Реформы Петра Первого icon

Реформы Петра Первого



НазваниеРеформы Петра Первого
Дата конвертации25.07.2012
Размер375,04 Kb.
ТипРеферат
Реформы Петра Первого


СОДЕРЖАНИЕСОДЕРЖАНИЕ 1ВВЕДЕНИЕ 2Россия до Петра 3Армия и военно-морской флот 5Экономическая жизнь 10Религия и церковь 14Интеллектуальная и культурная жизнь 17Администрация и управление 23ЗАКЛЮЧЕНИЕ 28Список литературы 32 ВВЕДЕНИЕ Петр Великий – одна из ярчайших личностей в Европе начала современнойистории. За годы его правления Россия, вырвавшись из полуазиатскойотсталости, обрела серьезное политическое и военное влияние на западныймир. Ничто не вызывало у него большего беспокойства, чем благосостояние,сила и репутация России. Петр никогда не был простым поклонникоминостранных вещей. Он высоко ценил знания и методы, импортированные сЗапада; но только потому, что они были теми основами, на которых можно былопостроить новую Россию, о которой он мечтал и для которой работал. При Петре I Россия впервые ощутила себя как периферию Европы ипоставила своей целью стать равноправной европейской державой. Наевропейский “вызов” Петр стремился дать европейский “ответ”. Настойчивость перед лицом преград, непрекращающиеся эксперименты сновыми учреждениями – все это представляет картину деятельности иумственной и физической, которую ни один правитель в современной истории небыл способен превзойти. Эта страсть к деятельности отметила каждый аспектего собственной психологии и системы ценностей. Тем не менее, некритичное восторженное отношение к Петру I, ставшеепочти всеобщим к концу его правления, стыдливо игнорировало степень, вкоторой его работа осталась незаконченной, и препятствия, с которыми онастолкнулась из-за географических, физических и человеческих особенностейРоссии. Конечно, как и любой человек, Петр не мог предвидеть всехпоследствий, порой отдаленных и косвенных, своих действий. Кем же был Петр I для России? Что принесли его реформы ипреобразования, и как они повлияли на дальнейшее развитие страны? Каковабыла цена этих преобразований? Россия до Петра Россия XVII века была суровым и ограниченным обществом; иодновременно она испытывала необычайную потребность в институтах, с помощьюкоторых люди могли бы реализовывать свои инициативы и управлять своейсобственной жизнью. Во многом она оставалась еще неоформившимся обществом,разобщенным и внутренне конфликтным. Бок о бок с растущими усилиямичиновников закреплять на месте все больше и больше населения, покончив сосвободным передвижением, происходило крупномасштабное бегство в пограничныетерритории юга и востока, где действенная власть Москвы была слабой илисовершенно отсутствовала. Однако самым большим и чреватым последствиями конфликтом за двадесятилетия до рождения Петра I был религиозный раскол. Известный церковныйдеятель патриарх Никон провел ряд реформ. Образованный человек и страстныйреформатор, он стоял за более критическое и осмысленное отношение к вере,чем господствовавший до тех пор в русской церкви фанатизм. Его реформы,учитывая развитие контактов России с внешним миром, были направлены на то,чтобы ее религиозная жизнь строилась на прочной интеллектуальной базе, а нена слепом следовании традициям. Приверженцы старых обычаев (раскольники)были отлучены Вселенским Собором от церкви. Раскол был больше чем религиозная или даже духовная борьба. Егоразгром означал победу осмысленного отношения к церковным делам. Результатэтой победы вылился из чисто религиозной сферы в другие аспекты жизниРоссии, медленно разрушая старые, консервативные взгляды и нормы, ускоряятемпы перемен. Но эти действия в полной мере повлияли только на небольшуювысшую часть общества; но эта часть населения была достаточно сильна, чтобыизменить ход истории всей страны, несмотря на пылкую, но ограниченнуюнабожность подавляющего большинства простого народа, его приверженностьтрадиционным ценностям и верованиям прошлого. Без преувеличения можносказать, что раскол символизировал конец старой России, но это было тольконачалом ее конца. Россия XVII века была обществом, во многом сильно отличавшимся отзападных и даже центральноевропейских обществ. Все же разнообразныеконтакты – политические, экономические, культурные – были уже давноустановлены с Европой. Они особенно усилились и по количеству, и позначимости в последние десятилетия века. И само развитие политических и экономических отношений между Россиейи Европой, и все, что ему сопутствовало, активно распространяло европейскоевлияние – военное, технологическое, художественное, интеллектуальное – вжизни России. Это влияние имело уже долгую историю. Новые явления – переход от ремесла к мелкому товарному производству,рост внутренней и внешней торговли, более широкая деятельность скупщика,появление мануфактур, экономическая политика меркантилизма - показывают,что уже во второй половине XVII века зарождались капиталистическиеотношения. Отдельные изменения начались и в военном деле. Увеличено было числовойск “нового строя”, хорошо обученных и вооруженных, росла численностьпехоты. Это были первые шаги к созданию постоянной регулярной армии. Но ещене было полного единства в организации войск. Новые явления наметились также в управлении. Прекращение деятельностиземских соборов означало усиление царской власти, рост самодержавия. Обилиецентральных учреждений, приказов, которые имели разный круг дел и различныезадачи, также вызывало некоторые меры к централизации управления. Для этогоприказы, близкие по своим задачам, объединялись под руководством одноголица. Для централизации местного управления группы уездов в пограничныхрайонах подчинялись одному воеводе. Таким путем складывались более крупныеокруга, являвшиеся предшественниками позднейших губерний. Эти частичные изменения были еще очень недостаточны, но онипоказывают, в каком направлении двигалась жизнь страны. Таким образом, Россия времен детства и отрочества Петра развиваласьочень быстро. Большие территориальные приобретения, сделанные в 50 – 60-хгодах XVII века, и прекращение угрозы со стороны Польши нацеливали надальнейший рост и увеличение мощи в будущем. Хотя крестьянское сельскоехозяйство с рутинной техникой, базировавшееся в огромной степени нафизической силе крепостных, было самой важной формой экономическойдеятельности, иностранная технология начинала открывать возможностипромышленного роста в больших масштабах. Тиски церкви, до тех пор почтиполностью сдерживавшие интеллектуальную жизнь, были по-прежнему сильны,если это касалось простого человека. Но, по крайней мере, в столице и ввысшем обществе они потихоньку начинали ослабляться. Старая Россия,изолированная, самоудовлетворяющаяся, боящаяся и презирающая иностранцев,застывшая под властью традиционной набожности и благочестия, враждебнаяиндивидуализму и неспособная даже к мечте о реальной перемене, была далеконе мертва. Позиции, на которых она основывалась, были все еще непрекасаемыдля огромного большинства населения. Но некоторые ее основы были теперьесли не подорваны, то, по крайней мере, частично разрушены новыми идеями,новыми потенциальными возможностями и расширением горизонтов. РассматриватьПетра, как взрыв архаичной России, по-прежнему чахнувшей в средневековомневежестве, является большой ошибкой. Задолго до его рождения уже возниклисилы перемен и возможностей нового роста. Он укрепил эти силы и направил ихв новые важные русла, но не он создал их. Это было не что иное, какестественное и необходимое явление в народной жизни, в жизни исторического,развивающегося народа, именно переход из одного возраста в другой – извозраста, в котором преобладает чувство, в возраст, в котором господствуетмысль.[1] Армия и военно-морской флот Именно потребность армии и флота в людях и руководстве вызывали кжизни многие из самых важных реформ и наиболее поразительных новшеств вовремя царствования Петра I. Эти потребности были, по крайней мере в течениепервых двенадцати лет или более в восемнадцатом столетии, весьма тяжелы.Жизнь и смертельная борьба со Швецией ставили перед скрипящими коснымимашинами правительства такие задачи, которые оно не могло решать из-засвоей немощности. Длительная война со Швецией потребовала поставлять людейдля армии не просто в больших количествах, но регулярным и испытаннымспособом в течение многих лет. Армия, которую унаследовал Петр, была сложной и несколько разнороднойпо составу сил: кроме казаков, башкир и других нерегулярных рекрутов, онасостояла из трех различных элементов. Самой старой и теперь наименееполезной из них была конница, вербуемая по долгу перед отечеством изземлевладельцев (помещиков). Условием сохранения их земель была служба втечение войны с указанным числом сопровождающих. С 1550-х годов эта службабыла укреплена учреждением института стрельцов; но они стали толькоограниченной военной ценностью задолго до конца семнадцатого столетия, таккак были символом многих аспектов старой Московской Руси, из которой Петржелал вырваться на свободу. Наконец, как наиболее современный и эффективныйэлемент в этой сложной военной смеси, имелись полки “нового строя”,организованные на манер западноевропейских сил и руководимые европейскими,преимущественно немецкими, офицерами. Во второй половине семнадцатогостолетия они были, по числу и боевой мощи, главным элементом в вооруженных силах России. Петр подготавливался ксозданию своей новой армии, внимательно изучая формирование и организациюэтих полков, и важно помнить, что в военных делах, как и во многих другихобластях, он ускорил процесс перемен, которые начались задолго до него. Первый главный шаг к превращению России в великую военную державу былпредпринят в конце 1699 года при подготовке к неизбежной войне со Швецией.Петр издал приказ относительно набора на военную службу в крупном масштабеи добровольцев, и рекрутов-крестьян, а также о формировании из них новыхполков. Добровольцы должны были получать удивительно высокую плату – 11рублей в год вместе с пособием на продовольствие, что обычно выдавалосьтолько солдатам Преображенского и Семеновского полков. Таким способом былонабрано приблизительно 70% от запланированного общего количества. Царьвынудил Россию встать на путь военного расширения, по которому ей сужденобыло следовать все оставшиеся годы его правления. Поражение у Нарвы показало, как много еще нужно было пройтироссийской армии, прежде чем она сможет стать с армиями Западной Европы наравных. Было проведено крупномасштабное мероприятие по увеличению конноймощи армии. 25 тысяч потенциальных новичков, прежних членов конныхсоединений и подходящих для этого землевладельцев, были вызваны в Москву в1701 году: из них были сформированы девять новых полков конницы. В 1704году декрет обязал призвать на службу прежних стрельцов и объединить их вновые полевые и гарнизонные полки. Это были героические усилия; но пока еще российская армия не имелакакого-либо единого и систематического механизма пополнения. Однако вначале 1705 года декрет, в котором слово “рекрут” появляется впервые,установил систему, на которую Петр в основном и полагался в оставшуюсячасть своего правления. Один молодой человек между пятнадцатью и двадцатьюгодами, здоровый и пригодный для службы, должен был быть выдвинут от каждыхвосьмидесяти крестьянских хозяйств. Пополнение в таком масштабе создалобеспрецедентно тяжелые трудности для россиян. Призывы на военную службукрестьян-рекрутов оставались характерной особенностью режима Петра до егосмерти. Победа под Полтавой позволила несколько сократить масштабы призывановобранцев. В целом же военное учреждение, упроченное в 1711 году,показало, как отсталая Россия немногим больше чем за десятилетие сталавоенной державой. Таким образом, Россия обеспечила человеческие ресурсы длядействительно огромной армии. Готовить хорошо обученных офицеров былонамного труднее. Одним из традиционных методов преодоления нехваток такогорода была вербовка за границей. Но она имела серьезные ограничения.Иностранные офицеры были часто непопулярны среди людей, которыми оникомандовали. К тому же часто их подготовка оставляла желать лучшего. Петр впрокламации, подбадривающей иностранцев поступать на российскую службу,подчеркивал, что он хотел из-за границы только квалифицированных икомпетентных офицеров. Это не подразумевало никакого отрицанияпревосходства западного технического и профессионального знания. Царь прислучае посылал молодых русских служить и учиться в иностранных армиях. Темне менее, то, что можно было бы надеяться получить от иностранцев, желающихслужить в России, было ограничено и по качеству и по количеству. Поэтому ссамого начала в новой армии Петра было только немного иностранных офицеров.Подавляющее большинство были членами землевладельческого класса “служилыхлюдей”, к которому царь неизбежно обращался как к единственно доступномуисточнику призыва на службу. В 1710 году создается артиллерийская (первая из нескольких), а в 1709году – инженерная школа в Москве и в 1719 году – в Санкт-Петербурге. Грандиозное увеличение масштабов вербовки, обучения и оснащения,вовлечение бесчисленных масс людей в создание новых сил потребовалообновления структуры управления, а следовательно, нового устава. В 1716году был создан Устав Воинский, всесторонний кодекс, в котором делалисьпопытки систематического регулирования всей военной организации. Этотсложный документ заменил и закончил бесконечную серию отдельных инструкций,составлявшихся периодически. Он был тщательно подготовлен принепосредственном участии самого Петра и под его строгим личным контролем.Его издание было одним из первых признаков того, что импровизация иотдельные разрозненные мероприятия отныне заменялись во всех аспектахпроведения политики, более спокойными и более систематическими методами.Высокого уровня военной администрации, способной к последовательной идолгосрочной деятельности до учреждения в 1718 – 1719 гг. Военной Коллегии,добиться не удалось. Вербовать солдат и даже обучать и руководить имиоказалось с самых разных точек зрения делом более легким, чем разрабатыватьустойчивую и эффективную административную структуру, поддерживающую новуюармию. Увеличение военной силы России было одним из самых далеконаправленных достижений правления Петра. От этого зависело выживание страныи возможная победа в войне со Швецией. От этого зависело заметное повышениемеждународного положения России. Это было, кроме того, достижение, котороесразу привлекло внимание и вызвало восторг иностранцев. Внезапное появление мощного российского флота, хотя по практическимрезультатам и не очень примечательно, было гораздо более резким исознательным разрывом с прошлым, чем любая обычная военная победа царя. Нидля одного аспекта деятельности Петра не было меньшего прецедента в русскойистории. Ни одно дело не было так непосредственно и демонстративно связанос работой самого царя. В течение всей его жизни для Петра флот был самойбольшой страстью, самым большим, если не единственным оплотом его надежд.Практические детали, связанные с его строительством, навигацией, даженазвания судов, их организация, система используемых сигналов, - все этоникогда не переставало привлекать его заинтересованного внимания. Вопределенном смысле флот был не многим больше, чем гигантская, сложная идорогая игрушка, построенная и работающая для его личного удовольствия. Надэтой игрушкой он радостно трудился еще молодым человеком, все проверяясвоими руками. В 1698 г. в Азове была открыта школа навигации. В конце того же годабыл учрежден Военный Морской Приказ как главный орган управления новымфлотом. В 1701 г. был основан Адмиралтейский Приказ, чтобы контролироватьстроительство судов для флота. Подобно армии, флот страдал от нехватки компетентных офицеров; и вэтом случае все, касающееся знания навигации, пушечного дела и подготовкиморяков, представляло весьма трудно решаемую проблему. Несмотря на всеусилия, в течение всего правления Петра флот продолжал оставаться гораздоболее зависимым от иностранцев, чем армия. Внушительный рост российской армии и флота, учитывая их роль визменении международного положения страны, имел некоторые конструктивныерезультаты. Он стимулировал определенное развитие административныхпреобразований. Благодаря поддержке переводов иностранных трудов по военными военно-морским вопросам, он в определенной степени стимулировалинтеллектуальную жизнь. Несомненно, он дал толчок некоторым видамэкономического роста, что помогает объяснить увеличение производстваРоссией железа. Этим же фактором вызвано учреждение первых государственныхтекстильных фабрик в России, обеспечивавших поставки ткани для армейскогообмундирования. Беспрецедентный спрос на стрелковое оружие привел ксозданию ряда оружейных фабрик. Однако, как бы ни был русский народзаинтересован во всех этих ограниченных и косвенных выгодах, ониперечеркивались невыносимыми трудностями. Эти трудности принимали ряд форм. Наиболее очевидной была военнаяслужба. Призывы с течением времени приходилось все более часто сопровождатьугрозами. Непокорные и нежелающие разыскивались под угрозой принуждениявыставлять новобранцев по двойной норме и конфискации. Вводилась дажесмертная казнь для препятствующих и бездеятельных должностных лиц идеревенских старост. Картина, по крайней мере до последнего десятилетияжизни царя, представляет собой решение одной из самых тяжких задач,осуществляемое с нарастающим напряжением при помощи все более жестокихметодов. Этот набор людей для армии сопровождался одинаково безжалостным ирешительным набором других людей для принудительного труда на большихстроительных проектах Петра, каждый из которых имел некоторое прямое иликосвенное отношение к военным мероприятиям. С конца 1709 г. производился огромный призыв для работ настроительстве Санкт-Петербурга. Большинство квалифицированных рабочих былозавербовано принудительно, ремесленники и техники различных специальностейтакже посылались на принудительное поселение в новую столицу, где не былосоздано никаких условий для их размещения и им приходилось жить в землянкахи хижинах. С ростом вооруженных сил правительство вводило новые и ужесточалопрежние требования. Увеличивалось налоговое бремя, возрастала потребностьтранспортировать в беспрецедентных количествах и на далекие расстоянияоснащение и запасы для армии и, в меньшей степени, для флота. Этот типповинности пал в основном на крестьян северной и центральной России,особенно на принадлежащих монастырям. Российский крестьянин реагировал на все эти требования чаще всегобегством. Крестьянам было запрещено уезжать больше чем за 30 верст от домабез паспорта, подписанного их хозяином или, в его отсутствие, управляющим иприходским священником; в это же время было введено печатание паспортов сцелью противодействия подделкам, сразу же начали появляться. Едва ли нужнаболее наглядная иллюстрация, чем все эти обязательные меры принуждения,характеризующие стиль работы Петра. Бегство как средство избежать невыносимых требований и притеснений нив коем случае не является характерным исключительно для крестьян. Армейскиеновобранцы дезертировали в больших количествах, по крайней мере послепервых лет войны со Швецией. Подневольные рабочие часто доставлялись вСанкт-Петербург в цепях, подобно преступникам, с целью предотвращенияпобега на пути к новой столице. Такое отношение показывает еще раз, каксильно зависело укрепление России и все достижения Петра от силы ипринуждения. Экономическая жизнь Война со Швецией и честолюбивые планы Петра по укреплению Россиипородили ужесточенные требования не только к труду и разнообразным работам,но также к деньгам и промышленным изделиям, другими словами, кэкономическому росту. С 1690-х годов это стало одной из главных целейПетра. Его усилия, несмотря на большие препятствия, продолжались до концаего жизни. Борьба в поисках денег для войны с Карлом ХII проходит через ранниегоды XVIII столетия как непрерывно повторяющийся мотив. Это породилоразнородные и причудливые формы взимания налогов: пошлины на гостиницы,бани, на бороды (градуируемые социальным статусом владельца), на свадьбы,на национальную русскую одежду, хомуты, переправы. Специальный указ 1709года, который удвоил цену товаров первой необходимости, и введениегосударственной монополии на табак в том же году были яркими примерамиэтого отчаянного поиска ресурсов везде, где они могли бы быть найдены.Видели те трудные годы и увеличение денег самым эффективным из испытанныхметодов – снижением стоимости валюты. Все годы правления велась непрерывная борьба за накопление запасовдрагоценных металлов. Экспорт слитков был строго запрещен, и торговцывынуждены были сдавать в обмен на российские деньги золото и серебро,которые они приобретали в деловых отношениях с иностранцами. Из всех новых налогов, введенных при Петре, один далеко превзошел вседругие по своим длительным социальным результатам. Это был “налог с души”,подушная подать, установленная указом в 1718 году. Введение этого налогабыло явно обусловлено желанием обеспечить потребности армии, теперь большейчастью расквартированной в российской провинции, поскольку война со Швециеймедленно подходила к концу. Потребность Петра в доходе имела тенденцию любым способом упроститьто, что до настоящего времени было сложным в традиционном обществе, и болееравномерно поделить его между крестьянским большинством, в значительнойстепени несвободным, оплачивающим новую пошлину, и привилегированнымправящим меньшинством землевладельцев, не плативших ее. Такое упрощениедолжно было, по крайней мере в конечном итоге, иметь серьезные и опасныерезультаты. Необходимо понимать, однако, что экономическая политика Петра и,конечно, его экономические амбиции, далеко выходили за рамки поиска путейувеличения правительственных доходов и расходов. В течение своего правленияон ставил своей целью сделать Россию более богатой, а ее экономическуюжизнь более производительной и эффективной. Его планы относительнороссийской экономической жизни предусматривали как введение иностранныхметодов и тенденций в большем, чем когда либо прежде, масштабе, так итщательный правительственный контроль и повсеместную поддержку, преждевсего в развитии промышленности. Его политика не была ни разработкой, ни механической имитациейзападноевропейских моделей. В основе своей она была направлена на развитиев России нового духа работы, предпринимательства и эффективности подруководством, и если необходимо, принуждением сверху. Только через созданиеэтого нового духа обширная, слабо населенная страна, полная неразведанныхбогатств, могла воспользоваться преимуществом возможностей, которые теперьпредставлялись. Государство, по мнению Петра, должно играть творческую ивоспитательную роль. Постоянные и детальные инструкции, непрерывныепояснения и пропаганда были неизбежны. Несмотря на это Петр никогда несомневался, что именно частная инициатива и предпринимательство былиглавной движущей силой национального богатства. Его наиболеефундаментальное стремление состояло в том, чтобы создать класспредпринимателей, знающих, с творческими способностями и капиталом, которыйудовлетворял бы их, чтобы взять на себя инициативу по созданию России болеебогатой и более производительной. Некоторые особенности его действий показывают лучше, чем егоэкономическая политика, собственно образ Петра, как ответственного заукрепление России и улучшение доли ее народа. Простой факт, что некоторыенаиболее важные указы царя по торговым и промышленным вопросам былинаписаны первоначально его собственной рукой, иллюстрирует это. Еговнимание к экономической жизни также показывает его готовностьэкспериментировать и вводить новшества. Трудности были огромны. Плохие коммуникации, нехватка капитала,дефицит подходящей рабочей силы, технологическая отсталость, слабый инизкий социальный статус торгового класса и недостаток традицийпредпринимательства и нововведений не могли помешать тому экономическомуросту, к достижению которого Петр стремился с таким трудом. Его личныепредпочтения в делах государства, прямой правительственный контроль ируководство были все еще широко распространены даже в последние годы егоправления. Достижения были часто существенными, даже большими; но они былине менее часто неоднородны и кратковременны. Государство не только развивало промышленность за свой счет, но такжепыталось различными способами вовлечь частных владельцев в индустриальноеразвитие. Вообще эти приемы, многие из них разобщенные и сиюминутные,достигли немногого. Была, однако, одна форма правительственной помощи промышленности,имевшая более широкое значение, чем любая другая, которая заметно добавилатрудностей российскому народу. Это было предписание больших поставок людейдля принудительных работ. Преступники, бродяги и нищие также регулярнопринуждались к службе в промышленности. Оба этих метода были хорошоизвестны во всей Западной и Центральной Европе. Более примечательным дляроссийской практики было “приписывание” групп деревень к обслуживаниюотдельных фабрик, метод, известный чуть ли не с середины семнадцатогостолетия, но очень расширенный Петром. Такие методы были, по общемупризнанию, непривлекательны, и Петр, и его советники, и российскиевладельцы фабрик были единодушны в справедливом убеждении, что свободныйтруд намного эффективнее, чем несвободный. Несмотря на многие провалы и неудачные начинания, царствование Петрабыло временем больших достижений и развития российской промышленности. Всельском хозяйстве картина была совсем иной. Ни одно из достижений не былообязано царю и его действиям. Действительно, имел место ряд скорееотдельных и разобщенных правительственных усилий с целью улучшитьсельскохозяйственные методы и производительность. Неграмотное и весьматрадиционное крестьянство, глубоко недоверчивое ко всем новшествам, былопостоянным препятствием всем попыткам изменить жизнь и одновременно готовымв любой момент лишить власти любого правителя или правительство. Создание торгового флота, чтобы покончить или, по крайней мере,сократить зависимость России от иностранцев в ведении растущей национальнойторговли с внешним миром, было целью, близкой сердцу Петра. Она возникла,конечно, из его интереса ко всем морским вещам и укрепилась с ростоммощного флота, строительством новой столицы и ее быстрым развитием вкачестве большого морского порта. Этим стремлениям было суждено сбыться. Достижения Петра в русской экономической жизни были, таким образом,чрезвычайно неровны. Имелось существенное развитие. В производящих иметаллообрабатывающих отраслях, стимулируемых новым спросом вооруженныхсил, наблюдался поразительно быстрый прогресс. Выплавка железа и меди,производство пушек и якорей, изготовление стрелкового оружия выросли какникогда прежде в истории России. В других отраслях промышленности,связанных с армией и флотом, типа производства ткани для парусов, и в однойили двух отраслях по производству предметов роскоши, тоже имел местозаметный прогресс. Но все же это не привело к большим переменам в жизнирусского населения, а если развитие и происходило, то это часто приводило кухудшению положения, например к увеличению числа крестьянских хозяйств,“приписанных” для фабричного труда или даже купленных владельцами фабрик.Растущие требования правительства выполнялись более жесткой эксплуатациейсуществующей экономики, представленной в основном традиционным крестьянскимхозяйством, или в крайнем случае созданием новых ресурсов и поколениянового благосостояния. Упрекать Петра в этом было бы весьма несправедливо.Его экономическая политика была как разумной, так и последовательной, идаже успешной, как для любого другого правителя того века в ЗападнойЕвропе. Действительно, и в его целях, и во многих из его методов он частоочень походил на своих коллег-монархов на Западе. Но в экономической жизни,больше чем в любом другом аспекте своей многогранной деятельности, он былограничен явной неспособностью бедного и малочисленного аграрного обществаудовлетворить все свои потребности и осуществить свои надежды. Религия и церковь Петр не был глубоко религиозным человеком. Его формальноеобразование, со всеми недостатками, неизбежно включало значительный элементтрадиционной набожности. Он верил в божественное происхождение власти,которой обладал, и в свои обязанности защищать православную веру и тех, ктоее исповедовал. Но у него почти не было уважения к российской религиознойтрадиции: действительно, он был активно враждебен ко многим ее проявлениям.Ритуалы, традиционные обряды, внешние проявления религиозности, похоже,всегда вызывали у него сомнения в искренности или даже презрение. Еголичная вера была реальной, но тоже была узкой и чрезвычайно практической,“верой простого солдата” в долг и созидательную мирную деятельность. Длянего религия означала нравственность, образование, положительное действие. С 1716 года он ослабил серьезное наказание, которому по закону ещеподвергались все староверы, заменив его обязательством платить налоги вдвойном размере. Его отношение к евреям было однозначно враждебным; а в1719 г. он приказал изгнать из России иезуитов, всегда подозревавшихся какорудие политического влияния католиков. Однако даже очень ограниченнаястепень свободомыслия в религиозных вопросах была достаточной для того,чтобы поставить барьер между Петром и массой его подданных. Личная вера Петра не удерживала его во время правления отпотворствования и участия в пародиях религиозных обрядов, которые были влучшем случае грубы, а в самом худшем - преднамеренно богохульны. В российской церкви XVII столетия имелось многое, что вызывалокритику и нападки. Несмотря на усилия патриарха Адриана (1690 – 1700), ееслабость и коррупция увеличивались. Развилось слишком много священников:разрешение им жениться позволяло им быть наследственной кастой. Обычнопьяные и нищенствующие, часто блуждающие с места на место по большимобластям России, ее члены порой едва отличались от обычного крестьянина.Стремление многих мужчин поступать в монастыри, чтобы избежать военнойслужбы и других растущих требований светского мира, увеличило количествомонахов, а личные качества, необходимые для чинов, были угнетающе низкими,даже у епископов. Благосостояние священников, в чем регулярное духовенствобыло заинтересовано, также расценивалось как духовная слабость. Петр требовал от церкви того, что должно было быть полезногосударству и обществу. Она должна была использовать свои ресурсы послеудовлетворения собственных непосредственных потребностей на поддержкуобразования, заботу о бедных и больных, а если необходимо, то иудовлетворение общих потребностей государства. Он перешел, с начала войнысо Швецией, к осуществлению на практике своих идей с возрастающейтщательностью и результатом. Следующие двадцать лет характеризовались двумятенденциями – увеличивающимся подчинением церкви государственному контролю,ведущему к потере ее независимости, и привлечением церковных доходов вкрупных масштабах на светские и государственные цели. Ни одна из этихтенденций, разумеется, не была нова. Наряду с требованием направлять церковное богатство на светские целинастаивалось, чтобы церковь признала небывалую до тех пор вещь: полное своеподчинение государству и обязанность действовать в соответствии спредписаниями правителя. Увеличение прав и власти правителя сделалось явнымв письмах человека, которому суждено было стать с 1718г., если не раньше,доминирующим проводником церковной политики Петра, а позже первым и,возможно, самым большим пропагандистом петровской легенды. Это был ФеофанПрокопович, архиепископ Новгородский, высокообразованный украинец, хорошознакомый с Западной Европой и идеями (особенно некоторыми формамипротестантизма, которому почти явно сочувствовал). Широту егоинтеллектуальных горизонтов и понимание главных потоков мысли во времяработы на Западе показывает содержание его библиотеки – свыше 3000 книг.Его наиболее важный труд, "Правда воли монаршей" (1722), был написан, чтобыоправдать требование Петра, реализованное в указе, выпущенном в предыдущемгоду, назначать своего собственного преемника. Это было планомерноеутверждение идей сторонника абсолютизма такого типа, который был до сих порнеизвестен в России. Кроме Библии, главным источником аргументов быланглийский писатель семнадцатого столетия Томас Гоббс, который заявилсемьюдесятью годами ранее, с ясностью, шокирующей его современников,доктрину абсолютизма логического и светского типа. Весьма существенно, чтоПрокопович едва ли вообще обращается к отечественным авторам, чтотрадиционно было столь важно в православной мысли, и последовательнопреуменьшает любую идею относительно православного правителя любымисредствами, отличающимися от традиционных для Западной Европы. Книгаподчеркивает тот факт, что к своим более поздним годам Петр заложил какинтеллектуальные, так и административные основы нового вида монархии игосударства, и это стало возможным в значительной степени благодаряослаблению и подчинению церкви государству. Все же радикальное изменение, в отличие от простой эксплуатациицеркви и ее ресурсов, наступило только в самые последние годы правления. Вянваре 1721 г. был издан указ фундаментальной важности, Духовный регламент:он ставил руководство и контроль над церковью в России на основу, которойне суждено было измениться по сути в течение следующих двух столетий. Этотдлинный духовный документ был основан на предложениях, разработанныхПрокоповичем с 1718 г., и принят с изменением некоторых деталей царем. Егоцентральным достижением было создание для церкви руководящего органа –Святейшего правительствующего Синода, подобного административным коллегиямс юрисдикцией по различным вопросам светских дел, которые началипоявляться в 1718 – 1719 гг. Синод должен был заменить патриарха ицерковные советы, которые существовали в прошлом и владели юрисдикцией вовсех духовных вопросах и в контроле над собственностью церкви. ТеоретическиСинод обладал всеми полномочиями патриарха. Но он действовал не какнезависимая власть, каким был патриарх семнадцатого столетия, а работал какподчиненный Петра. Именно это подчинение и было для царя сущностью новоговидения государственных дел. Действительно, он явно оправдывал отменупатриаршества на том основании, что "неосведомленные вульгарные люди невидят, как далеко продвинулась духовная власть царя, но в восторге блеска идостоинства высокопоставленного священника рассматривают его как правителя,как второго монарха, равного по власти самому королю, или даже выше него".1Новый режим был проведен решением Петра, действующим в качестве высшей инеконтролируемой власти, которой он теперь требовал. Не было созваноникакого церковного совета, чтобы обсудить изменения, проводимые в 1721г. Ко времени своей смерти царь прочно соединил церковную администрациюсо структурой централизованной бюрократии, которую он создал, взначительной степени без какого-либо разработанного плана, в России. Этоимело некоторые конструктивные результаты, особенно отмеченные ростомиспользования церковных ресурсов для образования. Но они были достигнутыценой сильного истощения церкви и ее оставшейся духовной живучести, а такжесильно ограниченного вклада, который она могла бы внести в российскую жизньв будущем. Впредь живые силы религиозного чувства, в значительной степениискаженные доминирующим государственным механизмом официальной церкви,находили выход преимущественно в различных формах мистицизма, многие изкоторых были сектантскими, самоуглубленными и даже анархическими. Петрдобился победы в делах церкви, как и во всех остальных делах, за счетпсихологической цены, которая должна быть оплачена, только когда косноетрадиционное общество радикально порвет с прошлым. Интеллектуальная и культурная жизнь Как было отмечено, далеко идущее преобразование интеллектуальных икультурных аспектов российской жизни успешно началось задолго до рожденияПетра. Ко второй половине XVII столетия реформаторские силы были слишкоммощны, чтобы им противостоять; и путь, которым они могли бы усилить Россию,стал слишком очевидным для любого правителя, чтобы желать выступить противних. Петр делал немного, по крайней мере до своих более поздних лет, чтобыусилить на самых глубоких уровнях новое движение. То, что он делал, - такэто одобрял некоторые аспекты этого движения за счет других и сделалпопытку, в течение большей части своего правления, развить некоторые егостороны для своих собственных целей. Вкусы и склонности Петра, ситуация, в которой он находился сам,отражались и на западноевропейских книгах, переведенных на русский язык вначале XVII столетия. Было сделано беспрецедентное число переводов, Петрпридавал им огромное значение, организовывал и поощрял их осуществление.Подобно требованию к обычным русским книгам избегать ненужных цветистыхвыражений, высказанном в инструкции Петра, так и о русском языке,используемом в переводах иностранных книг, говорится, что он долженизбегать "высоких славянских слов" и использовать "не высокие слова", нопростую русскую речь. Упрощенный "гражданский алфавит" (в отличие отцерковнославянского), введенный в 1700 г., - еще одно отражение этогоотношения: Петр ясно приказал, что книги, которые говорят об исторических,коммерческих или военных предметах, должны печататься на нем. Приказвыполнялся не всегда, но такое отношение имело реальное значение. Этопомогало заложить основы грамотности, которая, хотя и ограниченная, былавсе же более широкой, чем в прошлом. Более важно, что это была грамотность,не сосредоточенная на религиозных целях и чтении священных текстов. Также проведена была реформа календаря, счет годам должны были вестиот "Рождества Христова", вместо применявшегося тогда в России счета от такназываемого "сотворения мира". Новый год было велено начинать с 1 января,тогда как до того праздновали его 1 сентября. Новый календарь введен был с1700 года, и новый год праздновали 1 января этого года. Любое существенное и длительное изменение в русской интеллектуальнойжизни должно было зависеть от уровня образования. Петр сделал усилия, чтобыдостигнуть в этом победы, но успех был очень ограничен. Только в одномвиде, в техническом обучении, направленном в значительной степени напотребности вооруженных сил, было достигнуто много. Школа математики инавигации (чьи ученики использовались не просто как навигаторы, но и какархитекторы, инженеры и гидрографы) была основана в Москве в 1701 г. Военно-морская академия, основанная в С.-Петербурге в1715 г., как в основном ипредполагалось, в значительной степени завершила работу Московской школы,обеспечивая практическое обучение на кораблях: это также имело значительныйуспех, хотя жесткая дисциплина побуждала многих учеников к прогулам ибегству. Кроме прямых требований армии и флота, военные усилия вообщестимулировали и другие виды образования с менее очевидным ориентированнымна военные цели характером: ряд лингвистических школ, которые в 1715 г.подготовили приблизительно 250 молодых русских переводчиков с некоторымзнанием иностранных языков; Медицинская школа в Москве, открытая в 1701 г.;Школа горной промышленности, основанная в 1716 г Это были значительные достижения. Однако деятельность этих учреждениймало чем отличалась от скольжения по поверхности проблемы. Большинствоновых школ были малы, и многие из них (Морская академия, например)обслуживали почти исключительно сыновей военного и чиновничьего сословий.Для выходцев из более низких ступеней социальной и интеллектуальнойлестницы было очень трудно добиться продолжения образования. В 1714 г. былоопределено указом, что по два дипломированных специалиста Московскойнавигационной школы должны будут посылаться в каждую провинцию, чтобыпреподавать "цифирь" (арифметику) и основы геометрии сыновьям помещиков идолжностных лиц. Это было краеугольным камнем честолюбивого плана вынудитьправящий класс обеспечить сыновей по крайней мере элементарнымобразованием. Это подкрепилось одним из самых печально известных и типичныхдля Петра указом – без свидетельства об удовлетворительном окончании курсаобучения ни один молодой человек благородного или дворянского происхожденияне имел права жениться. Однако факт, что "цифирные" школы были открытытакже для представителей других классов, вел к сильной оппозиции со стороныземлевладельцев, которые делали много, чтобы уменьшить их эффективность. ВПетровской России было невозможно создать действительно обширную системуобразования, даже на относительно низком уровне. Наличие денег иобразованных преподавателей – вот наиболее важные из необходимых условийдля такого новшества, отсутствие которых резко сужало пределы того, чтомогло быть достигнуто; и собственная порывистость Петра, и недостатокустойчивого внимания к предмету затрудняли любое длительное продвижениевперед. Это образовательное усилие, со всеми своими недостатками, имело темне менее преимущество – стимулирование значительного выпуска учебниковразличного вида. Главное – что это были национальные российские учебники, ане переводы или адаптации иностранных трудов. Потребность укрепить Россию, заимствуя иностранные методы итехнологии, была теперь усилена увеличившимся желанием полностью понять то,что было уже заимствовано. Во время большой поездки 1697 – 1698 гг. Петрвосхищался мастерами Западной Европы; во время поездки во Францию иНидерланды в 1717 г. он изучал и анализировал то, что видел, с большиминтересом. Петр также начал впервые проявлять серьезное внимание к искусствам. В1716 г. он азартно покупал картины через агента в Амстердаме. В том же годуон просил великого герцога Козимо III Тосканского позволить молодым русскимизучать живопись в Академии во Флоренции. Двумя годами позже другой агентпокупал для него картины и статуи в Риме и пытался завербовать скульпторови живописцев для работы в России, где строительство С.-Петербургаобеспечивало возможности для таких мастеров. Интерес Петра к прошлому такжевозрос в его более поздние годы. Новые интеллектуальные и культурные силыдля работы в России нашли как символический, так и географический центр вС.-Петербурге. Рост новой столицы, под постоянным правительственным руководством иконтролем, был быстрым. Петр не смог полностью игнорировать традицию всоздании своего нового города. Так, в 1710 г. там был основан монастырьАлександра Невского (знаменательно, что святой, которому он был посвящен,был при жизни князем-воином, а не монахом). Но дух и тон жизни в С.-Петербурге были отличны от таковых в любом другом российском городе.Иностранцы были более заметны, чем где-нибудь еще в стране, и иностранныевлияния были более сильными и распространенными. Обосновавшихся здесьактивных сторонников и сотрудников Петра было намного больше, чем в Москве;и присутствие в новой столице большей концентрации владетельных людей,благосклонных к идеям и стремлениям царя и восприимчивых к иностраннымвлияниям, придавало С.-Петербургу уникальную атмосферу. Этот город четковыражал тот факт, что он был создан преднамеренно, а не вырос сам по себе.В строительстве и украшении новой столицы иностранцы играли ведущую роль. Имелось достижение, возможно, самое поразительное из всех, которымгород навязывал высшим сословиям российского общества западноевропейскиеманеры и ценности. Быт господствующего класса изменился еще в первые годыцарствования Петра. По возвращении из первого заграничного путешествия вавгусте 1698 г. на первом же пиру Петр обрезал ножницами длинные бородынескольким поздравлявшим его боярам. Духовенство считало брадобритиесмертельным грехом, указывая, что на иконах святые пишутся с бородой, итолько иностранцы, которых считали еретиками, бреют бороду. Несмотря наэто, было приказано бриться. Полтора года спустя было приказано сменитьдлинную и неудобную старинную одежду на короткие костюмы. Бояре, дворяне иторговые люди должны были носить западноевропейский костюм. Жены и дочериих должны были вместо русских сарафанов и телогреек носить юбки и платья поиноземным модам. Новая столица предприняла первые серьезные попыткиулучшить положение русских женщин, вывести их из уединения, в котором, покрайней мере среди землевладельцев и состоятельных классов, они пребывалитак долго. Это, однако, было расценено как "большой отход от российскихобычаев" и в течение последующих двадцати лет Петр продвинулся не намногодальше в этом направлении. Тогда в указе от декабря 1718 г. он приказалучреждать "ассамблеи" в своей новой столице. Эти собрания чиновников,офицеров и даже торговцев проводились, как правило, три раза в неделю втечение зимних месяцев и предлагали разнообразие развлечений – танцы,шахматы, шашки и курение. Указом царя устанавливалось, что они должныпосещаться женщинами, сопровождающими приглашенных мужчин; это обязательноеприсутствие женщин было полным разрывом с московской традицией, одним изсамых острых, когда-либо сделанных Петром. Но одно дело было одеть женщин виностранное платье и "выставить" их напоказ грубо подражаязападноевропейским манерам, но совсем другое – придать им уверенность всебе, чтобы позволить воспользоваться преимуществом новой ситуации. Усилия Петра развить и улучшить интеллектуальный и культурный климатРоссии, таким образом, только ограничили успех. Они достигли толькокрошечной доли населения. Их успех только расширил разрыв междуобразованным высокопоставленным меньшинством и массой населения, котороебыло совсем не затронуто этими новыми веяниями. Снобизм расширил этотразрыв еще больше. К более поздним годам правления Петра в высших слояхобщества появилась тенденция, ставшая более заметной в последующихдесятилетиях, использовать множество иностранных слов и фраз в речи какпризнак просвещенности и современности. Русский в такой ситуации казалсяязыком крестьян и ремесленников. Это отразило разделение, которое пошлонамного глубже. Все больше офицеров или должностных лиц, получившихобразование в одной из новых школ и имевших некоторый контакт с новыми ииностранными идеями, имели доступ к интеллектуальному миру, закрытому длякрестьян и ремесленников, чьи горизонты остались такими, какими они были втечение столетий. В течение долгого времени после господства Петрабольшинство членов русского правящего класса, воспитанных в основномкормилицами-крестьянками, разделяя популярные набожность и суеверия и втечение лет своего становления находясь в близком контакте с крестьянскойжизнью, продолжали знать и понимать культуру масс. Однако интеллектуальныймир, который символизирует С.-Петербург, был уже очень отдален от того, вкотором все еще жило большинство русских. Православное благочестие иогромный вес религиозной традиции, совершенно отдаленные от материальныхтрудностей, недостатка денег и образованных преподавателей, непредусматривали никакого преобразования российской интеллектуальной жизни вто время. Рядом с новой элитой, в основном с техническим илипрофессиональным образованием, там все еще жили массы, чье воображениелелеялось в неприкосновенности, представление о мире формировалосьцерковными церемониями и богослужениями, дополненными богатым наборомтрадиционных народных сказок. Даже среди образованных было еще слишком ранонадеяться на большой творческий потенциал, использующий воображение. Всю свою жизнь Петр надеялся и работал для создания новойинтеллектуальной атмосферы, по крайней мере в высших кругах российскогообщества. Он действительно надеялся на это не менее, чем на создание новоготипа русского человека, инициативного, общественно-духовного, открытого дляновых идей, свободного от унаследованных предрассудков. В этом стремлениион был полностью неудачлив. Люди такого типа, страстные сторонники царя,опекуны его наследия и создатели легенды о его достижениях, появлялисьповсеместно. Но при всей их важности они были крошечным меньшинством,сознательно ведущим борьбу за изменения и модернизацию. Общество в XVIIIстолетии повсюду в Европе было отмечено борьбой между образованнымменьшинством наверху и мертвым грузом невежества и консерватизма снизу. Нив одном главном государстве пропасть между этими двумя сторонами не быланастолько широкой, как в России: но Петр справедливо не может быть обвиненв то, что расширил ее. Развитие России, а может быть, даже выживание ее,требовали быстрого создания образованной элиты с некоторым знаниемсовременных методов и идей, к которому он и стремился. Администрация и управление Аппарат правительства, который унаследовал Петр, имел много дефектов,был одновременно и примитивным, и сложным. Он был тяжелым на подъем имедлительным. Расхождения между законодательством, административнымиинструкциями и судебными решениями делали юридические нормы расплывчатыми,административная машина оставалась, по последним исследованиям, простоиерархией должностных лиц, собирающих налоги и дань, структурой с корнями,уходящими в монгольскую эпоху средневековой России. В течение почти всего своего царствования Петр не имел никакогосистематического плана улучшения правительственной машины. Война со Швециейпородила более эффективное управление благодаря необходимости получатьновобранцев, налоги и подневольных рабочих, которые ей требовались. Но втечение многих лет усилия по улучшению управления были частичными,поспешными и непродуманными, оставаясь работой человека, озабоченногодругими неотложными задачами. Однако Петр имел ряд фундаментальных идейотносительно управления России и своего места в нем, которые лежали воснове всего, что он пытался сделать в этой сфере. Как могло быть достигнуто общее благо, которое ставилось вышеинтересов любого отдельного класса или группы? По существу, Петр видел, чтопри всех различных интересах членов общества выполнение ими порученныхфункций всегда будет верно и эффективно. Это требовало осторожногоуправления царем и его советниками как учреждениями, так и людьми. Петрникогда не колебался вмешиваясь в самые мельчайшие детали частной жизнисвоих подданных, если он чувствовал, что это оправданно: его царствованиепроизвело законодательство, запрещающее крестьянам использовать тканьменьше указанной ширины, запретило игру в карты на деньги и предписывалоштрафы за плохое поведение верующих в церкви. Увеличение числазаконодательных актов поражало. В течение длительного времени усилия Петра улучшить механизмуправления были пробными и экспериментальными. Недостаточно эффективные довторого десятилетия XVIII столетия, когда война со Швецией была явновыиграна, эти попытки станут систематическими и распланированными. Однаконекоторые важные и длительные новшества были сделаны даже в то время, когдаборьба со Швецией и турками все еще сильно занимала Петра. Самым крупным изних, больше всего занимавшим центральное правительство, было созданиеСената в 1711 г. Это был орган из девяти должностных лиц, первоначальнооснованный, чтобы заменить царя, когда он непосредственно отбыл на войну стурками, но ставший постоянным учреждением со множеством функций. Онзадумывался для осуществления контроля за провинциальным управлением исбором налогов, а также как высшая судебная власть – хороший примерсочетания правосудия с управлением, которое, вероятно, в России было болеезаметно, чем в любом другом европейском государстве. Другим наследством длительного значения было создание институтафискалов в 1711 г. Всего пять сотен, они ненавидели чиновников, должны быливыведывать нарушения всех видов, которые ослабляли правительство и военныемероприятия, - уклонения от уплаты налогов, воровство и растратыобщественных денег. Их задача была определена просто как "тайный надзор вовсех делах"; и им было приказано сообщать все Сенату и, в особо важныхслучаях, самому царю. Здесь снова, однако, Петр был должен стать передфактом, что никакое количество инструкций не смогло бы компенсироватьдефицит людей, на которых он мог положиться в работе. Сами фискалы скоростали печально известны своей коррупцией и притеснениями. В провинциальном управлении ранние годы восемнадцатого столетия былипериодом большого напряжения и беспорядка. Петр создал в 1708 г. восемьогромных территориальных единиц, губерний, к которым в 1713 – 1714 гг. былидобавлены еще три. Большинство губерний были разделены на области, которыев свою очередь были подразделены на уезды, относительно небольшие иуправляемые единицы. Над каждой губернией начальствовали губернатор и вице-губернатор, которые управляли как военными силами, так и гражданскойадминистрацией области. Под их руководством функционировала иерархиядолжностных лиц со специализированными функциями и должностями, которыечасто звучали по-иностранному – обер-комендант, обер-комиссар, обер-провиантмейстер, и ландрихтер. Все это было важным шагом в процессе, спомощью которого Россия при Петре была "оборудована" сложной структуройбюрократического правления. Перемены 1708 г., однако, были просто началомдолгого процесса экспериментов и часто необдуманных изменений впровинциальном управлении. Эти постоянные изменения произвели немало беспорядка в сельскойместности, хотя сами по себе они имели только временное значение. Однакорядом с ними шел процесс, имевший значение для всего будущего российскогообщества. Это была консолидация класса землевладельцев через преднамереннуюи поддержанную царем акцию выделения группы наследственных государственныхслужащих, которые должны были служить правителю в вооруженных силах или вадминистрации, тем самым сохраняя свое социальное положение и свои земли.Идея того, что служба правителю являлась условием удержания поместий икрепостных, ни в коем случае не была нова. Петр, однако, развил этообстоятельство, изменив все его возможности и характер. Отношения Петра с российским классом землевладельцев сосредоточилисьвокруг поддержки стремления стимулировать и, если необходимо, заставить егосоответствовать своим собственным стандартам деятельности и общественногодуха. Усиленные требования делали землевладельцев более зависимыми, чемкогда-либо, от центрального правительства. Теперь они были привязаны кадминистративной машине и были вынуждены принять ее нормы и ценности. В последнее десятилетие своего правления Петр провел административныереформы, более тщательно спланированные и более успешные, чем любые изпредпринятых ранее. Это был период, когда он объединил многое из того, чтобыло выполнено и без осторожного планирования ранее во время царствования.Два нововведения последних лет Петра имели большую и длительную значимость:это были административные коллегии, основанные в 1718 г., и Табель о рангах1722 г. Управление с помощью коллегий, небольших комитетов министров идолжностных лиц, контролирующих более или менее определенные аспектыправительственной деятельности, было методикой, хорошо отработанной вомногих частях Европы, особенно в немецких и скандинавских государствах.Однако те, что установились в России, не были результатом какой-либорабской имитации иностранной практики. Они были вдохновлены совершеннореальным желанием улучшить качество центрального управления и усилитьличный контроль царя над ним. Коллегии освободили Сенат от большого бременисложной административной работы, которую он до этого времени вел,освободили его для действий в качестве апелляционного суда в юридическихвопросах и органа, занимающегося формулировкой общей политики исоставлением нового законодательства. Реформа почти сразу показала дефектына практике. Чтобы коллегии работали хорошо, требовалось поддержать ихбольшим количеством образованных и общественно-духовных людей, чем Россиямогла бы обеспечивать. Некоторые коллегии имели тенденцию статьинструментами в руках своих президентов. Но нет никакого сомнения вглубоком личном внимании царя к новой структуре. Создание коллегий не исчерпало творческой энергии Петра в вопросахуправления. Модернизация и систематизация, которые во многомхарактеризовали и направляли деятельность Петра в течение последних лет,нашли выход в Табели о рангах, выпущенной в 1722 г. Табель о рангахсоздавала сложную градуируемую иерархию в вооруженных силах, управлении исуде. В заключительной версии она внесла в список 262 различных чина – 126военных и военно-морских, 94 административных и 42 относящихся к суду.Молодые люди должны были начинать свою карьеру в самом низком чине иповышаться по сочетанию заслуг и срока службы. Целая система была основанана идее разряда как награды за службу, как чего-то достигнутого усилием, ане пассивным предоставлением, как естественный результат высокогопроисхождения. Табель о рангах дала некоторый стимул замене старой знати,гордящейся своим происхождением и ревностно относящейся к своимпривилегиям, новым привилегированным классом, которому предоставлялсясоциальный статус по существу в пределах разряда в официальной иерархии.Этот процесс продолжался еще долго и четко развивался. Старые московскиетитулы официального разряда полностью утратили свое использование к первымгодам восемнадцатого столетия. Административные реформы Петра были вдохновлены высокими и подлиннымиидеалами – служить величию и прогрессу России. Он надеялся добиться этого,улучшая механизмы центрального правительства и усиливая контроль надпровинциями, отделяя судебные от чисто административных функций и заменяяидеей законности или повиновения указам царя бессмысленное следованиеобычаю или традиции. Все же достижение было далеко не идеальным. Несмотряна напряженное усилие и некоторые значительные успехи, бреши и недостатки вструктуре, которую он оставил своим преемникам, поразительны. Регулированиеадминистрации в соответствии с законом было затруднено без определеннойкодификации перепутанной массы официальных указов и распоряжений; а это небыло выполнено. На более материальном уровне усилиям Петра непрерывно препятствовалинедостаток и денег, и способных и надежных людей. Нехватка денег вызываланерегулярность и долгие задержки в выплате официального жалованья; даже вконце правления имелись предложения платить администраторам в болееотдаленных и неразвитых частях России, например, на Урале, предоставлениемземли. Маленькое и нерегулярно выплачиваемое жалованье, соединенное сдавней традицией более или менее институционализирующегося взяточничества(указы против этого датированы в России концом пятнадцатого века) обреклиПетра на долгую и бесполезную борьбу против официальной коррупции. Тот факт, что мощные административные органы могли быть легкоподчинены молодым офицерам или даже сержантам, показывает, насколько оницеликом были просто инструментами воли Петра, а не независимымиполномочными объектами. Царь создал их, чтобы изменять, приспосабливать илидаже ликвидировать по своему желанию. Столь абсолютной была их зависимостьот него, что можно даже усомниться, насколько они могут быть названыучреждениями в самом полном смысле. Желание Петра создать системууправления, которая была бы безличной и регулировалась в соответствии сзаконом, было искренним. Кроме того, в свои последние годы он, кажется,предусматривает вовлечение российской знати в управление другими способами,нежели просто использование ее как источник должностных лиц. Осознаниеобщих корпоративных интересов российским классом землевладельцев былослабым, и в течение долгого времени после смерти Петра в гвардейских полкахсосредоточилось его значительно больше, чем в любых административныхмеханизмах. Всеми своими усилиями Петр управлял скорее через людей, нежелипосредством законов или учреждений. Высокие должностные лица, и еще большееколичество людей с персональным влиянием на него, типа Меншикова иПрокоповича, были более важными силами в правительстве, чем любое из егоновых административных творений. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Бесконечная энергия побуждала Петра к немедленному действию. И какзавоеватель, и еще больше как законодатель, он стоит наравне с самымивеликими личностями старины. Представление о царствовании Петра, как о победоносном резкомпереходе от темноты к свету, от варварства к цивилизации, стало общимместом, но от этого не стало верным. Оно возникло еще в XVIII столетииблагодаря склонности и вкусу каждого нормального человека к драматизму. Ктому же подобный миф укреплял надежды на быстрый прогресс в государствахЗападной Европы под руководством образованных, общественно-духовных иэнергичных правителей, "просвещенных деспотов". По этим причинам тема Петрапривлекла многих авторов. Однако такое представление о нем было, тем неменее, односторонним и неадекватным. Приходилось слишком подкрашиватьцентральный образ. Представление о русском народе, как о погруженном допоявления нашего героя в глубины невежества и суеверия, из которых вырватьего могла только демоническая энергия и сила воли Петра, было несправедливоввиду прогресса, начавшегося до его воцарения. Еще более неверно инедопустимо предположение, что Россия только прозябала в жалкомсуществовании до того момента, когда ей открыла




Нажми чтобы узнать.

Похожие:

Реформы Петра Первого iconДенежные реформы в России от Петра Первого до С. Ю. Витте Денежные реформы в России от Петра Первого до С. Ю. Витте План
Денежная реформа в России, проведенная под руководством министра С. Ю. Витте, считается очень успешной и не повлекшей за собой неблагоприятных...
Реформы Петра Первого iconЭкономические реформы Петра Первого

Реформы Петра Первого iconРождение Российской Империи и реформы Петра Первого
Регенство должно было завершится. Не желая расставаться с властью, Софья подняла стрельцов против Петра, однако восстание было подавлено....
Реформы Петра Первого iconРождение Российской Империи и реформы Петра Первого
Регенство должно было завершится. Не желая расставаться с властью, Софья подняла стрельцов против Петра, однако восстание было подавлено....
Реформы Петра Первого iconДенежные реформы в России от Петра Первого до С. Ю. Витте

Реформы Петра Первого iconРождение Российской Империи и реформы Петра Первого

Реформы Петра Первого iconПетр I. Реформы Петра I петр I. Реформы Петра I
Икону написал знаменитый живописец Симон Ушаков: с одной её стороны была изображена Троица, а с другой – лик апостола Петра. Ни при...
Реформы Петра Первого iconРождение Российской Империи и реформы Петра Первого
Положение в сельском хозяйстве. Расширение феодальной собственности на землю. Перепись населения и подушная подать
Реформы Петра Первого iconРеформы Петра 1: «Россия молодая мужала гением Петра»

Реформы Петра Первого iconРеформы Петра 1

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы