Античное гражданское общество icon

Античное гражданское общество



НазваниеАнтичное гражданское общество
страница2/3
Дата конвертации01.07.2012
Размер402.13 Kb.
ТипРеферат
1   2   3

Государственные органы
Управление античными обществами осуществлялось с помощью выборных органов. Античные магистратуры были временными, по преимуществу годовыми. Должностные лица отправляли должности обычно не в одиночку, а по двое, трое и более, то есть коллегиально. Участие в управлении рассматривалось как служение обществу. “Слуги народа” должны были быть достойными людьми, способными выполнять возложенные на них полномочия. Афинские граждане обсуждали поведение каждого кандидата: чтит ли он родителей, нес ли военную службу, выполнял ли финансовые обязанности по отношению к государству и т.п. Считалось похвальным, чтобы кандидат давал отчет перед выборами обо всей своей жизни. Распространен был и возрастной ценз на участие в управлении. В Риме существовал определенный порядок занятия должностей - “лестница магистратур”. На низшую должность квестора можно было претендовать только после 27 лет, а консулом можно было стать после 40-42 лет. В управлении должны были принимать участие зрелые люди. Спартанцы обретали полные политические права после 30 лет. Античное общество осуждало превышение полномочий и особенно стремление к единовластию. Одним из самых сильных обвинений, часто использовавшихся (и почти всегда успешно) в политической борьбе, было обвинение в стремлении к тирании в Греции и к царской власти в Риме. Для предотвращения такого стремления в Афинах был учрежден специальный “суд черепков” – остракизм. Круг полномочий магистратов был четко очерчен. Средством предотвращения их самоуправства обычно выступала отчетность магистрата перед гражданами. В Риме после сложения магистратом полномочий каждый гражданин мог потребовать у него отчета в совершенных делах и привлечь к суду, если было допущено нарушение законности либо деятельностью магистрата нанесен ущерб римскому народу.
Наличие в античных государствах гражданского ополчения вместо профессиональной армии и выборных магистратов вместо специалистов-чиновников некоторыми современными учеными считается признаком отсутствия в античном обществе настоящего государственного аппарата, а следовательно, и зрелого государства. Даже античное жречество не было особым сословием или корпорацией, а имело функциональное значение для общения граждан и общества с богами. Жрецов государственных богов, как и магистратов, выбирали, но на более длительный срок или пожизненно. Такой порядок свидетельствует о слабо выраженном в античном обществе общественном разделении труда и специализации. Он нацеливал гражданина быть специалистом, так сказать, “широкого профиля”: в равной мере и воином, и политиком, и хозяином.
Численность гражданского коллектива
Общинный характер античной государственности был связан с ограниченной численностью гражданского коллектива, как бы противопоставлявшего себя внешнему миру. Не все жители полисной территории имели гражданские права. В принципе их не могли иметь чужаки, люди переселившиеся извне.
Такими были рабы, приехавшие из других городов по каким-то делам чужеземцы (ксены в Греции и перегрины в Риме), а также постоянно жившие на городской территории неграждане (метеки, периэки в Греции и инколы в Риме). Все они могли быть представлены в деловой и общественной жизни только через посредство граждан. Для рабов такими представителями были их господа, а для чужеземцев – их гостеприимцы. Обычай гостеприимства стал в античности широко распространенным правовым институтом, облегчавшим контакты граждан различных государств. Постоянно жившие в античных городах метеки и инколы со временем получили от гражданского коллектива право заниматься ремеслом, торговлей, ростовщичеством и т.п. За это они платили особый налог. Однако их не допускали к земледелию, военному делу и политике – основным занятиям граждан. Также и дети и жены граждан были приобщены к гражданской жизни через своих отцов и мужей. Женщины в античности были полностью исключены из прямого активного участия в общественной жизни. В греческом театре, выполнявшем важную общественную функцию, даже женские роли игрались мужчинами. Лишь гетеры в Греции были допущены в общество мужчин и могли как-то влиять на него. Однако их влияние было лишь неформальным и никак не было конституировано политически. В Риме существовало лишь одно исключительное положение для женщины – весталка, жрица богини Весты, которое давало его обладательнице некоторые, впрочем не очень существенные, права вмешательства в общественную жизнь.
Численность населения античных городов-государств была невелика. Большинство из них насчитывали по 1000 – 5000 граждан, и лишь некоторые были значительно большими. По подсчетам современных ученых, в Афинах около 400 г. до н.э. было 60-100 тысяч граждан, 15-25 тысяч метеков и 40-60 тысяч рабов. В Спарте около 371 г. до н.э. предполагается другое соотношение: 7-9 тысяч спартиатов, 40-60 тысяч периэков и 140-200 тысяч илотов. В эпоху кризиса полисного строя, создавая проект идеального полиса, Платон в качестве оптимального числа граждан принял цифру в 5040 человек.
Наполненная правами ограниченность численности создавала ореол привилегированности гражданства, наполняла души античных граждан гордостью своим полисом и прочерчивала в них четкую грань между своими (гражданами) и чужими (негражданами). Поэтому когда под влиянием экономических сдвигов начались объединительные процессы, в Греции не сложилось общеэллинское государство, а возникали союзы автономных полисов: Афинский морской союз, Пелопонесский союз, Фессалийский союз, Беотийский союз, Ахейский союз, Этолийский союз. Также и гражданская община Рима, покорив Италию, не стала столицей Италийского государства, а заключила с каждым из подчиненных народов или общин союз. В результате такой политики, выражавшейся принципом “разделяй и властвуй”, оформилась Римско-Италийская конфедерация, в которой гражданскими правами располагали только римляне. Не имея специального аппарата управления, римляне почти не вмешивались во внутреннюю жизнь подчиненных общин, обеспечив им самоуправление. Это оказало сильнейшее воздействие на лицо римской, а затем и выросшей на ее почве европейской цивилизации. Со временем городской строй в Италии (с I в. до н.э.), а затем в римских провинциях (с III в.н.э.) был унифицирован по образцу античной гражданской общины. Римляне распространяли в своих провинциях строй самоуправляющихся городов, граждане которых были обязаны участвовать в общественной жизни и управлении. Такое участие рассматривалось как служение, обязанность (munus) в пользу общества. Поэтому такие города назывались муниципиями, а их строй – муниципальным. За века существования Римской империи население территорий, попавших под римское господство, было “воспитано” римским правом в уважении к личности гражданина, частной собственности, к традициям коллективного решения общих дел (самоуправление) и т.п.
Общинный коллективизм
Важнейшими общинными чертами являются стремление к однородности, одинаковости и взаимопомощь. В античном обществе они проявляются в разных формах. Уже к концу архаической эпохи в греческих полисах и в Риме сложилась система взаимных обязательств между гражданами и коллективом в целом. Граждане в зависимости от своего имущественного положения были обязаны повинностями (литургии в Греции, munus в Риме) в пользу общества. Поэтому учет имущественных возможностей граждан, выступавший в форме периодически проводившихся цензов, был очень важен в античных государствах. В Афинах он был введен при Солоне, в Спарте – при Ликурге, в Риме - при Сервии Туллии. Позднее в Риме была учреждена даже специальная должность цензора, ставшая важнейшей, наряду с консулатом, магистратурой. В обмен на выполнение гражданами обязанностей гражданский коллектив должен был обеспечить им приличное существование.
Государство было обязано содержать своих граждан, чтобы они чрезмерно не обнищали. Поэтому даже оставивший свои занятия каменотеса Сократ чувствовал себя в родном афинской полисе достаточно комфортно, нигде не работая и проводя время в беседах на рынке. В Риме со временем даже сформировался целый общественный слой из таких, паразитировавших на государственный счет, граждан – люмпен-пролетарии. Удовлетворение их интересов было важным способом привлечение на свою сторону их голосов во время выборов. Поэтому греческие и римские политики заботились о ввозе зерна, которое распределялось только между гражданами: раздавалось бесплатно или продавалось по символическим ценам. В Афинах Перикл сумел на 15 лет обеспечить себе должность первого стратега после того, как гарантировал правильную раздачу хлеба, подаренного в 444 г. до н.э. египетским правителем Псамметихом афинским гражданам. В Риме введение хлебных раздач сделало самым популярным политиком плебейского трибуна Гая Гракха, оттеснившего на время на политической арене консулов и сенат. В 68 г. до н.э. Гней Помпей Магн сумел в короткий срок разгромить пиратов Средиземноморья, парализовавших подвоз хлеба в Рим, и надолго стал первым и любимейшим политиком в Риме.
Существовали и другие формы заботы государства-общины о своих гражданах. Организовывались выгодные строительные работы, дававшие заработок горожанам и обеспечивавшие городу (то есть тем же его гражданам) возможность пользоваться плодами своего труда. Приобретались, в том числе и с помощью войн, рудники ценных металлов или строительного камня, доходы от которых шли на нужды граждан или прямо делились между ними. Таковыми были серебряные рудники Лавриона и золотые рудники Пангея для Афин, серебряные рудники Иберии для Рима.
Особую заботу государство проявляло о своих гражданах-крестьянах. Нехватка земли – одна из основных проблем античности. Античное государство было занято постоянными поисками земли для граждан. В Греции основным способом решения аграрного вопроса стал вывод колоний на свободные территории, чем занимался весь полисный коллектив в целом. Иногда, как например во время Мессенских войн Спарты, античные государства стремились решить проблему земельного голода за счет отнятия земли у соседей. Одной из основных причин римских завоеваний в Италии была необходимость обеспечить землей растущую массу граждан из числа плебеев. У становящихся их союзниками италийских общин римляне отбирали от трети до двух третей земли. Эти земли составляли резервный общественный фонд – общественное поле (ager publicus) – из которого производилось наделение римских граждан.
Будучи гарантом благополучия своих граждан, античное государство занималось организацией их досуга. Каждый греческий полис имел общегражданские праздники, участие в которых поддерживало ощущение слитности рядового гражданина с обществом его сограждан. Из посвященных Дионису праздников развился греческий театр, столь популярный в античном мире. При Перикле в Афинах была создана специальная казна, из которой бедные граждане получали деньги на покупку театральных билетов, - казна теорикона. Римлянам больше нравились гладиаторские бои и травля зверей в цирках и амфитеатрах. Римские императоры устраивали для сограждан грандиозные зрелища, на организацию которых тратились колоссальные средства. Государство просто обязано было тратить имевшиеся у него средства на общественные нужды. Поэтому лозунг римского люмпен-пролетариата “хлеба и зрелищ!” был закономерен и оправдан.
Такая общественная атмосфера делает понятным, почему неотъемлемой частью античных городов были такие общественные заведения, как стадионы, гимнасии, палестры, термы, театры, амфитеатры, цирки, ипподромы и т.п. Лицо античного города составляли не административные здания или дворцы правителей, а общественные здания, портики для отдыха и деловых встреч граждан, площади (агора в Греции, форум в Риме) для собраний и общинные храмы.
Уравнительные начала в общественной жизни
Ориентация гражданской общины на равенство привела к появлению в античном обществе институтов, сглаживавших имущественное расслоение. Богатые сограждане облагались специальными почетными повинностями в пользу общества. В Греции они назывались литургии. За свой счет состоятельные граждане устраивали общественные праздники и игры, готовили театральные труппы и постановки, снаряжали военные корабли и т.п. Таким образом они растрачивали часть накопленного имущества и денег, а пользовались этим все граждане, в том числе и малоимущие. В период расцвета полисной жизни такие траты давали богатым авторитет и престиж, который использовался затем в политической жизни. Даже отправление выборных государственных должностей античными гражданами может рассматриваться как вид таких почетных обязанностей перед обществом. Римляне называли такое временное служение обществу на кокой-либо должности термином почесть (honor).
В эпоху кризиса полисного строя, с падением престижа полисной жизни богатые граждане стали уклоняться от выполнения литургий и занятия общественных должностей, скрывать свое имущество, переводить недвижимость в деньги и сокровища. Появляется особая категория людей (сикофанты), сделавших средством существования и даже обогащения выявление таких тайных богачей и донос на них народу.
В Риме обязательной ступенькой на пути к высшей магистратуре консула были должности эдила и претора, распоряжавшихся городскими делами. Эдил занимался снабжением города продовольствием, городским благоустройством, организацией праздников, зрелищ, гладиаторских боев. От его усердия зависела благосклонность народа во время следующих выборов, а следовательно, дальнейшая карьера. Городские средства были обычно ограничены. Поэтому римские магистраты, ища одобрения народа, растрачивали на зрелища и благоустройство личное состояние и забирались в долги. Долги Гая Юлия Цезаря после его претуры были столь велики, что кредиторы не хотели отпускать его из Рима в Испанию, которую он получил в управление как награду за бескорыстие.
Такие общественные порядки сравнимы с потлачевидными праздниками и престижными пирами, хорошо изученными этнографами у народов, находившихся на стадии позднепервобытного строя. К тому же кругу явлений принадлежали и периодически издававшиеся в античном мире законы против роскоши, введение земельного максимума, препятствовавшего чрезмерной концентрации земли в одних руках. Утверждавший такие нормы гражданский коллектив исходил из установки на имущественное равенство своих граждан, хотя бы относительно одинаковый уровень их благосостояния. Поэтому полисный гражданский строй оставался прочным до тех пор, пока основная масса граждан сохраняла имущественный достаток среднезажиточных крестьян. Выход за эти имущественные пределы был чреват распадом самой основы античной гражданской общины – среднего класса крестьян-собственников.
Став господствующей общественной нормой, установка на экономическое равенство порождала общественную психологию, ориентированную на умеренность, средний уровень, усредненность. “Ничего сверх меры” – принадлежащая афинскому мудрецу Солону одна из максим античного мира была освящена авторитетом бога Апполона, символизировавшего у греков упорядоченное знание и организацию общественной жизни. Начертанное над входом в один из самых почитаемых храмов Аполлона в Дельфах это изречение несло в себе обучающую нагрузку, рассчитанную на многочисленных паломников. Античное общественное мнение осуждало тех, кто копил богатства, как и тех, кто вел праздный образ жизни. Гражданский коллектив держал под контролем благосостояние своих граждан. Этой цели служил периодически проводившийся ценз.
Личная инициатива античных граждан была допустима лишь в строго лимитированных интересами коллектива рамках. Складывалась парадоксальная ситуация. Обеспечивая гражданину исходный минимум для саморазвития, античное общество было способно породить сильных и независимых личностей, свободных в своем стремлении применить личные способности на благо себе и обществу. Однако общество с подозрением относилось к личностям, чьи способности или устремления выходили за рамки честолюбивой посредственности. В эпоху раннегреческой тирании проводилось сознательное истребление лучших людей (аристократия = власть лучших). Афиняне изобрели особый способ нейтрализации наиболее способных – остракизм.
Судьба большинства выдающихся греков и римлян эпохи расцвета гражданского строя поражает неблагодарностью общества к личности. Командовавший греками при Марафоне Мильтиад умер в тюрьме. Фемистокл, победивший Ксеркса при Саламине, был вынужден к нему же и бежать от преследования соотечественников и умер в изгнании, принуждаемый воевать против греков. Спартанский царь Павсаний, победитель при Платеях, окончательно изгнавший персов из Греции, был умервщлен из подозрения в стремлении к тирании. Перикл, после тридцатилетнего лидерства в Афинах и пятнадцатилетнего пребывания на должности первого стратега, не был переизбран после первой же неудачи в войне. Блестящий ученик Сократа и племянник Перикла Алкивиад, вернувший могущество Афин после сицилийского разгрома и почти выигравший для афинян войну со спартанцами, был изгнан после незначительной неудачи его помощника. Лисандр, установивший спартанскую гегемонию во всей Греции, не только подвергался унижениям со стороны тех же спартанцев во главе с царем Агесилаем за свое происхождение от илотки, но и фактически был лишен признания соотечественников за свои заслуги. Гениальный Сократ, которого дельфийская пифия признала самым мудрым среди эллинов, был приговорен к смертной казни за фактически за то, что учил жить своим умом. Великий Сципион Старший, победа которого над Ганнибалом изменила ход не только римской, но и мировой истории, был вынужден в расцвете лет уехать навсегда из Рима из-за унижавшей его травли не “страдавших гениальностью” представителей среднего класса.
Более плодотворно можно было проявить себя за пределами досягаемости своих сограждан. Поэтому наиболее энергичные из греков отправлялись колонизовать неведомые земли, свободные от сковывающего давления традиций. Многие из них жили метеками в чужих полисах, платя за личную свободу особый налог в пользу принявшей их общины (метейкион). Именно поэтому метеки зачастую имели больше денег, чем граждане, и в большей степени увлекались роскошью быта. По-настоящему проявить свою энергию и смекалку можно было только в занятиях, не в полной мере контролируемых согражданами. Например, в морской торговле, на войне, занимаясь откупами в далеких провинциях и т.п. Это, конечно же, не способствовало ни прогрессу античной экономики в целом, ни росту благосостояния отдельных античных граждан.
Поэтому в эпоху расцвета античного строя даже богатейшие из греков жили относительно скромно, особенно в сравнении с современной им восточной знатью и владыками. Рассказывают, что во время битвы при Иссе Александр Македонский, воспитанный греком Аристотелем в уважении к полисным добродетелям, вбежав в захваченную походную палатку персидского царя Дария, остановился пораженный ее роскошью и воскликнул: “Так вот, что значит царствовать!” Македонские цари, только что подкупившие своим золотом половину Греции, выглядели “жалкими провинциалами” по сравнению с царем Персидской державы. Таково же было благосостояние и римлян в эпоху расцвета их республиканского строя. Знаменитый победитель Ганнибала Публий Корнелий Сципион Африканский жил на вилле, которая казалась на удивление простенькой современникам первых римских императоров, и пользовался столь маленькой банькой, что они не могли писать об этом без стеснения за его бедность. Зато общественное одобрение вызывали беднеющие или не сумевшие приспособиться к новым экономическим условиям аристократические роды вроде Эмилиев, представитель которых Луций Эмилий Павел после победы над македонянами при Пидне из богатейшей добычи взял себе только библиотеку царя Персея (и ту не для себя, а для воспитания сыновей). Его сын Сципион Эмилиан навека стал лучшим образцом римской добродетели и заодно первым распространителем стоицизма в Риме.
Увеселения римской знати эпохи кризиса республики, такие например, как пиры Лукулла, известны нам прежде всего потому, что вызывали осуждение современников. Кстати, будучи блестящим полководцем, Луций Лициний Лукулл так и не сумел сделать достойную гражданскую карьеру не в последнюю очередь из-за своей страсти к роскоши. В более раннюю эпоху, когда богатства побежденных стран Востока только начали притекать в Рим, немало сил затратил на борьбу с нарождавшейся любовью к блеску и роскоши знаменитый Марк Порций Катон. Он прославился не только агитацией за разрушение процветавшего Карфагена и изгнанием из Рима греческих философов. В своей борьбе за чистоту завещанных предками обычаев он столь активно использовал цензорскую должность, в круг полномочий которой входило не только проведение цензов, но и наблюдение за нравами, что навека заслужил прозвище Цензора. Одним из известнейших его актов было исключение из списка сенаторов некоего Манилия только за то, что тот поцеловал свою жену на глазах несовершеннолетней дочери. В другой раз он прославился попыткой запретить римским матронам носить драгоценные украшения. В Риме и более поздней эпохи золотые кольца разрешалось носить только сенаторам и всадникам. Прочие довольствовались лишь серебряными или железными. Поэтому нувориши типа разбогатевшего вольноотпущенника Тримальхиона из романа Петрония “Сатирикон”, уснащавшие пальцы золотыми перстнями в эпоху Империи, были вынуждены густо покрывать их железными звездочками и другими подобного рода “украшениями”.
Однако наиболее жесткие меры, препятствовавшие имущественному расслоению гражданского коллектива, были проведены спартанским реформатором Ликургом. Его законы до мелочей регламентировали и упростили быт спартиатов, уровень их потребления, создав так называемую “общину равных”. Попробовав спартанской пищи, знаменитый афинский политик Алкивиад полушутя-полусерьезно сказал, что теперь он понимает причину самоотверженности спартиатов и почему они так легко расстаются с жизнью на поле боя, подразумевая, что от такой суровой и безрадостной жизни и смерть покажется избавлением. В спартанском обществе была запрещена торговля, в роли денег сохранялись вышедшие было из употребления архаические железные прутья немалой длины, не конвертировавшиеся с валютой других греческих городов. Экономическая неразвитость и культурная изоляция Спарты позволили ей дольше других греческих полисов сохранить единство гражданского коллектива и его сплоченность, важную в военном деле. Оборотной стороной столь жесткой ориентации на равенство и умеренность стала культурная неразвитость спартанцев.
Свобода граждан в частной жизни
Чем консервативнее и архаичнее была жизнь античных гражданских коллективов, тем в большей степени они стремились сохранить первобытный контроль за своими согражданами и жесткую регламентированность их частной жизни. Наиболее жестко такое положение соблюдалось в военизированном обществе Спарта. Видевший в спартанском строе социальный идеал Платон и в проекте своего идеального государства предусматривал жесткую регламентированность частной жизни. То же стремление контролировать частную жизнь и личные поступки граждан очевидно в этических идеалах римских стоиков конца республики, создававших легендарную традицию о древних героях Цинцинате, Юнии Бруте, Дециях Мусах, Муции Сцеволе, Горации Коклесе, Манлии Торквате, жертвовавших личным ради общественного. Оно же просматривается и в нарочито консервативном цензорстве Катона Старшего, стремившегося удержать ускользавшую полноту контроля за частной жизнью. В развитом обществе с динамичной экономикой и тем более демократическим режимом граждане были почти полностью предоставлены самим себе в частной сфере.
В то же время Аристотель отмечал, что политические свободы далеко не всегда совпадали с личными: тираны, например, господствуя над обществом полиса, не в большей степени вмешивались в частную жизнь граждан, чем демократически управлявшиеся общины, предоставляя им жить как хочется. Более того, развитию науки, философии, литературы и искусства политическая активность гражданина только мешала, отбирая у него время досуга. Одним из очагов культурного переворота в Греции конца архаического периода был Милет, управлявшийся тиранами. Культурный расцвет римских городов приходится отнюдь не на эпоху республики, а на период империи, устранившей граждан из политической (но не общественной) жизни.
Наличие досуга, обеспеченного гарантированным минимумом со стороны гражданского коллектива, и свободы от жесткой регламентации поведения индивида в рамках сообщества своих граждан – были необходимыми предпосылками развития творческой активности античного гражданина. В рамках системы греческих полисов, а затем системы римских муниципиев и колоний граждан античный гражданин имел возможность свободно и беспрепятственно перемещаться и активно включаться в культурную жизнь на новом месте. Такая “горизонтальная мобильность” способствовала разрушению традиций культурной замкнутости, основанной на жесткой регламентации быта. Результатом был качественный культурный скачок античных народов, искусство, архитектура, религия или философия которых явно отличается от соответствующих культурных достижений других древних народов, прежде всего динамичностью, реалистичностью, близостью к человеку и способностью к развитию и совершенствованию. Поэтому и наука, основанная на рациональной логике как системе, возникла именно в античном мире, хотя не все ее направления имели предпосылки для развития.
Освобождение от традиционных канонов вело к распространению религиозного индифферентизма. Если в других обществах этот процесс сопровождался появлением новых форм религиозности, то в античности на смену религии как орудия познания мира приходит философия. Такой же рационализации подверглись и наиболее социально значимые архаические ритуалы. Испытания священных царей “выродились” в атлетические состязания. Хоровое пение гимнов богам, призванных формировать порядок и гармонию в космосе, стало певческими состязаниями. Дионисийские ритуалы породили театр. Ритуальные сражения с олицетворявшими периода годового цикла животными стали заурядной травлей зверей в цирках. Человеческие жертвоприношения духам умерших превратились в гладиаторские бои.
Рационализация практики шла рука об руку с рационализацией мышления. Сомнение и неприятие на веру стало характерным явлением общественной жизни. Большую роль в его распространении сыграли софисты. Их рассуждения особенно остро высветили диалектическую двуединость привычных понятий. Это порождало тесную связь оптимизма и пессимизма в мироощущении. Отчетливо осознавая несовершенство человеческой природы, неодолимость смерти, недостижимость абсолютной истины, греки и римляне тем не менее чувствовали себя достаточно свободно и комфортно в мире, очерченном пределами их гражданского коллектива. Даже удаляясь от него, они могли рассчитывать на возможность поддержки родного коллектива в случае неудачи их личной инициативы. Вероятно, в этом ключ жизнеутверждающего мироощущения античного человека.
Эпоха становления полисного строя оставила в наследство античной цивилизации дух состязательности (агон) в различных сферах деятельности. На его формирование оказала влияние обстановка территориальной экспансии, технического и экономического подъема, возникновения новых общественных отношений, условия постоянной борьбы за власть различных социальных групп. Агонистическое начало выражалось в стремлении быть не хуже других, а по возможности и лучше, то есть отличиться в тех сферах деятельности, которые лучше отвечают личным способностям. Широко известны атлетические соревнования древних греков, как то Олимпийские, Истмийские и другие игры. Традиция называет атлетами таких известных “гуманитариев” как Платон, Пифагор и Эврипид. Постоянными были соревнования хоров, драматургов. Философы постоянно вступали в публичную полемику. Специально преподается и изучается искусство спора (эристика). На пирах соревновались в исполнении сколий, а простоватые спартиаты – в лаконизме. Стремясь к славе, сиракузский тиран Дионисий Старший сочинял трагедии и в 367 г. до н.э. его “Выкуп Гектора” получил первую награду в Афинах.
Вместо анонимности творческих достижений, присущей другим древним и средневековым цивилизациям, античность славила личную творческую индивидуальность. Люди, завоевавшие известность различными проявлениями интеллектуального превосходства, считались у греков мудрецами. Уже в начале классической эпохи сложился канон семи мудрецов, к которым относили Фалеса из Милета, Солона из Афин, Хилона из Спарты, Бианта из Приены, Периандра из Коринфа, Питтака из Митилены, Клеобула из Линда (иногда называли другие имена). Римляне мудрейшим из греков признавали Пифагора. Жизнь ради познания не столь уж редко встречалась в античности. Даже в более консервативном и склонном к коллективизму Риме интеллектуалы и эрудиты вроде Квинта Муция Сцеволы или Марка Туллия Цицерона отдавали политике лишь часть своей натуры, а такие как Помпоний Аттик или Марк Теренций Варрон и вовсе сторонились ее.
Отсутствие строгой регламентации давало античному гражданину относительную свободу в выборе приложения своих сил. Это стимулировало поиски своего места в жизни: конкретные – в полисном мире, и интеллектуальные – поиски места в космосе. Широкая вариативность мировосприятия грека и римлянина существенно расширяла степень его внутренней свободы и готовность к принятию нового – следовательно, обеспечивала повышенную приспособляемость к разнообразным условиям. Античное общественное мнение поощряло личные творческие достижения. В Греции это было художественное, философское, научное творчество. В Риме – политическое, экономическое, военное. Родной город Анаксагора Клазомены выпустил монету с изображением знаменитого философа. А Лампсак, где Анаксагор умер, устроил ежегодные каникулы для детей в его честь.
1   2   3




Похожие:

Античное гражданское общество iconАнтичное гражданское общество

Античное гражданское общество iconПолитический режим и гражданское общество политический режим и гражданское общество. Для более глубокого понимания политического режима и правового государстванеобходимо рассмотреть понятие «гражданское общество»

Античное гражданское общество iconВ. Г. Ледяев государство vs гражданское общество: скрытые практики власти и сопротивления анализ проблемы «государство/гражданское общество»
Представляют собой как бы две параллельные самовоспроизводящиеся области в россии данная ситуация налицо, что и позволяет рассматривать...
Античное гражданское общество iconВ. Г. Ледяев государство vs гражданское общество: скрытые практики власти и сопротивления анализ проблемы «государство/гражданское общество»
Представляют собой как бы две параллельные самовоспроизводящиеся области в россии данная ситуация налицо, что и позволяет рассматривать...
Античное гражданское общество iconПрограмма конференции предусматривает работу секций: Гражданское общество: теория, история, реальность
Гражданское общество: проблемы государственного строительства и правового регулирования
Античное гражданское общество iconБилет №13 Понятия «гражданское общество» и «правовое государство». Гражданское общество
Это фактически бесконечный процесс совершенствования общества, власти, политики и человека, охватывающий все без исключения стороны...
Античное гражданское общество icon1 Гражданское общество: системный подход
Гражданское общество выполняет задачи соединения личных, коллективных и общественных интересов, объединяет граждан с помощью многообразных...
Античное гражданское общество icon1 Гражданское общество: системный подход
Гражданское общество выполняет задачи соединения личных, коллективных и общественных интересов, объединяет граждан с помощью многообразных...
Античное гражданское общество icon«гражданское общество. Взгляд студенчества». Приглашаются
Международная научно-практическая конференция «гражданское общество. Взгляд студенчества»
Античное гражданское общество iconОт гражданской журналистики к гражданским коммуникациям Гражданское общество в России за последние годы претерпело значительные изменения. Эпоха «бури и натиска»
Сейчас мы имеем некоторое количество вполне респектабельных, так называемых некоммерческих организаций, получающих государственные...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы