1. 60-е гг. Исторический и общекультурный контекст icon

1. 60-е гг. Исторический и общекультурный контекст



Название1. 60-е гг. Исторический и общекультурный контекст
Дата конвертации15.01.2013
Размер0.52 Mb.
ТипЛитература
скачать >>>

1. 60-е гг. Исторический и общекультурный контекст

1856-1866 – поколение материалистов, революционеров.

1856 – начало царствования Александра II, 1866 – покушение на него.

1853 – начало Крымской войны.

Александр II – царь-миротворец: подписывает мирные договоры, прекращает рекрутский набор, готовит отмену крепостного права, проводит реформы во всех областях (судебная, земская, образовательная реформы).

Господство естественных наук, ряд важнейших открытий в науке – астрономы измерили расстояние до небесных тел, открытие бактерий, теория Дарвина, паровоз, фотография.

Появление «русской интеллигенции» как класса. Интеллигенция – отличная от всех остальных общественная группа с собственным символом веры и нравственным кодексом поведения.

Протест против социальной несправедливости, идеи социального переустройства общества, увлечение западными работами (Маркс), атеизм, нигилизм, реализм.

Реализм – основное мировоззрение того времени. Мир – упорядоченный мир науки, мир причин и следствий. Человек – телесное существо, живущее и действующее в обществе.

Реализм в литературе – внимание к человеку, отказ от разделения действительности на сферы высокого и низкого, отказ от жанровой иерархии и эстетически препарированного слова, литература индивидуально-художественных стилей.

Литература – общенациональное достояние. Главный жанр – роман. Стремление к анализу социальной действительности, углубление в мир человеческой души, падение интереса к поэзии (исключение – Некрасов, Фет).


^ 2. Натуральная школа в развитии русского реализма

Натуральная школа (термин Булгарина, 1846) – ставка не на гениев, а на обыкновенных, рядовых беллетристов (Герцен, Гончаров, Достоевский, Некрасов). Образовалась в начале 40-х годов на основе русского реалистического направления 30-х годов. Теоретическое обоснование школы – Белинский, статья «Взгляд на русскую литературу 1847 года». «Натуральность стремления к действительности, к жизни, как она есть». Литература попадает под влияние естественных наук.

Герцен «Записки молодого человека», Сологуб «Большой свет» - первые произведения натуральной школы. 1845-1848 – расцвет. Начало 50-х – распад (смерть Белинского).

Эстетическая программа школы: обращение к русской действительности, интерес ко всему национальному, литература – проводник общественных интересов, господство отрицательного направления, обнажение жизненных противоречий.

Жанр физиологического очерка – описание фрагмента действительности во всей полноте.


Конфликты: идеологический (сталкивается 2 персонажа с разными взглядами на мир, имеющими отношение к современности – например, «Обыкновенная история», «Кто виноват»), ретроспективное исследование сложившихся аномалий (поступки героев обусловлены обстоятельствами их прежнейжизни – «Кто виноват»), превращение – коренное изменение образа мыслей, мироощущения персонажа, внешне практически не мотивированное, обычно от романтической мечтательности к прагматизму («Обыкновенное чудо»).

Герои – «маленький человек», «обыкновенный человек».


^ 3. Роман Герцена «Кто виноват?» как роман натуральной школы

Александр Иванович Герцен (1812-1870). Роман «Кто виноват?» (1847).

Вопросы: семья и брак, положение женщины в обществе, проблема «лишнего человека». Антикрепостнический пафос. Композиция – книга состоит из биографий Бельтова, Негровых (образ рабовладельцев) и других людей, судьбы которых взаимосвязаны. К концу романа все биографии соединяются в нечто целое. Критик Страхов: «Виновата жизнь, действительность». Герцен первым ставит вопрос о воздействии действительности на человека.

Сюжет: действие начинается в русской провинции, в семье богатого помещика Алексея Абрамовича Негрова, бестолкового хозяина. У него в доме живёт Дмитрий Яковлевич Круциферский, учитель сына Негрова, Миши, которого тяготит пошлая и грубая жизнь Негровых. Круциферский влюбляется в дочь Негрова Любоньку, рождённую от крестьянки. Она также влюбляется в него, как, впрочем, и Глафира Львовна, жена Негрова. Круциферский в темноте, перепутав её с Любонькой, объясняется в любви. Оскорблённая Негрова рассказывает мужу и тот хочет заставить Круциферского жениться на ней и тот соглашается. Через 4 года в город приезжает Владимир Бельтов, молодой, богатый, бывший чиновник, долгое время путешествовавший по Европе. Он разочарован городом и его обществом, которое тоже невзлюбило чужого и непонятного человека. У Круциферских тем временем всё в порядке, родился сын. Неожиданно в городе начинают распространяться слухе о романе Бельтова с Любонькой, и это действительно так. Бельтов признаётся ей в любви, она отвечает, что не может предать мужа. Все узнают об этом, общество в шоке, Любонька заболевает, все решают вопрос «кто виноват?» в этой ситуации. В итоге обвиняют Бельтова и он уезжает из города. Круциферский спивается, Любонька очень серьёзно болеет, сидеть с ней приезжает мать Бельтова. Итог – три сломанных судьбы.

Идеологический конфликт Бельтов (романтический максимализм) – Крупов (прагматизм, консерватизм).


^ 10. Романы о новых людях. Инсаров и Базаров

Образ Базарова явился логическим продолжением образа Инсарова. Но если герой романа «Накануне» - борец за общенациональные интересы и целью его жизни было освобождение родной земли от иноземного врага, то Базаров ставит задачу разрушить старый уклад жизни. Инсаров – патриот, страстный, увлечённый. Базаров – хочет только всё разрушить, нет положительной программы. Базаров – не проходит испытание любовью, Инсаров – проходит. Симпатии Тургенева на стороне Базарова.

^ 9.Судьба дворянского сословия в романе Тургенева «Дворянское гнездо»

Второй роман – «Дворянское гнездо» (1858) – наиболее совершенный из всех тургеневских романов, имел наибольший успех у современников, даже Достоевский, недолюбливавший Тургенева, отзывался о нём очень хорошо. Последняя попытка найти героя среди дворян. От «Рудина» этот роман отличается ярко выраженным лирическим началом – любовь Лаврецкого и Лизы Калитиной и создание образа-символа «дворянского гнезда». По мысли писателя, именно в подобных усадьбах были накоплены основные культурные ценности России. Если в «Рудине» лишь один лавный герой, то здесь их два и любовь между ними показана как любовь-спор двух жизненных позиций и идеалов. Лиза – смиренный, покорный, глубоко религиозный человек, религия для неё – единственный источник ответов на все вопросы. Лаврецкого она считает родственной душой, но не принимает его скептицизм. Лаврецкий не принимает морали смирения и самоотречения, но жизнь, судьба заставляет его с ней, ему приходится подчиняться воле обстоятельств. Тургенев не скрывает своей симпатии к Лаврецкому, подчёркивает его превосходство в спорах с Паншиным и то, что он серьёзнее и искреннее этих людей даже в своих заблуждениях. В финале Тургенев делает вывод, что дворянство не способно ничего сделать, он приветствует поколение разночинцев, идущее ему на смену. Тургенев задаётся вопросом, способно ли дворянство накануне реформы сыграть ключевую роль в русской истории. Главный герой, Лаврецкий не так как Рудин испорчен образованием. В нём соединены лучшие качества Рудина и Лежнева – мечтательность и практичность, он исцеляется от влияния света. Его счастье с Лизой неполно – они оба мучаются чувством стыда от неправомерности их счастья (из-за плохой жизни народа). Их разрыв является для них наказанием за это. В финале Тургенев делает вывод, что дворянство не способно ничего сделать, он приветствует поколение разночинцев, идущее ему на смену. «Дворянское гнездо» — наиболее лиричный роман Тургенева. Автор оставляет широкое пространство интуитивному, подсознательному в человеческих чув­ствах, позволяет поступать героям по наитию, когда сами они не всегда понимают смысл своих слов и поступков. Принесен в роман сюжетно мало связан­ный с ним образ музыканта Лемма. Божественные импровизации этого немца и особенно исполнение сонаты Бетховена создают общую атмосферу в рома­не, в котором так много любви и страданий и порывов в горние выси. Лемм никак не мог найти основного мотива своих произведений – и нашел его после объяснения Лизы и Лаврецкого.


^ 11. Тип тургеневской девушки

В любом романе И.С.Тургенева главные герои проходят испытание любовью. Это самое личное из всех человеческих чувств позволяет раскрыть духовные возможности, глубинные основы каждого характера. Женщины во многих произведениях писателя – исключительные натуры, которые любят глубоко и самоотверженно. А герои, наоборот, часто не способны бороться за свою любовь. Ася -- один из самых поэтичных женских образов Тургенева. Героиня повести -- открытая, самолюбивая, пылкая девушка, с первого взгляда поражающая своей необычной внешностью, непосредственностью и благородством. Трагизм жизни Аси в ее происхождении: она дочь крепостной крестьянки и помещика. Этим объясняется ее поведение: она застенчива, не умеет вести себя в обществе. После смерти отца девушка оказывается предоставленной самой себе, она рано начинает задумываться над противоречиями жизни, над всем, что ее окружает. Ася близка к другим женским образам в произведениях Тургенева. С ними ее роднит нравственная чистота, искренность, способность к сильным страстям, мечта о подвиге. Ася дана в повести через восприятие господина Н.Н., от лица которого ведется повествование. Н.Н. встречается с ней во время путешествия по Германии, где Ася живет со своим братом. Ее своеобразное обаяние пробуждает в нем любовь. Сама Ася впервые в своей жизни сталкивается с таким чувством. Н.Н. представляется ей необыкновенным человеком, настоящим героем. Любовь окрыляет героиню, придает ей новые силы, внушает веру в жизнь, но ее избранник оказывается человеком безвольным и нерешительным, он не может достойно ответить на ее пылкие чувства. Решимость Аси пугает его, и Н.Н. оставляет ее. Первая любовь героини оказывается несчастной.

В центре романа – болгарин Инсаров и русская девушка Елена Стахова.

История их взаимоотношений – это не только история бескорыстной любви,

основанной на духовной общности; личная жизнь Елены и Инсарова тесно

переплетается с борьбой за светлые идеалы, за верность большому

общественному делу. Добролюбов не случайно придавал в романе «Накануне» большое значение образу Елены. Он считал ее настоящей героиней, во многом возвышающейся над Натальей Ласунской и Лизой Калитиной; по силе характера он ставил в один ряд с Еленой только Катерину из драмы Островского «Гроза». Елене свойственны необычайная жажда деятельности, целеустремленность,

способность пренебречь мнением и условностями окружающей среды и, главное,

непреодолимое стремление быть полезной народу. Умная, сосредоточенная в

своих помыслах, она ищет человека волевого, цельного, не пасующего перед

препятствиями, видящего в жизни широкую перспективу и смело идущего вперед.

Елена поставлена в романе перед выбором между Берсеневым, Шубиным и

Инсаровым, каждый из которых олицетворяет определенную идею. Берсенев

служит отвлеченной науке, связанной прежде всего с немецкой идеалистической

философией; он умеет уступать во всем другим и ставить себя номером вторым.

Люди, подобные ему, могут философствовать о природе и в то же время не

чувствовать запаха живого цветка. Елена поняла, что Берсенев не может быть

героем времени. Шубин – представитель искусства, видящий в нем служение одной красоте.Ему, как всякому художнику, свойственно творческое горение, и он не мог удовлетворить стремления Елены в широкой общественной деятельности. Елена быстро почувствовала, что за экстравагантностью и темпераментностью

молодого ваятеля не кроется настоящей силы и что его дилежантское

воодушевление исчезнет же при первом же столкновении с жизнью.

И вот она впервые слышит об Инсарове как о человеке, который хочет

освободить свою родину. Она не видела еще этого человека, но с

воодушевлением говорит о нем: «У него, должно быть, много характера…

Освободить свою родину!.. Эти слова даже выговорить страшно, так они

велики…». И молодой ученый Берсенев, и скульптор Шубин влюблены в Елену, оба хорошие люди. Но нет в них того ярко выраженного деятельного начала,

которым наделен в избытке Инсаров. И Берсенев и Шубин заурядны. Инсаров же

привлекает Елену именно потому, что он деятелен, что он борец за высокие

идеалы. Инсаров действительно человек новой эпохи. Цельность натуры «железного человека» (по характеристике Берсенева) придает ему силу и даже величие, которых Елена не обнаруживала ни у кого, с кем ее сталкивала жизнь до встречи с Инсаровым. Елена, ожидавшая увидеть в Инсарове что-то

«фатальное», прочла в его выразительных и честных глазах прямоту, спокойную

твердость характера и веру в задуманное им дело. И «ей не преклониться

перед ним хотелось, а подать ему дружески руку». Елена чувствует огромную

внутреннюю нравственную силу Инсарова. Она уже не просто влюбленная, а

единомышленник, соратник в борьбе. «И естественно, - отмечает С. Петров, -

что, в противоположность Рудину и Наташе, Лаврецкому и Лизе, Инсаров и

Елена находят свое счастье, их жизненный путь определяется высокой идеей

подвига во имя народа». Инсаров спешит на свою родину в тревожное и опасное время, он бредит идеей освобождения Болгарии даже перед самой смертью. Чтобы дать понятие о любви Инсароа к родине, - Тургенев заставляет его бороться с любовью к Елене; Инсаров готов на пользу Болгарии пожертвовать любимою женщиною. Елена сделала свой выбор, переступила «порог», связав свою судьбу с

Инсаровым и делом его жизни. У нее хватило духу покинуть родину, близких и

последовать за своим избранником. Инсаров умирает, но дело его продолжают

болгарските патриоты, его друзья и Елена. Она после его смерти пишет из

Болгарии домой: «Уже нет мне другой родины, кроме родины Д.». Таков путь,

который намечает Тургенев для «сознательно-героических натур», выведенный

им в романе «Накануне». Этот путь – путь служения высокой идее, связанный с

борьбой за освобождение народа. И впервые в тургеневской романистике

испытанию подвергается не только и даже не столько герой, сколько героиня.

И Елена с честью выходит из этого сурового испытания.


^ 7. Система персонажей в романах Тургенева

Романы «Дворянское гнездо», «Накануне», «Рудин», «Отцы и дети».

Моноцентрический роман строится вокруг героя. Сюжетная линия строится на любовной коллизии. Испытание героя – любовь, соперничество.

Типы персонажей:

- главный герой (Рудин, Базаров, Лаврецкий)

- героиня (Анна Одинцова в «Отцах и детях», Наталья Ласунская в «Рудине», Лиза в «Дворянском гнезде»)

- друг-антагонист (Аркадий Кирсанов в «Отцах и детях», Лежнев в «Рудине»)

- соперник (Волынский в «Рудине»)

- герой-обыватель (Ситников в «Отцах и детях»)

- человек искусства (девушка Катя в «Отцах и детях»)

- оппонент в идеологическом конфликте (Пигасов в «Рудине», Павел Петрович в «Отцах и детях»)

- герой из народа (старуха Матрёна в «Рудине», Фенечка в «Отцах и детях»).

^ 15. Роман `Обыкновенная история` в оценке современников

Аполлон Григорьев, рецензия на роман из газеты «Городской листок» 1847. Александр – нелепый оратор, заёмный романтизм и детские фразы. Дядя – принял всё ложное в цивилизации за факт. Елизавета – новое, небывалое явление, естественность. Наденька – чудная девочка, выше Александра и Петра Ивановича. Лучшее произведение со времён «мёртвых душ». Простота языка, как у Пушкина, анализ, меткость взгляда, как у Гоголя. Любовь Гончарова к своим героям, особенно к живущим традиционной русской жизнью. Простота, остроумность описаний. Трагический, роковой финал, безысходность.Галахов, статья в журнале «Отечественные записки». Пётр Иванович – узкий специалист, Александр – романтизм в гиперболических размерах. Сравнение с «Кто виноват?» Герцена и не в пользу Гончарова. Лишь внешние наблюдения. Считает, что автор предпочитает Петра Ивановича Александру. Объективное скульптурное изображение действительности, сила в описании. Недостатки – длинные диалоги, гиперболизм, отсутствие трагизма. Белинский, статья в «Современнике». Симпатии к Петру Ивановичу – «живое лицо», порядочный человек. Александр – общественное явление, «романтический зверёк», как и Ленский, трижды романтик – по натуре, по воспитанию, по обстоятельствам жизни. Стремление любить и дружить по программе. Мастерство рисовать женские характеры, индивидуальность каждой. Роман натуральной школы, гоголевское начало. Объективность, ни любви, ни вражды к своим героям, не даёт им никаких советов. Близость к идеалу чистого искусства. Талант чисто художественный, противопоставление с «писателем-мыслителем» Герценом. Финал не принял. Портит впечатление от прекрасного произведения, Александр должен был или остаться в провинции и затухнуть, либо стать мистиком или славянофилом.


^ 16. Роман «Обыкновенная история» в литературном контексте

Роман «Обыкновенная история» - роман воспитания. Мир как опыт. Человек динамичен, а мир статичен. Опыт – универсальный, одинаковый для всех. Опыт Адуева – попадание в Петербург(другой образ жизни), первая любовь, окрылённость (Наденька), первая измена (ему), отрезвление в присутствии женского двойника (роман с Юлией), измена с его стороны (роман с Лизой), «позор пошлости и дуновение смерти», «момент истины в самопознании героя», возвращение в свой старый мир, 2 письма родным «из деревни в Петербург), эпилог (духовная смерть). Традиции Бальзака (молодые люди приезжают в Париж, но терпят неудачу). Отличие – герои Бальзака – незаурядные личности. У Гончарова – обыкновенные. До эпилога эволюция героя идёт вверх. Текст ориентирован на тексты Пушкина (аналогии и цитаты + из Крылова и Грибоедова). Гончарову нравился не Онегин, а Ленкский, отсюда схожесть Адуева с Ленским, а также с Грушницким (разница в том, что Адуев не играет, а искренен). Параллель Адуев – Евгений из «Медного всадника». Адуев тоже «маленький человек». Роман с Лизой – сниженная пародия на «Бедную Лизу».

Литературный контекст (больше чем цитатция) параллели впрямую заявленные и не столь явные и обязательные, но уместные и продуктивные.


^ 18. Ольга Ильинская и Агафья Пшеницина

В начале романа силы жить Обломову даёт любовь к Ольге Ильинской, а потом все кончится женитьбой на вдове Пшеницыной. Автор создает многогранный характер Ольги Ильинской используя всю палитру поэтических средств, открывающих возможность постичь её внутренний мир. Все жесты героини естественны, она не стесняется показаться странной, даже неумной. Обыватели, проводящие свою жизнь в суете повседневности, не могут оценить достоинств Ольги, понять её душу. Гончаров не случайно отмечает, что «её ценил почти один Штольц…». Автор не дает описания внешности Ольги еще и потому, что портрет героини уже был представлен в романе аллегорическом видении главного героя. Обломову во сне давно представлялся образ его будущей жены. Прием иносказательной характеристики не случайно используется автором. Открывается возможность создать идеальный образ женщины, свободной от прозы реальности, обещающей избраннику радость жизни. Женские образы романа иллюстрируют различные стороны характера главного героя. При всей несхожести натур Ольги Ильинской и Агафьи Пшеницыной в структуре произведения они дополняют друг друга, пересечение их характеров символично. Сон Обломова рисует портрет идеальной избранницы, в котором на первый взгляд нетрудно узнать Ольгу. Однако воплощением «ненарушимого покоя жизни» для героя стала Пшеницына. Она интуитивно поняла, какую женщину может любить Илья Ильич. Агафья Матвеевна подарила Обломову счастье умиротворения, и сама, обретя покой, ощутила всю полноту жизни. Автор, не скрывая симпатии, изображает перемены в жизни героини и то, что она изменилась даже внешне: «Она пополнела; …в глазах светились кротость и хозяйственная заботливость». Однако критики далеко не единодушны в оценке образа героини.


^ 19. Композиция «Обломова»

Первая и четвертая части романа — его опора, почва. Взлет во второй и третьей частях — кульминация романа, та самая горка, на которую приходится взбираться Обломову. Первая часть романа внутренне связана с четвертой час­тью, то есть сопоставленными оказываются Обломовка и Вы­боргская сторона. Четыре части романа соответствуют четы­рем временам года. Роман начинается весной, 1 мая. История любви — лето, переходящее в осень и зиму. Ком­позиция вписана в годовой круг, ежегодный круговорот приро­ды, цикличное время. Гончаров замыкает композицию романа в кольцо, заканчивая «Обломова» словами: «он рассказал ему, что здесь написано». Из этого замкнутого круга Обломову не вырваться. А может, наоборот? И вновь проснется утром в сво­ем кабинете Илья Ильич?

Стремление «к точке зрения» — так выстраивается ком­позиция романа* Таким образом, уже достаточно доказательств, что художественное произведение — это «чудо искусства», это особый мир, живущий по своим художественным законам. Одним из главных законов композиции является отчет­ливая мотивированность всех действий, поведения и пережи­ваний персонажей. Именно она, по словам Н.Г.Чернышевского, дает писателю возможность «безукоризненно группировать фи­гуры», то есть самой группировкой персонажей отражать жиз­ненную правду. Первая часть романа посвящена одному обычному дню героя, который проводит его не вставая с дивана. Неторопли­вое авторское повествование детально и подробно рисует об­становку его квартиры, на которой лежит печать заброшеннос­ти и запустения. Но главное даже не это, а то, что в первой части Гончаров проводит мимо обломовского дивана множество разных людей, создает структурный фон, своеобразную аран­жировку, которая задает общий тон всему роману. В четвертой части будет звучать похожая интонация, но тише, угасая. Это спиралевидная или кольцевая композиция (игра на уровне художественного времени), которая обладает самостоя­тельной содержательностью, ее средства и приемы преобра­жают и углубляют смысл изображенного. Композиция отличается от сюжета и фабулы. Она обус­ловливается материалом, объектом изображения, мировоззре­нием писателя, его видением мира, конкретной идеей, лежащей в основе произведения, и жанровыми задачами, поставленны­ми автором. Казалось бы, в романе Гончарова почти ничего не происходит, но композиционная структура захватывает с пер­вых строк, когда Обломов прячется в чулане, укрываясь от вторжения внешней жизни.

Экспозиция первой главы при инертности главного героя все равно стремительна — жизнь врывается в его полутемную закупоренную комнату в виде неприятного письма старосты или требования хозяина съехать с квартиры. Он не может заста­вить себя вчитаться в письмо, оттягивает поиски новой квар­тиры но мысли об этом постоянно отравляют ему существо­вание «Трогает жизнь, везде достает», — сетует Илья Ильич, пытаясь обратиться за помощью и советом к своим гостям. Эти люди из внешнего мира совершенно не похожи друг на дру­га, в них нет ни малейшего сходства с Обломовым. Все они активны, подвижны и энергичны. Здесь появляется и пустой щеголь Волков, и карьерист Судьбинский, и писатель-обличи­тель Пенкин, и нагловатый земляк Обломова Тарантьев, и без­ликий Алексеев.

Зачем же писатель вводит в роман этих эпизодических ге­роев, которые по очереди появляются у знаменитого обломов­ского дивана? Да потому лишь, что, во-первых, хочет противо­поставить Обломову энергию внешней жизни, а во-вторых, по­казать пустяшность этой светской суеты. Таким образом, ком­позиция приобретает и некий «закулисный» кадр, подтекст, в котором социальная обличительность выражена достаточно ясно.


^ 24. Поэтическое новаторство Н. А. Некрасова

Лирика Н. А. Некрасова — явление в русской поэзии необычное. Вся она проникнута глубочайшим гражданским пафосом. Современник Белинского, Чернышевского и Добролюбова, Некрасов стал поэтом революционной демократии, голосом защитников народа. А потому Некрасов, по сравнению даже с такими “гражданами”, как Пушкин и Лермонтов, полностью переосмысливает роль поэта и назначение поэзии в жизни. Основной его поэтической формулой становятся слова: «Поэтом можешь ты не быть, Но гражданином быть обязан». Главное для Некрасова — социальная направленность его стихотворений, что, кстати, объясняет слова Тургенева, утверждавшего, что в стихах Некрасова “поэзия не ночевала”. Стремление Некрасова уничтожить тираж сборника своих юношеских стихов “Мечты и звуки” — факт символический. Поэт рвет не со своим неудачным поэтическим прошлым, а с традицией, с усвоенными поэтическими штампами. Некрасов — поэт непоэтической эпохи — хорошо понимает, что поэт уже не может быть жрецом, “другом лени”. Переосмысление всей поэтической системы у него начинается с принципиально нового понимания роли и места поэта. Истинный поэт для Некрасова не может существовать без тесной связи с событиями общественной жизни. Строки «Еще стыдней в годину горя Красу долин, небес и моря И ласку милой воспевать...» становятся поэтическим кредо Некрасова. Некрасов широко использует прием переиначивания старых жанров, придания им нового содержания. “Элегия” у поэта — это стихотворение о любви, но о любви к народу: в стихотворении “Размышления у парадного подъезда” возникает причудливое сочетание оды и фельетона. Результатом становится то, что Некрасов снижает высокие жанры и поднимает жанры бульварной прессы. По словам Андреевского, “Некрасов возвысил стихотворный фельетон до значения крупного литературного произведения”. Изменение в поэтической системе надо было произвести так, чтобы он (фельетон) однозначно был понят как ликвидация “священной” поэзии. Поэтому появляется новый пафос, новая риторика, новые темы, новый язык. Но Некрасову было необходимо не только заявить о своем отходе от пушкинской традиции в русской поэзии, но и мотивировать его, определить свое к нему отношение. В стихотворении 1856 года “Поэт и гражданин” Некрасов дает своего рода пушкинский подтекст темы поэта, но утверждает необходимость придания творчеству гражданского содержания. Некрасов, пожалуй, первый начинает писать стихи “на злобу дня”, на социальные темы. Постепенно даже человек в его лирике становится немыслим без социальной среды. От психологического анализа поэт переходит к анализу социальному. Состояние души человека связывается с жизненными условиями. Главной темой творчества поэта становится “печаль народная”, при этом ему удается вызвать у читателя ощущение причастности к описываемому, создать впечатление не уникальности, а всеобщности ситуации. В поэзии Некрасова вообще велико стремление к типизации. От частного он переходит к целому: показав судьбу Ивана из стихотворения “Орина, мать солдатская”, он говорит о судьбе всех солдат, говоря о Дарье, он говорит о судьбе крестьянки вообще. В русской литературной традиции существовал утвердившийся взгляд на поэзию, как на способ выражения чувств, и прозу — как на способ выражения мыслей. Н. А. Некрасов первый посмотрел на эту проблему иначе, сказав, что именно “из гармоничного сочетания этой мысли-прозы с поэзией и выходит настоящая поэзия”. Такая мысль возникла у Некрасова не случайно. В непоэтическую эпоху поэзия, если она хотела найти широкую аудиторию, особенно в лице разночинцев, должна была опроститься. Именно этот процесс мы и наблюдаем в лирике Некрасова. Он постоянно стремится опростить и язык своих произведений.Действительно, поэт-гражданин полностью освобождается от традиций “высокого языка” поэзии. Слово в поэзии Н. А. Некрасова, как в прозе, приобретает конкретный смысл. Отсюда — завершенность или даже афористичность концовок его стихотворений: «То сердце не научится любить, Которое устало ненавидеть»Выработанная четкая позиция по отношению к действительности становится причиной того, что поэзия Некрасова лишена всякой нерешительности или неясности. Даже его лирика, даже мучительные переживания в стихотворении “Рыцарь на час” являются результатом не сомнений, а ясного сознания, где правда, а где отклонение от нее. В стихах своих поэт подчеркивает то, что не соответствует идеалу: фабрика для него — “тихий плач и жалобы детей”; вместо великолепия Петербурга он видит его “день больной”. Это отсутствие сомнения говорит о том, что в поэзии Некрасова нет борения, нет разрыва между автором-поэтом и автором-человеком, ибо существует поэт-гражданин. Стиль многих стихотворений Некрасов сознательно ориентирует на стиль фольклорный. В его произведения попадает огромное количество прозаизмов и диалектизмов: “сивка”, “молодая бабенка ревет” и т. д. Широко используется фольклорный материал. Некрасов умело использует народный стиль: отрицательные параллелизмы (“Не гулял с кистенем я в дремучем лесу, // Не лежал я во рву в непроглядную ночь...”), повторы основ слова (расплетал-заплетал, целовал-миловал), подхваты предыдущей строки с переносом ее в начало последующей (“Я свой век погубил за девицу-красу, // За девицу-красу, за дворянскую дочь...”), характерные эпитеты (“белая рученька”, “буйная голова”), повтор предлогов (“по торговым селам, по большим городам”) и т. д. В стихах появляется большое количество свободных дактилей, весьма характерных для народной поэзии. В текст поэмы “Кому на Руси жить хорошо” вводятся загадки (“Летит — молчит, лежит — молчит, когда умрет — тогда ревет. Впрочем, несмотря на то что фольклорные элементы встречаются в лирике Некрасова достаточно часто, их использование было не целью, а лишь средством, помогающим поэту достичь в лирике необходимого эффекта. Кстати, кроме элементов народного творчества, Некрасов, там где считает необходимым, использует и жанры городского фольклора. Некрасов принадлежит к числу поэтов, нашедших свою, неповторимую Музу. По словам Б. Эйхенбаума, Н. А. Некрасов был явлением исторически неизбежным и необходимым, он сумел услышать и осуществить голос истории, потому что создал тот тип поэзии, который был необходим для нового восприятия поэтического творчества.



^ 4. «Былое и думы» Герцена. Жанровое своеобразие.

Автобиографическая книга. Начинается с рассказов его няньки о мытарствах семьи в Москве 1812 года, занятой французами, заканчивается европейскими впечатлениями 1865-68. Всего 8 частей, первые 5 – воспоминания, остальные – очерки, публицистика. Некоторые главы печатались как самостоятельные произведения. Сам Герцен сравнивал книгу с домом, который постоянно достраивается, с «совокупностью пристроек, надстроек, флигелей».

^ Первая часть«Детская и университет» (1812-1834) – описывает жизнь в доме отца. События 1825 года оказали значительное влияние на Герцена. В 1827 он знакомится с дальним родственником Огаревым, будущим поэтом, с которым позже будет вести русскую типографию в Лондоне. Оба любят Шиллера, смотрят на дружбу как на союз политических заговорщиков. Герцен поступает на физмат МГУ.

^ Вторая часть«Тюрьма и ссылка» (1834-1838). По сфабрикованному делу об оскорблении его величества Герце, Огарев и другие члены университетского кружка арестованы и сосланы. Герцен служит в канцелярии в Вятке. В 1838 его переводят во Владимир.

^ Третья часть«Владимир-на-Клязьме» (1838-39). Романтическая история любви Герцена и Натальи Захарьиной, незаконной дочери дяди Герцена. Родственники не дают согласия на их брак. Герцен приезжает в Москву, не смотря на запрет, увозит девушку и тайно женится на ней.

^ Четвёртая часть«Москва, Петербург и Новгород» (1840-47). Описание московской интеллектуальной атмосферы эпохи. Герцен и Огарев сближаются с кружком Станкевича (Белинским, Бакуниным). Далее рассуждает о славянофильстве, западничестве, русской общине и социализме. В 1846 Герцен и Огарев по идеологическим причинам отдаляются от многих товарищей, и Герцен решает уехать из России.

^ Пятая часть«Париж – Италия – Париж; перед революцией и после неё» (1847-52). Рассказ о первых годах Герцена в Европе, о национально-освободительном движении в Риме, о революции 1848. Воспоминания начинают прерываться очерками и статьями. «Западные арабески» - о гибели западной цивилизации. Единственный выход – в социальном государстве. Заканчивается часть рассказом о последних днях жены, на которую повлияли французская революция и болезнь дочки. В 1851 в кораблекрушении погибают мать Герцена и маленький сын.

«Русские тени» - очерки о русских эмигрантах, губящими свои силы, невостребованные в России.

^ Шестая часть – «Англия» (1852-64) После смерти жены Герцен переезжает в Лондон, принимается за типографию и «Былое и думы». Страдает одиночеством, пишет очерки об эмиграции разных стран, о характерах разных национальностей.

^ Седьмая часть. Русская эмиграция, история типографии и «Колокола».

Восьмая часть (1865-68) – впечатления от разных стран Европы. Европа – «царство мёртвых», единственное место, где можно жить – Швейцария. Тексты писем от Белинского, Чаадаева.


^ 5. Типологические особенности романов Тургенева

Иван Сергеевич Тургенев (1818-1883) написал шесть романов: «Рудин» (1855), «Дворянское гнездо» (1858), «Накануне» (1859), «Отцы и дети» (1862), «Дым», «Новь» (1876). Основные – первые четыре. Первые два: главный герой – дворянин, интеллектуал, философ и тд 30-40х годов. Это было время становления личности самого писателя, поэтому обращение к героям той эпохи, объяснялось не только желанием объективно оценить прошлое, но и разобраться в самом себе. Писатель задаётся вопросом, что может сделать дворянин в современных условиях, когда надо решать конкретные вопросы. Тургенев считал, что основные жанровые особенности его романов сложились уже в «Рудине». В предисловии к изданию своих романов (1879) он подчеркнул: «Автор «Рудина», написанного в 1855 году, и автор «Нови», написанной в 1876, является одним и тем же человеком. Среди своих задач, при написании романов, Тургенев выделял две наиболее важных. Первая – создать «образ времени», «the body and pressure of time», как писал Шекспир. Образ не только «героев времени», но и бытовой обстановки и второстепенных действующих лиц. Вторая задача – внимание к новым тенденциям в жизни «культурного слоя» страны. Тургенева интересовали не только герои-одиночки, наиболее типичные для эпохи, но и массовый слой людей. Прототипом Дмитрия Рудина стал Бакунин – радикальный западник и анархист. Поэтому герой и получился личностью противоречивой, так как сам Тургенев противоречиво относился к Бакунину, с которым был дружен в юности, и не мог оценивать его абсолютно беспристрастно. Второй роман – «Дворянское гнездо» (1858) – наиболее совершенный из всех тургеневских романов, имел наибольший успех у современников, даже Достоевский, недолюбливавший Тургенева, отзывался о нём очень хорошо. Последняя попытка найти героя среди дворян. От «Рудина» этот роман отличается ярко выраженным лирическим началом – любовь Лаврецкого и Лизы Калитиной и создание образа-символа «дворянского гнезда». По мысли писателя, именно в подобных усадьбах были накоплены основные культурные ценности России. Если в «Рудине» лишь один лавный герой, то здесь их два и любовь между ними показана как любовь-спор двух жизненных позиций и идеалов. В финале Тургенев делает вывод, что дворянство не способно ничего сделать, он приветствует поколение разночинцев, идущее ему на смену. Третий роман – «Накануне» (1859). Роман о любви болгарского революционера Дмитрия Инсарова и Елены Стаховой. На сердце Елены претендую многие, но она выбирает Инсарова, иностранца, революционера. Она олицетворяет Россию накануне перемен. Добролюбов воспринял роман, как призыв к появлению русских Инсаровых. Тургенев же считал недопустимым такую трактовку. Особенности романов. Нет столкновения крупных политических сил. Действия сосредоточены в усадьбе, барском доме. Жизнеподобные, реалистичные события. Идейный конфликт на фоне любовного, или наоборот. Отказывается от изображения деталей предметно-бытовой среды (натуральная школа) в пользу широкой идеологической трактовки персонажей. Важнейший принцип характеристики героев – диалог и фоновые детали (пейзаж, интерьер). В отличие от Достоевского или Толстого, герои Тургенева не абстрактные, отвлечённые, а конкретные, за ними обязательно стоит живой образ из реальной жизни. Рудин – Бакунин, Инсаров – болгарин Катранов, Базаров – Добролюбов, но это не точные портретные копии, а созданные Тургеневым образы, основанные на реальных людях. В его романах нет ни «преступлений», ни «наказаний», ни нравственного воскрешения героев, ни убийств, ни конфликтов с законами и моралью – Тургенев не выходит за рамки воссоздаёт реальное течение жизни, действие локально и смысл ограничен поступками героев. Нет авторского комментирования поступков героев и их внутреннего мира. «Отцы и дети» (1862). Главный герой – не дворянин, воспитанный в эпоху «мысли и разума», а разночинец, несклонный к отвлечённым размышлениям, доверяющий только своему опыту и своим ощущениям. Испытание любовью становится для Базарова непреодолимым препятствием. Базаров совершенно не похож на героев предшествующих романов. Если раньше, показывая несостоятельность своих героев-дворян, лишённых способности к действию, Тургенев не отвергал целиком их представления о жизни, то в «Отцах и детях» его отношение к убеждениям Базарова с самого начала резко отрицательное. Все отвергаемые Базаровым вещи – любовь, природа, искусство Тургенев считает незыблемыми человеческими ценностями. По структуре роман похож на «Рудина» - все сюжетные линии сводятся к одному центру, к одному герою. Тургенев изобразил все издержки нигилистической теории. Тургенев выделяет в Базарове демократизм – благородная привычка к труду. Это выгодно отличает его от Кирсановых, лучших из дворян, но умеющих ничего сделать, взяться за дело. Гуманизм Базарова проявляется в его желании принести пользу народу, России. Базаров – человек с большим чувством собственного достоинства, в этом он не уступает аристократам. В истории с дуэлью он проявляет и здравый смысл, и ум, и благородство, и бесстрашие и способность иронизировать над собой в смертельно опасной ситуации. Он считает прогнившим весь государственный строй России, поэтому он отрицает «все»: самодержавие, крепостное право, религию — и то, что порождено «безобразным состоянием общества»: народную нищету, бесправие, темноту, невежество, патриархальную старину, семью. Однако положительной программы Базаров не выдвигает. События, которые И. С. Тургенев описывает в романе, происходят в середине XIX века. Это время, когда Россия переживала очередную эпоху реформ. Мысль, заключенная в заглавии романа, раскрывается очень широко, поскольку речь в нем идет не только о своеобразии различных поколений, но и о противостоянии дворянства, сходящего с исторической сцены, и демократической интеллигенции, выдвигающейся в центр общественной и духовной жизни России, представляющей ее будущее. Романы Тургенева: 1) отражают новые веяния и новые интеллектуальные движения в России; 2) герой первых романов (от «Рудина» до «О. и Д.») – идеолог, попадающий в неизвестную ему среду, испытуемый этой средой и выходящий победителем из этих испытаний; 3) столкновение общечеловеческого и идеологического, потом – идеологического и общекультурного; 4) появление феномена тургеневской героини (начало – в «Асе»): культурная, интеллигентная, способная к самоотдаче, жертвенности; 5) герой более поздних романов – обыкновенный человек; 6) в центре размышлений Тургенева – соотношение настоящего и прошлого; 7) глубочайший драматизм и лиризм (пейзажные зарисовки и картины; особенно ночные, например, объяснение Базарова и Одинцовой в летнюю ночь); 8) синтез эпического и лирического; 9) особые мотивы: русский человек на рандеву, испытание любовью, ситуация дуэли (словесная - идеологическая и обычная - ироническая);


^ 12. Трагическая противоречивость образа Базарова

Критики (Маркович) сравнивали взгляды Базарова со взглядами Чернышевского, Добролюбова, Писарева. Отличие в том, что у Базарова нет положительной программы (того, что надо будет делать, когда будет свергнут существующий строй). Базаров отрицает не веру во что-либо, а саму веру. Тургенев писал: «Базаров – пара Пугачёву». В Базарове есть не только революционность, но и человечность (любовь к Одинцовой). Манн сравнивает Базарова с Дон Кихотом – «у Базарова есть идея дела, он засучивает рукава и готовится к драке», «человек дела, вступивший в полосу кризиса», «Базарову выпало на долю пережить начальную стадию нового и, вероятно, самого мучительного вида отпадения – отпадения от мира, в котором уже нет Бога». Базаров настолько антогонизирует дворянству, что полностью порывает с барством, отрицает все его ценности. С виду он самоуверенный и дерзкий, но у него уязвимое сердце. Базаров всё хочет объяснить с помощью природных законов – любовь – только физиологическая потребность, загадочного взгляда не может быть, так как в анатомии об этом ничего не сказано. Культивируя физиологические законы он забывает о человеческих. Против вульгарного материализма Базарова поднимаются прекрасные романтические силы природы. С 13-й главы начинается конфликт внутри самого Базарова (любовь к Одинцовой). Теперь в нём живут 2 человека: прежний Базаров, отрицающий возможность любви и горячо любящий Базаров. Это приводит к кризису. Он пытается понять себя и новое чувство, но, сделав это, бежит от вопросов. Он проезжает по всем, с кем был знаком и рвёт со всеми – с Курсановыми, Одинцовой, родителями, мужиками. В конце естественные науки не спасают его от тифа. Тургенев изобразил все издержки нигилистической теории.

Тургенев выделяет в Базарове демократизм – благородная привычка к труду – воспитание и жизненная школа (учёба в университете). Это выгодно отличает его от Кирсановых, лучших из дворян, но умеющих ничего сделать, взяться за дело. Гуманизм Базарова проявляется в его желании принести пользу народу, России. Базаров – человек с большим чувством собственного достоинства, в этом он не уступает аристократам. В истории с дуэлью он проявляет и здравый смысл, и ум, и благородство, и бесстрашие и способность иронизировать над собой в смертельно опасной ситуации. Он считает прогнившим весь государственный строй России, поэтому он отрицает «все»: самодержавие, крепостное право, религию — и то, что порождено «безобразным состоянием общества»: народную нищету, бесправие, темноту, невежество, патриархальную старину, семью. Однако положительной программы Базаров не выдвигает. Когда Базаров клеймит насмешкой дутые, отвлеченные «принсипы», он побеждает. И автор разделяет его позицию. Но когда Базаров вступает в сферу утонченных переживаний, которые он никогда не принимал, от уверенности его не остается и следа. Чем труднее приходится Базарову, тем ощутимее и авторское сопереживание ему.

В любви к Одинцовой выразилась способность Базарова к сильному чувству и уважение к женщине, ее уму и характеру — ведь самыми заветными мыслями он делился именно с Одинцовой, наполняя свое чувство разумным содержанием.

Тургенев отражает глубокие психологические переживания героя, страстную их напряженность, цельность и силу. В любовном конфликте Базаров выглядит крупной личностью. Отвергнутый, он одерживает нравственную победу над эгоистичной женщиной, но его чувства к ней и разрыв трагичны для Базарова.

Любовь к Одинцовой помогла Базарову пересмотреть свои взгляды, переосмыслить свои убеждения. У него появляется новый психологический настрой: замкнутость, самоуглубленность, тяготение к ранее чуждым ему

проблемам. Базаров только перед лицом смерти избавляется от своей нетерпимости и впервые по-настоящему ощущает, что реальная жизнь гораздо шире и многообразнее его представлений о ней. В этом заключается главный смысл финала.


^ 13. Оппозиция `провинция - Петербург` в художественном мире Гончарова

В сюжетах гончаровских романов особую смысловую нагрузку имеет оппозиция «провинция — Петербург». Писатель сопоставляет два резко непохожих друг на друга мира: в каждом из них своя система ценностей и свои ориентиры, жизнь в этих мирах идет как бы с разной скоростью. Эти два постоянно сопоставляемых в трилогии мира осмыслены в каждом романе на различных уровнях обобщения. В этом проявился один из главных художественных принципов Гончарова. В описываемом явлении, конфликте, типе жизни он стремится выявить не только «сегодняшний», но и обобщенный, вневременной смысл. В частности, это касается образа провинции, который дан в «Обыкновенной истории». Возьмем один из возможных примеров. Вот Антон Иваныч, сосед Адуевых по уезду. В существовании Антона Иваныча провинциальная жизнь являет какую-то свою избыточность по отношению к расчету и прямой пользе. В его суете, причастности ко всему и всем, полной осведомленности, готовности отправиться в любой уголок уезда, где что-то случилось, и проявляется очень важное для этого типа жизни семейное начало. Тут все друг с другом связаны и даже в родстве, все являются как бы членами одной большой семьи. Семейное начало —это ощущаемая всеми не юридическая, а нравственно-психологическая общность. И оказывается, что Антон Иваныч — фигура, заметная в масштабах национальной жизни. Как сказано в романе: «Кто не знает Антона Иваныча? <...> У нас, на Руси, он бывает разнообразен». Жизнь этого типа — провинциальная, патриархальная — потому так устойчива, что из поколения в поколение в ней воспроизводится порода людей, которым она «как раз». Это люди большинства, нормы, традиции. И у Гончарова человек провинции, увиденный в его бытовой, сиюминутной ипостаси, кажется наивным и смешным. Развитие темы провинции выводит читателя к мысли о противоречивом сосуществовании двух главных ценностей гончаровского художественного мира. С одной стороны, это жизнь, организованная по принципам семьи-содружества. С другой — это творческие стремления личности. Имеются в виду не только и не столько художественные опыты героев, но характер их жизненного поведения. Каждый из сопоставляемых миров — провинция и Петербург — характеризуется и оценивается в зависимости от того, в какой мере он дает возможность реализоваться этим ценностям. Названная оппозиция (провинция — Петербург) может быть воспроизведена в целой серии противопоставлений: жизнь «старорусская» и европейская, патриархальная и современная; жизнь замкнутая, сориентированная прежде всего на традицию, идущая как бы по кругу, и жизнь «без границ», динамичная, «историческая»; жизнь, в основе которой семейное начало, и жизнь, в которой главное — человеческая индивидуальность, ее приоритеты. В максимально обобщенном варианте эти два типа существования могут быть осмыслены как «пребывание» и «становление». Это постоянная, самая емкая и напряженная философская оппозиция в романном мире Гончарова. У Гончарова есть герои, которые явно тяготеют либо к столичному, либо к провинциальному миру. Для многих из них, преимущественно второстепенных, перемещение из одного мира в другой как бы и не предусмотрено судьбой: провинциал Антон Иваныч («Обыкновенная история»), петербуржцы Алексеев («Обломов»). Некоторые герои могут переместиться из провинции в Петербург или из столицы в провинцию, но по сути своей, «по сердцу» они остаются людьми определенней ориентации, системы ценностей. Главные герои Гончарова — Александр Адуев, Обломов, Райский — в отличие от, так сказать, локальных героев, тяготеют к обоим мирам — и к провинции и к Петербургу. Александр Адуев рвется из Грачей в Петербург с верой, что найдет там «землю обетованную». Быстро «обжегшись» в Петербурге, он уже с новым чувством оглядывается на провинциальное бытие и теперь видит его объективнее, объемнее: и как теплую, «семейную» жизнь, и как сонное, бесплодное существование.


^ 20. литературные родственники Обломова

Добролюбов пишет: «Давно уже замечено, что все герои

замечательнейших русских повестей и романов страдают оттого, что не видят

цели в жизни и не находят себе приличной деятельности. Вследствие того они

чувствуют скуку и отвращение от всякого дела, в чем представляют разительное

сходство с Обломовым. В самом деле, - раскройте, например, "Онегина", "Героя

нашего времени", "Кто виноват?", "Рудина", или "Лишнего человека", или

"Гамлета Щигровского уезда", - в каждом из них вы найдете черты, почти

буквально сходные с чертами Обломова. Онегин, как Обломов, оставляет общество затем, что его «Измены утомить успели, Друзья и дружба надоели.»

На этом же поприще подвизался и Рудин, который любил читать избранным

"первые страницы предполагаемых статей и сочинений своих". Тентетников

тоже много лет занимался "колоссальным сочинением, долженствовавшим обнять

всю Россию со всех точек зрения"; но и у него "предприятие больше

ограничивалось одним обдумываньем: изгрызалось перо, являлись на бумаге

рисунки, и потом все это отодвигалось в сторону". Илья Ильич не отстал в

этом от своих собратий: он тоже писал и переводил, - Сэя даже переводил.

"Где же твои работы, твои переводы?" - спрашивает его потом Штольц. "Не

знаю, Захар куда-то дел; в углу, должно быть, лежат", - отвечает Обломов.

Выходит, что Илья Ильич даже больше, может быть, сделал, чем другие,

принимавшиеся за дело с такой же твердой решимостью, как и он... А

принимались за это дело почти все братцы обломовской семьи, несмотря на

разницу своих положений и умственного развития. Печорин только смотрел

свысока на "поставщиков повестей и сочинителей мещанских драм"; впрочем, и

он писал свои записки. Что касается Бельтова[*], то он наверное сочинял

что-нибудь, да еще, кроме того, артистом был, ходил в Эрмитаж и сидел за

мольбертом, обдумывал большую картину встречи Бирона, едущего из Сибири, с

Минихом, едущим в Сибирь... Что из всего этого вышло, известно

читателям... Во всей семье та же обломовщина. Относительно "присвоения себе чужого ума", то есть чтения, Обломов тоже не много расходится с своими братьями. Илья Ильич читал тоже кое-что и читал не так, как покойный батюшка его: "давно, говорит, не читал книги"; "дай-ко, почитаю книгу", - да и возьмет, какая под руку попадется... Нет, веяние современного образования коснулось и Обломова: он уже читал по выбору, сознательно. "Услышит о каком-нибудь замечательном произведении, - у него явится позыв познакомиться с ним; он ищет, просит книги, и если принесут скоро, он примется за нее, у него начнет формироваться идея о предмете; еще шаг, и он овладел бы им, а посмотришь, он уже лежит, глядя апатически в потолок, а книга лежит подле него недочитанная, непонятая... Охлаждение овладевало им еще быстрее, нежели увлечение: он уже никогда не возвращался к покинутой книге". Не то ли же самое было и с другими? Онегин, думая себе присвоить ум чужой, начал с того, что «Отрядом книг уставил полку и принялся читать. Но толку не вышло никакого: чтение скоро ему надоело, и - Как женщин, он оставил книги И полку, с пыльной их семьей, Задернул траурной тафтой.

Тентетников тоже так читал книги (благо он привык их всегда иметь под

рукой), - большею частию во время обеда: "с супом, с соусом, с жарким и даже

с пирожным"... Рудин тоже признается Лежневу, что накупил он себе каких-то

агрономических книг, но ни одной до конца не прочел; сделался учителем, да

нашел, что фактов знал маловато, и даже на одном памятнике XVI столетия был

сбит учителем математики. И у него, как у Обломова, принимались легко только

общие идеи, а "подробности, сметы и цифры" постоянно оставались в стороне.

"Но ведь это еще не жизнь - это только приготовление к жизни", - думал

Андрей Иванович Тентетников, проходивший, вместе с Обломовым и всей этой

компанией, тьму ненужных наук и не умевший ни йоты из них применить к жизни.

"Настоящая жизнь - это служба". И все наши герои, кроме Онегина и Печорина,

служат, и для всех их служба - ненужное и не имеющее смысла бремя; и все они

оканчивают благородной и ранней отставкой. Бельтов четырнадцать лет и шесть

месяцев не дослужил до пряжки, потому что, погорячившись сначала, вскоре

охладел к канцелярским занятиям, стал раздражителен и небрежен...

Тентетников поговорил крупно с начальником, да притом, же хотел принести

пользу государству, лично занявшись устройством своего имения. Рудин

поссорился с директором гимназии, где был учителем. Обломову не понравилось,

что с начальником все говорят "не своим голосом, а каким-то другим,

тоненьким и гадким", - он не захотел этим голосом объясняться с начальником

по тому поводу, что "отправил нужную бумагу вместо Астрахани в Архангельск",

и подал в отставку... Везде все одна и та же обломовщина...

В домашней жизни обломовцы тоже очень похожи друг на друга: «Прогулки, чтенье, сон глубокий, Лесная тень, журчанье струй, Порой белянки черноокой Младой и свежий поцелуй. Обед довольно прихотливый, Бутылка светлого вина, Уединенье, тишина, -

То же самое, слово в слово, за исключением коня, рисуется у Ильи Ильича

в идеале домашней жизни. Даже поцелуй черноокой белянки не забыт у Обломова.

"Одна из крестьянок, - мечтает Илья Ильич, - с загорелой шеей, с открытыми

локтями, с робко опущенными, но лукавыми глазами, чуть-чуть, для виду

только, обороняется от барской ласки, а сама счастлива... тс... жена чтоб не

увидала, боже сохрани!" (Обломов воображает себя уже женатым)... И, если б

Илье Ильичу не лень было уехать из Петербурга в деревню, он непременно

привел бы в исполнение задушевную свою идиллию. Вообще обломовцы склонны к идиллическому, бездейственному счастью, которое ничего от них не требует:

"наслаждайся, мол, мною, да и только"...


^ 21. Роман «Что делать?» Чернышевского

Роман “Что делать?” был написан Ч. в 1863 г., когда он находился в Петропавловской крепости. “Что делать?” — это философско-утопич. роман. Мысль о жизни преобладает над непосредственным изображ-ем ее. Роман рассчитан не на чувственную, образную, а на рациональную, рассудочную способность читателя. Ч. надеется, что его роман заставит рус. читателей пересмотреть свои взгляды на жизнь и принять истину революционно-демократического, социалистич. миросозерцания как рук-во к дей-ю. Роман явился “учебником жизни” для нескольких поколений рус. революционеров. Создавая образ профессионального революционера, Ч. тоже заглядывает в будущее, во многом опережая свое время. Но характерные св-ва людей этого типа писатель определяет с максимально возможной для его времени полнотой. Во-первых, он показывает процесс становления революционера, расчленяя жизненный путь Рахметова на три стадии: теоретич. подготовка, практич. приобщение к жизни народа и переход к проф. революционной деят-ти. Во-вторых, на всех этапах своей жизни Рахметов действует с полной самоотдачей. Он проходит поистине богатырскую закалку и в умственных занятиях, и в практич. жизни, где в течение нескольких лет исполняет тяжелую физич. работу. И теперь у него “бездна дел”, о к-рых Ч. специально не говорит, чтобы не дразнить цензуру. Гл. отличие Рахметова от новых людей заключ. в том, что “любит он возвышенней и шире”: не случайно д/новых людей он немножко страшен, а для простых (горничная Маша) — свой чел-к. Чуткость к пониманию первоочередных и самых насущных человеч. потребностей превращают Рахметова в историч. личность. Он принадлежит к той породе людей, для к-рых великое общ. дело историч. масштаба стало смыслом существования. В отказе Рахметова от любви не чувствуется сожаления, ибо рахметовский “разумный эгоизм” масштабнее и полнее разумного эгоизма новых людей. Вера Павловна говорит: “Но разве человеку, -такому как мы, не орлу, — разве ему до других, когда ему самому очень тяжело? Разве его занимают убеждения, когда его мучат чувства?” Но здесь же героиня высказывает желание перейти на высшую ступень развития, которой достиг Рахметов. “Нет, нужно личное дело, необходимое дело, от которого зависела бы собственная жизнь, которое... для всей моей судьбы было бы важнее всех моих увлечений страстью...” Так открывается в романе перспектива перехода новых людей на ступень высших, выстраивается преемственная связь между ними. Но в то же время Ч. не считает “ригоризм” Рахметова нормой повседневного человеч. существования. Такие люди нужны на крутых перевалах истории как личности, вбирающие в себя общенародные потребности и глубоко чувствующие общенародную боль. Вот почему в главе “Перемена декораций” “дама в трауре” сменяет свой наряд на подвенечное платье, а рядом с нею оказывается чел-к лет 30. Счастье любви возвращается к Рахметову после свершения революции.



^ 6. Эволюция героев в романах Тургенева

Иван Сергеевич Тургенев (1818-1883) написал шесть романов, начиная с «Рудина» (1855) и заканчивая «Новью» (1876).

«Рудин» был написан за рекордно короткий срок (49 дней). Быстрота объясняется тем, что замысел романа вынашивался довольно долго. Тургенева заинтересовали «русские Гамлеты» - тип дворянина-интеллектуала, захваченного культом философского знания 30-40 годов, участников философских кружков. Это было время становления личности самого писателя, поэтому обращение к героям той эпохи, объяснялось не только желанием объективно оценить прошлое, но и разобраться в самом себе. Писатель задаётся вопросом, что может сделать дворянин в современных условиях, когда надо решать конкретные вопросы. Прототипом Дмитрия Рудина стал Бакунин – радикальный западник и анархист. Поэтому герой и получился личностью противоречивой, так как сам Тургенев противоречиво относился к Бакунину, с которым был дружен в юности, и не мог оценивать его абсолютно беспристрастно. Рудин – богато одарённый человек, стремится к истине, любит философию, блестящий оратор и полемист. Но на нём лежит печать исторической обречённости, он не готов к практической деятельности, похож на Манилова – не может довести начатое до конца. Тургеневу близок Лежнев – практичный человек. Тургенев испытывает героя любовью. Противоречивой натуре Рудина противопоставлена цельность и мужественность Натальи Ласунской. В момент объяснения с ней Рудина как будто подменяют – в его обычно страстных монологах появляется слабость и безволие. Финальная сцена – гибель Рудина на революционной баррикаде – подчёркивает трагизм и историческую обречённость характерного героя романтической эпохи.

Второй роман – «Дворянское гнездо» (1858) - последняя попытка найти героя среди дворян. Лиза – смиренный, покорный, глубоко религиозный человек, религия для неё – единственный источник ответов на все вопросы. Лаврецкого она считает родственной душой, но не принимает его скептицизм. Лаврецкий не принимает морали смирения и самоотречения, но жизнь, судьба заставляет его с ней, ему приходится подчиняться воле обстоятельств. Тургенев не скрывает своей симпатии к Лаврецкому, подчёркивает его превосходство в спорах с Паншиным и то, что он серьёзнее и искреннее этих людей даже в своих заблуждениях. В финале Тургенев делает вывод, что дворянство не способно ничего сделать, он приветствует поколение разночинцев, идущее ему на смену.

Третий роман – «Накануне» (1859). Роман о любви болгарского революционера Дмитрия Инсарова и Елены Стаховой. На сердце Елены претендую многие, но она выбирает Инсарова, иностранца, революционера. Она олицетворяет Россию накануне перемен. Добролюбов воспринял роман, как призыв к появлению русских Инсаровых. Тургенев же считал недопустимым такую трактовку. В отличие от Достоевского или Толстого, герои Тургенева не абстрактные, отвлечённые, а конкретные, за ними обязательно стоит живой образ из реальной жизни. Рудин – Бакунин, Инсаров – болгарин Катранов, Базаров – Добролюбов, но это не точные портретные копии, а созданные Тургеневым образы, основанные на реальных людях. В его романах нет ни «преступлений», ни «наказаний», ни нравственного воскрешения героев, ни убийств, ни конфликтов с законами и моралью – Тургенев не выходит за рамки воссоздаёт реальное течение жизни, действие локально и смысл ограничен поступками героев. Нет авторского комментирования поступков героев и их внутреннего мира.

«Отцы и дети» (1862). Главный герой – не дворянин, воспитанный в эпоху «мысли и разума», а разночинец, несклонный к отвлечённым размышлениям, доверяющий только своему опыту и своим ощущениям. Испытание любовью становится для Базарова непреодолимым препятствием. Базаров совершенно не похож на героев предшествующих романов. Если раньше, показывая несостоятельность своих героев-дворян, лишённых способности к действию, Тургенев не отвергал целиком их представления о жизни, то в «Отцах и детях» его отношение к убеждениям Базарова с самого начала резко отрицательное. Все отвергаемые Базаровым вещи – любовь, природа, искусство Тургенев считает незыблемыми человеческими ценностями. Против вульгарного материализма Базарова поднимаются прекрасные романтические силы природы. С 13-й главы начинается конфликт внутри самого Базарова (любовь к Одинцовой). Теперь в нём живут 2 человека: прежний Базаров, отрицающий возможность любви и горячо любящий Базаров. Это приводит к кризису. Он пытается понять себя и новое чувство, но, сделав это, бежит от вопросов. В конце естественные науки не спасают его от тифа. Тургенев изобразил все издержки нигилистической теории. Тургенев выделяет в Базарове демократизм – благородная привычка к труду. Это выгодно отличает его от Кирсановых, лучших из дворян, но умеющих ничего сделать, взяться за дело. Гуманизм Базарова проявляется в его желании принести пользу народу, России. Базаров – человек с большим чувством собственного достоинства, в этом он не уступает аристократам. Он считает прогнившим весь государственный строй России, поэтому он отрицает «все»: самодержавие, крепостное право, религию — и то, что порождено «безобразным состоянием общества»: народную нищету, бесправие, темноту, невежество, патриархальную старину, семью. Однако положительной программы Базаров не выдвигает. Когда Базаров вступает в сферу утонченных переживаний, которые он никогда не принимал, от уверенности его не остается и следа. В любви к Одинцовой выразилась способность Базарова к сильному чувству и уважение к женщине, ее уму и характеру — ведь самыми заветными мыслями он делился именно с Одинцовой, наполняя свое чувство разумным содержанием. Тургенев отражает глубокие психологические переживания героя, страстную их напряженность, цельность и силу. В любовном конфликте Базаров выглядит крупной личностью. Отвергнутый, он одерживает нравственную победу над эгоистичной женщиной, но его чувства к ней и разрыв трагичны для Базарова.

Любовь к Одинцовой помогла Базарову пересмотреть свои взгляды, переосмыслить свои убеждения. У него появляется новый психологический настрой: замкнутость, самоуглубленность, тяготение к ранее чуждым ему проблемам. Базаров только перед лицом смерти избавляется от своей нетерпимости и впервые по-настоящему ощущает, что реальная жизнь гораздо шире и многообразнее его представлений о ней. В этом заключается главный смысл финала. События, которые И. С. Тургенев описывает в романе, происходят в середине XIX века. Это время, когда Россия переживала очередную эпоху реформ. Мысль, заключенная в заглавии романа, раскрывается очень широко, поскольку речь в нем идет не только о своеобразии различных поколений, но и о противостоянии дворянства, сходящего с исторической сцены, и демократической интеллигенции, выдвигающейся в центр общественной и духовной жизни России, представляющей ее будущее.


^ 8. «Гениальность» и «натура» в образе Рудина

Иван Сергеевич Тургенев (1818-83). «Рудин» (1855).

В деревенском доме Дарьи Михайловны Ласунской, богатой помещицы, бывшей столичной львицы, ждут некоего барона, эрудита и знатока философии. Собрались: Пигасов (небогатый, циничный человек), Пандалевский (учитель детей Ласунской), и юная Наталья Ласунская. Вместо знаменитости приезжает Дмитрий Николаевич Рудин, 35 лет, одет заурядно, неправильное, но выразительное и умное лицо. Завязывается беседа, Рудин спорит с Пигасовым. Рудина просят рассказать о себе, и он, обладая красноречием, всех покоряет. Рудин остаётся ночевать у Ласунской и на утро она начинает за ним ухаживать. Проходит 2 месяца, Рудин живёт у Ласунской, которая рада его обществу, т.к. после столицы провинциальное общество ей наскучило. Рудин проводит много времени с Натальей, беседует с неопытной девушкой, которая жадно слушает его монологи. В конце концов, Рудин признаётся ей в любви, и она отвечает ему тем же. Наталья рассказывает обо всём матери, но та не даёт благословения на такой брак. Девушка хочет идти против матери, но Рудин трусит и ему приходится уехать. Спустя 2 года Наталья соглашается выйти замуж за Волынцева. Рудин в это время скитается по стране, нигде не находит себе занятия, во всём терпит неудачу. 26 июля 1848 во время французской революции на баррикаде возникает фигура седого человека с саблей и знаменем в руках. Его пристреливают. Это был Рудин.

Рудин – образованный человек, но он не замечает, что не понимает людей. Не может выдержать испытание любовью. Его сердце очерствлено образованностью, он всё анализирует и сравнивает. После отъезда от Ласунской он начинает заниматься практичными делами, но пытается сделать невозможное – сделать реку пригодной для судоходства, перестроить систему преподавания в гимназии – он парит в облаках. Лежнев – его антипод, он наоборот жмётся к земле. Рудин – богато одарённый человек, стремится к истине, любит философию, блестящий оратор и полемист. Но на нём лежит печать исторической обречённости, он не готов к практической деятельности, похож на Манилова – не может довести начатое до конца. Тургеневу близок Лежнев – практичный человек. Тургенев испытывает героя любовью. Противоречивой натуре Рудина противопоставлена цельность и мужественность Натальи Ласунской. В момент объяснения с ней Рудина как будто подменяют – в его обычно страстных монологах появляется слабость и безволие. Финальная сцена – гибель Рудина на революционной баррикаде – подчёркивает трагизм и историческую обречённость характерного героя романтической эпохи. Прототипом Дмитрия Рудина стал Бакунин – радикальный западник и анархист. Поэтому герой и получился личностью противоречивой, так как сам Тургенев противоречиво относился к Бакунину, с которым был дружен в юности, и не мог оценивать его абсолютно беспристрастно.


14. Архитектоника романа «Обыкновенная история»

История духовного перевооружения, перестройки Александра Адуева состоит из ряда разнородных эпизодов. Автор как бы вглядывается в «даль туманного романа» и видит новые и новые повороты судьбы своего героя, неожиданные проявления его личности. Жизнь Адуева-младшего открывается зрению не только читателя, но, как кажется, и автора не в виде прямого и логичного пути, а наподобие реки с многочисленными поворотами и коленами. Каждый отрезок течения этой «реки» представляется своего рода «заводью», эпилогом исканий героя, но поворот событий открывает новую перспективу его развития. Александр предстает сначала восторженно неопытным провинциалом, и автор сомневается в том, что юноше следует ехать в Петербург, что он способен пробить себе дорогу. Александр смущен холодностью, с которой его встречает Петр Иванович, напуган непривычным бытом столицы, подавлен видом бюрократического учреждения и сознанием ничтожности места, которое ему предложено. Он ошибается, переписывая бумаги, и почерк его признан плохим. Читатель ожидает повести о неудачной карьере,. Однако через неколько страниц мы узнаем, что дядя оценил образованность Александра (он знает языки), достал ему переводы для журнала и племянник оправдал его рекомендацию, что на службе он проявил способности и трудолюбие. Новый поворот сюжета: герой увлекается Наденькой, забрасывает дела, хочет жениться; измена Наденьки, отчаяние Адуева, апатия, затем новый подъем служебных успехов и т. д. вплоть до конца романа. Разбитый, разочарованный Александр уезжает в деревню, ведет растительный образ жизни. Читатель думает, что «обыкновенная история» скитаний провинциала в столице приходит к своему завершению,что он откажется от борьбы и погрузится в бездействие. И вдруг новый поворот - внезапнов пробуждение энергии, занятия в деревне, возвращение героя в Петербург, новые настроения, новый взлет карьеры и брак по расчету. Ясная и свободная композиция романа, разнообразие ситуаций и убедительность каждого нового «превращения» героя придавали особенную непосредственность и жизненность повествованию Гончарова. Писатель легко и естественно показывал, как просто и органично совершается процесс перевоплощения «деревенского юноши в петербургского делового человека. Александр проходит путь, аналогичный пути Петра Ивановича, и в конце этого пути становится полным подобием дяди (вплоть до боли в пояснице); тавтологичность, адекватность героев окончательно выявляется в эпилоге. 40-е гг. были эпохой наплыва в Петербург молодых небогатых дворян, а отчасти и разночинцев, жаждущих приобщиться к новой городской культуре, найти применение своим способностям,получить профессию и сделать карьеру.

Ради чего должен трудиться юноша, к чему должен он стремиться, каков общий смысл его деятельности и каково ее отношение к судьбам страны, к историческому прогрессу? Эти вопросы, которые вставали уже перед молодыми людьми 40-х гг., сделались особенно актуальными позже, когда социальный «состав интеллигенции резко изменился, когда «утроить себя приходилось уже не высокообразованным философствующим дворянам, а разночинцам, для которых выбор пути был неотложным, жизненно необходимым делом и осложнялся социальными препятствиями. Критикуя в своих разборах повести Гончарова отвлеченность миросозерцания его героя, «литературность» его чувств, Белинский объективно закладывал основы новой морали, нового идеала человеческой личности, который обрел конкретные, реальные черты лишь в 60-е гг. Этот идеал, а не делячество Петра Ивановича Адуева в сознании Белинского противостоит романтизму Александра, хотя об Адуеве-дяде он и замечает: «... это в полном смысле порядочный человек, каких, дай бог, чтоб было больше». В стремлении подчеркнуть неисправимую консервативность натуры Александра Адуева, сущностное значение его необоснованных претензий на исключительность и его отрыва от реальности Белинский утверждает, что превращение героя из романтика в «положительного человека», практически действующего даже в том ограниченном смысле, который заключен в его карьере, неправдоподобно. Он «предлагает» свою программу эпилога романа: «Автор имел бы скорее право заставить своего героя заглохнуть в деревенской дичи, апатии и лени, нежели заставить его выгодно служить в Петербурге и жениться на большом приданом. Еще бы лучше и естественнее было ему сделать его мистиком, фанатиком, сектантом; но всего лучше и естественнее было бы ему сделать его, например, славянофилом. Насколько значительна и многообразна палитра типологических и идейных ассоциаций, которые возникали у Белинского в связи с образом Александра Адуева, видно из того, что в круг его аналогий входил и образ М.Бакунина. Стремление Белинского найти характеру Адуева соответствие в определенной идеологиче«кой системе не было близко Гончарову. Другой же предложенный Белинским исход сюжета - «затухание романтика, воспитанного в традициях патриархального барства, подчинение его рутине жизни - почерпнут критиком из самой «Обыкновенной истории». Белинский абсолютизировал часть сюжета романа Гончарова - два его эпизода, или «коленам, рисующих деградацию Адуева: приобщение героя к жизни петербургского мещанства, мелких чиновников с их мизерными интересами и возвращение его затем в деревню с характерным погружением в физический, буквальный сон (крайнее выражение нравственного сна) и растительный образ жизни. что другому стало бы на десять повестей, - заметил однажды Белинский про меня, еще по поводу "Обыкновенной истории", - у него укладывается в одну рамку», - вспоминал позже Гончаров. В «Обыкновенной истории» критик оценил лишь намеченную автором, но важную проблематику, которая легла в основу следующего романа автора,"Обломов"...


^ 17. Адуев и Обломов

Характер Обломова, как и характер Александра Адуева, весь обнаружился в любви к Ольге Ильинской и Агафье Матвеевне. Можно было бы сказать, что девизом Гончарова-романиста является: «каков характер, такова и любовь». Рационалист Петр Адуев не заметил, прозевал нравственный недуг своей жены. Илья Обломов, убаюканный любовью, и не подозревал возможности возникновения мятежных вопросов в душе любимой. Андрей Штольц, более внимательный к жизни сердца, уловил тоску и сомнения Ольги, по-своему разгадал и объяснил их серьезный смысл, успокоил жену. Полной противоположностью им были Обломов и Адуев-младший. Их идеалы были несколько надуманы. Обломов создал свой мир и ушел в него, а Адуев-младший во всем искал совершенство и слишком пылко выражал чувства. Поэтому оба героя вначале кажутся немного наивными. По мере постижения образов это впечатление несколько рассеивается, мы понимаем, что эмоциональность Обломова и, в особенности, Адуева-младшего действует не столь пагубно на них, сколько бесполезно, потому что их окружают люди более сильные и прагматичные. Я сделал вывод, что не будь рядом с Ильей Ильичем Штольца, а с Александром Петра Ивановича, эти герои, в душе которых властвовали чувства, а не разум, или нашли бы в жизни счастье, или опустились бы на дно жизни (что менее вероятно). Разумеется, мы могли бы не понять, в чем заключалось их счастье, но известно, что это понятие для всех людей различно, поэтому, я думаю, не стоит осуждать то, чего мы не можем оценить.

Читатель наблюдает жесткое взаимодействие прагматиков и романтиков. Они не могли бы найти компромисса до тех пор, пока кто-то не был бы побежден, т.е. раздавлен духовно, что и случилось с Александром. Холодный разум в борьбе с чувством (может быть, душой). Возникает образ сильного мужчины, обижающего ребенка. Почему Штольц не мог понять Обломова, а Петр Иванович – Александра? Скажем о рассуждениях о любви Аду-

евых. Для Петра Ивановича, без сомнения, всё ясно: "Нужно жениться с расчетом". Для Александра – это кощунство и над любовью, и над женщиной. Так что понимания возникнуть не могло, прагматизм и романтизм – несовместимы.

В романах и Обломов, и Александр выглядят жертвами, потому что они были не в состоянии защищаться от людей более сильных. Штольц, видя, что его друг – человек умный, на многое способный, решил в одно мгновение исправить его жизнь, но сделал это неаккуратно и испортил жизнь человеку. Петр Иванович превратил своего племянника в послушную овцу. В общем, можно сказать, что и Штольц, и Адуев-старший являлись, сами того не осознавая, безжалостными гонителями мыслей, не свойственных их разуму.

Гончаров вводит в романы двух женщин – "спасительниц" душ наших романтиков. Женщины энергичные, но нельзя сказать "умные". Вполне возможно, что я не понял Гончарова, но, по-моему, Ольга только без толку разворошила душу Обломова и, поняв свою ошибку, ушла от него, а Лизавета Александровна не давала Адуеву-младшему никаких дельных советов. Можно сказать, что людям свойственно ошибаться, но такие ошибки, коверкающие жизнь, непростительны.


^ 22. поэтический мир Тютчева

Поэт-философ, Федор Иванович Тютчев создал замечательные ли­рические монологи о смысле жизни, о назначении поэта и поэзии. Ориги­нальное дарование поставило его в один ряд с великими поэтами. Не совсем обычна судьба Тютчева как поэта. Он начал печатать свои стихи с 15 лет, но долгие годы оставался без читателей. В 1936 году А.С Пушкин в своем журнале «Современник» напечатал 24 стихотворения Тют­чева, отозвавшись о них «с изумлением и восторгом». После этого наступил долгий период молчания. И лишь в 1850 году в том же журнале прозвучали слова Некрасова о Тютчеве как о замечательном русском поэте, «первосте­пенном таланте». Сборник его стихов вышел в свет в 1854 году, когда поэту уже было 50 лет. Имя Тютчева становится любимым для Тургенева, Достоев­ского, Фета, Майкова. Около 400 стихотворений составляют литературное наследие поэта, но значение их велико. Творчество Тютчева сложно и противоречиво. Меня покорили емкие, лаконичные строки поэта, за которыми угадывается трево­га мятущейся, страстной души. Но понять эту тревогу мне удалось сравни­тельно недавно, когда я научилась воспринимать стихотворения Тютчева не только чувствами, сердцем, но и разумом. То, что раньше неясно волновало, теперь поразило меня глубиной и стройностью мысли. Поэтический мир Тютчева — мир романтика и философа. Несмотря на то, что его стихи полны противоречий, написаны как бы на душевном изломе, они в целом представляют удивительно гармоничную систему

Именно такому человеку открываются тайны: для него «солнцы ды­шат», «говорят леса», совещается «в беседе дружеской» гроза. Именно к нему, смертному, слетает с небес Поэзия.

Тютчев ищет гармонию в природе, ведь в ней должна быть воплоще­на красота и целесообразность. Он говорит о наличии души и разума в при­роде:

Не то, что мните вы, природа:

Не слепок, не бездушный лик, —

В ней есть душа, в ней есть свобода,

В ней есть любовь, в ней есть язык...

В стихах Тютчева о природе трудно не уловить предпочтение весне. Чувство гармонии, радости, удовлетворенности говорит в строках, посвя­щенных весенней и летней поре. Шедевром поэта являются «Весенние воды», получившие восторженную оценку Некрасова.

...Весна идет, весна идет.

Мы молодой Весны гонцы,

Она нас выслала вперед!

Особое место в творчестве поэта занимает любовная лирика. Каждое стихотворение здесь — своего рода шедевр. Беззаконная в глазах света лю бовь к Е. А. Денисьевой отразилась в трагическом цикле стихотворений. Многим из них присущ трагизм-надлом. Любовь воспринимается поэтом не как счастье, но роковая страсть, несущая горе обоим.

О, как убийственно мы любим,

Как в буйной слепоте страстей

Мы то всего вернее губим,

Что сердцу нашему милей!

Широко известны стихи Тютчева, посвященные России и русскому народу. Смирение и долготерпение народное заставило поэта написать:

Эти бедные селенья,

Эта скудная природа —

Край родной долготерпенья,

Край ты русского народа!

Афоризмом стало его знаменитое четверостишие:

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать —

В Россию можно только верить.

«...О Тютчеве не спорят; кто его не чувствует, тем самым доказывает, что он не чувствует поэзии», — этими словами Ивана Сергеевича Тургенева я заканчиваю разговор о русском поэте, чье высокое художественное мас­терство и глубокая философская мысль ставят его в ряд великанов русской классической литературы.


^ 23. поэтический мир Фета

В личности Афанасия Фета удивительным образом сошлись два абсолютно разных человека: тёртый, битый жизнью практик и вдохновенный, неутомимый, буквально до последнего вздоха (а умер он в возрасте 72 лет), певец красоты и любви. Незаконнорожденный сын мелкого немецкого чиновника, он лишился при этом статуса дворянского сына. Он пытался "выслужить" дворянство, но 13 лет армейской и гвардейской лямки ничего не дали. Тогда он женился по расчету на старой и богатой помещице, стал жестоким и прижимистым сельским хозяином- эксплуататором. Революционерам и даже либералам Фет никогда не сочувствовал и, чтобы достичь желаемого дворянства, долго и громко демонстрировал свои верноподданнические чувства. И только когда Фету было уже 53 года, Александр II изложил благоприятную резолюцию на его прошение. Доходило до смешного: если тридцатилетний Пушкин считал оскорблением пожалование ему царем камер-юнкерского звания (это придворный чин, обычно даваемый молодым людям до 20 лет), то этот русский лирик специально выхлопотал себе камер-юнкерство уже в 70 лет? И при этом Фет писал божественные стихи. Вот стихотворение 1888 года: «Полуразрушенный, полужилец могилы, О таинствах любви зачем ты нам поешь? Зачем, куда тебя домчать не могут силы, Как дерзкий юноша, один ты нас зовешь? Томлюся и пою. Ты слушаешь и млеешь. В напевах старческих твой юный дух живет. Цыганка старая одна еще поет.»

То есть буквально два человека жили в не самой приятной на вид, оболочке. Но какая сила чувства, мощь поэзии, какое страстное, юношеское отношение к красоте, к любви! Поэзия Фета недолго имела успех у современников в 40-е годы, а в 70 – 80-х годах это был успех весьма камерный, отнюдь не массовый. Но массам Фет был знаком, хотя они не всегда знали, что популярные романсы, которые они распевают (в том числе и цыганские) — на слова Фета. "О, долго буду я в молчаньи ночи тайной", "Какое счастие! и ночь и мы одни", "Сияла ночь. Луной был полон сад", "Давно в любви отрады мало", "В дымке-невидимке" и, конечно, "Я тебе ничего не скажу" и "На заре ты ее не буди" — вот лишь немногие стихотворения Фета, положенные на музыку разными композиторами. Лирика Фета тематически крайне бедна: красота природы и женская любовь — вот и вся тематика. Но какой огромной мощи достигает Фет в этих узких пределах. Вот стихотворение 1883 года:

«Только в мире и есть, что тенистый Дремлющих кленов шатер. Только в мире и есть, что лучистый Детски задумчивый взор. Только в мире и есть, что душистый Милой головки убор. Только в мире и есть этот чистый, Влево бегущий пробор"

Это своеобразная онтология (философское учение о бытии) Фета, хотя философской его лирику назвать трудно. Мир поэта очень узкий, но какой же прекрасный, полный изящества. Грязь жизни, проза и зло жизни не проникали в его поэзию никогда. Прав ли он в этом? Видимо, да, если видеть в поэзии искусство по преимуществу. Красота и должна быть главным в ней. Гениальна лирика природы Фета: "Я пришел к тебе с приветом", "Шепот. Робкое дыханье", "Какая грусть! Конец аллеи", "Это утро, радость эта", "Жду я, тревогой объят" и множество других лирических миниатюр. Они разнообразны, непохожи, каждая являет собой неповторимый шедевр. Но есть общее: во всех них Фет утверждает единство, тождество жизни природы и жизни человеческой души. В своей лирике природы Фет выступает как антинигилист: если для тургеневского Базарова "природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник", то для Фета природа — единственно храм, храм и фон прежде всего любви, роскошная декорация для тончайших сюжетных изгибов любовного чувства, а во-вторых, храм для вдохновения, умиления и молитвы красоте. Если любовь для Пушкина была проявлением высшей полноты жизни, то для Фета любовь есть единственное содержание человеческого бытия, единственная вера. Эту мысль он утверждает в своих стихах с такой силой, что заставляет усомниться, не язычник ли он. У него и сама природа любит — не вместе, а вместо человека ("В дымке-невидимке"). В то же время вполне в христианском духе Фет считает человеческую душу частицей небесного огня, божьей искрой ("Не тем, господь, могуч, непостижим"), ниспосланной человеку для откровений, дерзаний, вдохновения ("Ласточки", "Учись у них — у дуба, у березы"). Удивительны поздние стихи Фета, 80 – 90-х годов. Дряхлый старик в жизни, в поэзии он превращается в горячего юношу, все мысли которого об одном — о любви, о буйстве жизни, о трепете молодости ("Нет, я не изменил", "Моего тот безумства желал", "Люби меня! Как только твой покорный", "Еще люблю, еще томлюсь"). Разберем стихотворение "Я тебе ничего не скажу", датированное 2 сентября 1885 года. В нем выражена часто встречающаяся у романтиков мысль о том, что языком слов нельзя передать жизнь души, тонкости чувства. Поэтому любовное свидание, как всегда, в окружении роскошной природы, (открывается молчанием: "Я тебе ничего не скажу..."). Романтики не доверяли языку слов как средству выражения души человека, тем более поэта. Впрочем, назвать Фета романтиком затруднительно: очень уж он "земной".Тем не менее, уделом героя стихотворения остается "молча твердить" слова любовного признания. И этот оксюморон (сочетание контрастных по смыслу слов) становится главным словесно-художественным образом стихотворения. Но все-таки, почему он молчит? Какая мотивировка дается этому? Вторая строка уточняет: "Я тебя не встревожу ничуть". Да, как свидетельствуют другие стихотворения, его любовь может и встревожить, взволновать девственную душу его избранницы своими "томленьями" и даже "содроганьями". Есть и другое объяснение, оно в последней строке второй строфы: его "сердце цветет", подобно ночным цветам, о которых сообщается в начале строфы. Вот тождество человеческой души и природы, выраженное, как и во многих других произведениях Фета, с помощью особого художественного приема, называемого психологическим параллелизмом. К тому же грудь, т. е. вместилище эмоционально-духовного начала, героя "больная, усталая" (первая строка третьей, последней строфы). "Я дрожу" — от ночного ли холодка или от каких-то внутренних душевных причин. И поэтому конец стихотворения зеркально повторяет начало: "Я тебя не встревожу ничуть, / Я тебе ничего не скажу". Трехстопный анапест стихотворения звучит напевно: "Я тебе ничего не скажу", — неоднократно вдохновляло многих композиторов. Стихотворение привлекает тонкостью и изяществом выраженных в нем чувств и естественностью, негромкой простотой их словесного выражения.





Похожие:

1. 60-е гг. Исторический и общекультурный контекст icon1825, 13 декабря
Почему автор утверждает: «Сегодня или никогда. /Настал последний вечер.» Восстановите исторический контекст вечера 13 декабря 1825...
1. 60-е гг. Исторический и общекультурный контекст iconПрограмма вступительных испытаний для абитуриентов, имеющих высшее образование и поступающих на бакалавриат по направлению «Реклама и связи с общественностью»
Исторический контекст возникновения прото-рекламы и прото-пр (Античность, Средневековье, Возрождение, Новое Время)
1. 60-е гг. Исторический и общекультурный контекст iconШпет Густав Густавович герменевтика и ее проблемы
Публикуется по изданию: Шпет Г. Г. Герменевтика и ее проблемы // Контекст. 1989. М., 1989; Контекст. 1990. М., 1990. Контекст. 1991....
1. 60-е гг. Исторический и общекультурный контекст iconВопросы к вступительному экзамену по философии
Характерные черты и общекультурный смысл эпохи Возрождения. Гуманизм и проблема человеческой индивидуальности
1. 60-е гг. Исторический и общекультурный контекст iconДанный проект предполагает познакомить обучающихся с традициями страны изучаемого языка
Обучающиеся расширят знания по литературе, истории, повысят свой общекультурный уровень
1. 60-е гг. Исторический и общекультурный контекст iconВоспитательные проекты исследовательской направленности Литературно-исторический проект
Музейно-исторический социальный проект «От Мариинской гимназии до Лицея при кгу: 150 лет образовательной традиции»
1. 60-е гг. Исторический и общекультурный контекст iconПрограмма дисциплины Трансформация российской экономики в 1992-2009 гг и ее социально-политический контекст для направления 080100. 62 «Экономика» подготовки бакалавра
Программа дисциплины Трансформация российской экономики в 1992-2009 гг и ее социально-политический контекст
1. 60-е гг. Исторический и общекультурный контекст iconПрограмма дисциплины Трансформация российской экономики в 1992-2009 гг и ее социально-политический контекст для направления 080100. 62 «Экономика» подготовки бакалавра
Программа дисциплины Трансформация российской экономики в 1992-2009 гг и ее социально-политический контекст
1. 60-е гг. Исторический и общекультурный контекст iconПётр Первый. Исторический портрет Пётр Первый. Исторический портрет
Коренным образом изменилось место и роль России в международных отношениях того времени
1. 60-е гг. Исторический и общекультурный контекст iconПрограмма дисциплины Трансформация российской экономики в 1992-2009 гг и ее социально-политический контекст
Трансформация российской экономики в 1992-2009 гг и ее социально-политический контекст
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы