Влияние решений Европейского Суда по правам человека на российское судопроизводство icon

Влияние решений Европейского Суда по правам человека на российское судопроизводство



НазваниеВлияние решений Европейского Суда по правам человека на российское судопроизводство
Дата конвертации21.07.2012
Размер124.4 Kb.
ТипДокументы
скачать >>>

Влияние решений Европейского Суда по правам человека

на российское судопроизводство


А.Б. Дидикин,

Новосибирский государственный университет

abdidikin@bk.ru


В последнее время в общественном сознании стала складываться новая система социальных и правовых ценностей. На конституционном уровне были закреплены права и свободы человека и гражданина, а их осуществление и соблюдение стало основной целью формирования российской правовой системы. Данные положения соотносятся с ценностным критерием эффективности права. Однако закреплённые правовые нормы не только должны иметь естественно-правовую направленность, они должны находиться в динамической системе, которая будет переводить их из «должного» в «сущее». Для Конституции РФ такой динамической системой стала Европейская конвенция 1950 г. с эффективным механизмом обеспечения прав и свобод человека посредством установления международной ответственности за их нарушения, где основную роль играет Европейский Суд по правам человека.

Вступление России в Совет Европы в феврале 1996 г. после долгих лет активного сотрудничества российской делегации с европейскими правовыми институтами и учреждениями повлекло за собой глубокие изменения в отечественной правовой системе, связанные с принятием и осуществлением обязательств по приведению в соответствие норм и принципов российского законодательства с европейскими стандартами прав человека. С учетом специфики функционирования правовой системы Совета Европы «европейские стандарты» представляют собой систему правовых принципов, содержащихся в нормативно-правовых актах Совета Европы и обеспечивающих механизм реализации европейских конвенций и хартий в правоприменительной практике государств–участников Совета Европы. Этому способствует деятельность Комитета Министров по надзору за выполнением государствами обязательств, принятых при вступлении в Совет Европы, и Европейского Суда по правам человека (далее - ЕСПЧ). В этом смысле присоединение России к основополагающим европейским конвенциям, рост количества жалоб российских граждан в Европейский Суд, а также проблемы применения норм европейского права в национальной правовой системе требуют научного осмысления и специального исследования.

Правовая система государства – это не статическое образование, она находится в постоянном развитии. В настоящее время процесс глобализации вызвал активную интеграцию правовых систем, которая направлена не только на унификацию норм права в сфере прав и свобод человека, но и на унификацию правосознания и правопонимания в этой области.

Европейская конвенция по своему содержанию не раскрывает содержание принципиально важных правовых понятий в системе европейского права. Эту функцию призван выполнять Европейский Суд.
Его решения принципиально важны, поскольку именно в них содержаться положения, позволяющие понять, насколько эффективно и качественно соблюдаются и обеспечиваются права и свободы человека, насколько гуманизированы источники национального права, а, следовательно, и правовая система государства.

В настоящее время вопрос относительно Европейской конвенции и обязательности её применения в системе национального права в основном решён, но использование решений Европейского Суда по правам человека законодательно не регламентируется. Следует ли их рассматривать в качестве судебных прецедентов, обладают ли они свойством нормативности, что следует понимать под «правовыми позициями» и как они соотносятся с понятием «судебный прецедент»? Ю.Ю. Берестнев обосновывает влияние постановлений ЕСПЧ на национальные правовые системы именно прецедентным характером решений Суда: «Прецедентный характер решений, выносимых Европейским Судом по правам человека, оказывает всевозрастающее влияние на национальные правовые системы европейских стран» [Берестнев, 2001, с. 75]. Большинство исследователей также воспринимают решения ЕСПЧ в качестве прецедентов.

Судебный прецедент с точки зрения правовой природы представляет собой «решение по конкретному делу, являющееся обязательным для судов той же или низшей инстанции при решении аналогичных дел либо служащее примерным образцом толкования закона, не имеющим обязательной силы». Похожее определение даётся и Рене Давидом - решение по конкретному делу, являющееся обязательным для судов той же или низшей инстанции при решении аналогичных дел, либо служащее примерным образцом толкования закона, не имеющим обязательной силы [Давид Р., 1998, с. 301]. Отсюда следует, что прецедент – решение по делу, которое «должно учитываться» при последующем рассмотрении аналогичного дела. Любой прецедент содержит две части: ratio decidendi и obiter dictum. Ratio decidendi — это та часть решения суда, в которой излагаются нормы права, на основе которых было разрешено данное дело, здесь содержатся принципы права, на основе которых суд принимает решение. Это может быть и конкретная норма права или же иная правовая основа, опираясь на которые судам надлежит принимать решения. Именно эта часть решения будет обязательна для всех последующих решений судов, если им придется рассматривать аналогичные дела. Ratio decidendi формирует правовую основу, которая имеет нормативный характер и должна применяться в отношении всех других лиц, а не только сторон по данному делу. Таким образом, ratio decidendi представляет собой норму прецедентного права. Остальная часть решения получила название obiter dictum, по ней понимаются замечания суда, сделанные им по вопросам, которые непосредственно не входят в предмет судебного решения. В отличие от ratio decidendi эти высказывания не формулируют тот или иной принцип права и не обосновывают решение суда.

Таким образом, можно сделать вывод, что прецедент в качестве уже вынесенного решения не применяется как таковой. Юридическое значение имеет норма, или принцип, которые были изложены в этом решении, т.е. действует следующая схема: правовые нормы и принципы, обретая материальную сущность, представляют собой ratio decidendi, формой выражения которого является судебное решение. Тем самым утверждение о том, что решения ЕСПЧ наполняют, оживляют Конвенцию, предполагается, что решающую роль в этом процессе играет как раз ratio decidendi – суть правового решения.

В связи с этим представляется необходимым остановиться на соотношении понятий «прецедент» и «правовая позиция». Термин «правовая позиция» не имеет легального определения, впервые в российской судебной системе был использован Конституционным Судом РФ в постановлении № 11-П от 15 июля 1999 года. В данном постановлении особенно важен пункт 3, в котором было прямо указано, что сформулированные ранее правовые позиции в соответствии с положениями закона «О Конституционном суде Российской Федерации» являются общеобязательными и действуют непосредственно. Суд ссылался на предыдущие постановления и указал, что судьи и вообще все правоприменители обязаны следовать этим правовым позициям КС. Представляется, что данное положение не может быть ни чем иным как прямым указанием на то, что правовая позиция является источником права.

Что же такое «правовая позиция»? Так, Г.А. Гаджиев под правовой позицией понимает правовой принцип, пригодный для разрешения группы сходных юридических коллизий [Гаджиев, 1999, с. 116]. Более развернутое определение данному понятию, применительно к правовым позициям Конституционного Суда РФ, дает Н.В. Витрук: «Правовые позиции Конституционного Суда РФ есть правовые выводы и представления Суда как результат интерпретации (толкования) Судом духа и буквы Конституции РФ и истолкования им конституционного смысла (аспектов) положений отраслевых (действующих) законов и других нормативных актов в пределах его компетенции, которые снимают неопределенность в конкретных конституционно-правовых ситуациях и служат правовым основанием итоговых решений Конституционного Суда» [Витрук, 1999, с. 89]. Далее следует вывод, что «правовые позиции Конституционного Суда РФ приобретают характер конституционно-правовых норм … но ими не становятся». Б.С. Эбзеев, напротив, утверждает, что решения Конституционного Суда РФ о толковании конституционных норм, по существу, становятся частью Конституции, а поэтому и не могут быть судебным прецедентом [Эбзеев, 1998, с. 12].

Правовые позиции судебного органа представляют собой его отношение к определенным правовым проблемам, которое закрепляется в судебных решениях. Это результат анализа аргументов и выводов суда, образующих интеллектуально-юридическое содержание судебного решения, что, по сути, является не чем иным как сутью правового решения. Итак, как отмечено ранее, прецедентом в классическом его понимании является решение, содержащее созданную судом общеправовую норму (ratio decidendi), на котором основывается решение и которому обязаны следовать нижестоящие суды при рассмотрении подобных дел. И в этом смысле правовые позиции как принципы, лежащие в основе решения, обязательные для применения в аналогичных ситуациях всеми иными субъектами права, т.е. правовая позиция практически ничем не отличается от ratio decidendi.

Рассмотренные выше понятия позволяют логически разрешить вопрос о месте решений ЕСПЧ в системе источников права. Правовые позиции Европейского Суда представляют собой ratio decidendi в структуре судебного решения, которое принимает характер прецедентного ввиду того, что в нём содержится четко выраженное отношение ЕСПЧ к определенным правовым вопросам, ответ на которые представлен содержанием конкретных положений Европейской Конвенции. Таким образом, всякий раз, когда ЕСПЧ будет формировать правовую позицию по определённым вопросам, источником таких правовых позиций будут выступать решения ЕСПЧ – прецеденты.

В качестве примера рассмотрим постановление ЕСПЧ, вынесенное 17 января 2008 г. по делу, которое было инициировано жалобой, поданной гражданином России Рякибом Исмаиловичем Бирюковым против Российской Федерации. В пункте 39 данного постановления отмечается, что «задача Суда в настоящем деле, …, отличается от его предыдущих дел. Суд должен решить, отвечало ли требованиям статьи 6 §1 оглашение только резолютивной части решения в открытом суде в гражданском деле заявителя», т.е. до данного постановления ЕСПЧ ещё не сталкивался с данной проблемой, следовательно, в данном случае будет иметь место создание правовой позиции. ЕСПЧ пришёл к выводу, что практически во всех случаях российские суды общей юрисдикции оглашают лишь результативную часть вынесенного решения. При этом так называемая мотивировочная часть выдается сторонам спора по истечении 5 дней. Были случаи, когда истцы и ответчики так и не смогли ее получить (судья уходил в отпуск или заканчивались его полномочия). Согласно Постановлению ЕСПЧ такая практика российской системы судов должна быть прекращена. Она нарушает один из принципов Европейской конвенции, гарантирующих контроль правосудия общественностью. Не оглашение мотивировочной части решения суды является нарушение ч. 1 ст. 6 Европейской Конвенции по правам человека – это ratio decidendi, правовая позиция ЕСПЧ, источником которой будет постановление ЕСПЧ по делу Рякиб Бирюков против России, имеющее прецедентный характер.

Некоторые исследователи констатируют тот факт, что применение решений ЕСПЧ в качестве прецедентов не увязывается с российской правовой системой. В частности, М.Н. Марченко и В.А. Канашевский утверждают, что юридическая сила и статус прецедента как источника права на внутригосударственном уровне определяется, в конечном счёте, законодателем независимо от того, какие существуют основания для квалификации правила, содержащегося в судебном решении или обзорах высших судебных инстанций в качестве правовой нормы [Марченко, 2006, с. 13; Канашевский, 2003, с. 125]. Их позиция обосновывается тем, что российское законодательство не признает прецедент источником права и потому он не может являться таковым по формально-юридическому признаку. Более сдержанным является мнение П. Лаптева, который утверждает, что «нам придется воспринимать юридические принципы и конструкции, не свойственные российской науке и практике. Прежде всего, это касается такого понятия, как прецедентное право» [Лаптев, 2002, с. 45].

Полагаем необходимым также отметить, что решения Конституционного Суда РФ являются источниками права, несмотря на то, что традиционно российская правовая система относилась к континентальной правовой системе, которая не признавала прецедент в качестве такового. Это положение основывается на том, что в юрисдикцию Конституционного Суда РФ входит проверка положений нормативно-правовых актов относительно соответствия Конституции РФ, и если решения Конституционного Суда РФ не признаются источниками права, то неизбежно возникает ситуация, что противоречащий Конституции РФ нормативный акт будет применяться, ибо отсутствует право ссылаться на соответствующее постановление (определение) Суда о его неконституционности. Что само по себе было бы абсурдом. На наш взгляд, решения Европейского Суда по правам человека имеют схожую функцию, что и решения Конституционного Суда РФ, а именно они должны иметь прямое действие и непосредственно применяться в практике российских судов.

В то же время Европейскую конвенцию невозможно рассматривать в отрыве от правовых позиций и официального толкования ее положений ЕСПЧ, что аргументируется ст. 46 Конвенции, то есть эта статья ставит нормы Конвенции и прецедентное право ЕСПЧ на один уровень, а значит, нормы Конвенции и решения ЕСПЧ по правам человека имеют одинаковую юридическую силу.

Изучение практики высших судебных инстанций позволяет установить безусловное влияние международных правовых стандартов на судебную систему России. На данный момент в Европейский Суд по правам человека поступает большое количество «клоновых» дел против РФ, истоки которых наблюдаются с момента появления экспертных оценок норм Конституции РФ Венецианской Комиссией Совета Европы.

Мониторинг судебной практики некоторых судов РФ на предмет применения ими правовых позиций Европейского Суда по правам человека позволяет сделать вывод, что активность судей в данной области достаточно низкая. Во всех рассмотренных судах качество ссылок на решения Европейского Суда по правам человека остается низким.

Исследование применения правовых позиций Европейского Суда в практике Конституционного Суда РФ позволяет судить, что в целом эти правовые позиции могут стать мощным правовым средством в развитии конституционных ценностей. На 1 мая 2008 г., данный судебный орган обратился к правовым позициям ЕСПЧ только в 32 своих постановлениях. Полученные данные существенно отличаются от официальной статистики, и это даёт основания полагать, что уровень влияния правовых позиций ЕСПЧ на судебную практику Конституционного Суда РФ несколько преувеличен [Зорькин, 2005, с. 8]. Стоит также отметить, что Конституционный Суд РФ главным образом рассматривает обращения, касающиеся защиты широкого набора прав и свобод человека, основой которых выступают общепризнанные международные стандарты, отсюда можно предположить, что правовые позиции ЕСПЧ в принципе способны фигурировать практически в каждом деле [Зорькин, 2006, с. 179]. Однако отсутствие обоснованности в способах применения ссылок на правовые позиции Европейского Суда, содержащиеся в его решениях, а иногда и их полное отсутствие наряду с некорректным использованием и самих правовых позиций на основании фактического сходства «фабул» дел, без учёта всего комплекса юридически значимых обстоятельств способны существенно затормозить процесс не только интеграции России в европейское сообщество, но и само развитие российской правовой системы.

Верховный Суд РФ, как свидетельствует судебная практика, хотя и применяет в своих актах европейские стандарты прав человека, но не стремится активно расширять применение этих стандартов судами общей юрисдикции. Это препятствует процессу унификации стандартов в области прав и свобод человека, и не способствует ориентации нижестоящих судов общей юрисдикции на правильное и корректное использование правовых позиций Европейского Суда при отправлении правосудия, что, в конечном итоге препятствует реализации тех целей, на достижение которых была направлена ратификация Конвенции и признание юрисдикции Европейского Суда.

В практике арбитражных судов ссылки стандарты ЕСПЧ встречаются в делах, связанных с защитой имущественных прав физических и юридических лиц. При этом арбитражные суды опираются на статью 1 Протокола 1 к Конвенции и развитую на ее основе практику ЕСПЧ. Очевидно, это связано со специфической компетенцией арбитражных судов. Возможно, здесь играет роль и позиция Высшего Арбитражного Суда РФ, который рекомендовал нижестоящим судам использовать правовые позиции ЕСПЧ по вопросам защиты прав собственности. Однако качество применения правовых позиций ЕСПЧ в арбитражных судах остается неудовлетворительным.

Вышесказанное позволяет выявить следующие препятствия для обращения российских судов к правовым позициям Европейского Суда. Во-первых, низкий уровень информированности судей. Средствами устранения этого препятствия могут стать СМИ, практика высших судебных инстанций, проведение научно-практических конференций. Во-вторых, отсутствие официально признанного государством источника публикаций решений Европейского Суда. В-третьих, отсутствие официального признания решений Европейского Суда источниками российского права. В-четвёртых, отсутствие достаточной «правовой культуры» и грамотности в использовании правовых позиций Европейского Суда высшими судебными инстанциями Российской Федерации и их негативный пример для остальных судов.


Список литературы


1. Берестнев Ю.Ю. Меры общего характера и влияние практики Европейского Суда по правам человека на национальные правовые системы // Российская юстиция. 2001. № 12.

2. Витрук Н.В. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации: понятие, природа, юридическая сила и значение // Конституционное правосудие в посткоммунистических странах: Сборник докладов. М., 1999.

3. Гаджиев Г.А. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации как источник конституционного права // Конституционное правосудие в посткоммунистических странах: Сборник докладов. М., 1999.

4. Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 1998.

5. Зорькин, В.Д. Конституционный Суд России в европейском правовом поле // Журнал российского права. 2005. № 3.

6. Зорькин, В.Д. Роль Конституционного Суда Российской Федерации в реализации Конвенции о защите прав человека и основных свобод // Имплементация решений Европейского суда по правам человека в практике конституционных судов стран Европы: сборник докладов. М., 2006.

7. Канашевский В.А. Прецедентная практика Европейского суда по правам человека как регулятор гражданских отношений в Российской Федерации // Журнал российского права. 2003. № 4.

8. Лаптев П.А. Прецеденты Европейского Суда по правам человека и российская судебная практика // Стандарты Совета Европы в области прав человека применительно к положениям Конституции Российской Федерации: Избранные права. М., 2002.

9. Марченко М.Н. Юридическая природа и характер решений Европейского суда по правам человека // Государство и право 2006. № 2.

10. Эбзеев Б.С. Толкование Конституции Конституционным Судом Российской Федерации: теоретические и практические проблемы // Государство и право. 1998. № 5.


Судебная практика

1. Постановление Европейского Суда по правам человека от 17 января 2008 по делу Рякиб Бирюков против России Жалоба №. 14810/02. [http://www.judgments_2008_01.htm/].

2. Постановление Конституционного суда РФ от 15 июля 1999 г. №11-П «О проверке конституционности отдельных положений закона РСФСР «О государственной налоговой системе РСФСР» [www.ksrf.ru].

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» от 10 октября 2003 г. № 5 // Бюллетень ВС РФ. 2003. № 12.

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебном решении» от 19 декабря 2003 г. №23 // Бюллетень ВС РФ. 2004. № 2.

5. Информационное письмо ВАС РФ «Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие» от 20 декабря 1999 г.[www.consultant.ru].




Похожие:

Влияние решений Европейского Суда по правам человека на российское судопроизводство iconПрограмма Краткосрочных курсов «Европейская система защиты прав человека. Деятельность Европейского Суда по правам человека и исполнение его решений» (Москва, мгимо (У), 20-24 апреля 2009 г.)
Ведущие: М. Л. Энтин, д ю н., Директор Европейского учебного института и Т. Н. Мартынова, референт руководителя Аппарата Уполномоченного...
Влияние решений Европейского Суда по правам человека на российское судопроизводство iconПрограмма Краткосрочных курсов «Европейская система защиты прав человека. Деятельность Европейского Суда по правам человека и исполнение его постановлений» (еуи при мгимо (У), 23-27 апреля 2012 г.)
Ведущие: Марк Львович Энтин, д ю н., Директор Европейского учебного института и Александр Васильевич Молчанов, референт руководителя...
Влияние решений Европейского Суда по правам человека на российское судопроизводство iconПравовые позиции конституционного суда россии и европейского суда по правам человека: генезис и взаимовлияние
...
Влияние решений Европейского Суда по правам человека на российское судопроизводство iconРешения Европейского Суда по правам человека и их значение для российской правоприменительной практики
Работа выполнена на кафедре Европейского права Московского государственного института международных отношений (Университета) мид...
Влияние решений Европейского Суда по правам человека на российское судопроизводство iconЕвропейская Конвенция по правам человека и основным свободам и российское законодательство

Влияние решений Европейского Суда по правам человека на российское судопроизводство iconРегламент (по состоянию на декабрь 2005 г.)
Секретариата Суда. Настоящая новая редакция Регламента включает в себя поправки, принятые на пленарном заседании Европейского суда...
Влияние решений Европейского Суда по правам человека на российское судопроизводство iconПрограмма по правам человека под эгидой Управления Верховного комиссара ООН по правам человека в России
...
Влияние решений Европейского Суда по правам человека на российское судопроизводство iconОценка Европейским Судом по правам человека действий и решений национальных органов по делам о праве ребенка на жизнь и воспитание в семье

Влияние решений Европейского Суда по правам человека на российское судопроизводство iconОценка Европейским Судом по правам человека действий и решений национальных органов по делам о праве ребенка на жизнь и воспитание в семье

Влияние решений Европейского Суда по правам человека на российское судопроизводство iconПредставление жюри. Конкурс «Знакомство»
Цель: повторить, закрепить знания учащихся по правам человека, правам несовершеннолетних
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы