Генезис русской военной прозы и ее литературные традиции icon

Генезис русской военной прозы и ее литературные традиции



НазваниеГенезис русской военной прозы и ее литературные традиции
страница1/5
Дата конвертации27.06.2012
Размер0.72 Mb.
ТипРеферат
скачать >>>
  1   2   3   4   5

Содержание

стр.

Введение

3







Глава 1. Генезис русской военной прозы и ее литературные традиции

7

    1. Поэтика военной прозы в отечественной литературе

7

    1. История и типология русской военной прозы

13

Глава 2. Новейшая военная проза 1980 - 1990-х: опыт литературного обозрения


24

2.1. Молодая российская военная проза в лицах

24

2.2. Аналитическое обозрение военной прозы конца ХХ века




2.2.1 Игорь Фролов. « Бортжурнал № 57 – 22 – 10»

33

2. 2. 2 Андрей Дышев. «Двухсотый»

37

2.2.3 Вячеслав Миронов. «Я был на этой войне»

41

2.2.4 Александр Тамоников. «Грозовые ворота»

51

Заключение

56

Список использованной литературы

62



Введение

Настоящая выпускная квалификационная работа посвящена изучению современной военной прозы. Тема локальных войн достаточно новая для русской литературы. Крупных монографических исследований в этой области сегодня нет. В этом и заключается актуальность нашего исследования. К тому же очень интересна сама форма творческого изложения взглядов авторов на произошедшее с ними во время военных действий: в их произведениях гармонично сочетаются документальная основа с художественным вымыслом. Новизна темы, как и всей нашей работы в целом, заключается в том, что выбранные нами тексты не были подвергнуты ранее какому-либо филологическому анализу.

Объектом данного научного исследования является военная проза последних двух десятилетий ХХ века о боевых действиях в Афганистане и Чеченской республике Ичкерии.
В связи с этим не будет лишней, на наш взгляд, историческая правка о войнах в северо-кавказском и ближневосточном регионах, в которых принимали участие авторы, чьи произведения подлежат анализу в нашей выпускной квалификационной работе.

Афганская война – это десятилетнее (1979 - 1989) политическое вооруженное противостояние просоветского режима Бабрака Кармаля и Мухаммеда Наджибуллы при военной поддержке Ограниченного контингента советских войск в Афганистане с одной стороны и моджахедов Исламской партии Афганистана при политической и финансовой поддержке зарубежных стран (в том числе США, ФРГ, стран исламского мира) с другой стороны.

Вооруженный конфликт в Северо-Кавказском федеральном округе развивался в несколько этапов начиная с 1994 года, но у него очень долгая предыстория: первые столкновения русских с горцами относятся еще к XVIII столетию. Конфликт до сих пор не исчерпан, и сегодня в этом регионе неспокойно. Боевые действия велись между вооруженными силами Российской Федерации и боевиками непризнанной Чеченской Республикой Ичкерия. Целью обеих сторон в этой кампании является установление контроля над территорией Чечни. Российская сторона официально именует свои действия «мерами по поддержания конституционного порядка», лидеры оппозиции борются за полный суверенитет республики.

Обе военных локальных кампании вошли в историю как жестокие и кровопролитные: в Афганистане погибло свыше 15 тысяч советских солдат, во время чеченской кампании лишилось жизни около 25 тысяч российских солдат, офицеров и милиционеров. Однако общественное мнение об этих войнах раскололось на две прямо противоположные друг другу точки зрения: героико-патриотическую, согласно которой ветераны-«афганцы» и «чеченцы» – настоящие защитники Родины, ее граждан и их интересов, и обвинительную, приверженцы которой считают ветеранов обеих кампаний преступниками, участвовавшими в геноциде афганского и чеченского народа, «захватчиками, карателями, мародерами, наркоманами»1.

Совершенно ясно, что военные впечатления и воспоминания очевидцев об этом жестоком времени не могли не проникнуть в современную отечественную словесность. Сегодня авторов молодой российской военной прозы называют «потерянным поколением», как когда-то так называли писателей-ветеранов Первой мировой войны – Э.М. Ремарка, Э. Хеменгуэя, А. Барбюса и др.

Предметом нашего научного исследования являются:

- специфика авторского восприятия войны (в том числе локальной),

- образ современного молодого человека на войне,

- классификация военной прозы и

- литературные традиции в военной прозе конца XX – начала XXI вв.

Целями нашего исследования являются изучение художественных особенностей военной прозы, выявление общего и оригинального в тенденциях и закономерностях развития русской литературы о войне.

Для этого необходимо решить следующие задачи:

  1. выявить типологические черты в произведениях о войне;

  2. описать жанровую природу художественных текстов о войне;

  3. исследовать способы создания образа войны в литературном произведении;

  4. изучить типологию сюжетов и героев в молодой военной прозе;

  5. сопоставить традиции классических и современных авторов, писавших о войнах разных времен.

Источниковой базой являются произведения таких авторов, как Игорь Фролов, Вячеслав Миронов, Александр Тамоников, Андрей Дышев.

Теоретическую базу составляют немногочисленные научные работы разных жанров Н.С. Выговской, В.Е. Пустовой, М.П. Абашевой и Д.В. Ариостова и др.

Методологическую основу нашей выпускной квалификационной работы представляют биографический, психологический и сравнительно-исторический методы. Так, при помощи биографического метода мы описываем связи литературных текстов с биографиями авторов. Психологический подход позволяет лучше узнать личность творца и выявить механизмы воздействия автора на сознание своего читателя. Сравнительно-исторический метод помогает выявить типологические черты, литературные традиции в произведениях молодой военной прозы.

Структура работы традиционна: она включает введение, две главы (теоретическую и аналитическую), заключение и список использованной нами при разработке темы литературы.

Во Введении обуславливается выбор темы, ее актуальность, научная новизна; устанавливается предмет и объект исследования; определяются цели, задачи, методы работы с художественными текстами.

Первая глава является теоретической. Она посвящена истории развития и формирования военной прозы в русской литературе. Глава разделена на два параграфа: в первом параграфе определяется понятие военной прозы, дается ее типология, классифицируются основные темы, мотивы и жанры произведений о войне. Во втором параграфе рассматривается история русской военной прозы, начиная с летописания Древней Руси и заканчивая произведениями о Великой Отечественной войне. Здесь описываются литературные традиции следующих авторов:

- Ф.Н. Глинки и А.А. Бестужева, авторов мемуаров и художественных произведений об Отечественной войне 1812 года,

- Л.Н. Толстого, который рассказал нам о событиях двух крымских кампаний 1853 – 1856-го годов и 1877 - 1878 годов,

- И.Э. Бабеля и М.А. Шолохова, полярно представивших события Первой мировой войны и гражданской войны в России,

- Б. Васильева, В. Быкова, В. Астафьева, летописцев событий Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.

Вторая глава так же представлена двумя параграфами. В первом параграфе дается обзор молодой военной прозы и характеризуются наиболее яркие представители данного направления. Второй параграф содержит анализ и интерпретацию повестей и романов И. Фролова, («Бортжурнал 57 – 22 -10») В. Миронова («Я был на этой войне»), А. Дышева («Двухсотый»), А. Тамоникова («Солдаты необъявленной войны», «Грозовые ворота»)

В Заключении подводятся итоги работы, формулируются выводы по теме исследования.

Список использованной литературы включает 40 наименований источников.

Практическая значимость выпускной квалификационной работы заключается в том, что ее материалы можно использовать при подготовке к внеклассным урокам и мероприятиям по русской литературе в школе, ссузе и вузе. Кроме того, мы надеемся внести свой небольшой вклад в литературоведческую науку, посвятив исследование такой мало изученной на сегодняшний день теме.


Глава 1. Генезис русской военной прозы и ее литературные традиции


1.1 Поэтика военной прозы в отечественной литературе

Перед тем как вплотную подойти к нашей работе мы должны ответить на вопрос: а что же такое «военная проза»?

Определения военной прозы мы не нашли ни в словарях литературоведческих терминов, ни в литературных энциклопедиях, ни в учебных пособиях. На первый взгляд кажется, что это понятие прозрачное, а потому не нуждается в атрибуции. Тем не менее его можно трактовать по-разному: как прозу, созданную в военное время, так и как прозу о войне, написанную, когда залпы орудий уже отгремели. Это во-первых.

Во-вторых, необходимо ответить на вопрос: что такое «проза»? Это достаточно широкое понятие. Традиционно прозу мы противопоставляем стихам или лирике, однако «проза» и «эпос» отнюдь не синонимичные категории. Однако, в нашем случае военная проза – это не просто тип художественной речи, это совокупность художественных эпических произведений и публицистических текстов о войне.

В-третьих, возникает вопрос об авторе. Художественные произведения о войне обычно пишут люди, побывавшие в зоне боевых действий, непосредственные участники военного конфликта, т.е. ветераны, или тыловики, перенесшие на себе все тяготы военного времени. Авторы пытаются показать войну именно такой, какой она была на самом деле на передовой и в тылу, какой они ее проживали и переживали. К сожалению, историки зачастую искажают реальные события в угоду тому или иному режиму, той или иной конфликтующей стороне. Например, американцы во многих своих учебниках утверждают, что именно благодаря США мир одержал победу над фашистским режимом. Одним из правдивых свидетельств остаются художественные и публицистические тексты. Конечно, сюжеты рассказов, повестей и даже романов бывают вымышленными, они не являются детальным воспроизведением происходивших с автором или его героями событий. Однако, военная проза – это прежде всего произведения, отражающие мировоззрение того или иного человека, его взгляд на описываемые события. Военная проза субъективна и это свойство делает ее уникальной. Если документальные материалы рассказывают нам о том, ЧТО происходило, художественная военная проза повествует о том, КАК это происходило. Таким образом, произведение на военную тематику – это всегда анализ происходящих событий, характеров участвующих в них, это всегда взгляд автора «внутрь» самого себя. Писатель размышляет о причинах этой войны, задумывается о смысле жизни и ее законах. Свои мысли он включает в монологи, диалоги, размышления своих персонажей.

Но писатель не всегда бывает очевидцем того, что происходит на войне. Так, Л.Н. Толстой не был героем Отечественной войны 1812 года или предшествовавших ей столкновений русских и французов в 1805-1807 годах. Л.Н. Толстой родился много позже этого эпохального в российской и мировой истории события – в 1828 году. В романе-эпопее «Война и мир» классик анализирует исторические факты уже с точки зрения наследника эпохи.

Тема войны - вечная. Практически во всех национальных литературах она одновременно исток и русло эпической поэзии: у древних греков – гомерова «Илиада», у французов – средневековая «Песнь о Роланде», у испанцев – «Песнь о Сиде» и т.п. Тема войны сложная, так как все литературные памятники позволяют судить о ней как о богатом мотивно-тематическом комплексе. Важнейшими и самыми распространенными, на наш взгляд, подтемами (тематическими мотивами) являются такие, как:

1. Человек на войне. Авторы показывают поведение человека на войне, его душевное состояние, борьбу этого человека с самим собой и окружающими его людьми, его отношение к происходящим событиям. Важным фактором является и то, за что человек проливает свою кровь, т.е. значение, смысл его жертвы. Ветераны Великой Отечественной войны, понимали что они защищают свою Родину и свой народ от беспощадного врага - немецких оккупантов. Например, летчику - истребителю Алексею Маресьеву ампутировали обе ноги, на это он вернулся в небо и совершил много геройских вылетов. Его подвиг был описан в книге Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке».(1946) Подобный поступок не мог совершить человек, воевавший на Чеченской войне. Так, герой Вячеслава Миронова из романа «Я был на этой войне» что он может стать инвалидом на этой бессмысленной войне и что после этого он станет никому не нужным калекой, которому государство будет выплачивать издевательскую пенсию в 300 рублей. И единственный выход избавления от грядущих мучений он видит в одном - взорвать себя гранатой.

2. Эхо войны. Писатели ставят вопрос: может ли сформировавшийся в условиях войны человек адаптироваться к мирной жизни? Здесь, пожалуй, будет уместно вспомнить и опыт так называемого «потерянного поколения» после Первой мировой войны, и распространенный в современной медицине и общедоступный термин «афганский синдром», означающий неспособность вернувшегося с войны человека найти свое место в этом мире: молодой человек «падает» на самое «дно», попадает в маргинальную среду, становится профессиональным убийцей. Вот и герой романа «Двухсотый» Андрея Дышева, Валерий Герасимов, вернувшись с войны, чувствует себя абсолютно чужим в этом мире: близкие люди его не понимают, повсюду он чувствует опасность, в каждом проходящем мимо человеке он ищет врага.

3. Подвиг во имя жизни на земле.

Герои произведений о Великой Отечественной войне, вполне осознавали, что они проливают кровь во имя будущего на этой земле, во имя жизни своих родных и близких, во имя еще неродившихся детей, во имя свободы и процветания людей, населяющих нашу планету. Они боролись практически с абсолютным злом - нацистским режимом, провозгласившим превосходство арийской расы над другими народами

4. Мотив освободительной или противоположный ему мотив бессмысленной войны.

Великая Отечественная война носила характер освободительной войны: советский народ защищал свою Родину от фашистских захватчиков. Этого нельзя сказать ни о войне в Афганистане, ни о боевых действиях в Чеченской Республике. Целью обеих кампаний являлась защита интересов государства, выражавшихся различного рода псевдопатриотическими высокими формулами: «интернациональный долг», «наведение конституционного порядка» и др. Разумеется, сами военнослужащие через некоторое время вполне осознавали, что эти словосочетания пусты и они не что иное, как пушечное мясо».

5. Война как преступление против человечества.

Война, как правило, не может быть справедливой. По обеим сторонам страдает бесчисленное количество людей. Так, например, в произведении К. Ибрагимова «Прямой наводкой по ангелу» было показано крушение хрупкого детского мира маленького мальчика, талантливого скрипача, которого война доводит до самоубийства. Множество людей в условиях войны становятся инвалидами. Война калечит не только тело, но и душу человека. Но бывает и так, что война затевается как прибыльное дело, своеобразный бизнес. Война за передел государственной собственности - именно такое определение дает Вячеслав Миронов Чеченской компании в своем романе «Я был на этой войне».

6. Истинный и ложный (квасной) патриотизм.

В произведениях военной литературы практических всех эпох, очень значимой является тема патриотизма. Не секрет, что не всякий человек способен искренне чувствовать и проявлять любовь к своей Родине. Патриотизм некоторых людей, к сожалению, носит чисто декоративный характер, то есть за высокими речами таких людей, как правило, ничего не стоит. Такова русская офицерская элита в «Севастопольских рассказах» Л.Н Толстого, таковы некоторые аристократы из его произведения «Война и мир». Носителем именно показного патриотизма предстает перед нами высшее московское командование в произведении Миронова «Я был на этой войне». Лжепатриотами являются многие отрицательные персонажи произведений Александра Тамоникова - Гломов, Кварцов. («Афганский гладиатор», «Солдаты необъявленной войны, «Грозовые ворота»)

В ходе исторического развития в русской военной прозе сложилась своя типология и разветвленная система жанров. Подробнее об этом будет говориться в параграфе 1.2 настоящей главы.

Вся русская военная проза делится на две части – эпическую и лирическую.

Первое направление в типологии русской военной прозы начало складываться в глубокой древности, а окончательно оформилось в творчестве Л.Н. Толстого в его «Севастопольских рассказах» (1855 – 1856). В отечественной литературе ХХ века в рамках этого направления были созданы произведения К. Воробьева («Это мы, Господи!», 1943), М. Шолохова («Судьба человека», 1956 – 1957) и др. Для эпического направления русской военной художественной прозы свойственно отражение военных событий в их глобальных масштабах. Героями эпических военных произведений является сам народ в своей совокупности, важен не столько характер того или иного человека, сколько значимость того или иного сражения.

Для лирической военной прозы характерна концентрация на внутреннем мире человека находящегося на войне отражение, его чувств, мыслей, переживаний, авторы лирической военной прозы раскрывают перед читателем не только какие – либо военные события, они стремятся познать душу русского солдата. Второе направление русской военной прозы тоже сложилось в XIX столетии. Его представляют, например, романтические повести А.А. Бестужева-Марлинского и Н.Н. Загоскина, а в ХХ столетии – «Повесть о настоящем человеке» (1946) Б. Полевого.

Жанровый диапазон русской военной прозы очень широк. Художественная эпическая литература о войне представлена новеллами, рассказами, повестями, романами; военная публицистика – записками, очерками, дневниками, эссе. Например, «Бортжурнал» Игоря Фролова выдержан в жанре «журнал», роман Вячеслава Миронова «Я был на этой войне» можно отнести одновременно и к военно – полевому роману и к жанру романа – исповеди.

Сегодня в связи с развитием информационных технологий, произведения новейшей военной литературы распространяются в электронном виде. Многие молодые писатели смогли заявить о себе благодаря ресурсу http://artofwar.ru

Таким образом, можно прийти к выводу, что военная проза - это прежде всего творчество ветеранов тех или иных войн, основанное на реальном боевом опыте. Военная проза развивалась на протяжении всей истории всемирной литературы, начиная с античности и до наших дней. Проблематика военной литературы обширна. Военная проза актуальна для всех поколений. Лучшие произведения награждаются различными литературными премиями. Так, М. А. Шолохов был награжден сталинской премией первой степени за роман «Тихий Дон» в 1941 году, а спустя двадцать четыре года был так же награжден Нобелевской премией по литературе. Б.Л. Васильев был удостоен Государственной Премии СССР в 1975 году за произведение «А зори здесь тихие». В 1999 году он был удостоен премии Президента Российской Федерации за вклад в литературу и искусство.


1.2 История и типология русской военной прозы

Формироваться русская военная проза начала еще в Древней Руси. Представляют ее на этом этапе развития летописи, повести, сказания, а также такой жанр, как слово.

Летопись – это жанр древнерусской литературы, представляющий собою подробный рассказ о тех или иных исторических фактах: об организации государств, жизни древних городов и монастырей, святых и князей, военных походах, сражениях, т.д. Летописание начало формироваться примерно в VI веке нашей эры в Киеве, и наиважнейшую роль в этих записях играли именно события военного характера. Например, в «Повести временных лет» можно найти сведения о столкновении славян с половцами и хазарами.

На сегодняшний день сохранилось около пяти тысяч памятников древнерусской письменности. Среди наиболее известных и имеющих непосредственное отношение к истории русской военной прозы наряду с «Повестью временных лет» - «Cлово о полку Игореве», «Сказание о Мамаевом побоище», «Задонщина», «Повесть о разорении Рязани Батыем» и т.д. В основе этих памятников древности история становления русского народа, его борьба с враждебными народами – половцами, хазарами и татарами.

Так, «Слово о полку Игореве» повествует о неудачном походе русских князей во главе с князем Игорем Святославичем на половцев в 1185 году. Князь Игорь не показан автором «Слова..» на поле битвы, но тем не менее он явно положительный исторический персонаж, герой, чье храброе сердце «из крепкого булата сковано и в смелости закалено»1. Однако, здесь рассказывается не только о самом сражении, поражении, пленении и счастливом избавлении из плена князя Игоря, но и о княжеских междоусобицах. Основная идея «Слова…» сформулирована в обращенном автором к русским князьям страстном призыве прекратить усобицы, объединиться и постоять «за землю Русскую», отомстить «за раны Игоревы, буйного Святославича»2. А Русская земля в «Слове…» – это не только Киев и окрестные города (Чернигов, Переяславль, Путивль и др.), но и Новгород, и Суздаль, и Рязань, и даже Тмутаракань, находящаяся под игом половцев. По всей видимости, автор произведения и его повествователь настоящие патриоты своего Отечества.

Лирическое начало «Слова…» связано с образом Ярославны, которая силой своей любви помогает вернуться Игорю из плена. Ее скорбь о поражении Игоря – это обобщенная скорбь всех жен и матерей русских по ушедшим в бой сыновьям, мужьям, братьям.

В лексическом строе произведения широко используется военная терминология, как в прямом, так и в переносном значении. Так, «куряне – опытные воины» Всеволода под трубами повиты, под шлемами взлелеяны, с конца копья вскормлены»1. Встречаются в тексте «Слова…» и военные образы-символы: «охота отведать Дон великий заслонила ему (Игорю. – прим. К.Р.) предзнаменование»2 или «шлемом испить из Дону»3, т.е. победить врага у Дона.

Как мы видим, военно-историческая проза Киевской Руси уже содержит в себе многие черты последующей художественной литературы о войне: в не воспевается храбрость сражающихся и их предводителя, слышна скорбь по погибшим воинам, клеймятся враги - словом, перед нами макет идейно- тематического содержания современного произведения о войне. Но язык древней Руси очень сложен и еще далек от идеала. Впереди у него огромный путь развития, соизмеримый с путем развития самой русской военной художественной литературы.

Следующий этап в истории отечественной военной прозы связан с Отечественной войной 1812 года. Наиболее яркими произведениями той эпохи, можно назвать «Письма русского офицерства» и «Очерки Бородинского сражения» Ф. Глинки, «Дневник партизанских действий» Дениса Давыдова.

В течение всей Отечественной войны 1812 года Ф. Глинка вел дневники, в который он заносил все свои мысли о происходящих с ним событиях. В 1839 году, Ф. Глинка издал увлекательное произведение военного жанра «Очерки Бородинского Сражения», в котором все его воспоминания приобрели литературную форму.

Денис Давыдов считал себя «человеком, рожденным единственно для рокового 1812 года». Но он был рожден, прежде всего, для литературы, его «Военные записки» сыграли заметную роль в развитии русской батальной прозы.

Третий этап в эволюции русской батальной литературы относится ко времени крымских кампаний XIX века. Крымская война 1853 – 1856 годов была результатом резких противоречий между Англией, Францией, Турцией и Российской Империей. Враждующие стороны хотели заполучить контроль над проливами Босфор и Дарданеллы в Черном и Средиземном морях. Одним из самых драматических событий этой войны является героическое противостояние русской армии англо-французским войскам у стен Севастополя.

Эта война была описана великим русским писателем Львом Николаевичем Толстым (1828 – 1910) в его цикле «Севастопольские рассказы» (1855 – 1856). Писатель был участником этой войны. Лев Николаевич сам подал рапорт о своем переводе с Кавказа в Севастополь. Севастопольский период в его жизни стал важнейшим этапом формирования его как художника. Толстому хотелось понять смысл войны, несущей человеку только смерть и страдания, он стремился узнать психологию военного человека, заглянуть в самое сердце русского войска. В своем дневнике Толстой записывал свои впечатления, анализировал происходящие события и делал свои выводы. За несколько дней он осмотрел весь город, побывал на многих бастионах, успел поговорить с участниками боевых действий. Лев Николаевич писал о замысле «Севастопольских рассказов»: «Напишу Севастополь в различных фазах»1.

«Севастопольским рассказам» предшествовали такие рассказы, как «Набег» (1852), «Рубка леса» (1856). В них писатель отразил свои кавказские впечатления, концентрирует свое внимание на том, как ведут себя люди в условиях вооруженного конфликта, какие черты своего характера они в себе открывают. Он ищет ответ на вопрос, зачем воюют люди, во имя чего они приносят себя в жертву.

В рассказе «Набег» рассматривается вопрос о храбрости. Это первый военный рассказ великого классика. Главный герой – волонтер, от его имени и ведется повествование. Он еще не нюхал пороха, но очень хочет участвовать в сражениях. Писателем описаны различные вариации храбрости: хвастливая храбрость офицера Розенкранца, который буквально заигрывает со смертью, храбрость молодого солдата Алинина, который гибнет в ненужной схватке и губит своих товарищей; наигранная храбрость генерала Барятинского ; искренняя храбрость отличает скромного капитана Хлопова, облик которого на первый взгляд кажется совершенно не воинственным, - он мягок, добр, сердечен. Хлопову свойствен трезвый взгляд на происходящее: «Чему радоваться!.. Нас вот, положим, теперь двадцать человек идет: кому-нибудь да убитым или раненым быть – уж это верно. Нынче мне, завтра ему, а послезавтра третьему: так чему же радоваться – то?»1 И во время боя капитан остается спокойным и рассудительным. В этом человеке храбрость выглядит чем-то естественным, это качество является частью его самого. Хлопов утверждает: «Храбр тот, кто ведет себя как следует»2. Мысли о храбрости переходят в рассуждения о самой войне.

Толстой изображает войну противным человеческой природе явлением и катастрофой, грозящей для народа гибелью. «Война? Какое непонятное явление в роде человеческом. Когда рассудок задает себе вопрос: справедливо ли, необходимо – ли оно? Внутренний голос всегда отвечает: нет. Одно постоянство этого неестественного явления делает его естественным, а чувство самосохранения справедливым», - писал он в черновой редакции «Набега».

В этом рассказе классик новаторски подошел к теме войны и принципам ее изображения. Картины войны пропускались им через сознание человека, через его отношение к происходящим событиям. Основными мотивами для писателя являлись душевные переживания героя, его поступки. «Набег» серьезно отличался от военной прозы своего времени. Он содержал в себе внутреннюю полемику, направленную против всей лжи о войне. Он побуждал читателя задуматься. В военной среде рассказ пользовался большим успехом.

Летом 1855 года Толстой начал работать над рассказом «Рубка леса», однако по окончании работы автор нашел его очень слабым. В центре повествования образы русских солдат. С большой теплотой и любовью он раскрывает их характеры, концентрируя внимание на их моральном облике. Это одновременно искренние, непосредственные, простые, мужественные, бесстрашные и выносливые люди. Почти каждый солдат обладает каким-то талантом или способностями. Среди них есть и певцы, и не падающие духом весельчаки.

Солдаты Толстого обладают моральным превосходством над офицерами. Здесь мы видим антитезу: писатель явно противопоставляет мужество рядовых солдат трусости шефствующих над ними офицеров. Почти никто из офицеров не способен вызвать у читателя симпатии. Они пренебрегают своими обязанностями, за их громкими и пафосными фразами скрываются низкие чувства. Они только кажутся мужественными и бесстрашными, а на самом деле они крайне трусливы и расчетливы. Исключение составляют лишь молодой прапорщик Алинин и старый капитан Тросенко.

Наиболее типичным в «Рубке леса» является тип покорного солдата, преобладающей чертой характера которого является «ничем несокрушимое спокойствие и презрение ко всем превратностям судьбы, могущим постигнуть его»1. Толстой идеализирует элемент смирения в этом типе. Но смирение это не часть их сущности. Солдаты хоть и покорно, но с тоскою в душе несут свое бремя. В печальной покорности солдата Толстой чувствовал силу скрытого возмущения. Надо было слишком много выстрадать, что бы выработать в себе «ничем не сокрушимое спокойствие» и презирать все превратности судьбы, под которыми понимались и сама служба в армии, и самодурство и тирания военного начальства, государственная система, и сильные мира сего, способные отнять у него жизнь ради бесполезного или чужого дела.

В «Рубке Леса» Л.Н. Толстой использовал прием построения тургеневских «Записок охотника»: повествователь-юнкер дворянского происхождения размышляет о судьбе подневольных солдат. В своем рассказе Толстой раскрыл величайшую силу духа русского солдата: «Дух русского солдата не основан так, как храбрость южных народов, на скоро воспламеняемом и остывающем энтузиазме: его так же трудно разжечь, как и упасть духом. Для него не нужны эффекты, речи, воинственные крики, песни и барабаны: для него нужны напротив, спокойствие, порядок и отсутствие всего натянутого. В русском, настоящем солдате никогда не заметите хвастовства, ухарства, желания отуманиться, разгорячится во время опасности: напротив, скромность, простота и способность видеть в опасности совсем другое, чем опасность, составляют отличительные черты его характера»1.

В этих двух рассказах Толстой уже обозначил тенденции, на которые он будет опираться при написании своего следующего творения, - величайшего цикла «Севастопольские рассказы»

Первый рассказ из цикла «Севастопольские рассказы» был напечатан в июньском «Современнике» за 1855 год. Он назывался «Севастополь в декабре месяце» и имел огромный успех у читателей. Севастопольские события предстали перед людьми под совершенно под иным углом зрения. Великий классик смотрел на войну глазами народа. Он не говорил лживых и пафосных речей, в рассказе чувствовалась правда. Автор словно предлагает читателю прогулку по военному Севастополю, знакомит его с городом, показывает траншеи, бастионы, показывает совсем, казалось бы, не интересные, будничные, ничем не примечательные картины. О событиях необычайных он пишет как о вещах вполне обычных, а рядовое, наоборот, имеет у него героический характер.

Война и превратилась для жителей этого города в обычное, повседневное явление. Писатель создает коллективный образ защитников города, передает их общее настроение, психологию. Простые солдаты и матросы, живущие в землянках в грязи, голодающие, готовые заменить своего павшего товарища и продолжить бой и есть настоящие герои. Севастопольские женщины тоже изображены Л.Н. Толстым героинями: они ходят на бастионы и оказывают помощь своим мужьям, лечат раненых.

Благодаря отчаянной храбрости севастопольцев и русских воинов у стен почти неукрепленного года был остановлен враг, который в четыре раза превосходил их по силам. Именно идея народного патриотизма наиболее ярко выражена в произведении. Народ - вот главный герой первого севастопольского рассказа Л.Н. Толстого. В нем нет ни слова о царях и великих полководцах.

Толстой показал войну такой, какая она есть, - с кровью, страданиями и смертью. Батальные сцены великий классик изображает через восприятие очевидца, здесь он применяет свой знаменитый метод раскрытия диалектики души. В центре рассказа стоит человеком с его душевным миром и переживаниями. Этот метод позволил Толстому раскрыть образ человека на войне во всей его сложности.

Во втором рассказе– « Севастополь в мае» - Л.Н. Толстой выражает свое презрение к тем, кто калечит судьбы тысяч ни в чем не повинных людей. В центре внимания теперь другая группа защитников Севастополя – офицеры. Толстой подразделяет их на две прямо противоположные категории: офицеры-аристократы и простые пехотные офицеры. Так, князь Гальцин и адъютант Калугин наблюдают сражение из окна своей квартиры. Для них смерть тысяч людей просто красивое зрелище. Они презирают солдат и простых офицеров: «Вот этого я не понимаю и не признаюсь и не могу верить, чтобы люди в грязном белье, во вшах и с неумытыми руками могли бы быть храбрыми»1, говорит Гальцин. Он содрогается от одной только мысли о возможности своего пребывания на бастионе. И вновь, как и в предыдущих рассказах, Толстой показывает неискренность поступков так называемого высшего офицерского состава. Офицеры если участвуют в этой войне, то только ради того, чтобы поскорей подняться по карьерной лестнице или потешить собственное тщеславие: «Тысячи людских самолюбий успели оскорбиться, тысячи успели удовлетвориться, надеться, тысячи – успокоиться в объятиях смерти.

«Сколько звездочек надето, сколько снято, сколько Анн, Владимиров, сколько розовых гробов и полотняных покровов! А все те же звуки раздаются с бастионов…и все с тем же жаром стремятся с различных сторон света разнородные толпы людей, с еще более разнородными желаниями к этому роковому месту»1.

Толстой продолжает осуждать войну: «Одно из двух: заявляет писатель в рассказе, или война есть сумасшествие, или ежели люди делают это сумасшествие, то они совсем не разумные создания»2.

Гармоничная природа противопоставляется в рассказе неразумным людям. Толстой создает образ мальчика, который собирает голубые цветы, в лощине, где недавно шел кровопролитный бой. Мальчик осматривает мертвые, неподвижные тела, а увидев безголовый труп, с диким криком бежит прочь.

И все описанное выше - далеко не сказки. Голод, кровь, гибель детей и беззащитных женщин - все это горькая правда войны. За эту правду Толстой даже имел некоторые проблемы с выходом своих рассказов в печать. Царская цензура старалась вырезать из произведения множество неприятных для них фрагментов, но, тем не менее, Лев Николаевич не боится наказания, Толстой заканчивает свой рассказ следующим послесловием: «Герой же моей повести, которого я люблю всеми силами души, которого старался воспроизвести во всей красоте его, и который всегда был, есть и будет - правда».3

Толстой заканчивает свой рассказ следующим послесловием: «Герой же моей повести, которого я люблю всеми силами души, которого старался воспроизвести во всей красоте его, и который всегда был, есть и будет - правда».

Последний рассказ цикла называется «Севастополь в августе 1855 года» Здесь Л.Н. Толстой выступает с резкой критикой государственной системы. Автор включает в рассказ огромное количество убедительных фактов, вскрывающих истинное отношение правительства к своей армии: офицеры по несколько месяцев добираются до Севастополя, денег им не выдают, им практически невозможно узнать о местонахождении своей батареи. Накануне штурма защитники города не имеют в запасе и по пяти патронов. Солдаты голодают, они грязные, вшивые, измотанные.

Произведение Льва Николаевича Толстого «Севастопольские рассказы», конечно же, это произведение эпического жанра. Но, тем не менее, в этих рассказах уже намечаются черты лирического произведения. Для Толстого на передний план выходят не, сколько сами сражения, сколько психология солдат. Впервые вместо патриотического пафоса, мы видим сомнения автора в справедливости всего происходящего. Лев Николаевич концентрирует внимание на всех ужасах и негативных явлениях самой войны, обличает высокомерие и наигранный пафос офицерской аристократии. И между тем возвеличивает боевой дух и истинную любовь к Родине простых солдат и офицеров. Толстой не боится возможного гнева царского правительства, его задачей является показать всю правду об этой войне, и всего того что она несет. В «Севастопольских рассказах» и двух предшествующих им историях Толстой отчетливо наметил едва заметным карандашом те тенденции и традиции, тот путь, по которому предстоит развиваться военной литературе в будущем.

Следующим этапом в истории военной прозы стали произведения о Первой мировой войне и гражданской войне, И.Э Бабеля и М.А Шолохова.

«Конармия» И. Э Бабеля состоит из 38 коротких рассказов, представляющих собой зарисовки их жизни и быта Первой конной армии возглавляемой Буденным. Все произведения объединены в цикл сквозными персонажами повествования. В книге в довольно неприглядной форме показаны характеры красноармейцев: они очень жестокие, невежественные, управляемые. По этой причине «Конармия» встретила очень жесткую критику со стороны советского руководства и многих других писателей того времени. Семен Буденный даже требовал расстрела автора. Отряды Буденного ярко контрастируют с характером главного героя – корреспондента Кирилла Лютова, чей образ восходит к самому Бабелю. Некоторые рассказы являются автобиографичными. Яркой особенностью рассказа является то, что главный герой имеет еврейские корни. Некоторые из рассказов, вошедших в книгу, были опубликованы в журнале Владимира Маяковского «Леф» в 1924 году. Книга все - таки вышла в свет лишь благодаря покровительству Максима Горького. Последнее издание книги при жизни автора было в 1933 году. Во второй половины 1930 годов все произведения Бабеля попали под запрет, а в 1940 году Исаак Эммануилович был расстрелян.

Роман – эпопея Михаила Шолохова «Тихий Дон» не нуждается в подробном анализе в нащй ВКР. Это одно из наиболее значительных произведений русской литературы в котором описывается жизнь донского казачества во время Первой Мировой войны, революционных событий 1917 года и гражданской войны в России. Созданию эпопеи предшествовала большая подготовительная работа в виде «Донских рассказов».ихого Дона" анализе в нащй ВКР. в нащй ВКР.

Следующий этап развития военной литературы связан с Великой Отечественной войной. Во второй половине 1950 – 1960 годов в отечественной прозе выделилась целая школа «лейтенантской прозы». Первым произведением, давшим жизнь этому течению, стал роман Ю.Бондарева «Батальоны просят огня». К этому же течению относится творчество писателя – фронтовика Бориса Васильева. Он автор любимых всеми книг «А зори здесь тихие», «Завтра была война», «В списках не значился», «Аты – баты шли солдаты» и др.

Произведения белорусского писателя – фронтовика Василя Быкова вызывают много споров, побуждают читателя к размышлениям. Перу Быкова принадлежат такие произведения, как «Сотников», «Обелиск», «Дожить до рассвета», «Волчья стая».

На страницах прозаических произведений мы находим своеобразную летопись войны, достоверно передавшую все этапы великого сражения советского народы с фашизмом. Писатели – Фронтовики изображали трагическую и жестокую военную и послевоенную действительностью. Их произведения – правдивое свидетельство того как Россия воевала и победила.

В общей сложности «проза фронтового поколения» характеризуется тем, что герои произведений Быкова, Васильева, Астафьева верят в то, за что они сражаются. Они защищают свою Родину от вселенского зла, коричневой чумы 20 века - немецкого фашизма, победа которого влекла за собой не только гибель советского народа, но и практически всего мира в целом. Именно вера в свое правое дело помогла нашему народу победить своего несокрушимого противника.

Мы рассмотрели четыре этапа развития военной прозы, начиная с летописей Древней Руси, где традиции военной литературы только начинают формироваться и заканчивая произведениями о Великой Отечественной войне.

Этот жанр окончательно сформировался в «Севастопольских рассказах» Л.Н. Толстого. Именно он взглянул на войну под совершенно другим углом обзора: предшествующая военная проза, которая имела скорее очерковый характер, приобрела черты полноценного эпического произведения». В «Севастопольских рассказах» автора начинают интересовать не только батальные цены, но и непосредственно психология людей, которые участвуют в боевых действиях. Его традиция нашла продолжение и развитие на следующих этапах истории военной прозы.

  1   2   3   4   5




Похожие:

Генезис русской военной прозы и ее литературные традиции iconПрезентация №2 Автор: учитель моу сош №2
Проконтролировать степень усвоения понятий: «литературные традиции», «литературные темы и мотивы», «маленький «человек в русской...
Генезис русской военной прозы и ее литературные традиции iconДискурс прозы Валентина Распутина: попытка бегства от реальности
С не меньшим успехом Распутина можно было бы представить мастером психоаналитического рассказа (один из литературоведов подводил...
Генезис русской военной прозы и ее литературные традиции iconВалентин распутин «Помочь человеку, дохнуть на него … теплом и добром»
В. Г. Распутин сибиряк. Он один из тех, кто продолжает традиции русской классической прозы с точки зрения нравственных проблем. Бездумному,...
Генезис русской военной прозы и ее литературные традиции iconУрока: Основные темы и идеи прозы Бунина (записать попозже) Цели урока: познакомить с разнообразием тематики прозы Бунина; научить определять литературные приемы
Дома вы работали над фрагментами текстов рассказов «Антоновские яблоки», «Поздний час», «Косцы». Давайте еще раз посмотрим, какие...
Генезис русской военной прозы и ее литературные традиции iconДокументы
...
Генезис русской военной прозы и ее литературные традиции iconРеферат на тему: «Традиции русской литературы в романе Л. Улицкой «Медея и её дети» иповести В. Пелевина «Жёлтая стрела»
«Традиции русской литературы в романе Л. Улицкой «Медея и её дети» и повести В. Пелевина «Жёлтая стрела»
Генезис русской военной прозы и ее литературные традиции iconКультурно-образовательные функции сельской библиотеки
Несмотря на системный кризис образования в целом, и читательской культуры, в частности, в обществе не до конца утрачены богатые литературные...
Генезис русской военной прозы и ее литературные традиции iconОбъективация концептов «любовь» И«семья» в татарской и русской языковой картине мира (на материале современной женской прозы) 10.
Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования
Генезис русской военной прозы и ее литературные традиции iconЕ. Е. Приказчикова Екатеринбург, Уральский гос университет Уральская масонка «История жизни одной благородной женщины» А. Е. Лабзиной в контексте традиции русской женской мемуаристики XVIII века Русская мемуарная литература
Уральская масонка – «История жизни одной благородной женщины» А. Е. Лабзиной в контексте традиции русской женской мемуаристики XVIII...
Генезис русской военной прозы и ее литературные традиции iconКонцепция комического во французской авангардной драме: генезис и этапы развития
Работа выполнена на кафедре русской и зарубежной литературы Государственного образовательного учреждения высшего профессионального...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы