Сатира в литературе 30-х годов, и ильф, е петров icon

Сатира в литературе 30-х годов, и ильф, е петров



НазваниеСатира в литературе 30-х годов, и ильф, е петров
Е.П. Введение
Дата конвертации28.07.2012
Размер167.66 Kb.
ТипРеферат
Сатира в литературе 30-х годов, И Ильф, Е Петров


Реферат по литературе. Тема: Сатира в советской литературе 30-х годов. И. Ильф, Е. Петров «Двенадцать стульев», «Золотой телёнок». Выполнил: Сидоров Н., XI «А» класс Проверила: Ботвенко Е.П. Введение. Занятие сатирой — непростое, не мирное дело. И. Ильфу и Е. Петровуприходилось доказывать право на сатиру, и не раз они слышали: — Над кем и над чем смеетесь? На что замахиваетесь?У сатиры были свои оппоненты и противники. Например, старый журналист В.И.Блюм сказал: — Советская сатира — поповская проповедь. За ней очень удобно спрятаться классовому врагу.Сатира нам не нужна. Она вредна рабоче-крестьянской государственности. Блюм утверждает, что сатира является оружием классовой борьбы инаправлена на поражение своего врага — прежде всего, его государственностии общественности. Она требует ненависти и злобы к государственному иобщественному строю в целом, а вовсе не к отдельным его представителям. — Как же,— восклицает тов. Блюм — сатира может существовать при диктатурепролетариата? Ведь ей же придется поражать свое государство и своюобщественность!!! Отсюда тов. Блюм делает вывод, что сатира в советской России умерла 7ноября 1917 г. и что сатира может существовать как сатира антисоветская.Подлинно советские сатирики участвовать в ней не должны; наоборот, видянедочеты в тех или иных областях, они должны не писать об этом влитературных произведениях, а попросту сообщать о замечаемых безобразиях вРКИ (Рабоче-крестьянскую инспекцию), а носителей этих безобразий направлятьв уголовный розыск или ГПУ. Но В.В. Маяковский и М. Кольцов активноподдерживали молодых сатириков, отстаивая необходимость сатиры в советскихусловиях. На I Всесоюзном съезде советских писателей М. Кольцов сказал:«Сатира нужна. На нее громадный спрос и в бытовой и в политической жизни». И два великих советских сатирика Ильф и Петров блестяще доказали это. Биография писателей. До 1925 года сатирики не знали друг друга. Илья Ильф (Настоящее имя — Илья Арнольдович Файнзильберг) родился вОдессе в 1897 г. в семье банковского служащего. В 1913 г. окончилтехническую школу. Работая в чертежном бюро на авиационном заводе, былвнештатным сотрудником газеты «Моряк» и редактором юмористического журнала«Синдетикон». В 1923 г., переехав в Москву, становится профессиональнымлитератором. Работает в газете «Гудок». Печатает в «30-ти днях», «Смехаче»,«Советском экране», «Вечерней Москве» очерки, фельетоны, рецензии нафильмы, которые обнаруживают его склонность к сатире. Евгений Петров (Настоящее имя — Евгений Петрович Катаев) родился в Одессев 1903 г. в семье учителя истории. В 1920 г. окончил классическую гимназию.В том же году стал корреспондентом Украинского телеграфного агентства.Затем был инспектором уголовного розыска. В 1923 году тоже переезжает вМоскву, где также начинает заниматься журналистикой. Работает всатирическом журнале «Красный перец», печатает фельетоны на международныетемы и юмористические рассказы.
Выступает со своими произведениями в«Комсомольской правде» и «Гудке». В 1925 году происходит знакомство будущих соавторов и начинается ихсовместная деятельность, поначалу состоящая в сочинении тем для рисунков ифельетонов в журнале «Смехач». Романы Ильфа и Петрова. Первой значительной совместной работой Ильфа и Петрова был роман«Двенадцать стульев», опубликованный в 1928 г. в журнале «30 дней». В томже году роман вышел отдельной книгой. Роман сразу же завоевал признаниечитателей. История поисков драгоценностей мадам Петуховой, спрятанных в одном издвенадцати стульев, в сюжетном смысле не представлявшая новизны, не имела вромане самодовлеющего значения. Достоинство его заключалось во множествеблестящих по выполнению сатирических характеристик, сцен и подробностей,материалом для которых послужили злободневные жизненные наблюдения. Иобстановка, в которой развертывается действие романа, и отдельные егоэпизоды — все это живые сатирические отклики на действительные события ифакты. Авторы вспоминают, как легко писались «Двенадцать стульев», хотя в первомотдельном издании роман их не удовлетворил: они вынуждены были править егои сокращать. Ильфом и Петровым был создан яркий, искрометный персонаж, образ которогодо сих пор актуален и популярен у читателя — главный герой романа ОстапБендер, великий комбинатор, проходимец, тонкий психолог, играющий напороках человека и несовершенстве общества. Остап — человек, стольпротиворечиво сочетавший в себе беззастенчивость и — обаяние, наглость и —тонкий юмор, цинизм и — неожиданное великодушие. Великий комбинатор узнает о бриллиантах, спрятанных в мебельномгарнитуре, от Ипполита Матвеевича Воробьянинова, бывшего мелкопоместногодворянина, а нынешнего регистратора советского загса. Тот, в свою очередь,узнал о наследстве от умирающей тещи Клавдии Ивановны. Но не только эти двачеловека знали о кладе и искали его. Отец Федор, священник, исповедовавшиймадам Петухову, использовал тайну исповеди умирающей в своих интересах. Онмечтал найти клад, чтобы купить свечной заводик в Самаре,— цель всей егожизни. И начинаются невероятные приключения героев романа. Стулья, какбудто спасаясь от погони, расползаются, подобно тараканам, в разныестороны, и в какие только блестящие авантюры не пускается Бендер, чтобыдобыть денег на их поиски. Невозможно не восхититься его идеей создания«Союза Меча и Орала», предводителем которого он «назначил» Воробьянинова.Роль его заключалась в том, чтобы молчать и иногда для важности надуватьщеки. Умело шантажируя трусоватых нэпманов, Остап зарабатывает на этой«операции» ни много, ни мало 400 рублей — приличные для того времениденьги. И в дальнейшем встречи с членами тайного общества приносили хорошийурожай денежных знаков. Остап знал, как нужно нажать на человеческиеслабости. Бендеру даже приходится жениться на вдове, мадам Грицацуевой,чтобы только добыть один из вожделенных стульев. В поисках все тех жестульев судьба заносит наших героев в Москву, в общежитие студентов-химиковимени монаха Бертольда Шварца. Авторы со смаком рассказывают обособенностях национального коммунального жилища, приводя детальные описанияусловий, в которых приходилось жить немалой части москвичей, имеющих измебели один только матрац и обитающих на двух квадратных метрах, отделенныхфанерными перегородками. Казалось бы, уже найдены все стулья и осталось их только купить с молоткана аукционе, и роман вот-вот подойдет к своему логическому завершению, анаших прохиндеев ждет сказочное богатство, как вдруг читателю открываетсянеожиданно резкий поворот сюжетной линии. Накануне торгов ИпполитМатвеевич, которому вдруг пришло в голову тряхнуть стариной и приударить замолоденькой барышней Лизой, неизвестно как ухитряется за одну ночьпотратить половину суммы, добытой у членов «Союза Меча и Орала», те деньги,которых так не хватало для покупки последних десяти стульев. Нашим друзьямвновь приходится пуститься на поиски ускользающих предметов меблировки. Попутно с изложением процесса поиска стульев авторы открывают перед намипанораму убогого мирка обывателей того времени. Это и «людоедка» ЭллочкаЩукина, словарный запас которой составлял тридцать слов, и мастер остротАвессалом Владимирович Изнуренков, и «поэт» Никифор Ляпис-Трубецкой,который продавал различным бульварным изданиям свои третьесортные стихи промноголикого Гаврилу: Гаврила шел кудрявым лесом, Бамбук Гаврила порубал… и т.п.А чего стоит его очерк в газету «Капитанский мостик»: «Волны перекатывалисьчерез мол и падали вниз стремительным домкратом…»! Дальнейшие приключения «кладоискателей» происходят на пароходе «Скрябин»,куда из-за драгоценных трех стульев Остап Бендер устраивается вольнонаемнымхудожником, не умея при этом рисовать. Киса Воробьянинов предстает нам випостаси «мальчика-ассистента», причем сомневающемуся завхозу Остапговорит: «Мальчик! Разве плох? Кто скажет, что это девочка, пусть первымбросит в меня камень!». Мошенников очень быстро разоблачили и с позоромизгнали с парохода. Но великий комбинатор не теряет присутствия духа, и новые планы ужесозрели в его голове. Концессионеры идут покорять город Васюки. Прельстивнаивных васюкинских любителей шахмат захватывающей картиной межпланетногошахматного турнира, новоявленный гроссмейстер устраивает сеансодновременной игры, с которого скрывается вместе со своим компаньоном, незабыв прихватить с собой выручку. Направившимся по следам артистов с парохода «Скрябин» героям книгиприходится побывать на Кавказе и в Крыму, где они повстречали своегоконкурента, отца Федора, который гонялся по всей России за гарнитуромгоспожи Поповой, наведенный на ложный след архивариусом Коробейниковым.Истратив все свои деньги на ложную мебель и не найдя в ней искомого клада,священник сходит с ума. А наши друзья, добыв у артистов оставшиеся двастула и распотрошив их, отбывают в Москву на поиски последнего и, как онибыли уверены, содержащего их заветное сокровище стула. И вот стул был найден, но — увы… Бриллианты успели превратиться вшикарный дом культуры. В конце романа Киса Воробьянинов, обуреваемый жадностью, перерезаетбритвой горло великого комбинатора. У авторов, как они сами пишут ввоспоминаниях, возникла крупная ссора по следующему поводу: убить лиглавного героя «12 стульев» Остапа Бендера или оставить его в живых? Участьгероя решил жребий. В сахарницу были положены две бумажки, на одной изкоторых дрожащей рукой был изображен череп и две куриные косточки. Вынулсячереп — и через полчаса великого комбинатора не стало. Читатели не согласились с таким концом. В многочисленных письмах онитребовали продлить жизнь Остапа. И авторы не дали герою умереть. Когда Ильф и Петров принимались за свой первый роман, они еще былисравнительно мало известны. И не было у них опыта совместного писания.Теперь, в 1929 году, когда они сели за свой второй сатирический роман, ониуже писательски не представляли себя друг без друга. Позади быливосторженные отзывы, выступления, письма читателей и довольно кисловатые, ато и откровенно ругательные рецензии. За первый роман садились два начинающих автора. За второй — двапрославленных мастера сатиры. В первом романе Остап охотился за двенадцатью стульями. Во втором романе«товарищ Бендер» уже не охотник за стульями — он ведет трудное и долгоеединоборство с одним из ничтожнейших служащих учреждения «Геркулес», тайнымобладателем десяти миллионов Александром Ивановичем Корейко. Казалось бы, силы неравны: Остап энергичен, изобретателен, находчив,неутомим. Корейко на службе «исполнителен, трудолюбив, искателен итуповат». Однако он наделен огромной волей, выдержкой, способностью упорнои терпеливо ждать своего часа. Приглядимся внимательней к Остапу Бендеру — как он раскрывается во второмромане. Описывая его, авторы замечают: «Глаза сверкали грозным весельем».Важная подробность — без нее портрет великого комбинатора, кавалера«Золотого тельца» был бы неполон. Его томят жажда наживы, но одной этойчертой он не исчерпывается. Остап Бендер не расстается с шуткой. Вот уже Корейко в его руках, сейчасОстап станет обладателем миллиона. Но неожиданно начинаются гражданскиеманевры, Остап «отравлен», и Корейко исчезает. Все надо начинать сначала;поймать миллионера теперь будет гораздо трудней, чем раньше. Казалось бы,Остап должен отчаяться. Но он узнает, что Шура Балаганов и Паниковскийпохитили у Корейко гири, вообразив, что они золотые. А потом передралисьдруг с другом. «Он затрясся, ловя руками воздух. Потом из его горла вырвалисьвулканические раскаты, из глаз выбежали слезы, и смех, в котором сказалосьвсе утомление ночи, все разочарование в борьбе с Корейко, так жалкоспародированный молочными братьями,— ужасный смех раздался в газоубежище…Смех еще покалывал Остапа тысячью нарзанных иголочек, а он уже чувствовалсебя освеженным и помолодевшим…» Смех — постоянный союзник Остапа. — В конце концов,— невесело шутит он по поводу исчезновения Корейко,—ничего страшного нет. Вот в Китае разыскать нужного человека трудновато:там живет четыреста миллионов населения. А у нас очень легко: всего лишьсто шестьдесят миллионов, в три раза легче, чем в Китае. О настроении Остапа Бендера, получившего, наконец, миллион, сказано так:«Великому комбинатору хотелось сейчас всех облагодетельствовать, хотелось,чтобы всем было весело». Когда Остап объявляет «Антилопу» Адама Козлевича головной машинойавтопробега и выводит надпись: «Автопробегом по бездорожью иразгильдяйству!» — это не только хитрость жулика, но и усмешка пародиста,обладающего даром весело принимать любое обличье. Вспомним «торжественный комплект», который вручает Бендер журналистуУхудшанскому,— «незаменимое пособие», в котором собраны все газетныештампы, банальности и стереотипы. Это блестящая пародия. Смех для Остапа Бендера — безотказное средство «наводить мосты» приобщении с людьми. Вот он беседует с фоторепортером. «Вы, я вижу, фотограф,— говорит он,— я знал одного провинциальногофотографа, который даже консервы открывал только при красном свете, боялся,что иначе они испортятся». Шутка приходится репортеру по вкусу и сразусближает его с Остапом. У нас все еще дает себя знать бедное и одностороннее представление:сатира клеймит, обличает, разоблачает. Во многом так и есть. Однако делоэтим не ограничивается. Сатира не только скорбит и бичует, она сливается сюмором: сатирик — не только «желчный автор». В советской литературеподнимается «новая волна юмора». В этом смысле Остап Бендер — не только сатирический персонаж, но июмористический. Он состоит не только из одних лишь грехов, проступков,жульнических комбинаций. Рассказывая о его шутовских делах и проделках,авторы не упускают случая, чтобы напомнить о его человеческих задатках, отом, кем он мог бы стать, если бы не был «комбинатором». Прощаясь с компаньонами, Остап перед тем, как вспрыгнуть на подножкууходящего поезда, успевает сунуть Козлевичу свои последние пятнадцатьрублей. Это человек с искаженным человеческим обликом. Но он наделеннеобыкновенной энергией, неослабевающим жизненным азартом, жадность невовсе иссушила его душу. В этом своеобразие характера Остапа Бендера. Как видим, сатира тут однойтолько сатирой не ограничивается, она смешивается с юмором. Отталкивающиечерты натуры Остапа — беззастенчивость, цинизм, расшатанность моральныхустоев — противоречиво соединены с другими — с неожиданными проблескамидобродушия, по-своему понимаемого товарищества и даже человечности. Сопоставляя два романа — «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок»,— мыубеждаемся, что эволюция образа главного героя состоит в его усложнении, внарастании противоречивых черт. В самом деле, его главная цель во второмромане — добыть миллион. Но вот цель достигнута. «Вот я и миллионер! — воскликнул Остап с веселым удивлением. — Сбылисьмечты идиота!» «Остап вдруг опечалился». И дальше: «Стало ему немногоскучно». К одной лишь удовлетворенной алчности настроение Остапа в этой сцене несведешь. Пусть потом эта «минутная слабость» пройдет, но она была и, думаяо главном герое, забыть ее трудно. С этой же точки зрения любопытно проследить отношение Остапа к ЗосеСиницкой. Она интересует его потому, что он надеется у нее выведать, гдескрывается Корейко. И вот на свидании, наконец, он узнает все, что емунужно. Он теряет к ней интерес, уходит, а потом останавливается, бормочет:«Нежная и удивительная», поворачивает «назад вслед за любимой» и в концеконцов все-таки мчится домой. Став миллионером, Остап будет посылать Зосетелеграммы: «Готов лететь Черноморск крыльях любви». А когда встретится сней, с ее мужем, поймет, что опоздал на «праздник любви». Об этом сказанотак: «Делать больше было нечего. Надо было уходить, но мешала неизвестнооткуда подоспевшая застенчивость». Так строится образ Остапа: все время ему«мешают» неизвестно откуда подоспевшие человеческие чувства. Потом ониисчезают, оттесненные другими, более привычными — корыстью, жадной хваткой,напором. А.В. Луначарский в статье «Ильф и Петров», говоря о лилипутском миреобывательщины в «Золотом теленке», замечал: «Но в этом лилипутском миреесть свой Гулливер, свой большой человек — это Остап Бендер. Этотнеобыкновенно ловкий и смелый, находчивый, по-своему великодушный,обливающий насмешками, афоризмами, парадоксами все вокруг себя плут Бендеркажется единственно подлинным человеком среди этих микроскопических гадов». В «Золотом теленке» сатира слита с юмором. Повествование романа тосатирически заостряется, то юмористически смягчается, а то и вовсеприобретает почти лирическую окраску. Главные объекты сатиры в этом романе: жажда наживы, хищническая страсть кденьгам, обывательщина и бюрократическая казенщина. Остап Бендер — самая крупная фигура в мире жуликов. Если он замахивается,то на миллион, не меньше. Компаньоны Остапа — Шура Балаганов и незадачливый Паниковский, которыйтак любит гусей и так несуразно-неловко их ворует,— не столько помогаютсвоему предводителю, сколько пародируют его решительные, наглые,безнаказанные действия. Сюжет романа состоит в том, что Остап преследует миллионера Корейко,пока, наконец, не настигает его. Казалось бы, перед нами просто два хапуги,мошенника. Во многом так и есть, но — не во всем. Остап полон жизни,веселой энергии. Рядом с ним Корейко выглядит, как мумия. Деньги он любитбольше жизни — и она постепенно оставляет его. Жажда обогащения иссушаетдушу «нищего миллионера». Рядом с хапугой — большим и маленьким — в романе живо выписана фигураобывателя. Это Васисуалий Лоханкин и другие обитатели коммунальной квартиры«Воронья слободка». Перед нами — один из самых наглядных и колоритныхпримеров того, как много заразительно смешного, озорного в злой,беспощадной сатире Ильфа и Петрова. Лоханкин, объявивший голодовку в знакпротеста ухода жены к Птибурдукову, потрясает жену своей жертвенностью, нонеожиданно она застает его, тайком пожирающего холодный борщ с мясом. В описании «Вороньей слободки», исступленных ничтожных страстей, склок,препирательств, взаимных оскорблений, всей этой уморительной коммунальной«гражданской войны» противоречиво сочетаются гиперболизм, всякого родасюжетные крайности с редкой бытовой достоверностью житейских наблюдений. Название «Воронья слободка» Е. Петров сначала дал своей квартире, а потомуже перенес его в роман. Наверное, поэтому страницы, посвященные «Вороньейслободке», полны жизни, смелый вымысел не мешает ощущению глубокойправдивости эпизодов, которые как будто выхвачены из реальнойдействительности. И до сих пор еще живы обыватели, для которых любаяквартира — своя хата с краю. И наконец,— бюрократ, фигура для авторов «Золотого теленка», может быть,особенно отвратительная. Бюрократ всегда упрямо лезет на первый план. Онпретендует на то, чтобы говорить от имени всех «прочих», быть наставником,руководителем, хозяином. «Учреждение — это я» — говорит Полыхаев, начальникучреждения с горделивым названием «Геркулес». Восседая на своем кресле, какна престоле, он может только повелевать. Даже деловых бумаг он неподписывает собственноручно. Для этого у него изготовлен универсальныйнабор штемпелей: «Не возражаю. Полыхаев.», «Не мешайте работать.Полыхаев.», «Не морочьте мне голову. Полыхаев.». Бюрократ — родной брат хапуги. Что же он «хапает»? Да все, что можно, дочего достает его руководящая рука: оклад, персональную машину, служебнуюдачу и т.д. Когда Остап Бендер берется за доскональное исследование темной биографииКорейко. Он устанавливает: Полыхаев — единственный геркулесовец, которыйзнал, кто скрывается под видом сорокашестирублевого конторщика Корейко; онивместе выколачивали деньги из «Геркулеса». К числу положительных сторон романа, увлекающего своей буйной веселостью,беззаботной атмосферой смеха,— писал Луначарский,— нужно отнести проявлениерядом с обывательщиной некоторых моментов настоящей жизни. Так, например, вслед за карикатурным автопробегом Остапа Бендера и егодрузей, пролетает в ночи, сияя огнями, заражая быстротой, подлинныйсоветский автомобильный пробег. Это выглядит эффектно и доказательно. Так же точно поездка Бендера в погоню за его миллионером вместе синостранцем-журналистом, едущим на открытие Турксиба, показывает читателямогромное серьезное дело, которое творится где-то за пределами достиженияспособного, но погрязшего в своих плутовских комбинациях, в своей пустотеостроумного Бендера. Среди бушующих волн сатирического повествования эти отступления — каклирические островки. Они посвящены пешеходам — «большей и лучшей частичеловечества», дорогам, описанию июньского утра, моря, ночи в черноморскомпорту. Без них общий «пейзаж» романа был бы неполон. Юмор Ильфа и Петрова часто строится на контрастах и столкновениях.Дешевая папка, в которой Остап Бендер завел «дело» против Корейко, снужными ему разоблачительными документами, а стоит она со всем своимсодержимым… миллион. Корейко — низкооплачиваемый служащий, а между тем этотбедный конторщик — владелец десяти миллионов. Авторы любят неожиданные сравнения, когда сопоставляются далекие друг отдруга явления и вдруг возникает снайперски точная картина. Гиперболичность образов, их часто почти фантастическая заостренность какбы уравновешивается меткостью и точностью, зримостью деталей. В этом однаиз особенностей юмора Ильфа и Петрова. В начале романа Остап и Балаганов, врассуждении чего бы покушать, бродят мимо магазинных прилавков. «В другоевремя,— читаем дальше,— Остап Бендер обрати бы внимание и насвежесрубленные, величиной в избу, балалайки, и на свернувшиеся отсолнечного жара граммофонные пластинки, и на пионерские барабаны, которыесвоей молодцеватой раскраской наводили на мысль о том, что пуля-дура, аштык-молодец,— но сейчас ему было не до того. Он хотел есть». И здесь тоже — двойное зрение. В результате — чрезвычайно рельефное,объемное изображение, увиденное как бы с разных сторон. Паниковский — смешная и жалкая фигура. Он смешон и сам по себе, своимповедением, поступками, смешон тем, что и как он говорит. И одновременносмешон тем, что пишут о нем авторы. Например, они заставляют его вспомнить,что «его часто били отдельные лица и целые коллективы». Столкновение сугуболичных побоев с официальными словами «целые коллективы» усиливаетюмористическую реакцию. Верные себе авторы строят сравнение по принципусопряжения «далековатых» понятий. И чем больше отстоят эти понятия друг отдруга, тем разительней комический эффект. Описывается Черноморская кинофабрика. На ней «был тот ералаш, которыйбывает только на конских ярмарках, и именно в ту минуту, когда всемобществом ловят карманника». Большую роль — и в авторском повествовании, и в речи героев — играетслово: каламбуры, смешные фамилии, переиначенные цитаты. Увидев на бортудиковинной автомашины Адама Козлевича игривую надпись «Эх, прокачу!», Остаптут же выражает желание «эх-прокатиться». Когда в контору «Рога и копыта» начинают приносить рога, Остап грозится:«Если Паниковский пустит еще одного рогоносца, не служить большеПаниковскому». А о самом Паниковском отзывается: «Гусик рад». В сумасшедшем доме один больной — мужчина с усами — выдает себя за голуюженщину. О нем сказано так: «Женщина с усами закурил трубку»… Один из характерных приемов авторского повествования — столкновение словиз разных стилистических рядов, например: «началась экзотика, корабли,пустыни, вольнолюбивые сыны степей и прочее романтическое тягло». В «Золотом теленке» мы находим множество неожиданных шутливых фамилий(«Хворобьев», «Кукушкинд», «Скумбриевич», «Должностнюк», «Вайнторг»,«Борисохлебский», «Мармеламедов»). А как подходит маленькому, суетливому ипугливому персонажу его фамилия — «Паниковский». Слово в романе «Золотой теленок» радует своей точностью,целенаправленностью. В то же время мы сталкиваемся с такими случаями, когдаоно оказывается как бы не подходящим, и в этой-то кажущейся егонемотивированности — весь комический эффект. В начале романа у председателя горсовета г. Арбатова сталкиваются ОстапБендер и Шура Балаганов. Оба выдают себя за сыновей лейтенанта Шмидта.Только находчивость Остапа спасает их от разоблачения. Они выходят. Бендервозмущен тем, что Балаганов ворвался в кабинет председателя, хотя видел,что там уже сидит он, Остап. «Кстати, о детстве,— сказал первый сын,— в детстве таких, как вы, яубивал на месте. Из рогатки. — Почему?— радостно спросил второй сын знаменитого отца». «Радостно» стоит на том месте, где, казалось бы, должны быть совсемдругие слова — например, «настороженно», «смущенно», «растерянно». Ноподчеркнутое несовпадение слова и контекста не может не вызвать улыбки. Юмор часто бывает основан на неожиданности. И нарочито неуместное «не то»слово порой оказывается самым подходящим. Снова и снова мы убеждаемся во внутренней сложности, конфликтности,парадоксальности сатирического повествования. Авторы описывают тихое июньское утро в Черноморске. «В городе светло,чисто, и тихо, как в государственном банке. В такую минуту хочется плакатьи верить…» Тут, кажется, должно следовать нечто очень приподнятое. Но фразакончается так: «…что простокваша на самом деле полезнее и вкуснее хлебноговина…» «Простокваша» и «плакать и верить» — два стилистических полюса,между которыми движется повествование. Говоря о стиле повествования в «Золотом теленке», нельзя пройти мимо ещеодной особенности — она не подчеркнута, но скрыто дает о себе знать.Прозаический текст здесь обладает некоей ритмичностью, которая прямо никакне выявлена. Многие главы начинаются краткой лаконичной фразой. Вотнекоторые фразы, открывающие текст глав: «Пешеходов надо любить», «Чемтолько не занимаются люди!», «Ровно в шестнадцать часов сорок минутВасисуалий Лоханкин объявил голодовку», «Жил на свете частник бедный»,«Великий комбинатор не любил ксендзов», «Поезд шел в Черноморск». За первойфразой, звучащей, как удар гонга,— он возвещает, что действие началось,—следует вторая, обычно более распространенная. Бывают обратные случаи: глава начинается с развернутого предложения, апервый абзац заканчивается краткой, отточенной, словно высеченной из камня,фразой. Оба романа Ильфа и Петрова изобилуют фразами, которые впоследствии сталикрылатыми: «Командовать парадом буду я!», «Лед тронулся, господа присяжныезаседатели!», «ключ от квартиры, где деньги лежат», «Утром деньги — вечеромстулья», «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих», «Заграница нампоможет!», «Автомобиль — не роскошь, а средство передвижения», «Дышитеглубже: вы взволнованы!», «Пилите, Шура, пилите!» и др. Так же, как и «Двенадцать стульев», «Золотой теленок» — сатирическийроман. Но это не до конца исчерпывает его своеобразие. Сатира здесь слита сюмором. В веселом, озорном, насмешливом повествовании все времянепосредственно ощущается живой голос авторов — неповторимо-остроумный исдержанно-лиричный. Глубоко ошибется тот, кто станет отделять сатиру от других литературныхжанров и родов. Можно сказать, что сатира это лирика, доведенная до ярости,сражающая лирика. Именно такими предстают перед нами романы Ильфа и Петрова — беспощадными,но не беспросветными, разящими и — человечными. Они не только рисуютперсонажей с «искаженным» нравственным обликом, с ущербной натурой, но инапоминает о том, каким может и должен быть человек.-----------------------Надеждинская средняя школа №1, 2000г.




Похожие:

Сатира в литературе 30-х годов, и ильф, е петров iconЗдоровое питание без фарисейства
...
Сатира в литературе 30-х годов, и ильф, е петров icon26 января 2006
Как писали два советских классика, «в СССР евреи есть, а «еврейского вопроса» нет». Не знали русский писатель Петров и еврейский...
Сатира в литературе 30-х годов, и ильф, е петров iconРодины и природы в лирике М. Ю. Лермонтова Сатира в повести М. А. Булгакова
Билеты по литературе, 11 класс. Билет №7 Тема Родины и природы в лирике М. Ю. Лермонтова Сатира в повести М. А. Булгакова
Сатира в литературе 30-х годов, и ильф, е петров iconГоу впо «северо-кавказский государственный технический университет»
Именовать файлы следует так: Петров В. А. статья, Петров В. А. заявка, Петров В. А. квитанция
Сатира в литературе 30-х годов, и ильф, е петров iconУрок чтения в 4 в классе Тема: Путешествие 13. Сатира и юмор в детской литературе на примере произведения Николая Носова «Федина задача» Цели
Познакомить с юмористическим и сатирическим направлением в литературе на примере рассказа Н. Носова «Федина задача»
Сатира в литературе 30-х годов, и ильф, е петров iconНаучно-практическая конференция «сатира в русской литературе XX века» 18 апреля, 13-00, Карла Маркса, 36, ауд. 114
Председатель – студент 4 курса, специальность «Русский язык и литература», Ярков А. А
Сатира в литературе 30-х годов, и ильф, е петров iconКонцепты общества потребления во французской литературе 50-60-х годов 20 века на примере романов Э. Триоле Розы в кредит, Ж. Перек Вещи и С. де Бовуар Прелестные картинки

Сатира в литературе 30-х годов, и ильф, е петров iconСатира и утопия в романе Ф. Рабле Гаргантюа и Пантагрюэль контрольная работа по истории зарубежной литературы. Тема: сатира и утопия в романе ф. Рабле гаргантюа и пантагрюэль

Сатира в литературе 30-х годов, и ильф, е петров iconДокументи
1. /Тесты по литературе/~$ст. Страшная месть. 6 класс..doc
2. /Тесты...

Сатира в литературе 30-х годов, и ильф, е петров iconДокументи
1. /Тесты по литературе/~$ст. Страшная месть. 6 класс..doc
2. /Тесты...

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы