Внешняя и внутренняя политика СССР 1984-1991 гг icon

Внешняя и внутренняя политика СССР 1984-1991 гг



НазваниеВнешняя и внутренняя политика СССР 1984-1991 гг
Дата конвертации13.07.2012
Размер390,85 Kb.
ТипРеферат
Внешняя и внутренняя политика СССР 1984-1991 гг.


Введение. Я выбрал эту тему реферата не добровольно, но ничуть не жалею об этом. Этатема, вообще вся история СССР, мне интересна. Всю свою сознательную жизнь яинтересовался историей СССР больше чем любой другой. Сначала это былонеобходимо : я родился и вырос ещё при советской власти. Затем, гордость засвою страну была вроде катализатора, подогревающего мой интерес к историиСССР. Как поётся в песне : " Я другой такой страны не знаю...". На самомделе я и не мог знать других стран, да что там говорить, практически никтоне знал других стран вообще. Самое интересное, что я до 7-8ми лет считал,что так как живём мы ( советские ) живут все люди. Уже после, когда всёстало на свои места, когда старушки, всю жизнь верившие, что "дедушкаЛенин" и наш вождь товарищ Сталин заботились о них и о всех остальныхсоветских людях, падали в обморок, узнавая с экранов телевизоров жуткиеподробности репрессий и т.п., когда народ, кричавший в течение 70-ти лет :"Бога нет !!!", побежал в церковь, вот тогда я возненавидел и СССР, и КПСС,и всехкоммуняк. В этот период времени я ещё больше заинтересовался историей СССР,настоящей историей, а не той, что давали нам в школе, дома, везде...Вотпоэтому мне интересна любая работа (научная), связанная с историей СССР. В этой работе я постараюсь раскрыть и рассмотреть внутреннюю и внешнююполитику СССР с 1984 по 1991 год. Постараюсь понять какой она была на самомделе. Ведь родители наши слышали (или хотели слышать) одно, а на самом делепроисходило совершенно другое. Постараюсь проанализировать состояниеэкономики, жизненный уровень населения и всё остальное, что связанно свнутренней политикой. Оборонные, экономические, правовые и другие отношенияс зарубежными странами, всю внешнюю политику Союза СоветскихСоциалистических Республик в период с 1984 по 1991 год. Период с 1984 по 1991 год был насыщен разного рода событиями хотя иобладал отрезками времени, которые принято называть "мёртвыми" в силу того,что эти периоды были туманными и не оставили большого следа в истории СССРи России. В этот период были запущенны в ход многие реформы, была афганскаявойна, "сухой закон", перестройка и т.д. Я попробую проанализировать весь этот период, а именно разложить его наосновные части и рассмотреть каждую из них будь-то реформа либо другойзаметный факт, происходивший в период с 1984 по 1991 год в Союзе СоветскихСоциалистических Республик. 1984 год начинается со смертью Ю.В. Андропова исо сменой его на посту генерального секретаря партии К.У. Черненко. Немногобиографии К.У. Черненко : Черненко Константин Устинович родился в 1911 году Дважды герой Социалистического труда (1976, 1981 г.) с 1931 года член КПСС с 1971 года член ЦК КПСС с 1976 года секретарь ЦК КПСС с 1977 года член политбюро ЦК КПСС с 1984 года Генеральный секретарь ЦК КПСС. Заметным политиком К.У. Черненко не был и пробыл на своем посту окологода.Раздел I. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СССР 1984-1991 г.Глава I. ИМПУЛЬСЫ К ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ ГОРБАЧЕВА. В 1985 г. умирает К.У. Черненко, Генеральным секретарем КПСС под бурныеаплодисменты становится М.С. Горбачев. С именем этого человека связаноболее чем пять лет истории СССР Вообще, писать о Горбачеве не легко. Понескольким причинам. Во-первых, за время его пребывания на должностиГенерального секретаря КПСС было огромное количество речей, заявлений,интервью, выступлений на мероприятиях различного уровня, в которыхсориентироваться подчас бывает сложно. Уж очень много их вышло за периоднахождения у власти Горбачева. Во-вторых, горбачевский период в нашейистории был сравнительно не давно, что не позволило пока ученым внимательноизучить его и извлечь какие-то уроки.Хотя уже и сейчас имеется огромное количество книг, посвященных томувремени. Так,Д.Волкогонов, работая в библиотеке американского конгресса в 1994 г.,обнаружил более двухсот пятидесяти достаточно крупных работ (книг) оГорбачеве. Однако большинство зарубежных и отечественных работ о МихаилСергеевиче и его политике поверхностны, что не позволяет считать ихфундаментальными работами как о самом Горбачеве, так и о процессах, которыепроходили в Советском Союзе во второй половине 80-х гг. В-третьих, он нашсовременник и продолжает участвовать в политической жизни России,совершенно искренне считая, что время его звездного часа еще не пришло.Итак, что же толкнуло нового Генерального секретаря резко повернуть рульвнешней политики СССР? Раиса Максимовна Горбачева, жена Михаил СергеевичаГорбачева, вспоминает, что 10 марта, в день смерти К.У. Черненко, когда еесупруг вернулся поздно домой, он размышлял вслух: “Сколько лет работал наСтаврополье. Седьмой год работы здесь, в Москве. А реализовать что-либокрупное, масштабное, назревшее --- невозможно. Как будто стена. А жизньтребует, и давно. Нет, так жить нельзя.” Была ли такая история или нет --- это уже не важно, главное то, что было понятно - по-старому жить былонельзя. Бывшие помощники Горбачева вспоминают, что импульсами новой внешнейполитики послужили внутренние проблемы советского государства, с которымионо остро столкнулось в середине 80-х гг., а также внешнеполитическоеположение СССР. Страна была в тупике. Существовал целый ряд требующихнеотложного решения вопросов. Советский Союз фактически оказался визоляции. Настоящих союзников не было. ОВД на 90% состоял из советскихвооруженных сил. К самым верным союзникам Советского Союза того времениможно отнести Кубу, ГДР, Вьетнам, но их потенциал был ограничен. СССР былвтянут в войну в Афганистане, имел сложные отношения с КНР, было многонерешенных вопросов и в советско-японских отношениях. В формировании своейполитики (и внутренней, и внешней) Горбачев пошел, как и свойственнорусскому национальному характеру по революционному или форсирован-ному пути. Помощник Горбачева А.С.Черняеев пишет в своих мемуарах, чтовпервые летом 1986 г., Генеральный секретарь пришел к выводу онеобходимости революции в стране: “Перестройка --- это революция. Революцияв умах, производстве, в производственных силах, производственныхотношениях, во всей надстройке, во всем."** И вот еще: “Время переломное.Предстоит огромная перестройка во всех сферах. ”***.Обременен СоветскийСоюз был и поддержанием паритета с США, на что уходило около 40% всехнародных ресурсов. Экономика страны была алоэффективной, денег дляконкуренции с сильными соперниками не хватало. К 1983 г. стало выявляться,что СССР проигрывает соревнование с развитыми капиталистическими странами.Вот как сам Горбачев оценил ситуацию на одном закрытом совещанииответственных работников в мае 1986 г.: “Мы продавали нефть и газ, другоесырье, которое рвали у нас из рук. Теперь ситуация изменилась, как вызнаете, ивнутри и вне --- не в нашу пользу. ”****Следует отметить, что еще дознаменитого Апрельского Пленума, велись примерные разговоры о будущейвосточной политики Советского Союза. Так, Черняеев в своей книге “Шесть летс Горбачевым.” воспроизводит эпизод, когда Арбатов показывал ему записки,которые он посылал М.С.Горбачеву. По восточной политике там были следующиепредложения: как можно скорее наладить отношения с Китаем, Японии отдатьдва или четыре острова и срочно решить афганскую проблему. Горбачевоткликнулся только на вопрос связанный с Афганистаном и сказал, что ужеобдумывает его, и, как выяснилось потом, уже дал своему помощникуА.М.Александрову-Агентову соответствующие поручения. *Таким образом, ксередине 80-х годов для реалистично мыслящих политиков в СССР обозначиласьпростая истина: если не найти убедительных ответов на вызовысложного переломного времени последних десятилетий ХХ столетия,затрагивающие фундаментальные основы человеческого бытия - будь то вэкономической, политической, гуманитарной или любой другой сферематериальной и духовной жизни, - может оказаться на обочине мировойцивилизации. В этой связи перед советским руководством встала объективнаязадача: исходя не из умозрительных схем, а из реальных общечеловеческихприоритетов и ценностей, произвести коренной пересмотр унаследованных отпрошлого стереотипных установок и действий, оторванных от жизни, несоответствующих интересам страны. Иначе говоря, нужно было отказаться отвсего того, что заводило в заведомо тупиковые ситуации на переговорах,мешало ослаблению международной напряженности, нормальномумежгосударственному сотрудничеству, уменьшению военной угрозы. КурсГорбачева направленный на перестройку и внедрение нового политическогомышления привел к кардинальному изменению внешнеполитической ориентациистраны и оказал сильное воздействие на преобразование всей мировой системымежгосударственных отношений на завершающем этапе “холодной войны”.(* - 1. Волкогонов Д.А. “Семь вождей”. Книга 2 М., 1995 г. ** - Черняев А.С. “Шесть лет с Горбачевым”. М., 1993 г. *** - Горбачев М.С. “Годы трудных решений”. М., 1993 г. **** - Александров- Агентов А.М. “От Коллонтай до Горбачева”. М., 1994 г.)Глава II.ФОРМИРОВАНИЕ НОВОЙ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ДОКТРИНЫ СССР. Точкой отсчета в формировании новой позиции Советского Союза по вопросамвосточной политики стал Апрельский Пленум, который состоялся 23 апреля 1985г. На этом Пленуме обозначилась позиция советского руководства в отношенииКитая: “Целеустремленно и настойчиво Советский Союз будет укреплятьвзаимосвязи и развивать сотрудничество с другими социалистическимистранами, в том числе с Китайской Народной Республикой”.*Апрельский Пленум продемонстрировал, что советское руководство встало напуть изменения не только своей внутренней, но и внешней политик. Длявоплощения в жизнь новых идей Горбачеву нужны были и новые, энергичныелюди, которые были бы готовы идти вперед по пути реформ. Следует отметить,что для последних лет правления предшественников Горбачева --- Брежнева,Андропова и Черненко --- были характерны застылость, омертвение в кадровойпирамиде власти. Едва придя в главный кабинет Партии, Горбачев сталпостепенно подбирать команду “под себя”. Он понимал, что в международнойполитике страны трудно ожидать позитивных перемен, пока внешнеполитическоеведомство возглавляет опытный, но чрезвычайно консервативный дипломатстарой сталинской школы А.А. Громыко. Так, на заседании Политбюро 29 июня1985 г. Горбачев предложил выдвинуть Громыко Председателем ПрезидиумаВерховного Совета СССР. Потом стал решаться вопрос о новом министре.Генеральный секретарь тогда сказал: “Теперь встает вопрос: коговыдвинуть министром иностранных дел. Нам не найти второго Громыко с егоопытом, знанием проблем внешней политики. Но ведь и сам Андрей Андреевичкогда-то начинал свой путь в дипломатии не с таким опытом и знаниями, какиеимеет сейчас. На Тегеранской конференции он, конечно, был не таким, какныне...Квалифицированных дипломатов у нас много. Опытный работникКорниенко. Послабее Мальцев. Как на партийной, так и на дипломатическойработе был Червоненко. В поле зрения --- Добрынин. И все-таки мысли унас пошли в другом направлении. На пост министра нужна крупная фигура,человек из нашего с вами состава...”** И Горбачев предложил кандидатуруЭ.А.Шеварнадзе. Как было заведено с Генсеком никто спорить не и егокандидатура было единогласно утверждена. Э.А.Шеварнадзе не занимался доэтого вопросами внешней политики, и поэтому назначение на должностьминистра иностранных дел, по его словам, было для него полнойнеожиданностью. С 1 июля 1985 г. по 16 января 1991 г. он был в этойдолжности пять лет и шесть с половиной месяцев, т. е. почти всюперестройку. В своей книге “Мой выбор” Эдуард Шеварнадзе так описывает свойпервый рабочий день и встречу с заместителями министра иностранных дел наСмоленской площади: “...положение у меня --- хуже не придумаешь. Удивитьвас познаниями во внешней политики не могу. Могу лишь обещать, что будуработать так, чтобы мне не было стыдно перед вами, а вам --- за меня. И все-таки, не уверен, что из этого что-нибудь получится. Мне придется особеннотрудно на фоне авторитета Андрея Андреевича Громыко и того наследия,которое он оставил. Что я по сравнению с ним, крейсером мировой политики?Всего лишь лодка. Но --- с мотором”.*** Вот такую характеристику дал себеновый министр. В преддверии поворотного ХХVII съезда КПСС, в период егопрактической подготовки 15 января 1986 г. было опубликовано ЗаявлениеГенерального секретаря ЦК КПСС, в котором была выдвинута конкретная,рассчитанная на точно определенный срок --- до конца нынешнего столетия ---программа мероприятий,направленных на полную и повсеместную ликвидацию ядерного и других видоворужиямассового поражения. Эта акция Горбачева, с одной стороны, повысила интересзарубежных стран к процессам, которые стали происходить в СССР, и, сдругой, --- утвердил Горбачева как политика. На состоявшемся в феврале-марте 1986 г. ХХVII съезде КПСС была принята новая философия внешнейполитики Советского Союза. Главной внешнеполитической целью на съезде быланазвана цель обеспечения советскому народу возможности трудиться в условияхпрочного мира и свободы. Выполнение этой цели, по мнению руководства,лежало в прекращении подготовки к ядерной войне, борьбе против гонкивооружения и сохранение и укрепление всеобщего мира. Решения ХХVII съездавытекали из характеристики современного мира: 1) характер нынешнего оружияне оставляет ни одному государству шансов защитить себя; 2) безопасностьможет быть только всеобщей и 3) мир находится в процессе стремительныхперемен. На съезде было решено, что центральным направлениемвнешней политики СССР на предстоящие годы должна стать борьба за реализациювыдвинутой в Заявлении Генерального секретаря ЦК КПСС от 15 января 1986 г.программа уничтожения оружия массового истребления и предотвращение военнойопасности. “Наш жизненный, национальный интерес в том, чтобы со всемисопредельными государствами у СССР были неизменно добрые и мирныеотношения”,--- было заявлено на съезде.* В новой редакции программы КПСС мычитаем, что СССР выступает за поддержание и развитие отношений скапиталистическими государствами на основе мирного сосуществования. ХХVIIсъезд не был похож на предшествующие съезды и явился прогрессивным явлениемкак во внутренней, так и во внешней политиках, но вместе с тем оставалось имного устаревших коммунистических догм, которые мешали развитию внешнейполитикиСССР. Так, например, оставалась устаревшая формулировка: “мирноесосуществование государств с различным общественным строем являетсяспецифической формой классовой борьбы” (эта формулировка была изъята изоборота в 1988 г.). “Форма классовой борьбы” неизбежно влекла за собойвзгляд на мир как на поле перманентной борьбы систем, лагерей, блоков.Стереть из умов людей этот образ --- одна из самых главных задач в условияхмирного развития, когда встают такие угрозы человечеству, которые грозятему полной гибелью, --- термоядерная война, экологическая катастрофа,развал мирохозяйственной системы. Для этого надо было дать знак, что времявражды и недоверия закончилось и есть действительно достойные ориентирыконсолидации во имя выживания. Тезис о человеческой жизни как высшей целиобщественного развития, прозвучавший в докладе Горбачева насъезде, впоследствии был развернут в императивную категорию приоритетаобщечеловеческих ценностей. Обеспечение безопасности и решение всех спорныхвопросов исключительно политическими средствами, иными словами -констатация главенства силы политики над политикой силы. Крайне важный какс теоретической, так и с практической точек зрения вывод на съезде о том,что безопасность - неделима: в двусторонних отношениях она может бытьтолько взаимной, а в международных она может быть только всеобщей.Несомненно, что это был шаг вперед в доктринальной основе внешней политикиСоветского Союза, но вцелом съезд мог быть рассмотрен как очередной пропагандистский ходсоветскогоруководства, поэтому в дальнейших внешнеполитических документах советскаясторона предлагала совершенно конкретные действия для достижения тех целей,которые были зафиксированы в съездовских документах. Говоря в общем о ХХVIIсъезде, можно выявить ориентиры, которые получило министерство иностранныхдел для проведения восточной политики Советского Союза. Отказаться от“мертвых”, жестко фиксированных позиций в пользу разумных взаимоприемлемыхкомпромиссов. Вести переговоры к балансу интересов.Разблокировать региональные конфликтные ситуации. Нормализовать отношениясостранами, с которыми у СССР были сложные отношения. Строить отношения ссоседями на основе уважения их интересов, принципа невмешательства в ихвнутренние дела. Все это должно было воплотиться в практической политике.После съезда 28 мая 1986 г. было проведено закрытое совещание ответственныхработников МИД с участием послов, на котором выступил Горбачев. На основеХХVII съезда он сделал выводы о том, что мир является высочайшей ценностью.Ядерную войну выиграть нельзя. Генеральный секретарь заявил, что нужнавнешнеполитическая активность во всех направлениях. Ключевыми направлениямив Азии Горбачевым были названы Япония, Китай, Юго-Восточная Азия,Индонезия, Австралия, Новая Зеландия.** Для того, чтобы показать дальнейшуюприверженность Советского Союза идти дальше по пути диалога ипродемонстрировать приверженность воплощения нового политического мышленияв восточной политики страны, 28 июля 1986 г. М.С.Горбачев выступил сознаменитой речью во Владивостоке. Советский лидерзаявил, что старая схема подхода СССР к восточной политике должна бытьзаменена на новую. Была обозначена позиция Советского Союза в отношении КНРи Японии (о которой будет сказано более подробно в следующих главахреферата), прозвучали слова и в отношении Афганистана.* Главные предложениясоветской стороны в Азии заключались в следующем: Во-первых, Советский Союзвыразил свою решимость в региональном урегулировании в Афганистане, Юго-Восточной Азии и Кампучии. Но отметил, что много зависит от нормализациикитайско-вьетнамских отношений. Во-вторых, СССР выступил за прекращениераспространения и наращивания ядерного оружия в Азии и на Тихом океане. В-третьих, Горбачев заявил, что советская сторона выступает за началопереговоров о сокращении военных флотов и за возобновление переговоров попревращению Индийского океана в зону мира. Так же было предложеноСоединенным Штатам отказаться от военного присутствия на Филиппинах вобмен на уступки Советского Союза. В-четвертых, Советский Союз был засокращение вооруженных сил и обычных вооружений в Азии до пределов разумнойдостаточности. В-пятых, советский лидер заявил, что пришло время провестипереговоры по обсуждению мер доверия и неприменения силы в регионе. Всентябре 1988г. в Красноярске прозвучали новые предложения советскойстороны. Тогда СССР отказался от наращивания ядерного оружия в АТР ипризвал последовать такому же примеру США и др. ядерным державам. СоветскийСоюз предлагал провести консультациям между основными военно-морскимидержавами о ненаращивании здесь военно-морских сил и обсудить намногосторонней основе вопрос о снижении военного противостояния в районе,где сближаются побережья СССР, КНР, Японии, КНДР и Южной Кореи. Вновьпрозвучало предложение о том, что если США откажется от своих военных базна Филиппинах, то СССР - от базы в бухте Комрань. Советский руководительвыступил за безопасность морских коммуникаций и предложил не позднее 1990г.провести международную конференцию о превращении Индийского океана в зонумира. В заключении своей речи в Красноярске М.С.Горбачевсообщил, что Советский Союз готов на любом уровне, в любом составе обсудитьвопрос о создании переговорного механизма для рассмотрения предложений,относящихся к безопасности в АТР. Таким образом, восточная политикаГорбачева нашла свое отражение в вышесказанных документах. О том, каквоплощалась содержание этих документов на практике в восточной политикеСССР в отношении Афганистана, Китая и Японии речь далее. (Все заметки * - 1. Волкогонов Д.А. “Семь вождей”. Книга 2 М., 1995 г. 2. Шеварнадзе Э.А. “Мой выбор”. М.,1991 г.)Глава III. УРЕГУЛИРОВАНИЕ АФГАНСКОГО КОНФЛИКТА. Уже к 1981 г., по свидетельствам Г.М.Корниенко*, большинство реалистичномыслящих советских руководителей поняли, что в Афганистане не может бытьвоенного решения. Политбюро осенью 1981 г. одобрило предложение,подготовленное по инициативе МИДа, об организации дипломатическогопроцесса, направленного на такое урегулирование ситуации вокругАфганистана, которое позволилобы вывести советские войска из этой страны. Суть замысла заключалась в том,чтобы организовать под эгидой ООН непрямые переговоры между правительствамиАфганистана и Пакистана, на территории которого базировались и вооружалисьосновные оппозиционные кабульскому режиму силы. Расчет делался на то, чтоесли в результате афганско-пакистанских переговоров удастся перекрытьосновной канал помощи извне афганским моджахедам, то Кабул сам справиться сними, а советскиевойска смогут покинуть страну. Однако, переговорный процесс шел вяло, т. к.у советского руководства окончательного решения относительно сроков,условий и порядка вывода советских войск из Афганистана не было. А вВашингтоне в ту пору преобладающим влиянием пользовались те кто считалвыгодным для Запада положение, когда Советский Союз увяз в Афганистане,что подрывало его позиции в “третьем мире” и его международные позиции вцелом. Между тем пришедшее в марте 1985 г. к управлению государствомновое советское руководство начало все больше осознавать, что дальнейшееучастие советских войск в войне в Афганистане не только бессмысленно, но иаморально и, кроме неоправданных человеческих и материальных жертв идальнейшего падения международного престижа, ничего Советскому Союзу неприносит. Как только Горбачев после смерти Черненко стал новым Генеральнымсекретарем, в ЦК и в “Правду” пошел поток писем с просьбой вывестисоветскиевойска из Афганистана. Писали больше женщины, были письма и отвоеннослужащих, которые не понимали, что за “интернациональный долг” онивыполняли. Но говорить тогда о решении афганской проблемы в то время былопреждевременно. Хотя такая акция создала бы Горбачеву моральгно-политическую платформу, с которой бы он смог уверенно двигаться дальше.Впервые Горбачев предложил обсудить вопрос с Афганистаном 17 октября 1985г. на заседании Политбюро. Но, к сожалению, никакого решения принято небыло. Главная проблема, мешавшая решению этой наболевшей проблемы,заключалась в том, что в Политбюро не было единого мнения каким СССРхотел оставить Афганистан после вывода войск. При довольно большомуразбросе мнений по конкретным деталям вопроса о будущем Афганистанасуществовали две принципиально различные точки зрения в подходе к этомувопросу. Одну точку зрения отстаивали на заседаниях Комиссии Политбюро поАфганистану и в самом Политбюро маршал С.Ф.Ахромеев и Г.М.Корниенко. Онисчитали, что рассчитывать на то, что НДПА сможет остаться у власти послевывода советских войск из страны - не реально. Максимум, на что можно былонадеяться так это на то, чтобы НДПА заняла законное, но весьма скромноеместо в новом режиме. Для этого она должна была еще до вывода советскихвойск добровольно уступить большую часть своей власти другим группировкам,создав коалиционное правительство. Противоположную точку зренияпредставляли прежде всего Э.А.Шеварнадзе и первый заместитель председателяКГБ В.А. Крючков. Они исходили из убеждения в том, что и после выводасоветских войск НДПА сможет если и не сохранить всю полноту власти, то, вовсяком случае, игратьопределяющую роль новом режиме. На практике они пытались создать “запаспрочности” для НДПА, прежде чем будут выведены советские войска. Горбачевже со своей стороны в этом кардинальном вопросе пытался лавировать междудвумя группами при этом давая полную свободу действия тандему Шеварнадзе-Крючков. Но решать вопрос Афганистаном надо было как можно скорее. Он мешалразвитию доверия к новому внешнеполитическому курсу Советского Союза,установлению дружеских отношений с Китаем и т.д. По мнению ряда историков иполитических деятелей того времени, если бы Генсек проявил решительность вэтом важном вопросе и заявил, что Советский Союз начнет выводить войск изАфганистана, то многие внешнеполитические вопросы разблокировали быстрее именьшимизатратами, да и в перестройке все бы пошло быстрее и лучше. Нужен был, какпредлагал Добрынин, “афганский Рейкьявик”. Его не произошло. В ноябре 1986г. явно провалившегося по всем линиям Б. Кармаля на посту руководителяАфганистана сменил Н. Наджибулла. Он приложил немало усилий, чтобы как-тонейтрализовать последствия грубых просчетов во внутренней и внешнейполитике своегопредшественника и попытаться достичь национального примирения в стране.Правда, в конечном счете Наджибулле достичь этого не удалось. Постепенно, струдом, но советское правительство продвигалось по пути развязки афганскогоузла. На ХХVII съезде все-таки прозвучали слова Горбачева о выводесоветских войск из Афганистана: “Мы хотели бы, чтобы уже в самом близкомбудущем вернулись на родину советские войска, находящиеся в Афганистане попросьбе его правитель-ства”.* В конце мая 1986 г. проходило закрытое совещание ответственныхработников МИДа с участием послов. 28 мая на нем выступил Горбачев. В своейречи он коснулся и афганского вопроса: “Это очень наболевший вопрос. Срединаших внешнеполитических приоритетов он стоит среди первых”.** Далее онпродолжил, что советские войска долго оставаться там не могут и необходимодобиваться прекращения военной помощи душманам, прежде всего с территорииПакистана. В выступлении во Владивостоке в июле 1986 г. М.С. Горбачевсообщил, что советское руководство приняло решение о выводе из Афганистана6 полков до конца 1986 г. При этом было заявлено: “...если интервенцияпротив ДРА будет продолжаться, Советский Союз не оставит соседа в беде”.***Итак, наступил конец 1987 г., прошло уже два с половиной года после приходак власти Горбачева, прошел год с декабря 1986 г., когда было решено (исказал об этом Наджибулле) вывести войска в течении максимум полутра-двухлет. А их вывод еще и не начинался --- во многом по указанным вышепричинам. Но была здесь еще одна причина. Продвижение на афгано-пакистанских переговорах в Женеве периодически останавливались усилиямиВашингтона. Однако, после состоявшейся в декабре1987 г. в Вашингтоне советско-американской встречи в верхах там наконецвозобладала точка зрения в пользу подписания Соединенными Штатами женевскихсоглашений по Афганистану, с тем чтобы позволить СССР уйти из этой страныбез потери лица. Во второй половине января 1987 г. первый заместительминистра иностранных дел СССР А.Г. Ковалев посетил Пакистан в качествеличногопредставителя Горбачева. В беседах с пакистанским президентом была изложенапозиция Советского Союза, выступившего в поддержку программы национальногопримирения в ДРА. Была достигнута договоренность о том, что контакты вцелях скорейшего достижения урегулирования вокруг Афганистана политическимисредствами будут продолжены. Вскоре, в феврале 1987 г., дважды (в началемесяца и в конце) состоялись переговоры министра иностранных дел Э.А.Шеварнадзе сминистром иностранных дел Пакистана М. Якуб-ханом. Шеварнадзе подтвердилпозицию Советской стороны о скорейшем выводе советских войск, как толькобудет достигнуто урегулирование. Стороны выразили поддержку усилиям личногопредставителя генерального секретаря ООН Д. Кордоаеса, через котороговелись афгано-пакистанские переговоры в Женеве, и отметили их важность.Большоезначение имело обсуждение обстановки вокруг Афганистана во время визита вМоскву в Середине февраля 1987 г. министра иностранных дел ИсламскойРеспублики Иран А.А. Велаяти. Председатель Президиума Верховного СоветаСССР А.А. Громыко обратил внимание иранского министра на то, что стерритории Ирана осуществляется засылка отряда оппозиции, ведущихвооруженную борьбу против афганского народа. “Иранское руководство сделалобы доброе дело, - отметил А.А. Громыко, - если бы оно содействовало решениювопроса об обстановке вокруг Афганистана политическими средствами ииспользовало свое влияние для того, чтобы донести до афганцев, находящихсяна территории Ирана, правду о решении правительства ДАР по вопросу онациональном примирении”.**** После долгих дебатов в Политбюро междусторонниками различных путей решения афганской проблемы, 8 февраля 1988 г.Горбачев выступил с заявлением, которое гласило, чтоправительства СССР и Республики Афганистан договорились установитьконкретную дату начала вывода советских войск --- 15 мая 1988 г.14 апреля1988 г. в Женеве были подписаны пять основополагающих документов повопросам политического урегулирования вокруг Афганистана. Данные документыне касались внутренних проблем Афганистана, которые были вправе решать лишьсам афганский народ. Значение женевских соглашений заключается а том, чтоони поставили преградувнешнему вмешательству в дела Афганистана, дали шанс самим афганцамустановить мир и согласие в своей стране. Вступив в силу 15 мая 1988 г.,эти соглашения регламентировали процесс вывода советских войск идекларировали международные гарантии о невмешательстве, обязательства покоторым приняли на себя СССР и США. 15 февраля 1989 г., какпредусматривалось женевскимисоглашениями, из Афганистана были выведены последние советские войска.Таким образом, была подведена черта под этой затяжной войной, хотя следуетотметить, что и после вывода войск афганская тема не сходила с повестки днявнешней политики СССР, т.к. решался вопрос о том, что делать с этой странойпосле вывода от туда войск Советского Союза. После вывода советских войскиз Афганистана было устранено одно из самых важных препятствий на путинормализации советско-афганских отношений.(* - Горбачев М.С. “Годы трудных решений”. М., 1993 г. ** - Черняев А.С. “Шесть лет с Горбачевым”. М., 1993 г. *** - 1.Корниенко Г.М. “Холодная война”: свидетельство ее участника. М.,1995 г. 2.Нежинский Л.И., Челышев К.А. Советская внешняя политика в годы “холоднойвойны” (1945-1985). Новое прочтение. --- М., 1995 г. **** - Шеварнадзе Э.А. “Мой выбор”. М., 1991 г. )Глава IV. НОРМАЛИЗАЦИЯ СОВЕТСКО-КИТАЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ. Поворот к переоценке позиции Советского Союза к КНР произошел еще доперестройки Горбачева. Весной 1982 г. в свой речи в Ташкенте Л.И. Брежневпризнал Китай социалистической страной и заявил, что СССР не претендует натерриторию Китая, не стремится к агрессии. Кроме вышесказанного в этой речипрозвучали слова, что СССР рассматривает Тайвань исключительно частью КНР.Китайская сторона отреагировала на эту речь внешне сдержанно. Существовалряд проблем, которые стояли на пути нормализации советско-китайскихотношений: наличие советских войск в Афганистане и Камбоджии, сокращениевоенного присутствия на советско-китайской границе и в Монголии. Уже сразупосле прихода к власти новый Генеральный секретарь КПСС, М.С. Горбачева,заявил о том, что СССР “целеустремленно и настойчиво будет укреплятьвзаимосвязи и развивать сотрудничество с другими социалистическимистранами, в том числе и с Китайской Народной Республикой”.* После ХХVIIсъезда на закрытом совещании ответственных работников МИД СССР, котороепроводилось в мае 1986 г., Горбачев заявил, что “добрососедские отношения сКНР для нас не менее важны, чем с США и др. странами. Китай --- ядернаядержава, которая быстро развивается сейчас. От советско-китайских отношенийвсе более зависит внешнеполитическая обстановка”.** Позиция СССР посоветско-китайским отношениям развивалась и уже в своем выступлении воВладивостоке(28 июля 1986 г.) Горбачев сообщил, что в настоящее время с руководствомМНР рассматривается вопрос о “выводе значительной части советских войск изМонголии”.*** Горбачев так подытожил советскую позицию в отношении КНР всвоем владивостокском выступлении: “Советский Союз готов в любое время , налюбом уровне самым серьезным образом обсудить с Китаем вопросы одополнительных мерах по созданию обстановки добрососедства”.**** Но тогдаеще были войска вАфганистане, была не решена кампучийская проблема, которые, несомненно,сдерживали китайскую сторону пойти на полное урегулирование отношений сСоветским Союзом, хотя уже тогда начали проходить консультации на уровнезаместителей министров иностранных дел, т.е. как говорится “процесс пошел”.До объявления новых предложений советской стороны в Красноярске всентябре1988 г., произошел заметный сдвиг на пути разрешения кампучийской проблемы.Конфликт в Кампучии препятствовал стабильности в Индокитае и создавалсерьезные преграды в советско-китайских отношениях. К середине 80-х гг. вКампучии сохранялась сложная, конфликтная ситуация. Продолжалосьполитическое и военное противоборство между правительством Кампучии воглаве с Хенг Самрином, поддерживаемым Вьетнамом, красными кхмерами,проводившими прокитайскую линию, и группировкой Сон Сана, которому помогализападные державы. Немалую роль играл и бывший глава Кампучийскогогосударства Нородом Сианук, поддерживавший отношения и с Западом, и скитайцами. Советский Союз не был непосредственно втянут в кампучийскийконфликт, но все же с учетом его позиций в Индокитае, связей с Вьетнамомне мог не чувствовать своей ответственности за его разрешение. Немаловажноезначение имела для Союза и экономическая сторона дела, ибо вьетнамцы,ссылаясь на ситуацию в Кампучии, систематически обращались с просьбами всеновых и новых поставок вооружений и военного имущества для своей армии. Вотпочему в рамках новой восточной политики и нового политического мышлениягорбачевское руководство взяло курс на достижение политическогоурегулирования кампучийского конфликта. Эта позиция нашла свое отражениево Владивостокской декларации 1986 г. Опыт показал, что военными методамикампучийскую проблему не решить, а просто вывод вьетнамских войск из этойстраны означил бы вновь ввергнуть страну в руки Пол Пота. Надо было искатьвозможности компромисса. Советская сторона считала, что урегулированиеситуации в Кампучии возможно лишь через изменение в общем контекстеполитического климата в Юго-Восточной Азии, улучшения китайско-вьетнамскихотношений, а в более широком плане --- и китайско-советских, и советско-американских отношений. Однако китайцы придавали первоочередное значениесначала разрешению кампучийского узла, а потом уже считали целесообразнымидти на нормализацию китайско-советских отношений. Советский же Союзсчитал, что первоочередная задача --- это становление добрососедскихотношений с Китаем, а потом уже всем вместе разрешать конфликт в Кампучии.Активный поиск путей урегулирования кампучийской проблемы начался в 1986-1987 гг. Работа в этом направлении велась и в МИД, и в международныхотделах ЦК в тесном контакте между Шеварнадзе, Добрыниным и Медведевым.Кампучийская проблема стала неотделима от вьетнамской и китайскойпроблематики. Для начала необходимо было, чтобы вьетнамцы осознали всюважность политического урегулирования кампучийской проблемы. Подвижки впонимании этого вопроса появляются у вьетнамских руководителей после VIсъезда Коммунистической партии Вьетнама, состоявшегося в декабре 1986 г. Иэто нашло свое отражение на встрече Генерального секретаря КомпартииВьетнама Нгуен Ван Линя с Горбачевым в мае 1987 г. А вскоре состояласьвстреча Горбачева и с председателем Народно-демократической партии КампучииХенг Самрином. Согласно информации, которая поступала тогда из Пномпеня, неоставалось сомнений в том, что кампучийские власти очень слабы. Всенаходилось под контролем вьетнамцев. Горбачев на встрече с кампучийскимлидером подчеркнул важность укрепления народной власти в стране, чтобы онамогла самостоятельно и эффективно управлять страной и настойчиво проводитьполитику примирения. Правда, какой-либо реакции на эту речь Хенг Самрин непроявил. И вообще надо сказать, что у советских лидеровсоздалось впечатление о главе НДПК, как о слабом политическом лидере.Примерно в то же время начались регулярные встречи Шеварнадзе и Медведева спредседателем правительства Кампучии Хун Сеном. Он оказался более здравымполитиком и стоял на позиции, что кампучийскую проблему можно решить толькополитическим путем в соответствии с принципами, провозглашенными воВладивостоке. Кроме этого Хун Сен готов был сесть за стол переговоров спредставителями всех политических сил в стране.20 июля 1988 г. состояласьеще одна встреча Горбачева с Нгуен Ван Линем.Вьетнамец проинформировал советского лидера о решении, принятом вьетнамскимруководством, постепенно вывести войска из Кампучии к концу 1989 --- началу1990 г. Таким образом, благодаря усилиям вьетнамцев, кампучийцев, приактивной поддержке СССР обстановка на Индокитайском полуострове и во всейЮго-Восточной Азии начала, хоть медленно, но заметно меняться. В конце июля1988 г. в Багоре состоялась коктельная встреча четырех кампучийских сторонс участием представителей Вьетнама, Лаоса и стран АСЕАН. Впервые за столпереговоров сели все противостоящие друг другу кхмерские стороны игосударства Юго-Восточной Азии. Эта встреча еще больше продвинуланачавшийся процесс урегулирования ситуации в Кампучии и сделала подвижки вотношениях СССР с КНР. Итак, возвращаясь к Красноярскому выступлениюГорбачева, можно сказать, что оно явилось еще одним доказательствомуглубления и развития нового политического мышления Советского Союза.Мирным инициативам СССР в АТР и решение проблем, стоявших на путиустановления добрососедских отношений между Советским Союзом и Китаемсоздали все необходимые предпосылки для нормализации советско-китайскихотношений. В ходе состоявшихся в начале декабря 1988 г. переговоров междуминистром иностранных дел СССР Э.А. Шеварнадзе и министром иностранных делКНР ЦяньЦинчэнем была достигнута принципиальная договоренность о том, что в первойполовине 1989 г. состоится встреча на высшем уровне. Это означало, что наповестку дня встала полная нормализация советско-китайских отношений иначинается принципиально новый этап в отношениях между двумя крупнейшимисоциалистическими странами мира. В начале февраля состоялся визит Э.А.Шеварнадзе в Китай. Итоги визита позволили конкретизировать многие важныеаспекты предстоящих советско-китайских переговоров на высшем уровне. Во-первых, определилась дата визита М.С. Горбачева в Китай --- 15 -- 18 мая1989 г. Во-вторых, стороны достигли значительного прогресса на пути квзаимопониманию по кампучийской проблеме, отражением чего явилосьсоответствующее совместноезаявление. Таким образом, сделан важный шаг в сфере урегулирования вопроса,который китайская сторона считала основным препятствием к полнойнормализации отношений (советские войска из Афганистана и Монголии к томувремени уже были выведены).В-третьих, принципиально важным явиласьдостижение договоренности о начале переговоров между группами военных идипломатических экспертов о сокращении уровня военного противостояния всопредельных районах; сторонытакже выразили намерение и далее в конструктивном духе вести переговоры попограничной проблеме. Одна древняя китайская мудрость гласит, что ветер истории перелистываеткнигу истории как он захочет. После майского визита Генерального секретаряКПСС СССР М.С. Горбачева открылась новая страница в советско-китайскихотношениях. Советско-китайская встреча на высшем уровне была по существулогическим продолжением целеустремленных усилий двух стран, направленных наоздоровление международно-политического климата и тесно взаимодействующихс программами перестройки в СССР и модернизации в Китая, ставших в своюочередь важным внутренним стимулом для обновления внешней политики двухсоседних стран. Во время своего пребывания в Китае Горбачев встретился срядом высших должностных лиц этой страны. Так, 16 мая в зданииВсекитайского собрания народных представителей состоялась беседа М.С.Горбачева с Председателем Военного совета ЦК КПК и Центрального военногосовета КНР Дэн Сяопином. Обращаясь со словами приветствия, Дэн Сяопинсказал: “Я давно хотел встретится с Вами. Особенноподтолкнула меня к этому Ваша речь во Владивостоке. В ней проявилось новоесодержание внешней политики СССР --- то, что получило название новогополитического мышления. Я просил передать Вам о моем желании провестикитайско-советскую встречу на высшем уровне. Сегодня мы можем заявить, чтоотношения между нашими государствами и партиями нормализованы”.* Вот втакой устной форме и было закрыто прошлое и открыт путь в будущее. Во времяэтой встречи в верхах на страницах западной печати проскальзывали опасенияотносительно того, что поездка М.С. Горбачева в КНР может нарушитьсложившийся баланс в “треугольнике” США - СССР - Китай, нанести ущербвоенно-стратегическим интересам Соединенных Штатов. Но подобные опасениябыли безосновательны. Советско-китайская нормализация не была направленапротив третьих стран. Более того, с этой встречей повысилась значимость дляСССР, США и КНР мер взаимного доверия, осуществление которых сталовозможным как вследствие снижения уровнямеждународной напряженности (акции СССР-США по линии разоружения), так иблагодаря пересмотру в Советском Союзе и в Китае приоритетов в сфереэкономики и политики. О значении визита Горбачева в КНР можно говоритьдолго, но совершенно очевидно, что эта встреча оказала воздействие наоздоровление обстановки в АТР.(* - “Москва - Пекин: потенциал сотрудничества”. “Проблемы Дальнеговостока”. 2/‘89 г.)Глава V.ПРЕОДОЛЕНИЕ ОТСТАВАНИЯ В СОВЕТСКО-ЯПОНСКИХ ОТНОШЕНИЯХ. Отношения СССР с Японией всегда отличались большой сложностью. Ксередине 80-х гг. накопилось большое количество проблем, которые мешалиразвитию как отношений между двумя государствами, так и разрядке в АТР.Главными среди них можно считать территориальные претензии Японии, японскиезаключенные в Сибири, о которых японской стороне ничего не было известно,вывод советских войск с северных территорий и заключение мирного договорарешением территориальныхпроблем. С приходом к власти в Советском Союзе М.С. Горбачева создалисьблагоприятные условия и для разблокирования сложной ситуации между двумягосударствами. Внешнюю политику Японии вырабатывает МИД. В МИД Японииотношение к Советскому Союзу было консервативным, оно не доверяло СССР,поэтому горбачевскому руководству стоило многих усилий, чтобы изменитьотношениеяпонской стороны к советскому государству и его новой внешней политике. Ужев 1985 г. новое советское руководство стало последовательно проводитьполитику направленную на улучшение советско-японских отношений. Так, поприглашению ЦК КПСС СССР с 14 по 21 сентября 1985 г. в Советском Союзенаходилась делегация Социалистической партии Японии. Делегации обеих странобсудили вопросы улучшения советско-японских отношений. Они согласились,что улучшение отношениймежду двумя странами на основе принципов равенства, взаимной выгоды иневмешательства во внутренние дела и установление дружбы и добрососедствавыгодно для обоих государств и благоприятно отразится на обстановке в Азии.Затем 27 ноября 1985 г. в докладе Горбачева на 4 сессии ВС СССР 11 созывапрозвучали такие слова в отношении Японии: “Мы за улучшение отношений сЯпонией, уверены, что такая возможность реальна. Она уже вытекает изтого, что наши страны --- непосредственные соседи”.* Но нужно было ещевремя, чтобы Япония поняла, что с новым советским руководством можно иметьдело, можно решать двусторонние проблемы, а горбачевскому руководству надобыло время подумать над своей позицией по отношению вопросов, которыестояли между двумя сторонами. В Партаппарате Горбачева считали, чтояпонской территориальной проблемы нет. Все помнили знаменитые слова А.А.Громыко: “Страна у нас большая, но свободной земли у нас нет.” С такойбезапеллиционной позицией решать проблему налаживанияотношений было невозможно. С течением времени в результате активнойвосточной политики СССР, некоторые японские политики уловили сигналыГорбачева и поняли, что с ним можно иметь дело. 22 июля 1988 г. М.С.Горбачев принял бывшего премьер-министра Японии Я. Накасонэ. Накасонепоставил вопрос о том, что японцев надо заинтересовать иметь дело с СССР.Прежде всего это касается Дальнего Востока, где желательны были бы самыеразличные связи --- экономические, спортивные, туристические, культурные.Горбачев со своей стороны рассказал об общественнойпрограмме связанной с развитием Дальнего Востока. Эта программапредусматривала более быстрое развитие Сибири и Дальнего Востока посравнению с другими регионами страны. Но это были скорее слова, нежелиреальная программа. Во-первых, у Советского Союза не было денег развиватьдва таких огромных района как Сибирь и Дальний Восток. Во-вторых, ДальнийВосток оставался территорией с большой концентрацией военных объектовстраны и поэтому об открытие Владивостока,а тем более о развитии туристических связей и речи быть не могло. Тем неменее оба лидера в конце встречи пришли к выводу, что вывод из тупикасоветско-японских отношений отвечает интересам обеих стран. Во время своеговизита Ясухиро Накасонэ выступил в ИМЭМО АН СССР с лекцией. На ней онзаявил, что в сегодняшней реальности приоритетной задачей следует считатьликвидацию тех нерешенных проблем, которые служат причиной политическойнапряженности в регионе. Прежде всего, и это касается Японии и СССР, долженбыть решен вопрос северных территорий, а отсутствие мирного договора,который бы заложил бы основу взаимного доверия, служит самой главнойпричиной такого положения. Да, вопрос о северных территориях прочно вошел вповестку дня всех встреч между двумя странами. В самой Японии он принялогромную популярность. Доходило до того, что по улицам Токиоразъезжали автобусы, увешанные плакатами типа: “Осуществить немедленноевозвращение северных территорий Японии!”, “Прекратить незаконную оккупациюСоветским Союзом Кунашира, Итурупа, Хабомаи и Шикотана!”, “Четыре северныхострова --- исконно японские земли!” И это в целом была не“самодеятельность” - компания направлялась правительством. ПравительствоЯпонии придерживаясьв политике в отношении СССР основного курса, направленного на осуществлениеодновременного возвращения четырех северных островов, заключение японо-советского мирного договора и установление стабильных отношений. Какизвестно, договоры по заключению мирного договора ведутся между СССР иЯпонией с перерывами начиная с 1955г., когда стороны приступили кобсуждению вопроса о нормализации отношений после второй мировой войны.Однако мирный договортак и не был заключен из-за расхождения позиций Москвы и Токио по вопросу опринадлежности островов Кунашир, Итуруп и Малой Курильской гряды. Японскоеправительство заявляло, что подпишет мирный договор только при том условии,если в нем будет четко определено, что “северные территории” переходят кЯпонии. В обосновании данной позиции японской стороной приводятся различныеаргументы. Но с какой решительностью японцы считают, что “северныетерритории” являются их, с не меньшим убеждением советские гражданевоспринимают эти территории исконно своими. В январе 1991г. в Москву софициальным визитом прибыл министр иностранных дел Японии Таро Накаяма.Визит был посвящен подготовке пребывания М.С.Горбачева в Японии.Обсуждались конкретные даты визита, ход подготовки к этому событию.Состоялся предварительный обмен мнениями по наиболее трудному вопросуразработки мирного договора - территориальному. Президент и министрусловились продолжать интенсивную по всем направлениям подготовку советско-японской встречи в верхах. Во время визита А.А.Бессмертных отметил, что впоследние годы между СССР и Японией наметилась определенное отставание.Темпы диалога отстают от общестремительной динамики демонтажа структур истереотипов “холодной война”. Он выразил надежду, что предстоящий визитГорбачева откроет реальные возможности предать принципиально новые качестваотношениям между СССР и Японией. Курс на улучшение отношений с Японией -это стратегическая линия советской внешней политики. Это линия ПрезидентаСССР. Это воплощение консенсусного мнения советского общества, - подытожилон. Т. Накаяма сообщил, что парламент, общественность и деловые кругиприветствуют приезд М.С.Горбачева. В совместном советско-японском сообщениидля печати цель визита была охарактеризована как обеспечение кардинальногоулучшения советско-японских отношений, вывести их на качественно новыйуровень и внести важный вклад в дело обеспечения мира и процветания АТР иво всем мире.25 марта 1991г. Горбачев встретился с Генеральным секретаремЛиберльно-демократической партии Японии Итиро Одзавой. Во время встречиИ.Одзава, согласившись с такой оценкой, с тем, что улучшение советско-японских отношений принесло бы большую пользу не толькодвум странам, но и всему миру, сослался на единственное препятствие -проблему “северных территорий”. Горбачев признал наличие проблемы, нопредложил искать новые пути для достижения развития отношений между СССР иЯпонией. Горбачев заявил, что советская сторона настроена на новую динамикув переговорах по мирному договору, в ходе которых готовы рассматривать ирешать любые вопросы на максимально справедливых основах. По приглашениюПравительства Японииминистр иностранных дел СССР А.А.Бессмертных с 29 по 31 марта 1991г. нанесофициальный визит в Японию. Состоялось продолжение обсуждения вопросов,касающихся официального визита в Японию Президента. Сошлись в том, что этотвизит должен стать поворотным в советско-японских отношениях. Былипродолжены переговоры, касающиеся заключения советско-японского мирногодоговора, всоответствии с договоренностью, зафиксированной в совместном советско-японском заявлении от 10 октября 1973 г. В апреле 1991 г. состоялся визитГорбачева в Японию. Японцы ожидали от этой встречи , что ПрезидентГорбачев, будучи в Японии выступит с какими-то комментариями по вопросу обинтернировании японских солдат, а по возвращению в Москву примет в связи сэтим надлежащие меры. Затем японская сторона считала, что вывод советскихвоенных сил “северных территорий” былбы существенным шагом в налаживании взаимного доверия между Японией иСоветским Союзом. Полный поэтапный вывод ослабил бы угрозу, которую японцыощущали со стороны Советов. И, наконец, что бы добиться решительногооздоровления обстановки и сразу сделать все отношения между двумя странами“полнокровными”, было бы важно и неизбежно заключения мирного договора,закладывающего фундамент под такие отношения. Японская общественностьсчитала, что Советский Союз не может уклониться от возвращения четырехсеверных островов. Возвращение Хабомаи и Шикотана было обещано, когдапремьер-министр Хатояма посетил Советский Союз в 1956г. Таким образом,нынешний территориальный спор между Москвой и Токио касается лишь двухоставшихся островов Кунашира и Итурупа. Перед поездкой в Японию у советскойстороны было два варианта позиции. Первый вариант был сформулированпомощником Горбачева А.С.Черняевым и заключалсяв возвращении к Декларации 1956г. Второй же вариант позиции заключался втом, что бы не принимать позиции возвращении к Декларации 1956г. Врезультате визита Советский Союз признал территориальную претензию Японии,был перечислен список спорных островов, были обозначены позиции обеихсторон. Кроме этого был подписан Меморандум о советско-японскихмежправительственных консультациях и Соглашения между Правительством СССР иПравительством Японии о сотрудничестве в оказании технического содействияреформам по переходу на рыночную экономику в СССР.(1.“В поисках нового мышления: о политике СССР в отношении Японии”. Г.Кунадзе, “МЭ и МО”. № 8, 1990 г. 2.СССР - Япония “Шаг к диалогу”. М. Демченко, “МЭ и МО”. № 4, 1986 г. 3.“За успех японо-советской встречи в верхах: взгляд из Японии”. Х.Кимура, “Коммунист”. № 4 1991 г. 4.“Заложить основы нового международного сообщества”. Я. Накасонэ, “МЭ иМО”. № 10, 1988 г. 5.СССР - Япония “Можно ли обойти рифы”. М. Юрин, “Азия и Африкасегодня”. № 9, 1990 г. )Раздел II. ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА СССР 1984-1991 г.Глава I. ВООРУЖЕНИЕ СОВЕТСКОЙ АРМИИ В ПЕРИОД 1984 - 1991 г. С конца 70-х годов советское политическое руководство все чаще сталовыдвигать идею об отказе применения ядерного оружия первыми. 12 июня 1982года Советский Союз заявил об этом официально. В этом же году Министробороны маршал Советского Союза Д.Ф. Устинов заявил: «Лишь чрезвычайныеобстоятельства - прямая ядерная агрессия против Советского государства илиего союзников - может заставить нас прибегнуть к ядерному удару возмездия,как последнему средству самообороны». Политическое заявление нашлоотражение в положениях военной доктрины, что сказалось и на стратегическихвооружениях. Потребовалось провести модернизацию ракетных комплексов,направленную на повышение стойкости к поражающим факторам ядерного взрываи, прежде всего, к действию нейтронного излучения. Получили дальнейшее развитие морские стратегические ядерные силы. В конце70-х годов на вооружение принимается ракетный подводный крейсер типа«Кальмар» с ракетами Р-29Р, оснащенными разделяющейся головной частью сбоевыми блоками индивидуального наведения. В 1982 году на испытание вышлаголовная подводная лодка типа «Акула» ракетной системы «Тайфун». Она несла20 твердотопливных ракет Р-39 с 10 боеголовками типа «МИРВ» на каждой идальностью полета свыше 8000 км. «Акула» стала самой крупной подводнойлодкой в мире. Всего было построено шесть таких крейсеров. Следуетотметить, что по ряду параметров они уступали американским ПЛАРБ типа«Огайо». В 1982 году все части ВМФ и ВВС, входящие в стратегические ядерные силы,получили более совершенные средства управления. С 1987 года началосьразвертывание мобильного грунтового БРК «Тополь» с ракетой РС-12М. В 1988-1989 годах на вооружение принимаются МБР РС-18В и РС-22 шахтногобазирования, способные нести по 10 боевых блоков индивидуального наведения,а также модификацию РС-22 для боевого железнодорожного комплекса. С ихвводом в группировку РВСН боевые возможности советских стратегическихядерных сил по нанесению ответного удара заметно возросли. В 80-х годах также совершенствовалось оружие морских и воздушныхкомпонентов ядерной триады. Был принят на вооружение ракетные подводныекрейсера типа «Дельфин» с БРПЛ Р-29РМ, имеющей высокие тактико-техническиехарактеристики. Дальняя авиация стала пополняться бомбардировщиками Ту-95МС6 - носителями крылатых ракет большой дальности, а потом и Ту-95МС16(нес 16 КР), что существенно увеличивало боевые возможности стратегическойавиации. С 1987 года началась опытная эксплуатация ракетоносца Ту-160, посвоим боевым характеристикам превосходящего американский В-1В.Предполагалось, что всего будет развернуто 100 таких самолетов. Однако, известные политические события, а именно - развал СССР, распадединого военно-промышленного комплекса, изменение политических внутренних ивнешних ориентиров, разрушение промышленно-финансовой системы страны,существенно подорвали стратегический, прежде всего, военный потенциал нашейРодины, уничтожили возможность реализации идеи поддержания на должномуровне СЯС России, а, следовательно, и с таким трудом достигнутый паритет ввопросах СНВ между США и СССР.Глава II. ПЕРЕСТРОЙКА. ПРИЧИНЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ. Понятие "перестройка" весьма спорно: каждый подразумевает под нимнечто, соответствующее его политическим взглядам. Кто говорит, чтоперестройка уже закончилась, кто говорит, что еще не начиналась...Мыниже будем понимать под словом "перестройка" как совокупность общественно-политических процессов в период 1984 -1991 годов. За столь короткое время, которое было отведено мне для написания этогореферата, невозможно полностью осветить все процессы, происходившие встране за упомянутый период, поэтому я решил акцентировать внимание не наделах четырнадцателетней давности, (тем более, что объективных сведениймаловато, а поднимать подшивки газет за 14 лет - дело, требующее большоговремени), а остановиться именно на событиях и проблемах во временаправления президента СССР до августа 1991 года. Чуть более тринадцати лет назад руководство КПСС провозгласило курс наперестройку. По масштабу вызванных ею перемен в Европе, да и во всем миреее справедливо сопоставляют с такими историческими событиями, как Великаяфранцузская революция или Октябрь 1917 года в России. Верно и то, чтоона носит затяжной, мучительный характер. В последнее время все реже и режепроизносят само это слово - "перестройка", зато все чаще говорят, что оназавершилась, исчерпав себя и потерпела поражение. Так завершилась перестройка или нет? Чем она является или, во всякомслучае, была? Чтобы ответить на эти вопросы, проследим - в самых общихчертах - как она развивалась, как менялась роза вызванных ею политическихветров. Итак, термин "перестройка" появился в нашей политической лексике в 1985году. Но чем была тогдашняя "перестройка"? Апрель 1985 года положилначало медленным, осторожным реформам, направленным на частичноеобновление существующей системы. Перемены, происходившие на протяжениипримерно трех последующих лет, отдаленно напоминали ситуацию, сложившуюсяв России в конце 50-х годов прошлого века. Сто тридцать лет назадпотребность в частичной модернизации режима была осознана в результатепоражения в Крымской войне, которая продемонстрировала всему миру,как далеко отстала Российская империя от других европейских держав завремя, прошедшее после триумфальной победы ее над наполеоновской Францией.Теперь же причиной начавшегося "ремонта" стало отставание от США в гонкекосмических вооружений: неспособность в силу экономических причин датьответ на программу "звездных войн" убедила правящие круги СССР в том, чтосоревнование в сфере высоких технологий уже почти проиграно (о близостиэкономического кризиса говорит хотя бы такой факт: в 1971-1985 г.г. налицобыла отрицательная динамика роста по важнейшим экономическим показателям.Темпы роста национального дохода составляли в восьмой пятилетке - 41процент, в девятой - 28, в десятой - 21, в одиннадцатой - 17 процентов.Рост производительности труда в восьмой пятилетке был 37 процентов, вдевятой - 25, в десятой - 17 процентов). Но имелось и характерное отличие. Чтобы его показать, процитируемодного популярного в прошлом, но непопулярного ныне немецкого автора. Всередине прошлого века он писал о России следующее: "При существовавшихполитических условиях в стране не была возможна никакая инаяадминистративная система, кроме исключительно господствовавшей в ней идоведенной до предела бюрократической системы. Чтобы заложить основы болееподходящей системы, Александр II вынужден был вновь обратиться к идееосвобождения крепостных. Ему пришлось бороться с двумя грознымипротивниками: с дворянством и с той самой бюрократией, которую он возымелнамерение реформировать вопреки ее собственному желанию и которая должнабыла в то же время служить орудием выполнения его планов. Ему негде былоискать поддержки, кроме как в традиционной и пассивной покорности инертноймассы русских крепостных и купцов, которые до сего времени лишены былидаже права задумываться над своим политическим положением. Чтобы сделать их поддержку реальной, он должен был создать нечто вроде общественногомнения и хотя бы подобие прессы. В связи с этим была ослаблена цензура ипредоставлена возможность для вежливой, благонамеренной и весьмапочтительной в выражениях дискуссии; была разрешена даже легкая и учтиваякритика действий чиновников". Это мысли Энгельса из его работы "Европа в 1858 году" (Маркс К.,Энгельс Ф., соч.т.12, с.672). Не правда ли, все очень похоже - с точкизрения методов? Но вот что касается целей... Если Александр II поставил вповестку дня вопрос, решение которого могло коренным образом изменитьвсю систему общественных отношений, то новый Генеральный секретарьМ.С.Горбачев поначалу лишь возрождал времена хрущевской "оттепели". Речьшла вовсе не о том, чтобы изменить систему - существующая вполне устраивалаправящие верхи. Систему эту стремились лишь приспособить к новым -прежде всего международным - условиям. Отмена крепостного права даже в томварианте, который был реализован Александром II, привела к существенномурасширению "степеней свободы" для большинства населения Российской империи.Напротив, в первоначальном проекте перестройки во главу угла ставиласьтехнология, а не человек - ему отводилась непонятная роль "человеческогофактора". Причины теперешнего кризиса в экономике, по мнению специалистов, недоверять которым нет оснований, надо искать в уродливой структуре народного хозяйства страны и отсутствии серьезных стимулов к труду. Все это следуетумножить на серьезные ошибки в управлении, допущенные в началеперестройки. Кстати, первоначально, на XVII Съезде КПСС вопрос ставился правильно:повернуть производство лицом к потребителю и активизировать человеческийфактор. Но как добиться поставленной цели? Горбачев избрал вполнемарксистский метод - метод проб и ошибок. Сначала было "ускорение" - наивная попытка с помощью идеологическихзаклинаний и призывов к "каждому на своем рабочем месте" заставитьпроржавевший хозяйственный механизм крутиться быстрее. Но одними уговорамибыло не обойтись: на выпуск товаров народного потребления былазадействована только одна седьмая часть основных производственных фондов.И правительство затеяло малую индустриализацию - с тем, чтобы в конечномитоге модернизировать отсталую легкую промышленность. Все это, однако,закончилось провалом уже на первом этапе: миллиардные госкапвложения вбазовые отрасли бесследно растворились во всеобщем бедламе - новогооборудования, материалов, технологий легкая промышленность так и недождалась. Тогда сократили закупку ширпотреба и бросили валютные средства назакупку техники за рубежом. Результат - минимальный. Часть оборудованиятак и осталась на складах и под открытым небом - нехваткапроизводственных площадей. А то, что удалось в конце концов смонтировать,то и дело давало отказы. Целые поточные линии простаивали из-занеправильной эксплуатации, отсутствия запчастей, низкого качества сырья. Наконец поняли, что при отсутствии стимулов у производителей ничего вэкономике не повернешь. Решили дать предприятиям хозрасчетнуюсамостоятельность. Но ограниченная свобода обернулась лишь правомбесконтрольного расходования государственных средств и привела квздуванию цен, сокращению объемов производства и резкому росту денежноймассы в наличном обращении. Рост заработков при этом никак не повлиял на выход конечнойпотребительской продукции, поскольку деньги выплачивались не толькопроизводителям товаров, но и всем остальным без исключения. Желание власти выглядеть хорошо без всяких на то оснований сыграло сней злую шутку. Не сокращая прежних расходов, в центре и на местахразрабатывали бесчисленные социальные программы, закачивали в экономикуинфляционные деньги. В конце концов раздутый платежеспособный спросначал потихоньку раздавливать и торговлю, и потребительский секторпромышленности. Потери народного хозяйства от первой реформы Горбачева -антиалкогольной компании - оцениваются в 40 млрд. рублей. Урон, которыйнанесла нашей социалистической экономике реформа 1987 года, вообще неподдается исчислению. Второе дыхание к социализму так и не пришло -началась агония...( История России. Пособие для поступающих в ВУЗы. М.Н.Зуев. Москва. “Высшаяшкола”. 1997 )Глава III.РЕФОРМА ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ. ПЕРВЫЙ И ВТОРОЙ СЪЕЗДЫ. Идет Брежнев по базару и видит грузина - тот торгует арбузами. Брежнев хочет купить арбузи говорит: - Дай-ка мне один арбуз. - Пажалуйста, дарагой, вибирай - любой! - Так у тебя же здесь всего один арбуз! - Ну и что? Ти у нас тоже адын, а ми тебявибира-аем! (Анекдот) Первым конкретным шагом на пути политической реформы стали решениявнеочередной двенадцатой сессии ВС СССР (одиннадцатого созыва),состоявшейся 29 ноября - 1 декабря 1988 г. Эти решения предусматривалиизменение структуры высших органов власти и государственного управлениястраны, наделение вновь учрежденного Съезда народных депутатов иизбираемого им ВС СССР реальными властными функциями, а также изменениеизбирательной системы, прежде всего введение выборов на альтернативнойоснове. 1989 год стал годом радикальных изменений, особенно в политическойструктуре общества. Состоявшимся в 1989 году выборам народных депутатовСССР (март - май) предшествовала невиданная в нашей стране избирательнаякампания, начавшаяся еще на исходе 1988 г. Возможность выдвижениянескольких альтернативных кандидатов (на 2250 депутатских мест быловыдвинуто 9505 кандидатов) наконец-то давала советским гражданамдействительно выбирать одного из нескольких. Треть народных депутатов избиралась от общественных организаций, чтопозволило коммунистам, как наиболее массовой "общественной организации" наСъезде иметь большинство, или, как говорят в цивилизованных странах -лобби. Об этом было заявлено, как о достижении: доля коммунистов срединародных депутатов оказалась 87% против 71.5% предыдущего созыва, наоснове чего делался громкий вывод о том, что в условиях свободы выбора былподтвержден авторитет партии. В выборах, проходивших 26 марта 1989 г. по 1500 территориальным инационально- территориальным округам, участвовала 89.8% включенных вспи




Нажми чтобы узнать.

Похожие:

Внешняя и внутренняя политика СССР 1984-1991 гг iconВнешняя и внутренняя политика СССР 1984-1991 гг
Ленин" и наш вождь товарищ Сталин заботились о них и о всех остальных советских людях, падали в обморок, узнавая с экранов телевизоров...
Внешняя и внутренняя политика СССР 1984-1991 гг iconИван III: внешняя и внутренняя политика

Внешняя и внутренняя политика СССР 1984-1991 гг iconЦарствование Николая I: внутренняя и внешняя политика

Внешняя и внутренняя политика СССР 1984-1991 гг iconНидерланды : экономика, внутренняя и внешняя политика в 90-е годы

Внешняя и внутренняя политика СССР 1984-1991 гг iconВнешняя политика СССР в 30-х годах
Борьба СССР за предотвращение войны. Развитие отношений с ведущими капиталистическими странами
Внешняя и внутренняя политика СССР 1984-1991 гг iconВнешняя политика СССР в предвоенные годы (30-ые 40-ые г г.)
Борьба СССР за предотвращение войны. Развитие отношений с ведущими капиталистическими странами
Внешняя и внутренняя политика СССР 1984-1991 гг iconВнешняя политика СССР в предвоенные годы
Борьба СССР за предотвращение войны. Развитие отношений с ведущими капиталистическими странами
Внешняя и внутренняя политика СССР 1984-1991 гг iconВнешняя и внутренняя политика РФ печатных сми германии 1988-1999 гг

Внешняя и внутренняя политика СССР 1984-1991 гг iconДаниил Галицкий и его внутренняя и внешняя политика (Данило Галицький його внутрЁшня та зовнЁшня полЁтика)

Внешняя и внутренняя политика СССР 1984-1991 гг iconВнешняя политика СССР в конце 30-х, начале 40-х годов

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы