Этногенез. Теория Л. Н. Гумилева icon

Этногенез. Теория Л. Н. Гумилева



НазваниеЭтногенез. Теория Л. Н. Гумилева
Дата конвертации14.07.2012
Размер363,4 Kb.
ТипРеферат
Этногенез. Теория Л.Н.Гумилева


Московский государственный институт электронной техники (технический университет) Кафедра Философии Реферат Этногенез. Теория Л.Н. Гумилева Подготовил аспирант кафедры МиУП Хотимский Ю.А. Научный руководитель д.ф.н. проф. Кулаев К.В. Москва 2000 г. ОглавлениеВведение…………………………………………………………………. 3I.ЭТНОС………………………………………………………………… 31. Понятие этноса……………………………………………………….. 32. Этнос как система……………………………………………………. 43. Этническая иерархия………………………………………………… 5I I. ЭТНОГЕНЕЗ……………………………………………………….. 101. Метод в этнологии…………………………………………………… 102. Два подхода к систематизации……………………………………… 113. Категория времени в этнологии………………………………….…. 124. Пассионарность в этногенезе…………………………………….…. 135. Фазы этногенеза……………………………………………………... 136. Пассионарность в сфере сознания…………………………………. 167. От Руси к России……………………………………………………. 17Заключение…………………………………………………………….. 18Приложение……………………………………………………………. 19Библиографический список использованной литературы……….…. 27 Введение Распад Советского Союза – державы, вовлекшей в свою орбиту странысоциалистического содружества, делает актуальным проблему взаимоотношениянародов. Национальные конфликты и войны, вспыхнувшие на окраинах великойдержавы, вызывают беспокойство за наше будущее. И как всегда людиобращаются к истории в поисках выхода их тяжелых ситуаций, «запоучительными примерами». В реферате рассматривается яркая и принципиально новая теория,объясняющая возникновение, развитие, взаимодействие и исчезновение народов– говоря по-современному, этносов. Ее автор, Лев Николаевич Гумилев (1912-1992 гг.), – не просто ученый, доктор географических и доктор историческихнаук, но один из интересных авторов, повествующий о малоизвестном в прошломнародов нашей Земли. Человек интересной и трудной судьбы. Многие помнят егоинтересные выступления перед слушателями, показанные по телевидению, вначале 90-х годов. Л.Н. Гумилев создал новую науку этнологию. Его теориядолгое время замалчивалась и искажалась официальной наукой. Будучи энциклопедистом, он интегрировал многие науки: историю,географию, биологию и смежные с ними дисциплины. Этнология Гумилева многогранна: с ее помощью решены трудные задачи висследовании разных народов (древние тюрки, хунну, монголы, хазары). Вреферате дается лишь общий обзор ее основ, некоторых интересных аспектов инемного иллюстративного материала и примеров. «Благодаря Гумилеву совершился переход от общего знания о философииистории, науки крайне субъективной, от работ натурфилософов, от Дж. Вико,И. Гердера, Н. Грановского, Н. Данилевского, О. Шпенглера, А. Тойнби кпостроению синтеза новой историко-этнологической дисциплины, являющейся, поубеждению ее автора, естественнонаучной. В полном контексте истории ХХ в.она становится всемирно-исторической картиной мира…» [5, c. 18]. В качестве методов впервые для данного предмета были использованытеория биохимической энергии В.И. Вернадского и системный подходБерталанфи. I. ЭТНОС 1. Понятие этноса Существуют различные подходы к понятию этнос. По мнению В.И. Козлова,«этнос…– социально-историческая категория, причем его генезис и развитиеопределяются не биологическими законами природы, а специфическими законамиобщества». Л.Н. Гумилев показывает, что социальные и общественно-экономические категории не обязательно совпадают с этносом. Идеология,культура и язык также являются необязательными признаками этноса. В отечественной науке особо плодотворно переставлялись составляющие вопределении нации: «единство языка, территории, экономической жизни ипсихического склада, проявляющегося в общности культуры». «Убедительнодоказали», что одного или нескольких признаков может и не быть, аэтническая общность продолжает существовать. «Дождалась своего звездногочаса эндогамия» Ю.В. Бромлея, главы советской этнографической школы [11].Правда, и она тоже не всегда действует. Этносы образуются разными способами: сикхи стали этносом на основерелигии, монголы – на основе родства, швейцарцы – вследствие войны савстрийскими феодалами. Задача теории Л.Н. Гумилева уловить в этом общуюзакономерность. Неверно приравнивать этнос к биологическим таксономическим единицам:расе или популяции. Расы отличаются по физическим признакам, не имеющимсущественного значения для жизнедеятельности человека. Этносы формируютсяиз нескольких рас. Популяция – совокупность особей одного вида, населяющаяв течение ряда поколений определенную территорию, внутри которойосуществляется свободное скрещивание и которая в то же время отделена отсоседних популяций некоторой степенью изоляции [1, с. 224]. Этнос же – несовокупность сходных особей, а система, состоящая из особей, разнообразныхкак генетически, так и функционально, а также из продуктов ихжизнедеятельности: техники, антропогенного ландшафта и культурной традиции.Характер этнической изоляции от соседей не связан с территорией [1, с.225]. При образовании этноса не происходит изменения видовых характеристик[1, с. 226]. Этногенез – зигзаг на биологической эволюции. В реальном историческом процессе имеют место этнические контакты: 1. Сосуществование (не смешиваются и не поглощают друг друга, заимствуя нововведения); 2. Ассимиляция (поглощение с полным забвением); 3. Метисация (сочетаются традиции, нестойкий вариант); 4. Слияние, при котором забываются традиции первичных компонентов и рядом (или вместо) возникает третий этнос. Это главный вариант этногенеза и он встречается реже других. 2. Этнос как система Наряду с разрушительными процессами внутриэтнической эволюциисуществуют созидательные, благодаря которым возникают новые этническиесообщества. Поэтому этническая история человечества не прекращается и, покана Земле есть люди, не прекратится. Ибо этнос не арифметическая суммачеловекоединиц, а «система» [1, с.101]. Общеизвестный пример социальной системы – это семья. Реальносуществующим и действующим фактором системы являются не предметы, а связи,хотя они не имеют ни массы, ни заряда, ни температуры. Эта внутренняя связь между отдельными людьми при взаимной несхожести иявляется реальным проявлением системной связи, и не может быть определенани через какие другие показатели. Связи в системе могут быть как положительными, так и отрицательными,причем некоторые связи подсистемы на протяжении жизни особи могут сменитьзнак. Например, связь новорожденного со старшими имеет определеннуюнаправленность и «вес». О нем заботятся, его воспитывают и учат. Когда онстановится взрослым и отцом семейства, знак связи меняется напротивоположный: он заботится о родителях и учит детей. И, наконец, ставстариком, он опять требует заботы и ухода. Эта закономерность показывает,что любая система не статична, а находится либо в динамическом равновесии(гомеостаз), либо в движении от какого-то толчка, импульс которогонаходится вне данной системы. Конечно, не исключено, что этот импульсограничен для системы высшего ранга, но механизм воздействия от этого неменяется. Более сложные системы (этнос, социальный организм, вид, биогеоценоз)подчиняются той же закономерности, даже с учетом того, что они построены попринципу иерархии: подсистемы образуют системную целостность –суперсистему; суперсистемы – гиперсистему и т.д. Таким образом, наличиевсеобщих связей, создающих динамические стереотипы, более или менееустойчиво, но никогда не вечно. Мера устойчивости этноса как системы определяется не его массой, т.е.численностью населения и точностью копирования предков, асреднестатистическим набором связей. Резкий выход за определенные пределывлечет либо гибель, либо бурное развитие. Этим и создается эластичностьэтноса, позволяющая ему амортизировать внешние воздействия и даже иногдарегенерировать, ибо «многосвязная» система восполняет ущерб перестройкисвязей [1, с.101]. Л.Н. Гумилев приводит необходимые определения кибернетики исистемологии [1, с.102]. Н. Винер определил кибернетику как науку об управлении и связи вживотном и машине. «Достоинство кибернетики состоит в методе исследованиясложных систем, ибо при изучении простых систем кибернетика не имеетпреимуществ». Предмет изучения кибернетики – способы поведения объекта:«она спрашивает не «что это такое?», а «что оно делает?». «Поэтому свойстваобъекта являются названиями его поведения». «Кибернетика занимается всемиформами поведения, поскольку они являются регулярными, илидетерминированными, или воспроизводимыми. Материальность не имеет для неезначения, равно как соблюдение или несоблюдение обычных законов физики». Приведенные тезисы показывают, что этнологу, интересующемуся сущностьюфеномена этноса и вынужденному согласовывать собственные наблюдения сизвестными ему законами природы, абсолютное доверие к методам кибернетикиВинера противопоказано. Применение кибернетических методов исследованияможет служить коррективом для экстраполяции эмпирических обобщений, но небольше. Поэтому в основу методики системного изучения этноса целесообразноположить не мысли Н. Винера, а идеи Л. фон Берталанфи, совместившего скибернетикой физическую химию и термодинамику. Согласно системному подходу Л. Берталанфи, «система есть комплексэлементов, находящихся во взаимодействии», т.е. привычными элементамиинформации являются не отдельные факты, а связи между фактами. По А. А.Малиновскому, «система строится из единиц, группировки которых имеютсамостоятельное значение, звенья, подсистемы, каждая из которых являетсяединицей низшего порядка, что обеспечивает иерархический принцип,позволяющий вести исследование на заданном уровне». Исходя из этого принципа, мы имеем право рассматривать этнос каксистему социальных и природных единиц с присущими им элементами. Этнос – непросто скопище людей, теми или иными чертами похожих друг на друга, асистема различных по вкусам и способностям личностей, продуктов ихдеятельности, традиций, вмещающей географической среды, этническогоокружения, а также определенных тенденций, господствующих в развитиисистемы. Последнее, являющееся направлением развития, особенно важно, ибо«общим для всех случаев множеств является свойство элементов обладать всемивидами активности, приводящими к образованию статических или динамическихструктур». Применение этого подхода к процессам этногенеза связано и срешением проблемы историзма, так как все наблюдаемые факты укладываются вдинамическую систему исторического развития, и нам только остаетсяанализировать ту часть Всемирной истории, которая непосредственно связана снашей темой. Таким образом, реальную этническую целостность мы можем определить какдинамическую систему, включающую в себя не только людей, но и элементыландшафта, культурную традицию и взаимосвязи с соседями. В такой системепервоначальный заряд энергии постепенно расходуется, а энтропия непрерывноувеличивается. Поэтому система должна постоянно удалять накапливающуюсяэнтропию, обмениваясь с окружающей средой энергией и энтропией. Этот обменрегулируется управляющими системами, использующими запасы информации,которые передаются по наследству. В нашем случае роль управляющих системиграет традиция, которая равно взаимодействует с общественной и природнойформой движения материи. Передача опыта потомству наблюдается у большинстватеплокровных животных. Однако наличие орудий, речи и письменности выделяетчеловека из числа прочих млекопитающих, а этнос – форма коллективногобытия, присущая лишь человеку. 3. Этническая иерархия Принятый подход позволяет заменить этническую классификацию этническойсистематикой (табл. 1). Классификация может быть проведена по любомупроизвольно взятому признаку: по языку, расе, религии, роду занятий,принадлежности к тому или иному государству. В любом случае это будетвесьма условное деление. Систематика же отражает именно то, что заложено вприроде вещей, позволяет исследовать человечество с техникой идоместикатами (ручными животными и культурными растениями). Крупнейшейединицей после человечества в целом (как аморфной антропосферы - одной изоболочек Земли) является суперэтнос, т.е. группа этносов, возникшаяодновременно в одном регионе и проявляющая себя в истории как мозаичнаяцелостность, состоящая из этносов. Именно они являются этническимитаксонами, наблюдаемыми непосредственно. Этносы, в свою очередь, делятся насубэтносы, т.е. подразделения, существующие лишь благодаря тому, что онивходят в единство этноса. Без этноса они рассыпаются и гибнут. Принадлежность к тому или иному разделу таксономии определяется неабсолютной идентичностью особей, чего в природе никогда не бывает, астепенью сходства в определенном аспекте на заданном уровне. На уровнесуперэтноса (для примера возьмем Средневековье) мусульмане – араб, перс,туркмен, бербер были ближе друг к другу, чем к членам западнохристианскогоэтноса – «франкам», как называли всех католиков Западной Европы. А француз,кастилец, шотландец, входившие в общий суперэтнос, были ближе между собой,чем к членам других суперэтносов – мусульманского, православного и т.д. Науровне этноса французы были между собой ближе, чем по отношению кангличанам. Это не мешало бургундцам поддерживать Генриха V и брать в пленЖанну д'Арк, хотя они понимали, что идут против своих. Но ни в коем случаене следует сводить все многообразие видимой истории к осознанию этническогоединства, которое лишь иногда является главным фактором, определяющимповедение человека. Зато ощущение этнической близости присутствует всегда иможет быть отнесено к природе человека как инвариант. Иными словами, как быни был этнос мозаичен и как бы разнообразна ни была его структура, назаданном уровне он – целостность. Историки практически уже нащупали возможность такого подхода. Невольноони группируют этносы в конструкции, которые называют либо «культурами»,либо «цивилизациями», либо «мирами». Например, для XII-XIII вв. мы находимсмысл в таких понятиях, которые в то время обозначали реально существующиецелостности. Так, Западная Европа, находившаяся под идеологическимглавенством римского папы и формальным, никогда не осуществлявшимся наделе, суверенитетом германского императора, называла себя «Христианскиймир». При этом западноевропейцы противопоставляли себя не толькомусульманам, с которыми они воевали в Испании и Палестине, но иправославным грекам и русским, а также, что удивительно, ирландским иуэльским кельтам. Совершенно очевидно, что они подразумевали не религиознуюобщность, а системную целостность, которая получила название по произвольновзятому индикатору. Л.Н. Гумилев показывает, что феномен суперэтноса лежит на порядок вышеэтноса и определяется не размером и мощью, а исключительно степеньюмежэтнической близости (табл. 2). Из истории известно, что часто жестокие войны ведутся между близкимиродственниками. Вместе с тем они имеют коренное различие с войнами науровне больших систем. В последнем случае противник рассматривается какнечто инородное, мешающее и подлежащее устранению. Но личные эмоции – гнев,ненависть, зависть и т.п. не становятся мотивом проявляемой жесткости. Чемдальше отстоят системы друг от друга, тем хладнокровнее ведетсявзаимоистребление, превращаясь в подобие опасной охоты. А разве можногневаться на тигра или крокодила? И наоборот, борьба внутри системы имеетцелью не истребление противника, а победу над ним. Поскольку противниктакже составляет часть системы, то без него система не может существовать.Борьба ведется не для истребления, а за преобладание в системе. Так, вождьфлорентийских гибеллинов Фарината дельи Уберти помог врагам своей родиныодержать победу, но не допустил уничтожения Флоренции. Он заявил: «Ясражался с этим городом для того, чтобы жить в нем». И он жил там досмерти, после того как Арбия побагровела от крови его противников –флорентийских гвельфов. Способ поддержания целостности системы зависит от эпохи, точнее – отфазы этногенеза. В молодых системах элементы контактируют весьманапряженно, можно сказать, страстно, и вызывают столкновения. Частокровавые распри не несут ни идейного, ни классового смысла, происходя впределах одного социального слоя, например война Алой и Белой розы вАнглии, арманьяков и бургундцев во Франции. Но эти усобицы поддерживаютцелостность этнической системы и государства лучше, нежели при апатиинаселения – хотя тогда жить легко, этносы распадаются и исчезают какцелостности. Часто этнические системы, как мы уже упоминали, не эквивалентныгосударственным образованиям: один этнос может жить в разных государствахили несколько – в одном. Так в каком же смысле мы можем трактовать их каксистемы? Принято деление на два идеальных типа систем: жесткие и корпускулярные,или дискретные. В жестких системах все части (элементы) подогнаны друг кдругу так, что для нормального функционирования необходимо их одновременноесуществование. В корпускулярных системах элементы взаимодействуют свободно,легко заменяются на аналогичные, причем система не перестает действовать, ивозможна даже утрата части элементов с последующим восстановлением. Если жетаковое не воспоследует, то идет упрощение системы, имеющее в лимите ееуничтожение. Возможно и другое деление систем: на открытые, получающие энергиюпостоянно и обменивающиеся со средой положительной и отрицательнойэнтропией, и замкнутые, только тратящие первоначальный заряд до уравниваниясвоего потенциала с потенциалом среды. При сопоставлении обеиххарактеристик возможны четыре варианта систем: 1) жесткая открытая; 2)жесткая замкнутая; 3) корпускулярная открытая; 4) корпускулярная замкнутая.Деление это условно, так как любая действующая система совмещает чертыобоих типов, но, поскольку она находится ближе к тому или другомупоскольку, такое деление практически оправдано, ибо позволяетклассифицировать системы по степени соподчиненности элементов. При изучении истории, как государственной, так и этнической, мывстречаем любые градации систем описанных типов, за исключением крайних,т.е. только жестких или только дискретных, ибо те и другие нежизнеспособны.Жесткие системы не могут при поломках самовосстанавливаться, а дискретныелишены способности к сопротивлению ударам извне. Поэтому на практике мывстречаем системы с разной степенью жесткости, причем она тем больше, чембольше в нее привнесено трудом человека, и тем меньше, чем создание системыинициировано процессами природы, постоянно преображающей составляющие ееэлементы. В пределе это – противопоставление техносферы и биосферы. Но где граница биосферы и технооферы, если сам человеческий организм -часть природы? Очевидно, рубеж социо(техно) сферы и биосферы проходит нетолько за пределами человеческих тел, но и внутри их. Однако от этогоразличие не пропадает. Наоборот, мы здесь нащупали реальный моментвзаимодействия социального с биологическим. Это самостоятельное явлениеприроды, всем хорошо известное - этнос. В идеале этнос – система корпускулярная, но для того чтобы не бытьуничтоженными соседями, люди, его составляющие, устанавливают выработанныеили заимствованные институты, являющиеся по отношению к этносувспомогательными жесткими системами. Таковы, например, власть старших вроде, предводительство на охоте или на войне, обязательства по отношению ксемье и, наконец, образование государства. Таким образом, жесткие системы –это социально-политические образования: государства, племенные союзы,кланы, дружины и т.п. Совпадение систем обоих типов, т.е. этноса игосударства или племенного союза, необязательно, хотя и кажетсяестественным. Вспомним великие империи древности, объединявшиеразнообразные этносы или средневековую феодальную раздробленность этносов.Видимо, причудливость сочетания столь же естественна, как и совпадения.Системы обоих типов динамичны, т.е. возникают и пропадают в историческомвремени. Кажущееся исключение представляют гомеостатические этническиесистемы, изменение которых связано только с внешними воздействиями. Нонельзя забывать, что гомеостаз возникает лишь после напряженного развития,когда силы, создавшие и двигавшие систему, иссякли. Поэтому статистикуследует воспринимать как замедленное инерционное движение, имеющее влимите, практически недостижимом, нуль. Структура этноса всегда более или менее сложна, но именно сложностьобеспечивает этносу устойчивость, благодаря чему он имеет возможностьпережить века смятений, смут и мирного увядания. Принцип этническойструктуры можно назвать иерархической соподчиненностью субэтнических групп(табл. 3), понимая под последними таксономические единицы, находящиесявнутри этноса как зримого целого и не нарушающие его единства. На первыйвзгляд, сформулированный тезис противоречит нашему положению осуществовании этноса как элементарной целостности, но вспомним, что дажемолекула вещества состоит из атомов, а атом – из элементарных частиц, чтоне снимает утверждения о целостности на том или ином уровне: молекулярном,или атомном, или даже субатомном. Все дело в характере структурных связей. Может показаться странным, что этносу приписывается способность ксаморегуляции. Однако этнос в историческом развитии динамичен и,следовательно, как любой долгоидущий процесс, реализуется с наименьшимизатратами энергии, чтобы поддержать свое существование. Прочие отсекаютсяотбором и затухают. Все живые системы сопротивляются уничтожению, т.е. ониантиэнтропийны и приспосабливаются к внешним условиям, насколько этовозможно. А коль скоро некоторая сложность структуры повышаетсопротивляемость этноса внешним ударам, то неудивительно, что там, гдеэтнос при рождении не был достаточно мозаичен, как, например, вВеликороссии XIV-XV вв., он стал сам выделять субэтнические образования,иногда оформлявшиеся в виде сословий. На южной окраине выделились казаки,на северной - поморы. Впоследствии к ним прибавились землепроходцы (напервый взгляд, просто представители определенного рода занятий, иследовавшие за ними крестьяне, которые перемешались с аборигенами Сибири иобразовали субэтнос сибиряков, или «челдонов». Раскол повлек появлениестарообрядцев, этнографически отличавшихся от основной массы русских. Новыйстереотип поведения также принесли французы-гувернеры. В ходе истории этисубэтнические группы растворились в основной массе этноса, но в то же времявыделились новые. Различать субэтносы очень легко, так как этнография конца XIX в.работала именно на этом уровне. Этнографы изучали бытовой обряд, т.е.фиксированный стереотип поведения у тех групп населения, которые резкоотличались от столичных, например быт олонецких крестьян. Субэтносы наблюдаемы непосредственно, ибо, с одной стороны, онинаходятся внутри этноса, а с другой – носители субэтнических стереотиповповедения отличаются от всех прочих манерами, обхождением, способомвыражать чувства и т.п. Возникают субэтносы вследствие разных историческихобстоятельств, иногда совпадают с сословиями, но никогда с классами, исравнительно безболезненно рассасываются, заменяясь другими, внешненепохожими, но с теми же функциями и судьбами. Назначение этихсубэтнических образований – поддерживать этническое единство путемвнутреннего неантагонистнческого соперничества. Очевидно, эта сложность –органическая деталь механизма этнической системы и как таковая возникает всамом процессе этногенеза. При упрощении этнической системы числосубэтносов сокращается до одного, это знаменует персистентное(пережиточное) состояние этноса. Но каков механизм возникновениясубэтносов? Чтобы ответить, необходимо опуститься на порядок ниже, гденаходятся таксономические единицы, разделенные на два разряда: консорции иконвиксии. В эти разряды помещаются мелкие племена, кланы, ужеупоминавшиеся корпорации, локальные группы и прочие объединения людей всехэпох. Консорциями мы называем группы людей, объединенных одной историческойсудьбой. В этот разряд входят «кружки», артели, секты, банды и томуподобные нестойкие объединения. Чаще всего они распадаются, но иногдасохраняются на срок в несколько поколений. Тогда они становятсяконвиксиями, т.е. группами людей с однохарактерным бытом и семейнымисвязями. Конвиксии малорезистентны. Их разъедает экзогамия и перетасовываетсукцессия, т.е. резкое изменение исторического окружения. Уцелевшиеконвиксии вырастают в субэтносы. Таковы упомянутые выше землепроходцы-консорции отчаянных путешественников, породивших поколение стойкихсибиряков, и старообрядцы. Первые колонии в Америке создавали консорцииангличан, превратившиеся в конвиксии. Новую Англию основали пуритане,Массачусетс – баптисты, Пенсильванию – квакеры, Мериленд – католики,Виргинию – роялисты, Джорджию – сторонники Ганноверского дома. Из Англииуезжала консорция, не мирившаяся либо с Кромвелем, либо со Стюартами, а нановой почве, где былые споры были неактуальны, они стали конвиксиями,противопоставлявшими себя новым соседям – индейцам и французам. Землепроходцы и старообрядцы остались в составе своего этноса, нопотомки испанских конкистадоров и английских пуритан образовали в Америкеособые этносы, так что именно этот уровень можно считать лимитом этническойдивергенции. И следует отметить, что самые древние племена некогда,очевидно, образовались тем же способом. Первоначальная консорция энергичныхлюдей в условиях изоляции превращается в этнос, который для ранних эпох мыименуем «племя». На таксономическом уровне консорции заканчивается этнология, но принципиерархической соподчиненности может действовать и дальше. На порядок нижемы обнаружим одного человека, связанного с окружением. Это может бытьполезно для биографии великих людей. Спустившись еще на порядок, мывстретимся не с полной биографией человека, а с одним эпизодом его жизни,например с совершенным преступлением, которое должно быть раскрыто. А ещениже - случайная эмоция, не влекущая за собой крупных последствий. На примере инкорпорации иноплеменников Л.Н. Гумилев показываетсуществование разной степени этнической совместимости. Чтобы стать «своим»,надо унаследовать традицию и идеалы этноса, а это возможно только вмладенчестве и при условии, что ребенок не воспитывался своими истиннымиродителями [1, с. 124]. Этническая систематика отличается от социальной классификации [1, с.134]. Лишь изредка они совпадают. Употребление той или другой зависит отаспекта исследования, т.е. от угла зрения, определяемого задачей. Этазадача до сих пор неоднократно ставилась и не получила удовлетворительногорешения (Д. Вико, О. Шпенглер, А. Тойнби). Однако, по словам Л.Н. Гумилева,это не должно отвращать исследователя от продолжения попыток эмпирическогообобщения, сколь бы трудны они ни были. В отличие от ряда авторов,выясняющих, как идет процесс, мы имеем возможность ответить на вопрос, чтоименно подвергается изменению, хотя и получим принципиально одностороннююмодель, характеризующую определенные аспекты явлений. Но ведь созданиеконцепций лежит в основе любой исторической интерпретации, что и отличаетисторию («поиск истины») от хроник или простого перечисления событий. Мыисходим из накопленного исторической наукой разнообразного материала,поэтому объектом исследования становится не шпенглеровская «душа культуры»и не «умопостигаемое поле исследования» Арнольда Тойнби, а система фазэтногенеза на том или ином уровне и в ту или иную определенную эпоху. Дляследующей эпохи, протекающей в историческом времени, расстановкасоставляющих будет уже другой. Предложенное деление этносов полезно не только для современной, но идля исторической этнографии. Л.Н. Гумилев показывает это на примере эпохи,хорошо изученную и давно законченной, - XII век на Евразийскою континенте,а как частный пример - Древнюю Русь, о которой шло столько споров, так какее причисляли по банальному и потому весьма распространенному делению то к«Западу», то к «Востоку». (Такое нерациональное деление родилось всуперэтнической целостности романо-германского мира, идеологическиобъединенного Римской Церковью и противопоставившего себя всем прочим.) Если принять западный «Христианский мир» – за суперэтнический эталон(1), то равноценными ему будут: 2) Левант, или «мир Ислама», целостностьотнюдь не религиозная, а этнокультурная, распространившаяся от Испании доКашгара; 3) Индия, за исключением той ее части, где господствовалимусульмане; 4) Китай, считавший себя «Срединной империей» с варварскойпериферией: 5) Византия, восточно-христианская целостность, политическиеграницы которой всегда были уже суперэтнических; 6) Кельтский мир,отстаивавший свои оригинальные традиции от английских феодалов до XIV в.;7) Балтийская славяно-литовская языческая целостность, в XII в.превратившаяся в реликт; 8) Восточноевропейская суперэтническая целостность– Русская земля. Русь была системой «полугосударств», стоящих на порядокниже, нежели «Русская земля»: 1) Новгородская республика с пригородами; 2)Полоцкое княжество; 3) Смоленское княжество; 4) Ростово-Суздальская земля;5) Рязанское княжество; 6) Турово-Пинская земля; 7) Русская земля,включавшая три княжества: Киевское, Черниговское и Переяславское; 8)Волынь; 9) Червонная Русь, или Галицкое княжество. Спускаясь еще на порядок ниже, т.е. взяв один из русских субэтносов,допустим Киев, мы обнаружим там три активные консорции: западническую(сторонники князя Святополка II, в том числе Киево-Печерская лавра),грекофильскую (сторонники Владимира Мономаха и митрополии, помещавшейся вСв. Софии) и национальную, сильно пострадавшую за симпатии к Всеславу послеего изгнания из Киева. Консорции не совпадают с классовыми, сословными, религиозными иплеменными делениями, являясь феноменами самостоятельной системы отсчета.Эта система может считаться весьма полезной, потому что благодаря именно ейудалось, например, уловить мотивы сторонников перечисленных вышеполитических направлений. При анализе классовых противоречий этого сделатьнельзя, ведь все участники событий принадлежали к одному классу, а силучерпали у своих единомышленников в гуще народа. Л.Н. Гумилев подводит нас к открытию пускового механизма этногенеза: 1)Выдумать новый стереотип поведения нельзя. (Выйти из этноса – это то же,что вытащить себя из болота за собственные волосы.) 2) Поскольку новыйстереотип возникает в результате неосознанной деятельности людей, нельзяставить вопрос о том, лучше он или хуже. 3) Но если ломать бытующуютрадицию невозможно, незачем, то это происходит в силу особого стеченияобстоятельств: «фактора Х» [1, с. 149]. II. ЭТНОГЕНЕЗ 1. Метод в этнологии Официальная этнология занималась лишь накоплением фактов, т.е. былалишь этнографией. Современный учебник дает лишь обзор теорий на однойстранице, виды классификаций на нескольких страницах и выполняет лишьфункции справочника [10]. Задача науки не только в том, чтобы констатировать известные факты, нои в том, чтобы путем анализа и синтеза установить факты неизвестные. Однимиз наиболее эффективных способов исторического синтеза является применениесистемного подхода [7, с. 10]. В методологии поиска закономерностей развития отдельных народов будемопираться на слова К. Маркса: «Обычные законы осуществляются весьмазапутанным и приблизительным образом, лишь как господствующая тенденция,как некоторая никогда твердо не устанавливающаяся средняя постоянныхколебаний». Доступна ли закономерность смены народов философскому анализу? Этносыуходят из исторического бытия, сменяются другими. Это может происходить врамках одной общественно-исторической формации. Введем определение термина этнос. Это коллектив, противопоставляющийсебя всем другим коллективам. Этносы устойчивы, более или менее, хотя вконечном итоге исчезают в историческом времени. Их возникновение, развитиеи уход из исторического бытия – предмет нашего исследования. Процесспрохождения стадий развития этноса называется этногенезом. Системный подход к этому процессу удалось создать только в ХХ в., хотяинтерес к предмету народоведения известен с древности. В стариннойисториографии встречаются попытки введения системного метода. Методика,совмещающая историко-географические приемы изучения, опирающаяся на наукубиологию (теория Вернадского), дала желаемый результат. Была найденасистемная связь, легшая в основу науки о взаимодействии человечества сприродой – этнологии. Почему сочетание истории с географией для решенияпроблемы недостаточно? Потому что речь идет о живых организмах, образующихсообщества геобиоценозы. Поэтому проблема находится на стыке трех наук: истории, географии ибиологии (экологии и генетики). Можно дать теперь второе определение этноса: «специфическая формасуществования вида Homo Sapiens, а этногенез – локальный вариантвнутривидового формообразования, определяющийся сочетанием исторического ихорономического (ландшафтного) факторов» [1, с. 35]. Учение о биосфере – фундамент этнологии, так как законы этногенезаявляются частным случаем более общих законов движения и энергетики живоговещества. Этнические системы входят в состав биосферы, основные свойствакоторой исследованы и описаны Вернадским. Этнические системы – верхние звенья геобиоценоза. «Великий Вернадскийобъяснил нам, что человечество – тоже геологический фактор», – писалП.В. Флоренский. Предложенная П.В. Вернадским энергетическая теория биосферных процессовявилась основой для понимания теории этногенеза. Она объясняет наличиебиохимической энергии живого вещества в биосфере, ее неравномерноераспределение (порождение волн жизни в животном мире и всплескицеленаправленной деятельности в человеческих коллективах – этносах). 2. Два подхода к систематизации Синхронический подход позволяет собрать большой и необходимый материалпо этнической истории. Но это лишь подготовительная работа для главнойзадачи этнологии – диахронического сравнения разных этногенезов. Опорнойточкой для синхронизации может быть: 1. сам пассионарный толчок, но его трудно датировать, так как современникам он не заметен. Так, римляне не обратили внимание на рождение в 5 г. до н.э. плеяды пассионариев (точнее, на события 30-40- х гг. н.э.), были удивлены вспышкой фанатизма в Иудее и Дакии в 65 г., и лишь около 155 г. поняли, что существует особая «порода людей» (философ Цельс). Византийский этнос - редкий случай, когда благодаря церковной истории можно определить точную дату толчка; 2. момент рождения этноса как новой системной целостности с оригинальным стереотипом поведения. Это фиксируют соседи с письменной традицией. Появляется самоназвание этноса – этноним. До 632-642 гг. арабами называли кочевников Аравийского полуострова, и только после того как мусульманские армии вторглись в Сирию и Иран и разбили греков и персов, арабами стали называть этнос, вдохновленный проповедью пророка. В дальнейшем потомки уже не помнят причин происходившего, ибо этноним часто теряет свой первоначальный смысл; 3. любой яркий период, например от фазы надлома (ее начала или конца). Надлом – фаза выразительная, и не заметить ее трудно. Пассионарное напряжение начинает стихийно снижаться. В Византии это эпоха иконоборчества, в «Христианском мире» – Реформация. Диахрония позволяет уточнить общую закономерность природных процессов –этногенезов путем сопоставления их друг с другом (табл. 4). Первым историком, попытавшимся уловить принцип диахронии, был Плутарх.Он сопоставил попарно деяния сорока шести деятелей Эллады и Рима, сходствоих ролей в двух историях (процессах), проходивших по одной схеме. Плутархоткрыл одно из свойств исторического времени: направленность черезказуальность, т.е. причинную обусловленность хода событий, несмотря наразную длину фаз [6, с. 297]. 3. Категория времени в этнологии Даже самые примитивные народы, не имеющие потребности в линейномотсчете времени от какой-либо условной даты («Основания Рима», «Сотворениямира», «Рождества Христова», «Хиджры» – бегства Мухаммеда из Мекки в Мединуи т.п.), различают день и ночь, времена года, «живую хронологию» по датамсобственной жизни и, наконец, цикличности – неделю, месяц, двенадцать лет,где каждый год носит имя зверя (тюркско-монгольский календарь). По даннымсравнительной этнографии, линейный отсчет времени появляется тогда, когдаэтнос начинает ощущать свою историю не как исключительное явление, а всвязи с историей сопредельных стран. А по мере накопления знаний возникаетквантование времени в сознании людей, т.е. деление его на эпохи, весьманеравные по продолжительности, но эквивалентные по наполнению событиями.Здесь категория «времени» соприкасается с категорией «силы» – причины,вызывающей ускорение, в частном случае – исторического процесса (табл. 5). Такое разнообразие систем отсчета показывает, что оно отвечаетсерьезным переменам этнопсихологии, что, в свою очередь, определяетсясменой возрастов этноса. Для наших целей важна не та или иная системаотсчета, а различие в понятиях прошедшего, настоящего и будущего. Когда этническая общность вступает в первый творческий период своегостановления, ведущая часть ее населения, толкающая всю систему по путиэтнического развития, накапливает материальные и идейные ценности. Этонакопление в области этики становится «императивом» и в отношении временитрансформируется в ощущение, которое можно назвать «пассеизм». Каждыйактивный строитель этнической целостности чувствует себя продолжателемлинии предков, к которой он что-то прибавляет: еще одна победа, еще одноздание, еще одна рукопись, еще один выкованный меч. Это «еще» говорит отом, что прошлое не ушло, оно в человеке, и поэтому к нему стоит прибавлятьнечто новое, ибо тем самым прошлое, накапливаясь, продвигается вперед. На место пассеизма приходит актуализм. Люди этого склада забываютпрошлое и не хотят знать будущего. Они хотят жить сейчас и для себя. Онимужественны, энергичны, талантливы, но то, что они делают, они делают радисебя. Они тоже совершают подвиги, но ради собственной алчности, ищутвысокого положения, чтобы насладиться своей властью, ибо для них реальнотолько настоящее, под которым неизбежно понимается свое, личное. Третий возможный и реально существующий вариант относится ко времени имиру – это игнорирование не только прошлого, но и настоящего ради будущего.Прошлое отвергается как исчезнувшее, настоящее – как неприемлемое, реальнойпризнается только мечта. Футуристическое восприятие закономерно, как и два остальных, нодействует на этническое сообщество столь губительно, что любой этнос гибнетцеликом, либо гибнут «мечтатели», либо «мечтатели» объявляют свою мечтуосуществленной и становятся актуалистами, т.е. начинают жить как все. Пассеизм, актуализм и футуризм отражают три стадии этнической динамики.Статическому состоянию этноса свойственно игнорирование времени кактакового. Время не интересует людей этого склада, потому что они неизвлекают из отсчета времени никакой пользы для той деятельности, котораяих кормит. Именно сгущение и разряжение исторического времени, изменение кучностисобытий, привело Л.Н. Гумилева к пониманию колебательного характерадвижения этногенеза (что видно на кривой этногенеза). 4. Пассионарность в этногенезе Начало этногенеза напрямую связано с внезапным изменением генофондаживых существ, с мутагенезом. Это происходит в определенном месте, вопределенное время в результате внешнего воздействия. Генетическим признаком новой популяции является повышенная активностьее членов к действию. Избыток биохимической энергии живого веществабиосферы, которым они наделены, позволяет им применить эту энергию вкачестве организаторов и исполнителей. Этот генетический признак уЛ.Н. Гумилева назван пассионарностью. Это новый параметр этническойистории. Пассионарность проявляется в непреоборимом стремлении действовать,изменять окружающее. Они сражаются с захватчиками, организуют походы спокорением народов, сражаются за отвлеченные идеалы, жертвуя жизнями. Закономерность этногенеза противоречит принятой на Западе теориинеуклонного прогресса, но вполне отвечает принципу диалектическогоматериализма – принципу отрицания. Законы диалектики применимы к явлениямэтногенеза. Переход количества в качество наблюдается при взрывах истановлении этносов (негэнтропии), а в последующей этнической истории(энтропии) только меняет знак. Мозаичность этносистемы объясняется закономединства и борьбы противоположностей, а неизбежная смена одних этносовдругими законом отрицания отрицания. Пассионарность – наследственный признак, видимо рецессивный, потому чтоон передается, минуя детей и внуков, к правнукам и праправнукам. Этообъясняет возможность этносов к регенерации. Микромутация создает новый поведенческий признак. Мутация никогда незахватывает всей популяции. Мутируют отдельные особи, и по-разному. Ноявные уроды быстро устраняются естественным отбором, а для устранениямутантов-пассионариев необходимо около 1200 лет. Системы работают на биохимической энергии, абсорбируя (поглощая) ее изокружающей среды и выдавая излишек в виде работы (в физическом смысле).Оптимальное состояние, или гармоничность, системы, будь то один человек илимноголюдный этнос, – это когда количества энергии, идущей на нужды самогоорганизма и на пассионарность, равны. Тогда они уравновешивают друг друга,и система крепка. 5. Фазы этногенеза Уровень пассионарности в этносе не остается неизменным. Этнос,возникнув, проходит ряд закономерных фаз развития, которые можно уподобитьвозрастам человека (рис. 1). Первая фаза – фаза пассионарного подъемаэтноса, вызванная пассионарным толчком. Важно заметить, что старые этносы,на базе которых возникает новый, соединяются как сложная система. Из подчаснепохожих субэтнических групп создается спаянная пассионарной энергиейцелостность, которая, расширяясь, подчиняет территориально близкие народы.Так возникает этнос. Группа этносов в одном регионе создает суперэтнос.Продолжительность жизни этноса, как правило, одинакова и составляет отмомента толчка до полного разрушения около 1500 лет, за исключением техслучаев, когда агрессия иноплеменников нарушает нормальный ход этногенеза. Наибольший подъем пассионарности – акматическая фаза этногенеза –вызывает стремление людей не создавать ценности, а «быть собой» (табл. 6).Обычно в истории эта фаза сопровождается таким внутренним соперничеством ирезней, что ход этногенеза на время тормозится. Перед началом акматическойфазы и после ее окончания активно созидают творческие личности. Постепенно вследствие резни пассионарный заряд этноса сокращается, иболюди физически истребляют друг друга. Начинаются гражданские войны – фазанадлома. Сопровождается огромным рассеиванием энергии, кристаллизующейся впамятниках культуры и искусства. Но внешний рассвет культуры соответствуетспаду пассионарности. Кончается эта фаза кровопролитием; системавыбрасывает из себя излишнюю пассионарность, и в обществе восстанавливаетсявидимое равновесие. Этнос начинает жить «по инерции», благодаря приобретенным ценностям. Винерционной фазе вновь идет взаимное подчинение людей друг другу,происходит образование больших государств, создание и накоплениематериальных благ. Постепенно пассионарность иссякает. Когда энергии в системе становитсямало, ведущее положение в обществе занимают субпассионарии – люди спониженной пассионарностью. Они стремятся уничтожить не только беспокойныхпассионариев, но и трудолюбивых и гармоничных людей. Наступает фазаобскурации, при которой процессы распада в этносоциальной системестановятся необратимыми. Везде господствуют люди вялые и эгоистичные,руководствующиеся потребительской психологией. А после того, каксубпассионарии проедят и пропьют все ценное, сохранившиеся от героическихвремен, наступает последняя фаза – мемориальная, когда этнос сохраняет лишьпамять о своей исторической традиции. Затем исчезает и память: приходитвремя равновесия с природой (гомеостаза), когда люди живут в гармонии сродным ландшафтом и предпочитают великим замыслам обывательский покой.Пассионарности людей в этой фазе хватает лишь на то, чтобы поддержитватьналаженное предками хозяйство. Новый цикл развития может быть вызван лишь очередным пассионарнымтолчком, при котором возникает новая пассионарная популяция. Но она нереконструирует старый этнос, а создает новый [4, с.18]. Этногенез – это природный процесс биосферы, возникающий иногда иявляющийся одним из компонентов этнической истории наряду с тремя постояннодействующими факторами: 1) социально-политическим, ибо люди всегдаустанавливали определенный порядок взаимоотношений в своем коллективе; 2)техническим, ибо нет и не было человека без орудий труда; 3)географическим, ибо средства к существованию черпаются из окружающейприроды, а поскольку ландшафты Земли разнообразны, то разнообразны иэкосистемы, включающие людей. Этих трех параметров достаточно,охарактеризовать любой гомеостатический этнос, но динамика этногенеза идетза счет четвертого фактора – пассионарного толчка, возникающего иногда наопределенных участках земной поверхности и порождающего не один этнос, агруппу этносов, именуемую суперэтносом, т.е. систему, в которой отдельныеэтносы являются блоками, звеньями и подсистемами [1, с. 307]. Возможно четыре варианта этнических контактов на уровне суперэтноса,определяемых сте6пенью пассионарного напряжения: 1. Сочетание статичного этноса и пассионарно-напряженного приводит к ассимиляции ли вытеснению слабого этноса. 2. Слабо пассионарные этносы не подавляют друг друга. 3. Равно пассионарные этносы аннигилируют. 4. Если же происходит новый пассионарный толчок, то образуется новый этнос. Переходы между фазами делают этносы особенно уязвимыми для внешнихвоздействий. Л.Н. Гумилев ввел понятие этнического поля, объясняющеекомплиментарность этносов.Рис 1. Изменение уровня пассионарного напряжения суперэтнической системы.[4, с. 17]. Условные обозначения: Pik – уровень пассионарного напряжениясистемы; i – индекс уровня пассионарного напряжения системы,соответствующего определенному императиву поведения; i = –2, –1, …6; при i=0 уровень пассионарного напряжения соответствует гомеостазу; k –количество субэтносов, составляющих систему на определенном уровнепассионарного напряжения, где n – первоначальное количество субэтносов всистеме. 6. Пассионарность в сфере сознания Если принять за эталон импульс врожденного инстинкта самосохранения(1), индивидуального и видового, то импульс пассионарности (P) будет иметьобратный знак. Величина импульса пассионарности, соответственно, может бытьлибо больше, либо меньше, либо равна импульсу инстинкта самосохранения.Следовательно, можно классифицировать особей на пассионариев (P>1),гармоничных (P<1) и субпассионариев (P=1). Соотношение этих группопределяет соотношение пассионарного напряжения в системе, в нашем случае –этносе. Вслед за пассионарным толчком оно медленно возрастает, затемнаступает «перегрев», после которого идет медленный плавный спад, часто сзадержками. Если построить кривую, то это будет фиксация инерционногопроцесса. Все величины будут положительными; в лимите, практическинедостижимом, – нуль [1, с. 327]. Подавляющее число поступков диктуется инстинктом самосохранения либоличного, либо видового. Последнее проявляется в стремлении к размножению ивоспитанию потомства. Пассионарность имеет обратный вектор, ибо заставляетлюдей жертвовать собой и своим потомством, которое либо не рождается, либонаходится в полном небрежении ради иллюзорных вожделений: честолюбия,тщеславия, гордости, алчности, ревности и прочих страстей. Ее можнорассматривать как антиинстинкт или инстинкт с обратным знаком. Как инстинктивные, так и пассионарные импульсы лежат в эмоциональнойсфере. Но ведь психическая деятельность охватывает и сознание. Значит можноотыскать в области сознания такое деление импульсов, которое можно былосопоставить с описанным выше. Оно должно быть разбито на разряд импульсов,направленных к сохранению жизни, и другой разряд – принесению жизни вжертву иллюзии. Для удобства отсчета обозначим импульсы жизнеутверждающиезнаком «плюс», а импульсы жертвенные – знаком «минус». Тогда эти параметрыможно развернуть в плоскостную проекцию, похожую на систему декартовыхкоординат. Только в общественной форме движения материи имеет смыслпротивопоставлять прогресс застою и регрессу. Поиск же осмысленной цели вдискретных природных процессах природы – неуместная телеология. Но это незначит, что в этногенезе нет системы, движения и даже развития; просто внем нет «переда» и «зада». В любом колебательном движении есть только ритми большая или меньшая напряженность (частота). Положительным импульсом сознания будет только безудержный эгоизм,требующий для своей реализации – как цели – рассудка и воли. Под рассудкомпонимается свобода выбора реакции при условии, это допускающих, а под волей– способность производить поступки согласно сделанному выбору.Следовательно, все тактильные и рефлекторные действия особей из этогоразряда исключаются, также как и поступки, совершенные по принуждениюдругих людей или достаточно весомых обстоятельств. Но ведь внутреннеедавление – императив либо инстинкта, либо пассионарности, такжедетерминируют поведение. Значит, и его необходимо исключить наряду сдавлением этнического поля и традиций. Для «свободных», или «эгоистичных»,импульсов остается небольшая, но строго очерченная область, та, где человекнесет за свои поступки моральную и юридическую ответственность. «Разумному эгоизму» противостоит группа импульсов с обратным вектором.Она также хорошо известна, как, впрочем, и пассионарность, и также никогдане выделялась в единый разряд. У всех людей имеется странное влечение кистине (стремление составить о предмете адекватное представление), красоте(тому, что нравится без предвзятости) и справедливости (соответствию моралии этики). Это влечение сильно варьируется по силе импульса и всегдаограничивается постоянно действующим «разумным эгоизмом», но в ряде случаевоказывается более мощным и приводит особь к гибели не менее неуклонно, чемпассионарность. Оно как бы является аналогом пассионарности в сфересознания и, следовательно, имеет тот же знак. Гумилев назвал его«аттрактивностью» (от лат. attractio - влечение). Природа аттрактивностинеясна, как, впрочем, и природа сознания, но соотношение ее синстинктивными импульсами самосохранения и с пассионарностью такое же, какв лодке соотношение двигателя и руля. Для изучения психологии отдельной особи предлагаемая точка зрения исистема отсчета дают очень мало, но применимы для этнопсихологии. На рис. 2 изображен обратный импульс – пассионарность. Приалгебраическом сложении его величина компенсирует величину той или инойчасти импульса, изображенного на положительной абсциссе, а иногда даже еевсю. Величина импульса Р может быть меньше импульса инстинкта (величина,которую удобно принять за единицу), равна ему и больше него. Только впоследнем случае мы называем человека пассионарием. Пример Р=1 – князьАндрей Волконский из сочинений графа Л. Н. Толстого; Р<1 – чеховскийинтеллигент: еще меньше – просто обыватель, а за ним следует босяк-субпассионарий из ранних рассказов А. М. Горького. Еще ниже – кретины идегенераты. А если пассионарное напряжение выше инстинктивного? Тогда точка,обозначающая пассионарный (поведенческий) статус особи, сместится наотрицательную ветвь абсциссы. Здесь будут находиться конкистадоры иземлепроходцы, поэты и ересиархи и наконец инициативные фигуры, вродеЦезаря и Наполеона. Как правило, их очень немного, но их энергия позволяетим развивать активную деятельность, фиксируемую везде, где есть история.Сравнительное изучение кучности событий дает первое приближение определениявеличины пассионарного напряжения. Ту же последовательность мы наблюдаем в сознательных импульсах,отложенных по оси ординат. «Разумный эгоизм», т.е. принцип «все для меня»,в лимите имеет стабильную величину. Но он умеряется аттрактивностью,которая либо меньше единицы (за которую мы принимаем импульс себялюбия),либо равна ей, либо больше нее. В последнем случае мы наблюдаем жертвенныхученых, художников, бросающих карьеру ради искусства, правдолюбцев,отстаивающих справедливостью с риском для жизни, короче говоря – тип ДонКихота в разных, так сказать, «концентрациях». Значит, реальное поведениеособи, которую мы имеем возможность наблюдать, складывается из двухпостоянных положительных величин и двух переменных отрицательных.Следовательно, только последние определяют наблюдаемое в действительностиразнообразие поведенческих категорий (см. рис. 2). 7. От Руси к России События этногенезов народов нашего Отечества составляют историческуюканву жизни по крайней мере двух разных суперэтносов. Л.Н. Гумилев показал(табл. 4) логику истории Древней Киевской Руси и Московской Руси [4, с.292]. При объединении народов проявилось умение русских «понимать и приниматьвсе другие народы» (Ф.М. Достоевский). Наши предки великолепно осознавалиуникальность образа жизни тех народов, с которыми сталкивались, и поэтомуэтническое многообразие России продолжало увеличиваться [4, с. 257].Разнообразие ландшафтов Евразии благотворно влияло на этногенез ее народов.Каждому находилось приемлемое и милое ему место: русские осваивали речныедолины, финно-угорские народы и украинцы – водораздельные пространства,тюрки и монголы – степную полосу, а палеоазиаты – тундру. Дезинтеграциялишала силы, сопротивляемости; разъединиться в условиях Евразии значилопоставить себя в зависимость от соседей, далеко не всегда бескорыстных имилостивых. Поэтому в Евразии политическая культура выработала свое,оригинальное видение путей и целей развития. Евразийские народы строили общую государственность исходя из принципапервичности прав каждого народа на определенный образ жизни. На Руси этотпринцип воплотился в концепции соборности и соблюдался совершеннонеукоснительно. Таким образом обеспечивались и права отдельного человека. Выход из безнадежности нашего сегодня можно найти в последней книгеГумилева. Это как завещание в смутное время. «Исторический опыт показал,что пока за каждым народом сохранялось право быть самим собой, ОбъединеннаяЕвразия успешно сдерживала натиск и Западной Европы, и Китая, и мусульман.К сожалению, в ХХ в. мы отказались от этой здравой и традиционной для нашейстраны политики и начали руководствоваться европейскими принципами –пытались всех сделать одинаковыми. А кому хочется быть похожим на другого?Механический перенос в условиях России западноевропейских традицийповедения дал мало хорошего, и это неудивительно. Ведь российскийсуперэтнос возник на 500 лет позже. И мы, и западноевропейцы всегда эторазличие ощущали, осознавали и за «своих» друг друга не считали. Посколькумы на 500 лет моложе, то, как бы мы ни изучали европейский опыт, мы несможем сейчас добиться благосостояния и нравов, характерных для Европы. Нашвозраст, наш уровень пассионарности предполагают совсем иные императивыповедения. Надо осознавать, что ценой интеграции России с Западной Европой… будет полный отказ от отечественных традиций и последующая ассимиляция»[4, с. 299]. «Восемнадцатый век стал последним столетием акматической фазыроссийского этногенеза. В следующем веке страна вступила в совершенно иноеэтническое время – фазу надлома. Сегодня, на пороге XXI в., мы находимсяблизко к ее финалу… России предстоит пережить инерционную фазу – 300 летзолотой осени, эпохи собирания плодов, когда этнос создает неповторимуюкультуру, остающуюся грядущим поколениям! Если на обширной территории нашейстраны проявят себя новые пассионарные толчки, то наши потомки, хотя инемного не похожие на нас, продолжат славные наши традиции и традиции нашихдостойных предков. Жизнь не кончается…[4, с. 291]». Заключение Теория Л.Н. Гумилева имеет большое значение для понимания историческихсудеб народов и, прежде всего, Российского суперэтноса (табл. 7). Выводымогут быть сделаны как на глобальном уровне при принятии политическихрешений, так и каждым человеком во взаимоотношениях со своим окружением. Изменить законы Природы нельзя, остановить природные процессыэтногенеза невозможно, но можно их предсказать, так же, как предсказываютцунами и землетрясения [6, с. 454]. Теория Л.Н. Гумилева – это попытка дать ответы на наиболеефундаментальные вопросы человеческого бытия. Теория пассионарности помогла решить «алгебраически», трудные для«арифметического» решения задачи исторической науки. Был открыт географический фактор второго уровня, являющийся пусковыммеханизмом этногенеза (рис. 3). Существенно были развиты научные методы и образована новая научнаядисциплина. Определено место новой науки в системе знаний. Приложение Таблица 1. Термины этнической иерархии [1, с. 135]|Термин |Содержание ||Антропосфера |Биомасса всех человеческих организмов ||Этносфера |Мозаичная антропосфера, т.е. сочетание системных || |этноландшафтных целостностей, всегда динамических ||Суперэтнос |Группа этносов, возникших одновременно в одном регионе, || |и проявляющая себя в истории как мозаичная целостность ||Этнос |Устойчивый, естественно сложившийся коллектив людей, || |противопоставляющий себя всем прочим аналогичным || |коллективам и отличающийся своеобразным стереотипом || |поведения, который закономерно меняется в историческом || |времени ||Субэтнос |Элемент структуры этноса, взаимодействующий с прочими. || |При упрощении этносистемы в финальной фазе число || |субэтносов сокращается до одного, который становится || |реликтом ||Таксонометрические единицы одного порядка: ||Консорция |Группа людей, объединенных одной исторической судьбой; || |либо распадается, либо переходит в конвиксию ||Конвиксия |Группа людей, объединенных однохарактерным бытом и || |семейными связями. Иногда переходит в субэтнос. || |Фиксируется не историей, а этнографией | Таблица 2. Этническая иерархия [1, с. 138]|Таксонометриче|Гибрид |Направление |Предел ||ская единица | |развития |формообразования||Консорция |Нестойкие сочетания |Субэтническое |Субэтнос || | |самоутверждение | ||Конвиксия |Деформированные |Создание |Субэтнос || |сочетания |территориальной | || | |общины | ||Субэтнос |Симбиозы |Этническое |Этнос || | |самоутверждение | ||Этнос |Ксении |Создание |Ведущая роль в || | |социального |суперэтносе и || | |института |консервация || | | |структуры ||Суперэтнос |Химера |Аннигиляция |Реликт ||Человечество |Гипотетическое |Этногенез |? || |смешение с | | || |палеантропом в | | || |мезолите на горе | | || |Кармел | | ||Гоминиды |? |Эволюция как |Исчезновение || | |филогенез |вида |Таблица 3. Последовательность приближения к предмету при изучении процессовэтногенеза [1, с. 349]|Степень приближения |Наблюдение от …|Видим … |Проблематика и || | | |методика ||1 [pic] |Биосферы |Этносферу |Географическая ||2 [pic] |Этносферы |Суперэтносы |Культурологическа|| | | |я ||3 [pic] |Суперэтноса |Этносы |Этнологическая ||4 [pic] |Этноса |Субэтнос |Политико-историче|| | | |ская ||5 [pic] |Субэтноса |Консорции |Этнографическая || | |(люди и | || | |семьи) | ||6 [pic] |Консорции |Эпизоды |Би




Нажми чтобы узнать.

Похожие:

Этногенез. Теория Л. Н. Гумилева icon«Этногенез и биосфера земли»
Концепция Л. Н. Гумилёва «Этногенез и биосфера земли» и её значение в развитии философии истории
Этногенез. Теория Л. Н. Гумилева iconКонцепция Л. Н. Гумилева Этногенез и биосфера земли и ее значение в развитии философии истории Концепция Л. Н. Гумилёва «Этногенез и биосфера земли»
Концепция Л. Н. Гумилева Этногенез и биосфера земли и ее значение в развитии философии истории
Этногенез. Теория Л. Н. Гумилева iconВолны Элиота. Теория этногинеза Льва Гумилева Волны Элиота. Теория этногинеза Льва Гумилева
И права была китайская царевна из династии Чэн, плененная и выданная за тюркского хана в VI веке, когда написала мудрые и трогательные...
Этногенез. Теория Л. Н. Гумилева iconКультурологическая проблематика в работе Л. Н. Гумилева Этногенез и биосфера Земли

Этногенез. Теория Л. Н. Гумилева iconТеория этногенеза Л. Н. Гумилева

Этногенез. Теория Л. Н. Гумилева iconТеория цвета у Гумилева

Этногенез. Теория Л. Н. Гумилева iconВолны Элиота. Теория этногинеза Льва Гумилева

Этногенез. Теория Л. Н. Гумилева iconТеория социальной пассионарности Л. Н. Гумилева Лев Николаевич Гумилев был великим историком, этнографом и этнологом

Этногенез. Теория Л. Н. Гумилева icon"Западнохристианский" суперэтнос в теории этногенеза Л. Гумилева
По определению Л. Гумилева это естественно сложившийся на основе оригинального стереотипа поведения коллектив людей, существующий...
Этногенез. Теория Л. Н. Гумилева iconКонференция «100-летие Л. Н. Гумилева»
Торжественное открытие бюста Л. Н. Гумилева в холле нового корпуса мгимо (У) мид россии, открытие выставки фоторабот студентов. Место...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы