Http://zvezda icon

Http://zvezda



НазваниеHttp://zvezda
страница1/6
Дата конвертации03.08.2012
Размер0,9 Mb.
ТипДокументы
скачать >>>
  1   2   3   4   5   6

Как нам реорганизовать жилищный сектор России  


http://zvezda.ru/economics/2006/12/12/habitation_1.htm


  





Боюсь, это будет трудный разговор. Когда говоришь о жилье, это всегда касается очень многих людей и весьма болезненно, если учесть сегодняшнее положение, когда только по официальным данным 63% населения РФ остро нуждается в улучшении жилищных условий. Но если не сказать обо всем честно, вряд ли эта проблема может быть решена оперативно и на достойном великой страны уровне.




1. О собственно государственном подходе к решению жилищной проблемы

Как и любая другая сегодняшняя остросоциальная проблема, нынешняя жилищная проблема создавалась в России путем постепенного накопления и мультиплицирования макроэкономических эффектов, вызванных непродуманными решениями высших эшелонов власти, отсутствием выверенных стратегических подходов во внутренней и внешней политике. В качестве оправдания топ-менеджеры государственного управления утверждают, что решить до конца жилищную проблему невозможно, будто бы она никогда не решалась на всем протяжении существования не только СССР, но и Российской империи. Безусловно, это весьма удобная позиция. При этом оправдывающиеся предпочитают не вспоминать, что в СССР, буквально через 15 лет после самой страшной войны, в условиях нищеты, без нефтедолларов, во враждебном окружении, при 53% общих разрушений жилищного фонда – жилищная проблема была решена в течение 10-ти лет.

Первые пятнадцать лет после войны страна разбирала завалы и восстанавливала промышленность. Те, кто побывал в Берлине в конце 70-х, видели, что у аккуратных немцев в центре Берлина еще были кварталы завалов. Это – несмотря на мощную помощь СССР, который и при послевоенном голоде гнал туда эшелоны с зерном. А у нас и в Сталинграде, где в центре оставался только остов знаменитого дома Павлова, никаких завалов уже не было к середине 50-х годов.

Прежде чем появилась возможность решать социальную проблему жилья, надо было поднять промышленность! Потому что «благодарная» Европа поддержала экономическую изоляцию победителей фашизма. Сегодня мало кто вспоминает знаменитый тезис начала «холодной войны» – «Ни одной лопаты могильщикам капитализма!» А без лопаты жилищную проблему не решить. На стройке работа на линии, т.е. непосредственно на строительной площадке, до сих пор называется «встать на лопату».

Необходимо внимательно рассмотреть опыт этого беспрецедентного случая решения жилищной проблемы в столь краткие сроки на одной шестой части суши, чтобы лучше понимать, отчего же сегодня мы имеем за спиной 15-летие последовательных провалов всех правительственных программ в жилищной отрасли. Пятнадцать лет самая развитая строительная индустрия мира срывает одну государственную жилищную программу за другой! Поэтому для начала надо уяснить, чем же отличаются сегодняшние подходы от тех, которые буквально недавно позволяли без громких заявлений ежегодно сдавать в два с лишним раза больше надежного и качественного жилья лучших советских серий.

Первой причиной выработки срочных решений жилищной проблемы на государственном уровне в 50-х годах явилось осознание, что только чуть более 30% населения имело возможность решить жилищную проблему самостоятельно. Многие семьи потеряли кормильцев. Кроме того, после войны возник скачок «социальной» заболеваемости типа туберкулеза и т.п.

В сегодняшних потоках лжи, изливаемых на советское время, как-то забывается, что при социализме частная собственность на жилище оставалась куда более неприкосновенной, нежели нынче. В войну и после войны для индивидуальной застройки государством выделялись участки земли в городской черте и делянки леса под вырубку. Наряду с государственным жильем, люди могли самостоятельно построить деревянный дом, получая недвижимость в полную собственность. Однако на фоне общего обнищания населения – оставалось около 70% граждан, которые в решении жилищной проблемы могли рассчитывать исключительно на помощь государства.

Напомню, что сегодня государство провозглашает жилищные программы на фоне жесткой констатации того, что после «рыночных преобразований всего общества», лишь 9% населения России способно решить жилищную проблему самостоятельно. Понятно, что как раз эту группу населения в последнюю очередь интересует недвижимость в России.

Когда более 90% населения богатейшей страны мира, с развитой индустриальной базой строительной отрасли, не может решить жилищную проблему самостоятельно, - это означает, что на государственном уровне намеренно создаются условия, препятствующие любому решению жилищной проблемы.

При этом надо учесть, что нынче подавляющая часть населения проживает в сооружениях советской постройки, которые должным образом не эксплуатируются более 15-ти лет, поскольку государство сложило с себя обязанности отслеживать целевое расходование собираемых с граждан средств на содержание жилищно-коммунальной отрасли.

Полагаю, большинству граждан России сегодня уже абсолютно понятно, какие тяжелые последствия наступили для страны и всего общества в целом в результате противоправного вывода бюджетообразующих отраслей из государственной собственности, с разрушением государственного управления отраслями промышленности, что выразилось, по сути, в полном уничтожении государственного стратегического управления.

Спускаемая под шумок «прихватизации» государственная собственность дала спад производства, многократно превышающий по отраслям промышленности ущерб от Великой Отечественной войны. Эта собственность, изначально создаваемая для нужд государственного стратегического планирования во взаимной региональной и межотраслевой связке – изначально не могла быть эффективной в предпринимательском секторе, который реформаторы не пожелали создавать собственным трудом. По умолчанию не может быть эффективной собственность, которая создается в совершенно иных, чуждых самому содержанию предпринимательства предпосылках! Если предпринимательский сектор существует для извлечения максимума прибыли при минимуме затрат, то государство не может следовать частному шкурному интересу. В то же время, государственный интерес и благо всего общества – не могут быть измерены прибылью частного лавочника, радующегося «успеху реформ» для себя лично.

Потому-то нынче стало практически невозможно решать тяжелые социальные проблемы, возникшие из-за того, что часть коррумпированного чиновничьего аппарата внезапно решила стать «эффективными собственниками» за счет общенародного достояния. Кризис затягивается, уничтожается культура государственного управления, в то время как высшие эшелоны власти заинтересованы не в решении глобальных государственных задач, а в осуществлении частных интересов личного обогащения.

Советские подходы к решению жилищной проблемы в середине прошлого века являются уникальными и до сих пор никем в мире не превзойденными. Основная особенность государственного подхода выразилась в тщательном и взвешенном выборе инструмента решения жилищной проблемы. Этим инструментом стало серийное жилье качественно нового типа.

На момент разработки государственной жилищной программы в массовом жилищном строительстве превалировало жилье, называемое сегодня «сталинками» или «сталинским барокко». При его строительстве использовался влагоемкий силикатный кирпич низко технологичного обжига, поскольку электроэнергии в послевоенное время не хватало восстанавливаемым производственным мощностям. Ограждающие конструкции из такого кирпича нуждались в защитном слое – трудоемкой штукатурке и окраске фасадными красками. Нормативный срок строительства пятиэтажного жилого сорокаквартирного дома составлял 3,5 года. По той же причине острого дефицита электроэнергии, дома зачастую сдавались без центрального отопления, с устройством печей. Опасность отравления угарным газом, в свою очередь, предполагала создание больших строительных объемов (устройства высоких потолков). Дома заселялись преимущественно на коммунальной основе, что ухудшало и без того сложную послевоенную демографическую ситуацию.

К слову сказать, к серийному сборному домостроению СССР приступил еще до войны. На Ленинградском проспекте Москвы есть ряд типовых крупноблочных домов архитекторов Бурова и Блохина постройки конца 30-х годов. Их жильцы вряд ли догадываются, что живут не в «сталинках», а как раз в самых первых массовых сериях. Бетонные блоки более сорока типоразмеров имели по наружным граням затейливые лепные украшения, а особый архитектурный шик дому придавали витые чугунные решетки незадымляемых выходов. Возможно, именно такими стильными и нарядными были бы все массовые советские серии, но эти планы были перечеркнуты войной.

Сегодня намеренно негативно подается партийное Постановление 1956 г. «Об украшательствах в архитектуре». Но речь в нем идет вовсе не о том, что с этого момента по партийной указке жилье должно было стать непременно безобразным, как пытаются доказать поборники «эффективного предпринимательства» за государственный счет. Один квадратный метр площади в «сталинке» без особых украшений и без того обходился в 270 рублей. И оно было недосягаемой мечтой для многих, поскольку было подсчитано, что темпы его возведения и стоимость единицы площади позволят снять остроту жилищной проблемы лишь через 18 лет.

Следует вспомнить, что в середине 50-х годов люди ночевали в конторах, цехах, и на вокзалах, все общежития были переполнены, а в городах существовали целые микрорайоны, носившие обычные для тех лет названия «25 бараков», «60 бараков» и т.д. В то же время в центральной части крупных городов вовсю развернулось строительство помпезных жилых сооружений для партийной элиты, «символизирующих Победу советского народа над фашистской Германией», с холлами, украшенными мраморными колоннами и перилами мореного дуба. Вот против такого вопиющего социального неравенства и было направлено пресловутое партийное Постановление.

Здесь мы должны взять на заметку еще одну особенность настоящего государственного подхода: аккумуляция и тщательный учет всех финансовых и материально-технических ресурсов.

Поскольку снизить стоимость изделия можно лишь с переводом его производства на индустриальные рельсы, во главу государственной жилищной программы была поставлена индустриализация всей строительной отрасли. Первым этапом было намечено убрать со строительной площадки все многодельные мокрые процессы за счет строительства флагманов отрасли – ДСК (домостроительных комбинатов). Для возрастающих потребностей производства возводятся крупные энергетические узлы. Только после этого возникает возможность перейти к выпуску более качественного кирпича высоко технологичного обжига, который эксплуатируется длительное время без защитного штукатурного слоя.

Реализация стратегических подходов при решении жилищной проблемы в 60-е годы прошлого столетия позволила достичь значительных результатов за сравнительно небольшой промежуток времени. Только за первый этап решения глобальной государственной задачи (1959-1963 гг.) было сдано жилья в 3,16 раза больше, чем за период 1918-1940 гг. В том числе за один 1960 г. было сдано 70% жилья от ранее построенного в СССР в течение того же периода.

Производительность труда по данным ведущих трестов возросла в среднем на 300%. Особое внимание при этом уделялось надежности на всех этапах проектирования, возведения и эксплуатации жилья – его долговечность возросла на 25 лет по принятой классификации по группам капитальности. Типизация и унификация строительных изделий, производство железобетонных конструкций полной заводской готовности – позволили создать индустриальную базу строительной отрасли, не имевшую аналогов в мировой практике.

Естественно, подобные государственные подходы к решению жилищной проблемы позволили значительно улучшить послевоенную демографическую ситуацию. Обеспеченность жильем с 9,2 м2 в 1967 г. возросла до 16 м2 к 1990 г. (В РСФСР – 16,4 м2 общей площади на человека). К началу проведения реформ методами т.н. шоковой терапии в отдельных квартирах проживало 67,8% семей СССР, а 16,7% - имели индивидуальные дома.

На рис. 4, б – представлен процентный прирост жилого фонда в СССР до 1990. Как видно из диаграммы, к началу 80-х годов прошлого столетия темпы ввода жилья начали замедляться, поскольку острота жилищной проблемы была уже снята, а демографическая ситуация не только улучшилась, но и дала знаменитый «бэби-бум» середины 80-х.

Презрительно именуемое сегодня «хрущебами» жилье первых массовых серий доказало свою надежность. Но главное, оно дало возможность множеству людей ощутить действительную заботу государства, за которое весь народ сражался в Отечественной войне. Люди не только сами принимали участие в возведении собственного жилья, на его строительство государством были мобилизованы Вооруженные Силы страны.

За счет заводского изготовления железобетонных изделий, стоимость этого жилья удалось снизить до 100 рублей за метр квадратный, тем не менее оно сдавалось совершенно пригодным к немедленному заселению. Никому бы в голову не пришло, что в России наступят такие времена, когда неимоверно дорогое жилье сомнительного качества будет сдаваться в эксплуатацию даже без звукоизоляции, без санитарно-технических и электротехнических приборов и по этой причине будет пустовать годами.



Здесь мы видим подлинно государственный, комплексный подход, основанный на тщательном учете и контроле всех направляемых в отрасль государственных ресурсов. Безусловно, такая программа, основанная на строгом лимитировании государственых средств, контролируется на каждом этапе ее выполнения.

Как только острота проблемы была снята, уже с конца 60-х годов советские серии дорабатываются и совершенствуются. Огромная работа была проделана для обоснования необходимости увеличения лимита подрядных работ на один метр квадратный – до 136 рублей. Немедленному внедрению новых серий способствовал возросший уровень индустриализации строительной отрасли.

В Ижевске в 1974 г. прошел скандальный процесс с выселением из новостройки партийной и руководящей элиты одного из крупнейших заводов. Бросать партийные билеты на стол, окапываться в захваченных квартирах, в которые ломились очередники профкомовской очереди, руководство оборонного завода заставила невыразимо прекрасная кирпичная «минская серия» 1972 г. Эти квартиры до сих пор в наших «рыночных» условиях считаются элитными. Впрочем, ничего особенного с того времени в планировках не придумано. Можно сказать, что вся сегодняшняя «элита» – это советские жилищные серии конца 70-х годов.

Накануне распада СССР началась качественная переструктуризация жилого фонда, с целью подготовки жилья массовых серий к масштабной реконструкции. Всем этим домам планировалось придать выразительный архитектурный облик. С этой целью в 1985 г. был проведен Всесоюзный архитектурный конкурс. Реализация представленных на нем работ позволила бы навсегда забыть о «хрущебах». Государство вновь приступило к аккумуляции финансовых и материально-технических ресурсов, но главное – мобильного переселенческого фонда.

В конце 80-х годов была значительно обновлена инженерная инфраструктура, было переложено большинство магистральных коммуникаций, увеличена их мощность. В этот период были приостановлены мероприятия по текущим ремонтам, за исключением неотложных мер.


2. Об изменениях в государственной жилищной политике накануне развала СССР

Каждая медаль имеет две стороны. Негативной стороной продуманных социальных мер, которые буквально спасли страну в 60-е годы, явилось, прежде всего, то, что сама жилищная политика на протяжении двадцати лет оставалась неизменной. И в послевоенных поколениях эти меры дали совершенно иной социальный эффект. Как ни странно, они выразились в социальной апатии и формировании нового явления, с которым сегодня сталкиваются и наиболее благополучные развитые страны, - социального иждивенчества.

Возможно, многим гражданам сегодня удивительно, что сами строители заговорили о планомерном разрушении отрасли только сейчас. Ведь с самого начала было ясно, что нынешними методами решить жилищную проблему невозможно, а сами жилищные программы не только элементарно неграмотные, но и носят неприкрытый преступный характер в силу низкой правовой культуры «младореформаторов». Почему же строители не возражали, когда последовательно уничтожалась государственная система финансирования жилищного строительства и контроля за расходованием государственных средств в этой сфере?

Придется объясниться. Строители не предполагали, что объемы реального строительства сократятся настолько, что вначале строить перестанут вообще, а потом государство начнет беззастенчиво крышевать зарубежных производителей, не поддерживающих отечественную нормативную систему, в ущерб интересам собственных потребителей строительной продукции.

Накануне краха «развитого социализма» отрасль была психологически измотана бесплатной раздачей государственного жилья совершенно другим людям, которые не спасали страну от фашизма, которые были уверены, что «им и так должны»! Строители все так же работали по жестким лимитам, которые возросли до 200 рублей на квадратный метр жилья (см. рис. 5), в стране все так же существовали многочисленные категории льготников, число самих категорий возросло в сравнении с тяжелым послевоенным временем в полтора раза.

Для потребителя государственное лимитирование стоимости жилья выражалось в нивелировании потребительского спроса. Реформаторы любят напоминать о низком качестве отделочных работ, тусклых обоях, и туалетах, окрашенных до потолка мрачной масляной краской. Впрочем, граждане, не задумываясь, что строители работают по лимитам подрядных работ при постоянных контрольных обмерах надзорных финансовых органов Стройбанка, причем, с отделочными материалами государственной лимитированной поставки – и сами постоянно писали в многочисленные органы «о выявленных недостатках в работе строителей».

* * *

Говоря об отделке жилых помещений, уместно привести пример со знаменитым немецким качеством, широко нынче рекламируемым слоганами вроде: «Обрати внимание: сделано в Германии!» СССР помогал поднимать индустриальное жилищное строительство во всех странах социалистического содружества. Бывшая ГДР по традиции вносила свою лепту строительными красками, клеями, нецементными вяжущими и другими химическими соединениями, необходимыми в строительстве. Журнал Farbe und Raum, издававшийся в Берлине, пользовался широкой популярностью среди советских строителей. С середины 80-х годов в качестве социалистической взаимопомощи немецкой строительной индустрии во многих городах СССР привязывались немецкие жилые крупнопанельные серии. На сдаче одного такого немецкого дома представитель исполкома, восторгаясь немецким качеством, высказал мне множество нелицеприятных вещей о нашем отечественном качестве. В руках он держал пластиковое ведерко производства нашего местного завода пластмасс, заботливо поставленное качественными немцами под мойку будущим новоселам. Советские строители сдавали жилье, конечно, без ведерок и резиновых ковриков при входе. Кроме того, у немцев были тяжелые виниловые обои, а мы работали бумажными обоями Камской фабрики самых безобразных расцветок.

Я не стала тогда поднимать вопрос о немецком качестве. Возможно, представитель исполкома не знал, что свои красивые толстые обои немцы наклеивали своими же замечательными клеями прямо на необработанную поверхность железобетона. Экономика всегда была и будет экономной, кто бы что не говорил по этому поводу. Поэтому немцы, потратившись на обоях, прикрывших многое, сэкономили на двух слоях шпаклевки с полным трудоемким ошкуриванием поверхности. Советским строителям такое делать запрещалось, поскольку шпаклевка являлась защитным слоем от радиоактивных испарений и общего негативного фона от железобетонных поверхностей.

Сегодня, выходя на перепланировки с устройством проемов в существующих стенах и перегородках, каждый строитель предварительно поинтересуется, когда сделаны несущие конструкции. Если они были выполнены в советское время и советскими строителями, можно заранее с уверенностью констатировать, что все пики будут сломаны вместе с пробойниками. На разборку советских несущих конструкций знающие люди сегодня без компрессора и отбойного молотка не выходят.

В сущности, со строительной отраслью в конце 80-х происходило то же самое, что и с советской бесплатной медициной. Пресловутый «застой социализма» выразился в том, что социальное равенство середины 50-х, когда страна по-братски делила на каждого своего гражданина, уцелевшего в самой страшной войне, тот ломоть, который имела, - превратилось в конце 80-х в ярмо, в уравниловку, сдерживающую развитие мощной отрасли, лишая ее не столько материальных, сколько моральных стимулов.

Строительство, как и медицина, – становится предметом постоянных шуточек «бичующей недостатки» эстрады по принципу «от них не убудет». По сути, расширяется трещина между потребителями и производителями. Никто не ценит самую дорогую вещь, доставшуюся даром. С другой стороны, никто не станет уважать потребителя, который не только не платит за продукцию, но и не задумывается, сколько вложено в потребляемый им продукт – труда, сил, талантов да и самих жизней! Государство при социализме – вне критики, да и с какой стати его критиковать за проявленную социальную заботу? Ведь во всех огрехах и недоделках – строители виноваты! А при желании и плохом пищеварении – всегда можно найти предмет для критики.

Для полноты картины следует добавить о сложившемся отношении граждан к «дармовому» государственному жилью. Оно выражалось не только в плевках на пол и завалах у мусоропроводов. Любой работник советских отделов капитального строительства сталкивался с общей практикой шкурничества при сносе ветхого жилья. Несмотря на закрываемые ордера, запрещавшие на период сноса прописку новых жильцов, при распределении нового жилья оказывалось, что вместо двухкомнатной квартиры по существующим жилищным нормам, семье из трех человек необходимо выделить одну двухкомнатную и две однокомнатные квартиры. Как правило, муж и жена оказывались разведенными, а пятнадцатилетняя девочка – выданной замуж по справке о беременности.

Были и фиктивные разводы с беременными женщинами, поскольку матери-одиночки получали жилье вне очереди. Доходило и до добровольной постановки на учет в психоневрологическом диспансере, поскольку на каждого гражданина «со справкой» полагалась отдельная комната.

Все полученное сверх нормативов жилье практически немедленно оказывалось на стихийно возникшем маклерском рынке, где легальная сторона сделок отражалась за соответствующие взятки в виде фиктивных обменов.

* * *

Не менее плачевно обстояли дела и в жилищно-коммунальной отрасли. При индустриализации строительства была реформирована и сфера эксплуатации. Был упразднен институт управдомов, возникла сеть многопрофильных эксплуатационных участков. Основной их задачей было выполнение нормативных мероприятий по плановым и текущим ремонтам на основании системы обязательных и внеочередных осмотров.

Хотя серийное жилье изначально проектировалось с минимумом эксплуатационных затрат, необходимо было собирать и обрабатывать данные по поведению каждой серии в период нормальной эксплуатации для совершенствования и обновления серий, для централизованного планирования мер по капитальным ремонтам и реконструкции жилого фонда.

Принципы работы ЖКХ, заложенные в 60-е годы, ничуть не изменились к началу 80-х, что в значительной мере способствовало нарастающему кризису в отрасли. В годы хрущевской оттепели, в атмосфере всеобщей уверенности, что уже с 1980 г. в СССР непременно «начнется» коммунизм, когда на государственном уровне отслеживалось любое «незаконное предпринимательство» и «нетрудовые доходы», - в обязанности жилищно-коммунальных служб вменялось и проведение всех типов ремонтов в квартирах жильцов. По этой причине отделочные материалы в розничную торговлю не направлялись, а санитарно-технические приборы даже ЖКХ выделялись по акту авторитетной комиссии.

Все понимают, во что со временем превратились на практике такие предкоммунистические меры. Если на стройке еще можно было приобрести клей, обои, краски, глазурованную плитку по «блату», то сантехнику строители получали строго по лимиту. Очереди на косметический и текущий ремонт квартир были огромными, поэтому все делалось за неучтенный наличный расчет во внерабочее время. Зато партийным и руководящим работникам все делалось по высшему разряду и вне очереди.

Нереальные, заведомо невыполнимые задачи – могут разложить любую отрасль до основания в самые короткие сроки. Воровство сантехники и отделочных материалов, действительно незаконное предпринимательство, прямое вымогательство и шантаж – стали нормой, обыденностью всего разлагающегося ЖКХ.

В то же время – среди жильцов растет уровень бытового вандализма, намеренной порчи лестничных ограждений, плафонов, входных групп. Все это говорило о том, что необходимо немедленно пересмотреть социальную ситуацию, возникшую в сфере эксплуатации жилого фонда.

Это и было сделано к концу 80-х, при подготовке к масштабной реконструкции жилья первых массовых серий. В результате социалистической реформы ЖКХ – отрасль в прежнем, так и оставшемся на сегодня неизменном виде, должна была прекратить свое существование.

* * *

Изменилось и само советское общество. Это были уже не измотанные войной, послевоенной разрухой и голодом люди, державшиеся лишь на осознании величия добытой ими для великой страны Победы, свято верившие в то, что с новыми общественными отношениями изменится и сам человек. Как показывает практика не только СССР, но и самых развитых стран мира, с улучшением жизни, повышением уровня материального благосостояния, на фоне демократизации социального климата – в обществе возникают саморазрушительные тенденции.

Эволюция и научно-технический прогресс свидетельствуют, что человек в массе своей – не насыщаемое существо. Люди редко бывают довольны тем, что имеют. Наряду с общими тенденциями регрессивных изменений при явном индустриальном прогрессе, развитие социалистического общества тормозила навязчивая государственная опека, ограничивавшая индивидуальность, требовавшая от личности – «быть как все».

Можно найти множество причин, почему СССР явно опоздал с реформой ЖКХ и жилищного сектора в целом. И это в меньшей степени будет касаться войны в Афганистане, на что любят ссылаться сегодня реформаторы, поголовно не служившие в армии. Просто упор был сделан на другие отрасли, прежде всего, на нефтяную и газовую, с освоением отдаленных месторождений, «поднять» которые было под силу лишь при мощном государственном управлении ресурсами всего СССР. В период сегодняшних уголовных «преобразований всего общества», логично было бы предположить, что реформа всего жилищного сектора, характер отношений в котором не отвечал уровню социального развития всего общества, - затягивалась намеренно.

Рассмотрим основные направления намеченных мер по реформированию строительной отрасли и ЖКХ на конец 80-х годов. Предпосылкой изменения характера распределения нового жилья стали кооперация государственных заказчиков и застройщиков не только на денежной основе, но и на основании прямого трудового участия, как это было в начале 60-х годов. С середины 80-х в стране разворачивается движение МЖК, значительно расширяется доля жилищно-строительных кооперативов.

Эти меры имели продуманное социальное обоснование, поскольку рост материального благосостояния давал гражданам СССР реальную возможность самостоятельного решения жилищной проблемы. Правоохранительные органы с тревогой констатировали рост нелегальных маклерских сделок с государственной недвижимостью. Поскольку рынок недвижимости уже сформировался, разумнее было его легализовать.

Характерно, что основным толчком к изменению взаимоотношений граждан и государства в жилищном секторе стал заметный рост вкладов в сберкассах: в 1980 г. сумма вкладов населения в учреждениях Сберегательного банка СССР составила в городских поселениях - 114,4 млрд. руб., в 1990 г. - 285, 9 млрд. руб., т.е. выросла в 2,5 раза. Среди всех вкладов 54% составляли вклады от 2 500 до 10 000 руб. В то время как на рынке нелегальных маклерских услуг, по данным правоохранительных органов, трехкомнатная квартира в крупных городах СССР стоила от 7 000 рублей.

При этом семейные накопления в 1980 г. в виде вкладов в учреждениях Сбербанка составляли 5,6% от общего совокупного дохода, а накануне «реформ», в 1990 г. они возросли до 8,8%.

Уничтоженный «демократами» советский Жилищный Кодекс на сегодня является примером высочайшего уровня демократии не только на фоне сегодняшних «демократических преобразований», он практически недостижим в большинстве развитых стран. Но в советское время гражданами с крайним раздражением воспринимались заложенные в этом документе основы жилищной кооперации государственных заказчиков и индивидуальных застройщиков. Любой гражданин предпочел бы получить государственное «дармовое жилье», нежели «строить» кооперативное. Напомню, что по ЖК СССР гражданин в течение ряда лет выплачивал на беспроцентной основе не более 40% лимитированной на государственном уровне стоимости квартиры. Государство брало на себя все функции контроля качества и надежности будущего сооружения. В 60% стоимости, принимаемой на себя государством, входила вся инженерная инфраструктура, проектируемая с учетом стратегического развития каждого населенного пункта, и «коробка», т.е. все несущие конструкции. При этом сама квартира поступала в частную собственность кооператора. Само сооружение сдавалось не на баланс ЖКХ, а кооперативу индивидуальных застройщиков. Таким образом, решалась проблема по сохранности жилого фонда и искоренению вандализма среди квартиросъемщиков.

Подобная схема, доказавшая свою жизнеспособность, должна была стать основой новой государственной жилищной политики. СССР переходил не только к развитию сектора предпринимательства в различных отраслях промышленности, но и к развитию сегмента частной собственности в жилищном секторе в целом.

При этом государство не снимало с себя ответственности по обеспечению жильем социально незащищенных категорий граждан. Кроме того, учитывались потребности молодых семей, не обладавших значительными денежными сбережениями. С середины 80-х возникает движение МЖК, членами таких молодежных жилищных кооперативов становятся молодые люди, прошедшие обучение строительным рабочим профессиям. В течение всего срока строительства они с отрывом от основного производства работали на строительстве собственного дома без оплаты труда. Таким образом, молодые семьи в течение 18 месяцев нормативных сроков строительства могли выстроить собственное жилье, которое так же в дальнейшем эксплуатировалось на кооперативной основе.

Постараемся вкратце сформулировать содержание мер, к осуществлению которых государство приступило еще до Горбачева:

  1. Граждане, имеющие возможность решить жилищную проблему самостоятельно, должны были получить все возможности для приобретения жилья в частную собственность;

  2. Государство принимало на себя обязанность обеспечения жильем исключительно социально-незащищенных категорий граждан;

  3. ЖКХ полностью упраздняется. Для выполнения коренным образом изменившихся задач эксплуатационной сферы создаются крупные ремонтно-строительные тресты. Они выполняют последовательную реконструкцию жилья первых массовых серий;

  4. После реконструкции жилье поступает в собственность создаваемых жилищных кооперативов. Не реконструированное жилье первых массовых серий (часть из которого планировалось вообще снести), к приватизации не допускается;

  5. В жилищном строительстве и сфере эксплуатации развивается сектор частного предпринимательства, который принимает на себя подрядные функции отделки и текущего ремонта жилых помещений;

  6. При возведении нового жилья государство оставляет за собой задачи возведения и обновления инженерной инфраструктуры в увязке с генеральными планами населенных пунктов и стратегическими планами экономического развития.

Отличительными признаками новой стратегии стали постепенность и последовательность. Руководство страны отдавало себе отчет, что отнюдь не все люди способны быть собственниками недвижимости. Кому-то это не надо вообще, а кто-то не сможет стать собственником без серьезной подготовки.

С принятием этих стратегических направлений государственная идеология начинает стремительно меняться, поскольку социальное иждивенчество именно в коммунальной сфере принимало характер стихийного бедствия. Сам жилищно-коммунальный сектор в таких условиях стал абсолютно неуправляемым. Необходимо было воспитать в людях отношение к государственной собственности не как к «дармовому» и «ничейному», которое государство и так «должно» содержать, а как к собственному жилищу.

Никого нельзя осчастливить насильно. Не может быть счастлив человек, за которого решаются те насущные проблемы, которые он в состоянии решить сам. Т.е. бесплатная раздача государственного жилья начала принимать характер социального зла. Однако и сделать граждан собственниками насильно и в краткие сроки после двух десятилетий растлевающей социальной уравниловки – тоже в одночасье невозможно. Это подход сказочного Бармалея, пожелавшего всех осчастливить насильно.

Здесь можно сделать вывод о том, что государственная жилищная политика должна быть динамичной и постоянно корректироваться в соответствии с требованиями времени.

Поскольку с принятием новой жилищной стратегии СССР значительно запаздывал, ее внедрение проходило с множеством сбоев и затруднений, неприятием подавляющей части граждан «неожиданного поворота» с бесплатной раздачей жилья.

Более того, при Горбачеве начался планомерный саботаж этих необходимых государственных мер и со стороны исполнительной ветви власти. При попустительстве государственных и партийных органов повсеместно разваливалось движение МЖК. В силу того, что молодежные кооперативы создавались при комитетах ВЛКСМ предприятий и организаций, выделенные им площадки после сноса и полного землеотвода на само предприятие – изымались у кооператива «в пользу всего коллектива трудящихся».

Окончательно этот комплекс мер потерял смысл, когда Горбачев объявил о программе «Жилье-2000». Большинство граждан тут же предпочло дожидаться обещанных каждой семье дармовых квартир, нежели надрываться бесплатно на стройке или вносить более половины заработка в счет кооперативного жилья.

Программа «Жилье-2000» не только свела на нет весь продуманный комплекс государственных мер. Она стала первой декларативной и популистской программой, никак не увязанной с планами стратегического развития государства. Именно с нее началось стремительное расхождение между словами и делами тогдашней верхушки властных структур.

Впервые при декларировании программы на ее осуществление не были запланированы финансовые и материально-технические ресурсы. Более того, весь период, пока слоган «Жилье-2000» не сходил с языков «ответственных лиц», объем кредитований в жилищную отрасль неизменно снижался (см. рис. 4, б). В очереди на получение нового жилья или увеличение жилой площади на 1 января 1991 г. стояло 14 млн. 524 тыс. семей (24,2% от общего числа семей). Индустриальная база строительства позволяла без особых напряжений выдавать более 15 млн квартир в год. То есть всей программы «Жилье-2000» при соответствующем финансировании хватило бы на год, а далее и говорить было бы не о чем.

Вместе с тем, с высоких трибун постоянно бичевались «долгострои» и «незавершенка» в промышленном строительстве. Однако именно здесь строители буквально загонялись! Выделялись новые площадки, ассигнования в новое промышленное строительство постоянно росли, все склады были забиты лихорадочно закупаемым оборудованием, с созданием площадей под установку которого не справлялась самая мощная строительная отрасль мира. Возникало впечатление, что реформаторы под шумок уже начали подготовку к последовавшему затем растаскиванию государственной собственности.

В качестве подтверждения этой, во многом «крамольной» мысли, можно привести знаменитую сегодня фармацевтическую корпорацию Брынцалова. Начальный капитал будущий крупный фармацевт сделал на отмене государственной монополии на спиртосодержащую продукцию, а фигурально выражаясь, на паленой водке и «левом» спирте. Как раз к тому моменту, когда он решил «остепениться», был достроен новейший фармацевтический завод на оборудовании, закупленном еще СССР в Швейцарии. Путем несложных манипуляций, не имеющих никакого отношения к действительно рыночным преобразованиям, человек, не способный честно заработать и на проходную этого современного предприятия, становится его владельцем.

Однако вернемся к преобразованиям в жилищном секторе…

  1   2   3   4   5   6




Нажми чтобы узнать.

Похожие:

Http://zvezda iconОтчет по практике Разработка http-клиента Студент Масленников Владимир Алексеевич группа с-25, факультет авт
В данной работе ставится задача разработки http-клиента. Клиент реализован на языке высокого уровня Си. В ходе разработки были изучены:...
Http://zvezda iconОтчет по практике Разработка http-клиента Студент Масленников Владимир Алексеевич группа с-25, факультет авт
В данной работе ставится задача разработки http-клиента. Клиент реализован на языке высокого уровня Си. В ходе разработки были изучены:...
Http://zvezda iconHttp://modules rnmc ru/77 LosBobr p 08122010 http://modules rnmc ru/77 LosBobry I 0812

Http://zvezda iconHttp://www tstu ru/ http://www tstu ru/win/main htm
Учебное пособие предназначено прежде всего для использования курсантами твваиу и студентами тгту в курсовом и дипломном проектировании....
Http://zvezda iconHttp://inforotor ru/visit/4204347?url=http://kp ua/daily/280510/229091/ Елена тищенко наша область одна из самых криминогенных в Украине //Комсомольская правда в Украине. – 2010. –3 июня. – С. 9 Большая часть преступлений кражи
Наша область одна из самых криминогенных в Украине //Комсомольская правда в Украине. – 2010. –3 июня. – С. 9
Http://zvezda iconHttp://fermer1

Http://zvezda iconHttp://www

Http://zvezda iconHttp://www trip24

Http://zvezda iconHttp://taln2011. org

Http://zvezda iconHttp: Promo Actio com

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы