Лекция современный русский литературный язык как предмет изучения icon

Лекция современный русский литературный язык как предмет изучения



НазваниеЛекция современный русский литературный язык как предмет изучения
страница1/8
Дата конвертации29.06.2012
Размер1,32 Mb.
ТипЛекция
скачать >>>
  1   2   3   4   5   6   7   8

ЛЕКЦИЯ 1. Современный русский литературный язык как предмет изучения


Курс СРЛЯ является основным курсом среди лингвистических дисциплин нашей специальности. Он предполагает изучение системы и структуры СРЛЯ, его единиц и правил их функционирования в речи на разных уровнях языка. В школе, в отличие от Вуза, мы встречаем лишь элементы такого изучения (разборы), но целиком все же школа направлена на практическое владение языком (развитие речи + орфография). В отличие от общего языкознания, курса дает более детальное описание всех аспектов языка вне его сопоставления с другими языками и с общетеоретическими закономерностями жизни языка вообще. В отличие от исторической грамматики курс предполагает строго синхроническое описание языковых явлений в их полноте и классифицированности, – в системе. В отличие от ЛАХТ или стилистики СРЛЯ предполагает именно системное изучение единиц языка, где индивидуальные особенности речи или текста, связанные с особым режимом его функционирования, несущественны, а интересуют именно общие, инвариантные черты языка, проявляющиеся во всех текстах и речевых актах. В отличие от орфографии и пунктуации, СРЛЯ изучает не способы передачи языка на письме, а само устройство языка, т.е. то, ч т о подвергается действию орфографии и пунктуации. И наконец, в отличие от изучения иностранного языка, СРЛЯ предполагает теоретическое овладение законами жизни языка, на котором мы все говорим, а не практическое усвоение живых навыков общения на другом языке (изучая иностранный язык, мы учимся включать магнитофон, а изучая СРЛЯ, мы разбираемся в устройстве магнитофона).

А сейчас кратко пройдем по каждому из элементов понятия СРЛЯ.

ЯЗЫК. Структура СРЛЯ как реально существующего объекта и соответственно как предмета изучения (впрочем, как и любого другого языка) нами вкратце изучалась в вводном курсе языкознания. Это уровни языка, т.е. автономные механизмы его существования и функционирования, обладающие собственным набором единиц, закономерностями их функционирования, не сводимыми к другим уровням, т.е. подсистемы, образующие целую систему. Основными уровнями языка являются ЛЕКСИКА (включая фразеологию), ФОНЕТИКА (включая фонологию), МОРФЕМИКА (включая морфонологию), СЛОВООБРАЗОВАНИЕ, МОРФОЛОГИЯ и СИНТАКСИС (вместе последние два составляют ГРАММАТИКУ). Помимо основных уровней языка существуют и неструктурные области явлений, обладающие определенной целостностью и спецификой, но не создающих особого уровня (как бы «разлиты») по разным уровням. Это СТИЛИСТИКА и СЕМАНТИКА. Добавочные, не потому что не важные, а потому что внешние по отношению к системе языка подуровни – ГРАФИКА, ОРФОГРАФИЯ, ОРФОЭПИЯ и ПУНКТУАЦИЯ. В науке о языке существует уже известная вам дублетность терминологии, которая одновременно обозначает и сам уровень, и раздел науки о языке, его изучающий. В нашем случае эта дублетность нарушается только для лексического уровня – ЛЕКСИКА и ЛЕКСИКОЛОГИЯ.

СОВРЕМЕННЫЙ. Значение слова «современный» обозначает условную хронологическую привязку во времени – что считать «современным языком». При всей условности этой привязки, все же есть весьма точный объективный критерий в «голове» носителей языка – «современным будет язык с того момента времени, с которого мы начинаем тексты понимать без словаря. В этом плане для англичанина – это эпоха Шекспира (17 век), для немца – Гете (18 век), а для нас – начало 19 века (Пушкин). Конечно же, язык со времен Пушкина претерпел изменения: но мы не будем брать изменения лексики – самой лабильной системы любого языка. В сфере грамматики и в меньшей степени – фонетики – язык в целом остался неизменным. Хотя и здесь можно дифференцировать понятия современный – в широком смысле мы локализуем его с 19 века, а в узком смысле – нельзя не учесть революционных сдвигов в языке начала 20 века: можно говорить и о том, что «современный» язык – это лишь язык, начиная с начала XX века.

РУССКИЙ. Существует два типа определения «русскости» – синхронический и диахронический. Синхронически русский язык – это некий общий язык для жителей разных территорий, которые, говоря даже на диалектных и социальных разновидностях языка, отождествляют свою речь и понимают чужую как русскую – являются русофонами (вспомним понятие психоглоссы). В этом смысле даже такие далекие диалекты, как северорусский и южнорусский, рассматриваются как принадлежащие к общему языку-основе, или, как говорилось к курсе ОРЯМ, к общерусскому языковому типу, а украинский и русский – разные языки (опять же в диахронии было не так – в 13-14 вв. русский и украинский были лишь диалектами общего древнерусского языка). В данный момент русский язык живет в двух ипостасях – русский язык метрополии и русский язык диаспоры, который характеризуется все же некой спецификой. Диахронически понятие «русский» связано с его местом в генеалогической классификации и его историческими судьбами. Русский язык принадлежит к индоевропейской семье языков, славянской ветви, восточнославянской группе (куда помимо его, входят украинский, белорусский и мертвый – древнерусский языки). Исторически же мы можем употреблять понятие «русский язык» лишь применительно к 14-15 в. в связи с началом образования государства Московского. До этого он недифференцированно входил, наряду с украинским и белорусским, в древнерусский язык в качестве его диалектов.

ЛИТЕРАТУРНЫЙ. Понятие литературного языка – центральное понятие в синхроническом описании. Что такое литературный язык? Во-первых, это понятие нужно отличать от языка литературы (поэтому термин неудачен – многие предлагают говорить о нормативном языке или о кодифицированном языке). Это связано с тем, что центральное понятие литературного языка – это его нормированность. Просто в специфической ситуации именно с русским языком обработка и нормализация языка осуществлялась в истории в основном художественной литературой (но это не обязательно – в Др. Греции, в Англии – эту роль выполняла деловая речь, в Др. Риме – публичная риторика).

Итак, сначала любой язык существует в виде устных диалектов, которые во многом противостоят друг другу. Но на определенном этапе развития цивилизации, возникает потребность в унификации разноплеменных говоров в единообразную форму, – катализатором этого процесса унификации является письменность. Так назревает потребность в норме – объективно существующей в языке регулирующей функции, которая включается в момент наличия вариантно возможной формы, произнесения, написания. Норма – это совокупность устойчивых традиционных реализаций языковой системы, отобранных и закрепленных в процессе языковой коммуникации. Это совокупность стабильных и унифицированных правил, сознательно культивируемых обществом. Существуют орфографические, орфоэпические, лексические, грамматические, стилистические, пунктуационные, словообразовательные нормы. Нормативность – есть специфическая черта литературного языка, отличающая его от нелитературных разновидностей речи. Норма носит внешний по отношению к системе языка характер, это своего рода вмешательство общества в язык – ведь возможный вариант выбирается и оценивается не по языковым закономерностям, а по экстралингвистическим (авторитетный, наиболее культурный слой общества, текст, речь общественного деятеля, политика, в наше время – СМИ). Так же норма имеет и конкретно-исторический характер – это диалектика стабильности и изменчивости. Сознательное оформление и закрепление нормы, ее классификация и описание в специальных источниках (СЛОВАРЯХ И ПР.), имеющих статус закона, называется кодификацией нормы. Итак, литературный язык – это нормативный, кодифицированный язык, отличающийся высокой степенью изощренности, обработанности, богатством возможностей. Самой простое, «бытовое» определение ЛЯ – это «речь образованных, культурных людей».

ЛЯ в диахронии. О литературном русском языке можно говорить лишь с 17 века, когда государство Московское окончательно оформилось. Основу его составили московский говор, считающийся среднерусским, переходным, т.к. совмещал в себе черты диалектов и Юга и Севера России. До этого существовало двуязычие – функцию литературного языка в сфере выполняли и церковнославянский, и древнерусский языки. В 17 веке двуязычие устраняется, а русский лит. язык, на основе влияния деловой письменности, окончательно вытесняет диалекты из значимых сфер речевого общения.

СРЛЯ в синхронии. СРЛЯ представляет собой не монолитную массу, но систему вариантов – функциональных разновидностей, или стилей. Эта специализация присуща лишь развитым языкам развитого общества, когда разделение общественных функций и сфер достигает своего расцвета: СРЛЯ делится на разговорный и книжные стили: эти, в свою очередь, делятся на научный, официально-деловой и публицистический. Нужно помнить, что различия между ними - не системные (не в грамматике), они касаются лишь особенностей выбора одних или других средств из общего арсенала.

Вопрос о границах СРЛЯ. Помимо СРЛЯ, как основной части общенародного (национального) языка, в него входят и другие – нелитературные разновидности. Территориальные разновидности – диалекты. Просторечие – не привязано к месту – это речь городского малообразованного населения, не владеющего нормами литературного языка (к ним же относятся и вульгаризмы – еще более сниженная лексика, ругательства и пр.). Социальные жаргоны (арго, сленг) – молодежные, субкультурные, воровские, автолюбителей, болельщиков и пр. Арго – в отличие от жаргона, узко замкнутая речь, цель которой – скрыть, зашифровать информацию; она применяется и культивируется сознательно, в отличие от жаргона, который объективно складывается и носит лишь экспрессивную функцию. Сленг – это социальный жаргон, в отличие от профессионального (лондонский кокни). Профессиональные жаргоны – моряки, военные, шофера. Нои используются при общении на производственные темы. В отличие от них, социальные жаргоны выполняют функцию не называния, а характеризации (принадлежность к «своим», к моде и пр.).

Место ЯХЛ в этой системе. Раньше считалось, что ЯХЛ – особая функциональная разновидность ЛЯ. Реально же ЯХЛ в равной степени использует средства и ЛЯ и НЛЯ; в этом смысле он не является частью литературного языка, а выступает коррелятом всего национального языка, противопоставляясь ему по ДП эстетического, т.е. намеренного применения в некоммуникативной функции. Но, с другой стороны, он – главный источник ЛЯ, его творческая лаборатория, где язык проверяется на максимуме возможностей, отрабатываются его экспрессивный потенциал, обкатываются стилистические и грамматические ресурсы и пр. Ведь он не скован социальными предписаниями, но в то же время нуждается в не менее тщательном отборе средств – правда, для других целей.

ПИСЬМЕННАЯ И УСТНАЯ РЕЧЬ. Все нелитературные разновидности языка анормативны: кроме того, в отличие от ЛЯ, они выступают лишь в устных формах; ЛЯ имеет устную и письменную разновидности. Принципиально различаются письменная и устная разновидности языка. Основной формой бытования языка и в плане синхроническом, и в плане диахроническом является устная речь. Письменная форма появляется гораздо позднее, на уровне сравнительно высокого развития цивилизации. Но именно благодаря письменности цивилизация и получает огромный толчок в развитии, приобретая возможность фиксации и передачи опыта, сохранения информации - а значит, её обработки и совершенствования.

Письменная речь противостоит устной по параметрам: спонтанность - обдуманность, необработанность - обработанность, непосредственный адресат - опосредованный адресат. В этом смысле письменная речь использует более сложные структуры, степень вербализации внеязыкового содержания высока – ведь в устной спонтанной речи многое ясно из контекста и ситуации. Поэтому грамматические отношения в ней недифференцированы, возможно и нарушение нормы, и разного рода сокращения, выпадения звеньев и нарушения морфологии. Да и сами нормы – разные для того и другого: многое допустимо в УЯ, но недопустимо в письменном (вспомним русские причастия, деепричастные обороты – а много ли славянизмов в разговорной речи?).


ЛЕКЦИЯ 2. Фонемно-фонетический уровень и его значение для языка. Фонетика, ее предмет и задачи. Прикладное значение фонетики


1. Язык как знаковая система имеет двустороннюю сущность - плян выражения и план содержания. Основные значимые уровни языка - лексика, грамматика - «обслуживают» лишь план содержания, то есть имеют дело с идеальной, нематериальной стороной языка. Физическая же сторона языка справедливо не представляет для них интереса. Но дело в том, что знак лишь тогда становится знаком, когда его смысловая сторона может быть как-то облечена в материю, чтобы быть воспринятой органами чувств, чтобы объективироваться. Отсюда необходимость в особом, «строевом» уровне языка, который и осуществлял бы эту задачу. Таким уровнем является ФОНЕТИКА (греч. phonetikos «звуковой, голосовой», phone «звук»).Именно она является своего рода мостиком между миром семантики и миром материи - единственным уровнем, отвечающим за «физику» языка. в этом состоит исключительная важность и специфика этого уровня языка.

Значение этого термина: 1. Звуковой строй, звуковая система языка. 2. Раздел языкознания, изучающий звуковые средства –– языка.

Основная форма существования языка - звуковая: письменность является лишь исторически-конкретной формой фиксации звучащего языка и прямого отношения к сущности языка не имеет. В общем виде фонетику можно определить как уровень языка, отражающий его звуковую сторону (и соответственно -науку о нем). Причем хотя звуки и лишены автономного значения, они функционально нагружены. Поэтому фонетика изучает не просто мир звуков (в отличие от физики), а мир звучащей речи, то есть звуков, имеющих лингвистическую природу, играющих роль в построении знаков языка (чихание ведь тоже звук). Важно понять, что звуки речи, хотя и зависят от органов речи, определяются в качестве лингвистически значимых единиц, вовсе не физикой и физиологией, а собственно системными отношениями (их функционирование не «природно», а конвенционально); семантическая сторона не зависит от звуковой и не определяется ее природой - отношение между содержанием и выражением также условно, произвольно.

Существуют различные определения предмета фонетики: одни ученые предметом фонетики считают только способы звукового оформления значимых единиц языка — морфем, слов (Р.И. Аванесов, А.А. Реформатский), другие ученые в сферу изучения фонетики включают и интонационные средства языка (Л.Л. Буланин, А.А. Гвоздев, Л.Л. Касаткин, М.В. .Панов). Фонетика изучает систему звуков, их закономерные чередования в потоке речи, ударение, его виды, интонацию, членение звукового потока на слоги, фонетические слова, речевые такты, фразы. Таким образом, фонетика занимается изучением материальной стороны языка. С одной стороны, фонетические единицы лишены самостоятельного значения и тем самым противопоставлены языковым единицам, с другой стороны, они обусловливают существование значимых единиц языка, являясь средством их материальной реализации.

Более строго предмет фонетики можно определить как звуковые средства языка во всех их манифестациях и функциях в системе, закономерности их варьирования и сочетаемости (синтагматика и парадигматика), их произносительные варианты с точки зрения нормы (орфоэпия) и их связь с письменной речью (графика и орфография). Возможна фонетика описательная (синхрония) и историческая (диахрония).

Как специальная научная дисциплина фонетика первоначально рассматривала физиологические характеристики звуков речи; в дальнейшем начинают исследовать и особенности звучания (акустика речи), а также и особенности носприятия фонетических единиц человеческим ухом (психоакустика и психофонетика).

Спорным является вопрос о статусе фонетики. Согласно одной точке зрения, фонетика как наука, исследующая материальные явления (артикуляция, акустика -мукой речи),, вообще не может считаться лингвистической дисциплиной и по отношению к фонологии, изучающей функции звуковых единиц, должна рассматриваться лишь как способ описания некоторых характеристик, используемых в фонологии. Согласно другой точке зрения, фонетика и фонология, являясь составными частями лингвистического анализа языка, существуют только в неразрывной связи: для фонетического описания необходим фонологический подход, который является основным критерием для выделения некоторых фонетических единиц (звуков речи); с другой стороны, фонологические построения только тогда могут считаться приближающимися к реально существующим в языковой ситуации, когда они основаны на достоверных и непротиворечивых фонетических фактах.

Изучение фонетики русского языка началось с трудов В.К. Тредиаковского и М.В. Ломоносова, рассматривавших особенности русской звуковой системы, живых фонетических чередований, соотношение между написанием и произношением, правила слогоделения и т.д. Большое значение для развития фонетики имели работы Я.К. Грота, А. А. Потебни, А.И. Томсона, В.А. Богородицкого, которые, в частности, положили начало экспериментально-фонетическим исследованиям. Впервые в истории языкознания И.А. Бодуэн де Куртенэ пришел к выводу о лингвистической значимости звуковых единиц. Дальнейшее развитие фонетика русского языка получила в работах Л.В. Щербы.

РАЗДЕЛЫ ФОНЕТИКИ.

Одним из аспектов фонетики является историческая (ди­ахроническая) фонетика, которая изучает изменения в звуковом строе кон­кретного языка на протяжении ряда эпох, исследует фонетический строй языка в процессе его исторического развития.

Важным аспектом изучения звукового строя является описательная (синхроническая) фонетика, которая исследует фонетический строй языка на определенном этапе его развития, основные закономерности употребления различных звуковых единиц при оформлении значимых единиц языка (чередования звуков, звуковые характеристики морфем, распределение ударения в словах различных типов и т.д.).

Историческая фонетика и описательная фонетика представляют собой аспекты частной фонетики, изучающей фонетический строй отдельного конкретного языка или отдельной группы языков.

Наряду с частной фонетикой существует также общая фонетика, занимающаяся изучением общих закономерностей, действующих в звуковых системах различных языков, и являющаяся основой для фонетического анализа любого конкретного языка. Общая фонетика изучает строение речевого аппарата человека и использование его при образовании звуков речи, рассматривает закономерности изменения звуков в речевом потоке, устанавливает классифика­цию звуков, соотношение звуков и фонем, определяет общие принципы членения звукового потока, интонационные средства.

Раздел фонетики, изучающий объективные свойства звуковых единиц при помощи инструментальных методов, называют инструментальной (экспериментальной, опытной, аппаратурной) фонетикой.

Сравнительное изучение звукового строя разных языков входит в задачу сопоставительной фонетики.

Социофонетика изучает особенности использования фонетических единиц языка разными слоями общества.

ЗАДАЧИ И ФУНКЦИИ ФОНЕТИКИ. Важнейшим свойством фонетической стороны языка (как и других его уровней) является системность: связность и взаимозависимость единиц. В частности, набор признаков различных звуков зависит только от системы данного языка: в русском языке МАТЬ и МААТЬ не различаются по смыслу, - значит, долгота и краткость гласных не является системным признаком звука (а в праславянском языке - являлась). Другой пример - один и тот же по качеству звук может в разных системах иметь разный статус: Ъ и Ь в древнерусском языке были самостоятельными фонемами, поскольку могли употребляться под ударением в сильной позиции и различать словоформы - СЪНЪ/СЫНЪ. В современном русском языке те же по качеству звуки уже не выступают в сильной позиции, проявляясь лишь в безударных слогах на месте А или О: следовательно, они утратили самостоятельное значение - ВОДЫ/ВЪДЯНОЙ не различа.тся, а напротив - отождествляются в одну фонему.

Точно также такой признак согласного, как, к примеру, мягкость, может иметь разный статус: в слове ВЕС’ТЬ мягкость Т самостоятельна (фонематична), а С’ - вызвана мягкостью предшествующего Т, потому и не отражается на письме. М.В. Панов сформулировал закон системности так: если есть две единицы - А и Б и появление А влечет за собой появление Б, то перед нами - лишь одна самостоятельная единица А, а Б есть ее неотделимая часть, «тень», и обе они образуют нераздельную цельность - АБ. Если же наряду с АБ возможны свободные сочетания АВ или АГ - значит перед нами две самостоятельные единицы: А и Б. Отсюда надо отличать единицу от признака (свойства): единица имеет материальную выраженность, а признак - выявляется в системе сопоставлений/оппозиций. ЗВУК - единица, а МЯГКОСТЬ - признак. Поэтому нельзя сказать, что звук Б’ состоит из мягкости и звонкости, как из «кирпичиков», а надо говорить - «обладает признаком мягкости». С другой стороны, надо отличать единицу от интеграции единиц - например, их сочетания. Правда, если сочетание единиц обладает целостностью и своей спецификой - оно тоже единица (составного характера) - СЛОГ.

Для системы необходима противопоставленность по дифференциальному признаку как минимум двух единиц: если в языке есть лишь одна гласная фонема А, то в нем, с т.зр. системы вообще нет гласных; если в языке фиксированное ударение, которое лишено возможности различать словоформы - в нем вообще нет ударения как единицы.

Отметим также, что количественные параметры не играют роли в оценке системных возможностей - есть слова, которые состоят из одного звука - И, А, С, но это именно слова, единицы более высокого уровня, поскольку обладают самостоятельностью и лексическим значением; также и -А- в слове СИЛ-А - не только фонема, но единица морфемики - морф.

Фонетика как уровень языка обладает следующими функциями: 1) основные - конституирующая (строительная) и, напротив, дифференцирующая (смыслоразличительная); последняя является главной, так как именно она отвечает за основной принцип речи - членораздельность; 2) дополнительные - символическая (приобретение звуком смысловой значимости в поэзии, к примеру) и эстетическая.

АСПЕКТЫ И ЕДИНИЦЫ ФОНЕТИКИ.. Фонетика имеет три аспекта: 1) акустический - описывающий звуки как физические явления; 2) артикуляционный - характеризующие звуки с т. зр. работы органов чувств; 3) функциональный - звуки с т. зр. их роли в построении и смыслоразличении словоформ. Первые два резко противопоставлены третьему как материально-физические - системно-лингвистическому. Отсюда - разделение фонетики на подуровни: акустико-артикуляционный аспект - изучает собственно фонетика, а функциональный - фонология. Некоторые ученые даже предлагали вывести собственно фонетику за пределы лингвистики (в физику), чтобы сосредоточить внимание на чисто языковых, фонологических особенностях звучащей речи. Фонетическая транскрипция обозначается [ ], а фонологическая - или / /, или б с.

И тогда основной единицей фонетики будет ЗВУК РЕЧИ, ФОН с набором артикуляционно-акустических характеристик, а основной единицей фонологии будет ЗВУК ЯЗЫКА,ОНЕМА - совокупность произносительных вариантов, объединенных общностью позиции и функции в слове, а артикуляционно-акустические характеристики на уровне фонемы приобретают статус различительных признаков (дифференциальных признаков) - не все, а значимые для смыслоразличения.

Т.о. мы вернулись к теме нашей лекции и объяснили, почему уровень должен называться не фонетическим, а фонемно-фонетическим.

ЗВУК и ФОНЕМА - линейные единицы, поскольку получены в результате предельного членения звукового потока. Существуют и нелинейные единицы, как бы сопутствующие линейным, сопровождающие их. Это ударение и интонация: они дополнительные - поскольку не могут выступать «в чистом виде», сами по себе, а только в сопровождении других единиц. Русское ударение (выделение одного слога в речевом потоке) - системно значимая единица, поскольку по отношению к нему протекают фонетические процессы (редукция); русская интонация (закономерное понижение и повышение высоты тона) оформляет границы слова и фразы, а также играет важную роль в коммуникативных задачах (уже на уровне синтаксиса).

Линейные единицы еще называются сегментными, поскольку получены в результате сегментации на фоне сопоставления с другими аналогичными единицами как минимальные самостоятельные фрагменты. Но в результате членения звукового потока выделяются и другие, уже не предельные единицы, которые названы суперсегментными. Суперсегментными называются единицы, не имеющие самостоятельного смыслоразличительного характера, но просто организующими речевой поток в силу особенностей материи звука и наших органов речи и чувств. Это СЛОГ, ФОНЕТИЧЕСКОЕ СЛОВО, РЕЧЕВОЙ ТАКТ и ФРАЗА.

ПРИКЛАДНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ФОНЕТИКИ. Фонетика имеет целый ряд прикладных аспектов: преподавание русского языка нерусским, исправление дефектов речи, обучение звучащей речи людей, не имеющих слуха, в логопедии, сурдопедагогике. Фонетические данные широко используются при изучении особенностей высшей нервной деятельности человека, в медицине при диагностике и исследовании афазий. В целом ряде технических направлений также используются фонетические данные: для улучшения качестве передачи речи по каналам связи, в робототехнике при разработке систем, управляемых звучащей речью, для автоматического распознавания речи и т.д.

ЛЕКЦИЯ 3. Фонетическое членение речи (фраза, речевой такт, фонетическое слово, слог). Теория слога. Виды слогов. Слогоделение и правила переноса


СЛОГ - звук или сочетание звуков, объединенных волной сонорности, то есть степенью звучности (гласности). Это основано на специфике работы нашего речевого аппарата, согласно которой дыхание связано с работой голосовых связок, а их максимальная напряженность и есть сонорность. Как правило, слогообразующий звук - гласный, но если по каким-то причинам гласного нет в данной ритмической группировке звуков, его роль может взять на себя сонорный (р, л, м, н) и даже шумный: Ш-Ш... ТС-С-С... И наоборот, гласный может утрачивать свою «слоговость» - в дифтонгах: АУ, ОЙ (КОЙКА).

ФОНЕТИЧЕСКОЕ СЛОВО - слог или группа слогов, объединенных вокруг одного ударения и разграниченные особыми «пограничными» единицами - ДИЭРЕМАМИ. Кажется, что фонетическое слово выпадает из ряда суперсегментных единиц, поскольку характеризуется значимостью. Но это не так - для фонетики безразличны границы «реального» слова - они могут совпадать с фонетическим и не совпадать. Например, реально одно слово ДИВАН-КРОВАТЬ, характеризуясь двумя ударениями, «распадается» на два фонетических слова; напротив, НА БЕРЕГУ (два реальных слова) является одним фонетическим. Явление переноса ударения с одного слова на другое «вперед» называется ПРОКЛИТИКА (НА-СНЕГУ), а «назад» - ЭНКЛИТИКА (ЧТО ЖЕ). От явления энклитики и проклитики следует отличать такие фонетические слова, которые образуются с помощью неслогообразующих предлогов К, С, В: в них нет гласных, следовательно, нет и переноса ударения (поэтому в транскрипции будет НА-СНЕГУ, но просто - СГОРЫ). М.В. Панов выделяет особую «пограничную» единицу, сигнализирующую о границе слов - ДИЭРЕМУ. Например [НЕС ТЕБЕ] - твердый С перед мягким Т невозможен в середине слова ср. ВЕС’ТЬ; или ВОЗДАМ в середине слова, но ВО[С] ДАМ - в конце самостоятельного. В транскрипции фонетические слова разделяются пробелами - без передачи прописных букв, кавычек и иных знаков препинания.

РЕЧЕВОЙ ТАКТ или СИНТАГМА - группа фонетических слов (или одно фонетическое слово), объединенные интонацией «не конца предложения»: И ТЫ, ЗВЕЗДА, СИМВОЛ СВОБОДЫ... Надо заметить, что фонетическое членение на речевые такты не совсем безразлично к смыслу - оно соответствует синтаксическому членению, что на письме регулируется знаками препинания. Но опять - это не обязательно: так, длительные периоды однородных членов, причастные обороты в препозиции, ряд предложно-падежных распространенных обстоятельств или определений хотя и не маркируются знаками препинания, но имеют паузу «не конца предложения». Все же - перед нами именно ритмическая организация речи, а не строго синтаксическая. В транскрипции она обозначается одной косой чертой - /.

ФРАЗА - группа речевых тактов (один речевой такт или даже фонетическое слово), интонационно оформленная как «конец высказывания». В наибольшей степени из всех суперсегментных единиц имеет отношение к синтаксическому членению речи (к семантике предложения) - на письме ей почти всегда соответствует знак конца предложения - ., ?, !, ... Правда, иногда ей соответствует и точка с запятой, а также двоеточие как граница прямой речи и речи автора. В транскрипции обозначается двойной косой чертой - //.

Никаких других знаков препинания, кроме /, // и знаков энклитики/проклитики - фонетическая транскрипция не передает, поскольку она отражает лишь реальное звучание речевого потока безотносительно к пунктуации и орфографии, к синтаксису и семантике.

ТЕОРИЯ СЛОГА. Слог есть предельный результат реального фонетического членения ре­чи. А как же звук? Звук является минимальной функциональной единицей, вы­полняющей для нас смыслоразличительную функцию - но в реальном речевом потоке он не вычленяется (мы говорим, условно выражаясь, не звуками, но сло­гами, фонетическими словами, речевыми тактами и фразами). Поэтому можно сказать, что слог - минимальная произносительная единица, непосредственного отношения к системе языка не имеющая, а звук, напротив, минимальная сис­темная единица. Выделение слога в речи главным образом определяется акусти-ко-артикуляционными свойствами наших органов, хотя нельзя сказать, что сис­тема языка совсем безразлична к функциональной нагруженности слога. Во-первых, слог существует объективно в сознании носителя языка (он говорит «по складам», кричит и пр.), причем на него воздействует система языка - скажем, одно и то же слово КАРТОШКА носитель северорусского диалекта разделит как КАР-ТОШ-КА (скандируя), а южнорусского - КА-РТОМЗКА. Во-вторых, каче­ство слога (открытый/закрытый) и его место в слове влияет на действие фоне­тических законов (в английском языке, в латыни). Самое общее определение слога - это группа звуков, объединенных по какому-то значимому (релевантному) в данной произносительной системе признаку (силе звука, ин­тенсивности, звучности и пр.). Как правило, слог группируется вокруг гласного. Но есть и исключения: 1) неслоговой гласный (в русском языке j) в составе ди­фтонга; 2) слоговой согласный (как правило, сонорный, ср.в древнерусском языке - но бывает и шумный: КС-КС-КС).

Классификация слогов.Слоги делятся на следующие виды: 1) ударный - безударный; 2) откры­тый - закрытый; 3) прикрытый- неприкрытый. Это - универсалии в слогоделе­нии. Есть признаки, релевантные только для одного языка, но нерелевантные для другого: начальный/неначальный, конечный/неконечный, нисходя­щий/восходящий (для языков с тональным ударением). Для русского слога ука­занные признаки нерелевантны.

Существует несколько теорий слога и слогоделения.

1) Экспираторная теория («выдыхательная»): слог - сочетание звуков, произносимое одни толчком выдыхаемого воздуха. Эта теория не объясняет случаев зияния гласных в слове, где на одном выдохе два слога (ау>), и, наобо­рот - случаев стыка трех и более согласных, где два и более выдохов на один слог {сплав). 2) Сонорная теория (Московская фонологическая школа, Р.И. Аванесов) рассматривает слог через акустические свойства речи - изложена в учебнике. Согласно этой теории, слог - это волна сонорности; объединение зву­ков по нарастающей вокруг опорного звука с наибольшей степенью звучности. Звукам присваивается индекс звучности: шумный глухой --1, шумный звонкий — 2, сонорный - 3, гласный - 4.

Граница слога пройдет по нарастающей волне звучно­сти — это называется принцип восходящей звучности.

При встрече сонорного и шумного он видоизменяется в принцип нисходяще-восходящей звучности.

При встрече двух сонорных - возможна вариантность. ка/рман и ка/рман. Исключение - двойной согласный: ва/нна всегда так.

Звук j, будучи в позиции после гласной. Me согласным а неслоговым гласным - всегда закрывает слог: вой/на. Эта теория красива и фонологична; у нее один недостаток - не подтверждается практикой фонетического исследова­ния, которая в лабораториях и в психолингвистических экспериментах доказа­ло, что в русском, к примеру, все слоги открытые (вспомним закон открытого слова в праславянскую эпоху), поскольку гласные в русском языке - макси­мально напряженные, интенсивные, в сравнении с согласными, а «переходных», пограничных случаев (слоговых соноров или дифтонгов) — нет. Отсюда: 3) Ди­намическая теория: слог - волна силы, интенсивности, и стремится к пику -гласному. Доминирующий принцип (как и в праславянском) - закон восходя­щей звучности. Тогда слогораздел будет проходить следующим образом: везде -после гласного за исключением трех случаев. 1) Фонема j как и неслоговое за­крывает слог ВОЙ/НА. 2) На стыке двух соноров кроме j - возможно вариант­ное определение (как во второй теории) - КАР/МАН и КА/РМАН. Никаких ва­риантов: а) ВОЙ/НА; б) ВА/ННА , т.к. здесь одна двойная фонема (а не две). 3) Слоговой характер может приобретать согласный сонорный звук (вокализация сонора) при условиях:

а) в начале слова перед одним шумным или двумя шумными (или шумным и сонорным):

б) в конце слова после одного шумного или двух шумных (или шумного и сонорного):

Примечание: если фонетическое слово состоит из двух реальных слов -слогоделение проходит, как в одном слове: НАД ОЗЕРОМ - НА/Д О/ЗЕ/РОМ. Если же самостоятельное слово - как два слова: ВИД ОЗЕРА - т.к. два само­стоятельных ударения.

ПРАВИЛА ПЕРЕНОСА. От слогоделения надо отличать на практике и в теории правила переноса. Во-первых, они находятся на разных уровнях языка: слогоделение - фонетиче­ский процесс, а перенос - орфографический (т.е. делим на слоги - звуки, а по правилам переноса - слова). Во-вторых, они не совпадают по результатам (ср. ВА/ННА и ВАН-НА), поскольку для слогоделения существенны только произ­носительные закономерности, без отношения к смыслу и структуре слова, а пра­вила переноса учитывают единство графического облика слова как знака (информационное единство), морфемный состав и пр. В отличие от слогоделе­ния, правила переноса более гибкие и допускают большее количество вариан­тов.

Основные правша переноса в русском языке.

1) Нельзя оставлять одну букву на строке и переносить одну букву (независимо от того, представляет ли она собой отдельный слог или нет): *СЕМЬ-Я *Я-ГОДА;

2) Нельзя отрывать согласную букву от следующей за ней гласной: *ЛЮБ-ОВЬ;

3) Если после приставки стоит Ы, ее переносить нельзя (т.к. в начале следующей строки слово как бы начинается с Ы, что непривычно и нарушает информационную адекватность слова в восприятии): *ПОД-ЫГРАТЬ;

4) По тем же причинам нельзя отрывать Ъ, Ь от предыдущей согласной, а Й - от гласной: *ПОД-ЪЕЗД *ОБЕЗ-ЬЯНА *ВО-ЙНА

5) По тем же причинам нельзя оставлять на строке последний раздели­тельный Ъ и Ь: *ПОДЪ-ЕЗД *ОБЕЗЬ-ЯНА. Смягчающий Ь ке относится к это­му правилу: можно БОЛЬ-НОЙ. Правила 3, 4, 5 препятствуют нарушению сло­гового принципа русской графики: значение букв после разделительных Ъ и Ь и перед Ы определяется лишь в паре звуков, поэтому ее визуально разорвать нель­зя (это силлабема);

6) Нельзя разрывать односложную приставку на гласную, если корень начинается с согласной: *ПО-ДБИТЬ;

7) Аналогично - односложную приставку на согласную, если корень — с гласной: *РА-ЗОРАТЬСЯ

8) В этих же случаях 6 и 7 - нельзя и наоборот, отрывать одну букву от корня: *РАЗО-РАТЬСЯ, *БЕЗУ-МНЫЙ, *ПРИС-ЛАТЬ Для случаев 6,7, 8 - об­щий вывод: в начале слова по возможности должна сохраняться смысловая структура слова, т.к. при восприятии мы прогнозируем продолжение из усвоен­ных начальных элементов знака (при нарушении структуры - сбой в восприятии информации;

9) А не в начале слова вышеизложенный принцип не актуален, поэтому возможно как угодно «рвать» стык между суффиксом и корнем, суффиксом и окончанием: можно и ХУДО-ЖНИК и ХУДОЖ-НИК;

10) Сдвоенные согласные (в отличие от слогоделения) обязательно раз­рываются - ВАН-НА. Но это не относится к началу слова: только ПО­ССОРИТЬСЯ.

Следствие: многие слова имеют вариантность при членении на правила переноса при скоплении двух и более согласных не в начале слова и не на стыке приставки и корня- КИ|Р|ПИ|Ч|НЫЙ (4 варианта:по два варианта на каждом стыке двух согласных): КИ-РПИ-ЧНЫЙ, КИР-ПИ-ЧНЫЙ, КИ-РПИЧ-НЫЙ, КИР-ПИЧ-НЫЙ. Эту вариантность нужно указывать в задании.

ЛЕКЦИЯ 4. Звук как фонетическая единица. Аспекты изучения звуков речи. Звуки речи и звуки языка (фонемы)


АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ ЗВУКОВ РЕЧИ. Звук речи можно рассмотреть с трех сторон. С одной стороны, звук речи – это просто звук окружающего нас мира, такой же, как музыкальная нота или шум мотора; т.е. его можно характеризовать со стороны его физических свойств – сила звука, высота тона, тембр и пр. Этот аспект рассмотрения является акустическим. С другой стороны, звук речи – это звук, производимый нашими органами, такой же, как чихание или кашель; т.е. его можно характеризовать и с «биологической» стороны – какие органы участвуют в его образовании и каким образом. Этот аспект рассмотрения мы назовем артикуляционным. Именно акустическая и артикуляционная стороны звуков речи являются «грубой реальностью», материей языка. Поэтому чисто фонетическую характеристику того или иного звука называют еще и артикуляционно-акустической, чтобы подчеркнуть отличие от чисто языковых, системных аспектов звука. Но даже в отвлечении от функциональных свойств звука, от роли его в слове, в потоке речи, на уровне акустики и артикуляции все же звук нельзя полностью отождествлять со звуками неязыковой природы. Все физические и «биологические признаки» звука в языке «проходят горнило» языковой системы, которая как бы «отбирает» из всех многообразных характеристик «физики» и «биологии» звука только существенные, значимые для данной системы. Скажем, высота тона несущественны для русской фонетики, но существенны для японской; звонкость/глухость существенны для русской, но неактуальны для эстонской. Включением звука в систему языка «занимается» третий аспект звука речи – функциональный; здесь звук речи – это факт системы данного языка, в отвлечении от большинства своих «материальных свойств». Функциональный уровень предполагает, какую роль и какое обусловленное место (позицию) занимает данный звук по отношению к соответствующим звукам. На этом уровне звук речи (акустико-артикуляционный факт) становится звуком языка (системный факт) – фонемой. Система языка регулирует значимые и незначимые свойства, признаки звука, «отсеивает» от незначимых. Значимые признаки назовем релевантные (существенные в данной системе). Например, тембр звука, «картавое» или «глотающее звуки» произношение – нерелевантные признаки, хотя реально они есть в мире звуков. Релевантные признаки делятся на дифференциальные (различительные), которые, как мы помним, выявляются в оппозиции (Б/Б’), и являются существенными для характеристики звука в данной системе, – и интегральные (общие), которые в оппозиции не выявляются и не выполняют т смыслоразличительной роли, хотя сами по себе существенны для звука (ударность/неударность в гласных, слоговость/неслоговость в сонорных). Релевантные признаки в принципе общие для всех языков, а вот набор ДП и ИП зависит уже от конкретной системы (один и тот же признак может быть интегральным в русском, и дифференциальным – в немецком (умляут)). Именно по набору ДП в языке и строятся принципы классификации звуков.

ЗВУКИ РЕЧИ. Комплексы артикуляционных движений и их определенный акустический эффект, формирующие звуковую оболочку значимых единиц речи. Звуки речи образуются в результате произносительной деятельности человека и воспринимаются слуховой системой человека. В отличие от других звуков живой и неживой природы звуки речи используются для образования более сложных комплексов, служащих специфическими «оболочками» значимых единиц — морфем или слов. Звук речи отличается от других речевых единиц, сегментов речевой цепи, выделяемых из речевого потока, таких, как фраза, речевой такт, фонетическое слово, слог, поскольку выделяется на иных основаниях. В потоке речи звук зависит от своего положения по отношению к ударению, подвергается влиянию, воздействию соседних звуков и сам, в свою очередь, влияет на них.

В результате коартикуляции — совмещения артикуляции на стыке двух соседних звуков, воздействия артикуляции одного из них на артикуляцию другого — «один и тот же звук речи» представлен самыми различными артикуляциями, порождающими многообразные акустические эффекты. Таким образом, выделение звука из звуковой последовательности не может быть произведено на артикуляционно-акустических основаниях, поскольку при произнесении одного звука (например, согласного) наблюдаются и артикуляционные движения, свойственные соседнему звуку (например, гласному), а на протяжении этого гласного происходит постепенная перестройка артикуляции от предшествующего согласного. Границы между соседними звуками речи, следующими друг за другом в речевой последовательности, не выражены акустически достаточно четко. При анализе записи акустического сигнала, соответствующего определенному слову, можно провести границы между звуками, лишь зная фонемный состав этого слова.

Тем самым звук не может быть выделен путем сегментации речевого потока и не является произносительной единицей. Описание артикуляционно-акустических особенностей отдельных звуков условно, так как минимальной произносительной единицей является слог. Звук выделяется из состава слога на основании наших фонологических представлений, представлений о фонемном составе данного слога, слова.

Звуки речи могут изучаться в трех аспектах: артикуляционном (анатомо-физиологическом), акустическом, фонологическом (социальном, лингвистическом).

Артикуляционно каждый звук речи образуется в результате сложных движений произносительных органов, сближение которых называется фокусом. Источниками звука служат: а) модуляция выдыхаемого воздуха колебаниями голосовых связок — голосовой источник; б) препятствия, создаваемые воздушной струей в речевом аппарате, — полное смыкание артикулирующих органов (смыч­ка) или же их значительное сближение (щель) — шумовые источники. Шумовые источники являются или 1) импульсными (лат. impulsus — «удар, толчок»), когда шум возникает при резком прерывании воздушной струи, образовании и последующем прерывании смычки, или 2) турбулентными (лат. turbo — «вихрь»), когда шум образуется при наличии сужения в каком-либо месте артикуляционного тракта. Каждый звук речи образуется при участии от одного до нескольких источников. Например, гласные образуются при участии только голосового источника, звонкие взрывные согласные — при участии голосового и импульсного источника (импульс возникает при резком раскрытии смычки). О работе произносительных органов см. артикуляционные органы.

Акустически звуки речи, как и всякие другие звуки, могут быть определены как колебательные движения, передаваемые воздушной средой. Акустические свойства звуков зависят не только от характеристик источника, но и от размера и формы надгортанных полостей, играющих роль резонаторов: в зависимости от того, какое положение занимают язык, губы, мягкое небо, в надгортанных полостях возникают и усиливаются колебания различной частоты и интенсивности. Звуки речи — это сложные акустические образования, возникающие в результате наложения акустических характеристик надгортанных полостей на акустические характеристики источников звука.

Звук имеет следующие акустические характеристики.

1. Высота звука — это частота, количество колебаний в единицу времени. Для измерения частоты звука определяют, сколько колебательных движений производит источник звука в одну секунду. Частота измеряется в герцах (Гц). Человеческое ухо способно воспринимать звуки в диапазоне от 16 до 20000 Гц. Звуки с малой частотой воспринимаются как низкие, с большой частотой — как высокие.

2. Сила, или интенсивность звука определяется амплитудой колебательных движений. Амплитуда (от лат. amplitude — «величина») — наибольшее отклонение от нулевого значения величины, колеблющейся по определенному закону. Колебательное движение вызывает последовательное сгущение и разрежение воздуха, то есть изменение воздушного давления по сравнению с атмосферным — увеличение или уменьшение его. Звуковое давление, как и всякое давление, измеряется силой, действующей на единицу площади. За единицу измерения силы звука принят децибел — дБ. Сила звука с точки зрения восприятия слуховым аппаратом оценивается как громкость, которая определяется не только напряжением волны, но и высотой.

3. Время звучания и длительность звука. Длительность звуков речи измеряют в тысячных долях секунды — миллисекундах (Мс). Так, длительность ударного гласного [а] в слове сад, произнесенном в нормальном темпе, составляет приблизительно 150 мс, длительность первого гласного в слове сады — 100 мс, длительность второго предударного [а] в спов&садовод — около 50 мс. Опытным путем доказано, что человеческое ухо может замечать очень тонкие различия в длительности звуков. Установлена так называемая постоянная времени человеческого слуха. То есть такая минимальная длительность звука, при которой ухо может успеть проанализировать этот звук («30^50 мс).

4. Спектр звука — совокупность тонов формант, образующих определенный звук речи. Звуки возникают в результате простых или сложных колебаний. Струна в состоянии колебания дает самую низкую частоту. Эта частота называется основной частотой или частотой источника. Колеблющиеся части пережатой пополам струны дают звук в два раза выше основного тона: каждая из двух половинок струны колеблется отдельно, и частота их колебаний в два раза больше, чем частота колебаний всей струны. Практически струна совершает не только колебания с основной частотой, но и с частотой в несколько раз более высокой, чем основная частота. Образующиеся в результате этих колебаний тоны называются обертонами или гармониками основного тона. Их основное свойство в том, что частота их всегда в кратное число раз выше частоты основного тона, а интенсивность тем слабее, чем выше частота. Обертон, добавочный тон, более высокий по сравнению с основным тоном, определяет тембр звука речи.

Речеобразующий тракт может рассматриваться как система акустических резонаторов, в которых могут усиливаться или подавляться отдельные составляющие звука. При этом формируются индивидуальные акустические различия отдельных звуков. Объем воздуха в полом теле имеет всегда собственные частотные характеристики, то есть собственную частоту колебаний. Если к этому полому телу поднести какое-либо звучащее тело, частота колебаний которого совпадает с его собственной частотой, то громкость звука увеличится, поскольку воздух, заключенный в этот объем, начинает колебаться с собственной частотой и усиливает громкость звука. Именно такое полое тело называют обычно резонатором. Собственная частота резонатора может совпадать или с частотой источника звука или же с каким-нибудь из обертонов. Те тоны звука, которые получают наибольшее усиление благодаря влиянию резонаторов, и называются формантами звука.

Тембр звука —. особенности звучания, которые определяются формантной структурой данного звука, т.е. числом формант и их частотой (например, гласные различаются по тембру). С понятием тембра также связывают представление о какой-то специфической окраске звука (разный тембр у одного и того же гласного, произносимого с различной частотой основного тона).

Колебательные движения, дающие звуковую волну, обычно бывают сложными, т.е. состоят из основного и нескольких добавочных тонов — парциальных тонов, или обертонов. От количества этих обертонов и их соотношения по высоте и силе с основным тоном и зависит та окраска звука, которая называется тембром. Тембр звука — это окраска звука речи, создаваемая обертонами, их соотношением с основным тоном:

ЗВУК ЯЗЫКА. В фонологическом аспекте звук изучается в фонологии как представитель определенной фонемы. Данный аспект называется по-другому социальным, лингвистическим, поскольку благодаря фонемам язык выполняет социальные функции, являясь средством общения, и тем самым объектом лингвистики. Уровень языка, распознающий фонемы – системный, функциональный – называется фонологией. [ЛИэСА]// ‹ЛЕСА›. Т.е. у нас есть две разных системы – фонетическая и фонологическая. Это связано с двойственной природой звукового потока: с одной стороны, работа органов (материя), а с другой –«чисто» системные отношения – абстракция (работа сознания). Причем, у них разные задачи: фонологическая система стремится все максимально противопоставить, очистить, идеализировать, четко отграничить, а фонетическая система, напротив, руководствуется принципом экономии, т.е. ослаблением артикуляции где только можно, что ведет к ослаблению противопоставленности, к нечеткости (жизнь как всегда не хочет подчиняться идеалу). В этой сложной диалектике и складывается фонема как единство противоречивых тенденций.

ФОНЕМА (греч. phtmema «звук»). Кратчайшая линейно выделяемая языковая единица, представленная в речи рядом чередующихся звуков, обусловленных фонетическими позициями, и служащая для отождествления и различения слов и морфем. Термин «фонема» использовался еще французскими лингвистами в XIX веке (в 1873 г.) как синоним немецкого Sprachlaut «звук языка». В отечественной лингвистике данный термин впервые употребил один из представителей Казанской лингвистической школы Н.В. Крушевский. ученик И.А. Бодуэна де Куртенэ. Но формирование понятия «фонема» в современной „ лингвистике связывают с именем И.А. Бодуэна де Куртенэ, который в 1868 году высказывал мысль о несовпадении физических и функциональных свойств звуков и делил фонетику на две части (теперь фонетика и фонология).

Фонемы существуют в языковом сознании как единые комплексы звуков.Фонема характеризуется набором системных признаков, которые выявляются в оппозиции – центральном понятии для любой системы, особенно для фонологической. Если словоформы различаются только одним звуком [Б’ИЛ]//[ПИЛ], мы говорим о том, что это две противопоставленные в тождественной фонетической позиции единицы. Это и есть оппозиция – минимально значимое для данной системе противопоставление. В оппозициях выявляются дифференциальные признаки звука: последовательно выявленный в оппозициях набор ДП и составляет фонему. БИЛ-БЫЛ-ПЫЛ-ВИЛ и пр. Набор ДП и составляет фонему. В сильной позиции у фонемы актуальны все ее ДП – и максимально выполняется функция смыслоразличения. Совпадение в оппозиции (утрата противопоставления по одному или всем признакам) – нейтрализация ДП. В крайних случаях фонема просто исчезает до нуля (значимый ноль в системе: отсутствующий в списке; различие незамужней и вдовы).

Набор ДП также зависит от системы и исторически изменчив (в разных системах по-разному). Но главное – что не всякое реально (перцептивно) существующее различие значимо системно, то есть составляет ДП. В фонологии между соотносимыми единицами возможно два типа отношений. 1) Признаки, которые противопоставляют одну фонему другой, в любой позиции, свободно, необусловленно: МАЛ – МЯЛ – нет закономерности, по которой М и М’ меняют друг друга. Отношения свободного выбора, свободного варьирования (только такие отношения и образуют дифференциальные признаки). 2) Признаки, возникающие по необходимости, обусловленные другими признаками. МАЛ// М’яАЛ– А и яА не принимают участия в противопоставлении, поскольку вынужденно появились вслед за М и М’ и позиционно обусловлены. Такое отношение называется комплементарностью, облигаторностью, или дополнительной дистрибуцией. Эти признаки, хоть и перцептивно значимы, в противопоставлении не участвуют, и наше сознание их как бы «не замечает» – то есть сигнификативно они «безмолвны» для нас. Причем, это не потому, что трудно различить А и яА (а А и О?), а потому что оно для русских не значимо: для немцев наоборот – У и я – реально звучат по-разному, поскольку фонематически значимы, а вот М и М’ – наоборот, одна фонема, потому что мягкий М позиционно обусловлен – появляется лишь перед И и Э (а значит, эту мягкость можно «не замечать», она не важна, не принимает участие в смыслоразличении). В чем же разница между русским БУ–Б’У и немецким? В том, что русский случай – возможна мягкость в самотоятельной позиции, противопоставляющая по смыслу и не зависимая от фонетических законов и позиций (РЯБ–РЯБЬ), в немецком невозможная (а в немецком, напротив, возможно я (ябер). Вот почему мы не противопоставляем А и /\, хотя артикуляционно-акустически это разные вещи. Ведь они в тождественной позиции не замещают свободно друг друга – А только под ударением, а /\ – только в первой предударной позиции. Поэтому редуцированность и ударность, хоть и являются перцептивно различаемыми признаками, не являются ДП.

В нашем сознании звук «живет» в двух ипостасях. С одной стороны, мы отождествляем в качестве одинаковых единиц одни и те же звуки, произнесенные по-разному – Р «картавое» и обычное, А – открытое, протяжное, и закрытое и пр. Дело в том, что в нашем сознании каждый звук представлен не точкой, а зоной рассеивания, и все видоизменения, находящиеся в пределах этой зоны, воспринимаются как один звук. Но это – работа по распознаванию артикуляционно-акустических свойств (реальности звучащей речи), которую можно назвать перцептивностью (восприимчивость). [Я просто «узнал» звук, отделив его от другого]. Это – уровень фонетики, собственно звука. Но наше сознание действует и на другом этаже (второй уровень отождествления). Оно отождествляет как одинаковые сущности и звуки, разные в артикуляционно-акустическом плане, если их различия поддерживаются единством словоформы, где они употребляются, в нашем сознании, и если их различия связаны с повторяющимися для нас, ожидаемыми (типовыми) условиями произнесения. Почему наше сознание воспринимает как одну сущность О и /\ в ДОМ//ДОМА? 1) Они встречаются в одном смысловом комплексе (корне), и мы это «узнаем». 2) Наше сознание «знает», что ударный О закономерно меняется в первом предударном слоге на /\ и считает это изменение не существенным для восприятия слова. Значит, это – варианты одной фонемы. Это «знание» и есть проявление в психике объективной реальности живого фонетического закона. Скажем, для случая РУКА/РУЧКА справедливо первое, но не выполняется второе условие: наше сознание не знает закона, по которому К переходит в Ч и не ждет его – распознает сущности как разные. И наоборот, РОД/РОТ – Т в обоих случаях распознается как разные сущности, так как при выполнении 2 условии не выполняется первое – РОДА/РТА. Это более высокий уровень распознавания – где участвует смысл. Его можно назвать сигнификативностью (significare – лат. значить, иметь смысл). Сигнификативность как бы поглощает перцептивность, обобщает ее. Поскольку это зависит от функции звука в потоке речи – его называют еще функциональным. Именно на функциональном уровне проявляется единство «более высшего плана» – единство фонемы.

Отсюда две основных функции фонемы. Отождествляющая (перцептивная): ЛЕЗ/ЗАЛЕЗ/ЗАЛЕЗАТЬ – разные звуки ментально объединены в одну фонему. Стол с 4 ножками, с тремя, с двумя, с одной – сохраяет свойства стола и не переходит в стул (функция та же). Смыслоразличительная, дифференцирующая (сигнификативная): ЛЕЗ//ЛЕС – одинаковые звуки ментально различаются как представители разных фонем. Отождествление и смыслоразличение идет нелинейно, не в звуковом потоке, а в системе языка (парадигматически). Скажем, в потоке речи дифференцируются ОТЕЦ//ОТЕЦ БЫ, а в системе они отождествляются: напротив, РОГ//РОК – отождествляются в речевом потоке, но дифференцируются в системе.

Итак, фонема – функциональная единица речевого потока, представленная комплексом позиционно чередующихся звуков, объединенных единством функции (перцептивной и сигнификативной). Важно, что с точки зрения функций объединение звуков в фонему не определяется их сходством (артикуляционно-акустической, перцептивной сущностью, но особенностями «позиционного поведения» в системе. Важно понять, что фонема – это абстрактная единица, она отвлечена от конкретных звуковых реализаций, и нет такой субстанции в языке, которая, ткнув пальцем, может быть названа фонемой (не линейная единица). Она – то общее, что есть в конкретных звуках (СУЩНОСТЬ И ЯВЛЕНИЕ).

  1   2   3   4   5   6   7   8




Нажми чтобы узнать.

Похожие:

Лекция современный русский литературный язык как предмет изучения iconПрограмма по русскому языку общие сведения о языке
Современный русский литературный язык как предмет научного изучения. Русский литературный язык – нормированная и обработанная форма...
Лекция современный русский литературный язык как предмет изучения iconПрограмма и правила проведения вступительного испытания по русскому языку
Современный русский литературный язык как предмет научного изучения. Русский литературный язык нормированная и обработанная форма...
Лекция современный русский литературный язык как предмет изучения iconТематика контрольных работ по дисциплине «Русский язык и культура речи»
Современный русский литературный язык как предмет научного изучения. Структура и разделы курса
Лекция современный русский литературный язык как предмет изучения iconСовременный русский литературный язык Вопросы по курсу Современный русский литературный язык (фонетика) для филологического факультета отделений русского языка и литературы и рто
Государственный и международный статус русского языка. Современный русский литературный язык как наука и учебная дисциплина. Литературная...
Лекция современный русский литературный язык как предмет изучения iconВопросы к экзамену по курсу "Современный русский литературный язык (лексикология)" для студентов 2 курса
...
Лекция современный русский литературный язык как предмет изучения iconПонятие «современный русский литературный язык». Литературный язык в соотношении с разговорным и диалектами
Язык – основное, наиболее совершенное средство общения. Только язык дает непосредственное выражение мысли. Язык средство не только...
Лекция современный русский литературный язык как предмет изучения iconВопросы к экзамену по курсу «Современный русский литературный язык (словообразование)» для специальности «050301. 65 Русский язык и литература»
Понятие мотивированности (мотивации) между словами. Установление мотивированности между словами
Лекция современный русский литературный язык как предмет изучения iconФакультет психологии Программа дисциплины
«современный русский литературный язык» и о важнейших свойствах и функциях литературного языка
Лекция современный русский литературный язык как предмет изучения iconУчебно-методический комплекс по дисциплине Современный русский литературный язык. Синтаксис. Словосочетание
Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования / Основной образовательной программой по специальности...
Лекция современный русский литературный язык как предмет изучения iconМинистерство образования Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Вопросы к зачету по курсу “Современный русский литературный язык (фонетика)” для студентов 1 курса филологического факультета
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы