Народ, победивший судьбу icon

Народ, победивший судьбу



НазваниеНарод, победивший судьбу
страница2/4
Рыбаков А.С
Дата конвертации24.08.2012
Размер0,71 Mb.
ТипМонография
скачать >>>
1   2   3   4
НЕМЦЫ НА УРАЛЕ.

Особенности экономического развития Урала в последние триста лет оказали решающие воздействие на демографические процессы в регионе. Значительно превышаю общероссийские темпы, росло и его население. С 618 тысяч в 1719 году оно увеличилось до 6 миллионов 198 тысяч в 1900 и достигло 20 млн. 300 тыс. в 1990 году22. Столь высокие темпы роста оказались возможными благодаря высокому переселенческому движению, принимавшему в периоды интенсивного промышленного хозяйственного освоения края массовый характер. В советское время наиболее значительный приток населения на Урал наблюдался в 1930-х – 1950-х годах. Он состоял из нескольких миграционных волн и был вызван рядом причин социально экономического и политического порядка: ускоренной индустриализацией, массовой ссылкой на Урал спецпереселенцев, эвакуацией из прифронтовой полосы в годы Великой Отечественной войны.

Первые достоверные сведения о дотоле легендарном Уральском хребте европейские читатели нового времени получили из «Записок о Московских делах» австрийского дипломата Сигизмунда фон Герберштейна, возглавлявшего посольство в Москву дважды, в 1517 и 1526 гг. В своей книге Герберштейн посвятил Уралу главу «Указатель пути к Печоре, Югре и реке Оби», являвшуюся дословным переводом русского дорожника и дополненную автором на основе свидетельств очевидцев, в частности, князя С.Ф. Курбского, предводителя военного похода на Урал в 1499-1500 гг. Герберштейн описал Уральские горы как «высочайшие», с безлесными вершинами, дал верные сведения о флоре и фауне, привёл различные существовавшие в то время названия хребта: Каменный пояс, Земной пояс, Большой камень и т.д.

В первой половине XVIII в. Урал изучали как сотрудники экспедиций, направленных непосредственно на Урал. Ботаник Иоганн Готфрид Гейнцельман (1734-1736) составил первый каталог растительности и собрал материал по истории и этнографии Урала. Академический отряд второй Камчатской экспедиции (1733-43) под руководством историка Герарда Фридриха Миллера и натуралиста Иоганна Георга Гмелина провёл комплексную работу по изучению Северного и Среднего Урала.

К началу 1770-х гг., когда завершилось территориальное оформление горнозаводского Урала – крупнейшего металлургического района страны, правительство Екатерины II приняло ряд законодательных мер, для урегулирования социальных отношений и упрочения позиций государства в регионе. Направляемые Екатериной на Урал комиссии были обязаны составить исторические справки, необходимые для разработки законодательных актов. Так, Горная комиссия 1765-1767 гг. под руководством командующего Сибирским корпусом, дипломата, исследователя и картографа Ивана (Ганса) Ивановича (Генриха) фон Веймарна составила «Историческое предуведомление о начальном заведении и поныне продолжавшемся рудокопном промысле». В 1768 году Петербургская академия наук, организовав новую комплексную экспедицию, отправила на Урал два её отряда. Во главе второго из них стоял учёный-энциклопедист, зоолог, ботаник, геолог, географ, этнограф, лингвист и путешественник Пётр Симон Паллас. К концу XVIII – началу XIX века вв. относятся труды по минералогии, горному делу, металлургии и истории Горнозаводского Урала, академика Бенедикта Франца Йохана Германа. В 1784 г. учёный издал первое детальное геолого-минералогическое описание Урала «Минералогическое исследование Урала». Впоследствии, в соавторстве он разработал «Проект горного положения» (1806 г.) регламентировавшее в течение десятков лет развитие горнозаводской промышленности страны. В 1809 г. в Екатеринбурге вышел второй его труд «Описание заводов под ведомством Екатеринбургского горного начальства», а в 1810 г. – «Историческое начертание горного производства в Российской империи».

УЧАСТИЕ НЕМЦЕВ В ОСВОЕНИИ СЫРЬЕВОЙ БАЗЫ УРАЛА
И СОЗДАНИИ ГОРНЫХ ЗАВОДОВ.


Особенности немецкого частичного проникновения на Урал в XVII-XIX веках были обусловлены спецификой регионального развития. На Урал прибывали главным образом горные и технические специалисты, а так же люди связанные с горнотехническими работами, преимущественно это были выходцы из западно-германских земель, таких как Северный Рейн-Вестфалия, Гессен, Саарланд, но вместе с тем было и очень много выходцев из Саксонии. Первые сведения переселения немцев на Урал на постоянное жительство связаны именно с появлением здесь первых заводов и зарождением горнозаводского производства23. Среди горных специалистов из Западной Европы, приехавших на Урал были и англичане, но нужно отметить, им прижиться на Урале не удалось.

В начале XVIII во время строительства первых четырёх серьёзных металлургических предприятий на Урале, главным техническим специалистом на Уктусском и Каменском заводах работал немец Кристоф Левенфейт. Тогда же немец Христиан Дробыш занимался разработкой месторождения Шиловского рудника и обучил искусству рудознатца Сергея Бабина (основателя династии выдающихся русских рудознатцев авт.) В 1704 году на Урал прибыл выдающийся горный специалист Иоганн Фридрих Блюер – инициатор массового прибытия Саксонцев на Урал. Постоянный приток новых специалистов в 1720-1730-х годах осуществлялся по маршруту Фрейберг-Данциг-Санкт-Петербург-Урал.24 На протяжении всего XVIII века выходцев из Западной Европы независимо от их национального признака именовали «саксонцами»

В 1720 году в команде основателя города Перми В.Н. Татищева и Блюера прибыл и штейгер И.Г. Георги. В марте 1721 года из Берг-коллегии в команде берг-рата И.М. Михаэлиса на Урал прибыли А. Корс и И.Г. Ланг, а так же горный мастер Иоганн Каспар Дерфель. С 1722 года на Урале работали Иоганн Бер и Влентин Шнейдер, возглавлявшие кузнечное дело.

В апреле 1723 года на Урал прибыли специалисты по промышленной медной плавке В.Ф. Штифт – уроженец Бранденбургской земли и И.Х. Гельвих. В феврале 1724 прибыла ещё более многочисленная группа штейгер Э.Х. Шелль, берг-гауэры Андреас Вебер, И. и Х. Вейдели, Георг Дрибель, И.Х. Лейксенринк, Иоганн-Якоб Лоренц, И. Ульспейгер, медиплавильные мастера А.Г. Бранд и И.Г. Ост-Ворман, меховые мастера И.Ф. Гельмонд и И.Г. Кейзер, в том же году прибыл И.Г. Улих и медицинская бригада во главе с И.И. Шпринцелем… Здесь отмечены только самые видные деятели, оставившие заметный след в истории Урала.

С началом XIX века массовая эмиграция немцев на Урал постепенно начинает изживать себя25. Рост немецкого населения Урала происходил в основном за счёт сложившейся колонии, в которой рождались дети, к которой перебирались родственники из других концов России и прочее.

Нужно отметить, что немецкое население Урала вплоть до начала ХХ века занимало в основном должности, требующие высокой квалификации, а так же чиновничьи посты. В период с 1747 по 1753 региональной горнозаводской администрацией руководил Густав Ульрих Райзер, середине XIX века Екатеринбургской горной экспедицией руководил Иоганн Даниэль Келлер.

Особенностью колонии немцев на Урале можно считать корпоративизм, тесные родственные связи, со второй половины XVIII века «иноземцы» представляли собой фактически одну, сильно разросшуюся семью.

В духовном плане немцы Урала преимущественно были лютеранами, хотя в ряде случаев, часто перед самой смертью принимали православие.

Если рассматривать наличие немцев в больших городах, то можно отметить их не любовь к расселению в административных центрах, так например, по переписи 1856 года в городе Перми проживало всего 213 немцев, однако центром объединения и немцев Перми и тех кто проживал в губернии стала лютеранская кирха построенная общиной в 1864 году.

НЕМЦЫ В ПРИКАМЬЕ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА.

В начале ХХ века начинается повторное проникновение немецкого населения на Урал и, особенно, в Прикамье.

Почему выбор пал имен на земли в лесах вдоль реки Камы определить довольно сложно, вероятно поволжских немцев. которые хотели развития своего хозяйства уже не хватало места в Поволжье, в то же время на границе Уфимской и Пермской губернии были обширные незаселённые земли куда и стали компактно селиться немцы. Другой причиной называют введение в 1874 году в России всеобщей воинской повинности26

Из-за постоянного роста арендной платы и цен на землю (за период только с 1882 по 1907 гг. цены на землю на Юге поднялись с 30 до 300 руб. за десятину, а полное хозяйство колониста в 60 десятин вздорожало за полвека с 3 до 25 тыс. руб.), общины и созданные ими закупочные комиссии обратили свой взгляд на Восток, где цены на землю были еще гораздо ниже, к примеру, по сравнению с украинскими и поволжскими - в 5 раз.

Оставалось дело за малым — убедить безземельных бросить свою малую родину и отправиться на восток: на Урал и Сибирь. Насколько трудно шло такое убеждение, доказывает пример немцев Поволжья, многие из которых предпочитали платить сверхдорогую арендную плату в своих деревнях, но не переселяться на новые места, на морозный и лесной Урал.

Но всё же нужда заставляла безземельных колонистов, где бы они ни проживали – в Поволжье или на Украине – в конце концов соглашаться на переселение. Постепенно дочерние колонии распространяются на Восток, вплоть до сказочно дешевых казахстанских земель27. Однако крупные фермеры, наверное, не были бы капиталистами, если бы не постарались извлечь выгоду из этого миграционного движения. Некоторым из них удалось установить своё влияние на закупочные комиссии и как представителям общины кое-где «нагреть руки» на закупках и соглашениях с продавцами. Кроме того, многие из них стали скупать участки разорившейся на новых местах бедноты, которая часто не выдерживала трудных условий и продавала свои участки. И, наконец, они сами или их сыновья стали под видом «безземельных» (а потом и самостоятельно) покупать крупные участки на новых местах либо для организации крупных товарных хозяйств, либо просто с целью земельной спекуляции невозделанными участками. Такие случаи были, например, в районе Оханска, где богатые меннониты дорого продали часть своих участков под строительство новой железной дороги. В тех местах меннониты скупили в среднем по 240 десятин на хозяйство, причем некоторые капиталисты-»крестьяне» покупали и по 5 тыс. десятин. С другой стороны, новоселы столыпинского времени, несмотря на государственные льготы переселенцам, часто оказывались на новом месте без гроша в кармане. Естественно, приехавшим немцам приходилось идти на заработки — на железную дорогу, в помещичьи хозяйства (если они были) или просто к богатым местным мужикам и к тем же меннонитам, приехавшим с капиталом, машинами, скотом и т.д.

Такие сложные взаимоотношения отдельных групп внутри немецких переселенцев накладывали свой отпечаток и на отношения старых и новых колоний: старые не хотели давать пособий и кредитов, а предоставив их, требовали уплаты процентов, а новые колонии, ссылаясь на свою бедность и на свое равноправие как колонистов и членов прежней общины, отказывались возвращать полученные суммы и платить проценты.

Следствием были многочисленные судебные процессы между старыми и новыми колониями, которые иногда тянулись десятилетиями. Как уже отмечалось, среди новоселов были люди весьма разных категорий: безземельные бедняки, обнищавшие общинники, сыновья богатых колонистов, «свободные покупатели», сельскохозяйственные и даже промышленные предприниматели. Естественно, что и на новых местах противоречия между этими группами сохранялись и даже обострялись. Крупные фермеры, даже получив даровую землю по столыпинскому законодательству (15 десятин на душу мужского пола), тут же устремились переделать эти наделы на семейные участки по 65 десятин, с расчетом так же господствовать в общине, как это было на Юге. Мелкие же хозяева, особенно многодетные, хотели оставить предоставленную землю в общинном владении. Так, богатые меннониты в районе Славгорода к 1914 г. добились права на такой передел, но не успели его осуществить до начала первой мировой войны, так что противоречия между группами «многодушных и малодушных» остались в скрытой форме и в какой-то мере проявились после революции при проведении земельной реформы.

В 1909–1911 гг. на Урале официально было открыто 15 немецких школ. В Оханском уезде это были евангелические школы. Всего в различного типа учебных заведениях обучалось к началу Первой мировой войны 1879 детей немецкой национальности, что составляло менее 4% от числа всех обучавшихся.

В Прикамье очень остро стоял вопрос обеспечения школ, особенно инородческих, квалифицированными учителями. Русские учителя в министерских школах были более подготовлены, чем их коллеги в приходских школах. В немецких школах Прикамья работали, в лучшем случае, люди, окончившие центральные училища или специальные педагогические курсы.

Более благополучно обстояло дело в поселениях менонитов. Их поселки и, соответственно, школы были меньше. Так, к 1914 г в каждой из школ менонитов Оханского уезда насчитывалось от 13 до 32 чел. Однако здесь все попытки меннонитов расширить соответствующее времени образование наталкивались на сопротивление и бойкот властей, ссылавшихся на действие закона о сектантах, хотя меннониты с самого своего водворения в России не подвергались действию этого закона.

Все немецкие переселенческие поселки, возникшие на Урале в целом и в Прикамье в частности, в дореволюционный и постреволюционный период, были дочерними колониями, основанными выходцами из Самарской, Саратовской, Волынской, Кубанской, Ставропольской и Таврической губерний.

Архитектурный облик поселков указывал на место, откуда переселились их жители. Жители переселенческих сел по-прежнему занималось сельскохозяйственным трудом. Животноводство в немецких хозяйствах имело ярко выраженное мясомолочное направление. В структуре их подсобного хозяйства преобладал крупный рогатый скот, по численности на втором месте были лошади, которые являлись тягловой силой, затем свиньи, козы, овцы. В начале ХХ века переселенцами из Поволжья были завезены в Прикамье симментальская, голландская, краснонемецкая, сероукраинская породы крупного рогатого скота. Переселенцы распространяли на юге Пермской губернии новые селькохозяйственные орудия и приемы обработки почвы, под их влиянием изменилось значение таких культур, как пшеница, ячмень и овёс. Наличие в переселенческих хозяйствах значительного числа крупного рогатого скота увеличило спрос на фураж, в результате во многих уездах юга Прикамья фуражные культуры стали занимать ведущее место. Немецкие дворы славились хорошими огородами и садами.

Под влиянием переселенцев большое место в посевах юга Прикамья стала занимать пшеница. Особенностью немецких хозяйств были значительные посевы бобовых, широко используемых в кулинарии народа, солома бобобых служила кормом для скота. В переселенческих хозяйствах применялись не свойственные для региона сельскохозяйственные орудия. Например, так называемые «немецкие» серпы, отличавшиеся от местных гладким без зубьев лезвием, каменные катки для молотьбы пшеницы, лобогрейки для жатвы, веялки, четырёхколесные телеги. Вслед за местными жителями, переселенцы стали изготовлять черенки для вил и лопат из берёзы и хвойных деревьев использовать для молотьбы уалы (плетеные волокуши из развесистых ветвей).

Привычка к сенокошению пригодилась переселенцам в новых для них природных условиях: траву скашивали косой. Скошенное сено подсушивали в валках, затем вилами сгребали в кучу, через 2-3 дня собирали в копны и на арбах доставляли к скирдам на кровлю скотопомещения, которые имелось на каждом переселенческом дворе. «Занимаются они (немцы) земледелием. Имеют свои школы и молитвенные дома. Как земледельцы, не уступают русским в умении обрабатывать пашню. Общий вид немецкого селения близок к малороссийскому. Таких строений, как бывают, например, в Лифляндской губернии, здесь нет. Но одежда (шляпы, пиджаки), экипажи (парные телеги, шарабаны) – сохранились.28 Хотя большая часть немецкой диаспоры Пермской губернии в начале ХХ века проживала на селе, были и те, кто жил в городах. Города Пермской губернии этого периода были немногочисленны и представляли собой административные центры со слаборазвитой промышленностью29, в основном, обрабатывающей.

Начало ХХ века в истории немцев Прикамья характеризуется открытием ряда постоянно действующих школ, о чём уже сообщалось несколько выше. По количеству учащихся на 100 жителей населения немцы занимали первое место среди других народов региона. Это свидетельствует о важной роли школы в жизни немцев, об их внимательном отношении к образованию детей. Количество учащихся немецких школ в городах было ниже, чем в сельской местности, что можно объяснить большей степенью обрусения горожан, возможностью их детей обучаться в русскоязычных школах.

Традиционной формой обучения у немцев была народная школа, возникшая в Германии в ХVІІІ веке. Главной её отличительной особенностью являлось общее обязательное обучение для мальчиков и для девочек. Немцы в вопросах организации школ переживали те же трудности, что и другие переселенцы: скудность средств, отсутствие собственных учителей. Однако вопросы обучения детей немцы решали в числе первоочередных. Первую – вторую зиму дети обучались на дому у учителя, а через 1-3 года строилась школа. Анализ документов показывает, что у прочих этнических групп переселенцев промежуток между основанием поселка и постройкой школы составлял в среднем 9-10 лет.

Ключевой фигурой при организации школ был учитель – наиболее грамотный, уважаемый член общины. Он совмещал педагогическую и проповедническую деятельность. Немецкие школы, созданные переселенцами в первые годы жизни в Прикамье, можно назвать школами чтения, так как их главной задачей было научить читать и толковать Библию. Первоначально по источнику финансирования все школы были сельские или приходские, они содержались крестьянским населением, которые само определяло размер сбора в денежном или натуральном эквиваленте. У меннонитов, помимо этих взносов, существовала плата за обучение. Позже появились школы частные и министерские, они были основными в городах. Частные школы учреждали и содержали либо отдельные лица, либо группы людей, они и определяли стоимость обучения. В министерских школах государства выплачивало жалованье учителю, хозяйственные расходы несло общество. Отличительной особенностью этих школ был русский язык преподавания, на изучение немецкого давалось лишь больше часов, чем в других учебных заведениях. Министерские школы создавались не только в городах, но и в наиболее зажиточных немецких посёлках, государство использовало их как форму проведения русификаторской политики.

Школы различались и по своей конфессиональной принадлежности. По материальному положению учителей, уровню их подготовки, обеспеченности учебными пособиями, объему изучаемых дисциплин первое место занимали школы меннонитов. Меннониты избегали помощи государства, поэтому автономность их школ позволяла в большей степени, чем католикам и лютеранам, сохранять родной язык и культурные традиции.тБолее целенаправленно решали меннониты и кадровую проблему, путем приглашения учителей из материнских колоний или через отправку юношей в центральные школы.

Немецкие общины Пермской губернии ощущали нехватку не только учителей, но и пасторов. Недостаток последних во многих поселениях приводил к тому, что широко распространенным явлением было проведение церковных обрядов одним из наиболее образованных крестьян. Появлялись замкнутые религиозные кружки, которые вырабатывали оригинальные взгляды на вопросы веры и церкви, так, например, в нескольких селах существовало секта штундистов, проповедовавшая идею жизни одним днем. Неудовлетворенность существующими формами общественной и религиозной жизни, духовные искания, выражавшиеся, прежде всего в стремлении самостоятельного толкования Святого Писания, сделали «отпадение в сектантство» обычным явлением в немецкой среде. Наиболее многочисленной сектой становится в начале ХХ века община баптистов. Забегая вперед, отметим, что баптистские общины в 20-х годах ХХ века существовали во многих селах. В хранящихся в архиве списках баптистских общин Прикамских сел есть пометка о времени присоединения к культу и практически у всех этот период приходится на 1901-1912 годы30.

Школа и церковь выступали в сознании протестантской части немецкого населения синонимами – каждый должен был уметь читать Библию. Главной задачей колонистских (сельских) школ на протяжении их существования являлась подготовка детей к конфирмации (обряда вступления во взрослую жизнь). Круг знаний, получаемых учениками сельских школ, был весьма узок: умение читать, зубрёжка наизусть катехизиса, гимнов, евангельских изречений. Как и в любой крестьянской среде, интеллектуальный труд не был в особом почете. Здесь ценилась физическая сила, практические навыки, владение определённым ремеслом, материальный достаток.

Немецкие население Прикамья в начале ХХ века было в подавляющем большинстве крестьянским31, почти поголовно грамотным на родном языке, но с исчезающе низкой долей лиц, имеющих образование выше начального. В большинстве своём это были глубоко верующие люди, привязанные к крестьянскому сословию и в общественном плане консервативные.

Живя в Пермской губернии, немцы сохраняли свою традиционную культуру: жилища, одежды, устное народное творчество, кухню. Традиционная женская одежда состояла из кофты, корсажа, сборчатой юбки и передника; мужской костюм – из рубахи, коротких штанов, безрукавки и шейного платка. Из традиционной немецкой кухни переселенцы сохранили нудль (куриную лапшу), кухе (сдобный пирог), штрудель (мясной рулет). Местное население переняло у немцев навыки изготовления колбас, умение коптить мясо и рыбу. Из поколения в поколение передавали немцы народные сказки, песни, саги, шванки (короткие комические рассказы)

«Феномен сохранения своей национальной идентичности путем развития в замкнутых сообществах, заключение браков внутри своей группы, постоянная борьба за самостоятельность при внешнем многонациональным окружении дают ключ к пониманию немецкой психологии выживания этноса и даже его преуспевания в условиях, когда другие национальные меньшинства теряли свою тождественность и растворялись в космосе большинства»32.

В период с 1902 по 1907 год немцами было основано несколько хуторских поселений: Николаевка Первая, Николаевка Вторая, Нижняя Григорьевка, Сергеевка, Екатериновка, Романовка… В настоящее время эта территория в административном отношении относится к Чернушинскому и Октябрскому районам Пермского края. А в 1920-х годах происходит активное заселение деревень Баймурзино, Жуки – Октябрский район, Ивановка – Чернушинский район и т.д. причём заселение это происходило как правило двумя народами, немцы и русские – в Ивановке и Жуках, немцы и марийцы – в Баймурзино. Однако со временем состав постепенно усложняется. Самой этнически пёстрой представляется деревня Ивановка, в которой уже в 1960-е годы из 320 жителей помимо немцев (84 чел. или 26,3% всего населения) были русские (128 чел. или 40%), чуваши (88 чел. или 27,5%), а так же марийцы (6 человек или 1,9%), татары (5 чел. или 1,5%), башкиры (5 чел. или 1,5% ), удмурты (3 чел. или 0,9%), белорусы (1 чел. или 0,3%)33.

Активно исследованиями этой территории занимались доктор исторических наук ПГУ А.В. Черных и аспирант ПГУ Д.И. Вайман, в результате проведённых ими полевых исследований были получены показания очевидцев из числа местных жителей. О чём будет написано ниже.

В первой половине ХХ века с момента основания хуторских поселений, один из векторов межэтнического взаимодействия немецкого населения был направлен на контакты с соседними эстонцами, так же прибывшими в Прикамье в начале ХХ века. Об интенсивности этих связей свидетельствуют примеры межэтнических немецко-эстонских браков. На возможность и вероятность немецко-эстонских браков экспедиции А.Н. Черных неоднократно указывали информаторы: «Потом наши мужики многие женились на немках. Или своих девок, или чё, женились на немецких девках. У нас три семьи наверное этих немецких было. Галина бабушка вышла за немца. Немка вышла за эстонца. И тётка её» - рассказывала жительница деревни Новопетровка34.

Но основной вектор межэтнического взаимодействия был направлен на контакт с русским населением, которое не только составляло большинство региона, но и материальная культура которого была больше приспособлена к суровым природно-климатическим условиям Пермского края. Немцами к началу 1930-х годов всё же были восприняты некоторые элементы традиционного костюма русского населения, приёмы изготовления валенок и плетения лаптей. Повседневной рабочей обувью в немецких деревнях Прикамья стали русские лапти. Лапти лишь иногда покупали, во многих семья была освоена технология плетения: «На работе лапти носили, лапти русские, прямые, мы такие носили, покупали по три рубля пара. Лапти износятся в лесу лыка надерём, сама подплетала, ну а потом когда замуж вышла, муж сам плёл». - д. Николаевка35. «Мы здесь жили, мы всё носили, сами плели, я плёл и брат плёл, сами научились». – д. Романовка36

В Прикамье немцы быстро перешли к строительству русских бань, отказавшись от традиционных способов гигиены. Появление бани на немецкой усадьбе связано с заимствованием этой хозяйственной постройки у соседнего русского населения: «В хуторах бань не было, и в Ивановку переехали, какое-то время немцы сами бани не ставили. У русских были, когда ходили к русским. В деревне, когда жили в бочке мылись, здоровая такая бочка. Мы когда маленькие были нас двоих, троих туда сразу и пулькаемся там». - деревня Николаевка.37

Довольно быстро в условиях лесного ландшафта немцы отказались от традиционного способа покрытия крыши соломенными снопами, сменив их пилен тёсом сначала на жилых, а за тем и на хозяйственных постройках. Активно использовалась немцами и глиняная посуда приобретённая у русских. Постепенно в быт входят некоторые предметы печного инвентаря, ухват, которого как отмечают немцы, в прошлом не было в немецкой традиции, так как горшки не ставили в печь.

В то же время, несмотря на активное сближение с русским населением, существенной была разница традиционного быта и культуры, известно например что русские использовали высокие прялки, а у немцев низкие. В русских домах была одна комната и всё, а в немецких комната отдельно, а кухня отдельно.

Известны примеры гостевания немцев в русских деревнях на праздники у друзей и знакомых.

Активация контактов с русским происходит в начале 1930-х годов. В этот период происходит активное освоение немцами русского языка. Ещё большую интенсивность эти контакты приобретают в 1939-40-м годах, когда немецкие хутора были сселены в более крупные населённые пункты. Часть немецких хуторов была переведена в русскую деревню Жуки, где образовала немецкую улицу, вторая часть в деревню Баймурзино, где немцы так же расселились на отдельной улице. Большая часть хуторов образовала деревню Ивановку с исключительно немецким населением.

Влияние немецкого населения на соседние народы прежде всего сказывалось в восприятии последними, в том числе русскими, более рациональных приёмов хозяйствования и технологий. Так, немецкая телега, как более удобная и совершенная, была воспринята соседними народами, в интерьер жилища русских, татар, марийцев проникла немецкая печь с особой «тёплой стенкой», обогревающей соседнюю комнату. До настоящего времени сохраняются немецкие топонимы для обозначения тех мест, где в прошлом располагались хуторские поселения: «У нас покос на Блюментале, там у Жуков» - говорят в селе Тюинск Октябрского района38.

Очень интересный пример взаимодействия отмечен в селе Тюинск, вот как об этом говорит местная уроженка Мария Петровна Селивохина: «Я (русская) училась у Люси Банземир (немка) капусту садить, у неё всегда капуста хорошая была, она мне говорила: - «Сей капусту всегда 6 мая» Я от неё этому научилась»

Как мы видим, до начала 1940-х годов немцы хоть и жили на Урале не забывая своей культуры, в целом за редким исключением, они прекрасно взаимодействовали с русскими, татарами, удмуртами, марийцами, проживающими так жена этой территории. Народы связывали добрососедские отношения, часто завязывалась крепкая дружба, Пермская земля, стала уютным домом для немецкого населения, но в начале 1940-х годов всё изменилось…

1   2   3   4




Нажми чтобы узнать.

Похожие:

Народ, победивший судьбу iconХристиянські свята та обряди
Кожна нацiя, кожен народ має свої звичаї, обряди, що усталились протягом багатьох столiть I освяченi вiками. Звичаї народ це тi прикмети,...
Народ, победивший судьбу iconХристиянські свята та обряди”
Кожна нацiя, кожен народ має свої звичаї, обряди, що усталились протягом багатьох столiть I освяченi вiками. Звичаї народ це тi прикмети,...
Народ, победивший судьбу iconТемой моего сегодняшнего доклада станет тема недели и возможно, года новая, не побоюсь этого слова, очередная война на Балканах. На этот раз под огнем оказался славянский народ народ Суверенной Республики Югославия
Балканах. На этот раз под огнем оказался славянский народ народ Суверенной Республики Югославия. Народ, близкий нам по крови, по...
Народ, победивший судьбу iconНароднi звичаї та обряди. Святий вечiр
Кожна нацiя, кожен народ має свої звичаї, обряди, що усталились протягом багатьох столiть I освяченi вiками. Звичаї народ це тi прикмети,...
Народ, победивший судьбу iconНароднi звичаї та обряди. Святий вечiр
Кожна нацiя, кожен народ має свої звичаї, обряди, що усталились протягом багатьох столiть i освяченi вiками. Звичаї народ це тi прикмети,...
Народ, победивший судьбу iconОсвобожден народ, но счастлив ли народ ? по поэме Некрасова Кому на Руси жить хорошо

Народ, победивший судьбу iconРусь І корінні мешканці русі в австро-угорщині
Як колись не вдалися спроби царської Москви створити нашим коштом "адін русскій народ", так і тепер не вдасться й большевицькій Москві...
Народ, победивший судьбу iconРоль і місце української мови і літератури у громадянському вихованні
«народ» тісно пов'язані: один народ — це ті, хто розмовляє однією мовою. Саме мова об'єднує народ і відрізняє його від інших народів....
Народ, победивший судьбу iconHttp://www segodnya ua/news/14105534. html Как заглянуть в будущее Узнаем судьбу с помощью лука, хвороста, соломы и хлеба.// Сегодня. – 2010. №2. – 6 января. – С. 9
Узнаем судьбу с помощью лука, хвороста, соломы и хлеба.// Сегодня. – 2010. №2. – 6 января. – С. 9
Народ, победивший судьбу iconАдольф Гитлер
Средневековья. Немецкий народ выдержал затем религиозные войны Нового времени. Немецкий народ выдержал потом Тридцатилетнюю войну....
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы