Феномен Зейгарник icon

Феномен Зейгарник



НазваниеФеномен Зейгарник
Дата конвертации09.08.2012
Размер155,71 Kb.
ТипРеферат
Феномен Зейгарник


Содержание: 1. Зейгарник-эффект. 2. Воспоминания Б.В.Зейгарник о юности. 3. Годы работы с К.Левином. 4. Время тяжёлых испытаний для Б.В. Зейгарник. 5. Научная деятельность Блюмы Вульфовны. 6. Создание научных основ патопсихологии. 7. Внутренний мир Зейгарник. 8. Практическая деятельность Б.В. Зейгарник. 9. Загадка феномена личности Б.В. Зейгарник. 10. Список литературы.1.Зейгарник-эффект. В 1927г. На отделении психологии философского факультета Берлинскогоуниверситета была защищена дипломная работа. Руководитель – известный уже вте годы психолог Курт Левин. Тема – «О запоминании завершённых инезавершённых действий», а имя дипломницы – Блюма Вульфовна Зейгарник. Вработе показывается, что незавершённые действия запоминаются почти в 2 разалучше, чем завершённые; в основе этого явления, как было доказано висследовании, лежит актуальная потребность (квазипотребность, по К.Левину).Сама Блюма Вульфовна вспоминала, что на следующее утро после защиты дипломаей позвонил К.Левин и сказал» «А вы знаете, что вы наделали? Вы совершилинаучное открытие». И это действительно так. Описанный Блюмов Вульфовнойфеномен преимущественного запоминания незавершённых действий вошёл вмировую научную психологическую литературу под её именем – феноменЗейгарник, или Зейгарник-эффект. Дипломница К.Левина, одна из яркихпредставительниц знаменитой плеяды его учеников, составивших гордостьмировой психологии (достаточно только назвать их имена – Ф.Хоппе, М.Юкнат,Т.Дембо, Г.Биренбаум и др.), Б.В.Зейгарник стала знаменитой, а её имя сразуже было отнесено к числу классиков мировой психологии. Личность Б.В. Зейгарник – ярчайший психологический феномен,заслушивающий особого изучения. Жизнь Б.В.Зейгарник, её творческая научнаяи клиническая деятельность достойны восхищения и могут стать образцом дляподражания. Мы надеемся, что эти несколько отрывочные заметки позволятвосстановить живой образ Б.В. Зейгарник. 2. Воспоминания Б.В.Зейгарник о юности. Б.В. Зейгарник прожила долгую и трудную жизнь. Она родилась 9 ноября1900 г. В маленьком литовском городке Пренай в многочисленной дружнойсемье. О царившей в семье атмосфере можно теперь судить лишь по некоторымзамечаниям самой Блюмы Вульфовны, вспоминавшей отца, его здравый смысл, уми неиссякаемое чувство юмора. Возможно, творчество Шолома Алейхема можетдать некоторое представление о том представлении доброжелательной иронии,которая постоянно присутствовала в семье. Живая и способная девочка успешноокончила гимназию и уехала учиться Берлинский университет. Здесь послекратковременного «пробного» обучения на нескольких гуманитарных факультетахона поступила на отделение психологии философского факультета. В Берлинскомуниверситете Б.В. Зейгарник слушала лекции известных психологов – В.Келера,М. Вертгеймера и др. Посещала лекции по философии, филологии, математике.Слушала лекции А. Эйнштейна. Тема его лекций, вспоминала потом она, неувлекла её, но сама личность лектора притягивала к себе творческойнезаурядностью, загадкой гениального ума и яркого характера. 3. Годы работы с К.Левином. Блюма Вульфовна с её интересом к внутреннему миру человека довольноскоро нашла себе учителя психологии. Им стал К.Левин. В те годы егопсихологическая теория была ещё в стадии становления. Сам К.Левин, ненамного старше своих учеников, был для них не только учителем, но с другом-единомышленником. Б.В. Зейгарник вспоминала, что общение с К. Левиномотличалось оп стилю от того, что было принято в научно-академических кругахтого времени. Человек с общительным, живым характером., К.Левин вовлекалсвоих учеников в особую «игру-поиск», делая часто предметом исследованиянепосредственные житейские наблюдения над людьми.. Так, его семинары частопроходили в кафе за чашечкой кофе. В частности сам феномен запоминаниянезавершённых действий был «подсмотрен» им именно в этой ситуации. Онобратил внимание (вспоминала Б.В.) на то, что официант прекрасно помнитзаказ каждого посетителя. К.Левин попросил официанта назвать, не заглядываяв книжечку что заказал тот или иной посетитель. Официант, не задумываясь,воспроизвел содержание всех заказов. Когда же речь зашла о выходящих изкафе посетителях, он не смог назвать ни одного заказа. «Они ведь ужерасплатились», - ответил он. Следовательно, заключает Левин, у него уже нетпотребности помнить, напряжённая динамическая система – квазипотребность –иссякла. Умение всматриваться в обыденную жизнь, видеть за её мелочамиглубокие психологические «корни», по-видимому, в значительной степениразвилось у Б.В. Зейгарник именно в годы работы с К.Левином; в течение всейпоследующей жизни она совершенствовала эти навыки, опираясь на данныенаблюдений в своей исследовательской работе. Особая атмосфера дружелюбия, взаимопонимания, товарищества объединялавокруг Левина его учеников, была питательной средой для их совместноготворчества. После защиты диплома Блюма Вульфовна продолжала работать в группеЛевина, оставшись в Берлине с мужем, работником советского торгпредства.Вернувшись в Советский Союз (по-видимому в 1931 г.), она стала трудиться впсихоневрологической клинике Института экспериментальной медицины, являясьближайшим помощником Л.С. Выготского. Именно в эти годы она сближается сомногими ведущими советскими психологами, становится их соратницей иединомышленницей. 4. Время тяжёлых испытаний для Б.В. Зейгарник. 30-е годы – время тяжёлых испытаний для Блюмы Вульфовны. В страненарастала волна репрессий. Преждевременная смерть Л.С. Выготского, каксчитала она, была ускорена именно этими событиями. Не обошли испытаниястороной и Блюму Вульфовну. В 1938 году был арестован её муж, она осталасьодна с малолетним сыном, второй её сын родился вскоре после ареста мужа.Страх, неуверенность в будущем, материальная неустроенность на долгие годыпоселились в семье Зейгарник. Среди немногих друзей, оставшихся верными ейв эти тяжёлые годы были А.Р. Лурия, С.Я. Рубинштейн. До последних днейжизни Блюмы Вульфовны С.Я. Рубинштейн оставалась её подругой и соратницей.В то тяжёлое время Сусанна Яковлевна помогала ей во всём, поддерживала еёморально, сопровождала в «походах» на Лубянку, чтобы узнать о судьбе еёрепрессированного мужа (он погиб в застенках КГБ). Блюма Вульфовна БылаБлагодарна С.Я. Рубенштейн за дружескую помощь, высоко ценила преданность иотзывчивость; часто повторяла своим ученикам, роптавшим на её тяжёлыйхарактер: «Вы не знаете Сусанну Яковлевну. Она верный друг и очень хорошийчеловек». 5.Научная деятельность Блюмы Вульфовны. В годы Великой Отечественной войны, эвакуировавшись из Москвы, БлюмаВульфовна работала на Урале в нейрохирургическом госпитале «Кисегач»,принимая активное участие в работе по восстановлению психическойдеятельности тяжело раненых. Результаты этих исследований были впоследствииопубликованы. В этот период укрепляются её научные и личные контакты сомногими крупнейшими психологами страны – А.Р.Лурией, А.Н.Леонтьевым,А.В.Запорожцем, С.Г. Геллерштейном и другими. С большим теплом и любовьювспоминала о них впоследствии Б.В.Зейгарник, отмечая, что именно в этотпериод под влиянием общения с психологами школы Выготского и оформились еёпредставление о патопсихологии как особой области знания. В послевоенные годы Блюма Вульфовна работала в НИИ психиатрии МЗРСФСР, где возглавляла созданную ею лабораторию экспериментальнойпатопсихологии (до 1967 г.). В этот период её научными партнёрамистановятся многие замечательные отечественные психиатры – М.Я. Серейский,С.Г.Жислин, И.Г.Равкин, Г.Е.Сухарева, Д.Е.Мелехов и другие. В это времятяжёлого идеологического гнёта, нарастающей физиологизации психиатрии (вособенности после знаменитой «Павловской сессии» 1950 г.) эти клиницистыстарой врачебной школы не только оставались верными лучшим традициямпсихиатрии прошлого (не мыслившей эффективной работы с психически больнымибез психологии), но поддерживали и защищали как Зейгарник, так и её«молодую» лабораторию. В особенности надёжную защиту она чувствовала состороны проф. Д.Е.Мелехова, бывшего директором Института психиатрии в тотпериод, когда готовился судебный процесс над «врачами-убийцами». Именно онпомог сохранить лабораторию, а её – оставить в штате института (хотя ужесуществовало решение об её увольнении). В эти годы она провела обширныйцикл исследований, ставших научным фундаментом современной психологии. В то же время Б.В.Зейгарник начинает читать курс патопсихологиисначала на отделении психологии философского факультета МГУ, затем (с 1966)– на факультете психологии. С 1967 г. Она становится профессором факультетапсихологии, где с увлечением вела свою работу до последних дней жизни.Заслуги Б.В. Зейгарник были отмечены Ломоносовской премией I степени (1978)и международной премией им. К.Левина (1983). Блюма Вульфовна принадлежала к тому поколению, на долю которого выпалонесколько небывлых по тяжести войн, российская революция со всеми еёсоциальными последствиями, тоталитаризм, репрессии. Колесо истории оставилоглубокие следы (вернее, раны) на её судьбе. Это не могло не наложитьотпечаток на её личность и общее мироощущение. Какой она была в молодости,в период её работы в Берлине у К.Левина, мы уже не узнаем никогда.Современников и очевидцев не осталось. Сама Блюма Вульфовна (как многиелюди её поколения), вспоминая это время), говорила о себе мало, скупо,неохотно. Правда, те, кто знал её в начале 30-х гг., после возвращения изГермании (А.Н. Леонтьев, С.Я. Рубенштейн), вспоминали, что она производилавпечатление блестящего (слово А.Н. Леонтьева), жизнерадостного,талантливого во всем человека. Был ли реализован в полной мере её собственный человеческий потенциал?Думаем, что нет. Тяжёлая борьба за выживание (иногда в самом буквальномсмысле слова), конечно, ограничивала возможности самореализации. ОднакоБлюма Вульфовна сохранила свою неповторимую человеческую индивидуальность. В чём же загадка личности Б.В. Зейгарник – как особогопсихологического феномена? Вот некоторые штрихи к её портрету. При подготовке данной публикации мы обращались ко многим людям,знавшим её, с вопросом: «Что, как вам представляется, была главным вличности Блюмы Вульфовны?» Наиболее часто мы слышали в ответ: «мудрость»,«понимание людей», «воля». Все, кто знал Б.В. Зейгарник, единодушно отмечают, что она былачеловеком талантливым, выдающейся личностью, для которой порядочностьявлялась главным критерием в оценке людей. 6. Создание научных основ патопсихологии. Вся её жизнь была подчинена идее создания научных основ новой областизнания – патопсихологии. Все свои творческие силы, энергию, ум, онанаправляла на то, чтобы отстоять (часто в дискуссиях с коллегами-психиатрами) предметную автономию данной области науки и практики. Психологию она понимала как науку гуманитарную, опирающуюся на системунаук о человеке и обществе. Попытки биологизации, математизации и т.д.психологии принимались ею с резкой критикой, рассматривались как грубыйредукционизм, как игнорирование собственно психологического предметаисследования. Патопсихология для Б.В. Зейгарник – ветвь психологии (но немедицины, не психиатрии); она изучает закономерности распада психики придушевных заболеваниях, опираясь на знание закономерностей психическогоразвития в норме. В соответствии с таким пониманием предмета патопсихологииона выделила и описала особый класс психологической феноменологии,качественно отличающейся от психиатрической (психопатологической), этопсихологические феномены нарушений познавательной деятельности припсихических заболеваниях (патология мышления, памяти, восприятия и т.д.),нарушений личности и эмоционально-волевой сферы больных. Ею создана новаясистематика данных феноменов, основанная на психологических критериях.Исследован также ряд важнейших психологических закономерностей, лежащих воснове нарушений психики: изменения, искажения мотивационного звенапсихической деятельности, различные нарушения в системе опосредствования,личностной саморегуляции и др. Всё это позволило подойти к выделениюособого класса синдромов – патопсихологических, что, в свою очередь,открыло новые перспективы для исследования и практической психодиагностикив клинике психических заболеваний. Итогом её плодотворной целеустремлённойдеятельности явилась не только разработка теоретической основыпатопсихологии, но и создание целой научной школы, существующей иразвивающейся и в настоящее время. Много сил отдала она и становлениюпсихологической службы в психиатрии; это ей удалось сделать всотрудничестве с В.Н. Мясищевым. Все работы Б.В. Зейгарник в области патопсихологии несут на себеотпечаток её неординарной личности. Их отличает широкая гуманитарная игуманистическая направленность. Тезис о единстве теории и практики никогдане был для неё простой декларацией. Научные обобщения рождались впрактической работе с больными и сразу же находили своё воплощение врешении повседневных прикладных вопросов психиатрической клиники(диагностических, экспертных и др.) Проблема соотношения интеллекта и аффекта, одна из центральных дляпсихологии и до настоящего времени, была наиболее важной для Б.В.Зейгарник, и она возвращалась к ней постоянно и в научных публикациях, и вустных выступлениях, и в беседах с учениками. При этом все мы довольно раноначинали понимать, что она являет собою человека, гармонически сочетающегорациональность с высокой сензитивностью, эмоциональной чуткостью и такойнюансировкой эмоциональных проявлений. Здравый смысл, умение «смотреть вкорень» проблемы, видеть суть за фасадом явлений гармонично сочеталось сромантизмом науки и жизни, духовной высотой помыслов и целей. БлюмаВульфовна обладала ясным и глубоким умом. Её научные тексты прозрачны ипросты. Простота изложения сложных научных положений была важнейшимпринципом её научного творчества. Она любила простой язык, критическиотносилась к его «засорению» англицизмами, жаргонными выражениями и т.д. 7. Создание научных основ патопсихологии. Внутренний мир Зейгарник. Блюма Вульфовна была человеком долго длящегося развития. Вспоминаетсяв этой связи слова И.А. Буница, сказанное им о Чехове: «Всю жизнь росладуша его». Эти слова в полной мере можно отнести и к Б.В. Зейгарник.Развитие продолжалось до последних дней её жизни. Помнится, как за день досмерти, в больнице по её инициативе мы обсуждали новые проблемыпатопсихологии, иную структуру её лекционного курса и перспективусовместной работы. И это было естественно, ненатужно, интересно италантливо. Как человек гармоничного склада, она всегда с настороженностью инедоверием относилась ко всякому «созданию» в развитии человека, излому,искажению. В своей обыденной жизни, профессиональном сотрудничестве онастаралась избегать людей с личностными изъянами, дисгармонией,эмоциональной «несобранностью», т.е. с тем, что психологи называюткомплексом неполноценностью. Масштабные жизненные цели могут быть воплощены в жизнь толькочеловеком с сильным, стойким характером. Таким характером и обладала БлюмаВульфовна – маленькая женщина с заразительным смехом, молодым (до последнихдней жизни) голосом и неповторимыми по выразительности интонациями.Вспоминается в этой связи её рукопожатие: своей маленькой рукой она«забирала» руку партнёра – не жестоко, но властно, твёрдо. Это ощущение,думается, осталось в памяти у многих. Не любила, когда партнёр нереагировал на её рукопожатие, т.е. держал ладонь «рыбкой» (выражение Б.В.).И это многое открывало для неё в людях. Наблюдательному партнёру в еёрукопожатии могло немало сказать о характере самой Блюма Вульфовны.Жизненные трудности, казалось, закалили её, она не утратила оптимизма, верыв людей и сохранила страстную жажду познания, прежде всего человека.Теперь, оглядываясь в прошлое, поражавшая цельности её натуры, верностижизненным принципам. Рано проявившийся интерес к человеку, ум, наблюдательность,интуитивность в сочетании с высоким профессионализмом психолога-клиницистаделали Б.В. Зейгарник человеком проницательным, понимающем саму сутьдругого человека, даже при первом взгляде на него. Зная эту её способность часто просили её просто посмотреть на какого-то человека или побеседовать с ним и сказать своё мнение о нём. Её оценкивсегда были лаконичны и в дальнейшем, как правило, подтверждались. Сама жеона, будучи человеком доброжелательным, иногда изменяла свои первоначальныеоценки (например, в сторону их «смягчения»); в ряде же случаев замечала приэтом: «а всё таки первый взгляд самый точный». Вслед за врачами прошлого, для которых при оценке человека было важновсё: походка, речь, взгляд, рукопожатие и т.д., Б.В. Зейгарник такжесчитала важными все эти внешние проявления, умела их увидеть, оценить исоздать психологический портрет человека. Этому она учила и студентов-психологов, молодых специалистов, своих сотрудников. Обращенность к людям, желание понять человека – одна из главных черт(а может быть, и самая главная) Блюмы Вульфовны как личности. Это качество,скорее всего, и лежало в основе её долгой психологической молодости. «Ялюблю работать со студентами, с молодыми», - часто говорила она уже впоследние годы жизни. Она внимательно и заинтересовано изучала их, ей былоинтересно с молодёжью. Студенты отвечали ей искренней любовью. В один изпоследних юбилеев, поздравляя Блюму Вульфовну, они посвятили ей шутливые,наивные стихи, начинавшиеся словами: «Б.В. Зейгарник – Вы наш цветок, мыВас любим горячо». Интерес ко внутреннему миру человека (и здорового, и больного),видимо, и побудил её в молодости – «эксперимента ради» - принять однократнонаркотик. Она, рассказывая об этом, замечала, что было интересно испытатьна себе, пережить то, что чувствуют люди в случае психической болезни:галлюцинации, изменённое восприятие себя и мира вокруг. Всё1 то, что онаиспытала при этом, Б.В. Зейгарник записывала, сопроводив описание, видимо,интересными комментариями и интерпретацией. Однако эти записи были изъяты унеё при аресте мужа вместе с другими материалами и пропали в КГБ. Лёгкость вступления в контакт с любым человеком – ребёнком иливзрослым, больным или здоровым – одна из характерных особенностей БлюмыВульфовны. Она располагала к себе людей. И это не было только высокимпрофессионализмом клинициста. Магия человеческого обаяния притягивала к нейлюдей. Она всегда готова была прийти на помощь, и люди частоэксплуатировали это её качество. При такой обращённости к людям, казалось бы, и сам человек «открыт»людям. Нет, она была человеком «закрытым», о её внутреннем мире знали лишьнемногие люди (может быть только С.Я. Рубенштейн). Говорить о себе нелюбила. На прямые вопросы отвечала шуткой: «Это я Вам оттуда напишу»(имелось ввиду – после смерти). Ценила в людях качество, называвшееся ею«опосредствованность». Часто, оценивая человека, замечала: «Это человекопосредствованный». При этом имелось ввиду умение человека критическиоценить себя, своё поведение, поступки. Способность самостоятельносправиться с внутренними проблемами. В этой связи она очень скептическиотносилась к возможности широкого использования психотерапии. По мнениюБ.В. Зейгарник, развитая, гармонично организованная личность должна уметьсамостоятельно «отрегулировать» свой внутренний мир. В психотерапиинуждаются, как она считала, люди незрелые, с несформированной системойпсихологической саморегуляции. «Мы же с Вами. – говорила она одному изсвоих собеседников, - не пойдём в психотерапевтическую группу». Заметим вэтой связи, что интерес Б.В. Зейгарник к проблеме саморегуляции, так яркопроявившийся в особенности в последние годы жизни (напомним, что еёпоследняя посмертная публикация посвящена именно этой теме), также не былслучайным, как и весь её творческий путь. Сама Блюма Вульфовна в полной мере владела искусством саморегуляции.Человек требовательный к себе, мыслящий критически, она часто сомневалась всебе. Беспокойно, тревожнл, всегда ожидала какого либо решенияответственного лица, публичного выступления и т.д. Однако умела «взять себяв руки». Б.В. Зейгарник не были свойственны самодовольство, самомнение,амбициозность. При всей мягкости и доброжелательности в общении в рядеслучаев отвечала твёрдо, категорично. Не любила ханженства, мелочности,необязательности в людях. Её раздражали глурость, ограниченность,нечуткость. Говорила например: «Как Вы можете общаться с Х.? С нею хорошотолько чай пить». Любила ум, чувство юморы в людях, с нежностью относиласьк ним, когда эти качества сопровождались моральной чистотой и человеческойнадёжностью. Сама она была человеком с тонко развитым чувством юмора. Умелапосмотреть на себя со стороны и увидеть смешное прежде всего в своёмповедении. В этих отношениях с близкими ей людьми использовала толькосистему им понятных знаков, что упрощало взаимодействие, наполняло общениеиронией, шутливым смыслом. Часто при этом брались ключевые слова или фразыиз полюбившейся ей анекдотов или художественной литературы. Например,обсуждая вопрос о необходимости убеждения какого либо административноголица, говорила: «Осталось только уговорить графа». Или, характеризуячеловека: «Это не Выготский… Летает, но не очень низко». Блюма Вульфовна всегда внимательно вслушивалась в оценки и мнениясвоих сотрудников, учеников. Они были интересны ей, так как открывали ейсамих говорящих. «Что это за человек?» - этот вопрос можно было иногдапрочитать в выражении её глаз, лица, позе. Знала возможности и потенциалкаждого. Радовалась успехам своих учеников. 8. Практическая деятельность Б.В. Зейгарник. Сама Блюма Вульфовна была необычайно изобретательна в работе сбольными. Каждый, кому приходилось работать с психически больными, хорошознает, как трудно иногда привлечь внимание больного, заставить еговыполнять самое простое задание. Она делала это с большим мастерством:могла «разговорить» депрессивного больного, стимулировать активность узаторможенного пациента. Организовать целенаправленную деятельностьбольного, находящегося в маниакальном состоянии или одержимого бредом.Мягкость, доброжелательность, готовность помочь человеку располагали к нейбольных, вызывали их ответное доверие. Блюма Вульфовна умела слушать, однойфразой направить больного в нужное ей, как исследователю, русло. Хорошовладела приёмами невербального общения. Когда теперь мы читаем в её книгах о том, что можно найтипсихологический подход к любому человеку, понимаем – это не пустые слова.Она опиралась на свой уникальный клинический опыт. Блюма Вульфовна прекрасно знала психиатрию и поэтому моглапрофессионально точно общаться с психиатрами на их языке. Они знали об этоми высоко ценили не только как психолога, но и как клинициста. Частозамечали своим ученикам, что, работая в пограничной области знания (аименно такой является патопсихология), нельзя не знать достижений этойсмежной области. Требовала от своих учеников и сотрудников знанияпсихиатрии и других клинических дисциплин. Выступала против использованиякатегорий психопатологии для характеристики здоровых людей, в особенноститворческих личностей. Замечала: «Вот говорят о человеке – шизоид,элилептолог,… Что нового открывает это о нём?» Использованиепсихиатрических «ярлыков» (как называла это Б.В.) Создаёт у психологовиллюзию нового знания. 9. Загадка феномена личности Б.В. Зейгарник. Блюма Вульфовна была широко образованным человеком. Круг еёгуманитарных интересов был разнообразен, её познавательная активностьоставалась высокой даже в последние годы жизни. Она в совершенстве владеланемецким языком, знала немного английский и французский (читала), понималапо-польски. Вся новейшая психологическая литература становилась предметомеё пристрастного обучения. Не случайно уже в последнее десятилетие жизни еюбыл создан новый лекционный курс «Теории личности в зарубежной психологии»,привлекавший большое количество слушателей. Вопрос о преемственностинаучного знания (как и преемственности культуры в целом) был для неёважнейшим. Только непрерывность научных (и шире – культурных) традиций, какутверждала Б.В. Зейгарник, может обеспечить глубину и высокое качествопознания. Круг постоянного чтения Блюмы Вульфовны был обширен. Литература пофилософии, искусству, мемуаристика, классическая и современнаяхудожественная литература неизменно находились на её рабочем столе.Перечитывая классику, она искала ответы на волновавшие её вопросы,возвращалась к ним даже на своих лекциях для студентов. И это придавало еёлекциям большую глубину, включало конкретный материал лекции в широкийконтекст гуманитарного знания. Особое пристрастие Б.В. Зейгарник обнаруживала в последние годы ксовременной художественной литературе. Любила прозу «деревенщиков»(В.Распутина, прежде всего), повести Тендрякова, В.Быкова. Характерыизображённых в этих произведениях современников, их проблемы, переживания,жизненные коллизии наводили её на новые интересные размышления, позволялиосмыслить новый жизненный опыт. О личности Блюмы Вульфовны Зейгарник мы знаем, казалось бы, оченьмного. Вместе с тем загадка остаётся. Разгадать её трудно нам –современникам и ученикам Блюмы Вульфовны. Ещё труднее сделать это нашимпотомкам: поколение, к которому она принадлежала, редко оставляло архивы,дневники, письма. Загадка феномена личности Блюмы Вульфовны Зейгарник ещёдолго будет волновать исследователей её творчества. Список литературы. . Б.В. Зейгарник «Патопсихология», М.,2000 г. . А.Р. Лурия «Травматическая афазия», М., 1969 г. . Рубинштейн С.Я. «Экспериментальные методики патопсихологии». М., 1970 г.




Нажми чтобы узнать.

Похожие:

Феномен Зейгарник iconСодержание: Зейгарник-эффект
К. Левина, одна из ярких представительниц знаменитой плеяды его учеников, составивших гордость мировой психологии (достаточно только...
Феномен Зейгарник iconЗанятие №1 (вводное)
Виды местного обезболивания. Концентрация раствора новокаина. Общие правила проведения послойной инфильтрационной анестезии (феномен...
Феномен Зейгарник iconЗанятие №1 (вводное)
Виды местного обезболивания. Концентрация раствора новокаина. Общие правила проведения послойной инфильтрационной анестезии (феномен...
Феномен Зейгарник iconЧерногорский феномен
И к чему такое броское, шокирующее название? В чем состоит этот феномен? Ответ, как зачастую случается, не так прост. Для полного...
Феномен Зейгарник iconФеномен конформізму в малій соціальній групі. Вплив більшості на малу соціальну групу Феномен конформізму в малій соціальній групі
Термін “конформізм” означає робити подібним, відповідним, пристосовуватися, погоджуватися
Феномен Зейгарник iconСтратегии тайм-менеджмента как экономический ресурс специалиста
Компетентное коммуникативное поведение предполагает развитие умений рационального перераспределения действий во времени, спо­собности...
Феномен Зейгарник iconОтечественная музыкальная культура: национальный феномен
Магнитогорске приглашает Вас принять участие в Международной научно-практической конференции «Отечественная музыкальная культура:...
Феномен Зейгарник iconІван власенко «Подвиг» Катерини Милаш І синельниківський феномен
«Подвиг» Катерини Милаш і синельниківський феномен // Україна молода. – 2010. №9. –19січня. – С. 5
Феномен Зейгарник iconПрограмма и контрольные вопросы к практическим занятиям по топографической анатомии и оперативной хирургии для студентов 3 курса, специальность «Педиатрия»
Виды местного обезболивания. Концентрация раствора новокаина. Общие правила проведения послойной инфильтрационной анестезии (феномен...
Феномен Зейгарник iconПрограмма и контрольные вопросы к практическим занятиям по топографической анатомии и оперативной хирургии для студентов 3 курса, специальность «Лечебное дело»
Виды местного обезболивания. Концентрация раствора новокаина. Общие правила проведения послойной инфильтрационной анестезии (феномен...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы