир в

становлении, в непрерывном процессе перерождения, взаимопе-

рехода и взаимоперетекания элементов. Огромную роль в крис-

таллизации этой центральной интуиции романтизма сыграло

знакомство членов йенского кружка с философскими учениями

Канта и особенно Фихте; это важно иметь в виду, чтобы по-

нять своеобразие романтизма. Напомним, что Фихте, стремясь

развить кантовское учение о познавательной активности субъ-

екта, разработал учение, в котором весь мир природы и духа

рассматривался как результат творческой деятельности само-

сознания. Эта идея глубоко поразила молодых романтиков; в

философии Фихте они нашли основание для нового понимания

смысла культуры вообще. Романтическое творчество - это не

социально-политическая преобразовательная активность, не

педагогически-просветительная работа; это - внутреннее ду-

ховное усилие, непосредственно-магически воздействующее на

реальность. Форма, которую принимает такое усилие, для ро-

мантиков не была важна, - это может быть искусство, филосо-

фия, религиозная жизнь, даже просто внутреннее переживание,

никак не выражаемое вовне, - важно само интенсивное внут-

реннее напряжение. В таком напряжении перерождается сам че-

ловек, а поскольку жизнь человека незримыми нитями связана

со всем мирозданием, то в этом самоперерождении человек

преобразует мир. Наиболее яркое выражение эта идея нашла в

мировоззрении Новалиса, в его "магическом идеализме", расс-

матривающем любые действия со знаками (словами, образами,

звуками и т.д.) как инструмент магического преображения ми-

ра.

Именно в творчестве романтики нашли объединяющее, синте-

зирующее начало всей культуры. Остро переживая негармонич-

ность, конфликтность, двойственность просветительского соз-

нания, осознавая эклектический характер всей культуры ХVIII

века в целом, они искали иного, органического синтеза сос-

тавляющих ее элементов. Просветительский разум не справился

с задачей такого синтеза; романтики искали другой инстру-

мент синтеза и нашли его в идее творчества. Не рациональная

целесообразность, заявили они, но творческое самовыражение

человеческого духа составляет смысл всякой культурной дея-

тельности. Рациональное конструирование действительности -

это ее обеднение, сведение к абстрактно-общим формам; твор-

ческое начало, напротив, позволяет осуществить органический

синтез разнородного. Отсюда проистекает другая важная черта

романтического миросозерцания - ориентация на создание но-

вого универсального видения мира, соединяющего в себе черты

науки, искусства, философии и религии. Это стремление, по

сей день живущее в европейской культуре, в романтизме нашло

выражение в утопическом представлении о грядущем новом ми-

фе, формирование которого романтики связывали с собственны-

ми творческими усилиями. (Чтобы представить себе весь раз-

мах этой утопии, достаточно вспомнить, что члены йенского

кружка вынашивали не больше не меньше как план создания но-

вого Священного Писания, новой Библии, авторами которой

должны были стать Новалис, Ф.Шлегель и Ф.Шлейермахер). Ро-

мантическое мифотворчество особенно ярко воплотилось в их

художественных произведениях - мистико-философских романах

Новалиса "Ученики в Саисе" и "Генрих фон Офтердинген", фан-

тастической прозе Л.Тика, А.Шамиссо, а позднее - Э.Т.А.Гоф-

мана. Взаимопроникновение реального и фантастического, обы-

денного и невероятного стало одним из главных художествен-

ных открытий романтизма.

Романтический культ творчества задает определенную сис-

тему ценностей, совершенно противоположную системе ценнос-

тей, предложенной Просвещением. Прежде всего, творчество

всегда индивидуально. Поэтому все индивидуальное, ориги-

нальное, самобытное имеет в глазах романтиков заведомое

преимущество перед абстрактно-общим, нормативным. Именно

поэтому понятию романтики предпочитали образ, абстракт-

но-рациональному - чувственно-конкретное. Отсюда и особое

значение, придаваемое романтиками искусству : ведь оно ра-

ботает как раз с чувственным материалом и в этом смысле бо-

лее индивидуально. По сути дела, всякое творчество романти-

ки мыслили по аналогии с творчеством художника. С культиви-

рованием индивидуальной самобытности связан и исключитель-

ный интерес романтиков более позднего времени к самобытнос-

ти национальной, как своей собственной (ярчайший пример то-

му - обращение к фольклору немецких романтиков гейдельберг-

ской школы, в частности, в знакомых каждому с детства сказ-

ках братьев Вильгельма и Якоба Гримм и менее известном в

России творчестве Ахима фон Арнима), так и чужой (особенно

важным оказалось для романтиков знакомство с культурами

Востока, в которых они нашли много близкого своим интуици-

ям; изучение романтиками культур Востока положило начало

научному востоковедению в Европе) , и неослабевающее внима-

ние к историческому прошлому (с усилиями романтиков связан

расцвет исторического жанра в литературе и настоящая рево-

люция в изучении наследия античности, средневековья и Ре-

нессанса).

Стоит отметить, что романтики развили совершенно новое

понимание национального и исторического своеобразия. Источ-

ник этого своеобразия они находили не во внешних формах

(политическом строе, обычаях, нравах и т.д.), а в некоторой

внутренней цельности, определяющей и связующей все эти фор-

мы, разнообразно в них проявляющейся. Самобытность эпохи,

неповторимость национальной традиции были в глазах романти-

ков столь же неразложимы на составляющие элементы, сколь

неразложима конкретная человеческая личность на сумму внеш-

них признаков, идей, представлений, жестов и т.д. Поэто-

му-то романтики так любили размышлять о "духе эпохи", о

"национальном духе" или "душе народа". В этом смысле роман-

тизм, пожалуй, впервые в европейском сознании стал осознан-

но и целенаправленно ориентироваться на осмысление и изуче-

ние культуры как особой реальности. В известной степени ро-

мантики - первооткрыватели того рода исследования, который

мы сегодня называем культурологическим. Многие собственно

культурологические проблемы впервые были поставлены и четко

сформулированы именно в контексте романтического мировозз-

рения. Одним из множества примеров может послужить книга

Фр.Шлегеля "О языке и мудрости индийцев"(1808), в которой

был впервые поднят вопрос о возможности установления общих

истоков культуры всех индоевропейских народов с опорой на

сравнительное изучение индоевропейских языков, по-настояще-

му разработанный только в культурологии и лингвистике ХХ

века. Другой показательный пример - огромный вклад, внесен-

ный романтиками в научное исследование мифологического ма-

териала.

Важной оказалась для романтиков и другая особенность

творческого акта : он всегда предполагает подлежащий преоб-

ражению материал. Это не обязательно физический материал,

но непременно нечто неоформленное, хаотическое. Если такого

материала нет, творчество невозможно. На этой основе роман-

тики развили представление о том, что неупорядоченное пов-

сюду предшествует порядку, хаос - космосу, противополож-

ность - единству. Не случайно с романтизмом связан небыва-

лый расцвет диалектики в западной (прежде всего немецкой)

философии.

Применительно к человеческой личности это представление

приобрело форму развитого Ф.В.Й.Шеллингом учения о том, что

всякое сознание опирается на бессознательный базис. Такое

понимание природы человека хорошо ложилось на романтический

культ искусства - ведь в деятельности художника, поэта бес-

сознательный импульс имеет огромное значение. К обоснованию

этого взгляда романтики привлекли учение И.Канта о гении -

бессознательно действующем творце, через которого творит

сама природа (романтики придали словам "гений", "гениаль-

ность" тот смысл, в котором мы употребляем их и сегодня).

Ориентация на бессознательный, интуитивный творческий им-

пульс обусловила особое место музыки в романтической клас-

сификации искусств. Музыку романтики считали высшим из ис-

кусств и стремились придать музыкальность другим видам ис-

кусства - литературе, живописи. Некоторые романтики были

одновременно композиторами и литераторами (например,

Э.Т.А.Гофман, а позднее - Рихард Вагнер).

Таковы были главные компоненты того культурного движе-

ния, которое родилось в последние годы ХVIII века в Герма-

нии и триумфальное шествие которого по всей Европе опреде-

лило своеобразие западноевропейской культуры первой полови-

ны ХIХ века.

4. Эволюция романтического движения.

Идеи романтизма оказались очень привлекательными, и он

чрезвычайно быстро стал явлением общеевропейским. Почти од-

новременно с йенским кружком в Англии возникает объединение

поэтов, названное "озерной школой". Поэты "озерной школы" -

С.Т.Колридж (1772-1834), Р.Саути (1774-1843), У.Вордсворт

(1770-1850) - вдохновлялись теми же идеями о преображающей

силе творческой фантазии; некоторые из них испытали прямое

влияние йенского кружка (например, Колридж очень интересо-

вался идеями Шеллинга и пропагандировал их в своих эссе).

Их произведения, проникнутые благоговейно-мистическим отно-

шением к природе, наполненные мифологическими мотивами и

исторической экзотикой, стали ярким воплощением романтичес-

ких устремлений в английской культуре. Огромную роль в ста-

новлении английского романтизма сыграл также молодой (и

очень рано умерший) поэт Джон Китс (1795-1821). Вскоре ро-

мантическое движение находит своих последователей и в Рос-

сии, и в восточноевропейских странах, несколько позже во

Франции; в его орбиту вовлекаются философия, театр, изобра-

зительное искусство и, разумеется, музыка.

Здесь невозможно перечислить даже наиболее яркие фигуры

в истории романтизма - один только список занял бы, пожа-

луй, целую страницу. Богатство и разнообразие романтическо-

го наследия естественно вытекает из романтической ориента-

ции на оригинальность и самобытность. Каждая из националь-

ных романтических школ имела свои особенности, в каждой об-

щие черты романтического миропонимания преломились по-свое-

му. Так, немецкий романтизм тяготел к философичности и спи-

ритуализму, что нашло яркое выражение в тесно связанной с

романтизмом немецкой идеалистической философии - в учениях

Шеллинга, Гегеля, Шопенгауэра. Английский, наоборот, носил

скорее сугубо эстетический характер и получил развитие пре-

имущественно в искусстве; характерна для английских роман-

тиков и большая по сравнению с немецкими вовлеченность в

сложные социальные коллизии эпохи. Французский романтизм,

представленный творчеством Ф.Шатобриана, Э.Сенанкура, В.Гюго, А.де Виньи, А.де Мюссе и многих других, был менее радикальным в своих претензиях и сохранял гораздо более тесную связь с наследием Просвещения, чем это было в других странах. Вместе с тем во многом непохожие друг на друга проявления романтического движения в разных странах были объеди-

нены общностью задач и вытекающей из нее общностью судьбы,

поэтому эволюцию романтического движения в целом можно

проследить, не сосредотачиваясь на их различиях.

Первоначальный творчески-преобразовательный порыв роман-

тиков довольно быстро натолкнулся на мощное внешнее проти-

водействие. Страстное желание единства, искание возможности

разрешить сразу все больные вопросы современности - миро-

воззренческие, социальные, эстетические, этические - в про-

цессе эволюции романтического движения начинает осознавать-

ся как утопическое. Ранние романтики еще могли, по словам

Шеллинга, задаваться "вопросом не о том, что есть, но что

возможно"; однако как только романтический идеал синтеза

был сформулирован и превращен в широкую программу духовной

реформы, он немедленно вступил в противоречие с действи-

тельным положением вещей. Поэтому по мере развертывания ро-

мантического мировоззрения главным в нем становился вопрос

о том, как "то, что возможно" соотносится с "тем, что

есть". Безграничный оптимизм романтиков йенского кружка

быстро сменился неудовлетворенностью. Творческая фантазия

не преображала мир, а вступала с ним в конфликт; поэтому

огромное значение в художественном творчестве романтиков

более молодого по сравнению с йенцами поколения приобрела

тема "двоемирия", противостояния мира свободной творческой

игры миру банальной повседневности. Сильнейшее воплощение

она нашла в творчестве Э.Т.А.Гофмана (1776-1822), у которо-

го взаимопроникновение и вместе с тем противостояние этих

двух миров доведено до предела.

Трагедия романтизма была в том, что, ища преодоления

разрыва в культурном сознании Европы, он, напротив, только

углубил этот разрыв. Разочарование, постигшее романтиков,

было столь же глубоким, сколь опьяняющим было оптимистичес-

кое воодушевление вначале. Мотивы "мировой скорби", одино-

чества, разлада с миром возникают в романтическом искусстве

уже в 1810-е годы и становятся главными в 1820-е. Любимый

герой романтической литературы этого периода - непонятый

гений, бунтарь-одиночка, живущий на грани безумия, истинный

художник, невыносимо страдающий от столкновения с обыден-

ностью (именно с этим образом связано расхожее представле-

ние о романтизме). Этот конфликт нашел отражение не только

в творчестве, но и в самих биографиях романтиков. Их неже-

лание сообразовывать свои утопические проекты с реальностью

часто приводило к печальным последствиям. Так, французский

романтический поэт Алоизиюс Бертран (1807-1841), считавший

невозможным сочетать занятия искусством с прозаической за-

ботой о повседневных делах, умер в голоде и нищете; траги-

ческое переживание дисгармонии мироздания привело лучшего

драматурга романтической Германии Генриха фон Клейста

(1771-1811) к самоубийству, а поэта Фридриха Гельдерлина

(1770-1843) к душевной болезни. Философия романтиков все

более окрашивается в пессимистические тона (конечным про-

дуктом этого пессимизма можно считать философию Артура Шо-

пенгауэра (1788-1860) и весьма близкую к ней по духу фило-

софскую лирику итальянского романтика Джакомо Леопарди

(1798-1837)), в ней все чаще звучат мысли о безнадежном,

погибельном состоянии мира.

Это болезненное состояние европейского духа, естествен-

но, не могло продолжаться долго. Перед западной культурой

было два пути, ведущих к выходу из сложившегося кризиса.

Один заключался в отказе от последовательно романтической

позиции, в переходе к критике романтизма, к демонстрации

бесперспективности его культурной утопии. Такая критика бе-

рет начало в самом романтизме в поздних его вариантах. Сар-

кастическое отношение к йенским идеалам можно найти уже у

Э.Т.А.Гофмана (его романтические герои почти гротескны), но

совершенно уничтожающему осмеянию романтические стереотипы

подверглись в поэзии и публицистике Генриха Гейне

(1797-1856). Глубокий скепсис по отношению к раннероманти-

ческим ценностям пронизывает все позднее творчество велико-

го английского поэта Джорджа Гордона Байрона (1788-1824).

Критика романтизма прокладывала дорогу важнейшим явлениям

европейской культуры второй половины века, во многом пост-

роенным на отталкивании от романтических идей. Другой путь

предполагал трансформацию самой романтической утопии, прев-

ращение романтической концепции творчества из орудия преоб-

ражения мира в средство защиты от него. Этот второй путь

определил эволюцию романтического движения в 1830-40-е годы

и привел его к закату.

5. Поздний романтизм и распад романтического движения.

Уже на рубеже 1810-20-х годов в романтизме наметился

внутренний слом, указывавший на то, в каком именно направ-

лении трансформировалась романтическая творческая утопия по

мере нарастания кризиса. Перед лицом крушения своих перво-

начальных вселенских замыслов и в процессе критического са-

моанализа романтическое сознание постепенно, но неуклонно

приобретало все более консервативные черты. Наследники ран-

него романтизма, наученные горьким опытом разочарований,

оказались поставлены перед тяжелым выбором : либо отказать-

ся от противостояния миру и его законам и тем самым приз-

нать поражение всей романтической программы в целом, либо

довести это противостояние до полного отрицания ценности

мира и, следовательно, превратить его в бегство от реаль-

ности. Вторая тенденция в конце концов возобладала.

Странно наблюдать эту удивительную и парадоксальную ме-

таморфозу романтического движения. Живой интерес ранних ро-

мантиков к прошлому превращается теперь в ностальгическое

тяготение к патриархальности и архаике, культивирование на-

ционально-культурной самобытности - в своего рода "почвен-

ничество", поэтизирующее бессознательную народную стихию;

образ грядущего нового мифа в романтическом воображении

постепенно бледнеет , а мифотворческий энтузиазм сменяется

стремлением приобщиться к мифу традиционному, попытками

раствориться в вековой мудрости мировых религий. Такие тен-

денции видны уже в творчестве немецких романтиков "гейдель-

бергского кружка" А.фон Арнима_0 (1781-1831), К.Брента-

но(1778-1842), Й.Эйхендорфа(1788-1857), в поздней лирике

поэтов "озерной школы" (особенно Вордсворта и Саути); в

русской культуре они нашли выражение в славянофильстве. В

1830-е годы и в последующие два десятилетия именно они ста-

новятся определяющими для всего европейского романтизма в

целом.

Некоторые из деятелей романтического движения пережили

на этом пути глубокий духовный переворот, конечным выраже-

нием которого было религиозное обращение. Так, примерным

католиком и ревнителем христианской монархии становится на

склоне лет Ф.Шлегель; к философскому истолкованию истин

христианского откровения обращается в своем позднем твор-

честве Ф.В.Й.Шеллинг; теософское мировоззрение, опирающееся

на традиционную протестанскую мистику, строит Ф.Баадер

(1765-1841); оставляет концертную деятельность и принимает

сан аббата один из крупнейших реформаторов романтической

музыки Ференц Лист(1811-1886); от германской языческой ми-

фологии к средневековому христианству обращает взор в своем

последнем творении (опере-мистерии "Парсифаль") бунтарь и

мифотворец Р.Вагнер(1813-1883). Подобный итог был, в общем,

вполне предсказуемым : от энтузиазма к бунту и отчаянию, от

бунта и отчаяния - к смирению.

Этот поворот к традиционализму (а часто и к политическо-

му консерватизму, как это было в случае Ф.Шлегеля и Р.Ваг-

нера) обусловил резкое падение влияния романтизма и усилил

антиромантические настроения в европейской культуре. Он

способствовал и разложению самого романтического движения;

распавшись на множество отдельных представителей, романтизм

как единое и самостоятельное идейное течение перестал су-

ществовать уже в шестидесятые годы. Поэтому воздействие

позднего романтизма на европейское сознание было в целом

скорее негативным : главным результатом этого воздействия

стало отторжение романтических установок, своеобразная

борьба с романтизмом, во многом определившая историко-куль-

турные процессы второй половины ХIХ века. С ориентацией на

преодоление романтизма в его поздних формах тесно связаны и

важнейшие философские новации этого периода, - классический

марксизм (напомним, что в юности К.Маркс отдал дань роман-

тической музе), философия Ф.Ницше, позитивизм, - и глубокие

перемены в художественном мышлении, приведшие к формирова-

нию реализма и натурализма в искусстве, и становление "на-

учного" социализма, осознававшегося как альтернатива позд-

неромантическому консервативному идеалу, и расцвет утилита-

ризма в моральном сознании эпохи.

Однако здесь, как обычно, сработал механизм любого про-

тивостояния : все, что делается вопреки какому-то образцу,

долгое время несет на себе следы этого образца. В этом

смысле романтическое сознание оставалось неизжитым вплоть

до начала ХХ века, а в чем-то остается таким и сегодня. К

сожалению, в столь кратком очерке нет возможности подробно

это показать. Скажем лишь, что нет, вероятно, ни одной из

романтических интуиций, не пережившей хотя бы недолгого

второго рождения если не в конце прошлого, то по крайнем

мере в нашем столетии. Поэтому без понимания специфики ро-

мантического мировосприятия и логики его развития невозмож-

но правильно понять всю европейскую культуру ХIХ-ХХ веков.

Немало можно было бы сказать о бесчисленных отражениях ро-

мантического миросозерцания в зеркале последующего культур-

ного развития Европы : о переосмыслении эстетической утопии

романтиков в модернистском и авангардном искусстве, о мета-

морфозах романтического понимания мифа в мифотворческих

экспериментах ХХ века, о значении романтических представле-

ний о бессознательном для возникновения психоанализа, о

связи романтической концепции любви с современной этикой

взаимоотношения полов, а романтического понимания языка - с

современной философией и лингвистикой и т.д. Но это уже не

история и судьба самого романтизма, а история и судьба его

наследия.


ЛИТЕРАТУРА

  1. Берковский Н.Я. Романтизм в Германии. Л. 1973.

  2. Зарубежная литература : Романтизм. Хрестоматия. М. 1990.

  3. Гулыга А.В. Немецкая классическая философия. М. 1986.

  4. Литературные манифесты западноевропейских романтиков. М.

  5. МГУ. 1980.

  6. Избранная проза немецких романтиков. Т.1-2. М. 1979.

  7. Дейч А. Судьбы поэтов. Гельдерлин, Клейст, Гейне. М.

  8. Шлегель Ф. Эстетика.Философия.Критика. Т.1-2. М. 1983.

  9. Эстетика немецких романтиков. М. 1987.




Нажми чтобы узнать.

Похожие:

1. Критика Просвещения и предпосылки возникновения романтизма iconСписок вопросов по курсу «История зарубежных литератур ХIХ века»
Эпоха романтизма. Социально-исторические предпосылки и философская почва романтизма. Основные черты романтического художественного...
1. Критика Просвещения и предпосылки возникновения романтизма iconПричины возникновения романтизма

1. Критика Просвещения и предпосылки возникновения романтизма iconПричины возникновения романтизма

1. Критика Просвещения и предпосылки возникновения романтизма iconА. короченский (Ростовский госуниверситет), Ю. Пиетиляйнен (Университет Тампере, Финляндия)
Сегодня в рамках медиакритики развиваются несколько отраслевых специализаций критико-журналистской деятельности: критика телевидения,...
1. Критика Просвещения и предпосылки возникновения романтизма iconПсковский государственный педагогический университет им. С. М. Кирова Кафедра философии Вопросы для вступительного экзамена по философии в аспирантуру
Социально-исторические основания и духовные предпосылки возникновения философии. Основные концепции возникновения философии
1. Критика Просвещения и предпосылки возникновения романтизма iconПредпосылки возникновения древнерусской литературы, ее периодизация, жанровая система. Содержание
Предпосылки возникновения древнерусской литературы, ее периодизация, жанровая система
1. Критика Просвещения и предпосылки возникновения романтизма iconПредпосылки возникновения и сущность меркантилизма

1. Критика Просвещения и предпосылки возникновения романтизма iconПредпосылки возникновения и этапы развития науки

1. Критика Просвещения и предпосылки возникновения романтизма iconI. Предпосылки возникновения кадетских заведений в России §
Введение
1. Критика Просвещения и предпосылки возникновения романтизма icon«Основы теории литературы»
Критика синтез науки, публицистики и искусства. Для критика важно выразить внутренний набор лит произведения вместе со своей точкой...
1. Критика Просвещения и предпосылки возникновения романтизма iconПриродные и общественно-исторические предпосылки возникновения и развития сознания

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы