Народ, победивший судьбу icon

Народ, победивший судьбу



НазваниеНарод, победивший судьбу
страница3/4
Рыбаков А.С
Дата конвертации24.08.2012
Размер0,71 Mb.
ТипМонография
скачать >>>
1   2   3   4
НЕМЦЫ В ПРИКАМЬЕ В 1941 – 1953. УСОЛЬЛАГ И ГРЕМЯЧИНСК.

Так называемая трудармия 1940-х гг. - одна из самых трагичных и все еще мало изученных страниц в многовековой истории российских немцев. До середины 50-х гг., когда уцелевшие трудармейцы вместе с остальными немцами СССР существовали в режиме «спецпоселения», советская печать полностью умалчивала не то что о трудармии, но фактически вообще о существовании немецкого населения в нашей стране. Затем, вплоть до провозглашения горбачевской гласности, в СССР дозволялось писать о трудармейцах исключительно в контексте «самоотверженного труда советских немцев в тылу в годы Великой Отечественной войны», и то только на страницах немногочисленных и малотиражных немецких газет.

Трудармейская тематика пробила себе путь к читателям (в основном - тех же газет для российских немцев) лишь в конце 80-х гг. При этом единственным источником таких публикаций служили воспоминания самих трудармейцев. Данный этап в освещении темы трудармии увенчался выходом в свет 1-го издания книги Г. Вольтера самого известного ныне летописца этого явления. Автор не только запечатлел воспоминания многих трудармейцев, включая свои собственные, но и попытался - насколько это было возможно безо всякого доступа к архивным материалам - представить анализ трудармейского феномена.

А. Курочкин отмечал, что сохранившиеся в местных архивах материалы о мобилизованных немцах «содержат интересную информацию о половозрастном составе, социальном происхождении, образовании, семейном положении, гражданской специальности» трудармейцев39. Слов нет, такие сведения представляют большой научный интерес. Как показывает первое серьезное исследование «социального портрета» трудармейцев, предпринятое недавно С. Разинковым в Нижнем Тагиле40, эта информация позволяет дополнить и уточнить весьма скудные данные, которые можно почерпнуть о социальной структуре российских немцев из советской официальной статистики конца 30-х гг. Однако не такого рода сведения, имеют наибольшее значение при изучении трудармии как таковой. Аналогичного мнения, видимо, придерживается и С. Разинков, который счел необходимым, помимо того, исследовать чрезвычайно важную информацию о численности немцев-трудармейцев Тагиллага, источниках и динамике их поступления в лагерь, причинах их убытия из лагеря.

Усольлаг (Усольский исправительно-трудовой лагерь) был одним из многих лагерей сталинского «Архипелага ГУЛАГ». Этот лагерь, организованный 5 февраля 1938 г., в разгар кровавой «ежовщины», имел многочисленные лагпункты, разбросанные по таежному северу Пермской (Молотовской) области. Управление лагеря находилось в Соликамске. Уже в 1938 г. в Усольлаге насчитывалось свыше 10000 заключенных, а на 1 января 1942 г. - более 37000 (максимальная численность за время его существования)41.

После того, как в начале 1942 г. в Усольлаге были созданы отряды для мобилизованных немцев, к ним добавились тысячи немцев-трудармейцев. Они считались не осужденными, а «мобилизованными в рабочие колонны», однако, как показал еще Герхард Вольтер, если их реальное положение и отличалось от положения заключенных, то разве что в худшую сторону.

Усольлаг выделялся и на фоне других лагерей СССР, опережая остальных как по количеству заключенных, так и (в 1943-45 гг.) по численности трудармейцев (в 1942 г. по последнему показателю первенствовал Ивдельлаг). При этом, судя по воспоминаниям выживших трудармейцев, Усольлаг мало чем отличался от других лесных лагерей НКВД: та же заброшенность в самые глухие места и полная оторванность от внешнего мира, тот же каторжный труд на лесоповале и лесосплаве, те же гибельные условия существования в голоде и холоде, та же чудовищно высокая смертность.

Однако в исторической памяти российских немцев Усольлаг занимает, пожалуй, особое место - в немалой мере потому, что у него, в отличие от большинства других трудармейских лагерей, были свои замечательные летописцы. Я имею в виду в первую очередь Фридриха Лореша из г. Копейска Челябинской обл., ныне живущего в Ренгсдорфе (Германия), и Якова Шмаля из Уфы, умершего недавно в Берлине.

Трудармейцы, не считая женщин, попали в Усольлаг в основном в составе двух потоков: в начале 1942 г., когда туда были отправлены около 5 тыс. российских немцев, депортированных в 1941 г. на Алтай и в Северный Казахстан или ранее проживавших в последнем регионе, и с лета 1942 г., когда взамен умиравших трудармейских узников Усольлага сюда стали перебрасывать трудармейцев из других лагерей, а также немцев-заключенных. Ф. Лореш находился в первом из этих потоков, Я. Шмаль - во втором. Эти люди, обладая редкостной памятью, скрупулезностью, страстным стремлением, наконец, высказать наболевшее, да и заметным литературным дарованием, сумели рассказать об Усольлаге очень многое. Многое, но, конечно, далеко не все - хотя бы потому, что условия существования на многочисленных лагпунктах Усольлага не были полностью идентичными.

К счастью, в последние годы российские немцы (и, конечно, не только они) прилагают немало усилий для увековечения памяти десятков тысяч безвинно погибших трудармейцев. Применительно к Усольлагу это относится, прежде всего, к Эдвину Грибу, который сам отбывал трудармию в Соликамске и живет в этом городе по сей день. Именно по его инициативе там была проделана большая работа по выявлению данных о погибших трудармейцах в сохранившемся архиве Усольлага. Летом 2000 г. он переправил списки, составленные им и его помощниками, в Москву.

Самая первая группа трудармейцев, ранее депортированных из АССР немцев Поволжья в восточные и центральные районы Алтайского края, появилась в Усольлаге 15 февраля 1942 г. Их доставили сюда согласно вышеупомянутому Постановлению ГКО от 10 января 1942 г. № 1123сс, конкретизированному в приказе наркома НКВД СССР Л. Берии от 12 января 1942 г. № 0083.

Поначалу НКВД строил по поводу использования мобилизованных немцев воистину наполеоновские планы. Так, 2 января 1942 г. зам. наркома В. Чернышов предложил задействовать только на лесозаготовках 80000 человек, доложив, в частности, что Усольлаг может принять 9000 немцев, а Вятлаг - 1000042. Уже на примере Вятлага хорошо видно, что это была «туфта» чистейшей воды. В конце января оттуда сообщили в Москву по поводу предполагаемого поступления 7000 (а не 10000!) немцев: «Лагерь для приема указанного количества немцев не подготовлен. Помещение для размещения колонн в лагере имеется, но совершенно нет постельных принадлежностей, обмундирования и не имеется никаких запасов продуктов питания». С другой стороны, найти в раз такое астрономическое количество немцев было решительно негде. Потому, волей-неволей, пришлось спускаться с небес на землю.

Уже в вышеупомянутом приказе Л. Берии от 12 января 1942 г. цифра для Усольлага была понижена до 5000 человек, а в апреле соответствующее ведомство ГУЛАГа сообщило, что в этот лагерь направлено 4940 немцев43. А. Герман и А. Курочкин также привели последнюю цифру, но в то же время, со ссылкой на фонды Государственного архива РФ, сообщили, что на март 1942 г. в Усольлаге находилось гораздо большее количество трудармейцев - 6004. Поскольку авторы даже не попытались объяснить это явное несоответствие, остается предположить, что в последнем случае их ввели в заблуждение баснописцы из НКВД. Г. Маламуд, хорошо знакомый с соответствующими фондами не только московских, но и уральских архивов, утверждает, что на 1 апреля 1942 г. в Усольлаге содержалось 4945 трудмобилизованных44. Эту цифру, практически совпадающую с вышеприведенными данными ГУЛАГа, мы и примем за основу.

Усольлаг был единственным лесным лагерем НКВД, где исходная численность трудармейцев поддерживалась практически всю войну и даже увеличивалась. Отчасти это было достигнуто за счет новой мобилизации немцев после Постановления ГКО от 7 октября 1942 г., хотя оно вообще не предусматривало направления мобилизованных на лесозаготовки. Но в основном Усольлаг пополнялся путем переброски сюда трудармейцев из других лагерей, главным образом тоже лесных.

Первая подобная партия прибыла из соседнего Вятлага уже 22 июня 1942 г. К этому моменту в Усольлаге еще не было массовой смертности, и данная переброска, в отличие от последующих, была вызвана не стремлением пополнить редеющие ряды его трудармейцев, а, по всей видимости, тем, что он, имея среди лагерей НКВД самую масштабную программу лесозаготовок на 1942 г., только за январь-март лишился более 6 тыс. заключенных45, отправленных на фронт.

Усольлаг пополняли и немцы-заключенные: из Каргопольлага (июль 1942 г.), Безымянлага (сентябрь 1942 г.), Самарлага (сентябрь-октябрь 1942 г.), Рыбинлага (октябрь 1942 г.), Сиблага (октябрь-ноябрь 1942 г.), Карлага и Вяземлага (1942-43 гг.), того же Усольлага (1942-45 гг.) и др. Это явилось результатом выполнения директивы НКВД и Прокуратуры СССР № 185 от 29 апреля 1942 г., согласно которой заключенные-немцы, отбывшие свой срок или осужденные за преступления, не связанные с «контрреволюционной» деятельностью, направлялись в «рабочие колонны».

В декабре 1942 г. начальник Планового отдела НКВД СССР Вайнштейн, вопреки Постановлению ГКО от 7 октября 1942 г., предложил своему зам. наркома В. Чернышову направить в лесные лагеря «для использования на биржевых лесных работах и в сельском хозяйстве» 9 тыс. мобилизованных немок, в т. ч. в Усольлаг - 1500. Высокий начальник, проявивший как мы видели, «масштабное мышление» в отношении немцев-трудармейцев еще в начале 1942 г., и на сей раз не подкачал, увеличив общую цифру до 14 тыс., а по Усольлагу - до 3 тыс. Немецкие женщины, в основном из числа депортированных в Акмолинскую и Актюбинскую области, были доставлены в Усольлаг в 1943 г., начиная с февраля. Согласно А. Герману и А. Курочкину, на январь 1944 г. в Усольлаге было 2830 трудармеек, а через год - 2763.

Вопрос о формировании «контингента» конкретных трудармейских лагерей, о прибытии туда и об убытии оттуда трудармейцев изучен пока еще очень слабо. Недавно, как уже отмечалось, интересное исследование этой проблематики по Тагиллагу представил С. Разинков. Кроме того, некоторые данные на сей счет опубликованы по Вятлагу. Поскольку Вятлаг, как и Усольлаг, был лесным лагерем, приведем здесь соответствующую информацию именно по нему: «По данным политотдела Вятлага, с февраля 1942 года по 1 июля 1944 г. в лагерь поступило 8207 немцев-трудармейцев. За это время убыло 5283 чел., в том числе: умерло 1428 чел., осуждено 365 чел., этапировано 823 чел., демобилизовано 1581 чел., бежало 7 чел., находится в отпуске 1079 чел46

Этапирование (если понимать под ним перевод в другие трудармейские лагеря) было в Усольлаге редким явлением. Напротив, в этот лагерь, как мы только что видели, в массовом порядке стягивались трудармейцы из различных лесных лагерей.

Процент демобилизованных был в Вятлаге явно выше, чем в Усольлаге. Руководство ГУЛАГа само отмечало, что в Вятлаге в массовом порядке демобилизовали тяжело больных людей, наличие которых «дало бы большой процент смертности». Отсюда и относительно низкая (на бумаге) смертность в этом лагере. Уже к весне 1942 г. демобилизация умирающих трудармейцев из лагерей НКВД приобрела такие масштабы, что руководство пустило в ход свой универсальный метод преодоления нежелательных явлений: бороться с их следствиями, не обращая внимания на причины. 14 апреля 1942 г. начальник ГУЛАГа НКВД СССР В. Наседкин предписал начальникам ряда подведомственных лагерей производить освобождение из «рабочих колонн» только с предварительной санкции ГУЛАГа.

Что касается приведенного количества осужденных по Вятлагу, то оно явно занижено. По данным П. Ремпеля, в 1942 г. здесь было осуждено 15,5% трудармейцев, при их среднегодовой численности 6600 чел. Это означало бы более 1000 осужденных только за данный год. Видимо, политотдел отнес многих осужденных к весьма неопределенной категории «этапированных»

Самая жгучая и больная проблема трудармейской эпопеи - смертность в «рабочих колоннах» - также исследована до сих пор до обидного мало. Попытки представить некую общую картину этого ужасного и трагического явления предприняты, насколько нам известно, лишь в вышеупомянутом докладе П. Ремпеля и в книге А. Германа и А. Курочкина. При этом приведенные в двух данных работах цифры смертности по конкретным лагерям НКВД в 1942 г. близки, но не совпадают - весьма странно, если учесть, что авторы ссылаются на одни и те же источники.

Воспользуемся данными П. Ремпеля, гораздо более полными. Судя по ним, в 1942 г. лесные лагеря НКВД отличались в целом высокой смертностью. Среди них всех опережал Усольлаг - 16,4%, далее следовали Ивдельлаг - 16,3%, Вятлаг - 13,8%, Востураллаг - 3,0%, Севураллаг - 1,8%, Краслаг - 1,3%.

Не берусь судить о Востураллаге и Севураллаге - об этих лагерях до сих пор известно очень немного. Но что касается Краслага, то указанная по нему цифра совершенно невероятна. Учитывая приведенную П. Ремпелем среднегодовую численность трудармейцев в этом лагере в 1942 г. (5800 чел.), она означала бы, что за весь этот страшный год здесь умерло всего 75 человек. И это при том, что трудармейцам Краслага, переправленным в Усольлаг летом 1943 г., судя по книге Я. Шмаля, показались весьма сносными даже условия в этом гибельном лагере, где несколькими месяцами ранее был зафиксирован пик высокой смертности! Одним из объяснений этой странной цифры, воспроизведенной также А. Германом и А. Курочкиным (у них - 1,2%), может служить высокий уровень демобилизации в Краслаге в 1942 г. - 6,6%. Данному явлению здесь благоприятствовали и внешние условия: Краслаг был единственным известным лагерем, где многие трудармейцы находились на небольшом расстоянии от своих близких, которых в 1941 г. депортировали в Красноярский край. Однако даже с учетом этого обстоятельства несостоятельность указанной цифры вполне очевидна.

Помимо лесных лагерей, судя по данным П. Ремпеля, высокая смертность трудармейцев наблюдалась в 1942 г. и в других крупных лагерях НКВД: Севжелдорлаге (страшный Котлас, о котором российские немцы не могли без содрогания вспоминать даже десятилетия спустя) - 29,9%, Богословстрое - 17,1%, Байкальском лагере (очевидно, Бакалстрой) - 16,8%, Соликамстрое - 16,1%, Кимперсайлаге - 8,3%, Тагилстрое - 7,5%. Еще чаще трудармейцы гибли в те годы, как отметил П. Ремпель, на некоторых угольных шахтах и других промышленных предприятиях.

К сожалению, практически отсутствует статистика смертности трудармейцев в динамике. Подобные сведения приведены лишь А. Германом и А. Курочкиным, но они охватывают только 2 года (1942-44 либо 1943-44 гг.) и относятся не к отдельным лагерям или предприятиям, а к целым наркоматам. Такого рода статистические данные мало пригодны для серьезного анализа. Но главная проблема, на мой взгляд, состоит при этом в следующем: почти все обнародованные до сих пор цифры смертности трудармейцев (как низкие, так и высокие) вызывают большие сомнения в отношении своей достоверности, что я уже попытался показать на примере Краслага. Эту проблему ярко высвечивает справка соответствующего ведомства ГУЛАГа от 31 августа 1942 г., опубликованная Г. Вольтером, а затем Н. Бугаем. Согласно этому совсекретному документу, за январь-июль 1942 г. в Соликамстрое умерло 17,6% списочного состава трудармейцев на 1 августа, в Богословстрое - 12,6%, а в Севжелдорлаге (всего за 3 месяца) - 13,9%. Эти цифры свидетельствуют о гораздо более высоком уровне смертности, чем в данных П. Ремпеля. Есть только один способ разрешить подобные противоречия - обратиться к архивам самих лагерей и предприятий.

Аналогичным образом обстоит дело и с причинами высокой смертности в трудармии. В принципе они давно известны. Так, А. Герман и А. Курочкин называют в этой связи неполноценное питание, тяжелые жилищно-бытовые условия, перенапряжение на работе, отсутствие медикаментов и полноценной медицинской помощи, приводя на примере Вятлага и перечень наиболее частых заболеваний, приводивших к смертельному исходу и связанных в первую очередь с недоеданием: пеллагра, сильное истощение, болезни сердца, туберкулез. До сих пор, однако, никто не привел каких-либо статистических данных, отражающих сравнительную значимость перечисленных болезней в конкретных условиях. Для этого, конечно, тоже необходимо изучение лагерных архивов, в первую очередь личных дел трудармейцев.

В лагерях (исключая, насколько я знаю, только Ивдельлаг) трудармия началась не осенью 1941 г., как в Богословлаге, Соликамстрое или Кимперсайлаге, куда в это время доставили мобилизованных немцев с Украины, а лишь в феврале 1942 г. Далее, на крупных трудармейских стройках, как писал Г. Вольтер, немцам пришлось все начинать с нуля, «с первых колышков, первых просек для дорог», «с первых выемок для бараков». В результате первые трудармейцы, живя в палатках и землянках, питаясь впроголодь, занимаясь каторжным трудом на морозе, в совершенно непригодной для этих условий одежде, уже через несколько месяцев превратились в полуживые или настоящие трупы. В лесных лагерях с самого начала имелись какие-никакие бараки, оставшиеся от заключенных. Но был здесь и очень большой минус - практически полная оторванность от внешнего мира в течение значительной части года, о чем мы уже упоминали. На больших стройках не возникало проблем с доставкой продовольствия, и нормы питания трудармейцев здесь в основном определялись тем, насколько желало или не желало уморить немцев голодом высшее руководство. Иное дело - в лесу, где продукты надо было в большом количестве припасать заранее. Тут, помимо всего прочего, многое зависело от распорядительности, организаторских и пробивных способностей и, конечно же, от доброй воли конкретных лагерных начальников. В большинстве своем они проявили себя как никудышные организаторы и, увы, как душегубы.

Народ должен знать своих героев, и мы поименно вспомним начальников лесных лагерей НКВД, сгубивших многие тысячи жизней ни в чем не повинных российских немцев-трудармейцев: Востураллаг - ст. лейтенант ГБ Васильев (1942), капитан ГБ Решетников П.М. (1942-45), подполковник Еремеев М.И. (с 1945); Вятлаг - капитан ГБ Левинсон Н.С. (1942-43), полковник Кухтиков А.Д. (1944-47), подполковник Дидоренко С.А. (с 1947); Ивдельлаг - ст. лейтенант ГБ Долгих И.И. (1942-44), майор Жуковский М.В. (с 1945); Краслаг - капитан ГБ Почтарев Г.М. (1942-43), подполковник ГБ Филиппов А.В. (1943-47), майор Аникин Я.В. (с 1947); Севураллаг - ст. лейтенант ГБ Васильев (1942, см. Востураллаг), ст. лейтенант ГБ Васин Л.З. (с 1942); Унжлаг - ст. лейтенант ГБ Автономов Ф.И. (1942-43), подполковник ГБ Почтарев Г.М. (с 1943, см. Краслаг); Усольлаг - полковник Волков А.М. (1942-44), полковник ГБ Тарасюк С.А. (с 1944).

Вышесказанное позволяет понять, почему динамика смертности трудармейцев Усольлага выглядела далеко не так, как в Богословлаге. По-настоящему высокая смертность в Усольлаге началась лишь в середине 1942 г., когда в основном иссякли и запасы продуктов, доставленных сюда в свое время еще для заключенных, и силы трудармейцев, загубленные лесоповалом. В течение следующего года, до середины 1943 г., смертность в лагере практически только нарастала. Здесь мало что изменили победы под Сталинградом, а позднее и под Курском: с начала 1944 г., после спада в конце 1943 г., смертность вновь начала расти. В целом динамика смертности в Усольлаге носила явно выраженный циклический характер, обусловленный сезонными особенностями доставки продовольствия, а также работы в лесу. Радикальное и окончательное снижение смертности здесь произошло лишь в конце 1944 г.

Уровень смертности трудармейцев, по материалам архива Усольлага, расходится с данными некоторых авторов. Так, Г. Вольтер сообщил со слов А. Мунтаниола, что с конца сентября 1941 г. до начала марта 1942 г. в Усольлаге было зарегистрировано 3700 умерших трудармейцев, а со слов Р. Поппе - что к весне 1943 г. в двух усольлаговских лагерях Соликамска осталась только половина из 12 тыс. трудмобилизованных, находившихся здесь в начале 1942 г. Данные сведения основаны на недоразумении, в действительности эти два трудармейца, как видно из текста книги, находились не в Усольлаге, а в соседнем Соликамстрое. Далее, Н. Вашкау утверждает, что в целом по Усольлагу за 1941-42 гг. умерли 6742 человека. В этом случае речь идет, очевидно, не только о трудармейцах, но о смертности по всему лагерю - уже потому, что в 1941 г. в Усольлаге еще не было «рабочих колонн». Других серьезных расхождений подобного рода мы в литературе не обнаружили.

Данные из приведенного ниже поименного списка погибших немцев-трудармейцев Усольлага позволяют, прежде всего установить уровень смертности по годам Численность трудармейцев в лагере на начало каждого года (в 1942 г. - на 1 апреля) мы привели по данным Г. Маламуда - как уже отмечалось, наиболее достоверным. Приведенные подсчеты показывают, что высокий уровень смертности наблюдался в Усольлаге в течение трех лет (1942-44 гг.), причем максимальный - в 1943 г. Такая динамика характерна, видимо, только для лесных, но не для остальных лагерей НКВД. Данные об уровне смертности за 1942 г. и остальные годы не вполне сопоставимы, т. к. трудармейцы появились в Усольлаге лишь в середине февраля 1942 г. Поэтому мы дополнительно подсчитали среднюю смертность за 2-4 кварталы 1942 г. и сопоставили ее со среднеквартальной смертностью в 1943-45 гг. Рост смертности в 1943 г. по сравнению с 1942 г. оказался в итоге, естественно, не столь заметным, но общую тенденцию это не изменило. Примененный нами способ подсчета годового уровня смертности, строго говоря, не вполне корректен: правильнее было бы относить число умерших, не к числу трудармейцев на начало соответствующего года, а к их обще- или среднегодовой численности. Это не было сделано потому, что подобными данными мы, к сожалению, не располагаем. В результате наши цифры уровня смертности могут оказаться несколько завышенными, но сравнение полученной нами цифры за 1942 г. с данными П. Ремпеля, приведенными выше (соответственно 18,9% и 16,4%), указывает на то, что итоговая погрешность невелика и общую картину изменить не может.

Особую страницу в истории трудармии в Усольлаге представляет пребывание здесь немецких женщин. В целом их смертность, судя по имеющимся данным, была на порядок ниже, чем у мужчин -трудармейцев - они редко работали непосредственно на лесоповале, не находились в трудармии в страшном 42-м году, и к тому же женщины, как известно, отличаются большей выживаемостью в экстремальных условиях. Но от этого их пребывание в лагерях смерти не становится меньшей трагедией. Особенно ужасно то, что более половины умерших в Усольлаге женщин-трудармеек были моложе 30 лет. Погибли будущие матери, включая совсем юных девушек. Погибли, унеся с собой в могилу не родившихся немецких детей.

Женщины, попавшие в трудармию, заметно отличались по возрасту от мужчин - возрастная группа от 30 до 39 составляла среди женщин гораздо меньшую часть. Причина известна: гуманный ГКО, повелевший своим Постановлением от 7 октября 1942 г. отправить на трудармейскую каторгу ни в чем не повинных немецких женщин от 16 до 45, освободил от мобилизации беременных и имеющих детей до трех лет (хотя не столь детолюбивые местные власти нередко плевали на это ограничение). Тем самым в трудармии оказались в основном незамужние девушки и женщины старше 40. Наибольшее число умерших среди женщин-трудармеек Усольлага зарегистрировано во 2-м и 3-м кварталах 1944 г., когда наблюдался всплеск смертности и среди мужчин.

Но если про Усольлаг, Ныроблаг, Соликамсклаг известно хоть что-то, то есть не менее трагические места Пермского края, где русские немцы призванные в трудармию вынуждены были справляться с нечеловеческими условиями и выживать, вопреки холоду, унижению, голоду… Одним из таких мест является город Гремячинск.

В 1942 году, в глухую и заснеженную и нетронутую тайгу прибыли эшелоны с трудармейцами. Один из этих эшелонов прибыл из Оренбуржья, второй из Новосибирска. В середине 1943 года прибыл ещё один эшелон с немцами из Казахстана и Киргизии, всего по данным Гремячинского городского архива и воспоминаниям немцев Гремячинска прибыло около трёх тысяч немцев.

Как пишет первостроитель Гремячинска Вили Рихардович Гебель47, ныне проживающий в Ноебранденбурге основное большинство среди прибывших составляли юноши и девушки в возрасте 15-17 лет.

Я сам родился в Гремячинске, а по сему имею представление о тех жутких и нечеловеческих условиях, в которых жили местные трудармейцы и хочу заметить сразу, что Гремячинская тайга не относилась ни к одному из лагерей масштабной системы ГУЛАГ, а потому на первый взгляд немцев попросту привезли на строительство шахт. В своей книге «Рождённый в грозу» Павел Старжинский48, вовсе лишь мельком упоминает о местных немцах, а пишет о громадном комсомольском подвиге, совершённом местными строителями. Однако, спустя много лет, когда немцы Гремячинска получили возможность говорить. Стало известно, какая огромная цена была заплачена и за появление города и за строительство шахт.

Один из первостроителей города, трудармеец Тиссен (к сожалению, не помню ни его инициалов, ни хотя бы имени авт.) рассказывал однажды, что не знает где могила его отца! Тиссен старший на работах от неимоверной усталости упал, а сыну даже не позволили подойти к нему и место, куда он был захоронен, так и осталось неизвестным.

Это и многое другое, пожалуй наилучшим образом, в совей книге «Это было недавно, это было давно» и в публикациях в гремячинской газете «Шахтёр» описал Вили Рихардович Гебель, а поэтому я просто приведу данные из его трудов, часть из них я уже упоминал выше.

«… В один из бараков после прибытия поселили женщин-немок. Их за колючую проволоку в отличие от мужчин не загоняли. В остальном, на их долю выпали те же тяготы, что и мужчинам голод, холод, отсутствие спецодежды и постельных принадлежностей на деревянных нарах. Всех мужчин поселили в зону. Сплошные двухэтажные нары вдоль обоих стен барака позволяли помещать в одно здание до 200 человек, то есть 50 человек в ряд.

Немцам-трудармейцам открыто обещали вести строительные работы при строительстве Гремячинска на «немецких костях». Особенно часто это повторял начальник строительства железной дороги А. Горлин»

Как мы видим, положение немцев в Гремячинске не слишком отличалось в лучшую сторону от положения их соотечественников, хотя наших соотечественников в лесных лагерях. Почему «наших». Может спросить внимательный читатель, но так ведь ответ на этот вопрос прост, 99,9% этих немцев были на самом деле русскими – русскими в душе, они переживали, за русский народ, они пахали русскую землю, и они совместно с многонациональным русским государством боролись за победу над нацизмом. Но, власти СССР предпочли смешать немцев «тех» и немцев «этих», что называется «под одну гребёнку» в результате чего произошла одна из самых масштабных национальных трагедий ХХ века.

И закончить эту главу мне хотелось бы «Балладой о трудармейцах» автор которой неизвестен.

Баллада о трудармейцах.
Их жизнь уже сама сложила повесть,
Её бы не пропеть, а прокричать,
Взрывая чью-то чистенькую совесть,
Привыкшую не спорить, и молчать.
Какая получилась бы баллада
Из детских слез, из песен и молитв!
Здесь лишних слов выдумывать не надо,
Здесь каждый звук с людской судьбою слит.
Скорбя, поем о щупленьких подростках,
С лопатами прошедших пол тайги,
В пятнадцать лет, увы, понять непросто,
Что трудармейцы вовсе не враги.
О Венцеле, который стал Венцовым,
О Генрихе, под именем Андрей,
О том, какие тяжкие засовы
В бараках трудармейских лагерей.
Их жизнь уже сама сложила повесть,
Её бы не пропеть, а прокричать,
Взрывая чью-то чистенькую совесть,
Привыкшую не спорить и молчать.
И лишь надежды слабое дыханье
Тепло несет в озябшие сердца.
Давайте, помня наши испытанья,
Споем балладу жизни до конца!

НЕМЕЦКИЕ ВОЕННОПЛЕННЫЕ В ПРИКАМЬЕ.

Говоря о немецком населении Прикамья ХХ века нельзя не сказать о немецких военнопленных оказавшихся здесь в годы Второй Мировой войны.

Как известно благодаря храбрости Советских войск первые немцы были пленены уже в июне-июле 1941 года, что никогда ранее с непобедимой армией Гитлера не случалось, а вместе с успехами советских войск их количество только увеличивалось. Для ГКО не стояло проблемы, куда переселять военнопленных, конечно на восток на строительство заводов и городов, валить лес и добывать природные ископаемые. Одним из мест расселения немцев оказался Пермский край. Они активно работали на лесоповале в годы войны, но и после её окончания продолжал искупать свой грех перед советским народом,49 занимаясь строительством и возведением зданий в Перми, а так же работая в многочисленных леспромхозах.

Многие здания, в возведении которых был использован труд военнопленных, до сих пор стоят в самых разных микрорайонах Перми. Как правило, это добротные постройки, при строительстве их порой использовались также проекты, опыт и знания немецких инженеров, строителей, архитекторов и других специалистов «по профилю».

Самым первым было здание гарнизонного Дома офицеров (1943 г.), причём некоторые считают, что постройка возводилась по немецкому же проекту, хотя в справочниках автором проекта назван архитектор В. Емельянов. Каждый посетитель этого дома, однако, удивляется странной, совсем не нашей планировке интерьеров. Силами немцев построены также здание комбината и гаража треста «Молотовуголь», посёлок из тринадцати жилых двухэтажных домов в районе станции Пермь II, шестьдесят индивидуальных домов. Пленные немцы участвовали в возведении пристроя к зданию драмтеатра (ныне – ТЮЗ), благоустроили театральный сквер. Посёлки Громовский, Закамск и Курья тогда тоже «приросли» десятками двухэтажных домов. Военнопленные строили инженерные подземные сети на территории Черняевского леса (ныне – городской парк культуры), прокладывали дороги, помогали при строительстве инфраструктуры КамГЭСа50.

Отношение к бывшим врагам у мирного населения в целом было гуманным, жители даже подкармливали пленных чем могли, хотя ведь сами жили впроголодь. Сострадание, чисто народная жалостливость вызывали и вызывают невольное уважение и веру в лучшее будущее народа, победившего в страшной войне.

Вспоминает Зоя Гавриловна, жительница Перми:

  • Немцы работали на стройке, жили у Данилихи. Как мне запомнилось, они были все высокие, худые. Мы подкармливали их хлебом, иногда покупали у них солёную селёдку, которую им выдавали на обед, или игрушки, которые они мастерили. В баню их водили каждую неделю строем, под конвоем51.

У Бориса Викторовича Лебедева на память о послевоенном детстве осталась настоящая немецкая вилка с выгравированным орлом – подарок военнопленного.

  • Мы жили по соседству с их бараками, – рассказывает он. – Немцы строили бывший ЖБК, школу, баню и одноэтажный кирпичный дом для себя и по своему проекту. Помню, два барака иногда называли ещё «фашистскими». В логу речки Стикс тогда разрезали на металлолом военную технику и прочее, помню, мы находили там и каски немецкие, и автоматы. Мы, пацаны, крутились возле иностранцев, фактически, я вырос в немецкоговорящей среде, я так и считал, что немецкий язык – это язык всех взрослых людей… Надо сказать, относились люди к бывшим «фашистам» терпимо. Ведь пленным приходилось работать в очень тяжёлых условиях, особенно зимой. Многие из них умирали, об этом мне мама рассказывала. Возле клуба им. Маяковского был сарай, трупы умерших туда складывали, «копили», а потом вывозили52.

Отвозили мёртвых обычно на отдалённый участок Южного кладбища.

По материалам, которые удалось собрать молодёжному «Мемориалу»53, на пермской земле с 1943 по 1950 гг. действовали четыре крупных лагерных учреждения НКВД для военнопленных с общей численностью более 25 тысяч человек. По данным НКВД, за этот период от болезней и истощения только в одном лагере №207 скончались 993 военнопленных. По неофициальным же данным, число погибших было значительно больше. На территории Прикамья было обустроено не менее 35 кладбищ. После закрытия лагерей военнопленных и их репатриации в конце 1940 – начале 1950 годов кладбища закрывались, а сами места специальными актами передавались органами НКВД в ведение местных органов власти. И очень быстро они переставали существовать.

Во многих поселениях, таких как Лямино, Усть-Чёрная и городах Кизел и Соликамск немецкие военнопленные работали в леспромхозах.

После посещения СССР канцлером ФРГ Конрадом Аденауэром и его встречи с Н.С. Хрущёвым, были подписаны ряд соглашений об отправлении немецких военнопленных на Родину в Германию.

К началу 1960 годов немецких военнопленных практически не осталось, но на Пермской земле осталось большое количество захоронений, в том числе и неизвестных по сегодняшний день, где покоятся остатки войнов немецкой армии нашедших свой последний приют далеко за линией фронта, на суровом Урале.

НЕМЦЫ В ПРИКАМЬЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ ВЕКА.

Нельзя сказать, что жизнь русских немцев после войны вернулась в старое русло, более того она в него так и не вернулась. Начиная с 1950-х годов, жизнь стала более спокойной.

В середине 1950-х годов, немцам не стало нужно отмечаться в комендатуре, после долгих лет разлуки начались постепенные поиски своих родных и близких разбросанных по всей территории СССР.

Долгое время представителям немецкой национальности было нельзя занимать должности выше бригадира на производстве и уж тем более, никто не мог надеяться на административные должности, должности врачей и учителей. Но уже в 1950-х годах немцы массово пошли учиться, в вечерние школы, в техникумы, ФЗУ. Нужно отметить, что многие из них учились очень и очень хорошо, получая не просто образование в виде корочки, а знания, которые затем могли применить на практике. А уже в 1960-х годах русские немцы получили возможность поступать в Высшие учебные заведения. Многие из них добились успехов и на научном поприще. Видным учёным археологом был преподаватель Пермского Государственного Университета Отто Бадер, основатель Камской археолого-этнографической экспедиции.

В тех же самых 1960-х годах немцы смогли перестать скрывать свои религиозные взгляды, советское правительство разрешило католикам и протестантам собираться вместе, сложнее обстояло дело с меннонитами, баптистами, пятидесятниками, но и они нашли возможность собираться вместе.

Но главное. Что хотели немцы, а именно возвращение на Родину они так и не получили. Воспринять Урал и Прикамье своей Родиной многие из них не могли, а те что это сделали всё равно не чувствовали себя здесь комфортно, ведь вплоть до 1989 года, на партийных собраниях вообще не затрагивался вопрос о вкладе немцев в развитие промышленности и индустрии Урала и Пермского региона. Признание наступившие в 1990-х годах стало слишком поздним, многие умерли, другие стали понемногу забывать страшные годы мучений и лишений.

В конце 1980-х годов социально-экономическая обстановка в СССР начинает постепенно ухудшаться немцы принимают сложное для них решение переехать в Германию на постоянное место жительства. Оставляя свои дома и свои пожитки, годами нажитое имущество, распродавая скот и технику, они покидают эту страну навсегда, вместе с детьми и внуками, они отправляются туда, откуда 300 лет тому назад пришли их предки.

По данным Пермского краевого архива за последние 20 лет из Пермского края на постоянное место жительства в ФРГ выехало около 1 миллиона человек, это третий показатель после Казахстана и Сибири.

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ВЗАИМОСВЯЗИ ГЕРМАНИИ И ПЕРМИ.

Пермский край – одна из центральных точек сосредоточения интересов Германии, развитый научный и интеллектуальный центр, климат которого благоприятствует сотрудничеству с одной из самых крупных европейских стран.

Протекающая по городу река Кама является важным звеном в единой глубоководной системе Европейской части России, в свою очередь связанной с водными путями европейских стран. В Перми находятся два самых восточных речных порта Европы: порт Пермь и порт Лёвшино. Из Перми можно осуществлять перевозку грузов в порты Балтийского, Белого, Черного, Азовского и Каспийского морей, речные порты Большого Европейского кольца.

Экономика города характеризуется развитой тяжёлой промышленностью. Ведущие отрасли: электроэнергетика, нефтегазопереработка, машиностроение, химия и нефтехимия, деревообработка, полиграфия и пищевая промышленность.

Рассмотрим направления взаимодействия Перми и Германии.

1. У правительства Пермского края и Германии есть много общих целей в использовании лесного комплекса. Древесина является экологически чистым, недорогим и самовоспроизводящимся топливом, которое очень востребовано сегодня немцами.

Планируется, что Пермский край примет участие в работе нового международного органа – рабочей группы по лесной промышленности в рамках сотрудничества Германии и России. Также правительство края обсуждает возможность создания совместных предприятий по деревообработке и расширения контактов между предпринимателями обеих сторон. Немецкие предприятия интересуются возможностью поставлять для лесоперерабатывающей отрасли округа технику и создавать в Прикамье предприятия целлюлозно–бумажной промышленности.

2. Предприятия края постоянно экспортируют в Германию сырьевую продукцию: минеральное топливо, нефть сырую, продукты неорганической и органической химии, древесину, недрагоценные металлы и пластмассу, черные металлы. В ФРГ начало поставляться высокотехнологическое оборудование – электрические машины и другое машиностроительное оборудование. Основные товары, поставляемые из Германии, - машиностроительное оборудование.

3. Развивается и инвестиционное сотрудничество сторон. Германские инвестиции направляются в электротехническую, строительную и химическую промышленности области.

4. В Прикамье свою деятельность осуществляет ряд предприятий принадлежащих немцам:

  • АО «Камател» (концерн «Сименс»);

  • АО «Москва – Штокхаузен – Пермь (концерн «Дегусса»);

  • АО «Соликамский завод десульфураторов («Альмамет ГмбХ»);

  • ООО «Кнауф – Кунгур (компания «Кнауф»);

  • ООО «ФАБ/Восток» («ФАБ Фернлейтунгс – унд Анлагенбау»);

ОАО «Хенкель – Пемос» (компания «Хенкель»). Компания работает в трех основных направлениях: чистящие и моющие средства, косметика и средства личной гигиены, а также клеи, герметики и средства для обработки поверхности. Работа данных направлений сосредоточена в трех международных подразделениях бизнеса.

Германские фирмы довольно хорошо представлены в Перми, и обнаружены другие сферы деятельности, где также можно сотрудничать. Край планирует ряд мероприятий в Германии с целью свести германских и российских предпринимателей.

5. В Перми расположены магазины ряда международных и федеральных сетей, в том числе и германских (магазин METRO компании Cash & Carry).

6. Пермь имеет немецкий город-побратим Дуйсбург (федеральная земля Северная Рейн-Вестфалия) с 2007 года. В рамках развития побратимских связей власти, бизнес и общественность Перми и Дуйсбурга реализуют ряд проектов в сфере городского хозяйства, культуры и молодежной политики.

Администрация города-побратима заинтересована в привлечении в Пермь инвестиций в самые различные сферы экономики. Результат этого процесса – увеличение числа рабочих мест, и, в конечном итоге, успешное развитие города. Врачи Дуйсбурга готовы присоединиться к благотворительной программе «Дети Перми». В будущем планируется разработка программы сотрудничества между дуйсбургскими и пермскими детскими лечебными учреждениями, а также организация обмена специалистами и обучение по различным разделам педиатрии.

7. Сектор энергетики компании Siemens и ЗАО «Искра-Авигаз» создают новое совместное предприятие ООО «РусТурбоМаш» по выпуску компрессоров для магистральных газопроводов в Перми. Проект предполагает инвестиции в создание нового производственного предприятия и поэтапное наращивание производственных мощностей в ближайшие 3 года. Реализация проекта позволит создать более 250 рабочих мест в Перми. Локализация производства в России нацелена на удовлетворение потребностей главного потребителя ОАО «Газпром».

Таким образом, российско-германские отношения на территории края вышли на новый этап – налаживания эффективного для обеих сторон экономического сотрудничества. Это было обусловлено и общим подъемом экономики края, и поиском новых инвесторов и экспортеров самими предприятиями.

ВЗАИМОСВЯЗИ ПЕРМИ И ГЕРМАНИИ
В ОБЛАСТИ КУЛЬТУРЫ И ОБРАЗОВАНИЯ


С момента основания Пермь, благодаря Карлу Модераху (1747 – 1819), связана с немецкой культурой. Именно, при нем Пермь приобрела те границы, которые она занимает сейчас. Улицы были спланированы таким образом, что и сегодня сохраняют свою первозданность: « … дороги Пермской губернии Модерах довел до такого совершенства, что им удивлялись иностранцы, видевшие шоссе Франции и Англии»54.

Учителя и врачи, строители и инженеры из Германии во все времена жили и работали в нашем городе.

В настоящее время также можно говорить о тесных культурных связях нашего города и Германии.

Благодаря деятельности института им. Гете всё больше жителей Перми посещают «Недели немецкого кино», немецкий читальный зал в библиотеке им. Горького, немецкие музыкальные фестивали и выставки.

Фотовыставка «Германия в Перми» посвящена взаимопроникновению двух культур – Германии и России. Попытка с помощью фотографий собрать в одной экспозиции избранные места, связанные с немецкой культурой и людей, которые в той или иной степени являются ее проводниками. Выставка, открытая в географическом центре страны, на границе Европы и Азии, отзывается для нас эхом второй мировой войны.

Некоторые Дворцы культуры и жилые здания Перми строились руками немецких военнопленных по трофейным архитектурным проектам.

Ежегодно проходят Дни культуры Германии в Перми с целью интеграции, сокращения межнациональной дистанции и установления культурной коммуникации. В программу мероприятий вошли: «Немецкая дискотека»; экскурсия в историю электронной музыки Германии; концерт немецкого джаза; выставка – «Центр искусства и медийных технологий»; авторские чтения современной немецкой прозы и другие. Данные мероприятия дают возможность не только повысить свой культурный уровень, но и совершенствовать современный немецкий язык.

Долгие годы сотрудничество Германии с Пермским краем складывалось и в сфере образования. Пермские школы с углубленным изучением немецкого языка и вузы имеют тесные связи с Германией, основанные на прочной российско-немецкой системе образования. Школа №12, являющаяся участником городской программы «Международное образование», активно пропагандирует изучение немецкого языка и участвует ежегодно в сдаче экзаменов на «Международный сертификат». В настоящее время открыты еще пять структурных подразделений в школах-партнерах, что также говорит о необходимости изучения немецкого языка.

В пермских вузах постоянно осуществляются стажировки студентов в Германию по различным программам. Основными задачами такого сотрудничества являются повышение академической мобильности и сохранение положительных тенденций взаимодействия двух стран. Создание в прошлом году молодежного парламента двух стран и визит генерального консула в один из крупнейших университетов Урала - ПГУ является подтверждением этому.

Приложение 1

Указ Президента Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 г.
«О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья»


По достоверным данным, полученным военными властями, среди немецкого населения, проживающего в районах Поволжья, имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов, которые по сигналу, данному из Германии, должны произвести взрыв в районах, заселенных немцами Поволжья.

О наличии такого большого количества диверсантов и шпионов среди немцев Поволжья никто из немцев, проживающих в районах Поволжья, советским властям не сообщал, следовательно, немецкое население районов Поволжья скрывает в свой среде врагов советской власти. В случае, если произойдут диверсионные акты, затеянные по указке из Германии немецкими диверсантами и шпионами в республике немцев Поволжья и прилегающих районах и случится кровопролитие, Советское правительство по законам военного времени будет вынуждено принять карательные меры против всего немецкого населения Поволжья.

Во избежание таких нежелательных явлений и для предупреждения серьезных кровопролитий Президиум Верховного Совета СССР признал необходимым переселить все немецкое население, проживающее в районах Поволжья, в другие районы с тем, чтобы переселяемые были наделены землей и чтобы им была оказана государственная помощь по устройству в новых районах.

Для расселения выделены изобилующие пахотной землей районы Новосибирской, Омской областей, Алтайского края, Казахстана и другие соседние местности.

В связи с этим Государственному комитету обороны предписано срочно произвести переселение всех немцев Поволжья и наделить переселяемых немцев Поволжья землей и угодьями в новых районах.

Председатель президиума

Верховного Совета СССР М. Калинин

Секретарь Президиума

Верховного Совета СССР А. Горкин

(Ведомости Верховного Совета СССР, 1941, № 38)


Приложение 2

Указ президиума Верховного Совета СССР
о снятии ограничений в правовом положении с немцев и членов их семей,
находящихся на спецпоселении


Учитывая, что существующие ограничения в правовом положении спецпоселенцев-немцев и членов их семей, выселенных в разные районы страны, в дальнейшем не вызываются необходимостью, Президиум Верховного Совет СССР постановляет:

  1. Снять с учета спецпоселения и освободить из-под административного надзора органов МВД немцев членов их семей, выселенных на спецпоселение в период Великой Отечественной Войны, а также немцев – граждан СССР, которые после репатриации из Германии были направлены на спецпоселение.

  2. Установить, что снятие с немцев ограничений по спецпоселению не влечет за собой возвращение имущества, конфискованного при выселении, и что они не имеют права возвращаться в места, откуда они были выселены.

Председатель Президиума

Верховного Совета СССР К. Ворошилов

Секретарь Президиума

Верховного Совета СССР Н. Пегов


Москва, Кремль, 13 декабря 1955 г.

Приложение 3

Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

  1. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года «О переселении немце, проживающих в районах Поволжья» (Протокол заседания Президиума Верховного Совета СССР, 1941 год, № 9, ст. 256/ 1) в части, содержащей огульные обвинения в отношении немецкого населения, проживавшего в районах Поволжья, отменить.

  2. Учитывая, что немецкое население укоренилось по новому месту жительства на территории ряда республик, краев и областей страны, а районы его прежнего места жительства заселены, в целях дальнейшего развития районов с немецким населением поручить Советам Министров союзных республик впредь оказывать помощь и содействие немецкому населению, проживающему на территории республик, в хозяйственном и культурном строительстве с учетом его национальных особенностей и интересов.

Председатель

Верховного Совета СССР

Анастас Микоян

Секретарь Президиума

Верховного Совета СССР

М. Георгадзе


(Ведомости Верховного Совета СССР, 1964 г., № 52.

Декрет опубликован 5 января 1965)


Приложение 4
1   2   3   4




Нажми чтобы узнать.

Похожие:

Народ, победивший судьбу iconХристиянські свята та обряди
Кожна нацiя, кожен народ має свої звичаї, обряди, що усталились протягом багатьох столiть I освяченi вiками. Звичаї народ це тi прикмети,...
Народ, победивший судьбу iconХристиянські свята та обряди”
Кожна нацiя, кожен народ має свої звичаї, обряди, що усталились протягом багатьох столiть I освяченi вiками. Звичаї народ це тi прикмети,...
Народ, победивший судьбу iconТемой моего сегодняшнего доклада станет тема недели и возможно, года новая, не побоюсь этого слова, очередная война на Балканах. На этот раз под огнем оказался славянский народ народ Суверенной Республики Югославия
Балканах. На этот раз под огнем оказался славянский народ народ Суверенной Республики Югославия. Народ, близкий нам по крови, по...
Народ, победивший судьбу iconНароднi звичаї та обряди. Святий вечiр
Кожна нацiя, кожен народ має свої звичаї, обряди, що усталились протягом багатьох столiть I освяченi вiками. Звичаї народ це тi прикмети,...
Народ, победивший судьбу iconНароднi звичаї та обряди. Святий вечiр
Кожна нацiя, кожен народ має свої звичаї, обряди, що усталились протягом багатьох столiть i освяченi вiками. Звичаї народ це тi прикмети,...
Народ, победивший судьбу iconОсвобожден народ, но счастлив ли народ ? по поэме Некрасова Кому на Руси жить хорошо

Народ, победивший судьбу iconРусь І корінні мешканці русі в австро-угорщині
Як колись не вдалися спроби царської Москви створити нашим коштом "адін русскій народ", так і тепер не вдасться й большевицькій Москві...
Народ, победивший судьбу iconРоль і місце української мови і літератури у громадянському вихованні
«народ» тісно пов'язані: один народ — це ті, хто розмовляє однією мовою. Саме мова об'єднує народ і відрізняє його від інших народів....
Народ, победивший судьбу iconHttp://www segodnya ua/news/14105534. html Как заглянуть в будущее Узнаем судьбу с помощью лука, хвороста, соломы и хлеба.// Сегодня. – 2010. №2. – 6 января. – С. 9
Узнаем судьбу с помощью лука, хвороста, соломы и хлеба.// Сегодня. – 2010. №2. – 6 января. – С. 9
Народ, победивший судьбу iconАдольф Гитлер
Средневековья. Немецкий народ выдержал затем религиозные войны Нового времени. Немецкий народ выдержал потом Тридцатилетнюю войну....
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы