Реформы и контрреформы в России во второй половине 19в. Отмена крепостного права icon

Реформы и контрреформы в России во второй половине 19в. Отмена крепостного права



НазваниеРеформы и контрреформы в России во второй половине 19в. Отмена крепостного права
Дата конвертации08.07.2012
Размер392.87 Kb.
ТипРеферат
Реформы и контрреформы в России во второй половине 19в. Отмена крепостного права


Введение. С окончанием Крымской войны в истории России началась новая полоса.Современники называли ее эпохой Освобождения или эпохой Великих реформ.Получилось так, что предыдущий период истории прочно соединился с именемНиколая I, а новый — с именем его преемника. Александр II родился 17 апреля 1818 г. в Московском кремле. В то времяцарствовал, его дядя, Александр I, но поэт В.А.Жуковский, по-видимому,догадывался, какая судьба ожидает новорожденного. В стихотворном посланииматери младенца поэт высказал пожелание, чтобы «на чреде высокой» ее сын незабыл «святейшего из званий: человек». Прошло восемь лет, и император Николай I предложил Жуковскому занятьдолжность наставника наследника престола. Поэт согласился. Он старалсявоспитать в цесаревиче гуманность, любовь к своему народу. «Без любви царяк народу нет любви народа к царю», - наставлял он Александра. УрокиЖуковского глубоко запали в его душу. Но не меньшее влияние оказал на негоотец. Он боялся его и восхищался им. Всю жизнь в душе Александра боролисьдва начала – гуманное, привитое Жуковским, и милитаристское, унаследованноеот отца. Кроме парадов и балов, было у Александра еще одно увлечение, чистоспортивное, которое странным образом повлияло на события в начале егоцарствования. Он был страстным охотником и, конечно, не мог пройти мимо«Записок охотника» И. С. Тургенева. Впоследствии он говорил, что эта книгаубедила его в необходимости отмены крепостного права. Александр II вступил на престол уже немолодым человеком — в 36 лет.Трудно сказать, что больше повлияло на его решение отменить крепостноеправо— «Записки охотника» или Крымская война. После нее прозрели многие, втом числе и сам царь. В 1856—1857 гг. в ряде южных губерний произошликрестьянские волнения. Они быстро затихли, но лишний раз напомнили, чтопомещики сидят на вулкане[1]. Крепостное хозяйство таило в себе и другую угрозу. Оно не обнаруживалоявных признаков скорого своего краха и развала. Оно могло просуществоватьеще неопределенно долгое время. Но свободный труд производительнееподневольного — это аксиома. Крепостное право диктовало всей стране крайнезамедленные темпы развития. Крымская война наглядно показала растущееотставание России. В ближайшее время она могла перейти в разрядвторостепенных держав. Нельзя забывать и третью причину. Крепостное право, слишком похожее нарабство, было безнравственно. Сознавая необходимость преобразований, Александр II не знал, какприступить к ним, У него не было ни плана реформ, ни руководящих принципов.Не имели таковых и министры, подобранные еще Николаем. Как мне кажется, крепостное право — это основная причина и главныйисточник зла опутавшего Россию того времени. Но эту проблему надо былорешать, а не отворачиваться от нее. Насильственное решение вопроса неустранит эту проблему. «России, — писал Кавелин, — нужны мирные успехи.Надо провести такую реформу, чтобы обеспечить в стране на пятьсот летвнутренний мир».
Кавелин считал, что можно и нужно пренебречь правом помещиков на личностькрестьянина, но нельзя забывать об их праве на его труд и в особенности наземлю. Поэтому освобождение крестьян может быть проведено только привознаграждении помещиков. Другое решение, заявлял Кавелин, «было бы весьмаопасным примером нарушения права собственности».[2] Но нельзя, подчеркивал Кавелин, упускать из виду и интересы крестьян. Онидолжны быть освобождены от крепостной зависимости, за ними надо закрепитьту землю, которой они владеют в настоящее время. Разработку выкупнойоперации правительство должно взять на себя. Если оно сумеет учестьинтересы помещиков и крестьян, то два сословия сначала сблизятся, а затемсольются в один земледельческий класс. Внутри его исчезнут сословныеразличия и останутся только имущественные. «Опытом доказано,— писалКавелин,— что частная поземельная собственность и существование рядом смалыми и больших хозяйств, суть совершенно необходимые условия процветаниясельской промышленности». Отмена крепостного права, как надеялся мыслитель, откроет путь другимреформам: преобразованию суда, устранению цензурного гнета, военнойреформе, развитию просвещения. Глава 1. Отмена крепостного права. §1. Экономические предпосылки падения крепостного права. К середине XIX в. старые производственные отношения в России пришли вявное несоответствие с развитием экономики, как в сельском хозяйстве, так ив промышленности. Это несоответствие стало проявляться давно, и оно моглобы тянуться еще очень долго, если бы в недрах феодальной формации неразвивались ростки, а затем и сильные элементы новых капиталистическихотношений, которые подрывали устои крепостничества. Происходилиодновременно два процесса: кризис феодализма и рост капитализма. Развитиеэтих процессов в течение первой половины XIX в. вызвало непримиримыйконфликт между ними и в области базиса — производственных отношений, и вобласти политической надстройки. Рассмотрим главные причины по степени их значимости: экономические,социальные, политические, хотя в жизни они были тесно связаны ивзаимозависимы. Экономические противоречия были обусловлены ростом товарных отношений итормозящим влиянием крепостничества. И помещичье, и крестьянское хозяйствабыли вынуждены подчиняться требованиям всероссийского рынка. В экономикувсе более проникали товарные отношения. «Помещики-крепостники,— писал В. И.Ленин,— не могли помешать росту товарного обмена России с Европой, не моглиудержать старых, рушившихся форм хозяйства»[3]. Если в начале XIX в. вывозтоваров из России оценивался в 75 млн. руб., то в середине века уже в 230млн. руб., или в 3 раза больше. Внутренняя торговля росла еще быстрее.Только речные оптовые перевозки грузов, не считая гужевых, с 1811 по 1854г. увеличились в 5 раз, в том числе перевозки зерна в 8 раз, муки и круп в10 раз. Рост производства хлеба на продажу привел к значительным изменениям вземлепользовании. В черноземной полосе помещики увеличивали собственныезапашки и за полвека отняли у крестьян половину земель, бывших в ихпользовании. Наступление помещиков вызвало резкий отпор со стороныкрестьян. В нечерноземных губерниях земля давала низкие урожаи, помещикибыли менее заинтересованы в увеличении своих посевов, они больше моглиполучить дохода за счет оброка. К моменту отмены крепостного права вчерноземной полосе у помещиков было 72% всех земель, в Среднем Поволжье62%, в нечерноземной полосе 48%. В первых двух зонах преобладала барщина, иона увеличивалась, в последней рос оброк. Менее заметным, но оченьсимптоматичным изменением в землепользовании была аренда и покупка землиотдельными крестьянами: в 1858 г. 270 тыс. домохозяев имели в частнойсобственности свыше миллиона десятин (1 дес.=1,1 га) земли, чтосвидетельствовало о появлении сельской мелкой буржуазии.[4] Большинство помещичьих хозяйств применяли барщину: на ней было занятооколо 70% всех крепостных крестьян. В них кризисные явления более всегопроявлялись в низкой производительности труда подневольных крестьян. Незаинтересованный экономически работник, по характеристике современника,приходит на работу «сколь возможно позже, осматривается и оглядываетсясколь возможно чаще и дольше, а работает сколь возможно меньше — ему недело делать, а день убить». Помещики вели борьбу против этого путемусиления контроля и введения особых заданий — уроков. Но первое вело кудорожанию, так как управляющим и приказчикам надо было платить, да они ещеворовали продукты для себя. Система же уроков вызвала резкое ухудшениекачества пахоты, уборки, сенокоса при выполнении количественныхпоказателей. Помещики замечали, что при обработке своих земель крестьянеработают гораздо лучше, и поэтому старались полностью отнять у крестьян всюземлю, переводя их в разряд дворовых или в разряд месячников, получающихмесячное содержание. Численность таких крестьян резко возросла к серединевека. Процент дворовых вырос почти в два раза (с 4 до 7%) и число их дошлодо 1,5 млн. человек. В нечерноземной полосе преобладала оброчная система в виде денежной инатуральной платы. В конце xviii в. нормальным считался оброк в 5руб с душимужского пола (или 7 руб. 50 коп. по ценам середины XIX в.). Перед отменойкрепостного права средний оброк возрос до 17—27 руб., а в Ярославской иВладимирской губерниях повысился до 40—50 руб.[5] Некоторые «крестьяне»,владельцы мастерских и фабрик в селе Иванове, платили сотни рублей оброкаграфу Шереметеву. Высокие оброки были там, где крестьяне могли хорошозаработать: около столиц и крупных городов, в промысловых селах, в районахогородничества, садоводства, птицеводства и т. п. Средние размеры оброковвыросли в черноземной полосе в 2,2, а в нечерноземной в 3,5 раза. Воброчных имениях наблюдались часто кризисные явления, проявлявшиеся вразорении крестьянских домов тяжелыми поборами и в накоплении недоимок пооброчным платам, в побегах крестьян, потерявших связь с землей, ссобственным хозяйством. Помещики, несомненно, видели преимущества вольнонаемного труда посравнению с крепостным. Те же самые крестьяне, которых они обвиняли в лени,объединившись в артели, за плату пахали землю, строили дома и постройки сосказочной быстротой. Современник писал о вольнонаемной артели по уборкеурожая: «Здесь все горит, материалов не наготовишься; времени онипроработают менее барщинного крестьянина, отдохнут они более его, нонаделают они вдвое, втрое. Отчего?— охота пуще неволи». Но нанимать помещикне мог, потому что его собственные крестьяне тогда бы остались без работы.По этой же причине он не был заинтересован в покупке машин и орудий. Впомещичьи хозяйства проникали элементы капитализма, что проявлялось вусилении товарно-денежных отношений, связей с рынком, в отдельных попыткахприменения машин, наемных рабочих, улучшения агротехники. Однако в целомхозяйство развивалось не за счет вложения капитала, а за счет усиленияэксплуатации «живой собственности»— крестьян и за счет расширенияреализации юридического права собственности на земли. Все резервы роста наэтом пути были уже исчерпаны, многие помещики разорились, более 12% дворян-помещиков, преимущественно мелкопоместных, продали свои имения. В 1859 г. вбанках были заложены имения с 7 млн. крепостных (2/3 крепостногонаселения). Дальнейшее прогрессивное развитие помещичьих хозяйств вусловиях крепостного права было невозможно, что поняли отдельные наиболееумные и образованные представители дворянства. При этом надо прежде всего учитывать, что крестьянские хозяйства к этомувремени представляли собой разные типы: полностью разоренные, обнищавшие,живущие впроголодь (абсолютное большинство), а также среднезажиточные,более-менее сводящие концы с концами и, наконец, по-настоящему зажиточные идаже богатые. «... Вся сущность капиталистической эволюции мелкогоземледелия,— писал В. И. Ленин,— состоит в создании и усиленииимущественного неравенства внутри патриархальных союзов, далее впревращении простого неравенства в капиталистические отношения».[6] Уже вдореформенной деревне отчетливо прослеживались разные стадии этихпроцессов. В центральных губерниях Европейской России в середине веканаибольшее расслоение было среди промыслового крестьянства (половина дворовбеднейшие, около 12—18% зажиточные), но четко проявилось и средиземледельческих хозяйств (около 20—28% беднейших и 15—23% зажиточныхдворов). При этом доходы у беднейших крестьян были в 2—3 раза меньше наодин двор, чем у зажиточных, а оброк и налоги они платили почти поровну(раскладка не по земле, а по душам), что способствовало дальнейшемурасслоению. Выделение зажиточных и беднейших дворов является нагляднымсвидетельством проникновения капитализма и в крестьянское хозяйство.[7] Подрывался также натуральный характер крестьянских хозяйств. Чтобызаплатить налоги, барщинные крестьяне должны были продать в среднем неменее четверти собранного хлеба (на 15 руб. серебром на двор). В зажиточныхкрестьянских хозяйствах излишки хлебов составляли более 30% валового сбора.Именно эти крестьяне применяли наемный труд и машины, теснее были связаны срынком, из их среды выходили торговцы, ростовщики, владельцы мастерских ифабрик. Значительно шире и быстрее все эти процессы протекали вгосударственной деревне. Среди государственных крестьян было много хозяев,которые засевали десятки, а некоторые — на Юге, в Сибири и на Урале — сотнидесятин земли, имели образцовые хозяйства с применением машин, наемныхрабочих, улучшенных пород скота и пр. Сами крестьяне изобретали улучшенныеорудия и машины. На выставках в 40-х гг. XIX в. экспонировались молотилки ивеялки крестьянина В. Сапрыкина, молотильная машина Н. Санина, сенокоснаямашина А. Хитрина, льнотрепальная машина X. Алексеева и др. В одной Вятскойгубернии в 1847 г. было несколько сот доходных предпринимательскихкрестьянских хозяйств. Значительно больше их было в Предкавказье, гдегосударственные крестьяне производили хлеба в 20 раз больше, чем помещики. Крестьянское хозяйство всех категорий к середине XIX в. сосредоточило 75%посевов зерновых и картофеля, давало 40% товарного хлеба, большую частьтоварной продукции скотоводства, огородничества, садоводства. Этообстоятельство делало невозможным безземельное освобождение крестьян. В тоже время крепостное право, как тяжелые путы, мешало развитию крестьянскогохозяйства, сковывало инициативу зажиточных, вело к разорению миллионовдворов, делало невыносимым гнет помещиков, С конца 30-х гг. в России начался промышленный переворот, которыйпроходил бурными темпами. В обрабатывающей промышленности число крупныхпредприятий и рабочих с 1825 по 1860 г. возросло в 3 раза. При этомоснащенность предприятий машинами и производительность труда увеличивалисьбыстрее в десятки раз. Так, в 1828 г. применялись прядильные машины с 30тыс. веретен, а в 1860 г. было 2 млн. веретен (рост в 66 раз). Применение сложных машин на фабриках было невозможно при крепостномтруде, так как крепостные крестьяне на помещичьих и приписных мануфактурахнередко ломали и портили вводимые там новые механизмы. Поэтому к машинамнанимали вольнонаемных рабочих. В 1860 г. в обрабатывающей промышленностивольнонаемники составляли 465 тыс. из 565, или 85%, в горнозаводской,технически более отсталой, вольнонаемных было 20%. Но дальнейший рост применения наемного труда, а значит, и всегопроизводства тормозился крепостными отношениями. В стране не было свободныхрабочих, большинство вольнонаемных работников были оброчными помещичьимиили государственными крестьянами, еще не полностью порвавшими с землей. Афабрике нужны были постоянные квалифицированные рабочие. В большинстве крупных стран Европы феодальные отношения были к этомувремени ликвидированы, и они стали обгонять Россию по развитиюпромышленности. Если в 1800 г. Россия и Англия выплавляли одинаковоеколичество чугуна—около 10 млн. пудов, то в 1850 г. соотношение было 16млн. в России против 140 млн. в Англии. Расплата за отсталость не замедлиласказаться: через 40 лет после блестящих побед в Отечественной войне надобъединенной армией почти всех крупных европейских держав Россия потерпелажестокое поражение в Крыму. «Царизм,— писал Ф. Энгельс,— потерпел жалкоекрушение... он скомпрометировал Россию перед всем миром, а вместе с тем исамого себя — перед Россией. Наступило небывалое отрезвление».[8] Крымскаявойна обнажила противоречия, заставила царизм и часть правящего дворянскогокласса задуматься. Однако все это вместе взятое вряд ли привело бы кпадению крепостного права, если бы не наложилось на рост крестьянскойборьбы, вызвавшей революционную ситуацию в стране. §2. Планы переустройства России. Александр II высказал два исключающие друг друга положения, отнюдьне успокоившие московских крепостников. С одной стороны, царь заявлял освоем нежелании отменить крепостное право, с другой — указал нанеобходимость все же осуществить эту реформу. Однако это выступление нельзярассматривать как начало подготовки отмены крепостного права. Во-первых,сам Александр II, понимая необходимость отмены крепостного права в силусоздавшихся условий, вместе с тем всячески оттягивал решение этого вопроса,противоречившего всей его натуре, и, во-вторых, приступить к подготовкеотмены крепостного права без согласия дворянства, интересы которого выражалцаризм, было невозможно. Это находит прямое подтверждение в письмеАлександра II к своей тетке великой княгине Елене Павловне в конце 1856 г.:«...я выжидаю,— писал он,—чтобы благомыслящие владельцы населенных именийсами высказали, в какой степени полагают они возможным улучшить участьсвоих крестьян...»[9] В результате всех этих причин на протяжении 1856г. ничего не было сделанопо подготовке реформы, за исключением попытки выяснить отношение к этомувопросу дворянства и добиться того, чтобы оно само ходатайствовало передцарем об отмене крепостного права. Как рассказывает в своих воспоминанияхтоварищ министра внутренних дел Левшин, дворянство упорно уклонялось откаких-либо ходатайств по этому вопросу, что достаточно ясно обнаружилось впериод коронационных торжеств — осенью 1856 г., во время переговоровЛевшина с предводителями дворянства. «Большая часть представителейпоземельных владельцев,— говорит он,— вовсе не была готова двинуться вновый путь, никогда не обсуждала крепостного состояния с точки зренияосвобождения и потому при первом намеке о том изъявила удивление, а иногданепритворный страх. Очевидно, что такие беседы, хотя многократноповторенные, не подвинули меня далеко вперед».[10] 3 января 1857 г. был открыт Секретный комитет «для обсуждения мер поустройству быта помещичьих крестьян» под председательством самого царя. Всостав этого комитета вошли следующие лица: председатель Государственногосовета князь А. Ф. Орлов (с правом председательства в отсутствие царя),министры: внутренних дел — С. С. Ланской, финансов — П. Ф. Брок,государственных имуществ — М. Н. Муравьев (впоследствии получившийнаименование «вешателя»), двора — граф В. Ф. Адлерберг, главноуправляющийпутями сообщения К. В. Чевкин, шеф жандармов князь В. А. Долгоруков и членыГосударственного совета — князь П. П. Гагарин, барон М. А. Корф, Я. И.Ростовцев и государственный секретарь В. П. Бутков. Почти все членыкомитета были настроены довольно реакционно, причем Орлов, Муравьев, Чевкини Гагарин являлись ярыми крепостниками. При обсуждении вопроса об отмене крепостного права комитет отметил, чтоволнение умов «...при дальнейшем развитии может иметь последствия более илименее вредные, даже опасные. Притом и само по себе крепостное состояниеесть зло, требующее исправления»[11] что «...для успокоения умов и дляупрочнения будущего благосостояния государства необходимо приступитьбезотлагательно к подробному пересмотру... всех до ныне изданныхпостановлений о крепостных людях... с тем, чтобы при этом пересмотре былиположительно указаны начала, на которых может быть приступлено косвобождению у нас крепостных крестьян, впрочем к освобождениюпостепенному, без крутых и резких переворотов, по плану, тщательно и зрелово всех подробностях обдуманному»[12] В соответствии с этим решением 28 февраля того же года была учрежденаспециальная «Приуготовительная комиссия для пересмотра постановлений ипредположений о крепостном состоянии» в составе Гагарина, Корфа, генерал-адъютанта Ростовцева и государственного секретаря Буткова.«Приуготовительная комиссия» должна была рассмотреть законодательство покрестьянскому вопросу (законы о «свободных хлебопашцах» и «обязанныхкрестьянах»), а также различные записки и проекты, посвященные вопросу оботмене крепостного права. Однако члены комиссии, рассмотрев все этиматериалы, не смогли прийти к какому-либо определенному решению иограничились изложением личного мнения по этому вопросу. Анализ этих записок представляет несомненный интерес для характеристикивзглядов членов Секретного комитета в первой половине 1857 г., т. е. впериод, предшествовавший опубликованию рескриптов. Наиболее обстоятельной является записка Ростовцева, датированная 20апреля 1857 г.[13] В начале этой записки автор указывает на необходимость отмены крепостногоправа. «Никто из людей мыслящих, просвещенных и отечество свое любящих,—писал он,— не может быть против освобождения крестьян. Человек человекупринадлежать не должен. Человек не должен быть вещью». Высказав стольрешительно свою точку зрения, Ростовцев, излагая историю крестьянскоговопроса в первой половине XIX в., подвергает критике существующее окрестьянах законодательство, а также различные проекты отмены крепостногоправа и приходит к выводу, что они не могут быть приняты. Во-первых,указывал он, освобождение крестьян без земли, так же, как и с небольшимучастком ее, невозможно. Во-вторых, предоставление крестьянам достаточногонадела без вознаграждения будет несправедливо, так как разорит владельцевземли. Выкуп же земли, по мнению Ростовцева, также не может бытьосуществлен, так как для единовременного выкупа не хватит средств,разновременный опасен для государства: он продолжался бы довольно долго имог вызвать крестьянские волнения. С точки зрения Ростовцева, единственноприемлемым мог бы быть проект полтавского помещика Позена. «Этот проект,—писал он,— вполне практический, умеряющий все опасения, обеспечивающий всеинтересы, обильный благими последствиями введения ипотечной системы, был быпревосходен, если б, во-первых, указал финансовые для осуществления своегосредства, во-вторых, был бы окончательно развит в административномотношении». Говоря о «великой государственной пользе» освобождения крепостныхкрестьян, Ростовцев вместе с тем указывал, что это требует «величайшейосторожности», так как крепостное крестьянство «по самому нравственномусвоему состоянию» требует за собой особого надзора и попечительства.«...Вообще,— продолжает он,— нельзя отвергать истины, что из полногорабства невозможно и не должно переводить людей полуобразованных вдруг кполной свободе». Проект Позена, изложенный в его записке, поданной царю 18 декабря 1856г., предусматривал постепенный перевод всех крестьян в разряд обязанных и«свободных хлебопашцев». Крестьянам, переходившим в разряд, «свободныххлебопашцев», должна была выдаваться ссуда сроком на 37 лет для уплатыпомещику. Перевод крестьян в обязанные давал помещику право получитьгосударственный кредит на сумму стоимости земли, отданной в пользованиекрестьян. Это должно было осуществляться путем введения так называемойипотечной системы. Каждый помещик, переведший своих крестьян в обязанные,получал бы особое «ипотечное свидетельство», которое принималось бы взалог, а также учитывалось бы во всех кредитных учреждениях. Из процентов идругих сборов, поступавших за пользование этим ипотечным капиталом, долженбыл образоваться ипотечный фонд, из которого черпались бы средства длявыкупа дворовых и тех крестьян, которые будут еще находиться в положениикрепостных. Все это, по мнению Позена, обеспечило бы, во-первых, помещикамнеобходимый кредит, а во-вторых, постепенно подготовило бы все средства,необходимые для «упрочения нового порядка, и таким образом делоосвобождения,— писал Позен,— совершится, хотя не вдруг, но зато без всякихпотрясений».[14] Развивая это положение, Ростовцев доказывал, что русский народ врядли способен был воспользоваться «внезапной» свободой, к которой он вовсе неподготовлен ни своим воспитанием, ни государственными мерами, облегчавшимиему возможность познания этой свободы. «Следственно,— писал он,— самаянеобходимость указывает на меры переходные. То есть крепостных следуетподготавливать к свободе постепенно, не усиливая в них желанияосвобождения, но открывая все возможные для них пути». Руководствуясь этим, Ростовцев намечал три этапа отмены крепостногоправа. Первый — это безотлагательное «умягчение» крепостного права. По егомнению, это успокоит крестьян, которые увидят, что правительство заботитсяоб улучшении их участи. Второй этап — постепенный переход крестьян вобязанные или «свободные хлебопашцы». На этом этапе крестьяне остаются лишь«крепкими земле», получая право распоряжаться своей собственностью, истановятся совершенно свободными в семейном быту. Этот период должен былбыть, по-видимому, довольно длительным, так как, по мнению Ростовцева,крестьянин в этом положении «перемен захочет не скоро» и лишь постепенно«дозреет до полной свободы». Наконец, третий, завершающий этап — переход кполной свободе всех категорий крепостных (помещичьих, удельных,государственных крестьян и крепостных рабочих). «И весь этот переворот, — указывал Ростовцев,— совершится незаметно,постепенно, если и не быстро, то прочно. Возразят: народ этого не дождется,народ потребует свободы, и сам освободит себя. Если правительство будетпродолжать волновать умы, ничего не пересоздавая, то революция народнаяразразиться может. Кто дерзнет поручиться за будущее?.. А ежелиправительство, опасаясь предполагаемой революции, мерою отважною, крутою, ик несчастию России неотгаданною, само, так сказать, добровольно революциювызовет? Правительству идти вперед необходимо, но идти спокойно исправедливо, настойчиво и религиозно...»[15] Во «всеподданнейшем отчете» III отделения за 1857 г. говорилось о том же:«Слухи об изменении быта, начавшиеся около трех лет, распространились повсей империи и привели в напряженное состояние как помещиков, так икрепостных людей, для которых дело это составляет жизненный вопрос».[16] Взаключение шеф жандармов указывал, что «спокойствие России много будетзависеть от сообразного обстоятельствам расположения войск».[17] Именно это положение и заставляло правительство торопиться с решениемвопроса об отмене крепостного права. Однако оно не могло приступить креформе без привлечения к этому делу дворянства. По мнению правительства,наиболее целесообразным было начать освобождение крестьян с западныхгуберний, дворянство которых в какой-то степени склонялось к отменекрепостного права.[18] В силу этого виленскому генерал-губернатору В. И. Назимову и былопредложено добиться у дворянства западных губерний согласия на отменукрепостного права. Ему было поручено заявить дворянству, что если они непойдут навстречу стремлениям правительства, то будет проведена новаяинвентарная реформа, невыгодная помещикам. С этой целью летом 1857 г. Назимовым были образованы губернскиедворянские комитеты (состоявшие из уездных предводителей дворянства и«почетных» помещиков) для пересмотра инвентарей помещичьих имений. При этомНазимов рекомендовал дворянам, «не стесняясь прежними постановлениями,изложить откровенно мнение свое о прочном устройстве помещичьих крестьян,при необходимых для того пожертвованиях со стороны их владельцев».[19]Однако итог работы этих комитетов был невелик. Так, члены дворянскогокомитета Гродненской губернии постановили просить правительство «...одозволении помещикам Гродненской губернии предоставить своим крестьянамлично без земли свободу из крепостного состояния на правилах Положения окрестьянах Курляндской губернии». Дворянский же комитет Виленской губерниине вынес даже такого скромного решения, заявив, что «...он не вправесделать предположения, не отобрав согласия от всех владельцев», т. е.постановил обсудить этот вопрос на очередных дворянских выборах, что небыло ему разрешено. Комитет же Ковенской губернии также не пришел ни ккакому определенному выводу. С этими весьма и весьма скромными результатами Назимов прибыл в Петербургв конце октября 1857 г. К этому времени в Министерстве внутренних дел былиуже разработаны «Общие начала для устройства быта крестьян», представленныеЛанским в записке от 8 ноября, «Общие начала» предусматривали следующее: а)вся земля является собственностью помещиков; б) ликвидация крепостнойзависимости должна происходить постепенно, в течение 8—12 лет; в) «ввидахпредотвращения вредной подвижности и бродяжничества в сельском населении,увольнение крестьян из личной крепостной зависимости должно быть сопряженос обращением в собственность их усадеб, находящихся в их пользовании снебольшими участками огородной и выгонной земли всего от полудесятины додесятины на каждый двор».[20] Погашение стоимости усадьбы предполагалось за8—12 лет. На трех заседаниях (2, 9 и 16 ноября) Секретный комитет,рассматривая предложения, привезенные из Вильно Назимовым, подготовилпроект ответа дворянству Литовских губерний, абсолютно не соответствовавшийих чаяниям. 20 ноября 1857 г. Александром II был дан «высочайший» рескриптвиленскому генерал-губернатору Назимову, в котором дворянству этих губернийразрешалось приступить к составлению проектов «об устройстве и улучшениибыта помещичьих крестьян». Таким образом, подготовка реформы отдаваласьцеликом в руки дворянства. Составление проектов должно было осуществитьсяна основе следующих положений: 1)Помещикам сохраняется право собственности на всю землю, нокрестьянам оставляется их усадебная оседлость, которую они в течениеопределенного времени приобретают в свою собственность посредством выкупа;сверх того, предоставляется в пользование крестьян надлежащее, по местнымудобствам, для обеспечения их быта и для выполнения их обязанностей передправительством и помещиком, количество земли, за которое они или платятоброк, или отбывают работу помещику. 2) Крестьяне должны быть распределены на сельские общества,помещикам же предоставляется вотчинная полиция. 3) При устройстве будущих отношений помещиков и крестьян должна бытьнадлежащим образом обеспечена исправная уплата государственных и земскихподатей и денежных сборов».[21] Следовательно, в основу официальной программы Правительства по крестьянскому вопросу были положены предложения Министерства внутренних дел. Из рескрипта следовало, что крестьяне на основании правительственнойпрограммы должны были получить личную свободу, но остаться в полуфеодальнойзависимости от помещиков. В дополнение к рескрипту в особом обращении к виленскому генерал-губернатору Ланской указывал, что крестьяне первоначально будут находиться«в состоянии переходном», которое не должно превышать 12 лет. За это времяони обязаны выкупить «усадебную оседлость», и тогда же будут определеныразмеры полевого надела и повинности за пользование им. Рескрипт Назимову об открытии губернских дворянских комитетов не долженбыл, по крайней мере в данное время, распространяться на другие губернии,Так, Орлов, представляя Александру II доклад о целесообразности рассылкикопии рескрипта Назимову губернскому начальству всей России, писал: «Мерасия не только предупредит распространение вредных толков и слухов, но ипознакомит дворянское сословие внутренних губерний с теми подробностями,кои предписаны для трех западных губерний и кои со временем могут бытьболее или менее применены и к прочим губерниям России».[22] После смерти Ростовцева, председателем редакционных комиссий был назначенминистр юстиции граф В. Н. Панин, известный консерватор. На каждом последующем этапе обсуждения в проект вносились те или другиепоправки крепостников. Реформаторы чувствовали, что проект все болеесдвигается от «золотой середины» в сторону ущемления крестьянскихинтересов. Тем не менее, обсуждение реформы в губернских комитетах и вызовдворянских представителей не остались без пользы. Милютин и Самарин(главные разработчики реформы) поняли, что она не может осуществляться наодинаковых основаниях во всей стране, что нужно учитывать местныеособенности. В черноземных губерниях главную ценность представляет земля, внечерноземных — крестьянский труд, овеществленный в оброке. Они понялитакже, что нельзя без подготовки отдавать помещичье и крестьянскоехозяйства во власть рыночных отношений; требовался переходный период. Ониутвердились в мысли, что крестьяне должны быть освобождены с землей, апомещикам следует предоставить гарантированный правительством выкуп. Этиидеи и легли в основу законоположений о крестьянской реформе.[23] §3. Анализ реформы, проведенной правительством Анализ реформы, проведенной правительством в отношениигосударственных крестьян, дает основание для следующих кратких выводов. Правительство, боясь массового восстания, всячески затягивало завершениеподготовки закона о государственных крестьянах. Несмотря на то что обеспеченность государственных крестьян землей быланамного выше, нежели помещичьих и даже удельных, нельзя не признать, чтозначительная часть их не получила достаточных наделов. Этот факт и обусловил крестьянские волнения в ряде губерний в периодсоставления и выдачи владенных записей. На основании закона 12 июня 1886 г. государственные крестьянепереводились на выкуп. По этому закону оброчная подать, уплачиваемая ими,преобразовывалась в выкупные платежи. При этом выкупные платежиувеличивались по сравнению с оброчной податью на 45%. Этот закон, вызванныйк жизни чисто фискальными соображениями (необходимостью покрытия дефицитовв бюджете в связи с отменой подушной подати), представлял собой самыйнеприкрытый грабеж крестьян. По закону 12 июня 1886 г. крестьяне обязаны были вносить выкупные платежидо 1931 г., после чего они должны были стать собственниками земли. Глава 2 Реформы 1860 – 1880г.г. §1. Россия на пути к гражданскому обществу Политика правительства 60—70-х гг. испытывала заметное влияниелиберализма, смысл которого хорошо выразил историк и общественный деятельБ. Н. Чичерин: «Новый порядок устанавливают не иначе, как мудрыми сделкамис старым».[24] В. И. Ленин строго разграничивал либеральные и либерально-демократические течения, подчеркивая, что либеральные течения выражаютинтересы наименее прогрессивных буржуазных слоев общества. В 60-е гг. рядправительственных деятелей испытывали влияние либерально-монархическихвзглядов. Правительственный либерализм развивался как компромиссноетечение. Отсутствие у его представителей твердых принципов вызывалопостоянные политические колебания в зависимости от степени остротыклассовой борьбы в стране. Либеральные деятели администрации воспринялиспад революционной ситуации как показатель жизнеспособности либеральногокурса, поскольку основная его задача — предотвращение революционного взрыва— была достигнута. Теория постепенности реформ и мирного разрешения общественных проблем,которая широко пропагандировалась известным историком К. Д. Кавелиным идругими представителями либеральной публицистики, предполагала проведениетолько давно назревших преобразований, избегая ускоренного развитиясобытий. Но и их практическая реализация происходила в острых столкновенияхс реакционной, охранительной идеологией. В результате реформы растягивалисьпо времени, а их содержание претерпевало консервативные изменения в видеуступок дворянско-помещичьему лагерю. В. И. Ленин подчеркивал, что реформы 60-х гг. происходили в обстановке«общественного возбуждения и революционного натиска». В этих условияхцаризм особенно болезненно переживал конфликт с большей частью дворянства,которое было недовольно отменой крепостного права. Реакционная критикареформ сопровождалась многочисленными высказываниями о необходимостиусиления роли дворянства политической жизни страны и о создании.общероссийского представительного органа. Требование дворянскогопредставительства приобретало характер сделки, компенсации дворянству заутрату личной власти над крепостными. В начале 1862 г. петербургскоедворянство поддержало губернского предводителя А. П. Платонова,высказавшегося за введение «народного представительства», подобного земскимсоборам XVI—XVII вв. Это требование дворянской аристократии носилоолигархический характер. Одновременно происходило развитие дворянского либерализма, своеобразнымцентром которого было тверское дворянство. Его бывший предводитель А. М.Унковский выступал за созыв представительства «от всего народа без различиясословий». За введение представительства выступали и влиятельные дворянскиепублицисты М. Н. Катков и Н. А. Безобразов. Обеспокоенное настроениемдворянства, правительство приступило к проведению земской реформы.[25] Необходимость введения местного самоуправления была также обусловленарядом экономических и социальных причин. Упадок промышленности и торговли впервые пореформенные годы, слабость путей сообщения, плохая организацияпродовольственного дела, фактическое отсутствие медицинской помощинаселению, народная неграмотность, отсутствие рациональной системыналогообложения требовали серьезной реорганизации управления. В новыхусловиях царизм уже не мог взять на себя полную ответственность засостояние и развитие всех этих сфер. §2. Земская и городская реформы. К крестьянской реформе Россия подошла с крайне отсталым и запущеннымместным хозяйством. Медицинская помощь в деревне практически отсутствовала.Эпидемии свободно ходили из конца в конец огромного государства, уносятысячи жизней. Крестьяне не знали элементарных правил гигиены. Народноеобразование никак не могло выйти из зачаточного состояния. Отдельныепомещики, содержавшие для своих крестьян школы, закрыли их сразу же послеотмены крепостного права. О проселочных дорогах никто не заботился. Междутем государственная казна была истощена, и правительство не могло своимисилами поднять местное (земское, как тогда говорили) хозяйство. Поэтомубыло решено пойти навстречу либеральной общественности, котораяходатайствовала о введении местного самоуправления. 1 января 1864 г. былутвержден закон о земском самоуправлении. Оно учреждалось для руководствахозяйственными делами: строительством и содержанием местных дорог, школ,больниц, богаделен, для организации продовольственной помощи населению внеурожайные годы, для агрономической помощи и сбора статистическихсведений. Распорядительными органами земства были губернские и уездные земскиесобрания, а исполнительными — уездные и губернские земские управы. Длявыполнения своих задач земства получили право облагать население особымсбором. Выборы земских органов проводились раз в три года. В каждом уезде длявыборов гласных (депутатов) уездного земского собрания создавалось триизбирательных съезда. В первом съезде участвовали землевладельцы,независимо от сословия имевшие не менее 200—800 десятин земли (земельныйценз по разным уездам был неодинаков). Второй съезд включал в себягородских собственников с определенным имущественным цензом. На третий,крестьянский, съезд съезжались выборные от волостных сходов. Каждый изсъездов избирал определенное число гласных. Уездные земские собранияизбирали гласных губернского земства. Как правило, в земских собраниях преобладали дворяне. Несмотря наконфликты с либеральными помещиками, самодержавие считало поместноедворянство своей основной опорой. Поэтому земство не было введено в Сибирии в Архангельской губернии, где не было помещиков. Не ввели земство и вОбласти Войска Донского, в Астраханской и Оренбургской губерниях, гдесуществовало казачье самоуправление. Земства сыграли большую положительную роль в улучшении жизни русскойдеревни, в развитии просвещения. Вскоре после их создания Россия покрыласьсетью земских школ и больниц. С появлением земства стало меняться соотношение сил в русской провинции.Прежде все дела в уездах вершили правительственные чиновники вкупе спомещиками. Теперь же, когда развернулась сеть школ, больниц истатистических бюро, появился «третий элемент», как стали называть земскихврачей, учителей, агрономов, статистиков. Многие представители сельскойинтеллигенции показали высокие образцы служения народу. Им доверяликрестьяне, к ним с уважением относились многие земские деятели, к ихсоветам прислушивались управы. Правительственные чиновники с тревогойследили за ростом влияния «третьего элемента». По закону земства были чисто хозяйственными организациями. Но вскоре онистали играть важную политическую роль. В те годы на земскую службу обычношли самые просвещенные и гуманные помещики. Они становились гласнымиземских собраний, членами и председателями управ. Они стояли у истоковземского либерального движения. А представители «третьего элемента»испытывали тяготение к левым, демократическим течениям общественной мысли. На аналогичных основаниях в 1870 г. была проведена реформа городскогосамоуправления. Попечительству городских дум и управ подлежали вопросыблагоустройства, а также заведование школьным, медицинским иблаготворительным делом. Выборы в городскую думу проводились по тремизбирательным съездам (мелких, средних и крупных налогоплательщиков). Люди,не платившие налогов, не участвовали в выборах. Городской голова и управаизбирались думой. Городской голова возглавлял и думу, и управу, координируяих деятельность. Городские думы проводили большую работу по благоустройствуи развитию городов, но в общественном движении были не столь заметны, какземства. Это объяснялось долго сохранявшейся политической инертностьюкупечества и предпринимательского класса. §3. Судебная реформа. Одновременно с земской реформой, в 1864 г., по настоянию общественности,правительство провело судебную реформу. Россия получила новый суд:бессословный, гласный, состязательный, независимый от администрации.Судебные заседания стали открытыми для публики. Центральным звеном нового судебного устройства был окружной суд сприсяжными заседателями. Обвинение в суде поддерживал прокурор. Емувозражал защитник. Присяжные заседатели, 12 человек, назначались по жребиюиз представителей всех сословий. Выслушав судебные прения, присяжныевыносили вердикт («виновен», «невиновен» или «виновен, но заслуживаетснисхождения»). На основании вердикта суд выносил приговор, т. е. определялмеру наказания или прекращал дело. Такое судебное устройство обеспечивалонаибольшие гарантии от судебных ошибок. Однако от них не застрахован ниодин суд. Если подсудимому назначается смертная казнь, ошибку становитсяневозможно исправить. Но русское общеуголовное законодательство не зналоэтой меры наказания. Только специальные судебные органы (военные суды,Особое присутствие Сената) могли приговорить к смертной казни. Разбором мелких уголовных и гражданских дел занимался мировой суд,состоявший из одного человека. Мировой судья избирался земскими собраниямиили городскими думами на три года. Правительство не могло своей властьюотстранить его от должности (как и судей окружного суда). Принципнесменяемости судей обеспечивает независимость суда от администрации иявляется одним из основных начал правильного судебного устройства. Судебная реформа была одним из наиболее последовательных и радикальныхпреобразований 60—70-х гг. Многие судебные деятели (А. Ф. Кони, Н. С.Таганцев и др.) пользовались заслуженным авторитетом в обществе. Высокимпрофессионализмом, проницательностью и ярким даром слова прославилисьлучшие русские адвокаты (В. Д. Спасович, Ф. Н. Плевако, В. А. Маклаков) . Судебная реформа 1864 г. осталась незавершенной. Не был реформированСенат — высшая судебная инстанция. Для разбора мелких уголовных дел иконфликтов в крестьянской среде был сохранен сословный волостной суд.Последнее отчасти объяснялось тем, что крестьянские правовые понятия сильноотличались от общегражданских. Мировой судья со «Сводом законов» часто былбы бессилен рассудить крестьян. Волостной суд, состоявший из крестьян,судил на основании существующих в данной местности обычаев. Однако он былслишком подвержен воздействию со стороны зажиточных верхов деревни иправительственной администрации. Волостной суд, а также мировой посредникимели право присуждать к телесным наказаниям. Они существовали в России до1904 г. §4. Военные реформы. В конце 1861 г. военным министром был назначен генерал Дмитрий АлексеевичМилютин (1816—1912), старший из братьев Милютиных. Учитывая уроки Крымскойвойны, министр провел ряд важных реформ. Они имели целью создание крупныхобученных резервов при ограниченной армии мирного времени. На завершающемэтапе этих реформ следовало перейти от рекрутских наборов к всеобщейвоинской повинности. В течение ряда лет консервативной части генералитетаудавалось блокировать это преобразование. А. С. Меншиков называл Милютина«якобинцем». Перелом в ход дела внесла франко-прусская война 1870— 1871 гг.Современников поразила быстрота мобилизации прусской армии. 1 января 1874г. был принят закон, отменивший рекрутчину и распространивший обязанностьслужить в армии на мужчин всех сословий, достигших 20 лет и годных посостоянию здоровья. В пехоте срок службы был установлен в 6 лет, на флоте —в 7 лет. Для окончивших высшие учебные заведения срок службы сокращался дошести месяцев. Эти льготы стали дополнительным стимулом для распространенияобразованности. Военная реформа 1874 г. ускорила ломку сословного строя.(Хотя офицерский состав, как и раньше, в основном пополнялся дворянскоймолодежью.) Отмена рекрутчины, наряду с отменой крепостного права,значительно увеличила популярность Александра II среди крестьянства. Реформы 60—70-х гг.— крупное явление в истории России. Устранив рядотживших явлений, создав новые, современные органы самоуправления и суда,они способствовали росту производительных сил страны, ееобороноспособности, развитию гражданского самосознания среди населения,распространению просвещения, улучшению качества жизни. Россия подключаласьк общеевропейскому процессу создания передовых, цивилизованных формгосударственности, основанных на самодеятельности населения и еговолеизъявлении. Но это были только первые, шаги. В местном управлении былисильны пережитки крепостничества, оставались нетронутыми многие дворянскиепривилегии. Реформы 60—70-х гг. не коснулись верхних этажей власти. §5. Финансовые реформы Развитие капитализма требовало улучшения финансового положения России.Промышленность и транспорт особенно остро нуждались в кредитах, которыеимели крайне слабое развитие до отмены крепостного права. Проведениереформы 1861 г. на основе выкупной операции требовало тоже огромныхкредитов. Государственный бюджет России испытывал хронический дефицит. В1861 г. сметные расходы государства составляли 355,4 млн. руб., а доходытолько 334,1 млн. руб. Таким образом, изначально закладывался дефицит в21,3 млн. руб. Фактически же в 1861 г. было израсходовано 416,7 млн. руб.Такой огромный дефицит покрывался с помощью различных финансовых ухищрений,иностранных займов и выпуска дополнительных казначейских билетов, чтоприводило к постоянным колебаниям курса рубля.[26] С финансовой точки зрения царизм оказался неподготовленным к проведениювыкупной операции, предусматривавшейся крестьянской реформой. Денег нареформу не было, и на ближайшие годы не предвиделось нового источника ихпоступления. Поэтому выкупные суммы было решено выплачивать не наличнымиденьгами, а процентными бумагами по типу государственного займа. Чтобыизбежать наплыва этих бумаг на фондовые биржи и их обесценивания, быливведены ограничения на передачу их из рук в руки и установлен порядокпогашения в течение 49 лет. Фактически это означало, что выплата наличныхденег помещикам откладывалась на неопределенный срок. Такая мера имелаполитические последствия, поскольку вызывала недовольство дворянско-помещичьих кругов и даже некоторую их оппозиционность царизму. С другойстороны, она вызывала недоверие к государственным финансам, на которыеложился огромный внутренний долг. Перед правительством вставали задачисрочно преодолеть эти негативные последствия политическими и финансовымиреформами. Через год после отмены крепостного права правительство приступило кпроведению финансовых реформ, которые растянулись на весь пореформенныйпериод и только к концу XIX в. дали заметные результаты. Под давлениемобщественности и международных финансовых организаций царизм пошел наполитическую уступку, объявив о публикации государственного бюджета иотчетов государственного контроля. Тем самым открывались статьигосударственных доходов и расходов, что в какой-то степени позволилоизбавиться от прогрессирующего казнокрадства и злоупотреблений.Одновременно был установлен новый порядок расходования средств. Закон 1862г. устанавливал единую государственную кассу, т. е. единственнымраспорядителем государственных средств становилось Министерство финансов.Вводился особый ревизионный орган, независимый от администрации,—государственный контроль, в губерниях создавались его отделения—контрольные палаты. Государственный контроль должен был следить не толькоза размерами расходуемых сумм, но и за их правильным использованием именнона те цели, на которые они были ассигнованы.[27]В том же 1862 г. правительство приступило к проведению денежной реформы.Получив крупный иностранный заем в размере 85 млн. руб., оно открылосвободный обмен кредитных билетов на золото и серебро по установленномукурсу. Но правительство руководствовалось отсталыми экономическимивзглядами и не видело прямой связи между денежным обращением и финансово-экономическим положением страны. В результате неблагоприятное состояниеэкономики, связанное с временным снижением деловой активности в первыепореформенные годы, дефицит государственного бюджета, пассивностьвнешнеторгового баланса привели к значительной утечке золота за границу.Истратив большую часть металлического запаса, правительство не смоглоповысить курс рубля. Курс кредитного рубля продолжал падать. Реформа былапрекращена, потерпев полный крах. Последующие годы знаменовалисьвозраставшим выпуском кредитных билетов, а это вело к инфляции. В условияхпореформенного развития инфляция имела серьезные социальные последствия:снижалась покупательная способность городских низов, особенно рабочих,сдерживалась деловая активность промышленников. Но инфляция была выгоднаспекулянтам и помещикам-экспортерам. Капиталистическое развитие и связанное с этим резкое возрастание роликредитования потребовали перестройки банковской системы. В 1860 г. былобразован Государственный банк, который заменил убыточные Заемный иКоммерческий банки. Фонды Государственного банка формировалисьпреимущественно из казенных 1 вкладов. Частные вклады и депозитыпромышленности концентрировались в акционерных банках. В 60-х — начале 70-хгг. шла так называемая учредительная банковская горячка. Это нашлоотражение в следующих показателях: в 1861 г. был 1 акционерный банк, в1864—4, а в 1873— уже 39 банков. Этот период сменился полосой банковскихкрахов в 1875—1880 гг.[28] Крестьянство, нуждаясь, как правило, в мелком краткосрочном кредите дляпокупки семян, скота, инвентаря, часто обращалось к ростовщическомукапиталу, где был очень высок процент на ссуды. Например, в 1866—1876 гг. всельской местности, прилегающей к Москве, средний процент ростовщическихопераций составил 35,5 годовых. Классовое содержание политики царизма хорошо прослеживается на налоговойсистеме. Под давлением народных выступлений была отменена архаичная системаоткупов. Вместо нее открывалась свободная продажа вина, табака, сахара,которая облагалась особым акцизным сбором. Основные налоги не только небыли отменены, но постоянно возрастали. Подушная подать была отменена длямещан, но для всех остальных сословий стала еще более тягостной. В 1861 г.подушная подать была увеличена и составила 1 руб.; в 1863 г. она подняласьеще на 25%, а в 1867 г. вновь возросла в среднем на 50 коп. К концу 60-хгг. подушная подать в среднем составляла 1 руб. 75 коп. С созданием земствв 3 раза возросли местные сборы. Налоговое бремя ложилось прежде всего наплечи крестьянства. В начале 70-х гг. бывшие помещичьи крестьяне платили скаждой десятины податей и выкупных платежей от 2 руб. 21 коп. до 3 руб. 33коп., тогда как помещик с десятины платил от 7 до 23 коп.[29] В ряде месткрестьянские платежи вообще превышали реальную доходность земли, чтоприводило к деградации крестьянского хозяйства. Обращая внимание нанеравномерность обложения дворянских и крестьянских земель, В. И. Ленинхарактеризовал это явление, как «громадные следы средневековья»[30] В 60-х — начале 70-х гг. остро обсуждалась в прессе проблема налоговойполитики. Всеобщий характер приобрело требование всесословногоналогообложения на основе подоходного налога. Это мыслилось как шаг ксозданию народного представительства. Именно политические мотивы удерживалицаризм, вопреки экономической целесообразности, от введения подоходногоналога. Подобным же образом в городах ставилась проблема введенияквартирного налога. Однако, отдавая себе отчет в том, что введение этогоналога повлечет за собой необходимость расширения избирательных прав вгородах, царизм категорически воспротивился этому нововведению. Такимобразом, финансовая политика царизма в 60—70-х гг. носила ярко выраженныйсословный характер, сохраняя экономические привилегии для дворянства, хотяи при некоторой перестройке всей финансовой системы. §6. Реформы в области просвещения Экономический прогресс и дальнейшее развитие общественной жизни Россиисерьезно сдерживались низким образовательным уровнем населения иотсутствием системы массовой подготовки специалистов. Такое ненормальноеположение не только являлось препятствием на пути демократического развитиястраны, но и наносило ущерб экономике и политическим институтам. Поэтомуголоса о необходимости введения всеобщего бесплатного обязательногоначального образования раздавались не только из демократического лагеря, нои из правительственных кругов. Реформа школы в основном была осуществлена двумя актами:14 июня 1864 г. было утверждено «Положение о начальных народных училищах» и19 ноября 1864 г.— «Устав гимназий и прогимназий». Утверждение двухотдельных документов имело принципиальное значение. Между начальным звеномобразования и средними учебными заведениями не устанавливалосьпреемственности. Начальные школы были различных типов — государственные,земские, церковноприходские, воскресные и т. д. Срок обучения, как правило,не превышал трех лет. Уровень знаний они давали невысокий — элементарнаяграмотность и арифметика. Среднее образование давали гимназии, которыеделились на классические и реальные, с семилетним сроком обучения. Вклассических гимназиях отдавалось преимущество гуманитарной подготовке,большое место занимали древние языки. Реальные гимназии имели практическуюнаправленность, и заметное место в них занимали предметы естественногоцикла. Кроме того, создавались и прогимназии, имевшие более сокращенныйкурс обучения, равный первым четырем классам гимназии. В начале 60-х гг.получает развитие и женское образование. Реформа народного образования провозглашала принцип общечеловеческогообразования и всесословной школы. Предусматривалось применение важнейшихдостижений прогрессивной педагогики:учет возрастных особенностей учащихся, наглядность обучения, гуманноеобращение с детьми, запрещение телесных наказаний. Перестройка школы не привела к полной демократизации образования. Сучастием правительства вокруг школы складывался определенный общественныйстереотип, который соответствовал сословной иерархии. Считалось, чтоклассическое образование имеет превосходство над реальным. Сословнаяполитика и сложившиеся общественные ориентиры превращали классическую школув удел дворянства. Для низших слоев, как правило, она была недоступна из-завысокой платы за обучение. Начальное образование имело весьма ограниченныйуровень, а самое главное — оно так и не получило статуса бесплатного иобязательного. Общественное развитие диктовало необходимость подготовки интеллигенции.Функционирование государственной системы требовало образованных чиновников,юристов. Земская, городская и судебная реформы, перестройка народногообразования открыли широкое поле деятельности для лиц с высшимобразованием. Растущая экономика предъявляла спрос на специалистовразнообразных направлений. Высшая школа не могла удовлетворить растущиепотребности в специалистах. Во всех российских университетах к началу 60-хгг. обучалось чуть больше 3 тыс. студентов. Даже в конце XIX в. в странеиспытывался острый дефицит инженеров. Например, среди заведующихпромышленными предприятиями только 8% имели техническое образование, но исреди них значительную часть составляли иностранцы. Сами университетыиспытывали хронические трудности с замещением преподавательских должностей.Все это постоянно требовало не только расширения высшей школы, но исущественной ее перестройки. 18 июня 1863 г. был утвержден новый университетский устав, которыйзаметно ослаблял бюрократическую опеку над университетами и провозглашал ихвнутреннюю автономию. Совет университета получал право избирать ректора,проректора и университетских судей, рассматривал финансовую смету,присуждал ученые степени, назначал студентам стипендии и т. д. Уставрасширил объем преподавания, что выразилось в увеличении числа кафедр. Изпреподавания исключались атрибуты дворянского образования — фехтование,музыка, рисование. Демократизация внутриуниверситетской жизни в основномотвечала распространенной тогда либеральной точке зрения, сформулированнойизвестным историком, ректором Московского университета С. М. Соловьевым:«Пока в образованном человечестве будут цениться умственные способности,ученые заслуги и литературные труды, до тех пор ученый, профессор будетиметь нравственный авторитет».[31] Чрезвычайно важно, что устав закреплялуниверситеты как светские учебные заведения и богословские науки неоказывали существенного воздействия на их деятельность. Вместе с тем университетская реформа устранила далеко не все пережиткикрепостнической поры. Сохранилось право министра просвещения назначать иувольнять преподавателей, утверждать университетские инструкции и правила,назначать пособия студентам и т. д. Студенты не получили прав создаватьсвои корпоративные организации. Продолжало существовать сословное делениестудентов различных факультетов. Например, юридические факультеты,готовившие главным образом к государственной службе, по составу студентовбыли преимущественно дворянскими, медицинские факультеты — разночинными. §7. Реформы в печати Период буржуазных реформ имел свои особенности и в вопросе об отношениик печати. В условиях, когда внутри России в печать почти не допускалисьполитические сочинения, возросший общественный интерес к этим проблемамстал удовлетворяться за счет вольной русской прессы за рубежом. Широкоераспространение получают издания А. И. Герцена. За рубежом нередкоиздавались и сочинения либерального направления. Внутри страны получаетраспространение рукописная литература. В условиях нарастания революционнойситуации правительство только проигрывало от запретов на печать. Оказавшисьпод давлением общедемократических сил, оно пошло на уступки. Вскоре после появления рескрипта В. И. Назимову было разрешено обсуждатьв печати материалы по крестьянскому вопросу. Однако в целях пресеченияреволюционной пропаганды специально оговаривалось, что разрешение касается«только ученых статей, специально разбирающих хозяйственно-практическиевопросы». Разрешено было также обсуждение основ будущей судебной реформы.Данные меры не вызвали большого удовлетворения, так как они нераспространялись на интересующие читателей политические вопросы. В условияхвсеобщего недовольства правительство в начале 1858 г. вынуждено было пойтина новые уступки, допустив на страницы печати «сочинения о современнойобщественной жизни и связанной с ней правительственной деятельностью». Предпринятые послабления и огромный читательский интерес в обществепроявились прежде всего в резком увеличении числа периодических изданий. К1860 г. их число возросло до 230 наименований. Одновременно росли тиражи ичисло наименований книг. Только в 1860 г. вышло 2085 книг. Издательская икниготорговая деятельность получают развитие не только в культурныхцентрах, но и в провинции. Правительство с большой тревогой следило заразвитием печати. Эти настроения хорошо отражены в словах Александра II:«Теперь не время гладить наших журналистов по голове». Однако в условияхреволюционной ситуации было невозможно пойти на запретительные меры.Поэтому правительство предпринимает усилия «сделать печать средствомвлияния и элементом власти». Этому курсу соответствовали издания известногореакционного публициста М. Н. Каткова. В верховных кругах считалосьполезным «разоблачать» в печати «крайние увлечения» Герцена и Огарева.Одновременно с этим администрация стремилась ограничить появление новыхжурналов.[32] Как только наметился спад революционной ситуации, царизм предпринимаетосторожные шаги по наступлению на печать. 12 мая 1862 г. были утверждены«Временные правила» по печати. На первый взгляд они носили благожелательныйхарактер по отношению к изданиям, но стремились дозировать меру критики дляразных слоев населения. Так, материалы о «несовершенстве законов»,«недостатках и злоупотреблениях администрации» разрешалось помещать тольков изданиях с подписной ценой не ниже 7 руб. в год, так как эти дорогиеиздания недоступны для народа. Подобный же порядок был установлен и длякниг. Были установлены санкции по отношению к издателям: министрамвнутренних дел и народного просвещения в административном порядкепредоставлялось право приостанавливать любые издания сроком до 8 месяцев.Широковещательные декларации «Временных правил» существенно ограничивалисьособыми секретными приложениями, предусматривавшими проверку сочинений. 6 апреля 1865 г. вышел новый закон о «некоторых облегчениях иудобствах отечественной печати». Внешне он также носил весьма либеральныйхарактер. В нем получили развитие некоторые положения «Временных правил».От предварительной цензуры освобождались все периодические издания, но приэтом особо оговаривался порядок судебных преследований за нарушение законово печати. Характерно, что царизм намеренно запутал законодательство поиздательским делам: новый закон был издан как дополнение к закону 1828 г.Это означало, что все частные указы, принятые за четыре десятилетия,включая реакционные меры второй четверти XIX в., продолжали действовать,создавая неразбериху и внося противоречия, но облегчая тем самымпреследования. Характерно и другое — административная деятельность часторасходилась с законодательством, не считалась с ним. Например, при закрытиижурнала «Современник» царизм даже формально не прибегнул к судебномуразбирательству, предусмотренному законодательством. Вопреки установленнымправилам, около половины периодических изданий остались под надзоромпредварительной цензуры. Либеральное заигрывание продолжалось недолго. Вовторой половине 60-х — начале 70-х гг. правительство начало открыто вводитьограничения в отношении газет и журналов. §8. Незавершенность реформ Внутренняя политика 60—70-х гг. отмечена проведением ряда реформ,изменением общего политического курса царизма, который стал большеучитывать потребности страны в условиях капиталистического развития.Рассматривая совокупность всех изменений в России после 1861 г., В. И.Ленин называет это явление «...шагом по пути превращения феодальноймонархии в буржуазную монархию».[33] В этом определении заложен один изосновополагающих выводов относительно пореформенного развития. Вместе с тем все политические преобразования были проведены при полномсохранении принципов и основ самодержавия. Это происходило даже тогда,когда невозможность прежних абсолютистских приемов управления была налицо.Примером может служить вопрос о создании Совета министров В условияхпроведения реформ как никогда вставала необходимость единства действий всехцентральных государственных учреждений. По мнению ряда высокопоставленныхдеятелей, достигнуть этого возможно было путем создания кабинета министров,возглавляемого премьером и состоящего из представителей одногополитического направления. Такое правительство должно было гарантироватьполитику от малообоснованных решений, принимаемых императором во времявстреч с тем или иным министром. В критические для царизма годыреволюционной ситуации был создан Совет министров, который, согласно законуот 12 ноября 1861 г., объявлялся высшим административным органом. Однакозначение его было номинальным. Проблема единства государственной политикиосталась нерешенной, что проявилось в отсутствии единой политическойпрограммы правительства, значительных колебаниях его политического курса ив постоянных разногласиях среди высшей бюрократии Царизм это полностьюустраивало, ибо единое мнение в правительстве принижало значениесамодержавной власти. Чтобы не связывать себя никакими обязательствами,царизм категорически отвергал возможность создания и представительногооргана, даже без законодательных функций, таким образом, сохранениесамодержавия было главным пережитком, который предопределял половинчатостьи непоследовательность в модернизации государственного строя России.[34] 1 марта 1881 г. Александр II одобрил проект правительственногосообщения о созыве представителей земств. На 4 марта было назначенослушание этого вопроса в Совете министров. Однако убийство Александра IIизменило ход дальнейших событий. Глава 3. Контрреформы. §1. Усиление политической реакции. Период 80-х — начала 90-х гг. характеризуется наступлением царизма напрогрессивные ростки, которые появились в результате реформ




Похожие:

Реформы и контрреформы в России во второй половине 19в. Отмена крепостного права iconОтмена крепостного права в России 1861г
Особенности проведения крестьянской реформы в национальных окраинах россии. Реформы в государственной и удельной деревне. 26
Реформы и контрреформы в России во второй половине 19в. Отмена крепостного права iconОтмена крепостного права в России (крестьянская реформа)
Радищева и до Белинского господствовало отрицание крепостного права, вся Россия понимала нравственную и политическую необходимость...
Реформы и контрреформы в России во второй половине 19в. Отмена крепостного права iconОтмена крепостного права в России

Реформы и контрреформы в России во второй половине 19в. Отмена крепостного права iconОтмена крепостного права в России (крестьянская реформа)

Реформы и контрреформы в России во второй половине 19в. Отмена крепостного права icon«революционная ситуация 1859г—1861г. Отмена крепостного права» выполнил студент 1-го курса заочного отделения: Жукова Наталия Александровна проверила: Яровикова Изольда Авдеевна. Калуга 2001 Г. План : План : 21. Введение 32. Предпосылки отмены крепостного права 43. Подготовка отмены крепостного прав

Реформы и контрреформы в России во второй половине 19в. Отмена крепостного права iconДокументи
1. /Отмена крепостного права в России..doc
Реформы и контрреформы в России во второй половине 19в. Отмена крепостного права iconВеликие реформы 60-70-х годов. Александр II. Содержание Александр II до коронации и в первые годы царствования «Великие реформы» 1863-1874 годов а. Необходимость реформ б. Отмена крепостного права в. Земская реформа г. Городская реформа д. Судебная реформа е. Военная реформа ж

Реформы и контрреформы в России во второй половине 19в. Отмена крепостного права iconВеликие реформы 60-70-х годов. Александр II. Содержание: Александр II до коронации и в первые годы царствования. «Великие реформы» 1863-1874 годов. А. Необходимость реформ. Б. Отмена крепостного права. В. Земская реформа. Г. Городская реформа. Д. Судебная реформа. Е. Военная реформа

Реформы и контрреформы в России во второй половине 19в. Отмена крепостного права iconОтмена крепостного права

Реформы и контрреформы в России во второй половине 19в. Отмена крепостного права iconРоссия во второй половине XIX века
Вторая половина XIX века занимает особое место в истории России. По значимости период можно сравнить разве только с эпохой Петровских...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы