Франклин Рузвельт как человек и политик icon

Франклин Рузвельт как человек и политик



НазваниеФранклин Рузвельт как человек и политик
Дата конвертации16.07.2012
Размер374.81 Kb.
ТипРеферат
Франклин Рузвельт как человек и политик


Оглавление Оглавление 1 1. Предисловие. 2 2. Происхождение. Начало карьеры. Первые успехи и неудачи. 4 3. Внутренняя и внешняя ситуация в канун президентства Рузвельта. 5 4. Снова на политической арене. 9 5. Экономический кризис. 9 6. Рузвельт в гуще политической борьбы. 11 7. Рузвельт президент США и его "новый курс". 14 8. Новая международная ситуация - новые решения 19 9. Дипломатическое признание СССР. 23 10. "Новый курс" в канун войны. 26 11. Рузвельт в канун новых выборов. 28 12. Начало второй мировой войны. 35 13. Планы послевоенного устройства. 43 14. Завершение войны и новые проблемы. 47 15. Крымская конференция. 49 16. Бернский инцидент. 53 17. Смерть президента - утрата для Америки. 55 18. Список литературы. 59 Предисловие. В одном из своих писем в конце января 1941го года Томас Манн, великийнемецкий писатель - гуманист, эмигрировавший из нацистской Германии, писало приеме, которым он был удостоен президентом Ф. Рузвельтом в Белом доме:"дальнейшее наше путешествие было интересно и утомительно - интересно,конечно, особенно на следующем этапе, где нас приняли с поразительнымвниманием. Головокружительной вершиной его был коктейль в рабочем кабинете,когда другим приглашенным на dinner гостям пришлось ждать внизу. А ведь унас уже был с "ним" первый завтрак. "Он" снова произвел на меня сильноевпечатление или, вернее, опять вызвал у меня интерес и симпатию: трудноохарактеризовать эту смесь хитрости, солнечности, избалованности, кокетстваи честной веры, но есть на нем какая-то печать благодати, и я привязался кнему как к прирожденному, на мой взгляд, противнику того, что должнопасть". А пасть должен был быть фашизм. Это замечание писателя-антифашиста удивительно точно и ярко передаетсложный и противоречивый внутренний облик 28го президента США, пожалуй,самого знаменитого государственного деятеля этой страны. Период, начавшийся мировым экономическим кризисом 1929-1933гг. Изавершившийся победой сил антигитлеровской коалиции занимает особое место всудьбах человечества. Роль Рузвельта и его окружения в определениипринципов и реализации социальной и внешнеполитической стратегии,направленной на сохранение и упрочение экономических и внешнеполитическихпозиций США, исключительно велика. С его именем связана также одна изсамых значительных страниц в истории внешней политики и дипломатии США, и вчастности установление нормализация дипломатических отношений с СоветскимСоюзом, участие США в антигитлеровской коалиции. Исключительно велика роль Рузвельта в формировании и претворении вжизнь так называемого "нового курса" внутри страны, курса демократическойнаправленности, сыгравшего выдающуюся роль в стабилизации экономической исоциальной ситуации в стране в период после глубокого экономическогокризиса 1929-1934гг, курса, позволившего избежать тяжких социально-политических потрясений.
Рузвельт проявил себя как неординарный, гибкий политик, тонкочувствующий ситуацию, способный верно угадывать тенденции и своевременно иточно реагировать на изменение настроение всех слоев общества. Оставаясь верным сыном своего класса Рузвельт делал все чтобысохранить и развить существующий общественно-экономический строй в стране иукрепить доминирующее положение США во всем мире. Рузвельт в отличие отмногих других президентов, всегда оставался трезвым и прагматичнымполитиком. Четырежды переизбирался на пост президента страны( что представляетсобой своеобразный рекорд в истории США) и занимал его до самой смерти в1945 году. Происхождение. Начало карьеры. Первые успехи и неудачи. Франклин Делано Рузвельт родился 30го января 1882го года в Гайд-парк вштат е Нью-Йорк в семье состоятельного землевладельца и предпринимателя,имевшей широкие связи в политических кругах северо-восточных штатов. Пообразованию юрист, учился в привилегированной частной школе в Гортоне, вГарвардском и Колумбийском университетах. В 1905 году женился на своейдальней родственнице Элеоноре Рузвельт, племяннице Теодора Рузвельта (1858- 1919) - государственного деятели и президента США. В 1907-1910 годах работал в юридической фирме. Рузвельт рано включилсяв активную политическую деятельность в рядах Демократической партии. В1910ом году он избран в сенат штата Нью-Йорк. В 1913-1920 гг - помощникморского министра в правительстве президента Вильсона, выступал за усилениевоенно-морской мощи США, что было насущно необходимо для осуществленияполитики "большой дубинки" в глобальном масштабе. В 1920ом году - кандидат на пост вице-президента США отДемократической партии. Потерпел поражение и вернулся к частной юридическойпрактике и предпринимательству. С августа 1921го года в результатеполиомиелита на всю жизнь стал инвалидом, потерял способность свободнопередвигаться. До 1928го года оставался "в тени", не заявлял о себе наобщественной или политической арене, но становится все более заметнойфигурой в руководстве Демократической партии. Внутренняя и внешняя ситуация в канун президентства Рузвельта. Посмотрим как складывалась внешняя и внутренняя политика США приближайших предшественниках Ф. Рузвельта, президентах США. В течении всего времени становления и развития США их отношения ссоседними странами базировались на принципах разбоя и насилия. Одним из"краеугольных камней" в фундаменте внешней политики явилась доктрина Монро,декларация принципов внешней политики США провозглашенная президентом Дж.Монро в послании конгрессу. Выдвинут принцип разделения мира наамериканскую и европейскую системы и невмешательства США во внутренние делаевропейских стран и соответственно невмешательства последних во внутренниедела стран американского континента. Кратко принцип формулировался так:"Америка для американцев". Латинская Америка окончательно освобождалась от испано-португальскогои иного иноземного господства. США стремились установить безраздельноегосподство в Латинской Америке. В декларации Монро делается попыткаобосновать принцип, ставивший рост могущества США в зависимость отприсоединения новых территорий и образования новых штатов чтосвидетельствовало об экспансионистских устремлениях США в отношенииЛатинской Америки ( и не только Латинской Америки ) . Под флагом этойдоктрины США в захватнической войне против Мексики ( 1846-1848гг ) отторглисвыше половины ее территории. Далее экспансионистские тенденции доктриныМонро получили развитие в доктрине Олни ( 1895г ) и в так называемомдобавлении Теодора Рузвельта (1904г), в котором прямо провозглашалисьпретензии США на осуществление роли "международной полицейской силы". Ужев первые десятилетия 20го века США предприняли интервенции на Кубу, вМексику, Гаити, Доминиканскую республику, Никарагуа, Панаму и другиестраны. Что касается экономики и внутриполитической и социальной ситуации, то,вступив в первую мировую войну с "опозданием" на два с половиной года, СШАвышли из нее не понеся никакого заметного урона. Напротив, их экономическоеи финансовое могущество, их влияние во всем мире неизмеримо выросли.Военные поставки воющем странам обогатили США, способствовали росту ихэкономики, а финансовые займы превратили страны Антанты в неоплатныхдолжников. И далее, десятилетняя полоса правления республиканцев, "эпохапрезидента Кэлвина Кулиджа", пришедшаяся на 20е годы 20го столетия,отмечена промышленным бумом, стремительным обогащением олигархическойверхушки общества на финансовых аферах. В еще большей степени этообогащение происходило на базе обеспечения монополиями США ведущих позицийв мировой хозяйственной системе за счет конкурентов США, обескровленных иобессиленных войной, послевоенной разрухой, застоем и внутреннимиполитическими кризисами. Осуществив благодаря золотому дождю военных прибылей широкуютехнологическую модернизацию, американская экономика сделала огромный рывоквперед, оставив позади весь основной мир. Пропагандистские рупоры крупного капитала культивировали иллюзии,утверждая, что в экономике США действуют новые экономические законы,исключающие противоречия, свойственные экономике других стран. Концепцияразвития "нового, американского типа цивилизации", сочетавшего в себевозможности ничем не ограниченной конкуренции, социального партнерства,невмешательства государства в дела бизнеса, культ техницизма инационального превосходства были возведены в ранг официальной идеологии. Монополистический капитал захватил командные позиции в экономике иполитике. Его агрессивная наступательность привела к свертыванию многихучреждений, призванных оградить общество от своекорыстных посягательств состороны денежных магнатов, к росту консервативных настроений со сторонышироких масс, оглушенных антирадикальной истерией и поверивших рекламе"нового капитализма". Правительственный курс республиканцев в 1921-1933 гг отвечал всемсамым далеко идущим вожделениям деловых кругов. Поклонение ничем неограниченной стихии рыночных отношений, свободной от прямогоправительственного регулирования и контроля стало краеугольным элементомэкономической стратегии правительства. Самой популярной в вашингтонскихдепартаментах была установка: "Предоставьте бизнес самому себе, а онпозаботится о вас". Единственно, где признавалась роль государства, так этов сфере охранительной деятельности. Бизнес заинтересован в жесткомправительственном контроле за всеми формами самодеятельности трудящихся инеуклонно добивался такой политики в рабочем вопросе, которая давала всепреимущества капиталу и вела к подрыву организации трудящихся, ихморальному разоружению. Демократы (активным деятелем этой партии и был Ф. Рузвельт) так же,как и правящая партия республиканцев, отмежевывались от радикализма (подэтим понималась всякая революционная идеология и политика, направленная накоренную ломку общественно-политического и экономического строя) и обещая"окончательно" ликвидировать последние следы бедности, все же не позволялиослепить себя безрассудной верой во всесилие Америки, способной якобы водиночку, не связывая себя никакими обязательствами, опираясь на силу илиугрозу применения силы, не только реализовать свои имперские амбиции но иповсюду обеспечить выгодный США баланс сил. Сохраняя верность лозунгу президента Вудро Вильсона о мессианской ролиСША и не изменяя притязаниям их на мировое лидерство, демократыпротивопоставили внешнеполитическому иллюзиционизму республиканцевконцепцию активного вторжения в международные дела, но опять таки винтересах утверждения влияния Вашингтона на ход мирового развития. Снова на политической арене. В марте 1928го года после длительного пребывания в тени Рузвельтсделал первый шаг в новом туре борьбы за национальное признание.Энергичный, на ходу улавливающий изменение обстановки и легкоприспосабливающийся к ней, беззаветно верящий в свою звезду Рузвельтпользовался поддержкой в финансово-промышленных кругах Северо-востока ивлиянием в Демократической партии. Рузвельт решил нанести удар по наиболее слабой позиции республиканскойадминистрации, по ее внешнеполитическому курсу. Он обвинил их в подрыве"принципов мира" за отказ от сотрудничества с Лигой наций и Международнымсудом. Рузвельт заявил о невозможности для США, не считаясь ни с чем,выполнять присвоенные ими самими жандармские функции на континенте.Предложил использовать более соответствующие изменившейся обстановкеметоды, чтобы удержать "братские страны" в вассальной зависимости."Дипломатия канонерок" должна была стать более улыбчивой, болееколлективистской. Экономический кризис. Между тем в экономике начинали накапливаться проблемы, странанеуклонно сползала к глубочайшему экономическому кризису 1929-1933 годов. Даже во времена наивысшей экономической активности безработица неопускалась ниже 4%. Проведенные исследования показали, что "процветание"сопровождалось не сужением пропасти между бедностью и богатством, а еерасширением. Для некоторых категорий населения "процветание" так и осталосьнедостижимым фантомом. Это относится к рабочим некоторых отраслейпромышленности (добыча угля, большинство отраслей легкой промышленности),мелким предпринимателям, вытесняемым крупным капиталом и к фермерам.Сельское население нищало под ударами затяжного аграрного кризиса."Ножницы" между ценами на промышленные товары и сельскохозяйственнуюпродукцию все время раздвигались, что вело к разорению и обезземеливаниюфермеров. Оказавшиеся в тисках кризиса перепроизводства, больше всегозаинтересованное в правительственном вмешательстве, фермерство и в целомаграрный сектор экономики были прообразом очень недалекого будущего всейэкономики. Ущемление прав трудящихся, гонения на их организации, стачечную иполитическую деятельность, безудержная проповедь индивидуализма и расизма,презрение к неудачникам и обездоленным пустило глубокие корни, создаваяусловия, как выразился Рузвельт, возвращения эпохи "нового экономическогофеодализма" - абсолютного, ничем не ограниченного произвола олигархическойверхушки общества. В 1929 году продолжительность рабочего дна американского рабочего былабольше, чем в других индустриальных странах. Социального страхования побезработице не существовало, в то время как в европейских государствах онодавно уже было. Использование детского труда, дискриминация черных и женщинставили США вровень с самыми отсталыми странами. В Америке в годы"процветания" массы населения оставались во власти вопиющей нищеты ибесправия, глубина масштабы которых были неизвестны за пределами США. В 1929ом году страна была ввергнута в водоворот мировогоэкономического кризиса. Лавина банкротств, падение производства (самаянизкая отметка - в 1932ом году), многомиллионная армия безработных обнажилипротиворечия капиталистической экономики и глубину социальногонеравенства. Государственная политика в социальном страховании напротяжении десятилетий выражалась формулой "твердого индивидуализма", чтоозначает, что забота о миллионах жертв кризиса является их личным делом илив крайнем случае делом местных властей и частных благотворительных фондов. Нью-Йорк первым испытал удары кризиса. Армия безработных быстроросла, катастрофически возрастала социальная напряженность. Росли очередиза бесплатным куском хлеба и чашкой кофе, переполнялись ночлежки длябедняков. Впавшие в отчаяние, озлобленные толпы безработных штурмом бралимуниципалитеты только для того, чтобы узнать о пустой казне и бытьрассеянными с помощью слезоточивого газа и дубинок. Рузвельт в гуще политической борьбы. В 1928ом году Рузвельт неожиданно для себя и своих сторонников победилна выборах и стал губернатором штата Нью-Йорк, сделав первый шаг кпрезидентству. Став губернатором, Рузвельт оказался лицом к лицу с самымкрупным очагом национального бедствия. Пребывание Рузвельта на посту губернатора штата Нью-Йорк по мнениюмногих не было ознаменовано существенными достижениями. Экономика штатабыла в столь же плачевном состоянии, как и повсюду, а власть штата занималатакую же выжидательную позицию, как и администрация в Вашингтоне. Лишь вавгусте 1931го года губернатор создал Временную чрезвычайную администрациюпомощи ТЕРА, которая должна была обеспечить неотложную помощь безработным.Однако ТЕРА на фоне полицейских жестокостей, чинимых правительством надбезработными, давала Рузвельту психологическое превосходство надпрезидентом Гувером, в котором он нуждался, начиная с ним борьбу запрезидентское кресло. После дикой расправы над пришедшими летом 1932 годав Вашингтон за помощью ветеранами мировой войны, вызвавшей бурную реакциюво всей стране, Рузвельт возблагодарил собственное благоразумие, удержавшееего от призыва Национальной гвардии для "усмирения" голодных бунтов в штатеНью-Йорк. Начало избирательной кампании 1932 года совпало с резким подъемомрадикальных настроений широких масс населения. Улицы промышленных городовзаполнены возмущенными людьми, бурлят и готовы ощетиниться баррикадамидеревенские поселки, поднялись на вооруженную борьбу с полицией и бандамихозяйских наемников шахтерские городки. По стране прокатилась волнаголодных походов безработных, выросли численность и активность ихорганизаций. В Конгрессе постоянно велись дебаты по вопросу о неизбежнойвспышке бунтов и перерастании их в нечто более серьезное. Рузвельт сознавал глубже и острее, чем кто - либо другой вДемократической партии, необходимость назревших перемен. Мастерскипроведенная Рузвельтом осенью 1930 года кампания по переизбранию его напост губернатора штата Нью-Йорк убедила скептиков в руководствеДемократической партии, что этот обреченный, как многим казалось, набездеятельность, физически немощный политик способен спасти саму партию отбесславного развала. Весной 1931 года Рузвельт говорит о "новых и не испытанных ещесредствах", о необходимости экспериментировать, доверить страну новомуруководству в силу изменений, происшедших в "экономическом и социальномбалансе страны". Рузвельт рекомендовал законодательному собранию штатапрограмму действий, включавшую ассигнования на помощь безработным иорганизацию общественных работ. На фоне упорного повторения президентомГувером тезиса о пагубности правительственного вмешательства в дело помощинеимущим эти заявления звучали почти революционно. Весной 1932 года,выступая по радио в ходе предвыборной кампании, Рузвельт произнес своюзнаменитую речь о "Забытом человеке". Он объяснял происхождениеэкономического бедствия низким уровнем потребления масс (почти точно поМарксу) и перенес внимание на проблемы перераспределения доходов.Экономическая политика Гувера, игнорирующая нужды миллионов простыхамериканцев и целиком ориентированная на оказание помощи имущим классам,была подвергнута критике как проявление обанкротившегося элитарногоподхода. Речь вызвала надежды в демократических низах и гнев верхов. Рузвельт сумел убедить руководство демократической партии в том, чтопартии необходимо предать новые черты, символизирующие ее близость кмассам, переориентировать партию в свете приближающихся выборов на задачузавоевания большинства избирателей после ее двенадцатилетнего пребывания воппозиции. Рузвельт призвал партию укрепить ее массовую базу за счетпривлечения под знамена партии демократических слоев населения - рабочих,фермерства, средних городских слоев. Он заявил: "В стране нет места длядвух реакционных партий". Народ жаждал альтернативы, нового курса.Предложенная Рузвельтом предвыборная программа, направленная на поиск новыпутей выхода из кризиса, программа, обращенная к простому человеку,получила название "Новый курс" (new deal). Рузвельт заявил, что народ Америки жаждет сделать настоящий выбор. "Мыдолжны быть партией либеральных принципов, спланированных действий,просвещенного подхода к международным делам и трудиться с максимальнойпользой для подавляющего большинства народа". Рузвельт президент США и его "новый курс". Рузвельт стал президентом, победив с большим преимуществом. Миллионырабочих, фермеров, представителей городских средних слоев голосовали запартию "нового курса", народ хотел перемен. Весна 1933 года вынудила новую администрацию действовать решительно.Стало известно, что во многих штатах, объявив о банкротстве, закрылись всебанки. Деловая жизнь едва теплилась. Закрытие банков грозило полнымэкономическим крахом. Страх перед будущим охватил миллионы людей. Огромныетолпы осаждали банки, требуя возврата вкладов. Закрывались предприятия,школы, муниципалитеты. Первоочередной задачей кабинета был банковский кризис. Декретомпрезидента объявлено о четырехдневном принудительном закрытии банков,запрете вывоза из США золота, серебра и бумажных денег. Рузвельт добилсясвоего - через несколько дней стабильность банковской системы былавосстановлена. В марте президент направил Конгрессу послание, предусматривавшее рядмер помощи безработным, организацию специальных трудовых лагерей длябезработной молодежи, широкое развитие общественных работ по всей стране,финансовую помощь штатам для оказания прямой материальной поддержкиголодающих семей безработных. Чтобы предупредить массовые выступления фермеров, доведенных доотчаяния разорением, распродажей за долги имущества и земли, Рузвельт издалзакон о моратории на фермерскую задолженность, а также закон овосстановлении сельского хозяйства, известный как закон ААА (theAgricultural Adjustment Act). Главная его идея - ликвидировать "ножницы"между ценой, затрачиваемой фермером на производство продукции, и той,которую он получал при ее реализации. Чтобы сбалансировать спрос ипредложение и поднять цену сельхозпродуктов, часть земли изымалась изсельскохозяйственного оборота, за что фермерам выплачивались субсидии. В июне принят закон о создании федеральной службы занятости и закон орефинансировании задолженности по жилищному кредиту. Далее последовалзакон о кредитовании фермерских хозяйств, принесший облегчение фермерству,задавленному долгами. Но самым важным и далеко идущим мероприятием стал Закон овосстановлении промышленности НИРА (The National Industrial Recovery Act).Целями регулирования промышленности объявлялись: обеспечение "всеобщегоблагоденствия" путем кооперации между отдельными группами предпринимателей,путем достижения сотрудничества между рабочими и работодателями присодействии правительства, устранения "разрушительной конкуренции", ведущейк снижению прибылей, подрыву деловой устойчивости, сокращению инвестиций изанятости. Упорядочивание отношений между предпринимателями и группамипредпринимателей было решено добиться путем принудительного картелированияпромышленности. Для увеличения занятости, повышения покупательнойспособности и стабилизации товарного рынка различные отрасли должны былиограничить себя "кодексами честной конкуренции". Предполагалось, что вкаждой отрасли под наблюдением правительства можно будет остановитьпроцесс снижения цен, выработав строго определенные нормы производства исбыта, определив уровень цен и условия коммерческого кредита. Группампромышленников вменялось в обязанность согласовать с профсоюзамиминимальные размеры зарплаты и максимальную продолжительность рабочего дня.Окончательное решение по этим кодексам было в руках президента. Контроль зареализацией программы НИРА возлагался на созданную президентом Национальную администрацию восстановления. Принятый в мае 1933 года Чрезвычайный закон о помощи (ФЕРА) должен былзакрыть одну из самых опасных пробоин. Полмиллиарда долларовассигновывались штатом для ликвидации угрозы голода и массовой пауперизациинаселения. Основная масса законов начального периода "нового курса" была принятав чрезвычайной спешке, за первые три месяца пребывания Рузвельта у власти.Это были сто дней, которые помогли американскому капитализму избежатьсвоего Ватерлоо. Самым важным итогом было то, что экономика прошла фазукризиса, все признаки восстановления были налицо. Но если в области восстановления деловой активности меры, принятыеправительством, привели к улучшению, то в плане проблемы касающейсямиллионов людей, - проблемы занятости - достижения были более скромными.Более того в 1940 году, незадолго до очередных президентских выборовбезработных было больше, чем в 1931 году, в апогее краха. Только войнаспасла экономику США от очередного спада и новой массовой безработицы. Законодательства первых "ста дней" вопреки заявлениям о преобладании внем чисто экономических задач, призвано было прежде всего создатьпсихологический перелом, внести успокоение, выпустить пар из котла,давление в котором достигло критического предела. Рузвельту ближе всего была умеренная разновидность реформаторства,которая к 1912 году выкристаллизовалась в политической философиипрезидентов Теодора Рузвельта и Вудро Вильсона, воплотив в себе идеигосударственного регулирования экономики и модернизации правовых институтовв целях упорядочения под эгидой государства социальных отношений,оказавшихся в результате неконтролируемого хозяйничанья капитала на гранеопасного кризиса. Уловив решимость миллионов людей добиваться перемен, Рузвельт делаетшаг на встречу их чаяниям, провозглашая знаменем национальной политикикурс на реформы, но реформы постепенные, верхушечные, устраняющие толькосамые вопиющие проявления социального неравенства и сохраняющие внеприкосновенности устои. Новый импульс для поворота от созерцательности и проволочек кподдержке самого радикального в истории американского государствасоциального законодательства, включая законы о социальном страховании, отрудовых отношениях, о налогообложении крупных состояний, о беспрецедентномрасширении прав профсоюзов дала новая предвыборная кампания 1935 года."Новый курс" претерпел новую эволюцию, стал еще более радикальным.Публичные выступления президента полны обличений беспредельной алчностиимущих классов и хищничества монополистов в духе самого низкопробногопопулизма. Тем самым Рузвельт решал главную задачу буржуазного прогрессизма- подчинить себе массы и удерживать их под контролем подновленнойдвухпартийной системы. Испытывая давление со стороны монополий и их прессы, Рузвельт тормозилосуществление провозглашенных реформ, предусмотрительно не связывал себяникакими жесткими обязательствами. К концу третьего срока пребывания Рузвельта на посту президентареакция и движение к контр реформе набрали силу. Одной из причиной этогобыл верхушечный, элитарный характер либерализма, подчиненного всецелоклассовым интересам буржуазии. Спонтанность, непоследовательность были егоотличительной чертой, а боязнь почина демократических масс - родовым егопризнаком. Новая международная ситуация - новые решения В начале президентской карьеры Рузвельта его внешнеполитическаяпозиция была изоляционистской. В Европе и на Дальнем Востоке ужесуществовали очаги новой мировой войны. Такая позиция президента была наруку гитлеровской Германии и милитаристской Японии, строивших своюглобальную стратегию в расчете на нейтралитет США, на их отказ поддержатьусилия миролюбивых держав в создании системы коллективной безопасности. В1935 году в США принят закон о нейтралитете к очевидной выгоде агрессоров.США вместе с Англией и Францией раздели ответственность за содействиефашистской агрессии. В 1937 году принят закон об эмбарго на поставки оружияв Испанию, где шла схватка республики с фашистскими мятежниками и германо-итальянскими интервентами. Внешняя политика проводимая президентомподчинена главной задаче - укреплению экономических и военно-стратегическихпозиций США на мировой арене. Борьба за внешние рынки определяла заинтересованностьмонополистических кругов США в политике "экономического национализма",предполагавшей "свободу рук", не связанность международнымиобязательствами, уклонение от коллективных усилий по урегулированиюмеждународных конфликтов. Держась в стране, как полагали в этих кругах, можно было с чувствомморального превосходства наблюдать за кровавыми драмами на Европейском иАзиатском континентах и извлекать немалые барыши. Но Рузвельт понимал, чтоизоляционизм в современных условиях невозможен и поэтому для созданияпривлекательного имиджа и учитывая ширящееся в стране антивоенноенастроение, принимал ограниченное участие в коллективных усилиях поукреплению мира. Рузвельт не отказывал себе в удовольствии продемонстрировать, что егоотрицательное отношение к попыткам взорвать мир остается неизменным и чтоего правительство готово содействовать усилиям Лиги Наций в деле сохранениямира, но... не выходя за пределы чисто морального выражения своих симпатийи антипатий. Президент обещал не чинить препятствий коллективным мерам,направленным против страны, которую США и другие государства рассматриваюткак агрессора, однако его страна не будет участвовать в каких-либоколлективных санкциях против страны-агрессора. Платонические призывы к миру и указания на заинтересованность СШАвидеть Францию достаточно сильной перед лицом опасности со стороныГермании не могли обмануть Гитлера. Они не заставили его отказаться отревизии Версальского мирного договора. 14 октября 1933 года германскоеправительство заявило о выходе из Лиги наций обретя свободу рук в отношениивоенных статей Версальского договора, что привело к расшатываниюстабильности в Европе. На кануне второй мировой войны США широко использовали практикупредоставления "советов", публичного одобрения внешнеполитических актовдругих государств или, наоборот, позицию умалчивания и т. п. для оказанияпостоянного давления на политику других правительств в желаемом для Америкинаправлении. В тоже время подобный способ воздействия на другие государстваабсолютно не связывал и ни к чему не обязывал самих США, которые оставлялиза собой полную свободу действий в любой обстановке. Могущественные силы -крупные монополистические объединения, связанные тесными узами с германскойвоенной промышленностью, усиливали давление, добиваясь от Рузвельта пойтипо пути упрочения дипломатических связей с гитлеровской Германией. Однако,сближение с нацистским режимом, уже показавшем свои палаческиенаклонности, было невозможно в условиях общего демократического подъема встране и нарастания антифашистских настроений в стране. Американские фирмы продавали большие партии вооружения нацистскойГермании, в том числе и военные самолеты. Первого марта 1935 годаправительство Германии заявило, что оно считает себя свободным отобязательств Версальского договора, запрещавших ему создание военнойавиации. 16 марта в Германии опубликован декрет о всеобщей воинскойповинности. А это было нарушением сепаратного мирного договора США сГерманией, предусматривающего разоружение Германии. Трезвые политики вокружении Рузвельта указывали, что невозможно в современном неделимом ивзаимозависимом мире отсидеться за океаном и даже обогатиться за счетвоенных катастроф в Европе. 7 марта 1936 года германские войска вступили в Рейнскую область,демилитаризованную по Версальскому договору. Мятеж генерала Франко против законного правительства республиканскойИспании обнажил суть изоляционизма. Народу Испании было отказано в помощи,интервенты получили полную свободу рук. Видный политик, близкий Рузвельту человек - Додд высказался так:"Любой кто находился в Европе более или менее продолжительное время,признает факт огромного экономического и политического влияния США. Если мыположим наше могущество на чашу весов, то некоторые здесь в Европе,рассматривающиеся войну в качестве средства завоевания новых территорий,будут более осторожными и, может быть, даже станут сторонниками мира. Дажесейчас присоединение США к демократическим государствам Европы могло быположить конец кровопролитию в Испании. Совместная мощ США, Англии иФранции, особенно если принять во внимание их огромные военно-воздушныесилы, могла бы предотвратить интервенцию и установление диктаторскогорежима". Рузвельт выдвинул бесплодную идею созыва "международнойконференции мира". Но Италия и Германия, твердо следующие захватническимкурсом и использующие метод запугивания соседей, не хотели такойконференции и не стали бы считаться с ее решениями. Внешнеполитический курсРузвельта в это время имел главным своим содержанием вероломную исамоубийственную политику "умиротворения" агрессоров. Курс своекорыстный,высокомерно пренебрегающий интересами других стран. Дипломатическое признание СССР. Рузвельт признал не только абсурдность сложившейся к 1933 году не повине Советского Союза ситуации непризнания, но и бесплодность расчетов егопредшественников в Белом Доме достичь с помощью непризнания и блокады СССРдалеко идущих целей, а именно добиться изменения строя и подчинения внешнейполитики СССР диктату международного капитала. Уже 10 октября 1933 года Рузвельт направил Михаилу Ивановичу Калининупредложение послать в США представителей для обсуждения вопросов, связанныхс восстановлением нормальных отношений. Движение американской общественности за прекращение интервенции насоветском севере и Дальнем Востоке, а в дальнейшем и за нормализациюотношений с СССР носило весьма широкий и представительный характер. Напримере России многие американцы убеждались, что попытки американскойдипломатии, операясь на военную и экономическую мощь навязать миру своюконцепцию демократии и свой международный порядок, носят реакционныйхарактер и противоречат декларациям о самоопределении народов, уважении ихсуверенных прав, невмешательстве и сочувствии борцам против деспотическихрежимов. Важность признания СССР связывалась также с налаживанием американо-советского сотрудничества в интересах урегулирования проблем вмеждународных отношениях. Особенно на Дальнем Востоке, где усиливаласьнапряженность, вызванная растущей воинственностью Японии и обострениемамерикано-японского соперничества. Однако сдвинуть с места вопрос о признании СССР, пока у власти былиреспубликанцы, было невозможно. Рузвельт сумел правильно понять тенденциина мировой арене и внутри страны и верно оценить коренные интересы США. Хотя движение за признание с каждым днем набирало силы во всех слояхобщества, администрация президента Гувера стояла на его пути неприступнымвалом, ссылаясь на проблему долгов и на избитый тезис о "советскойпропаганде". Рузвельт лучше других понял, что идеи лидирующей, мессианской роли СШАв мире не противоречит новый подход к СССР. Жизнеспособность Советскогогосударства есть факт объективный. Прежний, до предела идиологизированныйкурс в советско-американских отношениях не пригоден. Вопрос об использовании СССР в качестве потенциального союзника вслучае обострения американо-германских и американо-японских противоречийприобретал для Рузвельта важное практическое значение. Однако и после установления дипломатических отношений взаимодействиестран на базе совместного отпора агрессии не получило развития. СШАуклонились от заключения Тихоокеанского пакта, который должен былсдерживать агрессию Японии, именно в расчете на то, что Япония нападет наСССР. И снова был поднят вопрос о "русских долгах". Развитие всестороннихотношений, торговых и в сфере обеспечения взаимной безопасностинаталкивалось на обструкцию США, стремление обеспечить себе одностороннюювыгоду и особое положение. Первый посол США в СССР Буллит, потерпевнеудачу в попытках заставить СССР следовать во всем в фарватереамериканской политики, скатился на позиции примитивного антисоветизма.Рузвельт заменил его на Дэвиса. Дэвис сумел реально оценить позицию СССР.Советский Союз в считанные годы продвинулся далеко по пути прогресса,динамичность его развития превосходит все известное ранее, именно поэтомуон как ни одна другая страна нуждается в прочном мире. В пассивности же иуступчивости Запада была своя система свой замысел, подчиненный стремлениюподтолкнуть агрессию Гитлера на Восток. Предательский курс Англии и Франции по отношению к малым странамЕвропы, и в особенности Чехословакии, привел к Мюнхенскому сговору. Фашистские державы намереваются изолировать СССР и подвергнуть егокарантину, используя жупел коммунистической угрозы. Демократические страныЕвропы и всего мира оказывают поддержку фашистским странам в их попыткеизолировать Советский Союз, несмотря на то, что он обладает огромным мирнымпотенциалом и экономически находится на пути превращения в гигантскийфактор международной жизни. Когда в августе 1939 года в Москве шли англо-франко-советскиепереговоры, английская и французская сторона намеренно затягивалипереговоры и завели их в тупик. Они вопреки всему надеялись канализоватьагрессию на Восток. США в этот момент устранились от каких-либо шагов,способных повлиять на Англию и Францию. Они подталкивали СССР к войне сГерманией, не беря на себя никаких конкретных обязательств. Де Голль такохарактеризовал позицию США в канун войны: "США самоустранились от делаобеспечения европейской безопасности вплоть до поражения Франции". "Новый курс" в канун войны. Выборы 1936 года принесли триумф демократической коалиции "Новогокурса", аморфному блоку лево центристских сил, опирающемся на движениерабочего класса, фермерства, средние городские слои, интеллигенцию,молодежь, национальные меньшинства. В стане оппозиции, тех, кто правее "нового курса" царило состояниеуныния и ожидания новой ломки. На страницах печати, отражавшей этинастроения, о реформах говорилось только как об орудии чужеземного влияния,о "ползучем социализме". Рузвельт, напротив, стремился сохранить "новому курсу" ореолнадпартийности, всенародности. Социальные и политические размежевания встране углублялись. Ожесточенные нападки на президента и его курс из станаправых усиливались. В окружении президента опасались покушения на егожизнь. Правые силы подняли голову. Однако и президент был сам убежден, чтоего реформаторство должно носить строго ограниченный характер, незатрагивая основ социально-экономической системы. К 1936 году "новый курс"выдохся, попытка подновить экономическую систему без фундаментальныхперемен достигла своего предела. Как признавал в 1937 году сам президент:"Огромное число американцев оставались плохо одетыми, голодными, неимеющими достойного человека жилища". Но Рузвельт не оставлял мысль одальнейших преобразованиях, чтобы, как он однажды выразился: "Сделать СШАсовременным государством где ни будь к концу сороковых годов". В преддверииновых выборов 1940 года Рузвельт вновь обратился к испытанномупропагандистскому способу - апелляции к "забытому человеку". Весной и летом 1937 года рабочее движение начинает решительную борьбуза свои права, против "открытого цеха". Стачки сотрясают промышленность.Высшей точки достигло движение безработных, активизировалась борьба черныхамериканцев. Реакция подняла крик о "провокационной роли" реформистскойдеятельности администрации "нового курса". Между тем все острее вставалвопрос о том, "возможно ли в условиях нашего общественного укладаобеспечить каждой семье безопасность и освободить ее от гнета нищеты инужды". Пришлось признать, что безработица - вечный спутник современногокапитализма. Мечта либералов - запустить на полный ход производственныймеханизм, пораженный кризисом - оказалась неосуществимой. Экономическаясистема ставит жесткие пределы способности правительства управлятьмеханизмом общественного производства. В 1937 году проявились признакинового надвигающегося кризиса. В условиях постоянно высокой безработицы система общественных работпревращалась в постоянно действующий сектор экономики, то есть частичноеогосударствление рынка наемного труда. Этот сектор играл рольпредохранительного клапана для системы и не составлял конкуренции частномусектору, так как ставки заработной платы были в два - три раза ниже, чем начастных предприятиях. Наиболее последовательные апологеты "нового курса"считали, что спасение капитализма - в далеко идущем "приспособлении креальности жизни, на которое частный капитал должен решиться как в своейповседневной деятельности, так и в мировоззрении". Резкое обострение классовой борьбы и вновь обретенное буржуазиейчувство уверенности в прочности ее экономических и политических позицийсоздавали благоприятную среду для реакции и свертывания "нового курса". Рузвельт всегда был предрасположен к компромиссу и интриганству. Впреддверии президентских выборов 1940 года он стремился удержать левые ипрогрессистские силы под своим влиянием и укрепить в тоже время своипозиции на правом фланге социального спектра. Определилась новая линия насближение администрации "нового курса" с крупным капиталом. Было данопонять, что президент не будет больше тревожить капитал реформами. Рузвельт в канун новых выборов. Историки много пишут по поводу того, когда Рузвельт принял решение(одно из самых трудных в его политической карьере) о выдвижении своейкандидатуры на пост президента в третий раз. Все сходятся на том, что этослучилось где-то после нападения Гитлера на Польшу т. е. после 1 сентября1939 года. Есть все основания, однако, считать , что именно беседы в Уорм-Спрингсе в марте - апреле 1939 года окончательно утвердили Рузвельта вмнении не оставлять поста президента в критический момент нарастаниявоенной угрозы, с одной стороны, и внутренней нестабильности, активизацииреакционных элементов - с другой. Какую роль в этом сыграл Гарри Гопкинс- несостоявшийся кандидат в президенты - так и остается неизвестным: онвсегда тщательно хранил молчание. Но именно Гопкинс возвестил о начале контрнаступления либералов,объявив, что у них есть лидер, способный, как никто другой, сплотить нациюи вернуть ей динамическое руководство, столь необходимое в условияхмирового кризиса. В прессе было много разговоров по поводу раскола влагере демократов и абсолютной невозможности для Рузвельта баллотироватьсяв третий раз. Тем внушительнее прозвучало заявление Гопкинса в поддержкуРузвельта. Он сделал его 17 июня 1939 года "Окончательно, бесзаговорочно ибесповоротно, - сказал он, - я сделал свой выбор в пользу Франклина Д.Рузвельта, и я верю, что огромное большинство нашего народа солидарно сомной". Это означало, что единственный претендент из старой плеяды"ньюдиллеров", теоретически способный сохранить Белый дом задемократической партией и оживить надежды идущих за ней избирателей навозвращение конструктивной политики, добровольно отказывается от борьбы.Оставался только Ф. Рузвельт: иного выбора у тех, кто опасался победыреакции со всеми вытекающими отсюда последствиями для внутренней и внешнейполитики страны, не было. Оценка общей ситуации в связи с провозглашением республиканцами болеегибкой линии приводила Рузвельта к выводу о необходимости строить всюкампанию на четком разграничении между достижениями либеральной реформы,либерализмом и реакцией, относится к ней и тех, кто нападал на "новыйкурс" , исходя из каких-либо местных интересов. Точно такой же представлялась сложившаяся расстановка сил и Икесу. Онписал Робинсу в начале августа 1939 года: "Концентрированное богатствособирается нанести поражение Рузвельту, если оно сможет, конечно, несчитаясь с катастрофическими последствиями для страны в целом. Я полагаю,что концентрированное богатство всегда, во все времена было таким. Оноабсолютно лишено чувства здравого смысла и морали... Но, как Вы самизнаете, предприниматели, банкиры, угольные короли и строительные воротилы,и я могу в этот перечень включить многих других, сейчас объединились дляборьбы с Рузвельтом. Что случиться в будущем, я не знаю, но считаю, чтосамые трудные времена в впереди В лагере демократов, я думаю, их кандидатомможет быть только Рузвельт, и никто другой. Я твердо знаю, что есть многолюдей в демократической партии, которые скорее предпочтут республиканцевРузвельту, поскольку жаждут, чтобы именно так и было". Угроза организациинастоящего экономического саботажа со стороны многих представителейфинансово-промышленного капитала, сообщал Р. Робинс, была реальна. Нападение Германии на Польшу 1 сентября 1939 года и начало войны вЕвропе открыли новую фазу избирательной компании. Стало ясно, что демократыв большинстве своем не изменят лидеру, если он сам примет решение еще разсломать сложившуюся традицию и в третий раз согласится не выдвижение своейкандидатуры. Даже в монополистической верхушке, где с недоверием и безвсяких симпатий относились к Рузвельту, настроения начали меняться в егопользу. Джон Херц писал Рузвельту 11 июня 1940 года, за месяц до открытиясъезда демократической партии в Чикаго: "Недавно я беседовал с группойчикагских бизнесменов, которые политически враждебно относятся к Вам, носейчас они все до одного сошлись на том, что время для партийных раздоровосталось позади и что Вы заслуживаете и потому получите поддержку у всехнастоящих американцев. Дюди в Чикаго (он имел в виду деловые круги),которых я знаю, в конце концов пришли к выводу, что изоляционизм мертв ичто все мы должны сейчас смотреть на вещи реально". Рузвельт, не забываяобид, не дал спровоцировать себя на откровенность, попросив Гопкинсаподготовить ответное письмо - лаконичное, но внушительное. "Я убежден, -писал президент, - что подавляющее большинство американцев полно решимостизащитить демократию любыми способами, которые будут признаны необходимыми". Рузвельт остался верен себе; он говорил мало и больше намеками, всемпонятными. Может быть, только Джим Фарли, мечтавший стать кандидатомдемократов и рассчитывающий на поддержку антирузвельтовской фракции впартии, не соглашался признать за Рузвельтом права быть кандидатом в третийраз. Побывав летом 1940 года, накануне съезда демократов, в Гайд-парке, онпосоветовал Рузвельту в случае, если его выдвинут, поступить точно так же,как это сделал много лет назад Шерман, - выступить с заявлением об отказебаллотироваться и выполнять обязанности президента в случае избрания.Рузвельт сказал Фарли, что он в сложившихся условиях так поступить неможет; если народ того захочет, он не сможет уклониться от выполнениясвоего долга. К тому времени положение Гопкинса в "кухонном кабинете" Белого домаокончательно определилось - его место ближайшего помощника президента,генератора идей, исполнителя самых сложных поручений и соавтора речей никтоне мог бы оспорить. Все чаще Гопкинсу приходилось выступать и в новом длянего амплуа - советника по внешнеполитическим вопросам. Не будетпреувеличением сказать, что такой поворот не предвидел ни он сам, нипрезидент, потому что в конце августа 1939 года врачи, вновь уложившиеГопкинся в постель, сообщили президенту, что дни министра торговли сочтены.Пролежав в клинике пять месяцев, измученный лечением, Гопкинс вернулся вянваре 1940 года к политической деятельности. Однако прямого отношения кобязанностям министра торговли она уже не имела. В Европе в это время шла мировая война, развязанная фашизмом, пылалигорода и исчезали государства. 9 апреля 1940 года германские войскавторглись на территорию Дании и высадились в Норвегии. 10 мая 1940 годаокончательно рухнули надежды мюнхенцев в Лондоне и Париже удержать Гитлераот перехода к "настоящей войне" на Западе. Дуглас писал: "Я рассматриваю ситуацию следующим образом. Если Гитлер справится сАнглией (а его шансы на это по крайне мере благоприятны), он предложит"мир" нашей стране. Фактически пропаганда в пользу этого уже ведется. Онсделает ряд жестов, демонстрирующих его желание заключить с нами сделку. Онбудет изображать дело так, будто хочет привлечь нас к реконструкции Европы.Он пойдет на все возможные уловки, чтобы перетянуть на свою сторонупредпринимательские круги нашей страны, обещая им высокие прибыли и т. д.Многие в нашей стране уже говорят, что мы "можем иметь дело с Гитлером",если только нам позволят это. То, что случилось с Англией и Францией и другими странами, можетслучиться и с нами, ибо наши финансовые и промышленные тузы действовали быточно так же, как поступал Чемберлен в аналогичных обстоятельствах. Амежду тем в случае именно такого развития событий, пока бизнес будет занятсвоей игрой ради прибылей, Гитлер деморализует нашу страну пропагандой,подогревая разногласия, нерешительность, убаюкивания призывами кбездеятельности. Если мы встанем на этот путь, все погибло, потому чтоокажемся в зависимости от Гитлера на мировых рынках и в наших домашнихделах. Как государство, мы столкнемся с величайшей угрозой в нашей истории.Нацистская мечта к 1944 году поставит нас не колени будет близка косуществлению". Картина, нарисованная Дугласом, произвела глубокое впечатление наГопкинса, первым ознакомившегося с меморандумом судьи. С пометками Гопкинсядокумент лег на стол президента. Концовка документа была обращенанепосредственно к Рузвельту: "Я надеюсь, что в интересах нашей страны Выдадите согласие на выдвижение Вашей кандидатуры". Формально Рузвельт еще не дал согласия, но решение им было принятобесповоротно. Доказательство тому все, кто способен был трезво судить оходе предвыборной борьбы, увидели в назначении Рузвельтом 20 июня 1940года, в канун начала работы съезда республиканской партии, двух видныхреспубликанцев, Стимсона и Нокса, соответственно на посты военного и военно-морского министра. Боссы республиканской партии были взбешены, однакоРузвельт добился важного преимущества. Он ознаменовал начало своейизбирательной компании не словесной бравадой, а всем понятным призывом кизбирателям противопоставить национальное единство главному противнику вкомпании 1940 года - Гитлеру. Далее все шло так, как было смоделировано в ходе детального обсужденияв Овальном кабинете Белого дома, в беседах с глазу на глаз междупрезидентом и его помощником, отправившимся с особым поручением в Чикагонакануне открытия там съезда демократической партии. Задача, стоявшая передГопкинсом, была не из легких, ибо Рузвельт непременным условием выдвижениясвоей кандидатуры поставил одобрение ее подавляющим большинством ( неболее 150 голосов против). К тому же нужно было буквально на ходу занятьсяприведением в порядок расстроенных рядов демократов, а заодно инейтрализацией опасной группировки Фарли, все еще видевшего себя боссомпартийной машины демократов, ее фаворитом. Обосновавшийся со своимипомощниками в номере отеля "Блэкстоун", соединенным прямой телефоннойсвязью с Белым домом, Гопскнис в считанные часы доказал, что командныйпункт съезда находится там, где расположен его, Гопскинса, аппарат и узелсвязи. 15 июля 1940 года мэр Чикаго Эдвард Келли, босс чикагской партийноймашины демократов, выступил с речью: он сказал делегатам, что "спасениенации находится в руках одного человека". Когда вслед за тем сенатор А.Бакли начал читать послание Рузвельта, в котором президент заявлял о своемнежелании оставаться на посту президента третий раз, ему не дали закончить. Зал взорвался хором голосов: "Мы хотим только Рузвельта !", "Америкахочет Рузвельта !", "Все хотят Рузвельта !". Голосование, проведенноевечером на следующий день, было почти единодушным. Делегаты съездадемократической партии избрали своим кандидатом в президенты США ФранклинаРузвельта. Проблема третьего срока утонула в патриотическом порыве. Начало второй мировой войны. Захват Гитлером Чехословакии, а Италией Албании вынудили Рузвельтаобратиться к Гитлеру и Муссолини с личным посланием с просьбой датьзаверения, что в течении 10 лет они не нападут ни на одну из 31перечисленных в послании стран. Но было ясно, что попытки "приручить"агрессора и сделать его послушным орудием антисоветской политики тщетны. В этой обстановке нарастания военной угрозы, внутреннейнестабильности, активизации реакционных элементов утвердилось мнениеРузвельта - не оставлять поста президента. Он хотел придать выборамхарактер референдума в драматически решающий для судеб страны момент. [pic] А. Гитлер Германия уже оккупировала Польшу, Данию, Норвегию, Бельгию, вторгласьво Францию. Были сильны голоса в пользу того, чтобы изолироваться отвойны, вступить а сделку с Гитлером, наладить выгодное широкомасштабноесотрудничество. Рузвельт правильно уловил преобладающие настроение иобратился к избирателям с призывом противопоставить национальное единствоглавному противнику - Гитлеру. Замысел президента простирался весьма далеко и заключался в реализацииконцепции национального единства в условиях военной мобилизации, а возможнои участия в войне. Но он также не пошел на поводу у авторов реакционныхантирабочих законов, гонителей радикализма. Рузвельт ввел в правительстводвух представителей профсоюзов, что символизировало признание тогозначения, которое Рузвельт придавал восстановлению контактов с рабочимдвижением. Голосование на президентских выборах показало, что прочное большинствовсе еще поддерживает президента с чьим именем связаны реформы "новогокурса". Рабочий класс и беднейшие слои поддержали Рузвельта. Трудящиесяголосовали за продолжение и углубление реформ. Голосование означало такжепоражение "изоляционистов", пронацистских группировок, пытавшихся помешатьтенденции к отпорам агрессорам. Если до 1940 года в США существовал закон о нейтралитете и было широкораспространено убеждение о том, что война не коснется страны, то послепадения Франции стало ясно, что отсидеться не удастся. Рузвельт выступаетза отмену эмбарго на поставку оружия воюющим странам и за отмену закона онейтралитете. Послание Черчилля от 10 мая 1940 года с мольбой о помощи и заклинаниемоставить эгоистические расчеты извлечения выгоды из европейской схваткиподтолкнули к ряду важных шагов. Первым была продажа Франции самолетов.Фактически весь 1940 год до и после выборов Рузвельт избегал высказыватьсяпо вопросу о вступлении в войну, ограничиваясь полумерами. Англии былопередано 50 старых эсминцев и торпедных катеров. Крепкие позиции"изоляционистов" и широко распространенные пацифистские настроенияпарализовали волю Рузвельта. 9 декабря 1940 года поступило личное посланиеЧерчилля уведомлявшее о безвыходном положении Англии, с просьбой о помощи. Издается закон о ленд-лизе, который должен помочь Англии путемпредоставления взаймы или в аренду, с тем чтобы не быть втянутыми в войну.И тем не менее не было оказано существенной помощи. Ждали, когда вступит ввойну Советский Союз. Отношения между США и СССР были в это времядостаточно сложны. После установления дипломатических отношений США несделали ничего для подлинного сближения. Отвергли все попытки установитьсотрудничество для организации отпора агрессии. В конце 1940-начале 1941года в Москве и Вашингтоне возобновились попытки установить более тесныеконтакты, на чем неоднократно настаивал СССР. Однако эти переговоры ни ккакому сближению не привели, сказывалось мощное давление антисоветскогоблока в конгрессе. Англия тем временем терпела поражение за поражением (оставили Крит,английский флот терпел в Атлантике урон от подводных лодок, снабжениеАнглии продовольствием и снаряжением было под угрозой. Рузвельт запретилвоенно-морскому флоту конвоировать транспорты. Нападение на Советский Союз 21 июня 1941 года означало, что угрозасмертельного удара по Англии, этой передовой линии обороны США - миновала.Многим в правящей верхушке общества поражение Советского Союзапредставлялось сверхжеланным. Сенаторы Тафт и Трумен заявили, что победа"коммунистов" для американского народа более опасно, чем завоевание РоссииГитлером. Президент выступил с заявлением только 24 июня. Очень лаконично. "Мынамерены оказать России всю помощь, какую только сможем," не указав какиеформы эта помощь может принять, а также не сказав о возможностираспространения ленд-лиза на СССР. Для выяснения ситуации и установления контактов с Советскимруководством Рузвельт направил в Москву своего личного представителяГопкинса. 30 и 31 июля состоялись встречи Гопкинса со Сталиным. 12 августав бухте Арджентейя (Ньюфаундленд) произошла встреча Черчилля и Рузвельта,где выяснилось, что ни Англия ни США не готовы помочь Красной Армии.Рузвельт еще раз высказался против вступления США в войну, несмотря нанастойчивые просьбы Черчилля. Здесь была подписана Атлантическая хартия -декларация о целях в войне и принципах послевоенного устройства. Рузвельт иЧерчилль заявили также о готовности оказать помощь СССР поставкамиматериалов. 30 октября 1941 года, когда стало ясно, что блицкриг провалился,Рузвельт сообщил в Москву о решении правительства предоставить СССРбеспроцентный заем на один миллиард долларов. В 1941 году Черчилль сообщилРузвельту в одной из своих телеграмм, что в случае сохранения США и далееположения невоюющей стороны он не может поручиться за то, будет ли Англияпродолжать войну в 1942 году. 11 сентября 1941 года в Атлантике произошел инцидент с германскойподводной лодкой и американским эсминцем "Гриер". Рузвельт выступил порадио с заявлением об изменении политики США "в водах, которые мы (США)рассматриваем как исключительно важные для нашей обороны". Американские корабли и самолеты получили приказ без предупрежденияатаковать итальянские и германские суда, главное же - им разрешалоськонвоировать суда других стран. Фактически военно-морской флот получилприказ о начале необъявленной войны против Германии в Атлантике. В самых разных кругах общественности резко изменилось в положительнуюсторону отношение к военному сотрудничеству с Советским Союзом. 7 декабря 1941 года после внезапного нападения японской авиации наамериканскую военно-морскую базу Перл-Харбор на Гавайях США превратились встрану воюющую, при том число их врагов сразу утроилось: 11 декабря 1941года Италия и Германия объявили войну Соединенным Штатам. Попыткиправительства Рузвельта на протяжении целого ряда лет оттянуть неизбежнуювойну с Японией путем урегулирования разногласий, в том числе и за счеттретьих стран, ничего не дали. "Умиротворение" агрессора и здесьзавершилось фиаско. Широкие массы населения требовали оказать самуюдейственную помощь Красной Армии и это оказывало прямое и опосредствованноевлияние на внешнюю политику Рузвельта. В определении коалиционной стратегииРузвельт колебался, испытывая давление с разных сторон. Особенно решительнов пользу затягивания открытия второго фронта в Европе выступали Черчилль иего кабинет, а также большая часть командного состава США. Весной 1942 годапод влиянием нараставших требований американской общественностиактивизировать военные усилия США и Англии Рузвельт начал склоняться к идеефорсированного открытия второго фронта, для чего он послал в апреле 1942года Гопкинса и Маршалла для переговоров с Черчиллем. Но не получил вЛондоне поддержки. Помимо этого Рузвельт пригласил Молотова дляпереговоров по этому же вопросу и заверил его, что второй фронт в Европебудет открыт в 1942 году в Северной Франции. Но все это оказалосьмистификацией, никто и не собирался выполнить договоренности. Сторонники доктрины "англосаксы должны управлять миром" вправительстве, военных и финансово-промышленных кругах считают курсРузвельта в отношении СССР не достаточно жестким, излишне благородным. Этимобъясняется двойственность и нерешительность политики Рузвельта. Правительства Англии и США снова уклонились от выполнения своихобязательств и в июле 1942 года согласовали открытие (в будущем) второгофронта в Северной Африке, что совершенно незначительно влияло на ход дел наглавном театре военных действий, но было выгодно Англии и США посколькуукрепляло их позиции на Ближнем Востоке и в Средиземноморье, в зонахинтересов их монополий. В США действовали определенные силы, которые помере развития успеха Красной Армии склонялись к мысли, что сепаратный мирГермании с Англией и США не только возможен, но и обоюдно выгоден в плане"спасения западной цивилизации" и противодействия "советской угрозе".Однако Рузвельт верно учел господствовавшие в широкой общественностинастроения на бескомпромиссную борьбу с фашизмом. Рузвельт стремилсяпротивостоять нараставшему нажиму сепаратистов. Эту цель преследовала иконференция в Касабланке, где он предложил в январе 1943 года четкуюформулу "беззаговорочная капитуляция Германии". В ряде последующихвыступлений президент публично отмежевался от тех элементов, которыепытались внести раскол в Объединенные Нации. Рузвельт не только не собирался идти на поводу у реакции,провоцирующей его на проведение жесткой линии в "русском вопросе", Но ипланировал серьезно заняться совместно с Советским руководством созданиемнеобходимых условий для тесного взаимодействия двух стран для поддержаниядлительного и прочного мира после войны. В 1943 году возникли серьезные осложнения в американо-советскихотношениях, чему причиной были постоянные оттяжки с открытием второгофронта, отказ Англии и США от поставок военных грузов северным маршрутом,оттяжки в выполнении уже согласованных планов по ленд-лизу и тот факт, чтоАнглия и США принимали все решения о втором фронте без участия СоветскогоСоюза и без консультаций с ним. Это ухудшение отношений в Вашингтоневоспринималось по-разному, у одних оно вызывало одобрение и даже ликование,у других обеспокоенность. Рузвельт был встревожен. Он решил перебороть этотнежелательный крен, противопоставив ему политическую волю к сотрудничествув интересах победы над фашизмом. Второго декабря 1942 года Рузвельтнаправляет послание Сталину с предложением о двусторонней встрече. Винтересах коалиции позиция Советского Союза была иной - провеститрехстороннюю встречу, твердо стоять за сохранение и углублениемежсоюзнеческх отношений на основе полного равенства сторон. Пока велсяобмен мнениями о встрече, на Вашингтонской конференции Черчилля иРузвельта сроки открытия второго фронта были отодвинуты на весну 1944 года. К осени 1943 года в высших военных кругах США не оставалось сомнений втом, что Советский Союз способен самостоятельно довершить разгром нацистови освободить Европу. Средиземноморский вариант второго фронта, предлагаемыйЧерчиллем вызывал все большие сомнения. На Квебекской конференции (август1943 года) Рузвельт выдвинул задачу "достичь Берлина раньше русских". Обаруководителя понимали, что затяжки с открытием второго фронта ставят подвопрос будущие отноше




Похожие:

Франклин Рузвельт как человек и политик iconФранклин Делано Рузвельт: Человек и политик
Франклин Делано Рузвельт или фдр, как по принятой в Америке манере сокращали его имя и фамилию – кто же он, человек четыре раза принимавший...
Франклин Рузвельт как человек и политик iconФранклин Рузвельт как человек и политик
Это замечание писателя-антифашиста уди­ви­тель­но точно и ярко пере­дает сложный и про­тиво­ре­чивый внутренний облик 28го президента...
Франклин Рузвельт как человек и политик iconФранклин Делано Рузвельт

Франклин Рузвельт как человек и политик iconУрок портрет «Бенджамин Франклин: физик или политик?»
Цель: на примере жизнедеятельности Франклина формировать деятельностное отношение к жизни
Франклин Рузвельт как человек и политик iconБрежнев Л. И.: человек и политик

Франклин Рузвельт как человек и политик iconСталин человек и политик

Франклин Рузвельт как человек и политик iconЕкатерина II как политик

Франклин Рузвельт как человек и политик iconАктриса Кристен Данст и фильм «Человек – паук» Голливудская актриса Кирстен Данст в свои года снялась во многих фильмах. Известными стали такие как «Человек – паук»
Известными стали такие как «Человек – паук», «Человек – паук 2», «Человек – паук 3», «Человек – паук 4», «Уимблдон», «Девственницы...
Франклин Рузвельт как человек и политик iconСовременный человек. Человек как биосоциальное существо
Цель: раскрыть значение биологических и социальных факторов в формировании человека как существа биосоциального
Франклин Рузвельт как человек и политик iconСталин человек и политик
И вполне естественно, что мальчик осознав свое двойственное положение, с юных лет проявил недовольство, стал бунтарем. Он был достоин...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы