Xvii. Русская средневековая культура icon

Xvii. Русская средневековая культура



НазваниеXvii. Русская средневековая культура
Дата конвертации06.07.2013
Размер244,12 Kb.
ТипДокументы
скачать >>>
1. /ANTOL99/00.DOC
2. /ANTOL99/1.DOC
3. /ANTOL99/10.DOC
4. /ANTOL99/11.DOC
5. /ANTOL99/12B.DOC
6. /ANTOL99/12C.DOC
7. /ANTOL99/12D.DOC
8. /ANTOL99/12А.DOC
9. /ANTOL99/2.DOC
10. /ANTOL99/3.DOC
11. /ANTOL99/4.DOC
12. /ANTOL99/5.DOC
13. /ANTOL99/6.DOC
14. /ANTOL99/7.DOC
15. /ANTOL99/8.DOC
16. /ANTOL99/9.DOC
17. /ANTOL99/9B.DOC
18. /ANTOL99/9D.DOC
19. /ANTOL99/9А.DOC
20. /ANTOL99/VECHER.DOC
21. /ANTOL99/VOPROS00.DOC
22. /POSOB/10MYTHOL.DOC
23. /POSOB/11LANG.DOC
24. /POSOB/12TIPOLR.DOC
25. /POSOB/13VOSTOK.DOC
26. /POSOB/14ANTIC.DOC
27. /POSOB/15BIZANT.DOC
28. /POSOB/16SRED.DOC
29. /POSOB/17RSRED.DOC
30. /POSOB/18RENES.DOC
31. /POSOB/19MNEW.DOC
32. /POSOB/1ANTROP.DOC
33. /POSOB/20MNEW.DOC
34. /POSOB/21MNEW.DOC
35. /POSOB/22SEREB.DOC
36. /POSOB/23SOVET.DOC
37. /POSOB/24TOTAL.DOC
38. /POSOB/25XXVEK.DOC
39. /POSOB/2GERM.DOC
40. /POSOB/3WHITE.DOC
41. /POSOB/4SYSTEMP.DOC
42. /POSOB/5SYSTEM.DOC
43. /POSOB/6SYMBOL.DOC
44. /POSOB/7TIPOLK.DOC
45. /POSOB/8MAN.DOC
46. /POSOB/9DYNAMIC.DOC
47. /POSOB/SODER.DOC
48. /POSOB/VECHER.DOC
49. /К экзамену.doc
50. /КУЛЬТУРА МОСКОВСКОЙ РУСИ.doc
51. /Магия Вуду.doc
52. /Таблица.doc
53. /символы русской культуры.doc
54. /символы современной культуры.doc
Антология исследований культуры
Наука о культуре
Б. Малиновский Миф в примитивной психологии
Сведения об авторах Бенедикт Рут Фултон (1887-1948)
Л. А. Мостова Историческая типология культуры
Универсальная модель культуры
Уайт, Лесли Элвин (1900-1975)
Боас, Крёбер, Уисслер, Лоуи
Лесли А. Уайт. Культурология
Понятие культуры
Джордж П. Мердок
Лесли а. Уайт энергия и эволюция культуры*
Символ : происхождение и основа человеческого поведения. "В слове было Начало начало человека и культуры"
Символическая классификация предисловие
Дж. Фейблман. Типы культуры. А. Существование культурных типов
А. Кребер. Стиль и цивилизации. Глава шпенглер
Хойджер Г. Соотношение языка и культуры
Бенджамен Ли Уорф Соотношение языка, обыденного мышления и поведения
Альфред Л. Крёбер. Стиль и цивилизации
Чтения лекций и проведения семинарских занятий по культурологии на 1\5 курсе в 2001\2002 учебном году
Вопросы для экзамена по курсу ’’Культурология’’ 1999/2000 уч год
X. Мифология как система представлений о мире. Мифологическое сознание
XI. язык, как модель культуры язык и мышление
Xii типология религий классификация религий
Xiii. Культурное наследие древнего востока что означает понятие «Древний Восток?»
Xiv. Культура античности
XV. типология византийской культуры истоки и традиции в истории культуры Византии
Xvi духовный мир средневекового человека западной европы
Xvii. Русская средневековая культура
Xviii. Культура эпохи возрождения общая характеристика эпохи
Xix модели культуры нового времени: формирование новоевропейского культурного образца
I. антропологическая традиция в культурологии культурология интеграция знаний о культуре
XX. Модели культуры Нового времени: модификации эпохи Просвещения
1. Критика Просвещения и предпосылки возникновения романтизма
Xxii. Культура россии на рубеже xix—xx вв. Рубеж этих столетий в культуре России принято называть «серебря­ным веком»
Xxiii. Культура советского общества: достижения и потери
Xxiv. Культура тоталитарного общества
Xxv культура XX века — смена парадигмы
II. формирование культурологической традиции в германии
Iii культурология лесли а. Уайта
IV. системный подход к изучению культуры
Культура как система. Уже в первой своей книге «The Science of Culture»
VI. символическая реальность культуры
Vii историческая типология культуры историческая типология культуры
Viii. Человек как общий знаменатель культур основы культурного единства
IX. динамика культуры
Введение в культурологию
Чтения лекций и проведения семинарских занятий по культурологии на 1\5 курсе в 2001\2002 учебном году
Интересные факты
Реферат по культурологии на тему: культура московской руси: от средневековья к новому времени XIV xvii веков
Человеческая душа состоит из двух частей
Цивилизация Периодизация
Интересные факты
Компью́тер (англ computer «вычислитель») машина для проведения вычислений. При помощи вычислений компьютер способен обрабатывать информацию по заранее определённому алгоритму

XVII. РУССКАЯ СРЕДНЕВЕКОВАЯ КУЛЬТУРА

Становление и развитие средневековой русской культуры не­разрывно связано с формированием древнерусского государства. Таким образом, понятие «средневековая русская культура» вклю­чает в себя создание и накопление духовных и материальных цен­ностей в России IX — первой половины XVII вв: с объединения князем Олегом всего пути «из варяг в греки» от Новгорода до Киева и образования мощного военно-политического союза вос­точно-славянских и неславянских племен до царствования Алек­сея Михайловича Романова, при котором укрепилась самодержав­ная Россия.

Как в Западной Европе, так и на Руси средневековая культура сформировалась под влиянием христианского миропонимания и с предельной полнотой выразила его во всех своих главных фено­менах. Самобытность Русского средневековья определяется тремя главными факторами: этническими, национальными особенностя­ми развития древней (дохристианской) восточно-славянской куль­туры; своеобразием социально-политической истории Руси в древ­ний и средневековый периоды, ее геополитическим положением между Востоком и Западом; принятием христианства из Визан­тии.

Геополитическое положение Русского государства определило его уникальную роль среди других стран: в его составе объеди­нялись на протяжении веков большие, великие и малочисленные, искавшие защиты народы. Одной из важнейших особенностей формирования русской культуры является то, что она сложилась в условиях многонациональности. И, как подчеркивает Д.С. Ли­хачев, «Россия служит гигантским мостом между народами. Мо­стом прежде всего культурным» [8, с. 5]. Древнерусская культура формировалась как бы в месте встречи различных цивилизаций. Кроме того, древнерусской культуре присуща открытость к восприятию других культур, к их объединению, изучению, сохранению и отчасти — усвоению. Подмечена такая характерная черта рус­ских — стремление основывать свои столицы как можно ближе к границам своего государства: Киев и Новгород построены на важнейшем европейском торговом пути из «варяг в греки», Иван Грозный делал попытку перенести столицу ближе к торговым пу­тям—в Вологду; Петр I построил Санкт-Петербург на берегу Бал­тийского моря в то время, когда война со шведами еще не за­кончилась.

Интерес к изучению истории русской культуры в России от­четливо обозначился в 30—40-х гг. XIX столетия в полемике сла­вянофилов и западников. И уже тогда оценки культуры допетров­ской России были диаметрально противоположными. Вероятно, истина, как это часто бывает, где-то посредине.

1. Истоки русской культуры. Значение принятия христианства из Византии

В течение тысячелетий обширная территория древнерусского государства была зоной встречи и взаимодействия различных ци­вилизаций. На юге, по северным берегам Черного моря, жили главные соседи восточно-славянских племен — греки. На севере варяги: целый конгломерат народов, к которым принадлежали бу­дущие датчане, шведы, норвежцы, «англяне». Далее на юго-вос­токе Русь входила в соприкосновение с хазарами, среди которых были и христиане, и иудеи, и мусульмане. Самые тесные контакты на огромных территориях Русь имела с финно-угорскими племена­ми (литва, жмудь, пруссы, ятвяги и др.). Мирные отношения скла­дывались с мерей, весью, емью, ижорой, мордвой, черемисами.

Все это показывает,что окружение Древней Руси было много­национальным, а также подчеркивает многонациональный характер древнерусского государства. Однако основным компонентом культуры стала культура славян.

Истоки славянской культуры восходят к глубокой древности. В культуре восточных славян — полян, северян, словен, радими­чей, вятичей, кривичей и др. — важную роль играла языческая религия, культ природы и культ предков. В дошедших до нас памятниках видны следы поклонения небу (Сварогу), солнцу (Дажбогу, Хорсу, Велесу), грому и молнии (Перуну), воздушным стихиям (Стрибогу), огню и другим явлениям природы. Сварог счи­тался богом-отцом, его сыновьями были Дажбог и Сварожич — бог земного огня. Можно предположить, что восточные славяне имели представление об иерархии богов. В древнерусских летописях главным божеством назван Перун. Славяне клялись его именем, а также именем Велеса, или «скотьего бога», — покровителя до­машних стад и богатства. Изображения богов — идолы устанав­ливались на открытых местах, возле которых совершались обряды и приносились жертвы. Самым кровавым, требовавшим и челове­ческих жертвоприношений, был культ Перуна.

Значительное место в культуре восточных славян занимали языческие представления о природе, одушевление сил природы. Таким образом, можно сказать, что их мировоззрение было антропоморфным, во многом близким к мировоззрению древних эллинов. Согласимся с Л.Н. Гумилевым, который считал, что веру в духов покойников (упырей) и духов природы (лесных, водяных, до­мовых) называть религией неправомерно. «Это, скорее, «природове­дение», соответствовавшее уровню знания того времени. Вместе взя­тые, суеверия представляли собой какое-то подобие мировоззрения, но считать их настоящим религиозным культом нельзя, как нель­зя отождествлять домового с Богом-Создателем» [2, с.73].1

Культ предков у славян выражался в почитании Рода. В нем видели родоначальника жизни и охранителя родичей и семьи, с ним были связаны роженицы — женские божества, покровитель­ницы семьи, домашнего очага и всего, связанного с рождением. Предка называли «чур» (щур) — отсюда «пращур» (дальний пре­док, родоначальник). Этот культ сохранялся дольше, чем покло­нение природным силам, которое было более тесно связано с со­циальными изменениями в обществе. Б.А. Рыбаков считает, что в древние времена славяне делали подношения лишь злым и до­брым духам — упырям и берегиням. Позже место духов заняли Род и роженицы. С появлением государства на первое место вы­шел Перун, а с принятием христианства языческие обряды вооб­ще становятся тайными; дольше всех почитались Род и его свита .

Культовая обрядность славян также была связана с представ­лениями о жизни и смерти, с праздниками, с различными собы­тиями. Широкое распространение имели песни,в том числе риту­альные. В народной среде жили древние гадания, заклинания, за­говоры, пословицы, поговорки, загадки, сказки, многие из кото­рых сохранились в народной памяти до XIX—XX вв.

В русском фольклоре присутствует идея единства космоса и человека. «Мифы и легенды о существовании звездной, небесной книги имеются во многих древних культурах. В русском фольк­лоре это — сказание о Голубиной книге. На первых же страницах ее читаем о вселенском человеке, чье тело соткано из звезд, луны, солнца, чье дыхание — ветер. Представления эти уходят в глубо­кую древность» 2.

Особый интерес в древнерусском фольклоре представляют бы­лины — эпические песни. Исследователи пришли к выводу, что к времени Киевской Руси можно с уверенностью отнести были о богатырях — «Добрыня и змей», «Алеша и Тугарин», о торговом человеке — «Иван-гостинный сын», «Михаиле Потык» и др. Бы­лины можно оценить как своеобразную народную историческую публицистику, так как былинные сюжеты отражают то, что волно­вало народ Древней Руси: в первую очередь — борьбу с внешней опасностью (печенегами, половцами, татарами).

Но как ни богато и многообразно было устное народное твор­чество, подлинный расцвет культуры в целом связан с восприя­тием Русью славянской письменности. Имеется немало фактов, свидетельствующих о существовании у славян алфавита, получив­шего распространение во второй половине IX в. Создателями его были проповедники христианства Кирилл и Мефодий, приглашен­ные в 863 г. в Великоморавское княжество. Из двух алфавитов — глаголицы и кириллицы — на Руси официальной азбукой стала кириллица.

Вклад византийской культуры в формирование письменности славянских народов состоял не только в деятельности Кирилла и Мефодия по оформлению славянской азбуки и переводу богослу­жебных христианских книг на славянский язык, но и в непос­редственной связи греческого и славянского письма. Теперь Русь, как и другие славянские народы — в Великой Моравии, Чехии, Болгарии и позднее в Сербии, — получила основу для создания богатейшей письменной культуры на родном языке. Страны За­падной Европы, как и мусульманского Востока, были еще долго лишены этого великого стимула широкого развития культуры.

Большое значение для оценки распространения грамотности на Руси имели обнаруженные впервые в 1951 г. в Новгороде бе­рестяные грамоты. Сейчас их найдено уже несколько сот, и не только в Новгороде, но и в Пскове, Старой Руссе, Смоленске, Полоцке, Витебске, Москве, хотя и в несравненно меньшем коли­честве. Древнейшие берестяные грамоты относятся в Х—XI вв.

Важнейшим событием в культуре Руси, в значительной сте­пени определившим ее дальнейшее развитие, стало крещение, с ним древнерусская культура обрела принципиально новые черты и особенности. Подобно тому, как христианизация Руси заметно ускорила складывание единой древнерусской народности из вос­точно-славянских племен с их различными культами, христиан­ство способствовало и консолидации древнерусского сознания, как этнического, так и государственного.

Крещение Руси ввело ее не только в семью христианских сла­вянских государств, но и в целом в систему христианских стран Европы с их культурными достижениями. Русская культура обо­гатилась имеющими глубокие исторические корни достижениями стран Ближнего Востока и культурными сокровищами Византии. Владимир Святославич, крестивший Русь в 988 г., видел свою державу, как сообщает «Повесть временных лет», «яко же увиде-ша страны хрестьянския» .

Христианство распространилось на Руси задолго до принятия крещения Владимиром. Известно, что первой приняла крещение в Константинополе бабка князя княгиня Ольга. По мнению С.М. Соловьева, при князе Игоре на христиан не обра1цали внимания, при Ольге — насмешничали, но явно не преследовали. У княэя Владимира Святославича при крещении был такой сильный аргумент, как власть, которую он и употребил. Христианизация Руси — не единовременный акт. Как указывает летописец, при Владимире произошло крещение, а при его сыне Ярославе — надлежащее наставление в вере. Долгое время на Руси сохранялось двоеверие. Прежде всего христианство было воспринято городской культурой.

Благодаря творческому восприятию на Руси византийской ци­вилизации уже очень скоро византийские образцы подверглись активной переработке, глубокому переосмыслению в соответствии с социальными условиями жизни и духовными запросами древ­нерусского общества. Более того, нередко византийское влияние, когда оно становилось помехой дальнейшему прогрессивному раз­витию самобытной русской культуры, наталкивалось на серьезное сопротивление [7, с. 328].

Византия как бы сама создала себе в лице Руси соперника не только в сфере политики, но и в сфере культуры. Попытки Византии духовно подчинить Русь привели к росту национально­го самосознания в русском обществе. Это получило наиболее яр­кое выражение в знаменитом «Слове о законе и благодати» Илариона (первого русского митрополита); в создании, вопреки Кон­стантинопольской патриархии, пантеона русских святых (канони­зация Бориса и Глеба — сыновей князя Владимира, предательски убитых их братом Святополком Окаянным); в роскошном княже­ском городском строительстве в Киеве и других городах. При кня­зе Ярославе Мудром (ок. 978—1054) в Киеве, как бы споря с прославленными постройками Константинополя, были воздвигну­ты Золотые ворота, великолепный Софийский Собор (1036—1054).

Киевская Русь к моменту принятия христианства была уже могущественным государством, с большим числом городов, разви­тыми ремеслами и торговлей. Иностранные купцы и дипломаты на­зывали ее «страной городов», а летописи упоминали для XI—XII вв. более 220 городских центров, среди которых крупнейшими были Киев, Чернигов, Переславль, Владимир-Волынский, Галич, Туров, Смоленск, Полоцк, Новгород, Суздаль, Владимир-Суздальский, Рязань и многие другие.

Стольный град Киев — один из древнейших и красивейших городов Европы — занимал выдающееся место среди других го­родских центров Древней Руси, да и всей Восточной Европы. Он оправдывал летописное название «матери городов русских». Это был экономический и политический центр древнерусского госу­дарства. Немецкий хронист Адам Бременский (XI в.) называл его «жемчужиной Востока» и «вторым Константинополем» [7, с. 327]. Исключительно благоприятное географическое и военно-стратеги­ческое положение Киева, расположенного на высоких днепров­ских кручах, обеспечивало ему господство на водных путях, сое­динявших север и юг, открывало доступ к Черному и Азовскому морям и таким богатым странам, как Византия, Дунайская Бол­гария и Хазария.

На разных этапах развития древнерусской культуры степень воздействия византийской культуры то возрастала, то шла на убыль. Временем наиболее активных контактов Руси и Византии в сфере художественного творчества был конец Х—XII вв. Киев являлся в это время центром культурных контактов Руси и Ви­зантии. Киевские князья (Владимир, Ярослав Мудрый и др.) ста­ли приглашать из Византии греческих мастеров: ювелиров, зод­чих, живописцев, резчиков по камню, мозаистов. С их помощью в Киеве началось строительство храмов и дворцов.

Византийское влияние наиболее ярко проявилось в архитек­туре Древней Руси. В конце X—XI вв. было воспринято визан­тийское каменное зодчество с его сложным типом крестово-купольного храма, совершенной системой перекрытий, высочайшей для того времени строительной техникой. В отличие от романской архитектуры Западной Европы, где в это время лишь в отдельных регионах происходил медленный и трудный процесс перехода от деревянных конструкций к каменным сводам. Киевская Русь очень рано получила от Византии почти в готовом виде изощрен­ную систему сводчатых и купольных перекрытий, здания тонкой, изысканной пространственной конфигурации и большой высоты.

Первым каменным храмом на Руси был построенный в Киеве в 989—996 гг., т.е. сразу после принятия Русью христианства, храм Успения Богородицы (Десятинная церковь). Как сообщает летопись, храм был сооружен греческими мастерами. В 1031—1036 гг. греки возвели в Чернигове собор Спаса Преображения — самый Ви­зантийский, по мнению специалистов, храм Древней Руси.

Вершиной южнорусского зодчества XI в. стал собор Святой Софии в Киеве. Он был призван возродить на киевской земле традиции главной святыни православного мира — Софии Констан­тинопольской. Как и Софийский собор в Константинополе символи­зировал победу христианства и могущество византийских импера­торов, так и София Киевская утверждала торжество православия в Древней Руси и силу великокняжеской власти. Но художест­венное воплощение этой концепции было иным. Созданная грече­скими и русскими мастерами, София Киевская, представляющая собой огромный пятинефный храм с просторными хорами, охва­тывающими и боковые нефы, не имеет прямых аналогий среди памятников церковного зодчества Византии. При сохранении ви­зантийской основы крестово-купольного храма Софийский собор в Киеве знаменовал постепенный отход древнерусского зодчества от византийских образцов.

Ступенчатая композиция наружного объема, обилие куполов, массивные опорные столпы, делающие более тесным внутреннее пространство, придавали главному храму Киевской Руси особое своеобразие. София Киевская сочетала в себе монументальную мощь и праздничную торжественность с красочной нарядностью, гармонировавшей с мягкой южнорусской природой.

Зодчество Новгорода отходит от византийских образцов еще дальше, что особенно заметно при сравнении архитектуры храмов святой Софии. София Новгородская (1045—1050) близка по кон­цепции и архитектурному плану к Софии Киевской, но ей при­сущи совершенно новые художественные решения, не известные южнорусскому и византийскому зодчеству.

Византийские традиции достаточно прочно сохранялись в древнерусской архитектуре в XI — первой половине XII вв. Но со второй половины XII в. наметилось явное ослабление визан­тийского влияния, в древнерусском зодчестве появились храмы башенной формы, не свойственные византийской архитектуре. Древнерусское зодчество не знало в своем развитии таких резких скачков, как переход от романского стиля к готике или от готики к Ренессансу в Западной Европе. Процесс складывания нацио­нальных черт в древнерусском зодчестве был более медленным и плавным и окончательное свое завершение обрел позже, в архи­тектуре Московской Руси.

Исследования Б.А. Рыбакова показали, что зодчий Древней Руси обладали высокими математическими и техническими позна­ниями. Каждая постройка была воплощением строгой математи­ческой системы и сложных инженерных расчетов [10, с. 15].

В древней русской живописи византийское влияние было бо­лее длительным и устойчивым. Византия не только ознакомила русских художников с техникой мозаики, фрески, темперной жи­вописи, но и дала им иконографический канон, неизменность ко­торого строго оберегалась православной церковью. Артели худож­ников, в которые входили русские и греческие мастера, работали, обычно следуя византийским образцам, так называемым подлин­никам 3.

На Руси в XI—XII вв. существовали две традиции в украше­нии храмов росписями. Одна, более строгая и торжественная, вос­ходит к монументальной живописи Византии. Другая, более сво­бодная и декоративная, сложилась уже на русской почве. Классическим памятником, воплотившим первую традицию, была Со­фия Киевская, где полностью выдержан византийский иконогра­фический канон. Мозаики и фрески этого храма создавались дли­тельное время (1037—1067) совместно греческими и русскими ма­стерами. Декоративное убранство этого огромного храма поражает разнообразием и монументальностью.

К сожалению, сведений о системе просвещения на Руси у нас слишком мало, чтобы составить по этому вопросу целостное суж­дение. Для окормления новообращенных христиан не хватало свя­щеннослужителей, прибывших из Византии, Болгарии, поэтому нужно было умножить число своих, русских священников, а для этого потребовалось распространение книжного учения. И княже­ский двор нуждался в грамотных людях для ведения государст­венных дел; потребность в них ощущалась также в торговле и даже в быту. Однако известно, что Владимир Святославич вскоре после крещения организовал в Киеве школу для юношей. При князе Ярославе в Новгороде было сделано то же, что при Влади­мире — в Киеве: князь велел забрать у старост и священников детей (300 человек) и учить их книгам.

Литература Киевской Руси поражает богатством как перевод­ных, так и оригинальных произведений. Особое значение имела византийская литература, еще сохранявшая, пусть видоизменен­ными, античные традиции. Древняя Русь получила в свое рас­поряжение переводы многих библейских книг, составлявших осно­ву мудрости в Средние века,4 сочинения православных отцов церкви — Василия Великого, Иоанна Златоуста, Григория Бого­слова, Иоанна Дамаскина. У них русские книжники почерпнули основы античной философии в соединении с библейскими пред­ставлениями. Вопросы о двух началах в человеке — духовном и телесном, о причинности в мире и в жизни человека — решались исходя из провиденциальности библейской концепции: на первое место ставилась воля Бога, но признавались и необходимость, судьба, счастье, случайность.

Оригинальная русская литература и культура в целом уже к началу XII в. сделала большие успехи. Прежде всего обратим внимание на летописи, это совершенно оригинальное явление древнерусской культуры, на их особый, неповторимый вклад в мировую культуру. Структура летописей определялась изложени­ем событий по годам — «летам». В них даны развернутые пове­ствования о событиях и людях, оценки их действий, весьма далекие от наивных представлений о беспристрастности летописцев. Летописи наполнены текстами документов, некрологами историче­ских деятелей, их завещаниями детям; в них живы отголоски ус­тного народного творчества, народные сказания и предания. Это своды, вобравшие в себя произведения не только других жанров, но и других, более ранних летописей. Летописи — не только па­мятники культуры и хранители исторической памяти, но и актив­ная сила общественной и государственной жизни средневековой Руси.

В начале летописного дела на Руси, по-видимому, стоит так называемый Древнейший летописный свод конца Х или самого начала XI в. В 1113 г. летописец Нестор создает «Повесть вре­менных лет». Наряду с общерусским летописанием в XI в. появ­ляется локальное. Особенно ярки Новгородские летописи, соста­вителей которых интересовали прежде всего местные события: борьба с внешними врагами, стихийные бедствия, неурожаи, го­родские пожары, строительство храмов. Интересы летописцев вла-димиро-суздальской земли были шире, чем новгородских, но и здесь мы найдем яркие жизненные зарисовки.

Литература Древней Руси не ограничивалась только церков­ными сюжетами. Вершиной древнерусской литературы стала эпи­ческая поэма «Слово о полку Игореве». Неудачный поход новгород-северского князя Игоря Святославича на половцев в 1185 г. не был исключительным по своему историческому значению. Но ге­ниальный автор «Слова» смог увидеть в этом событии и в его последствиях то, что волновало русское общество: необходимость борьбы с половцами общими, а не разрозненными усилиями. Ав­тор «Слова», писавший спустя семь десятилетий после Нестора, также обладал широким политическим и географическим круго­зором, глубоким знанием исторического прошлого Руси. Могуще­ство и единство Руси в прошлом он противопоставлял времени княжеских усобиц, обескровливающих страну.

2. Особенности духовной культуры средневековой Руси

Для русской культуры, как и для европейской культуры в Целом, христианство стало одним из главных ориентиров. Оно обеспечивало преемственность русской истории, духовной жизни Русского общества. Древнерусское искусство развивалось в общем русле средневековой культуры. Однако оно не было ни ответвле­нием византийского, ни аналогом западноевропейского, у него был свой путь, свои особенности. Древнерусское искусство можно назвать искусством эпически-былинного склада [3, с. 180].

Искусство Древней Руси, как и современное ему искусство Западной и Восточной Европы, оставалось преимущественно цер­ковным, культовым, преломляло впечатления жизни через призму христианских воззрений и соблюдало установленную иконогра­фию. Оно также было делом рук ремесленников, делом коллек­тивным, артельным, его художественные принципы, еще не зная большого расхождения между профессиональным и народным, складывались как приемы искусного, «хитрого» ремесла, поэтому оно естественно входило в окружение и быт человека. Оно питало особую любовь к «узорочью», но при этом в полной мере обладало «реальным чувством величия», свойственным органическим куль­турам Средневековья.

Искусство Древней Руси многим было обязано Византии, но ее церемониалы, пышность, официозность, утонченный спиритуа­лизм не нашли на Руси почвы. Византийские художественные традиции быстро трансформировались в духе большей демокра­тичности, простоты, даже простонародности.

В русском средневековом искусстве нет ни острого драматиз­ма, характерного для готики, ни ее разнообразия композиций, мо­тивов, предметов изображения. Русское искусство более устойчи­во в своей иконографии — как всякий эпос, оно дорожило цело­стностью старинного предания и бережно его охраняло [3, с. 183]. Светлые начала, заложенные еще в эпоху Киевской Руси, оказались стойкими, прошли через века, выдержали тяжелые испытания в пе­риод зависимости Русского государства от Золотой Орды.

Если в готике образы святых и мучеников воплощают стра­дания и смуты настоящего, то в русском искусстве лейтмотивом является величавая народная легенда, полная затаенных воспоми­наний о славном прошлом, стойких надежд на победу добра, стремления к благообразию жизни.

От византийско-русского искусства Киевской Руси пошло уже собственно русское искусство отдельных княжеств - земель Галицко-Волынской, Ростово-Суздальской, Новгородской и др. В XII — начале XIII вв. русское искусство было самостоятельным и зре­лым. Нашествие татаро-монголов и почти 200 лет длившегося ино­земного ига затормозили его развитие почти повсюду, кроме Нов­города и Пскова, которые не были данниками Золотой Орды и успешно отразили агрессию ливонских рыцарей. Но даже в этих северо-западных русских землях на десятилетия замерло каменное строительство.

В XII столетии художественное первенство принадлежало Владимиро-Суздальскому княжеству — сопернику и преемнику Киева, претендующему на роль общерусского центра. Его процве­тание при Андрее Боголюбском (ок. 1111—1174) и Всеволоде Большое Гнездо (1154—,1212) длилось недолго, но вызвало к жиз­ни прекрасную архитектуру, настолько своеобразную, особенно по своему декору, что исследователи «сбились с ног, разыскивая его прообразы и прототипы — ив Византии, и в романском искусстве, и на Востоке. Некоторые черты общности есть — со всеми, но суть в том, что оно совершенно самобытно и неповторимо» [3, с. 185].

Одно из прекраснейших сооружений владимирско-суздальского периода и всей древнерусской архитектуры — церковь Покрова на Нерли (1165). Она проста по конструкции — одноглавый че-тырехстолпный храм, но таких совершенных пропорций, что ее стройность можно сравнивать с древнегреческой статуей. Церковь устремлена ввысь, но высотность здания смягчена мотивом полу­кружия. Полукружия плавно завершают все вертикали: закомары, декоративные арочки, окна, двери и, наконец, — полушарие гла­вы. К шедеврам древнерусской архитектуры также относятся со­зданные в XII в. во Владимире Дмитровский и Успенский собо­ры.

В XII в. выработался характерный русский тип крестово-ку-польного храма: четырехстолпный, одноглавый, с полукруглой главой на высоком барабане, с выступающими полуцилиндриче­скими апсидами (чаще всего с тремя) с восточной стороны. Дру­гие стены расчленены лопатками (пилястрами) на три части со­ответственно разделению внутреннего пространства; каждая такая часть завершается закомарой. Перекрытие обычно делалось по за­комарам . Древний прообраз — простой деревянный сруб — скры­то живет в этих каменных сооружениях. Круглящиеся апсиды, волнистая линия закомар, круглый барабан и мягко завершаю­щий его купол исключают всякую угловатость, храм выглядит почти скульптурно.

В пределах этого общего типа очень велико разнообразие ху­дожественных выражений. Так, пропорции, отношение барабана к нижней части, большая или меньшая толщина барабана, при­земистость или высотность основного массива, декор, наконец, ха­рактер пристроек — папертей, галерей, крылец — все это способ­но видоизменить облик сооружений при сохранении той же кон­структивной схемы. Так как старинные зодчие строили, руковод­ствуясь опытом, чутьем и вкусом, буквально «вручную» делали здание, то не было и двух церквей, вполне одинаковых даже в пределах одной местности и одного времени.

Древние зодчие умели безошибочно выбирать место для хра­мов — по берегам водных путей, на возвышениях, чтобы они бы­ли хорошо видны, как маяки. В широкий равнинный пейзаж, пе­ресеченный невысокими, мягких очертаний холмами, русские цер­кви вошли как завершающий штрих, как необходимый вертикаль­ный акцент среди стелющихся волнистых линий. Церкви не были ни слишком высокими, ни угловато-остроконечными, как готиче­ские, — им свойственна компактная пластичность, телесная ок­руглость форм; они, хотя и господствуют над пейзажем, но не противостоят ему, а объединяются с ним, они родственны русской природе. Эпические черты русского зодчества проявились прежде всего в архитектуре Новгорода (Георгиевский собор Юрьева мо­настыря, 1110 ) и Пскова.

Интерьер храмов заполняла фресковая живопись; к XV веку сформировался иконостас — явление чисто русское, не свойствен­ное ни Византии, ни западноевропейскому искусству.

Еще ярче, чем в росписи стен, характер древнерусского искус­ства проявился в иконописи. Икона — такая же классическая форма средневекового русского искусства, как для Древней Гре­ции — статуя, для Египта — рельеф, для Византии — мозаика. И здесь сослужило службу дерево — верный спутник русских в быту, в хозяйстве и в строительстве.

Иконы писали на липовых и сосновых досках, покрывали их левкасом — тонким слоем гипса, на который наносились контуры рисунка. Краски, растертые на яичном желтке, которыми пользо­вались иконописцы, отличались яркостью и стойкостью. Множе­ство старинных икон впоследствии было записано сверху, очень часто реставраторы открывают на одной доске несколько живо­писных слоев — наслоения эпох. Но такая работа началась только в конце XIX в. Так, гениальная икона Андрея Рублева «Троица» (начало XV в.) в своем первозданном виде была раскрыта рестав­раторами в 1904 г.

Древнерусская иконопись — действительно, создание коллек­тивного, многоликого гения народной традиции. Ранние иконы, похожие на монументальные росписи, представляли собой вели­чавые фигуры почти в человеческий рост: такова ярославская ико­на XII в. (? — 1114) Богоматерь Великая Панагия с тонким ли­ком, написанная на золотистом фоне, напоминающая мозаичную Оранту в Киевской Софии, но более строгих пропорций. В более поздний период на иконах изображают уже не только фигуры и лики святых, но и сюжеты «праздников» — важнейших событий евангельской истории.

Иконопись, это «умозрение в красках», свидетельствует о глубоком проникновении религиозно-эстетического мировидения в толщу русского народа. В.В.Зеньковский в «Истории русской фи­лософии» отмечает, что русские люди с особой силой восприни­мали христианство в его красоте. В иконопочитании он видит «форму богомыслия, в котором эстетический момент тонул в вос­хищении ума». В иконе все вещественное служит средством вы­ражения высшей истины, высшей красоты: обе сферы бытия дей­ствительны, но иерархически неравноценны. Эмпирическое бытие держится только благодаря причастию «к мистической реально­сти» [4, с. 36, 39—40]. Так в иконописи выражалась теократиче­ская идея христианства.

Расцвет русской иконописи приходится на XV век и связан прежде всего с именем Андрея Рублева. В целом XV столетие можно считать «золотым» веком древнерусского искусства, а про­изведения московской школы — его классикой. Возглавив соби­рание русских земель, борьбу с Золотой Ордой, Москва также ак­кумулировала и культурные традиции.

Христианство пришло в Россию не только как религия, но и как мировоззрение, охватывая различные стороны жизни. С точки зрения развития русской философской мысли, важно отметить, что философские интересы укладывались в рамки религиозного миро­воззрения. Особенностью русской духовной жизни является то, что процесс секуляризации — «обмирщения» философской мысли, отделения ее от религиозного сознания происходил в недрах цер­ковного сознания и вне его, но не в противопоставлении себя ему, как в Западной Европе.

Для русского восприятия христианства существенно трезвое чувство «нераздельности», но и неслиянности мира Божьего и че­ловеческого. Образ света ~ излюбленный в русском религиозном сознании. Поэтому праздник Пасхи, как праздник торжества све­та над тьмой, — один из любимых и главных праздников на Руси (для католиков таким является Рождество Христово).

Русское религиозное сознание также отличает первостепенная значимость морального и социального начал. Обличение житей­ской неправды — главное содержание церковной литературы XII—XIV вв., но оно соединено с верой в преображение жизни силой Божией [4, с. 37].

Огромный интерес представляют возникшие в конце XV в. церковно-богословские разногласия между сторонниками последова­теля Сергия Радонежского заволжского старца Нила Сорского — нестяжателями и приверженцами Иосифа Волоцкого — иосияфлянами. Как будто бы спор велся о церковных имуществах: Иосиф Волоцкий горячо защищал церковные имущества во имя социальных задач церкви и это было связано с принципиальным сближением церковного и государственного бытия (что намети­лось уже в XV в.). Нестяжатели задачу церкви в отношении к государству мыслили как молитвенную заботу5 . Позже эти на­правления оказались основой двух типов религиозно-философской мысли.

Одна из главных характеристик культурно-исторического про­цесса в XVII в. — начало разрушения традиционного средневе­кового мировоззрения, начало секуляризации культуры, освобож­дение ее из-под духовного диктата церкви. Эти тенденции особен­но сильно проявились в литературе, в живописи, а также в про­изведениях исторической и общественно-политической мысли.

С ростом международных политических и экономических свя­зей России расширялись ее культурные контакты с Западной Ев­ропой. С западноевропейской культурой русские люди знакоми­лись, побывав за границей. К тому же усилился приток иностранцев в Россию: это были купцы, военные специалисты, поступившие на русскую службу. Слободы торговых и служилых иностранцев суще­ствовали в Москве (более 1000 человек в середине XVIII в.), Во­логде, Нижнем Новгороде, Архангельске, Астрахани, Холмогорах, Туле. Проникновение западных веяний особенно усилилось во время царствования Алексея Михайловича (1629—1676), после воссоединения Украины и России в 1654 г. Ученые украинские монахи вошли в ближайшее окружение царя, оттеснив ревнителей старины, среди которых был и такой яркий человек, как глава ста­рообрядчества протопоп Аввакум (1620 (или 1621) — 1682).

Сущность раскола русской православной церкви неверно сво­дить к разногласиям по поводу церковных обрядов и исправления церковных книг, — это лишь внешние символы. Старообрядчество по своим устремлениям было историософично. Исследователь ис­тории русской православной церкви А.В. Карташов, давший глу­бокую характеристику раскола, отмечал, что в старообрядчестве разрядилось то напряжение русского духа, которое сделалось осью его самосознания и сводилось к идее третьего Рима, т.е. к мировой миссии охранения чистоты истины православия.

Эсхатологические мотивы имели большое значение в средневе­ковом сознании, поэтому для старообрядчества решался не мест­ный, не провинциальный вопрос, а вопрос всей мировой истории: судьбу мира, конец истории они связывали с судьбами России. Старообрядцы боялись заражения церкви мирским духом. «Рус­ский народ, — замечал А.В. Карташов, — увидел в христианстве откровение о пришествии Спасителя на землю и о создании силою церковного благочестия вместо этого грешного, нечистого мира, другого, сплошь святого».

Со старообрядчеством отходила в сторону и утопия о «Святой Руси», понимаемой как уже воплощенная в историю реальность. «В старообрядчестве с его скорбной историей, полной религиоз­ного вдохновения, но порой и истерики, мучительного ощущения «тайны беззакония» (Антихриста), — во всем этом, роковом и тра­гическом распылении церковных сил русское церковное сознание дорого платило за свою мечту, за утопическое понимание «теок­ратической идеи христианства» [4, с. 53]. На стороне официаль­ной православной церкви было больше исторической трезвости и осторожности.

Подводя итог, обратим внимание на важное, с точки зрения понимания развития русской культуры на пороге нового времени, наблюдение В.О. Ключевского. Он считал, что до XVII столетия русское общество отличалось нравственной целостностью, а запад­ное влияние, проникая в Россию, будоража русское общество, ос­ложняя жизнь потоком новых понятий и интересов, разрушало эту целостность. Следствием этого был раскол в русской церкви XVII в., религиозное отражение нравственного раздвоения обще­ства.6 Руководящие классы общества, «оставшиеся в ограде пра­вославной церкви, стали проникаться равнодушием к родной ста­рине, во имя которой ратовал раскол, и тем легче отдавались ино­земному влиянию» . Этот разрыв имел трагические социальные последствия, обнаружившиеся уже во второй половине XVII в.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бычков В.В. Русская средневековая эстетика. XI-XVII вв. — М., 1992.

2. Гумилев Л.Н. От Руси к России: очерки этнической истории. — М., 1992.

3. Дмитриева НА. Краткая история искусств. Вып. 1. — М., 1989.

4. Зеньковский В.В. История русской философии: В 2 т. — Л., 1991. Т. 1. 3. 1.

5. История русского искусства. В 8 т. — М., 1991. Т. 1.

6. Карташев А.В. Очерки истории русской церкви: В 2 т. — М., 1991.

7. Как была крещена Русь. — М., 1990.

8. Лихачев Д. С. Русская культура в современном мире //Новый мир. 1991. № 1. С. 3-9.

9. Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры: В 3 т. —М.,

1993. Т. 1.

10. Рыбаков Б.А. Из истории культуры древней Руси: Исследования

и заметки. — М., 1984.

11. Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси. — М., 1988.

12. Рыбаков Б.А. Древние славяне и античный мир//Природа. 1993. № 11. С. 37-40.

13. Экономнее И.Н. Православие, Византия, Россия. — М., 1992.


1 Интересно отметить, что языческие верования прекрасно уживались и продолжают уживаться и с христианством, и с исламом, а в наше время — и с научным атеизмом. Сначала это явление называли двоеверием, затем стали говорить о суеверии, но изменение названия не меняет сути.


2 ** Кедров К. Звездная книга//Новый мир. 1982. №9.


3 Это были завезенные из Византии свитки или переплетенные тетради контурных рисунков на пергамене, они сохранялись в Древней Руси в течение многих лет, и их трансформация шла очень медленно. Господство иконографического канона и работа по образцам в известной степени сковывали самобытное художественное творчество мастеров древней Руси.


4 Полностью Библия была переведена на старославянский язык только в конце XV.

5 Нил Сорский побывал на Афоне, приобщился к новой богословско-мистической традиции — «исихазму». Для него церковь была выше государства, но не в плане истории, а в плане мистическом. Суть исихазма — в соблюдении чистоты мистической жизни, не ради их презрения к миру, а во имя различия Церкви и мира: Церкви еще предстоит преображение мира, но в отношении к непреображенному миру монахам необходимо воздержаться от мирской суеты.


6 Ключевский И.О. Неопубликованные произведения. — М., 1983. С. 14.





Нажми чтобы узнать.

Похожие:

Xvii. Русская средневековая культура iconРусская культура XIV-XVII веков

Xvii. Русская средневековая культура iconРусская средневековая эстетика

Xvii. Русская средневековая культура iconРеферат по культурологии на тему: Русская культура XIV xvii веков
Саранский кооперативный институт московского университета потребительской кооперации
Xvii. Русская средневековая культура iconXiii. Русская средневековая культура: определяющие ценности и доминанты национального развития
В идеях и образах русской культуры XIV-XVI вв воплотились настроения эпохи – времени борьбы за обретение независимости, свержения...
Xvii. Русская средневековая культура iconРусская культура XIV xvii веков
Но этим отчасти подготовлялось решительное освобож­дение искусства от влияния церкви, совершившееся к началу XVIII в в результате...
Xvii. Русская средневековая культура iconРусская архитектура XVII века

Xvii. Русская средневековая культура iconРусская культура в начале XX века: Символизм. Религиозные течения в философии Константин Петраков. Группа 209. Русская культура в начале XX века символизм. Религиозные течения в философии
Русская культура в начале XX века: Символизм. Религиозные течения в философии
Xvii. Русская средневековая культура icon«Томский государственный педагогический университет» (тгпу) Программа дисциплины опд. Ф. 09. Русская литература и культура XX века
Культура конца XIX начала XX вв. Основные направления и течения. Авангард. Модернизм
Xvii. Русская средневековая культура iconУважаемые коллеги! Приглашаем принять участие в IV всероссийской научно-практической конференции «Православие и русская культура: прошлое и современность»
Приглашаем принять участие в IV всероссийской научно-практической конференции «Православие и русская культура: прошлое и современность»,...
Xvii. Русская средневековая культура iconРусская культура 9-13 вв

Xvii. Русская средневековая культура iconРусская культура, музыка

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы