Философия языка в трудах Вильгельма фон Гумбольдта icon

Философия языка в трудах Вильгельма фон Гумбольдта



НазваниеФилософия языка в трудах Вильгельма фон Гумбольдта
Дата конвертации03.08.2012
Размер301.51 Kb.
ТипРеферат
Философия языка в трудах Вильгельма фон Гумбольдта


Министерство общего и профессионального образования Российской Федерации Санкт-Петербургский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена РЕФЕРАТ По дисциплине философия Тема: Философия языка в трудах Вильгельма фон Гумбольдта Санкт-Петербург 2000 содержаниеВведение 3Глава I. Теоретико-методологические основы концепции В. Гумбольдта 5Глава II. Учение В. Гумбольдта о языке 92.1. Происхождение языка 92.2. Язык и мышление 112.3. Язык как деятельность 132.4. Понятие формы языка 142.5. Соотношение понятий «национальный дух» и «язык» 172.6. Сравнительное языковедение 192.7. Антиномии языка 20Заключение 22Список литературы 24 Введение Языкознание наряду с науками о мышлении принадлежит к числу техотраслей человеческого знания, которое обнаруживает наиболее тесные связи сфилософией на всем протяжении его развития, что объясняется природой самогопредмета лингвистики. Язык представляет собой непременное условиеосуществления абстрактного, обобщенного мышления и рациональной ступеничеловеческого познания. Те или иные философские направления оказываютвлияние на лингвистические течения. Сознательно или бессознательно, нолюбой лингвист исходит в своих исследованиях языка из определеннойфилософской; концепции о закономерностях бытия и познания. Вильгельм фон Гумбольдт (1767-1835), «один из величайших людейГермании» (по словам В.Томсена), считается основателем общего языкознания ифилософии языка. Однако, круг интересов этого выдающегося немецкогомыслителя и гуманиста, помимо языка и языкознания, охватывал философию,литературоведение, классическую филологию, теорию искусства,государственное право. Ему принадлежат переводы эсхиловского «Агамемнона» иод Пиндара. Он .был дипломатом, принимавшим участие в европейскихконгрессах, крупным государственным деятелем. Блестящее образование, происхождение и материальная обеспеченностьдали ему возможность общаться не только с монархами и видными политическимидеятелями, но и с учеными, писателями и поэтами, в том числе и с Гёте иШиллером, с которыми он находился в тесной дружбе. Гуманистический идеал Гумбольдта - всестороннее и гармоничное развитиекак личности, так и всего человеческого рода; этому идеалу он оставалсяверен и в своей практической деятельности. Основанный им Берлинскийуниверситет ныне носит имя братьев Гумбольдтов. Оценка его как ученого игражданина дана в обобщающей характеристике известного лингвиста XIX векаБ.Дельбрюка: «Его высокая и бескорыстная любовь к истине, его взгляд,направленный всегда к высшим идеальным целям, его стремление не упускать из-за подробностей целое и из-за целого отдельные факты, его всестороннеобразованный ум и благородная гуманность - все эти свойства действуютукрепляюще и просветляюще на каждую другую научную личность, приходящую всоприкосновение с Вильгельмом фон Гумбольдтом, и такое влияние Гумбольдта,по моему мнению, сохранит еще надолго и будет производить даже на тех, ктоостанавливаться беспомощно перед его теориями». В. Гумбольдт был первым среди лингвистов, который сознательно положилв основу своей концепции языковой принцип деятельности: «Язык следуетрассматривать не как мертвый продукт. Но как созидающий процесс» (Гумбольдт1984). Одним из первых в истории языкознания Гумбольдт обосновал системныйхарактер языка. Гумбольдт приходит к выводу о том, что «в языке нет ничегоединичного, каждый его элемент проявляет себя лишь как часть целого»(Гумбольдт 1984). Гумбольдт был убежден, что посредством языка можно «обозреть самыевысшие и глубокие сферы и всё многообразие мира». Он размышлял о совершенноновой форме сравнения языков. Задачу, стоящую перед сравнительнымязыкознанием, Гумбольдт сформулировал следующим образом: «Главное здесь...верный и достойный взгляд на язык, на глубину его истоков и обширностьсферы его действия». Отмежевываясь от традиционного подхода и философскиосмыслив (вслед за Гердером) проблему генезиса языка, Гумбольдт переноситеё на такую плоскость, где фактор времени как бы иррелевантен. Егорассмотрение ориентировано не на внешние факторы происхождения, а навнутренний генезис, усматривающий в языковой способности не толькоуникальный дар человека, но и его сущностную характеристику. В своей теории Гумбольдту удалось восстановить нужное равновесие междуязыком и мышлением. Гумбольдтовский способ рассмотрения языка в широком контекстесвязанной с ним проблематики в одинаковой мере отвечает требованиям какфилософии, так и лингвистики. Перед нами попытка их интеграции, в которойпреодолены односторонности как одной, так и другой науки. Однако, по мнениюГ. В. Рамишвили, такое сочетание не следует понимать в обычном смысле какфилософское языкознание или философию языка, наподобие философии права,религии, или философии физики, и т.д. поскольку язык касается не того илииного фрагмента действительности, а мира как целого в его первоначальномпостижении, то связь изучающей его науки с философией более органична ибудет иного порядка, чем отношение к философии других специальных наук,исследующих лишь отдельные сферы деятельности (Рамишвили 1978). Способ рассмотрения ученым самых различных аспектов языка и связаннойс ним проблематики, глубина и сила его аргументации убеждают, что Гумбольдтпостепенно вырабатывает метод, посредством которого можно подойти кизначальному единству языка и мышления, а также к единству феноменовкультуры, заложив тем самым лингвистический фундамент для объединения науко культуре. Глава I. Теоретико-методологические основы концепции В. Гумбольдта Проблема человека всегда приковывала глубокое внимание такого ученогокак Гумбольдт, и если свести вместе все философские интересы В. Гумбольдта,то их можно обозначить одним термином - философская антропология. Большинство исследователей учения В. Гумбольдта, в частностиА.В.Гулыга, Р. Гайм, Г. В. Рамишвили, Г. Шпет, В.И.Постовалова, отмечаютвлияние идей немецкой классической философии на философскую концепцию языкаВ.Гумбольдта. В первую очередь упоминаются имена Гердера, Гегеля, Канта.Для позднего Канта основная задача философии состояла в ответе на вопрос:«Что такое человек?». Гумбольдт здесь примыкает непосредственно к Канту.Народ - такой же организм, как человеческий индивид. Эта мысль,зародившаяся в эстетических работах Гумбольдта, затем пронизывает егоработы по философии и истории языка. Таким образом, и теоретико-методологическую базу учения Гумбольдта оязыке составляет антропологический подход, в соответствии с которымадекватное изучение языка должно производиться в тесной связи с сознанием имышлением человека, его культурной и духовной жизнью. Всем своим анализом языка Гумбольдт показывает, что «язык разделяетприроду всего органического, где одно проявляется через другое, общее вчастном, а целое обладает всепроникающей силой» (Гумбольдт 1859: 102). Основным в лингвистической концепции Гумбольдта является учение отождестве «духа народа» и его языка («язык народа есть его дух и дух народаесть его язык – трудно представить себе что-либо более тождественное») Какотмечает Ф.М.Березин, в этом положении идеи Гумбольдта перекликаются сидеями Шеллинга и Гегеля (Березин 1975). Философия природы Шеллинга и его трансцендентальный идеализмосновывались на тождестве духа и природы. Субъект и объект неразрывносвязаны в абсолютном разуме. Разум перестает быть чем-то субъективным илиобъективным, так как объект возможен только по отношению к мыслящемусубъекту. Философия приходит к тождеству субъективного и объективного.Именно так подходит к пониманию языка и Гумбольдт: «Являясь по отношению кпознаваемому субъективным, язык по отношению к человеку объективен...Сам посебе субъективный характер всего человечества снова становится для него чем-то объективным... Ибо объективное является тем, что, собственно, и должнобыть постигнуто, и когда человек субъективным путем языкового своеобразияприближается к этому, он должен приложить новое усилие для того, чтобыотделить субъективное и совершенно вычленить из него объект» (Гумбольдт1859: 95). Гумбольдовское понимание духа перекликается с трактовкой духа уГегеля. В концепции абсолютного идеализма Гегеля абсолютный дух - этоприродное начало, «абсолютная идея», наделенная самостоятельнымсуществованием. Дух составляет третью и последнюю (после логики и природы)ступень абсолютной идеи. Дух, в понимании Гегеля, есть идеальное целое,характеризующееся чертами системности и динамичности. Гегель понимает этоцелое как процесс и видение в отличие от классического рационализма, гдепри трактовке системности такого идеального целого подчеркивалась егонеподвижность. Всепроникающая характеристика духа есть деятельность,порождаемая его имманентной потребностью в само изменении, которое исоставляет стимул к его движению и развертыванию. Проходя три этапаразвития, дух выступает первоначально как субъективный дух (общество иобщественное сознание - мораль, право), и, наконец, - как абсолютный дух(единство того и другого), принимающей форму искусства, религии, философии.Основной чертой духа, по Гегелю, является спонтанная, разумная активность;она свойственна и деятельности как атрибуту духа, которая, по Гегелю, носитцелерациональный характер. В понимании Гумбольдта, дух не имеет других позитивных атрибутов,кроме деятельностного начала. По Гумбольдту, дух самобытен, свободен,самостоятелен, целеустремлен, деятелен, всепроникающ , в известной степенииндивидуализирован. Как отмечает В.И. Постовалова, понятие духаиспользуется Гумбольдтом для формального замыкания своей теории идостижения ее внутренней целостности. По Гумбольдту, все, что живет вдуховной и телесной природе, можно представить действием самобытной силы,которая лежит в основании всего, но развивается при неизвестных для насусловиях (Постовалова 1982: 387-388). Гегель выделяет два этапа в развитии языка: «...языки, на которыхговорили народы в их неразвитом состоянии, достигали весьма высокой степениразвития... Далее, является фактом, что с прогрессом цивилизации в обществеи государстве ... язык становится более бедным и менее расчлененным» (Цит.по кн. : Березин 1975: 47). Положение Гумбольдта об этапах развития языкаперекликается с идеями Гегеля, а также с идеями Я. Гримма и немецкихромантиков. По Гумбольдту, на первом этапе становления языка идет оченьдеятельное звукотворчество. Богатство и полнота форм языка компенсируютпримитивное мышление. На втором этапе развития языка бурно развиваетсямышление, а именно в это время каждый язык приобретает свой колорит ихарактер; в развитии грамматической формы языка наступает застой.Гумбольдт, признавая искусственность деления на два периода, считает, что вистории человечества или определенного народа нет этапа, для которого былобы характерно одно строение языка. Вслед за Гердером Гумбольдт заинтересовался проблемами происхождения игенеалогии языка, сравнительного изучения языков и их классификации и ролиязыка в развитии духа. Гердер в своей статье « О возрастах языка» писал:«Благодаря языку народы постепенно учились мыслить, и благодаря мышлениюони постепенно учились говорить» (Цит. По кн. :Гулыга 1975: 35). В работе офилософии Гердера А. В. Гулыга приводит высказывание В.М.Жирмунского: «...Гердер является создателем первой исторической теории языка. Его учение освязи развития языка с развитием мышления, обусловленным в конечном счетеразвитием человеческого общества, легло в основу философии языкаВ.Гумбольдта, Штейнталя, Потебни» (Гулыга 1975: 30). На лингвистическую концепцию Гумбольдта повлияли также идеи Фридриха иАвгуста-Вильгельма фон Шлегелей, созданная ими типологическая классификацияязыков. Кроме того, как уже было указано выше, формирование воззренийГумбольдта шло в свете немецкой классической философии (И.Кант,Г.В.Ф.Гегель, В.Ф.Шеллинг, Ф.Г.Якоби и др.). Идеи Гумбольдта явились однимиз источников философской антропологии.. Из числа наиболее фундаментальных трудов Гумбольдта по языкознаниюследует прежде всего назвать его сочинение «О различии строениячеловеческих языков и его влиянии на духовное развитие человечества», атакже такие работы, как «Труд о басках» и «Лаций и Эллада». В них изложеныобщетеоретические взгляды Гумбольдта на язык и разработан ряд частныхвопросов. Кроме того, проблемы общего языкознания и отдельные аспекты языкарассматриваются и уточняются в его многочисленных статьях : «О мышлении иречи», «О сравнительном изучении языков применительно к различным эпохам ихразвития», «О влиянии различного характера языков на литературу и духовноеразвитие», «План сравнительной антропологии», «О двойственном числе» и др. В своей книге «Язык как деятельность» В. И. Постовалова выделяетследующие теоретико-методологические основы программы В.Гумбольдта: 1. Синтез натуралистического и деятельностного принципов изученияязыка и человека: язык трактуется им как организм духа и как его самодеятельность. 2. Диалектический подход: видение объекта как внутреннепротиворечивого, антиномическая трактовка природы языка. 3. Системно-целостный взгляд на язык: онтологически объектрассматривается как определенная целостность, хотя методологически идопускается известный аналитизм. 4. Приоритет динамического, процессуального подхода над структурно-статистическим, приоритете описания живой речи над структурой языка. 5. Трактовка языка как порождающего себя организма. 6. Приоритет вневременного (панхронического) взгляда на язык надисторическим анализом движения языка в конкретные эпохи. 7. Сочетание интереса к живому разнообразию реально существующихязыков и языку как общему достижению человечества. 8. Отказ от описания языка только изнутри его самого; сопоставлениеязыка с другими видами духовной деятельности человека, и прежде всего сискусством. Широкий контекст рассмотрения предмета изучения. Гумбольдтвключает в число координат поля исследования языка следующие группы понятий(которые организованы в рамках его концепции в неразрывную целостность):1). язык (языки); 2). человек, народ, человечество; 3). мир, природа; 4).мысль, мышление, мировидение; 5) дух, национальный дух; 6) цивилизация,культура, этнос; 7). деятельность, сила. 9. Сочетание философски отвлеченного взгляда на язык со скрупулёзно-научным подходом к его изучению. В.И.Постовалова подчеркивает такую чертумышления В.Гумбольдта, как метафоричность: идея круга символизирует уГумбольдта целостность, изолированность; огонь, пламя, вспышкасимволизируют деятельность духа, одухотворенность, поток, полет -вечноедвижение и изменение в мире и в языке и т.д. Сила человеческого духа, по Гумбольдту, в самом своем существечеловеку не доступна. Она открывается косвенно через свои проявления (язык,цивилизацию, культуру и т.д.) Её проявления - это её создания, сила духаявляется человеку в том, что она производит, открывается в своих созданиях.Поскольку непосредственное проникновение в мир духа невозможно, то всякоепостижение его есть реконструкция, восстановление, предугадывание его черт.язык - главная деятельность человеческого духа. Проблема взаимоотношенияязыка и духа становится одной из центральных в творчестве Гумбольдта. Междуязыком и духом существует отношение воплощаемости; дух воплощается в языкекак в своем орудии. Глава II. Учение В.Гумбольдта о языке. 2.1. Происхождение языка Вопросом о происхождении языка занимались многие ученые и онпринадлежит к числу древнейших вопросов. Уже Платоновский Кратилрассматривает вопрос о том, принадлежат ли лексические обозначения объектамобозначения по природе, или они приданы им по общему соглашению. Этот жевопрос был поднят Аристотелем, который пришел к выводу, что язык созданлюдьми. Большой интерес к себе вызвала эта тема в XVIII веке. Различныетеории, появившиеся в это время, пытались показать естественноепроисхождение языка. Э. Кодильяк отстаивал идею возникновения языка врезультате договора как следствия общения людей, он полагал, что люди,одинаково реагируя на внешние воздействия, могли бы без труда договоритьсяо значении слов. Существовала также теория возникновения языка путемподражания звукам природы. В этом, в частности, был убежден Лейбниц,который проводил различие между современными «производными» языками и ихосновой - «первичным» языком, возникшим, якобы, в результатезвукоподражания, в работе «Новые опыты о человеческом разуме». Производныеязыки, отходя от первичного, все более теряли естественный характер и всеболее приобретали условный характер, однако и в них можно найти множестводоказательств, указывающих на связь речи с звучащими предметами. Была также высказана теория естественного происхождения языка, т.е.«эмоциональная теория», развитая Руссо, который полагал, что первый языкчеловека был ни чем иным, как естественными криками, передающими егочувства. Для людей характерно произнесенное слово, тогда как животныепользуются языком жестов и взглядов. Богословы в противовес мнению просветителей стали настаивать набожественном происхождении языка. На премию, объявленную БерлинскойАкадемией Наук, Гердер написал увенчанное этой премией сочинение, в которомвыступил в защиту человеческого происхождения языка. Характернаяособенность человека - рассудительность, т.е. способность размышлятьвозникает из природной организации человека. Человек, вследствие своей«смышлености», мог задерживать внимание на окружающих предметах, подмечатьв них характерные признаки, благодаря которым он мог различать вещи.Сохраняя в памяти характерные признаки, он придает вещам в своем умеопределенность. Первый, сохранившийся в памяти признак, нашел своевыражение в слове, и это означало рождение языка. Гердер подверг сомнениюобщепринятое мнение, согласно которому мышление занимает доминирующееположение, а язык как его «внешнее» выражение лишь сопутствует ему, непринимая притом никакого участия в формировании мысли. Философски осмыслив проблему генезиса языка, Гумбольдт переносит ее натакую плоскость, где фактор времени как бы иррелевантен. Его рассмотрениеориентировано не на внешние факторы происхождения, а на внутренний генезис,усматривающий в языковой способности не только уникальный дар человека, нои его сущностную характеристику. Касаясь генезиса языка, В.Гумбольдтрассматривает два возможных допущения. Факт сложности строения языка можетнавести на мысль, будто эта сложность - явление вторичного характера, тоесть результат постепенного усложнения простых структур в ходе времени,либо она продукт «колоссальных мыслительных усилий» его создателей.Гумбольдт опровергает как первое, так и второе допущение. Факт «сложности»языковой структуры не представляется ему достаточной логической основой дляправомерности вышеуказанных допущений. «Для того, чтобы человек мог постичьхотя бы одно-единственное слово..., весь язык полностью и во всех своихвзаимосвязях уже должен быть заложен в нем» (Гумбольдт 1984, 313). «Какимбы естественным, - говорит он, ни казалось предположение о постепенномобразовании языков, они могли возникнуть лишь сразу» (Гумбольдт 1984, 314). В понимании Гумбольдта, язык тесно связан с духовным развитиемчеловечества и сопутствует ему на каждой ступени его развития, отражая всебе каждую стадию культуры (Гумбольдт 1984, 48). Языку «присуще очевидноедля нас, хотя и необъяснимое в своей сути самодеятельное начало, и в этомплане он вовсе не продукт ничьей деятельности, а непроизвольная эманациядуха, не создание народов, а доставшийся им в удел дар, их внутренняясудьба» (Гумбольдт 1984, 49). Согласно его концепции целостности языка, нашедшей свое завершение впонятии «внутренней формы языка», каждый, даже мельчайший языковой элемент,не может возникнуть без наличия пронизывающего все части языка единогопринципа формы. Допущение же о том, что возникновению языка, якобы, предшествовали«колоссальные мыслительные усилия его создателей», не выдерживает критики,так как «сознательным творением человеческого рассудка язык объяснитьневозможно». «Именно из самого первобытного состояния мог возникнуть язык,который сам есть творение природы», -но «природы человеческого разума(Гумбольдт 1984, 314). Гумбольдт тем самым подчеркивает уникальность языкакак антропологического феномена и обращает наше внимание, с одной стороны,на неосознанную форму его существования, а с другой стороны, - на егоинтеллектуальную активность, заключающуюся в «акте превращения мира вмысли» (Гумбольдт 1984, 67). Это означает, что, «с необходимостью возникаяиз человека», язык «не лежит в виде мертвой массы в потемках души, а вкачестве закона обусловливает функции мыслительной силы человека»(Гумбольдт 1984, 314). Язык, по словам Гумбольдта, представляет собой «вечно порождающий себяорганизм», создание которого обусловлено внутренней потребностьючеловечества. 2.2. Язык и мышление Проблема соотношения языка и мышления - одна из центральных влингвистической концепции Гумбольдта. Практически все его сочинения поязыкознанию в большей или меньшей степени затрагивают этот вопрос. Вспециально посвященной ему небольшой статье («О мышлении и речи») Гумбольдтвидит сущность мышления в рефлексии, т.е. в различении мыслящего и предметамысли. Далее в этой же статье через мышление он дает определение языка,подчеркивая этим их тесную связь: « Чувственное обозначение единств, скоторыми связаны определенные фрагменты мышления для противопоставления ихкак частей другим частям большого целого, как объектов субъектам,называется в широчайшем смысле слова языком» (Гумбольдт 1984,301). Согласно его теории, человек ищет знак, с помощью которого он мог быпредставить целое как совокупность единств. Когда он подыскивает эти знаки,его рассудок занят различением, расчленением, анализом. Далее он строитцелое, синтезирует понятия, допускающие свободную обработку, вторичноеразъединение и новое слияние. «В соответствии с этим, - пишет Гумбольдт, -и язык выбирал артикулированные звуки, состоящие из элементов, которыеспособны участвовать в многочисленных новых комбинациях» (Гумбольдт 1984,302). Мысль, деятельность вполне внутренняя и субъективная, в словестановится чем-то внешним и ощутимым, становится объектом, внешнимпредметом для себя самой и посредством слуха, уже как объект, возвращаетсяк первоначальному источнику. Мысль при этом не теряет своей субъективности,так как произнесенное мной слово остается моим. Только посредствомобъективирования мысли в слове может из низших форм мысли образоватьсяпонятие (Гумбольдт 1984). Связь языка и мышления настолько безусловна, что«язык есть обязательная предпосылка мышления и в условиях полной изоляциичеловека» (Гумбольдт 1984, 76-77). Но язык обычно развивается только вобществе и человек понимает себя только тогда, когда на опыте убедится, чтоего слова понятны и другим людям. Необходимая взаимосвязанность, взаимообусловленность, взаимовлияниеязыка и мышления является тем фактором, который «делает человекачеловеком», отличая его от остальной природы. Природный звук, поГумбольдту, завершает лишь «чувство», мысли же необходим язык: «хотячувство везде сопровождает даже самого образованного человека, он тщательноотличает свой экспрессивный крик от языка. Если он настолько взволнован,что не может даже и подумать отделить предмет от самого себя даже впредставлении, у него вырывается природный звук, в противоположном случаеон говорит и только повышает тон по мере роста своего аффекта.» (Гумбольдт1984, 302). Связь языка и мышления обуславливает и особый взгляд Гумбольдта напроисхождение языка. По его мнению, зарождение языка не может происходитьпо отдельным кусочкам или отдельным словам: «Для того, чтобы человек могпонять хотя бы единственное слово не просто как душевное побуждение, а какчленораздельный звук, обозначающий понятие, весь язык полностью и во всехсвоих связях уже должен быть заложен в нем.» Так как в языке нет ничегоединичного, и «каждый отдельный его элемент проявляет себя лишь как частьцелого». Надо отметить, что это последнее положение получило многообразнуюинтерпретацию лишь у языковедов XX века, положивших понятия системы иструктуры в основу своих лингвистических теорий. 2.3. Язык как деятельность В своей работе «О различии строения человеческих языков и его влияниина духовное развитие человечества» Гумбольдт выдвигает тезис : «Язык неесть продукт деятельности, а деятельность» (Гумбольдт 1984, 70). Онподчеркивает, что истинное определение языка как энергеий может быть толькогенетическим. «Язык представляет собой постоянно возобновляющуюся работудуха, направленную на то, чтобы сделать артикулируемый звук пригодным длявыражения мысли» (Гумбольдт 1984, 70) Форма языка при этом рассматриваетсякак нечто «постоянное и единообразное в этой деятельности духа». «Генезисная дефиниция» (применяемая как к энергейе, так и к форме) -это не определения языка как эргона, то есть в состоянии статики, арассмотрение его в действии, выявляющее одновременно и сущность языка.Понимаемая подобным образом форма языка не является «плодом научнойабстракции»; она имеет «реальное бытие» не в «языках вообще», а в отдельныхязыках». Поле и граница действия энергеий измеряются измеряются масштабомобъема формы конкретного языка. Противопоставление «эргон-энергейя» соотносится с другимпротивопоставлением: «Язык есть не мертвый продукт, а созидающий процесс»(Гумбольдт 1984, 69). В рамках гумбольдтовской диалектической картины мираязык и все связанное с ним предстают то как нечто готовое, законченное, токак пребывающее в процессе формирования. Так, с одной точки зрения,материал языка предстает как уже произведенный, а с другой - как никогда недостигающий состояния завершенности, законченности. Развивая первую точкузрения, Гумбольдт пишет, что каждый народ получает с незапамятных временматериал своего языка от прежних поколений, и деятельность духа, трудящаясянад выработкой выражения мыслей, имеет дело уже с готовым материалом исоответственно не творит, а только преобразует (Гумбольдт 1984). Развиваявторую точку зрения, Гумбольдт замечает, что состав слов языка нельзяпредставлять готовой массой. Не говоря о постоянном образовании новых слови форм, весь запас слов в языке, пока язык живет в устах народа, естьнепрерывно производящийся и воспроизводящийся результатасловообразовательных сил. Он воспроизводится, во-первых, целым народом,которому язык обязан своей формой, в обучении детей речи и, наконец, вежедневном употреблении речи (Гумбольдт 1984). В языке как в «вечно повторяющейся работе духа» не может быть ниминуты застоя, его природа - непрерывное развитие под влиянием духовнойсилы каждого говорящего. Дух непрестанно стремится внести в язык что-либоновое, чтобы, воплотив в него это новое, опять стать под его влияние(Гумбольдт 1984). Гумбольдт полагает, что в языке следует видеть не какой-то материал,который можно обозреть в его совокупности или передать за частью, а «вечнопорождающий себя организм, в котором законы порождения определенны, нообъем и в известной мере также способ порождения остаются совершеннопроизвольными» (Гумбольдт 1984, 78). В качестве примера Гумбольдтрассматривает усвоение языка детьми, что представляет собой не толькоознакомление со словами, не простая закладка их в памяти и неподражательное лепечущее повторение их, а рост языковой способности сгодами и упражнениями (Гумбольдт 1984, 78-79). В языке образуется запас слов и правил, посредством которых он втечение тысячелетий становится самостоятельной силой. Как справедливоотмечет Потебня, хотя речь живого человека или мертвого языка, изображеннаяписьменами, оживляется только тогда, когда читается и произносится, хотясовокупность слов и правил только в живой речи становится языком; но какэта «мумие образная или окаменелая в письме речь, так и грамматика сословарем действительно существуют и язык есть столько же деятельность,сколько и произведение» (Потебня 1993, 23-27). 2.4. Понятие формы языка. Термин «энергейя» впервые встречается именно в главе «Форма языков» (§8 «Введения в труде В.Гумбольдта «О различии строения человеческих языков иего влияния на духовное развитие человечества»). Как будто не должно бытьничего общего между «энергейей» и «формой» обычно понимаемой статически. Рассмотрение же представленных именно в этой главе отдельныхвысказываний Гумбольдта приводит нас к убеждению, что его концепция формыязыка с необходимостью связана с идеей «энергейи». Поскольку понятие формыистолковывается по-разному, Гумбольдт считает необходимым с самого женачала разъяснить, в каком смысле он его употребляет. Для установления определенной корреляции между понятиями энергейи иформы можно привести следующие высказывания. Рассматривая язык какэнергейю, Гумбольдт пишет: «Язык представляет собой постоянную работу духа,направленную на то, чтобы сделать артикулируемый звук пригодным длявыражения мысли.» (1984, 70). А в форме языка (которая «отнюдь не толькотак называемая грамматическая») он дает такое определение: «Постоянное иединообразное в этой деятельности духа, возвышающей членораздельный звук довыражения мысли, взятое во всей совокупности своих связей исистематичности, и составляет форму языка» (Гумбольдт 1984, 74). Итак, очевидна связь понятия формы с понятиями энергейи о порожденияязыка. Поскольку язык есть «все повторяющая деятельность» (а не продуктее), эта деятельность, по Гумбольдту, должна протекать определеннымобразом, т.е. в определенной форме. По сути дела, эта форма и обеспечиваетсистематичность и своеобразие деятельности языка; и «в действительности онапредставляет собой индивидуальный способ, посредством которого народвыражает в языке мысли и чувства». Иными словами, то своеобразие и тасистематичность, которые наблюдаются в проявлении деятельности языка,обуславливаются его связью с народом, с его национальным характером, с егообразом мышления, почему и оказывается возможным утверждать, что «языкивсегда имеют национальную форму, являясь непосредственно и собственнонациональным творением». Форма каждого языка является неповторимоиндивидуальным образованием, хотя в своих существенных чертах она и схожадля всех языков. Она -«духовная настроенность говорящих на одном языке»,«индивидуальный порыв, посредством которого тот или иной народ воплощает вязыке свои мысли и чувства» (Гумбольдт 1984,70). Возможно дать определение формы языка, и оно приводится Гумбольдтом(см. выше), но нельзя дать определение формы отдельного конкретного языка,его внутренней формы, так как «определение формы языка представляетсянаучной абстракцией». Сознательно прибегая к довольно элементарнойформулировке, можно сказать, что внутренняя форма языка обуславливает то,что его деятельность протекает так, а не иначе, использует такие средства,а не иные. «Характерная форма языка отражается в его мельчайших элементах,и вместе с тем каждый из этих элементов тем или иным и не всегда яснымобразом определяется языком» (Гумбольдт 1984, 71). При этом Гумбольдтприбегает к метафорическому сопоставлению: конкретные языки «можно сравнитьс человеческими физиономиями: сравнивая их между собой, живо чувствуешь ихразличия и сходства, но никакие измерения и описания каждой черты вотдельности и в их связи не дают возможность сформулировать их своеобразиев едином понятии» (Гумбольдт 1984, 72). Гумбольдт различает «внутреннюю форму языка» как глубинный принцип егопорождения, определяющий собой все своеобразие языковой организации, и«внешнюю форму языка» (звуковую, грамматическую и т.д.), в которойпроявляется и воплощается внутренняя форма. «Форме противостоит, конечно, материя», и на основе своих сужденийГумбольдт приходит к заключению: «В абсолютном смысле в языке не может бытьматерии без формы». Деятельность языка всегда протекает в определеннойформе, и если ее отнять, останется неорганизованная, хаотичная грудаматерии, поэтому «понятие языка существует и исчезает вместе м понятиемформы, ибо язык есть форма и ничего кроме формы» (Гумбольдт 1984, 72). Ведьдаже то, что в языке «в одном отношении считается материей, в другомотношении оказывается формой». Заимствуя чужие слова, язык может трактоватьих как материю, но материей они будут лишь по отношению к данному(заимствующему) языку, а не сами по себе. Гумбольдт не раз подчеркивает важность понятия формы как основы дляописания языков. Ведь «по разрозненным элементам нельзя познать то, чтоесть высшего и тончайшего в языке. ... Расчленение языка на слова и правила- это лишь мертвый продукт научного анализа» (Гумбольдт 1984, 70). Понятиеформы, как считает Гумбольдт, открывает исследователю путь к постижениютайн языка, к выяснению его сущности. Пренебрегая этим путем, он непременнопроглядит множество моментов, и они останутся неизученными. Без объясненияостанется масса фактов, и, наконец, «отдельные факты будут представлятьсяизолированными там, где в действительности их соединяет живая связь(Гумбольдт 1984, 71). Частности должны включаться в понятие формы языков нев виде изолированных фактов, а «лишь постольку, поскольку в них вскрываетсяединый способ образования языка» (Гумбольдт 1984,7). Как же можно постичь эту самую форму языков, каким путем пойти в ееизучение? - Её можно постичь и уловить только в связной речи, изучая языккак всю совокупность актов речевой деятельности. Ведь форма языка - этосинтез отдельных элементов в «их духовном единстве». 2.5. Соотношение понятий «национальный дух» и «язык» В своих лингвистических исследованиях Гумбольдт затронул важныепроблемы социально-философского характера, связанные с выявлением понятий«народ» и «язык». Гумбольдт считает «нацию» (для него это почти то жесамое, что и «народ») такой формой «индивидуализации человеческого духа»,которая имеет «языковой» статус. Считая нацию духовной формой человечества,имеющей языковую определенность» (Гумбольдт 1984, 9), специфику этой формыон усматривает главным образом в языке, хотя при этом подчеркивает, что вформировании нации, помимо языка, участвуют и другие факторы: «если наминации назывались духовной формой человечества, то этим совершенно неотрицались их реальность и их земное бытие; такое выражение мы выбиралитолько потому, что здесь вопрос касался рассмотрения их (наций)интеллектуального аспекта (Гумбольдт 1984, 10). Так как деление человечества на языки совпадает с делением его нанароды, то отсюда должно следовать, что между языком и народом, или,точнее, духом народа, существует необходимая корреляция. «Язык и духовнаясила народа развиваются не отдельно друг от друга и последовательно один задругой , а составляют исключительно и нераздельно одно и то же действиеинтеллектуальной способности». «Хотя мы и разграничиваем интеллектуальнуюдеятельность и язык, в действительности такого разделения не существует»(Гумбольдт 1984, 68). Каков же смысл употребления понятия «дух народа» в работах В.Гумбольдта? следует помнить, что он обсуждает этот вопрос с связи с выявлениемусловий и причин различия языков. Считая недостаточным один лишь звуковойфактор для объяснения различия и специфики языков, он ищет более «высокийпринцип», который по его мнению, объяснит и подтвердит различие конкретныхязыков («В практических целях очень важно не останавливаться на низшейступени объяснения языковых различий, а подниматься до высшей иконечной...» (Гумбольдт 1984, 68). Различие языков эмпирически связано сразличием народов; нельзя ли это различие, то есть специфику языков,объяснить исходя из «духа народа» как из более высокого принципа»?В.Гумбольдт ввел понятие «дух народа» в сравнительное языкознание какпонятие необходимое, однако, его трудно постичь в чистом виде: безязыкового выражения «дух народа» - неясная величина, знание о которойследует извлечь опять-таки из самого языка, язык же толкуется не только каксредство для постижения «духа народа», но и как фактор его создания. Тут как бы замкнулся заколдованный круг: дух народа как «высшийпринцип», обусловливая различие и специфику языков, со своей стороны самнуждается в объяснении через язык. Гумбольдт разъясняет такое рассуждение:«Не будет заколдованного круга, если языки считать продуктом силы народногодуха и в то же время пытаться познать дух народа посредством построениясамих языков: поскольку каждая специфическая духовная сила развиваетсяпосредством языка и только с опорой на него, то она не может иметь инойконструкции, кроме как языковой» (Гумбольдт 1984, 11). В понимании Гумбольдта, правильность и богатство развития языка прямопропорционально связаны с соразмерностью воздействия на язык силынационального духа (по Гумбольдту, язык преобразуется с каждой новойступенью духа). «Всеми своими корнями и тончайшими их фибрами он (язык)сплетен с силой национального духа, и чем соразмернее действует на языксила национального духа, тем правильнее и богаче развитие языка (Цит. покн.: Постовалова 1982: 52). Что может в языке зависеть от действия духа? -прежде всего от народного духа зависит сам принцип образования языка.Влияние духа расширяется также на структуру языка и образование форм. Языки, соответственно, также обладают силой, воздействующей на дух. Иэто воздействие носит всесторонний и гармоничный характер. По образномувыражению Гумбольдта, языки - это колеи, по которым деятельность духасовершает свое течение, или, при другом сравнении, - русло, по которому духкатит волны своей жизни. В 1801 году в своих фрагментах монографии о басках Гумбольдт выдвинултезис о том, что разные языки - это не различные обозначения одного и тогоже предмета, а «различные видения» его. Тезис о «языковом мировидении», счисто эмпирической точки зрения содержит мысль о том, что различие языковне сводится к одному лишь звуковому фактору. Язык не есть ряд готовыхэтикеток к заранее данным предметам, не их простое озвончение, апромежуточная реальность, сообщающая не о том, как называются предметы, а,скорее, о том, как они нам даны. Языком охватываются преимущественно объекты, входящие в кругпотребностей и интересов человека, и отображаются не столько чистосубстанциональные свойства внеязыкового мира, а, скорее, отношение человекак нему. Эти отношения в различных языках преломляются по-разному, черезсвойственное каждому языку семантическое членение. Соответственно, можнопредположить, что в наших высказываниях о вещах и явлениях мы до некоторойстепени следуем и тем ориентирам, которые предначертаны семантикойестественного языка. Следовательно, звучание соединяется не с предметомнепосредственно, а через семантически переработанные единицы, которые уже вкачестве содержательных образований могут стать основой самого актаобозначения и речевой коммуникации. Положения Гумбольдта о том, что язык определяет отношение человека кобъективной действительности и его поведение, легли впоследствии в основутеории Э. Сепира – Б. Уорфа, согласно которой язык упорядочивает потоквпечатлений действительности, и в основу неогумбольдтианскойлингвистической теории Л. Вейсгебера, согласно которой язык превращаетокружающий мир в идеи, «вербализует» мир. 2.6. Сравнительное языковедение Главной лингвистической дисциплиной, по Гумбольдту, являетсясравнительное языковедение. То общее, на чем оно строится, - этообщечеловеческая языковая способность превращения мира в мысли. Хотя общеесвойство языковой способности охватывает все человечество, однако, этаспособность не реализована в одном общечеловеческом языке, а осуществляетсяв великом многообразии языков. Каждую человеческую индивидуальность, даже независимо от языка, можносчитать особой позицией в видении мира, поэтому ко всякому объективномувосприятию неизбежно примешивается субъективное. «И поскольку на языкодного и того же народа воздействует субъективность одного рода, ясно, чтов каждом языке заложено самобытное миросозерцание» (Гумбольдт 1984, 80).Каждый язык содержит всю структуру понятий и весь способ представленийопределенной части человечества. Отсюда и конечная цель языкознания, поГумбольдту, - Это «тщательно исследование разных путей, какими бесчисленныенароды решают всечеловеческую задачу постижения мира путем языка». Как пишет Гумбольдт в своей статье «Характер языка и характер народа»,сравнительное изучение языков должно объединять три направления (Гумбольдт1985, 371): 1). Как решает каждый язык различные задачи, возникающие изпотребностей речи, - как грамматические, так и все прочие? 2). Как и почему языки, которые мы можем наблюдать на протяжениидлительного времени, претерпели изменения в своей внутренней структуре? 3). Какие различия в словообразовании и словоизмененииблизкородственных и далеких друг от друга языков допускают возведение кединому источнику? В широко задуманном Гумбольдтом проекте сравнительного языковеденияязык выглядит не как изолированный объект грамматического анализа, а какпредмет, раскрываемый полностью лишь в своих многосторонних и необходимыхсвязях.» ... Язык и постигаемые через него цели человека вообще, родчеловеческий в его поступательном развитии и отдельные народы являются темичетырьмя объектами, которые в их взаимной связи и должны изучаться всравнительном языковедении», (Гумбольдт 1984, 311). Сравнительное языковедение именно в гумбольдтовском его пониманиираскрывает суть «философски обоснованного сравнения языков». 2.7. Антиномии языка Основные положения учения Гумбольдта о языке можно сформулировать ввиде антиномий, в существовании которых он видел диалектику языка. В работе«О сравнительном изучении...» Гумбольдт писал, что «сущность языкабеспрерывно повторяется и концентрически проявляется в нем самом; уже впростом предложении, основанном на грамматической форме, видно еезавершенное единство, и так как соединение простейших понятий побуждает кдействию всю совокупность категорий мышления, где положительное естьотрицательное, часть - целое, единичное - множественность, следствие -причина, случайное -необходимое, относительное - абсолютное, измерение впространстве - определение во времени, где одно ощущение находит себеотклик в другом, то как только достигается ясность и определенностьвыражения простейшего соединения мысли, в изобилии слов оказываетсяпредставленным язык как целое» (Гумбольдт 1859, 283) Язык как целое состоитиз противоречащих друг другу понятий, именно эта противоречивость иопределяет характер языка. Антиномия языка и мышления. С одной стороны, язык есть орган,образующий мысль. Без языка невозможно образование понятий; понятие неможет отрешиться от слова; слово является единством звука и понятия. Сдругой стороны, «дух человека» постоянно стремится освободиться от узязыка, ибо слова стесняют внутреннее чувство. Антиномия произвольности знака и мотивированности элементов языка.Слова - знаки отдельных понятий, слово облекается в звуковую форму. Звуки ипонятия по природе своей различны: звук служит для человека представлениемпредмета; понятие является выражением нашего взгляда на предмет,формирование понятий представляет собой внутренний процесс. Что касаетсямотивированности элементов языка, то они обусловливаются внутреннимизакономерностями языка, всей его структурой. Антиномия субъективного и объективного в языке. Являясь по отношению кпознаваемому субъективным, язык по отношению к человеку объективен. «Языкмне принадлежит, так как я воспроизвожу его моею собственной деятельностью;но так как я воспроизвожу его так, а не иначе потому, что так говорят иговорили все поколения, передававшие его друг другу до настоящего времени,то меня, очевидно, ограничивает самый язык» (Гумбольдт 1859, 61). Антиномия языка как деятельности и как продукта деятельности. По своейсущности язык есть нечто постоянное и вместе с тем в каждый данный моментпреходящее. Постоянное развитие - основа существования языка. Антиномия индивидуального и коллективного в языке. Язык принадлежитодновременно и отдельному человеку, и всему коллективу. Всякий языкраскрывается во всей своей полноте только в живом употреблении, в речиговорящего лица. «Языки можно считать творением народов и в то же время ониостаются творением отдельных лиц» (Гумбольдт 1858, 34) Язык выражаетмировоззрение отдельного человека, но человек всегда зависит от народа,которому принадлежит. Антиномия языка и речи. «Язык как масса всего произведенного живоюречью, не одно и то же, что самая речь эта в устах народа» (Гумбольдт 1859,58). То есть язык как целое отличается от отдельных актов речевойдеятельности. Антиномия понимания и непонимания. Окончательную определенность словаполучают только в речи отдельного лица. Но особенность общения состоит, поГумбольдту, в том, что говорящий и слушающий воспринимают один и тот жепредмет с разных стороны вкладывают различное, индивидуальное содержание водно и то же слово. Отсюда следует, что «никто не принимает слов совершеннов одном и том же смысле, и мелкие оттенки значений переливаются по всемупространству языка, как круги на воде при падении камня. Поэтому взаимноеразумение между говорящими в то же время есть недоразумение, и согласие вмыслях и чувствах в то же время и разногласие» (Гумбольдт 1859, 62). Заключение Вильгельм фон Гумбольдт занимает в науке о языке совершенно особоеместо. Выдвинув оригинальную концепцию природы языка и подняв рядфундаментальных проблем, которые и в настоящее время находятся в центреоживленных дискуссий. Многие из исследователей числят себя его учениками ипоследователями - А.Потт, Х.Штейнталь, Г.Курциус, А.А.Потебня, и даже такойнезависимый ученый, как И.А.Бодуэн де Куртенэ. В. Гумбольдту была дана высокая оценка со стороны видных философов, вчастности, Канта. Такого же высокого мнения были современные ему языковеды(Ф.Бопп, Я.Гримм) . Такое отношение к Гумбольдту вызвано тем, что егоспособ рассмотрения языка в широком контексте связанной с ним проблематикив одинаковой мере отвечает требованиям как философии, так и лингвистики.Гумбольдт предпринял попытку их интеграции, в которой преодоленыодносторонности как одной, так и другой науки. Во второй половине Х1Х-го века, в эпоху позитивизма, бурного развитияиндоевропеистики, имя Гумбольдта упоминается в основном лишь в трудах,посвященных классификации языков. В России осмысление наследия Гумбольдта началось с перевода на русскийязык П.Билярским основного сочинения Вильгельма фон Гумбольдта «О различиистроения человеческих языков...» (СПб., 1859 г.) А.А.Потебня способствовалраспространению идей Гумбольдта в России и оказался одним из самых яркихинтерпретаторов этих идей в русской традиции (см., например, его «Мысль иязык», 1862, 1892 и др. работы). Правда, его истолкование идей Гумбольдтане было свободно от влияния психологизма Штейнталя. Особое усиления интереса к наследию Гумбольдта связано с новым изданиесочинений Вильгельма фон Гумбольдта (в 17-ти томах) Прусской Академией наукв 1903 году. Новый этап развития гумбольдтианства в России соотнося споявлением в Москве книги Густава Шпета «Внутренняя форма слова» (1927г.).В 20-х годах нашего столетия на западе Эрнст Кассирер, а у нас Густав Шпетсвязывают, по словам Г.Рамишвили, идеи Гумбольдта с «возрождающимсяповоротом в философии». Г. Шпет в своей книге излагает концепциюГумбольдта, сопровождая её комментариями и собственными соображениями. В 20-х годах XX века, главным образом, в Германии и США возникаетнеогумбольдтиансткое направление современного языкознания,характеризующееся преимущественным вниманием к семантической стороне языка,стремлением изучать язык в тесной связи с культурой данного народа, а такжепроцессами мышления и познания. Основные положения европейскогонеогумбольдтианства были сформулированы Л.Вайсгербером, Й.Триром,Х.Гиппером и др. Согласно им, язык определяет мышление человека и процесспознания, поэтому люди, говорящие на разных языках, создают различныекартины мира. В российском языкознании уже ближе к нашему времени следует назватьсерию работ Г.В.Рамишвили (см., например, его книгу «Вопросы энергетическойконцепции Гумбольдта, а также книгу В.И.Постоваловой «Язык какдеятельность». Все большее количество лингвистических исследований рассматривает языкв отношении к когнитивным, историко-культурным и социальным факторам. Можноконстатировать, что в современном языкознании на первом плане стоятпроблемы, связанные в живым функционированием языка, с его ролью впостроении картины мира. Список литературы 1. Амирова Т.А., Ольховиков Б.А., Рождественский Ю.В. Очерки поистории лингвистики. М., 1975. 2. Березин Ф.М. Лингвистическая концепция В. Гумбольдта-У/Историялингвистических учений. М., 1975 3. Гайм Р. Вильгельм фон Гумбольдт. М., 1899. 4. ГулыгаА.В. Немецкая классическая философия. М., 1986. 5. Гумбольдт В. Избранные труды по языкознанию. М.: Прогресс, 1984 6. Гумбольдт В. Язык и философия культуры. М.: Прогресс, 1985 7. Гумбольдт В. О различии организмов человеческих языков и о влиянииэтого развития на умственное развитие человеческого рода. СПб., 1859 8. Дельбрюк Б. Ведение в изучение языка. СПб., 1904 9. Звегинцев В.А. История языкознания 19-20 вв. В очерках иизвлечениях. ч.1 М.,1964 10. Кацнельсон С.Д. Содержательно- типологическая концепцияВ.Гумбольдта, в кн.: Понимание историзма и развития в языкознании 1-ойполовины XIX века. Л., 1984. 11. Постовалова В.И. Язык как деятельность. Опыт интерпретацииконцепции Гумбольдта. М., 1982 12. Потебня А.А. Мысль и язык. М., 1993 13. Рамишвили Г. В. Вопросы энергетической теории языка. Тбилиси, 1978 14. Рамишвили Г. В. Языкознание в кругу наук о человеке. -Вопросыфилософии, VI. М., 1981. 15. Шлет Г. Внутренняя форма слова. М., 1927.




Нажми чтобы узнать.

Похожие:

Философия языка в трудах Вильгельма фон Гумбольдта iconРеферат по дисциплине философия Тема: Философия языка в трудах Вильгельма фон Гумбольдта Санкт-Петербург 2000
Охватываются преимущественно объекты, входящие в круг потребностей и интересов человека, и отображаются не столько чисто субстанциональные...
Философия языка в трудах Вильгельма фон Гумбольдта iconЗаведующей общеуниверситетской Кафедрой немецкого языка
Прошу допустить меня до занятий на курсах немецкого языка в рамках подготовки к участию в программе двойных дипломов с университетом...
Философия языка в трудах Вильгельма фон Гумбольдта iconСценарий продукта проекта, сцена 1
Место действия: Бергхоф. Лица: Гитлер, Герд фон Рундшедт, Вильгельм Риттер фон Лееб, Федор фон Бок, Гейнц Гудериан
Философия языка в трудах Вильгельма фон Гумбольдта icon1 Фон-нейманосвкая архитектура
На практике же подавляющее большинство вычислительных машин относятся к фон-неймановской архитектуре. Фон-неймановской машиной называют...
Философия языка в трудах Вильгельма фон Гумбольдта iconФон-неймановская машина. Языки высокого и низкого уровня. Машина Фон Неймана
Вычислительные системы такого рода часто обозначают термином «Машина фон Неймана», однако, соответствие этих понятий не всегда однозначно....
Философия языка в трудах Вильгельма фон Гумбольдта iconПравовое государство: сущность и основные черты
Хiх века (в трудах К. Т. Вельнера, Р. фон Моля и др.), а в дальнейшем получил широкое распространение, в том числе и в России, где...
Философия языка в трудах Вильгельма фон Гумбольдта iconЯзык и философия
К числу таких новых интралингвистических проблем в современной науке о языке относится, помимо вопросов о соотношении языка и культуры,...
Философия языка в трудах Вильгельма фон Гумбольдта iconРасписание занятий по кафедре философии для аспирантов 2011-2012 уч г. Ноябрь
Шестопал А. В. Философия и наука: современность и классика 19 Шестопал А. В. Философия и наука: современность и классика 26 Колесникова...
Философия языка в трудах Вильгельма фон Гумбольдта iconНациональный исследовательский университет Высшая школа экономики
Интертекст 18–19 вв в творчестве Э. Елинек (на материале произведений И. В. фон Гете, Ф. Шиллера, Й. фон Эйхендорфа, Г. Гейне и романа...
Философия языка в трудах Вильгельма фон Гумбольдта iconМетодические указания для студентов по курсу "общее языкознание" Практическое занятие №2 10
Теория языка в античный период. Древнегреческая философия о природе названия. Вопросы происхождения языка
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы