Немецкая классическая философия icon

Немецкая классическая философия



НазваниеНемецкая классическая философия
Дата конвертации28.07.2012
Размер374,68 Kb.
ТипРеферат
Немецкая классическая философия


ОглавлениеОглавление 2Классическая немецкая философия 3§ 1. Философская система Канта 4 Этическое учение Канта 12§ 2. «Наукоучение» Фихте 14§ 5. Натурфилософия Шеллинга 19§ 4. Система и метод философии Гегеля 23 Философская система 24 Диалектический метод 38§ 5. Антропологический материализм Фейербаха 39Список использованной литературы: 45 Классическая немецкая философия Немецкая философия конца XVIII — первой трети XIX в., представленнаяименами Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля, Фейербаха, заслуженно именуетсяклассической. Она знаменует собой важный этап в истории мировой философской мысли. В ней нашли свое продолжение прогрессивные идеи философии Новоговремени — вера в могущество разума, гуманизм, неотчуждаемые права личности.Но главное ее завоевание — разработка диалектического метода, обоснованиемирового закона вечного развития. В этой философии нашли свое отражение какосновные черты эпохи становления нового, капиталистического строя, так иконкретно-исторические особенности, присущие тогдашней Германии. Классикинемецкой философии были идеологами своей буржуазии, которая значительноотставала в социально-экономическом и политическом развитии от буржуазиипередовых стран. Со времени Реформации и до конца XVIII в. Германия непредставляла собой единого экономического целого, капиталистический рынокнаходился в процессе становления. Не представляла она и единогополитического целого: страна была разделена почти на 300 самостоятельныхгосударств, большинство из которых были карликовыми. Экономическое благосостояние бюргерства в значительной степенизависело от заказов двора и феодалов, от поставок для армии. Это определилополитическую дряблость немецкой буржуазии. И хотя ее интересы не совпадалиполностью с интересами юнкеров, она покорно шла в фарватере политикидворянского государства. Указанные обстоятельства не могли не найти своего отражения в немецкойфилософии того времени, определяя ее двойственный, компромиссный, подчаспротиворечивый характер. Если труды французских просветителей запрещались исжигались, а сами они подвергались судебным преследованиям, вплоть дозаключения в Бастилию, то немецкие философы-идеалисты были заслуженнымипрофессорами германских университетов, признанными наставниками юношества,а их труды издавались и распространялись без всяких препятствий. Но хотяони не выступали против существующих в германских государствах политическихучреждений, их учения по сути дела были враждебны, несовместимы сфеодальными порядками, отжившими свой век. Диалектический метод, особеннообстоятельно и последовательно разработанный Гегелем, мог быть легкообращен против этих порядков. Что и сделали наиболее радикально настроенныеученики берлинского профессора. Поэтому Маркс называл философию Канта,родоначальника классической немецкой философии, немецкой теориейфранцузской революции. С не меньшим основанием данное определение можетбыть, распространено на других представителей классической немецкойфилософии. § 1. Философская система Канта Родоначальник немецкой классической философии Иммануил Кант(1724—1804) происходил из семьи ремесленника. Рано проявившиеся способностипомогли ему получить образование. Он глубоко изучил не только философию,логику, теологию, но также математику и естествознание. Вся жизнь философа,бедная внешними событиями, но наполненная неустанным и напряженнымтворчеством, прошла в Кенигсберге. Здесь он учился, преподавал, долгие годыбыл профессором и одно время — ректором университета. Здесь он создал всесвои философские и естественнонаучные труды. Философское развитие Канта обычно делят на два периода: первый — доначала 70-х годов — называют «докритическим», второй — с начала 70-х годов— «критическим», поскольку именно тогда были написаны главные произведения,доставившие философу мировую славу: «Критика чистого разума», «Критикапрактического разума» и «Критика способности суждения». Главным являетсяпервый труд, посвященный теории познания. Вторая «критика» излагаетэтическое учение, а третья — эстетику и учение о целесообразности вприроде. В «докритический период» Кант много и плодотворно занимается вопросамиестествознания, проводит идею о развитии в природе. Опираясь на открытияКоперника, Галилея и Ньютона Кант в книге «Всеобщая естественная история итеория неба (1755) выдвигает гениальную гипотезу о происхождении Солнечнойсистемы естественным путем из первоначальной туманности. Далее Кантвплотную подходит к выводу о множественности миров, о непрерывном процессеих возникновения и исчезновения. Философ проводит аналогию ссылаясь набезграничное плодородие природы, которая взамен ежедневно погибающегобесчисленного количества животных и растений производит не меньшее число ихв других местах. Точно так же погибают миры и системы миров и поглощаютсябездной вечности, однако созидание никогда не прекращается: в других местахнеба возникают новые образования и убыль восполняется с избытком. Спустяполстолетия французский ученый Лаплас независимо от Канта дал болеестрогое, математическое обоснование идеям о естественном происхождениинашей Вселенной. После этого «небулярная» теория получила названиекантолапласовской гипотезы. Хотя книга Канта в силу чисто случайныхобстоятельств долгое время оставалась неизвестной публике, приоритет Кантав создании космогонической гипотезы является несомненным. Канту принадлежит заслуга в создании другой космогонической теории — озамедлении вращения Земли благодаря действию приливов и отливов в океане.Исторический, диалектический подход Канта к естествознанию нанессущественный удар по господствующему в то время метафизическомумировоззрению. Однако нельзя пройти мимо двойственной, противоречивойпозиции философа в этом вопросе. С одной стороны, он стремится дать научнуюкартину возникновения Солнечной системы на основе действия законов развитияматерии. «Дайте мне материю, я построю из нее мир», заявляет Кант, называямнение Ньютона о необходимости божественного первотолчка «жалким». Но, сдругой стороны, он усматривает конечную первопричину мира все-таки в Боге.Сам факт естественного и закономерного развития Вселенной изпервоначального хаоса философ считает «единственно возможным» основаниемдля доказательства его бытия. Уже в «докритический период» Кант говорит о границах познания. Еслиможно дать чисто естественное, механическое объяснение возникновениюВселенной из хаоса, то этого нельзя сделать в отношении даже простейшегоживого существа. Здесь, думает философ, — господствуют телеологическиепринципы целесообразности, базирующиеся на божественной воле. Мотивы агностицизма, принципиальной непознаваемости окружающего насмира стали ведущими в «Критический период», составляя специфику того, чтоназывают кантианством. Проблемы теории познания стоят в центре философской системы Канта иего многочисленных последователей. В предисловии к «Критике чистого разума»Кант пишет: «я должен был ограничить область знания, чтобы дать местовере». Исходя из этой главной для него задачи, философ разработал оченьсложную гносеологическую конструкцию. Процесс познания включает в себя три этапа, три ступени: чувственноепознание, рассудочное познание, разумное познание. Все наше знаниеначинается с опыта, с работы органов чувств. На них воздействуютнаходящиеся вне человека предметы внешнего мира, или, как их называет Кант,вещи в себе. Философ не дает однозначного определения этого понятия. Вомногих местах «Критики чистого разума» он недвусмысленно заявляет, что вещив себе существуют объективно, т.е. независимо от человеческого сознания,хотя и остаются непознаваемыми. Такое понимание вещи в себе как основы всехявлений, как фактической причины человеческих ощущений, как объективнойреальности, является у Канта доминирующим, что позволяет квалифицироватьего как материалистическое. Но у него встречаются и другие толкования. Подвещью в себе он разумеет пограничное, предельное понятие, замыкающее кругвозможных человеческих представлений и ограничивающее притязания людей напознание мира, а также Бога, бессмертие души и свободу воли. Очевидно, чтопоследние толкования вещи в себе противоречат первому и являютсяидеалистическими. Ощущения, вызываемые действием вещей в себе на чувственность, помнению Канта, ни в чем не похожи на оригиналы. Они принадлежат только ксубъективным свойствам чувственности, являются ее модификациями и не даютзнания об объекте. Например, приятный вкус вина не принадлежит к числуобъективных свойств чувств того субъекта, который наслаждаемся им. Цветатоже не являются свойствами тел, они только модификация чувства зрения,подвергающегося некоторому действию со стороны света. Следовательно, хотяощущения и вызываются воздействием «вещей в себе» на человеческуючувственность, они ничего общего не имеют с этими вещами. Ощущения — необразы, а символы вещей. Подобная точка зрения, которую, как известно, наиболее обстоятельновыразил Д. Юм, называется агностицизмом. Соглашаясь с Юмом, Кант добавляетнечто свое. Хотя наше знание начинается с опыта, из этого вовсе не следует,что оно целиком происходит из опыта. Знание, по Канту, имеет сложныйсостав; и складывается из двух частей. Первую часть философ называет;«материей» знания. Это поток ощущений, или знание эмпирическое, даваемое aposteriori, т.е. путем опыта. Вторая часть — , форма — дается до опыта, аpriori и должна целиком готовой находиться в душе, в субъекте. Таким образом, наряду с агностицизмом характерной чертой теориипознания Канта является априоризм. Встает вопрос о том, откуда берутсяаприорные, т.е. доопытные формы чувственности и все иные априорные формы, окоторых говорил Кант. Философ был вынужден признать, что ответить на этотвопрос он не в силах: «этого вопроса разрешить нельзя, так как для его. Иразрешения, как и для всякого мышления, мы уже нуждаемся в этих свойствах». Понятие априоризма — важнейшее положение учения Канта, на нем оносновывал возможности достижения необходимого и достоверного знания. Кантразделял общий предрассудок рационализма, который недооценивал роль опыта,роль чувственного познания в процессе достижения всеобщего и необходимогознания. По мнению Канта, опыт никогда не может придать суждениям истинной истрогой всеобщности, а лишь предполагаемую и сравнительную всеобщность.Вместе с тем он считал, что математическое знание носит безусловнонеобходимый характер. Выйти из этого затруднения он пытался при помощиаприоризма: только априорные суждения носят всеобщий характер, достоверны иобъективны. Для Канта понятия «априорный», «необходимый», «всеобщий»,«объективный» тесно переплетаются и употребляются как равнозначные. В то жевремя он отказывался признавать априорное знание врожденным. Если «материя» знания носит, по Канту, опытный, апостериорныйхарактер, то форма чувственного познания внеопытна, априорна. До восприятияпредметов опытного познания в нас должны существовать «чистые», т.е.свободные от всего эмпирического, наглядные представления, которые являютсяформой, условием всякого опыта. Такими «чистыми», т.е. априорныминаглядными представлениями выступают пространство и время. По мнениюфилософа, пространство и время — это формы именно чувственности, а нерассудка, это представления, а не понятия. Кант аргументирует это следующимобразом: понятие дискурсивно и включает в себя различные виды, напримерпонятие «человек» включает в себя различные виды людей. Но этого нельзясказать о пространстве и времени. Существует, как думал Кант, одно-единственное время и одно-единственное пространство. Следовательно,пространство и время — это единичные представления интуитивного характера. Пространство вовсе не представляет собой свойства каких-либо вещей всебе, время также не принадлежит вещам в себе ни как их свойство, ни как ихсубстанция. Кант, таким образом, отнимает у пространства и времени всякоепритязание на реальность, он превращает их в особые свойства субъекта. Кант полагал, что своим учением об априорных формах чувственности ирассудка он спасает науку от юмовского скептицизма и субъективизма. Но наделе априоризм есть лишь одна из разновидностей субъективизма. Говоря отом, что существует одно-единственное пространство, он опирался на физику икосмогонию своего времени, которые знали действительно одно, а именноэвклидово пространство. Через четверть века после смерти Канта русскийученый Н.И. Лобачевский показал, что свойства пространства зависят отсвойств материи и что эвклидова геометрия вовсе не является единственновозможной. Возникли и другие системы неэвклидовой геометрии. Теорияотносительности покончила и с метафизическим представлением об абсолютнойнезависимости времени, показав, что общие свойства материи определяютсвойства и пространства, и времени. Следовательно, существует множествоформ пространства и времени, что опровергает главный аргумент Канта впользу их априорности. Первая ступень познания — область чувственности —характеризуется способностью человека упорядочивать хаос ощущений припомощи субъективных форм созерцания — пространства и времени. Таким путем,по мысли Канта, образуется предмет чувственности, или мир явлений.Следующая ступень — это область рассудка. Опыт есть продукт деятельности, содной стороны, чувственности, с другой — рассудка. Ни одну из этихспособностей нельзя предпочесть другой. Без чувственности ни один предметне был бы нам дан, а без рассудка ни один бы не был мыслим. Мысли безсодержания пусты, а наглядные представления без понятий слепы. Знание,таким образом, возникает из двух условий: чувственности и рассудка.Суждения восприятия, полученные на основе чувственности, имеют лишьсубъективное значение — это простая связь восприятий. Суждение восприятиядолжно приобрести «объективное», по выражению Канта, значение, т.е.получить характер всеобщности и необходимости и стать благодаря этому«опытным» суждением. Это происходит, по Канту, путем подведения суждениявосприятия под априорную категорию рассудка. Приводится пример: «Когда,солнце освещает камень, он становится теплым». По словам Канта, мы имеетпростое суждение восприятия, в котором еще, не выражена причинноследственная зависимость между солнечным теплом и нагреванием камня. Ноесли мы скажем: «Солнце согревает камень» то тут к суждению восприятиядобавляется рассудочное понятие, или категория причины, которое ипревращает данное суждение в опытное. Причинность — это одна из категорий, которые являются априорнымипринципами мышления. Они служат орудиями для обработки чувственногоматериала. В «Критике чистого разума» Кант строит особую таблицу этихкатегорий. Их всего 12, что соответствует числу видов суждений потрадиционной классификации суждений в формальной логике. Это категорииединства, множества, всеобщности, реальности, отрицания, ограничения,принадлежности, причинности, общения, возможности, существования,необходимости. Кант не может обосновать, почему категорий ровно двенадцатьи откуда они берутся: «Для этого обстоятельства нельзя указать никакихдальнейших оснований так же, как нельзя обосновать, почему мы имеем такие-то, а не иные функции суждения, или почему время и пространство сутьединственные формы возможного для нас наглядного представления». Искусственный характер учения Канта о категориях был ясен уже егосовременникам. Гегель справедливо упрекал Канта в догматизме и формализме.По образному выражению Гегеля, соединение чувственности и рассудка у Кантапроисходит чисто внешним образом, «подобно тому, как связывают, например,деревяшку и ногу веревкой». Превратив причинность в субъективную категорию рассудка, Кант создалдля себя многочисленные трудности. Прежде всего «вещь в себе», посколькуона существует вне субъекта, не может считаться той причиной, которая,воздействуя на чувственность субъекта, порождает «материю» знания. Ставятсядалее под сомнение все достижения Канта «докритического» периода, преждевсего его космогонические теории, поскольку они, как и все естествознание,основаны на признании объективного характера закономерностей природы, в томчисле причинно-следственных связей. Кант в «Критике чистого разума» утверждает, что основоположения«чистого рассудка», реализуя применение категорий к опыту, делают возможнойсаму природу и науку о ней — «чистое» естествознание. Высшеезаконодательство природы он находил в человеческом рассудке: «Хотя истранно, но тем не менее истинно, если я скажу: рассудок не почерпает своизаконы (а priori) из природы, а предписывает их ей». Последний и высший этап разумное познание. Он представляет собой«высшую инстанцию» для обработки материала наглядных представлений и дляподведения его под высшее единство мышления». Разъясняя эти положения, Кантуказывает, что разум, в отличие от рассудка, порождает «трансцендентальныеидеи», выходящие за пределы опыта. Таких идей три: 1) психологическая(учение о душе), 2) космологическая (учение о мире), 3) теологическая (учение оБоге). Эти идеи выражают стремление разума к постижению вещей в себе. Разумжадно стремится постичь эти вещи, пытается выйти за пределы опыта, но всетщетно: вещи «бегут от него» и остаются непознанными. В результате разум создает лишь «паралогизмы», «антиномии» «идеалы бездействительности», запутывается в неразрешимых противоречиях. Большоевнимание Кант уделяет антиномиям, т.е. противоречащим, несовместимым друг сдругом положениям, каждое из которых, по мнению Канта, может быть доказано;логически безупречно. Таких антиномий у Канта четыре: 1) тезис — «Мир имеет начало во времени и ограничен также впространстве»; антитезис: «Мир не имеет начала во времени и границ в пространстве; онбесконечен как во времени, так и в пространстве». 2) тезис: «Всякая сложная субстанция в мире состоит из простых частейи вообще существует только простое и то, что, сложено из простого»; антитезис: «Ни одна сложная вещь в мире не состоит из простых вещей, ивообще в мире нет ничего простого». 3) тезис: «Причинность согласно законам природы не есть; единственнаяпричинность, из которой могут быть выведены все явления в мире. Дляобъяснения явлений необходимо еще допустить свободную причинность»; антитезис: «Не существует никакой свободы, но все совершается в мире только согласно законам природы». 4) тезис: «К миру принадлежит, или как часть его, или как его причина, безусловно необходимое существо»; антитезис: «Нет никакого абсолютно необходимого существа ни в мире, нивне мира, как его причины». Иными словами Бога нет. В первой антиномии важно усмотреть подход к раскрытию диалектическогопротиворечия конечного и бесконечного: мир одновременно конечен ибесконечен в том смысле, что бесконечная материя слагается из конечныхвеличин. Во второй антиномии поставлен по существу тот же вопрос, что и вапориях Зенона — о единстве конечного и бесконечного, прерывности инепрерывности материи. Но отсюда элейцы сделали метафизический вывод:поскольку движение и многообразие мира противоречивы, а всякое противоречиеразрушает мысль, то движение есть иллюзия, мир неподвижен и лишенмногообразия. Нечто похожее делает и Кант. Он полагает, что одинаковобезупречно с точки зрения логики доказывает как тезис, так и антитезискаждой антиномии. Например, в четвертой антиномии доказывается, что Богсуществует, и то, что Бога не существует. Как же быть? Надо отбросить итезис, и антитезис. Логика и разум здесь бессильны. Вера в Бога— это вопросне науки, а нравственности, полагает Кант. Итак, антиномии есть противоречия, которые свидетельствуют о бессилииразума, о его неспособности постичь «вещи в себе», выйти за границы опыта.«Есть нечто печальное и унизительное в том, что вообще существуетантитетика чистого разума и что разум, составляющий высший трибунал длявсех споров, принужден вступать в спор с самим собой», — констатирует Кант. Было бы несправедливо не замечать положительных, прогрессивных сторонтеории познания Канта. В «Критике чистого разума» подняты кардинальныепроблемы теории познания и логики, сделана попытка диалектического ихрешения. Кант первым в философии Нового времени показал сложность ипротиворечивость процесса познания. Эти его идеи нашли продолжение и болееглубокую разработку в философии Гегеля. Этическое учение Канта Поскольку теоретический («чистый») разум потерпел фиаско в своихпопытках постигнуть мир вещей в себе, то человеку остается лишь одно —уповать на «практический разум», под которым философ понимал учение онравственности, этику. По его мнению, в области нравственности человек ужене подчинен необходимости, которая господствует с неотвратимой силой всфере явлений. Как субъект нравственного сознания человек свободен, т.е.приобщен к миру вещей в себе. Кант устанавливает между теоретическим ипрактическим разумом отношение субординации: теоретический разумподчиняется практическому. Под практикой Кант понимал не реальную деятельность, а сферуприменения нравственных оценок поступков людей. В основе любых нравственныхоценок лежит категорический императив — основной закон этики Канта.Императив есть форма повелений, связанная с категорией должного.Категорическим императивом философ называет такую форму повеления, котораяпредставляет собой действие как бы ради него самого, отношения к другойцели. Императив не связан со стремление к пользе или счастью людей, онносит строго формальный априорный характер и имеет форму заповеди,безусловной, обязательной для всех людей. Категорический императивформулируется следующим образом: поступай так, чтобы максима (основнойпринцип) твоей воли во всякое время могла бы служить принципом всеобщегозаконодательства. Этот принцип носит отвлеченный характер. Ему могутсоответствовать самые разнообразные требования и постулаты: религиозныезаповеди выводы житейской мудрости и многое другое. Важнейшей конкретизацией категорического императива является императив«практический»: поступай так, чтобы человечество в твоем лице, так же, каки в лице каждого другого непременно употреблялось как цель и никогда каксредство. Эти положения, выражая принципы гуманизма, имели большое прогрессивноезначение для своего времени. В них заключен протест против закрепощающихчеловека уз феодально-абсолютистского строя. Большое влияние на этические исоциально-политические взгляды Канта оказал Ж.Ж. Руссо. «Было время,когда... я презирал чернь, — писал Кант. — Руссо исправил меня и направилна иной путь. Это ослепляющее преимущество исчезает; я учусь уважатьчеловека...». Выступая за права человека, философ подчеркивал, что«человек, зависящий от другого, не есть уже более человек; он это званиеутратил, он тогда не что иное, как принадлежность другого человека, ...вчеловеческой природе рабство есть наивысшее из зол». Кант заимствовал уРуссо мысль о независимости нравственной природы человека от достиженийнауки и культуры, преломив ее в своем учении о независимости ипервоначальности нравственности, о первенстве практического разума надтеоретическим. Кант, вопреки догматам протестантизма и католицизма, считал,что нравственность автономна и не зависит от религии. Напротив, религиядолжна выводиться из принципов нравственности. Практический императив, провозглашая человека целью, а не средством,устраняет, по словам философа, «фанатическое презрение к самому себе какчеловеку (ко всему человеческому роду) вообще...». Человек не может бытьничьим рабом, в том числе и рабом божьим. Поэтому «мораль следуеткультивировать больше, чем религию», а «Бог необходим только с моральнойточки зрения». Бог превращен в этический символ. Философия Канта, такимобразом, сближается с деизмом. Кант мечтал о вечном мире на земле, о союзе свободных государств исвободных народов как гаранте этого мира. Обоснованию этого посвящен еготрактат «Вечный мир». Кант — одна из ключевых фигур мировой философской мысли. Гегельсправедливо считал, что в учении Канта происходит главный переход кновейшей философии. В его учении о категориях рассудка и антиномиях разума,об активности субъекта в познании и нравственной практике началасьразработка диалектического метода познания — главного достижения немецкойклассической философии. У Канта было огромное число последователей и не меньшее числокритиков. Критиковали его «справа» и «слева». Справа: — с позицийпоследовательного идеализма — за допущение материалистического тезиса осуществовании независимо от субъекта вещей в себе. Слева — с позицийматериализма — за агностицизм и априоризм, которые вели к субъективномуидеализму. За это же его критиковал Гегель, но с позиций абсолютногообъективного идеализма и, что очень существенно, — с позиций всестороннеразработанного диалектического метода. § 2. «Наукоучение» Фихте Иоганн Готлиб Фихте (1762—1814) родился в семье крестьян. Благодарявыдающимся способностям и редкому трудолюбию ему удалось получитьобразование. В отличие от Канта или Гегеля жизнь Фихте была насыщенадраматическими событиями. Фихте — не только видный представительклассической немецкой философии, но и идеолог немецкого освободительногодвижения, направленного против французских оккупантов. В то же время в еготворчестве нашли отражение прогрессивные идеи французского Просвещения иреволюции. 1793 г. он опубликовал (анонимно) два сочинения, восхваляющиеэти идеи. В 1799 г. в философском журнале появились статьи, в которых Фихтеотождествлял идею Бога с моральным мировым порядком. Журнал был запрещенправительством, Фихте обвинен в атеизме и уволен с должности профессораИенского университета. Только в 1805 г. ему удалось стать профессоромЭрлангенского университета. В 1807 г. в оккупированном французами БерлинеФихте выступает с циклом публичных лекций — «Речи к немецкой нации», в.которых он призывал к объединению страны, ее возрождению, демократическимреформам. Патриотическая деятельность философа находит широкий отклик вгосударствах тогдашней Германии. С 1809 г. Фихте — профессор Берлинскогоуниверситета, а в 1811—1812 гг. избирается его ректором. В 1813 г. онвступает в ландштурм (ополчение) и в 1814 г. умирает в госпитале,заразившись, по-видимому, тифом. Свою философию Фихте называет «первой системой свободы», котораяосвобождает человеческое «Я» от оков вещей в себе, от внешнего диктата.Философия, по его мнению, не мировоззрение, а самосознание, связанное схарактером, образом мыслей, практическими действиями личности. Фихте подвергает критике философию Канта. Он не согласен сутверждением о непознаваемости вещей в себе. Эта критика ведется справа — спозиций более последовательного субъективного идеализма. Первичнойреальностью Фихте называет абсолютное человеческое «Я», которое включает всебя все, что можно мыслить. «Я» — мыслящий субъект, обладающий большойактивностью. Его деятельность выливается в диалектический процесс:происходит движение от первоначального положения (утверждение) кпротивоположному положению (отрицание), а от него — к третьему положению(единство, синтез первых двух положений). Кроме «Я» существует «не-Я», или некий объект природы, окружающейдействительности. Он воздействует на «Я» и даже определяет в какой-то мереего деятельность. По словам философа, понять разумом механизм этоговоздействия невозможно его можно только прочувствовать. Наряду стеоретической деятельностью «Я», мышлением, философ признает и деятельностьбессознательную. К бессознательной деятельности относится нравственноеповедение субъекта: исполнение им долга, повиновение законам морали иправа. «Не-Я» не только существует, но и воздействует на «Я». Физическаяприрода человека, его естественные склонности, составляющие «не-Я»,побуждают «Я» к действию и в то же время искажают проявлениянравственности, противодействуют проявлениям морального долга. Чем сильнеевоздействие «не-Я», или чувственной природы человека, тем труднее для «Я»выполнять свой этический долг. Фихте правильно схватывает то противоречие, которое действительносуществует между чувством и долгом. Но что же все-таки надо понимать подкатегорией «не-Я»? Может создаться впечатление, что, пользуясь своеобразнойтерминологией, Фихте высказывает обычные материалистические взгляды насоотношение субъекта и объекта, сознания и природы. Однако это впечатлениеобманчиво. Фихте сознательно дистанцируется не только от материализма какфилософского мировоззрения, но и от половинчатых взглядов Канта,признававшего объективно-реальное существование вещей в себе. Какподчеркивает Фихте, «не-Я» нельзя отождествлять с вещью в себе в кантовскомсмысле. Категория «не-Я» — это результат деятельности сознания, т.е.продукт «Я». Обыденному сознанию кажется, что окружающие его вещи, природа,весь мир существуют независимо от человеческого сознания. Фихте убежден,что мы имеем дело с иллюзией, которая преодолевается философским мышлением.Одним словом, первичен субъект, «Я». Его активная деятельность, носящая,правда, духовный характер, творит объект, внешний мир. Нетрудно обнаружить, что в рассуждениях Фихте наличествует логическийкруг: «Я» порождает «не-Я», а «не-Я» порождает «Я». Пытаясь вырваться изэтой логической круговерти, философ вводит еще одну категорию—интеллектуальное созерцание», или «интеллектуальная интуиция». Она призванаустранить противоположность субъекта и объекта, но противоположность этавсе же остается, а ее преодоление превращается в бесконечно далекую,недостижимую цель. Интеллектуальная интуиция принадлежит не теоретическому мышлению, а«практической деятельности», под которой Фихте понимает сферунравственности, морального «действования» и «долженствования», этическихоценок, что очень похоже «практический разум» в философии Канта. Здесьвозникает еще одно противоречие в философской системе Фихте. С однойстороны, он провозглашает всесилие разума, свое учение он называет «учениемо науке», наукоучением» (Wissenshcaftslehre). Философия есть наука онауке, высшее и безусловное основоположение для всех наук, универсальныйметод познания. С другой стороны, теоретический разум подчиняется«практическому», т.е. нравственному сознанию и воле, которые постигаютсяинтуитивно, представляют собой сферы, закрытые для теоретического разума. Философия Фихте обременена и другими противоречиями, неизбежными длясубъективного идеализма. Если исходить из его посылок и бытьпоследовательными, субъективный идеализму неизбежно приводит к солипсизму,т.е. утверждению, что существует одно-единственное мое «Я», а весьокружающий мир — его порождение. Фихте пытается дедуктивным путем вывестииз исходного «Я» возможность существования множества других свободныхиндивидов, других «Я». По мнению философа, данная дедукция обусловлена инормами права. Если признать существование одного «Я», то ни о каком правеи законности не может быть и речи. Разумеется, это так, но тогда рушатсяисходные посылки субъективного идеализма как монистической философии.Фактически, Фихте переходит на позиции идеалистического плюрализма типамонадологии Лейбница. Однако этот путь не привлекает Фихте, и он склоняетсяк объективному идеализму, сочетая его с субъективным. По сути дела Фихте использует два значения понятия «Я»: 1) «Я»,тождественное индивидуальному сознанию и 2) «Я», не: тождественноеиндивидуальному сознанию, абсолютное «Я», т.е. сознание сверхчеловеческое.А это уже и есть объективный идеализм. Философ не всегда предупреждает, вкаком смысле он употребляет понятие «Я», что создает трудности дляпонимания его мысли. Оба значения то совпадают, то расходятся, и в этомфилософ усматривает движущий принцип мышления, ядро диалектики. Следует учитывать эволюцию взглядов Фихте. После 1800 г он внессущественные коррективы в свою философию. В первый период в ней преобладалсубъективный идеализм. Абсолютное «Я» рассматривалось как недостижимая цельдеятельности субъекта, как потенциальная бесконечность. Во второй периодабсолютное «Я» трактуется как актуальное бытие, равноценное Богу, а все,что находится вне этого абсолюта, есть его порождение, образ, схема. Такаятрактовка близка к платонизму, является объективным идеализмом. В первомпериоде деятельность субъекта отождествлялась с нравственностью, в духепротестантской этики активизм расценивался как добродетель. Во второмпериоде деятельность и нравственность были разъединены, поскольку они невсегда совпадают, а активность может быть и не добродетельной. Подверглись изменению и социально-политические взгляды: от буржуазноголиберализма был совершен переход к национал патриотизму. Фихте внес вклад в разработку диалектического метода. Правда, свойметод он называет не диалектическим, а антитетическим. В отличие от Гегеля,антитезис выводится у Фихте не из тезиса, а сопоставляется с ним, образуяединство противоположностей. «Я» приводится в движение и побуждается кдействию чем-то противоположным. Субъект деятельности — это «Я»,взаимодействующее с «не-Я». Возникает противоречие между деятельностью ивыполняемой ею задачей. Разрешение данного противоречия ведет квозникновению нового и так без конца. Центральной категорией «практической философии» Фихте считает свободу.Как и Спиноза, Фихте полагал, что человек подчинен закону причинности, т.е.необходимости. Случайность трактуется им как субъективная категория;случайно то, причина чего нам неизвестна. Но поскольку все причиннообусловлено, то все и необходимо. В историческом процессе свобода возможнаи она достигается осознанием необходимости, что дает возможность поступатьсо знанием делай обстоятельств. Поэтому свобода состоит в активнойдеятельности в рамках познанной необходимости. Практически-деятельноеотношение к предмету предшествует теоретически созерцательному. Диалектикаактивной деятельности субъекта — важнейшая черта философии Фихте, оказавшаявлияние на дальнейшее развитие классической немецкой философии. Много внимания Фихте уделял учению о праве. Наука о праве касаетсявнешних отношений между людьми и тем отличается от этики, которая изучаетвнутренний мир человека, основанный на свободе. Таким образом, право иэтика несопоставимы. Право опирается на отношения взаимности, надобровольное подчинение каждого гражданина установленному в обществезакону. Закон же есть договор о гражданском общежитии. Государство как политическая организация может функционировать толькотам, где есть собственность. Люди делятся на собственников и несобственников, государство же есть организация собственников. Безусловно,это догадка о зависимости права :. и государственного устройства отэкономических отношений, от института собственности. В труде «Замкнутоеторговое государство» (1800) Фихте ратует за право на труд и трудовуючастную собственность. Задача государства — охранять эти социальныеинституты. Фихте стоит за активное вмешательство государства вэкономическую сферу. Оно должно регламентировать денежную систему,ограничивать свободу торговли и конкуренции, « дабы защитить интересы своихграждан, оградить их от торгово-финансовой экспансии со стороны болеесильных держав. Эти требования могут быть поняты только в контекстеконкретно-исторических условий, в которых находились германские государствав начале XIX столетия. Философия Фихте — не просто связующее звено между философией Канта, содной стороны, и философией Шеллинга и, Гегеля — с другой. Она имеетбольшое самостоятельное значение как своеобразное выражение прогрессивныхустремлений радикальных слоев немецкого общества, как философиячеловеческой свободы и активного практического действия. § 5. Натурфилософия Шеллинга Фридрих Вильгельм Йозеф Шеллинг (1775—1854) родился в семьесвященника, окончил духовную семинарию и Тюбингенский университет, гдеучился вместе с Гегелем. В молодости Шеллинг выражал симпатии Французскойреволюции, преимущественно жирондистскому ее крылу. В 90-х годахопубликовал труды по проблемам натурфилософии, которые были с интересомприняты учеными и философами. По рекомендации Гете Шеллинг был приглашенпрофессором в Иенский университет. В этот период он общается с Гете,Шиллером, Фихте, Гегелем. Шеллинг прожил долгую жизнь. Его творчество включает ряд этапов.Особенно плодотворным был, видимо, первый, связанный с осмыслениемдиалектики природы. К традиционной философии природы, или натурфилософииШеллинг подошел как диалектик. При этом он опирался на крупные открытия,сделанные к тому времени в физике, химии, биологии такими учеными, какЛавуазье, Гальвани, Броун, Вольт, Пристли. Шеллинг выступает против метафизического разрыва «материи» и «силы», атакже представлений о существовании особой «жизненной силы». Он не согласени с мнением о том, что свет нематериален. Философ рассматривает природу какдинамический процесс, который включает в себя эволюцию неорганической иорганической материи. Он высказывает плодотворную идею о внутреннемединстве природы. С этих позиций Шеллинг критикует механистическиепредставления, распространенные в естествознании того времени. Среди классиков немецкой философии Шеллинг ближе всех подошел кпониманию философии природы как диалектики природы. Правда, понимал он этудиалектику на идеалистический манер. Природа, с его точки зрения, естьцелесообразное целое, а также форма бессознательной жизни разума. Изначально заложенной целью природы является порождение жизни,способной познавать саму себя, т.е. наделенной самосознанием. Природа,говорил Шеллинг, «это Одиссея духа». В природных процессах Шеллинг усматривает выражение принципадифференциации первоначального единства; всякое тело есть продуктвзаимодействия противоположно направленных сил (притяжение и отталкивание,положительное и отрицательное электричество, полюсы магнита и т.п.).Полярность, раздвоенность и в то же время единство противоположных сторонесть универсальный принцип природы. В явлениях и процессах природы Шеллинг открывает диалектику, а именноединство таких противоположных начал, как необходимость и случайность,целое и часть, внутреннее и внешнее, конечное и бесконечное. Преодолеваямеханистические представления об эволюционных процессах, он указывает напоявление качественно нового в ходе развития. Динамический процесс природысостоит из качественно отличающихся друг от друга ступеней. Высшие ступени,или формы, природы представляют собой возведенные в степень низшие. Инымисловами, количественное увеличение приводит к новому качеству. Каждая ступень развития содержит все нижестоящие ступени в «снятом»виде. Шеллинг подходит к формулировке закона отрицания отрицания, наиболееполно и последовательно разработанного Гегелем. Своеобразны взгляды Шеллинга на развитие форм мышления. Традиционноемышление, подчиняющееся законам и правилам формальной логики, есть сферарассудка, который не способен вскрыть суть явлений. Это может сделатьтолько разум, не опираясь при этом на обычные умозаключения, а путемнепосредственного созерцания предмета при помощи интеллектуальной интуиции.Разум усматривает потаенную суть вещей — единство противоположностей. Норазум не рядовой, не обычный, а «философский и художественный гений», Положительной стороной натурфилософских взглядов Шеллинга была борьбас метафизическим, механистическим мировоззрением, утверждениедиалектического способа мышления. Однако, как и всякий натурфилософ тоговремени, он не всегда считался с конкретными данными и выводамиестественных наук, входил с ними в противоречие. На рубеже XVIII и XIX столетий Шеллинг сосредоточил свои усилия наразработке «трансцендентальной философии». В ней он видел вторую важнейшуючасть своей системы. Если первая рассматривает с философских позицийприроду, то вторая — субъективный мир, историю сознания от низших егопроявлений до высших форм, до самосознания. Хотя субъективный момент провозглашается единственной основой всегосущего, Шеллинг полагает, что трансцендентальный идеализм нельзя считатьразновидностью субъективного идеализма. Субъективное ведь сводится им не ксубъективному чувствованию или мышлению индивидуального субъекта, а кнепосредственному созерцанию разумом сути вещей. Но на такуюинтеллектуальную интуицию способен не рядовой субъект, а «гений»,выражающий абсолютный разум. «Трансцендентальный идеализм» Шеллинга представляет собой объективныйидеализм, основанный на понятии тождества духа и природы. Дух — неиндивидуальное сознание, а абсолютный сверхчеловеческий разум, самосознаниеБога. Абсолютный разум — это единственная реальность, в которой стираютсяразличия субъективного и объективного, совпадают все противоположности,сосредоточены возможности всего, что может быть. Абсолютный разум порождаетВселенную и ничего, кроме, него, во Вселенной нет. Абсолютный разум — этоне дух и не природа, а «безразличие обоих», подобное безразличию полюсов вцентре магнита. Такие взгляды можно считать панлогизмом, но еще ближе онистоят к неоплатонизму. Примерно с 1801 г. и до конца жизни Шеллинг проповедует философиютождества, которая переросла у него в философию откровения. Философотказывается от своих юношеских увлечений, когда он проявлял некоторыйрадикализм и свободомыслие, обосновывал, к примеру, необходимостьисторического и критического подхода к изучению Библии. Философия откровения выходит далеко за пределы философского критицизмаи рационализма, свойственных классической немецкой философии. Более того,она выходит за рамки, традиционные для философии вообще, и переходит втеософию и мистику. Шеллинг всерьез рассуждает о том, что в понятии Богаесть две части, одна — это собственно Бог, а вторая — какая-тонеопределенная основа, «бездна», «безосновность», иррациональная воля.Раздвоение абсолюта есть над временной и недоступный человеческомупониманию акт. Прусский король пригласил Шеллинга в Берлинский университет. Однаколекции Шеллинга по философии откровения разочаровали аудиторию и вызвалипротесты со стороны прогрессивной немецкой общественности. Философ явнопережил свою славу и не смог достойно заменить на философской кафедреГегеля. § 4. Система и метод философии Гегеля Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770—1831) родился в семье крупногочиновника. Учился в Тюбингенском теологическом институте. Некоторое времяработал домашним учителем. Служил директором гимназии в Нюрнберге. С 1801г. преподавал в Иенском университете. В это время он вместе с Шеллингомиздает «Критический философский журнал». С 1816 г. Гегель — профессорГейдельбергского университета, а с 1818 г. — Берлинского. Некоторое времябыл его ректором. Творчество Гегеля считается вершиной классической немецкой философии.В нем нашли продолжение диалектические идеи, выдвинутые Кантом, Фихте,Шеллингом. Но Гегель пошел значительно дальше своих великихпредшественников. Он первым представил весь естественный, исторический идуховный мир в беспрерывном развитии. Он открыл и обосновал с позицийобъективного идеализма основные законы и категории диалектики. Онсознательно противопоставил диалектику как метод познания ее антиподу —метафизике. Соглашаясь с необходимостью исследования предпосылок познания,на чем настаивал Кант, Гегель справедливо упрекал его в том, что он пыталсяпредставить их вне истории познания, в отрыве от мыслительной деятельностичеловека. Кант, как известно, выдвигал требование: познай способностипознания до того, как начнешь что-то познавать. Это похоже на анекдот,который рассказывают о схоластике, не желавшем войти в воду раньше, чем оннаучиться плавать, иронизирует Гегель. Гегель — противник кантовского агностицизма и априоризма. Он несогласен с метафизическим разрывом между сущностью и явлением, на чемнастаивал Кант. Явление, по Гегелю, не менее объективно, чем сущность.Сущность является, т.е. обнаруживается, в явлении, а явление выступаетносителем сущности. Это единство противоположностей, которые не могутсуществовать друг без друга. Поэтому несостоятельны утверждения Канта опринципиальной непознаваемости вещей в себе. Вещь в себе, учит Гегель — этолишь первоначальный момент, лишь ступень в развитии вещи. «Так, например,человек в себе есть ребенок, росток — растение в себе... Все вещи сутьсначала в себе, но на этом дело не останавливается». Вопреки Канту, вещь в себе, во-первых, развивается, вступая вмногообразные отношения, и, во-вторых, познаваема, поскольку обнаруживаетсебя в явлениях. Критикуя кантовский субъективизм и агностицизм, Гегель признаетвозможность адекватного познания мира на базе тождества мышления и бытия.Несостоятельна, считает Гегель, и попытка Фихте вывести всю природу иобщество из «Я», т.е. из индивидуального сознания. Шеллинга он критиковалза склонность к интуитивизму, за недооценку роли разума и логики. Однакообщим для Гегеля и его предшественников было идеалистическое решениевопроса о соотношении сознания и природы, материи. Различия между ними вэтом вопросе — это различия между объективным и субъективным идеализмом. Философия Гегеля — максимально рационализированный и логизированныйобъективный идеализм. В основе всего сущего лежат законы мышления, т.е.законы логики. Но логики не формальной, а совпадающей с диалектикой —диалектической логики. На вопрос о том, откуда взялись эти законы, Гегельотвечает просто: это мысли Бога до сотворения мира. Логика есть«изображение Бога, каков он есть в своей вечной сущности до сотворенияприроды и какого бы то ни. было конечного духа». Философская система Философская система делится Гегелем на три части: 1) логика, 2)философия природы, 3) философия духа. Логика, с его точки зрения, естьсистема «чистого разума, совпадающего с божественным разумом. Однако откудабы Гегель смог узнать мысли Бога, да еще до сотворения мира? Этот тезисфилософ просто постулирует, т.е. вводит без доказательств. Фактически жесвою систему логики Гегель черпает не из священных книг, а из великой книгисамой природы и общественного развития. Поэтому самая, казалось бы,мистическая часть его философии — логика — опирается на огромныйестественнонаучный, исторический материал, который был в распоряженииэнциклопедически образованного мыслителя. «Мыслями Бога» оказываются наиболее общие законы развития природы,общества и мышления. Диалектический идеализм Гегеля именно в логике ближевсего стоит к диалектическому материализму. По сути дела это перевернутый ипоставленный с ног на голову материализм. Дело, разумеется, нельзя сводитьк простому «переворачиванию». Между идеалистической диалектикой Гегеля иматериалистической диалектикой имеются существенные различия, о чем будетсказано ниже. Исходным пунктом философии Гегеля выступает тождества мышления(сознания) и бытия. Вещи и мысли о них совпадают, поэтому мышление в своихимманентных определениях и истинная природа вещей — это одно и то же. Логика. Тождество бытия и мышления, с точки зрения Гегеля,представляет собой субстанциональное единство мира. Но тождество неабстрактное, а конкретное, т.е. такое, которое предполагает и различие.Тождество и различие — единство противоположностей. Абсолютное тождество,как у Шеллинга, исключает саму возможность развития. Мышление и бытиеподчинены одним и тем же законам, в этом рациональный смысл гегелевскогоположения о конкретном тождестве. Объективное абсолютное мышление, полагает Гегель, есть не толькопервоначало, но и движущая сила развития всего сущего. Проявляясь во всеммногообразии явлений, оно выступает как, абсолютная идея. Абсолютная идея не стоит на месте. Она непрерывно развивается,переходя от одной ступени к другой, более конкретной и содержательной.Восхождение от абстрактного к конкретному — общий принцип развития. Высшая ступень развития — «абсолютный дух». На этой ступени абсолютнаяидея проявляется в сфере человеческой истории и делает предметом мышлениясамое себя. Философской системе гегелевского объективного идеализма присущинекоторые особенности. Во-первых, пантеизм. Божественная мысль витает негде-то в небесах, она пронизывает весь мир, составляя сущность каждой, дажесамой малой вещи. Во-вторых, панлогизм. Объективное божественное мышлениестрого логично. И, в-третьих, диалектика. Гегелю присущ гносеологический оптимизм, убеждение в познаваемостимира. Субъективный дух, человеческое сознание, постигая вещи, обнаруживаетв них проявление абсолютного духа, божественного мышления. Отсюда следуетважный для Гегеля вывод: все действительное разумно, все разумноедействительно. Многие ошибались, истолковывая тезис о разумности всегодействительного как апологию всего существующего. На самом делесуществующее, полагал Гегель, разумно лишь в определенном смысле, а именно,когда оно выражает какую-то необходимость, закономерность. Только тогдасуществующее можно квалифицировать как нечто разумное. Но коль скороисчезает необходимость существования чего-то, оно теряет статусдействительного и должно с необходимостью исчезнуть. Отжившие формы жизнинепременно уступают место новому, таков истинный смысл формулы Гегеля. Итак, логика представляет собой закономерное движение понятий(категорий), выражающих содержание абсолютной идеи, этапы ее саморазвития. С чего же начинается движение этой идеи? После долгого обсуждения этойнелегкой проблемы Гегель приходит к выводу, что началом служит категориячистого бытия. Бытие, по его мнению, не обладает извечным существованием идолжно возникнуть. Но из чего? Очевидно, из небытия, из ничто. «Есть покачто ничто и должно возникнуть нечто. Начало есть не чистое ничто, а такоеничто, из которого должно произойти нечто, бытие, стало быть, ужесодержится также и в начале. Начало, следовательно, содержит в себе и то идругое, бытие и ничто; оно есть единство бытия и ничто или, говоря иначе,оно есть небытие, которое есть вместе с тем бытие, и бытие, которое естьвместе с тем небытие». Может сложиться впечатление, что перед нами словесная эквилибристика,лишенная смысла. Ход мысли Гегеля кажется искусственным, если исходить изестественнонаучных, детерминистских предпосылок. Действительно, из небытия,из ничто не может возникнуть какое-то нечто. Но ведь у Гегеля речь идет нео реальном мире, а о мыслях Бога до сотворения мира. Если отвлечься от мистических сюжетов божественного творения мира,бытия из ничего, то в рассуждениях философа мы найдем разумное содержание,или, как принято говорить, рациональное зерно. Бытие и небытие естьединство противоположностей. Одна категория отрицает другую. В результатевозникает третья категория, которая синтезирует обе предшествующие. Этуновую категорию Гегель называет становлением. «Становление естьнераздельность бытия я ничто... иначе говоря, такое единство, в котороместь как бытие, так и ничто». Становление -"; это диалектический процессвозникновения, который уместно называть становлением, представляет собойпереломное состояние, когда вещи как сложившейся целостности еще нет, нонельзя сказать, что ее вообще нет. И в этом смысле становление можносчитать единством небытия и бытия. «Становление есть неустойчивоебеспокойство, которое оседает, переходит в некий спокойный результат. Синтез категорий чистое бытие и ничто дает категорию становление, а отнее возможен переход к наличному, т.е. какому-то определенному бытию.Такова схема, предлагаемая Гегелем. Если диалектический процесс возникновения Гегель стремится выразитьпри помощи категории становления, то процесс исчезновения, уничтожениявыражается им при помощи категории снятие. Необходимо иметь в виду, чтонемецкий глагол aufheben — снимать — имеет много значений, в том численегативных: прекращать, отменять, упразднять, ликвидировать. Ноодновременно он имеет и ряд позитивных значений: сберегать, сохранять,обеспечивать. Соответственно существительное aufheben означает и отмену исохранение. Гегель ссылается и на латинский язык, где глагол tollere имеетдва значения: 1) уничтожать, отрицать, убирать и 2) возвеличивать. Философне случайно использует языковую полисемию. В ней в данном случаеввыражается стихийная диалектика и ее главная черта: тождествопротивоположностей. В мире ничего не погибает бесследно а служитматериалом, исходной ступенью для появления нового Эта закономерностьотражается категорией снятие, а также категорией отрицание, которую Гегельшироко применяет в своей философской системе.новую категорию Гегель называет становлением. «Становление естьнераздельность бытия я ничто... иначе говоря, такое единство, в котороместь как бытие, так и ничто». Становление - это диалектический процессвозникновения, который уместно называть становлением, представляет собойпереломное состояние, когда вещи как сложившейся целостности еще нет, нонельзя сказать, что ее вообще нет. И в этом смысле становление можносчитать единством небытия и бытия. «Становление есть неустойчивоебеспокойство, которое оседает, переходит в некий спокойный результат. Синтез категорий чистое бытие и ничто дает категорию становление, а отнее возможен переход к наличному, т.е. какому-то определенному бытию.Такова схема, предлагаемая Гегелем. Если диалектический процесс возникновения Гегель стремится выразитьпри помощи категории становления, то процесс исчезновения, уничтожениявыражается им при помощи категории снятие. Необходимо иметь в виду, чтонемецкий глагол aufheben — снимать — имеет много значений, в том численегативных: прекращать, отменять, упразднять, ликвидировать. Ноодновременно он имеет и ряд позитивных значений: сберегать, сохранять,обеспечивать. Соответственно существительное aufheben означает и отмену исохранение. Гегель ссылается и на латинский язык, где глагол tollere имеетдва значения: 1) уничтожать, отрицать, убирать и 2) возвеличивать. Философне случайно использует языковую полисемию. В ней в данном случае выражаетсястихийная диалектика и ее главная черта: тождество противоположностей. Вмире ничего не погибает бесследно, а служит материалом, исходной ступеньюдля появления нового. Эта закономерность отражается категорией снятие, атакже категорией отрицание, которую Гегель широко применяет в своейфилософской системе. Каждая категория выражает один какой-либо момент,аспект процесса развития и служит одновременно исходным пунктом дляследующей категории, которая отрицает, снимает предшествующую категорию.Новое отрицает старое, но отрицает диалектически не просто отбрасывает егов сторону и уничтожает, а сохраняет и в переработанном виде используетжизнеспособные элементы старого для созидания нового. Такое отрицаниеГегель называет конкретным. Отрицание для Гегеля не одноактный, а по сути дела бесконечныйпроцесс. И в этом процессе он всюду находит связку из трех элементов: тезис— антитезис — синтез. В результате отрицания какого-либо положения,принимаемого за тезис, возникает противоположение (антитезис). Последний снеобходимостью подвергается отрицанию. Возникает двойное отрицание, илиотрицание отрицания, что ведет к возникновению третьего звена, синтеза. Онона более высоком уровне воспроизводит некоторые черты первого, исходногозвена. Вся эта конструкция называется триадой. В философии Гегеля триада выполняет не только методологическуюфункцию, но и функцию системосозидающую. Это не только содержательныйпринцип, или закон диалектики, но и способ построения системы. Всяархитектоника, структура гегелевской философии подчиняется тройственномуритму, строится в соответствии с требованиями триады. В целом философияГегеля делится на три части: — логику, философию природы и философию духа.Это не рядоположенные части, которые можно поменять местами. Это триада,где каждая часть выражает закономерный этап диалектического развития. Покрайней мере, так считает сам Гегель. Логику он делит тоже на три части:учение о бытии, учение о сущности и учение о понятии. Каждая из указанныхчастей также является триадой. Учение о бытии, например, включает в себя:1) определенность (качество), 2) величина (количество), 3) мера. Качествосостоит из трех частей: 1) бытие, 2) наличное бытие, 3) для-себя-бытие.Бытие, о чем мы уже говорили, это триада: чистое бытие — ничто —становление. Здесь достигнут предел деления, или триада, состоящая изкатегорий, каждая из которых не может быть разложена на триады. Нет ни возможности, ни необходимости излагать всю эту сложную системубольших и малых триад. Остановимся на некоторых наиболее важных моментах.присущему ей качеству. В силу качественной определенности вещи не толькоотличаются друг от друга, но соотносятся между собой. Категория качества предшествует в логике Гегеля категории количества.Такой порядок в общем соответствует истории человеческого познания. Дикари(как и дети) различают вещи по их качественной определенности, хотя неумеют считать, т.е. не знают количественных соотношений. Синтезом качественной и количественной определенности выступает мера.Каждая вещь, поскольку она качественно определена, есть мера. Нарушениемеры меняет качество и превращает одну вещь в другую. Происходит перерывпостепенности, или качественный скачок. Гегель решительно выступает против плоского эволюционизма, признающеголишь постепенный переход от одного качественного состояния к другому.«Говорят: в природе не бывает скачков... Но мы показали, что вообщеизменение бытия суть не только переход одной величины в другую, но ипереход качественного в количественное и наоборот, становление иным,представляющее собой перерыв постепенности, и качественно другое посравнению с предшествующим состоянием». Вода через охлаждение не становитсятвердой постепенно, не делается сначала кашеобразной, чтобы затем, делаясьпостепенно все тверже и тверже, достигнуть консистенции льда, азатвердевает сразу. Уже достигнув температуры точки замерзания, она всё ещеможет полностью сохранить свое жидкое состояние, если она остается в покое,и ничтожное сотрясение приводит ее в твердое состояние. Гегель приводит и другой пример, но уже из моральной области. Здесьтакже имеют место переходы количественных изменений в качественные, и«разность качества» оказывается основанной на разности величин. Так,благодаря количественным изменениям мера легкомыслия оказываетсяпревзойденной и в результате появляется нечто совершенно иное, а именнопреступление. Качественный скачок может превратить право внесправедливость, добродетель — в порок. Любопытно и такое рассуждениефилософа: государства при прочих равных условиях получают разныйкачественный характер благодаря их различию по величине. Законы игосударственный строй превращаются в нечто другое, когда увеличиваетсяобъем государства и возрастает число граждан. Государство имеет меру своейвеличины, превзойдя которую оно неудержимо распадается при том жегосударственном устройстве, которое при другом размере составляло егосчастье и силу. Гегель убедительно обосновывает то, что позднее получило названиезакона о переходе количественных изменений в качественные и, наоборот путемскачков. Развитие науки и общественной практики подтвердило правильностьоткрытого Гегелем этого диалектического закона. Диалектика перехода количества в качество отвечает на вопрос о формеразвития всех природных и духовных вещей. Но остается еще более важныйвопрос о движущей силе, импульсе этого развития. И здесь Гегель ищет ответане в потустороннем мире, а в самой действительности. Формулирует он этотответ в учении о сущности. «Одним лишь блужданием из одного качества вдругое и одним лишь переходом из качественного в количественное и наоборотдело еще не окончено, а имеется в вещах нечто пребывающее, это пребывающееесть, прежде всего, сущность». Качество, количество, мера — все это, как уже говорилось, категориибытия. Это формы, в которых мы воспринимаем действительность, ивоспринимаем эмпирически, опытным путем. Но опытным путем невозможнопостичь сущность вещей. Сущность есть внутренняя основа бытия, а бытие —внешняя форма сущности. Нет чистых сущностей, они выражаются, проявляются вформах бытия. Сущность есть то же бытие, но на более высокой ступени.Сущность, как внутренняя причина бытия, не тождественна с последним, онаотлична от него. Иными словами, сущность познается из противоположностинепосредственному бытию. Значит, познание должно идти вглубь, вскрывать вявлениях их сущность. В чем же, по Гегелю, заключается эта потаенная сущность бытия? Краткоговоря, в его внутренней противоречивости. Все существующее содержит в себепротиворечие, единство противоположных моментов. Тождество, единство противоположностей — ключевое понятие логикиГегеля. Обыденное сознание испытывает страх перед противоречием, считая егочем-то ненормальным. Да и формальная логика с ее законами (не противоречия,исключенного третьего) запрещает логические противоречия. Гегель говоритмного нелюбезных слов в адрес этой логики. Но фактически он не противформальной логики, а против




Нажми чтобы узнать.

Похожие:

Немецкая классическая философия iconНемецкая классическая философия

Немецкая классическая философия iconКлассическая немецкая философия

Немецкая классическая философия iconНемецкая классическая философия (Доклад)

Немецкая классическая философия iconВопросы к экзамену по философии
Немецкая классическая философия (И. Кант, и-г. Фихте, г-в-ф. Гегель, ф-в-й. Шеллинг, Л. Фейербах)
Немецкая классическая философия iconНемецкая классическая философия и её роль в историко-философском процессе содержание
С этим методом связан поворотный пункт всего новоевропейского стиля мышления: если Средние века характеризовались разрывом мира и...
Немецкая классическая философия iconКурсовая работа по философии На тему: «Немецкая классическая философия»
С учётом всего этого Ф. Энгельс сформулировал вывод о том, что в Германии XIX в философская революция предшествовала политическому...
Немецкая классическая философия iconПрограмма дисциплины «современная философия» для направления 030100. 68 «Философия»
Философия в ХХ в живет и действует в совершенно ином мире, по сравнению с тем миром, в котором выдвигала и защищала свои идеи и принципы...
Немецкая классическая философия iconУчебно-методические указания Специальность 0200100 Философия
Уму по курсу «История зарубежной философии», раздел «Философия Древнего Востока», подраздел «Индийская классическая философия» предназначены...
Немецкая классическая философия iconРеферат по философии Тема: "Категорический императив И. Канта". Работу Петрозаводск 2002
Фихте, Шеллинга заняли ведущее в западноевропейской философии, а затем в полном своем развитии, завершаемом учениями Гегеля и Фейербаха,...
Немецкая классическая философия iconНемецкая классическая эстетикА в «Диалектике художественной формы» А. Ф. Лосева
Попробуем понять, зачем Лосеву понадобился такой въедливый анализ немецкой эстетики конца 18 начала 19 века
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы