Реферат по истории литературы стран изучаемых языков Вильданова А. Ф icon

Реферат по истории литературы стран изучаемых языков Вильданова А. Ф



НазваниеРеферат по истории литературы стран изучаемых языков Вильданова А. Ф
Дата конвертации27.06.2012
Размер232.56 Kb.
ТипРеферат
скачать >>>


Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

‘Нижегородский государственный лингвистический университет

им. Н.А.Добролюбова’


Набережночелнинский филиал


Жанровое своеобразие трагикомедий Шекспира


реферат по истории литературы стран изучаемых языков


Выполнила: Вильданова А.Ф.

Проверила: кандидат филолог.

наук Ясакова Ю. Б. .


Набережные Челны

2005

ПЛАН

Введение…………………………………………………………………………...……………….……….3

I. На пути к трагикомедии…………………………………………………........................................………..4

II. Художественное своеобразие финальных пьес…………………………………………………….….5

III. Трагедия или комедия…………………………………………………………..…………………….12

Заключение……………………………………………………………………………………….……….15

Список используемой литературы………………………………………………………………………..16


ВВЕДЕНИЕ

Творческий путь Шекспира завершается созданием "Перикла", "Цимбелина", «Зимней сказки" и "Бури". Вплоть до начала XX в. пьесы эти всерьез не принимались: в лучшем случае признавались поэтические достоинства "Бури", в целом же в этих произведениях видели каприз воображения стареющего Шекспира, усталого и желающего позабавиться сочинением развлекательных историй. Теперь такая точка зрения ушла в прошлое. Идейное и художественное богатство этой части шекспировского наследия в наше время не вызывает ни у кого сомнений,

зарубежная критическая литература о последних пьесах насчитывает за последние полвека не один десяток работ и множится с каждым годом, ряд зарубежных шекспироведов свои интерпретации последних пьес делают основой концепций всего творчества Шекспира.

К сожалению, российские шекспироведы очень мало занимались финальными шекспировскими драмами. А, между тем, они заслуживают самого серьезного внимания. Значительную художественную ценность представляют "Цимбелин", "Зимняя сказка", даже более слабый "Перикл", как показали некоторые успешные постановки этой пьесы на английской сцене в последние десятилетия. "Буря", по общему мнению, шекспироведов, сравнима с другими шекспировскими шедеврами.

Чтобы правильно понять сущность последних пьес Шекспира необходимо выяснить, что же их роднит друг с другом и с широким кругом аналогичных произведений. Правда, внутренняя родственность финальных пьес не может быть доказана с той же степенью достоверности, как и хронологическая близость.
И художественное единство "Перикла", "Цимбелина", "Зимней сказки" и "Бури" различными критиками обосновывается по-разному, особенно тогда, когда речь идет о тональности этих произведений, их духе, выраженном в них мироощущении, идейном значении и прочих, не поддающихся математической выверке вещах.


I. НА ПУТИ К ТРАГИКОМЕДИИ

Часто отмечают поразительную перемену в последние годы творчества Шекспира. Выдвигались разные объяснения: упадок здоровья из-за перенапряжения, стремление заняться новой областью драматургии, реакция на вкусы нового театра «Блэкфрайерз». Его зрители, образованные и с более высоким социальным положением, чем в «Глобусе», к тому времени уже восхищались блестящими трагикомедиями Бомонта и Флетчера, и поздние пьесы Шекспира, так называемые «сказочные», принадлежат к тому же жанру. Перикл, князь Тирский (Pericles, Prince of Tyre, ок. 1608) – связующее звено между трагедиями и поздними пьесами. Она переделана Шекспиром из старой пьесы, попавшей в руки его труппе.

Переделками чужих пьес он не занимался с Укрощения строптивой десятью годами ранее, и его готовность к такой работе, возможно, свидетельствует о накопившейся усталости; есть и другие примеры его соавторства в этот период. Цимбелин (Cymbeline, 1609–1610) был, по-видимому, первой пьесой, которую Шекспир написал для постановки в «Блэкфрайерз», и она в точности отвечает вкусам тамошнего зрителя – романтическая история добродетели в беде, полная приключений, эффектных и неожиданных поворотов сюжета. На сцене пьеса всегда имела успех. В 1634 она была сыграна при дворе, и король Карл остался ею «очень доволен». Зимняя сказка (The Winter's Tale, 1611) удачнее, чем Цимбелин, – Шекспир уже овладел приемами трагикомического жанра. В соответствии с жанровыми требованиями пьеса полна театральных эффектов и неожиданностей. Самый большой сюрприз прибережен под конец, когда статуя умершей женщины оживает, одаряя всех прощением и лаской, – театральный эффект, наверное, особенно впечатляющий при неярком свечном освещении «Блэкфрайерз». Этот шедевр трагикомического жанра в точности отвечал вкусам аудитории, для которой был сочинен. При дворе пьеса была сыграна не менее шести раз до закрытия театров.

Буря (The Tempest, 1611), последняя из этой группы и, видимо, последняя самостоятельная пьеса Шекспира, – произведение уникальное; ничего похожего нет ни у самого Шекспира, ни вообще в елизаветинской драме. Обычно ее относят к поздним «сказкам», но она отличается от Зимней сказки даже больше, чем та – от Цимбелина. Характерных для трагикомедии увлекательной интриги, неожиданностей и превращений мало. Очевидно, Шекспир хотел предложить зрителям что-то похожее на великолепные придворные «маски» – зрелище с танцами и песнями, в котором простой сюжет оживлен проказами комических персонажей и появлением обаятельных героев.


II. ХУДОЖЕСТВЕННОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ФИНАЛЬНЫХ ПЬЕС

Во всех финальных пьесах есть моменты, общность которых представляется нам бесспорной и которые наиболее наглядно характеризуют и эстетическую однородность рассматриваемых произведений, и художественное их своеобразие в сравнении с предшествующим творчеством Шекспира, и связь их с определенным литературным пластом.

Прежде всего обращает на себя внимание удаленность места действия всех последних пьес от сколько-нибудь знакомой шекспировскому зрителю жизни. События "Перикла" отнесены к эпохе поздней античности, в греческие и

малоазиатские города. Географический охват чрезвычайно широк: из Антиохи нас вместе с героями переносят в Тир, оттуда в Тарс, Пентаполис, Эфес, Митилену - словом, как говорится в перечне действующих лиц, "место действия - разные страны".

В "Цимбелине" автор также уводит нас в далекое прошлое, и хотя на этот раз перед нами Англия, но Англия легендарных времен I века н. э. и войн за независимость с древним Римом, т. е. Англия, не более близкая шекспировскому современнику, чем древняя Греция1. Не менее удалено от шекспировской современности и место действия "Зимней сказки": Богемия и Сицилия звучали для зрителя так же экзотично, как Пентаполис и Митилена. Наконец, "Буря" уносит зрителя на волшебный остров, ассоциировавшийся в сознании посетителей шекспировского театра с новооткрытыми землями Вест-Индии.

Атмосфере удаленности соответствуют и многочисленные исторические и географические несообразности. В "Перикле" Пентаполис - это город, тогда как на самом деле такое название имела группа из пяти городов. В "Зимней сказке" у Богемии есть морской берег. Дельфы находятся на острове. В "Цимбелине" персонажи наделены как древнеримскими, так и современными итальянскими именами (Луций, Постум - Филарио, Яхимо).

Местные реалии почти полностью отсутствуют: многочисленные города в "Перикле" также невозможно отличить друг от друга, как нельзя определить местоположение острова Просперо, как невозможно заключить - античный или современный Рим представлен в "Цимбелине"; в какую эпоху происходят события в "Зимней сказке". Значительные изменения в сравнении с предшествующими пьесами, особенно с трагедиями, претерпевают сюжет и композиция.

Действие насыщается огромным количеством приключений, происшествий, опасностей, приобретает авантюрный характер. События утрачивают логическую последовательность, а сюжет - постепенность развития. Пьесы распадаются на ряд эпизодов, внутреннюю связь между которыми гораздо труднее установить, чем между различными эпизодами предыдущих произведений Шекспира. Но зато зритель с напряженным интересом следит за происходящим, ибо герой счастливо выпутывается из одной опасной ситуации, чтобы тут же попасть в другую, не

менее рискованную.

Сюжет "Перикла" с формальной стороны наиболее хаотичен и состоит из многочисленных эпизодов, объединяемых фигурами и судьбами Перикла и Марины, причем почти в каждом из этих эпизодов герою или героине угрожает смерть или бесчестие, которых они благополучно избегают.

Не менее прихотлива и внешне разбросана композиция "Цимбелина", с его тремя сюжетными линиями, перебрасыванием действия из Англии в Рим, от двора Цимбелина в пустынные места близ Милфордской гавани и к Уэльским холмам, с бесчисленными опасностями, которые подстерегают Имогену, Постума, Беллария с принцами и даже Цимбелина.

Более упорядочено построение "Зимней сказки", но и здесь логика события подменена необычностью их, и можно выделить самостоятельные эпизоды, драматизм которых автономен от общего действия и определяется тем, что герои находятся под угрозой гибели и разлуки: Поликсену грозит смерть от яда, Гермионе - по приговору суда, новорожденной Утрате - от диких зверей, Утрате и Флоризелю грозит гнев Поликсена и в Богемии, и у Леонта. Увеличивается в последних пьесах и роль чудесного.

Оттенок чуда есть и в оживлении Церимоном Таисы, и в неожиданном появлении к концу действия живой Гермионы, и в сновидениях героев: Периклу является во сне Диана, Постуму - Юпитер, Антигон рассказывает о привидевшейся ему Гермионе, по указанию которой он должен оставить Утрату в Богемии. В этом же волшебном ряду находится и пророчество дельфийского оракула. Фантастика господствует в "Буре": главное действующее лицо, Просперо, - волшебник, среди других персонажей - духи, фантастические существа Ариэль и Калибан.

Элемент чудесного гармонирует с многочисленными фольклорными мотивами, вплетенными в художественную ткань финальных драм. Уже первый эпизод "Перикла" - юноша, сватающийся к королевской дочери, должен отгадать загадку, иначе его ждет участь его предшественников, т. е. смерть, - явно сказочного происхождения. Общим местом многих сказок является ситуация и другого эпизода пьесы: соревнование претендентов на руку царевны, в которой герой - здесь Перикл - одерживает победу и покоряет своей доблестью и другими достоинствами и царя, и его дочь (здесь Симонида и Таису). В сказочном духе начинаются также злоключения Марины: Диониса со своей дочерью Филотеной и Марина явно напоминают сказку о злой мачехе, которая ненавидит

падчерицу и сживает ее со свету за то, что падчерица красотой и умом превосходит ее собственную дочь. Фольклорными мотивами насыщены и другие пьесы последнего периода.

В "Цимбелине" мы вновь сталкиваемся с вариантом сказки о злой мачехе - на этот раз она преследует падчерицу, желая женить на ней своего дурня-сына. Еще большее сходство имеет одна из основных сюжетных ситуаций "Цимбелина" со сказкой о Белоснежке: Белоснежка бежит от злой мачехи и, подобно Имогене, попадает в пещеру, где ее заботливо опекают добрые карлики (в пьесе - Белларий и братья), она же ведет у них хозяйство. Белоснежку, как и Имогену, поражает мнимая смерть, и точно так же, как героиня шекспировской пьесы, она оживает2. Заметим, что пушкинская "Сказка о мертвой царевне и семи богатырях" разрабатывает ту же древнюю сказочную версию, которая нашла отражение в "Цимбелине".

Длительную фольклорную традицию имеет и центральная коллизия "Цимбелина": историю о женской верности, о хвастуне, посягнувшем на честь добродетельной жены, и о наказании, которое его постигло, можно найти в сказках многих народов.

Основные ситуации "Зимней сказки" не имеют столь прямых фольклорных аналогов, хотя в истории любви Флоризеля и Утраты можно усмотреть отдаленное сходство со сказками типа "Золушки" и другими вариациями на тему о том, как царевич влюбляется в бедную девушку, причем в некоторых сказках впоследствии обнаруживается ее знатное происхождение. Но кое-какие сцены в "Зимней сказке" вызывают и более явные ассоциации с фольклорными персонажами. Так, Паулина и Антигон, особенно в той сцене, где разъяренная Паулина врывается к Леонту и честит и его, и собственного мужа, который не в состоянии укротить разбушевавшуюся жену и как будто побаивается ее, - напоминают излюбленную многими сказками супружескую пару: тюфяк и тихоня муж и бойкая, языкастая жена, которая держит его в страхе и повиновении. Ловкий и обаятельный плут, весело и изобретательно обманывающий простаков, - любимая фигура средневековых фабльо, преобразившаяся здесь в Автолика. Удаленность во времени и пространстве, условность географических наименований, обилие анахронизмов, необычность событий, произвольное и прихотливое их сочетание, отсутствие между происшествиями логической связи, эпизодичность сюжета, резкая и внезапная перемена места действия, усилившаяся роль чудесного и сказочного - вот что в первую очередь создает впечатление неправдоподобности и нереальности происходящего, совершенно не свойственное произведениям непосредственно предшествующего, трагического периода творчества Шекспира. Впечатление это усугубляется рядом менее явных, но не менее постоянных и специфических для последних произведений драматических приемов.

Так, большую роль играет использование элементов архаической драматургии. Повествователь Гауэр в "Перикле", первый и второй дворяне в самой первой сцене "Цимбелина", первый и второй вельможи, сопровождающие Клотена, так же как первый, второй и третий дворяне в "Зимней сказке" - эти персонажи выведены из действия, функция их никак не связана с сюжетом. Такого рода действующие лица характерны для дошекспировской драмы, но почти не встречаются у Шекспира в более ранних произведениях. Самохарактеристика и самопредставление героев - тоже прием, который в последних пьесах повторяется чаще, чем раньше.

В "Перикле" Клеон рассказывает своей супруге Дионисе о несчастьях их города, о которых она знает не хуже его. В "Цимбелине" Белларий излагает зрителю собственную историю и историю похищенных им принцев и даже сообщает, как его зовут. В "Зимней сказке" Автолик представляется зрителю почти так же, как это делал Порок в старых пьесах. И это только некоторые, самые яркие примеры. В финальных произведениях вообще увеличивается число монологов и реплик в сторону, причем они отнюдь не имеют психологического характера. Н. Когхилл сравнительное число действующих лиц, произносящих монологи в некоторых шекспировских пьесах: "Ричард III" и "Кориолан" - 4, "Генрих IV", ч. 1-3, "Гамлет" - 4, "Отелло" - 2, "Перикл" - 6, "Цимбелин" - 10, "Зимняя сказка" - 7, "Буря" - 53. Усиливается, как никогда, роль в сюжете театрально-зрелищных, звуковых и живописных элементов.

Можно представить себе, что сам внешний вид Гауэра в его древнем одеянии производил на зрителя большое впечатление. Весьма эффектно в "Перикле" должен был выглядеть и парад рыцарей - с их роскошным вооружением и замысловатыми и красочными геральдическими знаками на богато убранных щитах. Еще более театрально-зрелищный и вместе с тем условный характер придавал "Периклу" такой архаический прием, как пантомима.

Ту же роль играют во всех пьесах и "маски": в "Цимбелине" характер "маски" имеет явление Юпитера, в "Зимней сказке" - пастушеский праздник с танцами пастухов и пастушек и пляской двенадцати сатиров, в "Буре" - "маска" Цереры и сцена банкета. Танцы есть и в "Перикле". Звуковые эффекты тоже умножаются.

Во всех пьесах, кроме "Цимбелина", на сцене изображается буря. Зато в "Цимбелине" мы видим поединки Постума и Яхимо, Гвидерия и Клотена, битву между римлянами и англичанами. Постоянно слышится музыка. Она звучит во дворце Симонида и в комнате Церимона, усыпляет Перикла и Постума, раздается у дверей спальни Имогены и у пещеры на Уэльских холмах, сопровождает пастушеский праздник в "Зимней сказке" и возвращение в жизнь Гермионы; музыкой напоен сам воздух острова Просперо. Льется печальная песня Марины,

плывет погребальная мелодия над телом мнимомертвой Имогены, звенят задорные песенки Автолика, уносится в высь нежный голос Ариэля, выводят пьяные рулады Стефано и Калибан.

Есть в последних пьесах эффекты и иного рода: отрубленная голова и безголовое тело Клотена в "Цимбелине", медведь, пожирающий Антигона, в "Зимней сказке". Во всех пьесах, кроме "Цимбелина", происходят кораблекрушения.

Везде герои переодеваются, чтобы их не узнали. Перикл в платье бедняка скрывает от Симонида свое царское происхождение. Имогена путешествует в мужском платье и в таком виде не узнана ни мужем, ни отцом. Поликсен и Камилло, переодетые, разговаривают с Флоризелем, который не признает ни отца, ни его ближайшего советника. Автолик меняет платье и становится незнакомцем и для своего бывшего хозяина Флоризеля, и для пастуха и его сына, с которыми он только что разговаривал, и т. д. Общая схема действия всех пьес также имеет некоторые сходные и весьма существенные черты.

Во-первых, в основе всех пьес (кроме "Бури") - история семей. Семьи разлучены в начале или по ходу произведения и воссоединены в конце. В "Перикле" разлучены муж и отец с женой и дочерью. В "Цимбелине" - жена с мужем, отец с детьми. В "Зимней сказке" - муж с женой и дочерью, мать с дочерью. (Отсюда, в частности, и необходимость более чем одной сюжетной линии, ибо нужно дать представление о судьбах всех разлученных.) В конце этих пьес обязательна сцена "узнавания": родственники оказываются вместе и узнают друг друга.

Во всех пьесах принципиальное значение имеет время, протяженность его иногда очень велика. В "Перикле" между третьим и четвертым актами проходит 14 лет, в "Зимней сказке" - 16. В "Цимбелине" действие охватывает небольшой промежуток и производит впечатление непрерывного, в "Буре" же вообще занимает несколько часов, но зато в обеих пьесах огромную роль играет предыстория некоторых персонажей: в "Цимбелине" - Беллария и принцев, в "Буре" - Просперо и Миранды в первую очередь, а также всех других главных действующих лиц. Во всех пьесах действие движется от меньшего благополучия к благополучию большему.

Значительные изменения в сравнении с предшествующими пьесами и большую общность в сопоставлении друг с другом имеют в финальных драмах характеры героев, способы их обрисовки и взаимоотношения характеров с действием и обстоятельствами. Первое, что бросается в глаза, - связь характера и композиции последних пьес. Если в предыдущих произведениях движение сюжета охватывало судьбы всех главных героев, которые при этом постоянно находились в поле нашего зрения, и внимание зрителя распределялось между ними равномерно, то иная в этом смысле композиция романтических драм. В "Перикле" главный герой совершенно не участвует на протяжении важнейшего четвертого акта, появляясь лишь в пантомиме. В "Цимбелине" Постум исчезает после второго акта и вновь становится центральной фигурой в пятом.

В "Зимней сказке" Леонт находится в центре действия в первых трех актах, отсутствует и почти забывается в четвертом и вновь появляется лишь в конце пьесы. Гермиона же фактически уходит из пьесы как действующее лицо в середине третьего действия, ибо в пятом акте ее роль чисто символическая, и Шекспир дал ей здесь только одну небольшую реплику. Другие же действующие лица появляются в середине или даже к концу пьесы. Марину в "Перикле" мы впервые встречаем в четвертом акте - и с этого момента она становится главной героиней. С Белларием и принцами в "Цимбелине" знакомимся лишь в третьей сцене третьего акта. Утрату в первый раз видим тоже только в четвертом действии, тогда же появляется и Автолик.

Многие персонажи всплывают лишь на мгновение и тут же тонут в бурном потоке событий, хотя роль их в судьбах главных действующих лиц первостепенна4. Эта структурная особенность последних пьес во многом связана с иными, чем в трагедиях, принципами характеристики.

Характеры героев утрачивают психологическую глубину и объемность. Герои живут эмоциями, каждая из которых, взятая сама по себе, обрисована с полнотой и тщательностью, достойной иногда высочайших реалистических шедевров Шекспира, - достаточно вспомнить ревность Леонта или страдания оклеветанной Имогены (в сцене с Пизанио близ Мильфорда). Но характеры в целом часто как бы распадаются на отдельные эмоциональные состояния, резкая смена эмоций слабо или совсем не мотивирована, поэтому лишаются реалистической обоснованности и поступки героев, возникает впечатление, что чувства действующих лиц не соответствуют обстоятельствам и причинам, их вызвавшим. В этом смысле классическим примером может быть тот же Леонт с его внезапной беспричинной ревностью. Но подобные особенности рисунка можно найти в портрете почти любого персонажа последних пьес: Постум от величайшей любви переходит к жгучей ненависти, обнаруживая при этом удивительное легковерие; Имогена жаждет умереть, обвиняет Постума в неверности и низости - и тут же принимает предложение Пизанио переодеться мальчиком, чтобы жить близ Постума; Паулина проклинает Леонта и без всякого перехода начинает жалеть его; Цимбелин совершенно хладнокровно реагирует на сообщение о смерти и злодейских умыслах своей дотоле горячо любимой жены.

Поэтому некоторые герои почти полностью утрачивают постоянство характера. В Дионисе, принимающей Перикла, ничто не предвещает злобной преступницы, какой она окажется, когда прикажет убить Марину. Леонт, уговаривающий Поликсена остаться, Леонт во власти ревности и Леонт кающийся - как будто три разных человека.

С другой стороны, как правило, отсутствует полнота человеческого характера. Обертоны и оттенки существуют лишь в описании отдельных чувств. В большинстве персонажей доминируют определенные, заданные с самого начала и потому неизменные качества. Поэтому персонажи начинают тяготеть к типам и дают основание считать их символами. Чистота Марины, верность Имогены, преданность Пизанио, правдивость Паулины так же подчеркнуто постоянны, как злоба и глупость Клотена, лицемерие и подлость королевы, коварство Яхимо. В связи с этим действующие лица резко делятся на положительных и отрицательных, на добродетельных и порочных.

Внутренние конфликты тоже ослаблены или снимаются вообще. Леонт не испытывает, подобно Отелло, жалости или колебаний. Постум не сомневается в справедливости принятого им сначала решения - убить Имогену. Герои страдают лишь от внешних несчастий, противоречия не свойственны их внутреннему миру. Если противоречивые страсти и овладевают их душами, то почти всегда лишь попеременно, почти никогда - одновременно: герои также полно отдаются одному чувству, как перед этим другому. Действующие лица утрачивают активность, свойственную героям трагедий. События развиваются независимо от воли человека и увлекают за собой персонажей.

Поэтому огромную роль играет случай. Случай лишает Перикла корабля и слуг, спасает для него рыцарские доспехи, ведет ко двору Симонида и впоследствии воссоединяет с дочерью в Митиленах. Случай отдает тело мнимомертвой Таисы в руки мудрого врача Церимона. Случай в облике пиратов спасает Марину от ножа Леонина. В "Цимбелине" случай приводит Имогену в пещеру, где живут ее братья, направляет Клотена под меч Гвидерия, сталкивает на поле боя Постума и Яхимо и сводит, наконец, всех героев в заключительной сцене при дворе Цимбелина.

В "Зимней сказке" роль случайности не столь заметна, но, по существу, не менее велика, особенно в судьбе Утраты, благополучие которой (а стало быть, и счастливая развязка пьесы) зависит от того, что Утрата случайно найдена пастухом. И даже в "Буре" случай помогает Просперо воспользоваться его чарами.


Правда, любому из отмеченных выше моментов можно подыскать параллели и аналоги в предыдущем творчестве Шекспира. Но эстетическая природа произведения определяется, как известно, не изолированными компонентами, а их совокупностью и органическим единством. Отдельные черты, которые мы считаем специфическими для последних пьес, действительно можно усмотреть во многих более ранних произведениях - ибо есть единство творческого почерка писателя и Шекспир остается Шекспиром на протяжении всей своей драматургической деятельности. Но там эти черты существуют порознь и в иных сочетаниях, а здесь собраны воедино и потому образуют новый рисунок; и новое качество.

Однако в двух случаях близость некоторых художественных особенностей романтических драм и ранних шекспировских творений имеет принципиальное значение и заслуживает особого внимания. В первую очередь речь идет об определенных трагедиях.

До написания последних пьес ни в каких других произведениях Шекспира не играли столь большой роли символические элементы, как в "Макбете", "Короле Лире" и "Антонии и Клеопатре".

Ощущение того, что в "Антонии и Клеопатре" перед нами весь мир, и чувство космического, господствующее в "Короле Лире", напоминает то впечатление обобщенности в изображении человеческой жизни, которое возникает в последних пьесах в силу удаленности их действия от конкретной реальности. Обрисовка характеров в "Антонии и Клеопатре", "Кориолане" и "Тимоне Афинском" также вызывает ассоциации с финальными драмами.

В "Антонии и Клеопатре" лишь характеры главных героев обладают глубиной и разносторонностью, показаны с тонкими психологическими нюансами и тщательно разработаны. В "Кориолане" даже главное действующее лицо показано более во внешних проявлениях, чем в богатстве внутреннего мира. Характер Кориолана воспринимается как упрощенный в односторонний еще и потому, что в нем господствует одно качество, одно начало - героическое.

В "Тимоне Афинском" перелом, который происходит в главном герое, - переход от человеколюбия к человеконенавистничеству - своей внезапностью и стремительностью предвосхищает резкие переходы от одного эмоционального состояния к другому, от одного умонастроения к другому, от одного чувства к другому, которые мы видим в последних пьесах.

Достаточно прямолинейно в этой трагедии развитие и других персонажей. Как и в "Антонии и Клеопатре", второстепенные действующие лица здесь мало индивидуализированы, но зато отдельные качества человеческой натуры воплощены в них очень рельефно. В "Тимоне" есть та декларативность, которая в еще большей мере проявится в романтических драмах.

Вспомним теперь время написания всех этих трагедий: "Король Лир" – 1605 г.; "Макбет - 1606, "Антоний и Клеопатра" и "Кориолан" - 1607, "Тимон Афинский" - 1608, т. е. все это произведения, которые непосредственно предваряют заключительный этап шекспировского творчества.


III. ТРАГЕДИЯ ИЛИ КОМЕДИЯ?

Иными словами, при всем своеобразии последних пьес переход от глубоко индивидуализированных, психологически достоверных образов, от изображения людей с богатой, разносторонней внутренней жизнью, от диалектического характера, показанного в развитии, к более упрощенным и статическим образам финальных пьес достаточно постепенен, как постепенно формирование и некоторых других элементов, которые доминируют в художественной ткани произведений последнего периода. Хотя все сказанное не отменяет, конечно, нашего тезиса о кардинальном отличии романтических драм от трагедий. Еще более существенно сопоставление последних пьес с комедиями.

Если положение об отходе Шекспира в последние годы от трагедии является аксиомой почти для всех критиков, то принципиальную разницу между финальными произведениями и комедиями иные исследователи склонны смазывать. Б. Эванс, например, разбирает "Перикла", "Цимбелина", "Зимнюю сказку" и "Бурю" в одном ряду с комедиями первого периода5. Н. Фрай также объединяет эти пьесы одной концепцией. Г. Чарлтон пишет: "Романтические пьесы явно близки к ранним комедиям; они даже более комедии, чем трагикомедии"6.

Действительно, основания для такого сближения у критиков есть - и немалые. Такие комедии, как "Два веронца", "Сон в летнюю ночь", частично "Венецианский купец" и особенно "Много шуму из ничего", "Как вам это понравится" и "Двенадцатая ночь" имеют с финальными произведениями много общего.

Во многих комедиях так или иначе представлено зло: в образе Шейлока - "Венецианский купец", Дона Хуана - "Много шуму...", Оливера и герцога Фредерика - "Как вам это понравится". Иногда зло овладевает душами героев, которые по своей природе злодеями не являются (Протей в "Двух веронцах").

Но драматический характер действие приобретает даже там, где нет носителей зла: герои страдают и в "Двенадцатой ночи" и даже в "Сне в летнюю ночь". Героев подстерегают опасности: изредка - смертельные ("Венецианский купец"), иногда - бесчестия ("Много шуму..."). Но все неприятности кончаются благополучно, треволнения увенчаны счастливой развязкой, злодеи, если они были, посрамлены или раскаиваются.

Как и в последних пьесах, герои идеализированы. Как и в последних пьесах, огромную роль в происходящем играют случай и совпадения. Герои попадают в кораблекрушения, разлучаются и воссоединяются, девушки переодеваются в мужское платье, действие происходит в экзотических странах и в условной обстановке. Как и в последних пьесах, здесь масса музыки, песен, танцев и живописных эффектов. Фантастические персонажи "Сна в летнюю ночь" предвосхищают фантастику "Бури".

Значит ли все это, что мы можем, вслед за английским критиком Э. Петтетом, сказать: возьмите серьезную часть "Как вам это понравится" или, еще лучше, "Много шуму из ничего", расширьте ее до размеров пятиактной пьесы - и если б эту операцию проделал сам Шекспир, не получилось ли бы в результате произведение типа одной из последних пьес?7

Но в том-то и дело, что "серьезная" часть в комедиях не существует сама по себе, а воспринимается лишь в общем контексте, а контекст этот говорит о качественном отличии комедий от пьес последнего периода. Различие касается в первую очередь тематики. Центральная тема всех комедий - любовь. История ухаживания молодых людей с момента их знакомства и возникновения чувства, проведенная через все препятствия и завершающаяся счастливым браком, лежит в основе сюжетов всех комедий. И все страдания героев - это, как правило, страдания неразделенной любви.

Из последних пьес только в "Цимбелине" любовные перипетии находятся в центре внимания. В "Перикле" с этой темой связаны лишь первые два эпизода, да и то частично, в "Зимней сказке" молодые влюбленные появляются только в четвертом акте, любовь Фердинанда и Миранды в "Буре" также не составляет главного интереса этой пьесы. И переживания влюбленных зависят здесь не от игры самого чувства, а от внешних причин. Поэтому нигде (кроме "Бури") не показано зарождение любви: и в "Цимбелине", и в "Зимней сказке" перед нами уже сформировавшееся чувство - тогда как в комедии страсть всегда в развитии.

При всей идеализированности героев и обстановки, при всей условности места и хода действия, комедии производят общее впечатление реальности и достоверности - впечатление, которого не оставляют последние пьесы. Впечатление это, во-первых, создается более связным и последовательным сюжетом: в комедиях отсутствуют огромные временные промежутки, эпизодичность и сенсационность, присущие сюжету финальных драм.

Во-вторых, активность, жизнерадостность, разносторонность натуры, свойственные героям комедий, придают им ту полнокровность и психологическую убедительность, которых лишены персонажи последних пьес. Кроме того, атмосфера реальности в комедиях в огромной мере зависит от сочного бытового фона, исчезающего в последних произведениях.

Яркий свет бытовой реальности, лишь слабые отблески которого можно увидеть в "Перикле" (разговор рыбаков и сцена в публичном доме), свет, который полностью пропадает в "Цимбелине", разгорается в четвертом акте "Зимней сказки" и окончательно гаснет в "Буре", - этот свет заливает комедии и неотделим от господствующей здесь стихии комического.

Светлую, радостную тональность, далекую от мрачноватого, напряженного звучания последних пьес, комедиям придают и пестрые, красочные обитатели их "цокольного этажа"8: шуты, весельчаки, ремесленники, полицейские, слуги - персонажи, которые почти полностью покидают большинство финальных пьес; и бесконечные словесные перепалки, каламбуры, поединки остроумия - словом; весь тот дух легкой и непринужденной веселости, от которого не остается и следа в последних драмах.

Поэтому и зло в комедиях выглядит большей частью условным и нестрашным, и опасности, которыми оно грозит героям, редко принимаются всерьез. Здесь есть тени - но еще отсутствует мрак.

Сходство и различие между комедиями и последними пьесами имеет глубоко принципиальное значение. Сходство вызвано тем, что и в том, и в другом случае Шекспир обращается к одному и тому же литературному материалу: оба вида драмы тесно связаны с одной и той же литературной традицией. Но традиция эта неоднородна, материал по своим внутренним потенциям был родствен как тому видению жизни, которое нашло отражение в комедиях, так и тому мироощущению, которое выразилось в финальных драмах. Отсюда различное

драматургическое освоение его: комическое на первом этапе и трагикомическое на втором.

Поэтому для исторически правильного понимания художественной и идейной специфики последних пьес необходимо выяснить, какой же в основе их лежит литературный материал. Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся прежде всего к прямым и косвенным источникам последних пьес.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Итак, уже этот краткий обзор романтической драмы Шекспира показывает неоднозначность и многосторонность всего творчества великого автора. Шекспиру удалось соединить несоединимое и примирить стихийно враждебное: историю и легенду, трагическую завязку и веселое заключение, насилие, преступление и светлую идиллию золотого века, а больше всего - действительное и сверхъестественное.

Расширяя знание произведений Шекспира в контексте его времени, невозможно замыкаться в признанных классикой работах драматурга. В широком и актуальном изучении творчества Шекспира только и возможно действительное постижение великого художника во всем его многообразии и гениальности.

Рассмотренные наиболее общие и, бесспорно родственные особенности последних пьес в области сюжета, композиции, драматических приемов и принципов построения характера показывают, что есть все основания настаивать на уникальности финальных шекспировских драм.


ЛИТЕРАТУРА


  1. Аникст А.А. Шекспир. Ремесло драматурга. М., 1974

  2. Рацкий И. Проблема трагикомедии и последние пьесы Шекспира. – Театр, 1971, э. 2, с. 105 – 113

  3. Рацкий И. Последние пьесы Шекспира и традиция романтических жанров в литературе – М., 1977, «Шекспировские чтения», с. 104 – 139.

  4. Шекспир У. Полное собрание сочинений, в 8 тт. М., 1957–1960

  5. Шекспир У. Мера за меру; Король Лир; Буря. Перевод и предисловие О.Сороки. М., 1990

  6. Шекспир У. Пьесы в переводе М. Кузмина. М., 1990

  7. N. Coghill. Shakespeare's professional skills. Cambridge, 1964

  8. В. Evans. Shakespeare's Comedy. Oxford, 1960.

  9. Н. В. Charlton. Shakespearian Comedy. London, 1961




1 Примечательно, что во всей обширной елизаветинской драматургии, помимо "Цимбелина", насчитывается лишь пять пьес, действие которых происходит в сказочные времена английской истории. В числе этих пьес - "Король Лир".

2 Параллели между "Цимбелином" и сказкой о Белоснежке были подробно прослежены в XIX в. - См.: "Germania", 1864, IX, S. 458 ff.

3 N. Coghill. Shakespeare's professional skills. Cambridge, 1964, p. 133.

4 Антиох в "Перикле", Корнелий в "Цимбелине", Антигон в "Зимней сказке"

5 В. Evans. Shakespeare's Comedy. Oxford, 1960.

6 Н. В. Charlton. Shakespearian Comedy. London, 1961, p. 267.

7 Е. С. Pettet. Shakespeare and the Romance Tradition. London, New York, 1949, p. 174-175.

8 Выражение Л. Пинского. См. статью "Комедии и комическое у Шекспира". - "Шекспировский сборник". М., 1967, с. 165.





Похожие:

Реферат по истории литературы стран изучаемых языков Вильданова А. Ф iconШевченко Ксения Александровна
Также в процессе обучения множество контактов с носителями языка, работа с иностранными изданиями, детальное знакомство с материалами...
Реферат по истории литературы стран изучаемых языков Вильданова А. Ф iconСписок рекомендуемой для прочтения литературы к зачету по курсу “История литературы стран изучаемых языков (Великобритания и сша)“
Дж. Чосер. Кентерберийские рассказы (Общий пролог. Рассказ рыцаря. Рассказ мельника (или мажордома). Рассказ о сэре Топасе. Рассказ...
Реферат по истории литературы стран изучаемых языков Вильданова А. Ф iconРабочая программа дисциплины «Новейшая история стран Азии и Африки» Предназначена для студентов 4 курса, по специальности
Охватывает развитие двух крупнейших континентов в ХХ в. Он завершает изучение истории стран Азии и Африки, начатое с «Истории Древнего...
Реферат по истории литературы стран изучаемых языков Вильданова А. Ф iconОтчет о работе кафедры истории стран Северной Европы в 2010-2011 учебном году. Кадры
Кафедра истории стран Северной Европы является выпускающей для специализации 020713 «История Финляндии и Скандинавских стран», в...
Реферат по истории литературы стран изучаемых языков Вильданова А. Ф iconФеодальное государство
Более тщательное изучение фактов истории стран Востока, а также истории России и славянских стран постепенно заставило наиболее передовых...
Реферат по истории литературы стран изучаемых языков Вильданова А. Ф iconОтчет о работе кафедры истории стран Северной Европы в 2010-2011 учебном году. Кадры. Кафедра истории стран Северной Европы является выпускающей для специализации 020713 «История Финляндии и Скандинавских стран»
Кафедра истории стран Северной Европы является выпускающей для специализации 020713 «История Финляндии и Скандинавских стран», в...
Реферат по истории литературы стран изучаемых языков Вильданова А. Ф iconФестиваль иностранных языков в Свердловском районе г. Красноярска 14-21 декабря 2010г. Положение о проведении конкурса в номинации «Песня» Тема конкурса: «По дорогам сказок и легенд»
Активное привлечение учащихся к изучению культуры и истории стран изучаемого языка
Реферат по истории литературы стран изучаемых языков Вильданова А. Ф iconПланы семинарских занятий по новой истории стран Европы и Америки 3 курса озо составители: Цыганова И. В., Бальчугова Я. С. Предисловие
Изучение студентами новой истории зарубежных стран имеет важное значение для совершенствования их теоретической подготовки, профессионального...
Реферат по истории литературы стран изучаемых языков Вильданова А. Ф iconБ в. 12 историЯ зарубежной литературы
Задача изучения курсов истории античной литературы, зарубежной литературы средних веков и Возрождения, хvii–хviii вв состоит также...
Реферат по истории литературы стран изучаемых языков Вильданова А. Ф iconПлан международной деятельности Кафедры истории стран Северной Европы на 2008 г
Университет Йоэнсуу, Петргу (Лаборатория по проблемам скандинавских стран и Финляндии)
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы