Постмодернизм icon

Постмодернизм



НазваниеПостмодернизм
Дата конвертации28.07.2012
Размер212,34 Kb.
ТипРеферат
Постмодернизм


постмодернизмВ формально-образной сфере идейная платформа постмодернизма наиболее зримопроявилась в открытом ретроспективизме, внутренне воплощающем отказ отустремления вперед, программно разрывающем с антитра-диционалистскойнаправленностью художественного (в том числе архитектурного) авангарда 10-60-х годов XX века. Постмодернисты отказались от стремления к непрерывномуобновлению как самостоятельной ценности в идеологии модернизма и призвали квозвращению к старым формам, привычным знакам и метафорам. В отличие от«современного движения» в архитектуре и всего художественного модернизмапостмодернизм не создает своего абсолютно нового, не имевшего прецедентоввыразительного языка, а программно опирается на готовый арсенал форм,только представляя и сопоставляя их новым, необычным способом: уроки поп-арта усвоены и использованы постмодернизмом.В проектах и постройках постмодернистов историзм непрерывно нарастал иоказывал возрастающее воздействие на стилевую направленность архитектуры вцелом, а также используемых в архитектуре произведений живописи, скульптурыи прикладного искусства в последнее десятилетие. Если в 50—60-е годы крайнередкое включение старинных картин, скульптур, мебели в современнуюархитектурную композицию главным образом было призвано оттенить,подчеркнуть новизну, нетрадиционность сооружения, то в 70-е годы дляобогащения архитектуры стали программно использоваться старинные илистилизованные под старину картины в тяжелых резных рамах или произведенияфото- или гиперреалистов. В вестибюле пожарного депо в Нью-Хейвене Р.Вентури поместил громадное живописное панно, изображающее пожарную упряжкуконца 19века. Анологично на смену легкой мебели из металических трубок илипрямоугольным диванам и сервантам стали привлекаться«бабушкины» буфеты сбашенками, стулья с фигурными ножками, люстры со свечами. К концу 70-хгодов получило широкое распространение наряду с парадоксально искаженнымбуквальное воспроизведение образов и деталей архитектуры прошедших эпох исформировалось приобретающее все большее влияние течение постмодернистскогоклассицизма. Характерна в этом плане выставка «Присутствие прошлого»,которая была организована в 1980 году в Венеции и продемонстрировалаконсолидацию сил «антисовременного» движения. Все эти принципиально новые (хотя бы в плане возвращения к старому)черты постмодернизма в архитектуре— и, шире, в искусстве в целом—делаютнеобходимым диалектически рассмотреть содержание этого явления и егоместо и роль в развитии искусства XX века, тем более что в этом вопросенет единодушия ни у зарубежных (заинтересованных свидетелей и нередкоучастников движения), ни у советских исследователей. Прежде всего необходимо подчеркнуть, что «постмодернизм» не простоназвание художественного течения, а его содержательное самоназвание.Причем постмодернисты осознанно, целенаправленно взяли в название своеготечения приставку «роst» (после). При всей алогичности буквальногозначения этого термина—«послесовременный»—самоназвание «постмодернизм»четко выражало сердцевину концепции течения: не просто отказ от идей иприемов «современной» (модернистской) архитектуры, но претензию на егозамену. Главное в проблеме дефиниции постмодернизма— понять, почему этоявление—именно «постмодернизм» (часто пишется через дефис, чтоморфологически усиливает значение приставки «пост-»), то есть чтоотличает постмодернизм от «классического», относительно устоявшегося кначалу 60-х годов модернизма. Сами постмодернисты этим названием сразузаявили о стадиальном, а не творчески-дискуссионном характере своейдоктрины. Представляется, что в данном случае ситуация иная. Постмодернизм, хотяи не является единственным и тем более господствующим направлением вархитектуре и искусстве развитых капиталистических стран 70—80-х годов,по-видимому, знаменует собой новый этап в развитии искусствакапитализма, тесно связанный со всей социально-экономической и культурно-идеологической ситуацией последних десятилетий. К тому же с вовремязаявленным названием «постмодернизм» не только корреспондируются, но,возможно, им в большой степени определяются (или по меньшей мерестимулируются) его важные типологические черты, идеи и формально-композиционные приемы. Не исключено, что постмодернистскиориентированные теория и критика, опережая естественное движениетворческого процесса, как бы навязывают ему новые некие «умозрительно»сконструированные особенности. Постмодернизм, хотя и не являетсяединственным и тем более господствующим направлением в архитектуре иискусстве развитых капиталистических стран 70—80-х годов, по-видимому,знаменует собой новый этап в развитии искусства капитализма, тесносвязанный со всей социально-экономической и культурно-идеологическойситуацией последних десятилетий. Идеологи постмодернизма с самого началапытались определить его характерные особенности, подчеркивая преждевсего несомую им «новизну» поиска общепонятности решений и связанное сним обращение к старым, казалось бы, уже пережитым и навсегдаотвергнутым художественным сознанием приемам и формам. Однако большаячасть западной художественной критики 70-х годов видела в постмодернизмене стадиальное явление, а только очередную и трудно выделяемуюсовокупность претендующих на новизну течений. И это естественный ичастый в искусствознании взгляд, когда новые направления рассматриваютсяс точки зрения не его собственных позиций, а принципов и критериев,признанных в данный момент. Поныне в западной критике существуеттенденция не замечать того нового, что внес в архитектуру постмодернизм,отказывая ему в концептуальности. Так, справедливо отмечая, что напротяжении практически всей истории «современной» архитектурысуществовали оппозиционные по отношению к ней - обычнотрадиционалистические - течения, американский критик Ричард Г. Уилсонтвердо, хотя и без достаточного основания, заявляет: «То, что называютпостмодернизмом, есть лишь продолжение более ранних идей». Но и среди исследователей, признающих новизну постмодернизма,преобладает почти беспредельно расширительная трактовка термина.Американский писатель Маль-кольм Бредбери писал: «Нам предоставленудобный флаг, под которым можно пускаться в плавание. На этом флагезначится «постмодернизм». Под широким знаменем постмодернизма собралисьтакие пестрые явления, как театр абсурда, французский «новый роман»,американский «новый журнализм», всевозможные направления в живописи—отпоп-арта и оп-арта до абстрактного экспрессионизма и фотореализма» .Видный американский архитектурный критик Ада-Луиза Хэкстебл считает, что«термин постмодернизм» не содержит в себе ничего загадочного или точноопределенного, это просто все, что появляется в зодчестве послесовременной архитектуры», и добавляет:«Это термин удобный: с однойстороны—всеобъемлющий, с другой—расплывчатый. За ним, по сути,скрывается множество подходов и стилей».Одну из первых развернутых дефиниций постмодернизма в советской научнойлитературе дала В. А. Крючкова: «Постмодернизм—термин, который частоупотребляется в западной критике для обозначения всей совокупностиновейших модернистских направлений (начиная с поп-арта)»". О. Э.Туганова, считая, что «постмодернизм своими корнями уходит в такиетечения начала XX века, как футуризм, кубизм, дадаизм, сюрреализм,конструктивизм», пишет: «Мы считаем возможным отнести к постмодернизмутакие художественные явления, как «черный юмор» («веселый нигилизм»)...структуралистское кино, алеаторика в музыке, «пост-художественнаяабстракция», «пост-студийная скульптура» и поп-арт в изобразительныхискусствах». Н. С. Автономова вообще говорит о «практике современногомодернизма (или, точнее, постмодернизма) в искусстве» .Тем не менее представляется, что именно со второй половины 70-х годовпостмодернизм приобрел свое собственное лицо и сложился как подлинныйпост- модернизм (через дефис!), как новое, самостоятельноехудожественное направление,противостоящее модернизму как таковому и претендующее на его замену. Вотпочему замечание В. Л. Глазычева: «Постмодернизм—прежде всего забава...Он попросту любопытен» ,—конечно же, только шутка, заменяющая глубокий,подлинно критический анализ развивающегося и самостоятельного явления. Многочисленность существующих определений очевидно растворяетопределенность постмодернистской эстетики или, что методологически болеетревожит, объединяет этим термином одновременные с постмодернизмом, ноотличные от него именно последовательным развитием модернистскихконцепций художественные явления, которые точнее определяются терминами«неоавангардизм» или «поздний модернизм» (в отличие от«трансавангардизма» и, соответственно, «постмодернизма»). Несомненный интерес представляет трактовка термина «поздний модернизм,в западном архнтектуроведении. Виднейший теоретик архитектурногопостмодернизма английский критик Чарльз Дженкс утверждает, что термин«поздне-современный» (1аtе-modern) появился в 1977 году . Однако ончасто и капитально использовался в западном искусствознании значительнораньше. Автор книги «Поздний модернизм. Изобразительные искусства после1945 года» Эдвард Люси-Смит объединяет этим термином все послевоенноеавангардистское искусство, непосредственно выводя его из модернизмапервой половины века. Сам же Дженкс в 1977 году опубликовал книгу «Языкархитектуры постмодернизма», ставшую своего рода «библией» движения. Нопропагандировавшиеся в книге явления, оппозиционные по отношению к«современной» архитектуре, явно не укладывались в рамки постмодернизма.И в 1980 году в полном созвучии с книгой Э. Люси-Смита выходит новаяработа Дженкса «Архитектура позднего модернизма», где автор четко идостаточно обоснованно отделяется от постмодернизма. Поздний модернизмрассматривается им как непосредственное продолжение «современнойархитектуры» («модернизма»), но на стадии ее вырождения. Акцентируяэстетические возможности новейшей техники и прежде всего смелость илегкость конструкций, поздний модернизм как бы щеголяет и жонглируетблеском и ультрановизной архитектурных форм. «Хай-тек»—стиль «высокойтехники»—это сегодня пик развития позднего модернизма. Его яркийпример—Центр культуры и искусств имени Ж. Помпиду в Париже архитекторовР. Пиано и Р. Роджерса. Однако этот внешний блеск тщится прикрыть собойвнутреннюю пустоту архитектуры, ибо поздний модернизм растерял весь социально-преобразующий пафос и демократический заряд «современногодвижения» и, развивая традиции проектной футурологии начала 60-х годов,вообще исключил социальную проблематику из круга своих интересов. Фактически появление новой дефиниции—«поздний модернизм»—как бы «отпротивного» доказывает осознание и признание постмодернизма как нового идостаточно определенного художественного явления. Именно в этой ситуациипротивопоставления одновременных и имеющих общие истоки, но качественноразличных явлений становится понятным, что поздний модернизм являетсяпродолжением модернизма, тогда как постмодернизм—реакция на него и егоотрицание. Если брать художественный процесс в целом, то утверждения о «концемодернизма» в западном искусстве и приходе «эры постмодернизма» явнопреувеличены потому, что идеология модернизма подвергается сегодняпостмодернистской ревизии лишь частично, фрагментарно. Основнуюкритику вызывает абстрактно-функционалистская ветвь модернизмасо всеми ее новейшими модификациями, прочнее всего вошедшая в культурусовременного буржуазного общества и (в прямом смысле слова) окрасившаясобой все его этажи—от престижных и государственных объектов до рядовойсреды повседневной жизнедеятельности. И сегодня основной валстроительной продукции катится по наезженным рельсам добротнойкоммерческой архитектуры, эксплуатирующей функциона-листские установкимодернизма.Основной его признак, по Дженксу,—«двойное кодирование»: «Архитектураобращается и к элите и к человеку с улицы... Она сможет обращаться и кархитекторам, профессиональной элите, заинтересованной и способнойотмечать тонкие различия в быстроменяющемся языке, и в то жевремя—говорить с потребителями, которые хотят красоты, традиционногоокружения и своего собственного образа жизни. Обе группы,противоположные и часто использующие различные коды восприятия, должныбыть удовлетворены» .И все же типологической чертой постмодернизма представляется усилениеисторизма как определяющего принципа, характерной, но не единственнойформой выражения которого является «двойное кодирование». Причем тогда«двойное кодирование», возможно, выражает одновременно своеобразие,остраненность и даже, как считает Е. Кантор, «антитрадиционалистскуюприроду» постмодернизма, который, по ее мнению, «осознавая традициювообще как ценность... вовсе не хочет жить внутри традиции, продолжать иосуществлять ее» . Постмодернизм появился не вдруг, из ничего, как бы по мановению волшебной палочки. Уже в ряде явлений искусства конца 50-х и особенно 60-х годов наметился отход как от отдельных положений модернистской эстетики, так и некоторых фундаментальных концептуальных установок модернизма, таких, как герметизм и индивидуализм, самоизоляция от окружающего мира и уход исключительно во внутренний мир художника, а в пластических искусствах—геометризация и беспредметность. Этот отход наиболее заметно проявился в документальной прозе, хэппенингах и особенно в поп-арте. Однако эстетический утопизм, индивидуализм, программный элитаризм, преувеличенный логицизм концепций продолжали оставаться определяющими для модернистского искусства в целом, пока контркультура леворадикального и особенно молодежного движения второй половины 60-х годов не поставила под сомнение идейно-художественные ценности модернизма, выявила его связь с истэблишментом и не предложила—хотя и на достаточно короткое время, как эксперимент, «для обсуждения»—новую систему ценностей, отношений, профессиональных приемов.Думается, что без осознания роли и места, а также момента подъемаконтркультуры не может быть понят постмодернизм и его историческаясудьба. Для исследования проблемы генезиса и будущего постмодернизмаважно, что контркультура совмещала противоположные тенденции. Это, содной стороны, обращение к массам, поиск выхода «на улицу»,жизнестроительская утопия, критическая позиция по отношению ксложившемуся порядку вещей, породившие всплеск иронии, гротеска,своеобразной карнавальности. С другой стороны, критичность в отношении кобществу и к господствующему искусству доходила до пределадеструктивности, до призывов (и практических осуществлении) ксамоуничтожению искусства (минимальное, мгновенное, исчезающее и другиеразновидности «концептуального искусства»). То есть в контркультуресоединялись элементы антимодернистские с модернистскими, содержанием иформой. Постмодернизм, безусловно, явился художественной реакцией наконтркультуру. Восприняв ее уроки, он во многом углубил, усилил, перевелс эмоционального на концептуальный уровень контркультуристскую критикумодернизма, опираясь на взгляды профессионально неподготовленногопотребителя, «простого человека с улицы». Однако при всем антиэлитаризмеи программном, хотя и программно пассивном, гуманизме такой позиции дляпостмодернизма характерно и обнажает консерватизм его доктрины тот факт,что «человек с улицы» берется в его наименее культурно, политически иэстетически не развитом, конформированном обличье. При этом теоретикамипостмодернизма умалчивается, что сам этот образ во многом создан истереотипизирован аппаратом массовой культуры, идеологией и практикой«потребительского общества» в интересах господствующих классов истабилизации существующего строя. Так в США постмодернисты обычновыражают взгляды реакционно настроенного «белого молчаливогобольшинства». Но, подхватив критическую инерцию контркультуры,постмодернизм в то же время еще более решительно отрицает самуконтркультуру как доведенную до предела практику модернизма. Возможно, переходя от социологии искусства постмодернизма к егоисторическим судьбам и художественным реалиям, можно предположить, чтомодернизм в его исторически конкретной форме был связан с определеннымэтапом развития капитализма и буржуазной культуры и с исчерпаниемданного этапа был обречен на провал и на декларативный отказ от него.Однако для перехода к постмодернизму требовалось определенное сочетаниесоциально-культурных условий. По-видимому, нужна была «встряска»контркультуры для осознания и самосознания внутри искусства «тупиков»модернизма. Контркультура была крайней стадией модернистской «революции»: онапозволила и заставила увидеть в искусстве модернизма не простонепонятную или неприемлемую форму, а ошибочную и даже, точнее,-ложнуюконцепци-онную суть. И ретроспективность постмодернизма—уже не простореакция, а возвращение «на круги своя» - к традиционному искусству. Культура постмодернизма имеет онтологические, гносеологические,историко-культурные и эстетические параметры. В онтологическом планефеномен постмодернизма связан с осмыслением того обстоятельства, чтопредмет противится человеческому воздействию, отвечая на негопротиводействием: что порядок вещей «мстит» нашим попыткам его переделать,обрекая на неизбежный крах любые преобразовательские проекты. Постмодернизм возникает как осознание исчерпанности онтологии, врамках которой реальность могла подвергаться насильственному преображению,переводу из «неразумного» состояния в «разумное». Квалификация такойонтологии как «модернистской» и исторически исчерпавшей себя есть вместе стем провозглашение новой эпохи — постмодернизма. Скептическое отстранение от установки на преобразование мира влечет засобой отказ от попыток его систематизации: мир не только не поддаетсячеловеческим усилиям его переделать, но и не умещается ни в какиетеоретические схемы. Событие всегда опережает теорию (Бодрийар). Антисистематичность как характерная черта постмодернизма не сводится кпростому отказу от притязаний на целостность и полноту теоретическогоохвата реальности — она связана с формированием неклассической «онтологииума». Дело заключается в объективной невозможности зафиксировать наличиежестких, самозамкнутых систем, будь то в сфере экономики, или политики, илиискусства. В процессе интеллектуального освоения этой трансформации возникаетмышление вне традиционных понятийных оппозиций (субъект — объект, целое —часть, внутреннее — внешнее, реальное - воображаемое), мышление, неоперирующее какими-либо устойчивыми целостностями (Восток—Запад,капитализм — социализм, мужское — женское). Место категорий «субъективности», «интенциональности»,«рефлексивности» занимают безличные «потоки Желания», имперсональные«скорости», неконцептуализируемые «интенсивности». Непосредственным источником постмодернистского сдвига вгносеологической плоскости была «деконструкция», в которой классическаяфилософия дезавуируется как «метафизика присутствия». Основной интуициейпоследней является абсолютная полнота смысла, его тотального, не знающегопустот и разрывов присутствия (presence). . Всякое отдельное событие получает здесь смысл лишь благодаряпричастности абсолютной полноте изначального смысла; оно истинно лишьпостольку, поскольку может быть возведено к первосмыслу как своему истоку. Противостояние постсовременности и постмодернизма (как жизни и смертикультуры) особенно заметно в философии, где оно возникло в самое последнеевремя. Первыми «э» сказали французы. Франсуа Льотар выступил с концепциейпостмодернистского знания. В двух словах ее суть — «война целому» (именнотак заканчивается его статья «Ответ на вопрос, что такоепостмодернизм»)[1]. Гегель когда-то провозгласил: истина - это целое. Для постмодернистовдело обстоит наоборот: целое - опасное заблуждение мысли, идея тотальностиведет к тоталитаризму, а там и до террора рукой подать. Истинаплюралистична. Человек - чаще случай, чем выбор. Тут уже выпад против техразновидностей индивидуализма, которые делают ставку на свободную личность,сознательно избирающую свою судьбу. В постмодернизме исчезает понятиесубъекта, наделенного сознательными целеполаганием и волей. На первый планвыходят бессознательные компоненты духовной жизни. Отсюда живой интерес кмифу как панацее от рационалистических бед нашего времени. Но миф опять-таки рассматривается как форма утверждения неповторимого, не как способобъединить людей: мономифологизм, по Маркварду, столь же вреден, как имонотеизм. «Хвала политеизму» - провозглашает Марквард (так озаглавлена егостатья в сборнике под выразительным названием «Прощание с принципиальным»). История многовариантна, и опасен взгляд, утверждающий противоположное.Марквард ратует за плюрализм повсюду, в первую очередь в философии. Он —противник «правомыслящего монологоса», ориентированного на единственностьразума и запрет всего иного. В постмодернистской философии остается без внимания важнейшаякатегория нового мышления — время. Именно поэтому неудачной выглядитпопытка постмодернистов опереться на Хайдеггера - «последнего из могикан»великой немецкой философии. Он велик как философ культуры,предчувствовавший тот рубеж, которого культура ныне достигла. Стрелка нациферблате истории подошла к цифре 12, как бы отодвинуть ее назад! Этотобраз владеет ныне умами ученых и политиков. А философ давно говорил овремени как об исполненном, как о некой целостности, в которой будущее,настоящее и прошлое сливаются воедино, Вот знаменитое место из книги «Бытие и время» Хайдеггера, шокирующеерационалистически-механическое мышление: «Времяпроявление не означает«смены» экстатических состояний. Будущее не позднее бывшего, а последнее неранее настоящего. Времяположенность обнаруживает себя как будущее,пребывающее в прошлом и настоящем»[2]. Интересно, что к такому же пониманию времени как исполненного,завершенного целого пришел Павел Флоренский. Для него это была очевидность,овладевшая им еще в детские годы: «Четвертая координата — времени - сталанастолько живой, что время утратило свой характер дурной бесконечности,сделалось уютным и замкнутым, приблизилось к вечности. Я привык видетькорни вещей. Эта привычка зрения проросла потом все мышление и определилаосновной характер его — стремление двигаться по вертикали и малуюзаинтересованность в горизонтали» "[3]. Речь, разумеется, идет не о физическом, а о социально-культурномвремени, о том времени. Это время, подобно пространству, можно охватитьединым взором, в нем можно «передвигаться», используя тот или инойнакопленный человечеством опыт. Здесь возможно осуществить мечту Фауста —остановить мгновение и мечту Н. Федорова - вернуть исчезнувшее. Разумеется, все это метафора, но столь плодотворная, что даже строгаяфилософия не игнорирует ее. Вот ссылка на работу на работу безвременноскончавшегося нашего философа Н. Н. Трубникова, который ставит вопрос овозможном рассмотрении времени человеческого бытия в его завершенности.Споры идут вокруг нового отношения к прошлому, к истории. Постмодернизм, выступая против идеи целого, разрывая «связь времен»,не в состоянии проникнуть в суть проблемы, он просто игнорирует ее. Решитьпроблему призвана концепция постсовременности как высшего типасовременности. Современность означает противостояние несовременному,устаревшему. Прошлое при этом рассматривается как предпосылка настоящего,как низшая ступень, «снятая» последующим развитием. Постсовременностьотличается от современности тем, что видит в прошлом не просто предпосылку,а свою неотъемлемую составную часть; это слияние того, что есть, и того,что было. И другой важный момент - поиск в прошлом того, что утеряно внастоящем. Речь, разумеется, идет о культурных достижениях.Постсовременность сводит их воедино. Понятие современности - завоеваниеНового времени как эпохи, противопоставившей себя предшествующим периодамразвития общества. Именно тогда возник историзм - требование рассматриватьявления в конкретных условиях его возникновения и в свете общего движениявперед. Осознание настоящего как постсовременности возникло в наши дни, онопредполагает не отмену, а углубление принципа историзма. Причинноеобъяснение остается, но оно дополняется непосредственным соотнесениемдостигнутого в прошлом результата с нынешней ситуацией, признаниемэталонного, образцового характера этого результата. Идея постсовременности как сверхсовременности особенно важна длянового политического мышления. Человечество подошло к опасному рубежу, закоторым ничего нет, «конец истории» — ядерная вспышка и самоистребление.Единственно возможный разумный путь - назад, к «нулевому варианту», куничтожению и запрещению атомного оружия. Идеальное состояние — в прошлом,когда мир не знал средств самоубийства, бу дущее возможно только какпрошлое. Конечно же, это не будет простое его повторение, будут своимодификации, прежде всего новое понимание опасности бесконтрольногодвижения вперед, новый уровень науки и техники, целиком обращенных на благолюдей. 3. Постмодернизм и массовая культура В культурно-эстетическом плане постмодернизм выступает как освоениеопыта художественного авангарда («модернизма» как эстетического феномена).Однако в отличие от авангарда, ряд течений которого не порывал схарактерным для классики дидактически-профетическим пониманием искусства,постмодернизм полностью стирает грань между прежде самостоятельными сферамидуховной культуры и уровнями сознания — между «научным» и «обыденным»сознанием, «высоким искусством» и «китчем». Постмодернизм окончательно зацепляет переход от «произведения» к«конструкции», от искусства как деятельности по созданию произведений кдеятельности по поводу этой деятельности. Постмодернизм в этой связи естьреакция на изменение места культуры в обществе. Постмодернистская установка по отношению к культуре возникает какрезультат нарушения «чистоты» такого феномена, как искусство. Условием еговозможности выступает изначальное смыслопорождение, восходящее ксозидающему началу (субъекту), оригинальному творческому деянию. Если же эти условия нарушены — а именно это и происходит впостиндустриальном обществе с его бесконечными возможностями техническоговоспроизведения — то существование искусства в его прежних (классическихили модернистских) формах оказывается под вопросом. Другой стороной изменения статуса культуры является то, чтосегодняшний художник никогда не имеет дело с «чистым» материалом –последний всегда тем или иным образом культурно освоен. Его «произведение»никогда не является первичным, существуя лишь как сеть аллюзий на другиепроизведения, а значит, как совокупность цитат. Постмодернизм сознательно переориентирует эстетическую активность с«творчества» на компиляцию и цитирование, с создания «оригинальныхпроизведений» на коллаж. При этом стратегия постмодернизма состоит не в утверждении деструкциив противовес творчеству, манипуляции и игры с цитатами — серьезномусозиданию, а в дистанцировании от самих оппозиций «разрушение — созидание», «серьезность — игра». Приметой выражаемой культурной ситуации становятся кавычки, то и делорасставляемые как указание на небезусловность любых сигнификаций. Постмодернизм обязан своей популярностью не столько авторам,действительно инспирировавшим соответствующий сдвиг в культуре, скольколавинообразной критической литературе, сформировавшей нечто вроде идеологиипостмодернизма. 4. Постмодернизм в искусстве В семидесятые годы появились новые веяния в архитектуре. Называют дажеточную дату – 15 июля 1973 г. В этот день в американском городе Сент-Луисебыл взорван квартал новых благоустроенных домов, отмеченный в пятидесятыегоды премией как образец воплощения самых прогрессивных строительныхидеалов, в котором теперь никто не хотел жить: слишком стерильно имонотонно выглядело все. В опустевших домах стал гнездиться преступныйэлемент, и от «образцового» квартала решили избавиться. Образец новейшей архитектуры - здание художественной галереи вШтуттгарте, выстроенное по проекту английского архитектора Дж. Стерлинга.Здесь сочетаются элементы самых различных архитектурных стилей и эпох.Фасад украшен разноцветными светильниками в виде длинных труб, идущих повсему контуру здания,— возникает ассоциация с промышленным строительством,где раскраска труб преследует сугубо утилитарные цели. Внутри зданиясветлые залы, стекло и сталь, и вдруг наталкиваешься на колонны, как бызаимствованные из египетского храма. Внутренний дворик выполнен под«античные руины», увитые плющом; здесь древние статуи, а несколько плитнавалены Друг на друга — как бы «археологические раскопки». Подобную архитектуру, в которой отразились недовольство безликойрациональностью и тяга к прошлому, к традиции, у нас принято называтьпостмодернизмом. В данном случае перевод термина неточен, ибо под стилем«модерн» мы привыкли понимать архитектурные принципы конца прошлого —начала нынешнего века, когда господствовала избыточная вычурность форм. Эти принципы преодолела «современная», функционалистская архитектура,обнажившая конструкции, устранившая «излишества», подчинившая формуфункции. Поэтому новейшую архитектуру, пришедшую ей на смену, призваннуюудовлетворить тягу человека к зрелищности, уместнее именовать«постсовременной». В книге английского архитектора Чарлза Дженкса «Язык архитектурыпостмодернизма», содержится программа нового зодчества: «Времена радикальной перестройки городских структур канули в прошлое,жилищные потребности населения полностью удовлетворены, отвечающий нуждамавтотранспорта город давно перестал быть главной целью градостроителей.Начался период переоценки ценностей: новая городская архитектура перестаетчерпать творческие силы в футуристических видениях. Напротив, в своихпомыслах она обращается к непреходящему - к истории» [4]. А. В. Гулыга по этому поводу пишет: "Оставив на совести Дженкса утверждение, что «жилищные потребностинаселения полностью удовлетворены» (эта проблема не столько архитектурная,сколько социальная), мы должны вместе с тем признать, что архитектурадействительно обращается к истории. Хорошо или плохо — это другое дело.Иногда — удачно, иногда — эклектично, порой — безвкусно. Всегда лисерьезно? На первых порах, как бы смеясь над собой, архитекторы позволялисебе пародировать формы прошлого. Но утверждает себя серьезное отношение ктрадиции. При том, что все достижения функционализма - новые строительныематериалы, обилие света и воздуха в постсовременной архитектуре остаютсянезыблемыми"[5]. В новейшей западной живописи и скульптуре также возникло ощущениетупика (из которого путь один — назад), но в отличие от архитектурыситуация здесь безрадостная. «Впервые понятие авангарда стало бесполезным»,- констатировалбюллетень «Dokvmenta-Press», выходивший на международной выставкеизобразительного искусства в Касселе (август 1987 г.). "Мне довелось повидать эту выставку, – пишет А. В. Гулыга, – ивпечатление от нее осталось удручающее — как будто побывал на кладбище:искусство умерло. Здесь тоже говорили о «постмодерне», но демонстрировалисьлишь различные вариации модернизма, который привел искусство ксамоистреблению"[6]. Философия постмодернизма призвана обосновать постмодернистские новациив искусстве, оправдать его самоистребление, но неспособна истолковать болеесерьезные позитивные явления нынешней духовной жизни, хотя бы ту жеархитектуру. Постмодернизм ведет борьбу с целым, а для зодчего его творениевсегда выступает как целое. Плюрализм, за который ратует постмодернизм,хорош, но в меру. Вот комплексная характеристика постмодернизма, данная И. Хассаном: 1. Неопределенность, культ неясностей, ошибок, пропусков. 2. Фрагментарность и принцип монтажа. 3. "Деканонизация", борьба с традиционными ценностными центрами: сакральное в культуре, человек, этнос, логос, авторский приоритет. 4. "Все происходит на поверхности" – без психологических и символических глубин, "мы остаемся с игрой языка, без Эго". 5. Молчание, отказ от мимесиса и от изобразительного начала. 6. Ирония, причем положительная, утверждающая плюралистическую вселенную. 7. Смешение жанров, высокого и низкого, стилевой синкретизм. 8. Театральность современной культуры, работа на публику, обязательный учет аудитории. 9. Имманентность – срастание сознания со средствами коммуникации, способность приспосабливаться к их обновлению и рефлектировать над ними[7]. Несмотря на эклектизм и схематичность данного перечня, он как-топередает напряженный, противоречивый дух культуры постмодернизма, ееапокалиптические настроения, пафос веселого разрушения, эпатажный характер,ироничность. Впрочем, понятие постмодернизма в последнее время толкуется стольшироко, что границы его стали крайне расплывчаты. Достаточно вспомнитьмузыку Шенберга, абстрактные картины Джексона Поллока, романы Клода Симона,чтобы ощутить, что в культуре нашего века теряют силу традиционныепредставления о гармонии, художественной иллюзии, целостности, органичностии понятности произведения. Дело не сводится к тотальному отрицанию – наше время утверждаетнеобходимость более сложных форм гармонии и мышления, учитывающихнарастание энтропии. И художники, и критики озабочены провалами вкоммуникации, размышляют о хрупкости и ненадежности ее средств. Классический случай: картина Рене Магрита с изображением курительнойтрубки и подписью "Это не трубка" иллюстрирует расхождение зрительного исловесного ряда и призывает не верить или изображению, или подписи. Темсамым задается иронический настрой, воспитывается чувство дистанции узрителя. Мы живем в эпоху сосуществования различных политических,экономических, культурных систем, образов мысли и жизни, но ощущаем себяединым целым — человечеством, решающим общую для всех задачу выживания. Литература 1. Вайнштейн О. Леопарды в храме // Вопросы литературы. – 1989. – №12. 2. Гулыга А. В. Что такое постсовременность? // Вопросы философии. –1988. – № 12. 3. Дженкс Ч. А. Язык архитектуры постмодернизма. – М. 1985. 4. Постмодернизм // Современная западная философия: Словарь. – М.,1991.-----------------------[1] "Tumult", 1982. Heft 4.[2] Heidegger M. Sein und Zeit. Tubingen, 1977.[3] Флоренский П. Природа.– Литературная Грузия, 1985. № 10.[4] Дженкс Ч. А. Язык архитектуры постмодернизма. – М. 1985.[5] Гулыга А. В. Что такое постсовременность? // Вопросы философии. – 1988.– № 12.[6] Гулыга А. В. Что такое постсовременность? // Вопросы философии. – 1988.– № 12.[7] I. Hassan. Making sen?›???????????????????????????????????




Нажми чтобы узнать.

Похожие:

Постмодернизм iconЦель реферата: Понять происхождение современности по книге "Знакомитесь: постмодернизм" Поставленная цель потребовала выполнения следующих задач
Это эпоха первых экспериментов в литературе, музыке, изобразительном искусстве и литературе. Однако что имеется в виду под термином...
Постмодернизм iconПостмодернизм 20 века

Постмодернизм iconПостмодернизм в культуре и искусстве

Постмодернизм iconДокументы
1. /Постмодернизм У.doc
Постмодернизм iconКонтрольная работа по философии на тему: Постмодернизм. Современная религиозная философия Студентки II курса фно
Охватывается нематериальным бытием
Постмодернизм iconКонтрольная работа по философии на тему: Постмодернизм. Современная религиозная философия Калуга 2007 г. Содержание
Охватывается нематериальным бытием
Постмодернизм iconПрограмма по литературе Сведения по теории и истории литературы
Историко-литературный процесс. Литературные направления и течения: классицизм, сентиментализм, романтизм, реализм, модернизм (символизм,...
Постмодернизм icon2010-2011 учебный год Художественное моделирование интерьера и предметной среды
Выполнение эскизов малых дизайн-средовых форм по разным стилям (Готика, Конструктивизм, Постмодернизм, Кантри, Эклектика, Современный)....
Постмодернизм iconВопрос №1 Сюрреализм. Аполлинер. Сюрреализм (от франц surrealisme букв. "сверхреализм")
Хх в. Сюрреализм зародился во Франции в начале 20-х годов, пережил несколько кризисов, пережил вторую мировую войну и постепенно,...
Постмодернизм iconТо есть 1950 1960-е гг
Модернизм достаточно условное обозначение периода культуры конца ХIХ середины ХХ в., то есть от импрессионизма до нового романа и...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы