Возчиков В. А. Общественно-правовой вектор медийного позиционирования (2005) icon

Возчиков В. А. Общественно-правовой вектор медийного позиционирования (2005)



НазваниеВозчиков В. А. Общественно-правовой вектор медийного позиционирования (2005)
Дата конвертации06.01.2013
Размер198.69 Kb.
ТипДокументы
скачать >>>

Возчиков В.А. Общественно-правовой вектор медийного позиционирования (2005)




В.А. Возчиков



Общественно-правовой вектор
медийного позиционирования



Культура, по С. Хантингтону, всегда следует за властью (28. С. 132), обретая в лице своих институтов как - в известном смысле - возможности последней, так и принимая в качестве данности определенные нормы собственного существования. В случае масс-медиа сказанное подразумевает, в числе прочего, возможность государственного вмешательства в деятельность СМИ, прежде всего в организационно-правовом аспекте. Однако если зарубежное медиасообщество в таком взаимодействии не усматривает нарушения принципа свободы слова*, то позиция ведущих российских медиаструктур диаметрально противоположна.

Так, при подписании небезызвестной хартии телевещателей «Против насилия и жестокости» (к этому документу мы еще вернемся) генеральный директор Первого телеканала высказал убеждение, что специальный закон не сможет регулировать такую «слишком субъективную сферу», какой является нынешнее российское телевидение. Следовательно, для решения возникающих проблем возможно только «саморегулирование», к тому же «медиасообщество уже имеет позитивный опыт таких обязательств, добровольно взятых представителями СМИ» (подр.: 10). Методологическая ошибочность данного подхода представляется очевидной, равно как и весьма тривиальной – подоплека той настойчивости, с которой медиаменеджмент стремится вывести свой бизнес из государственной административно-правовой системы или, во всяком случае, максимально «обособить» его.

Мерой культуры, по Х. Ортега-и-Гассету, служит «четкость установлений»: «Бессмысленно говорить об идеях и взглядах, не признавая системы, в которой они выверяются, свода правил, к которым можно апеллировать в споре. Эти правила – основа культуры» (21. С. 64). В данной логике выведенная из общественно-правового контекста медиакультура по существу утрачивает свое культурное назначение. Между тем, как показывает анализ, система масс-медиа зачастую функционирует, игнорируя права своей аудитории, вопреки общественным ожиданиям и потребностям.

Позиционирование средств массовой информации как «четвертой власти»* - метафора в гораздо меньшей степени, чем, может быть, того бы хотелось. СМИ, безусловно, власть, хотя и конституционно не закрепленная, прежде всего в смысле эффективности информационного воздействия, сравнимого по результативности с иными административными актами**. Согласимся, что публичная дискредитация репутации (именно эту цель преследовала, например, в свое время демонстрация по российскому телеканалу скандальной кассеты с интимными похождениями «человека, похожего на генерального прокурора») оказывается не менее реальным препятствием на пути чьей-то политической карьеры, чем прямой административный или судебный запрет, обусловленный обнаруженными нарушениями законодательства. При этом проблема даже не в собственно властных возможностях медиа, а в способах их реализации, зачастую оказывающихся вне правового поля.

Однако допустимы ли в принципе какие-либо ограничения (в том числе и правовые), если речь идет о творчестве, самовыражении и т.п.? В нашем контексте такая постановка вопроса представляется некорректной, ибо пусть и с некоторым сожалением, но приходится констатировать, что признание за средствами массовой информации определенных властных возможностей разрушает многолетний миф об органах СМИ как организациях прежде всего творческих, в то время как они функционируют прежде всего по типу ответственного (по определению) государственного ведомства.

Впрочем, говорить, что в последнее время происходит становление новой философии медиакультуры, на наш взгляд, неправомерно. Скорее, налицо тенденция к отказу от «идеологического обеспечения» масс-медиа, искажающего истинную сущность СМИ. В связи со сказанным уместно отметить, что формирующуюся тенденцию чутко уловила «Российская газета», предпринявшая попытку доказать, естественно, апеллируя к мировой практике, что противоречия между журналистикой факта и журналистикой мысли, журналистикой «командной» и журналистикой авторской отнюдь не антагонистические (см.: 27).

На первый взгляд, озабоченность сторонников журналистики как творчества не может не вызывать сочувствия. Действительно, не обидно ли (не только для авторов, но и читателей), что «журналистика стала сервисной профессией»? Что отныне базовыми репортерскими навыками признаются умение правильно составить запрос в Сети и владение парой европейских языков? Наконец, что талант, мастерство журналиста – отнюдь не главное в контексте требований «сервисной» субкультуры? (подр.: 2).

Думается, такой подход – скорее отголосок мифологии, чем адекватное понимание реальности. Позиция его оппонентов представляется более перспективной и соответствующей сегодняшнему времени: журналистика – не более чем профессия, которой, как и всякой другой, можно научиться («… она по природе своей не более креативна, чем работа копирайтера в рекламном агентстве» – см.: 1), обязанность СМИ – своевременно выдать «качественный продукт», тем самым успешно реализовав свои функции (добавим: в том числе и властные) как общественного института. Мастерство?.. Разумеется, его никто не отменяет, но авторские амбиции должны быть подчинены командной работе.

Иными словами, задачи средств массовой коммуникации концептуально родственны тем, что стоят перед государственным ведомством как таковым, и конечный результат деятельности СМИ должен соответствовать определенным общественным ожиданиям. Последнее как раз и очерчивает общественно-правовой контекст позиционирования масс-медиа, определяет спектр требований, предъявляемых к прессе, телевидению, радиовещанию. Таким образом, критические высказывания в адрес СМИ являются ни чем иным как естественной реакцией аудитории на нарушение тех или иных ее прав. Рассмотрим на примере телевидения – наиболее яркого средства современной медиакультуры – некоторые направления медиадеятельности, выходящие, как нам представляется, за рамки правового поля.

Так, мы утверждаем, что ряд телевизионных программ нарушает право телезрителей на нравственную безопасность. Некоторые из них, реализовав свое разрушительное предназначение, уже сняты с эфира, однако не в силу изменения вещательной концепции, а по причине естественного «старения». Потому, полагаем, справедливо упомянуть в этом разделе и «Большую стирку» (Первый канал), закончившуюся в сентябре 2004-го, ибо сменивший ее проект «Пять вечеров» (с тем же ведущим – А. Малаховым) решен по сути в той же стилистике, разве что явная пошлость уступила место поверхностному обсуждению какой бы то ни было проблемы.

Чуждое российской государственности и духовности начало несли в себе программы «Намедни» и «Свобода слова» (обе – НТВ)*. Остановимся лишь на двух сюжетах. После всеобщего возмущения, вызванного прозвучавшем в эфире интервью журналиста Л. Парфенова («Намедни») с вдовой убитого в Катаре Яндарбиева, ведущий делал удивленный вид: он, мол, уверен, что «Намедни» в Катаре никто не смотрел, а потому передача не могла нанести вреда двум подозреваемым представителям российских спецслужб. А ведь делающему такую передачу журналисту не мешало бы знать, что по обычаю суда Катара судьба обвиняемых (вплоть до смертной казни) зависит от мнения и прощения родственников убитого! Неужели журналист полагает, что в Катаре не узнали об его передаче хотя бы по официальным каналам?.. Дело, конечно, не в «мастерстве» Парфенова, а в громкости уголовного дела.

Приведем оценку искусствоведа Натальи Бурцевой: «Неправда, что «Намедни» было не тенденциозным. Это развлекаловка, подоплека которой – пофигизм. Парфенов пофигизм рекламирует, популяризирует, рекомендует. Ведь так хорошо с бутылочкой пива и в обнимку с подружкой посмотреть на всё подряд…» (6). К этому «всё подряд» относится, конечно, и однажды прозвучавшая в парфеновской программе беседа любознательной журналистки… с каннибалами на предмет «особенностей» меню последних. Своеобразное понимание «актуальности», не так ли?

28 мая 2004-го года в программе Савика Шустера «Свобода слова» было устроено настоящее судилище над традиционным Посланием Президента Федеральному Собранию. Речь не о том, что Президента нельзя критиковать, что к его Посланию нельзя сделать дополнения и замечания. Но складывалось такое впечатление, что в телеэфире эти замечания делали не люди, искренне болеющие за будущее России, а некие сторонние наблюдатели!.. Чего стоит только бестактное и совершенно неуместное сравнение В. Путина с президентом США Д. Бушем!... Участники программы словно обсуждали ситуацию в чужой, безразличной им стране…

В начале 2005-го года на канале «Россия» появилось шоу Д. Диброва «Я готов на все». Идея программа (как большинства подобных на отечественном ТВ – лицензионной) сводилась к следующему: ради того, чтобы сбылась мечта любимого человека (жены, мужа, сына и пр.), герой (или героиня) должен совершить нечто экстремальное: пробраться через непроходимые сталактитовые пещеры, поплавать среди акул, прыгнуть с самого высокого моста в Европе…*

С одной стороны, самоотверженность сама по себе достойна восхищения, но с другой – реализация шоу изначально предполагала некоторую нравственную ущербность российских телезрителей, якобы воспринимающих как само собой разумеющееся чью-то готовность получить «подарок» ценой стрессовых потрясений своих близких.

Ради чего же совершаются «подвиги»? Вот героиня со слезами на глазах, судорожно сжимая талисман, прыгает с трехсотметровой высоты (с помощью так называемой «тарзанки») – и счастливый муж получает возможность отправиться на экзотическую подводную рыбалку; мать заплывает в море, зная, что где-то поблизости акула – и сын встречается во Франции с футболистом Зиданом…* Аудитории навязывается определенная модель поведения, когда стремление обладать чем-то признается сильнее естественных человеческих чувств – любви, сострадания, тревоги за близких…

В мае 2005-го руководство канала ТНТ констатировало, что проект «Дом-2» достоин книги рекордов Гиннесса как самое продолжительное (в эфире – больше года) реалити-шоу в мире, обеспечившее телеканалу наибольшую популярность среди 18-30-летней аудитории в вечернем прайм-тайме (12). Нет необходимости пересказывать, как разворачивается сюжет телевизионного действа**, отметим лишь, что попытка группы депутатов Московской городской Думы добиться мер прокурорского реагирования по фактам нарушения законодательства в телепроекте «Дом-2» не возымела результата. Вопреки общественному мнению, обвинявшему реалити-шоу в развращении молодежи и пропаганде добрачных сексуальных связей, «сериал» продолжает свою жизнь в эфире, нанося урон нравственной безопасности телеаудитории.

Несколько примеров. По мнению инициаторов проекта, его участники учатся «общаться, любить, бороться за свою любовь, побеждать и проигрывать» (11). О том, что общение в реалити-шоу понимается весьма своеобразно, видно хотя бы из следующего бесхитростного высказывания одной из «строителей любви»: «Когда я только появилась на проекте, надо мной тоже издевались. Меня связывали скотчем и спускали с ледяной горки, закрывали в холодильнике. Но я понимала, что это шутка, и смеялась вместе с ребятами» (30).

Умиления достойна поистине буколистическая картина, рисуемая защитниками шоу: «Пятнадцать обычных мальчиков и девочек вместе живут в подмосковном доме и ведут обычную подростковую жизнь: читают книжки, заводят друзей, сплетничают, звонят по телефону родителям, играют в бадминтон на свежем воздухе и, конечно, влюбляются. И уже почти год за этим «пионерлагерем» можно наблюдать, анализировать происходящее, делать выводы» (11)*. Хороши же «подростки» в этом «пионерлагере»!.. Одна «… до того, как прийти на проект, работала продавцом косметики», другой «подросток» - уже жених, примеряет «модный костюм из московского бутика», третья девушка, оказывается, «… больше не хочет жить вместе со Степой. Тем более, что на днях родители подарили ей «однушку» в Москве» (см.: 5; 14; 15).

Что же касается «строительства любви», ради чего, как уверяют, и затевался проект… О нравах, культивируемых в «пионерлагере», можно судить хотя бы по таким репликам, попавшим в прессу: «И он, и она флиртовали чуть ли не с каждым вновь прибывшим участником реалити-шоу» (29), «Я каждый день вижу его во сне! Я просыпаюсь и начинаю стонать… Я ищу его в своей кровати» (14). Думается, примеров достаточно, чтобы согласиться с мнением одного из телезрителей, что «Дом-2» – «… кандидат в рекордсмены среди передач, могущих вызвать нарушения психики» (22). К числу передач, угрожающих нравственной безопасности аудитории, мы относим также развлекательные проекты «На бульваре» и «Мой толстый противный жених» (обе – ДТВ-Viasat)**, ток-шоу «Принцип домино» (НТВ), «Деликатесы» (ТВ-Центр), «Телевизионный дамский клуб» (канал ТДК), «Шпаргалка»* (Муз-ТВ), некоторые другие. Как написал однажды в «Литературной газете» телезритель из г. Королева, «серьезно ломать голову над традиционным вопросом «что делать?», применительно к этому блоку передач, бессмысленно: без властных действий, одними нашими словами это дело с места не сдвинуть» (25).

Нарушение телеканалами права аудитории на полноту информации и информационную безопасность – повод не только для уже многолетней полемики в масс-медиа, но и более радикальных действий протеста. Имеем в виду хотя бы так называемый Всероссийский марш за свободу слова, против цензуры, насилия и лжи на телевидении, состоявшийся 22 мая 2005 года в Москве; в подготовке акции участвовали политические партии КПРФ, «Родина», «Яблоко», СПС, «Наш выбор» и ряд общественных организаций**. На митинге у телецентра в Останкине протестующие говорили, в частности, что оппозиция не допускается на телеэкран, ее оценки, взгляды искажаются под потоком лжи.

Проблема, однако, не только в ограничении политических возможностей оппозиционных сил, она гораздо шире – в невозможности телеаудитории реализовать свое право на полноценную и объективную информацию. Ведь из сегодняшних программ центральных телеканалов практически невозможно узнать, что происходит в российских регионах*** (см.: 16; 17; 18), аналитики отмечают, что из эфира почти исчезли темы труда, созидания, а также науки, народного творчества, бедности и даже местного самоуправления (7. С. 3). Бросается в глаза даже не специалистам, что «… львиная доля эфирного времени (возможно, более 99%) достается одним и тем же представителям «телетусовки», присвоившей себе монополию на свободу слова. Таким образом, нарушаются права абсолютного большинства граждан России» (4). А ведь возможность высказаться – это даже не пожелание, а естественное право граждан «открытого общества» (см.: 20. С. 94), либеральные ценности которого, вроде бы, отстаивает российское ТВ!

Новостные блоки Первого канала и канала «Россия» (в том числе откровенно тенденциозные «Времена» В. Познера и «Вести недели» С. Брилева, больше похожие на информационный дайджест, чем журналистский анализ), строящиеся по довольно однообразной схеме (официоз – «горячие точки» - происшествия – курьезные факты), на наш взгляд, уступают по насыщенности информационным выпускам REN TV. Что же касается итоговой информационно-аналитической программы REN TV «Неделя», то в последнее время она удостаивается особенно высокой оценки специалистов*.

В этом же ряду программа «Выводы» (3-й канал «Московия»), привлекающая актуальной тематикой и государственной позицией при освещении важнейших событий; программа «Что делать?» В. Третьякова (канал «Культура») – содержательные диалоги профессионалов по острым вопросам действительности… Однако аудитория этих каналов неизмеримо меньше (в том числе и по техническим причинам), чем у всероссийских.

То, что наше телевидение – некая «вещь в себе», игнорирующая общественные потребности, еще раз подтвердила трагедия в Беслане (сентябрь, 2004 г.). Точнее, реакция на нее ведущих телеканалов. В чем причина, что мы не увидели в те дни аналитических программ? Телеведущие оказались неспособными к оперативному и самостоятельному анализу? Проявили необъяснимую нерешительность руководители телеканалов?.. Как бы то ни было, «… наши главные телеканалы оказались неспособными выполнить свою важнейшую государственную миссию – в дни национальной катастрофы они отказали телезрителям в праве услышать дискуссии тех известных политиков, экспертов, писателей, деятелей культуры, которые формируют общественное мнение. И тем самым безответственно самоустранились от участия в процессе консолидации общества» (24).

Российское телевидение, по мнению философа А.А. Зиновьева, выполняет, кроме всех прочих, еще и медиаторную функцию, причем играет роль медиатора негативного, навязывающего аудитории «ощущение подавленности, ощущение страны разгромленной и побежденной, холуйствующей перед Западом» (см.: 26). Мыслитель утверждает, что ничего подобного такому подходу в зарубежном телеэфире нет. Близко к сказанному и мнение Анатолия Салуцкого «о неком странном антигосударственном духе, которым пропитаны многие передачи, особенно информационно-аналитические» (см.: 23).

На наш взгляд, речь здесь идет о праве на национальное достоинство, зачастую игнорируемое телеканалами. Пожалуй, наиболее очевидной формой такого игнорирования является демонстрация зарубежной кинопродукции откровенно провокационного содержания.

Приведем характерный пример. 19 марта 2005 г., в субботу (уточнение важное, так как в выходной день телеаудитория, как известно, возрастает) по Первому каналу демонстрировался кинофильм «Самолет президента». Русские террористы во главе с неким Иваном Коршуновым захватили самолет президента США, чтобы путем шантажа вытребовать какого-то генерала Радека, якобы бывшего российского диктатора! Но президент (в его роли Харрисон Форд) блестяще справляется со злодеями…

По тому же Первому каналу прошел опять-таки американский кинофильм «Миротворец», в котором российские генералы воруют ядерные боеголовки, продают их югославам, а те, в свою очередь, планируют взорвать здание ООН в Нью-Йорке… Перечень подобных «кинобоевиков», к сожалению, легко продолжить.

Такая информационная политика вызывает вполне резонное предложение телезрителей: «… не пришло ли время законодательно подумать о запрещении демонстрации в эфире продукции, направленной против нашего государства, специально создававшейся и создаваемой с единственной целью служить орудием в информационной войне против России?». Телезрители убеждены, что «… фильм, где методически, целенаправленно унижают русских, не может идти по Первому каналу российского телевидения» (13), между тем – мы уже обращаемся к другому источнику – «… с упорством Первый канал раз за разом демонстрирует фильмы из США явно пропагандистского содержания, где янки – неукротимые миротворцы, русские – опасные разгильдяи и деградировавшие генералы, прочие народы – мечущийся планктон, мешающий новому мировому порядку» (3).

Между прочим, мнение о необходимости ограничения показа американского кино на российском ТВ встречается не только в заметках возмущенных зрителей, но и в аналитических обзорах. Приведем точку зрения, высказанную в «Литературной газете»: «… Де Ниро и Аль Пачино, Брюс Уиллис и Сильвестр Сталлоне становятся нынешними всенародными героями. Они – сильные и красивые парни. Они просты и доступны. Они борются за добро. А вместе с симпатией к ним растет позитивное восприятие Америки, американского образа жизни.

… так формируется население, чурающееся собственной страны и сориентированное на внешние ценности. Кроме того, население это постоянно фрустрировано, то есть его ожидания и материальные запросы, сформированные высокими американо-голливудскими стандартами, не совпадают с убожеством повседневности. Человек тащится на работу в трамвае города N и, вспоминая виды Сан-Франциско из фильма, увиденного вчера по телевизору, вздыхает: «Хорошо в Америке» (9).

Уместно обратиться к опыту Швеции, обеспечившей в своей медиаполитике приоритет национального над зарубежным. Хотя в Швеции можно принимать около ста спутниковых каналов, из которых 11 предназначены специально для шведов, Шведское общественно-правовое телевидение сохраняет лидирующее положение на рынке телевещания. Одна из главных причин этого в том, что основные его продукты: драмы, «мыльные оперы», криминальные сериалы, детские и молодежные передачи, документальные фильмы, информационные программы – национального происхождения: 56 процентов их производится в регионах, а 44 процента – в Стокгольме. Только 30 процентов программ STV покупается за рубежом*.

Резюмируя вышеизложенное отметим, что обеспечение права телезрителей на информационную и нравственную безопасность, национальное достоинство возможно лишь на базе глубокого осознания социальной ответственности медиабизнеса. Но в настоящее время, по верному замечанию депутата Государственной думы РФ Н.А. Нарочницкой, российское телевидение «… все еще зримая надстройка ультралиберального структурного проекта 90-х годов, от которого мы никак не можем избавиться» (8). Современный человек, восприятие которого сформировано телевизионным «видеорядом», по-прежнему перегружен готовыми образными моделями, несущими зачастую неадекватную трактовку событий.

В июне 2005-го года руководители шести ведущих российских телеканалов подписали упомянутую в начале статьи хартию телевещателей «Против насилия и жестокости» – документ, по замыслу, призванный способствовать саморегулированию медиасообщества (подр.: 10).

Основными направлениями деятельности СМИ хартия определяет обеспечение конституционного права граждан России на получение всесторонней и достоверной информации о событиях, происходящих в РФ и за ее пределами. Телевещатели заявили о недопустимости использования СМИ для осуществления экстремистской деятельности, а также распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости; обязались не разглашать сведения о способах, методах разработки и использования наркотических средств и психотропных веществ. Хартия содержит обязательства, направленные на ограничение рекламы алкоголя и табака. Особый раздел хартии посвящен социальной ответственности СМИ за соблюдение прав детей прежде всего на получение информации, не наносящей вреда их физическому и нравственному здоровью.

На наш взгляд, принятие хартии телевещателей – лишь видимость решения проблемы. Положения этого документа, какими бы благими они ни казались, не имеют законодательной силы, а значит, всегда можно найти причину, чтобы уклониться от их выполнения (так, собственно, и происходит). Лишь активное участие государства в современном медиакультурном процессе (внесение изменений и дополнений в Закон о СМИ, создание Общественного совета по масс-медиа при Президенте РФ и т.д.) способно реально обеспечить духовное оздоровление общества, соблюдение его прав в сложном информационном пространстве.

Литература


1. Бершидский Леонид. Нужны не амбиции, а техническая подкованность // Российская газета. - №50 (3719). – 15 марта 2005. – С. 12.

2. Богомолов Юрий. Беру уроки пластмассовой журналистики // Российская газета. - №50 (3719). – 15 марта 2005. – С. 12.

3. Бойко Николай. В роли негодяя // Литературная газета. – 13-19 июля 2005. - №28 (6031). – С. 9.

4. Бриль Андрей. Трудно быть Гулливером. «Монологические диалоги» – один из признаков нынешнего эфира // Литературная газета. – 3-9 августа 2005. - №32 (6035). – С. 9.

5. Будет ли свадьба у Саши и Наташи? // Комсомольская правда. - №83-т/21 (23517-т). – 26 мая-2 июня 2005. – С. 17.

6. Бурцева Наталья. В состоянии пофигизма // Литературная газета. – 28 июля - 3 августа 2005. - №30 (5981). – С. 9.

7. Ветров Константин. Власть медийная // Литературная газета. – 2-8 марта 2005. - №9 (6012). – С. 1; 3.

8. Горбунов Александр. От нигилизма к ценностям [Интервью с депутатом Государственной Думы, философом, историком Н.А. Нарочницкой] // Литературная газета. – 3-9 ноября 2004. - №44 (5995). – С. 9.

9. Горбунов Александр. Не наше кино // Литературная газета. – 6-12 апреля 2005. - №14 (6017). – С. 9.

10. Горбунов Александр. Игра на опережение? // Литературная газета. – 22-28 июня 2005. - №25 (6028). – С. 9.

11. Депутаты познают жизнь // Известия. – 28 июня 2005. - №108/26909. – С. 10.

12. «Дом-2» на ТНТ: год в эфире. Более 50 миллионов телезрителей еженедельно // Собеседник. – 18-24 мая 2005. - №18 (1068). – С. 27.

13. Дорохов Алексей. Волос длинный, ум короткий // Литературная газета. - 16-22 марта 2005. - №10 (6013). – С. 9.

14. Зонова Елена. Чей портрет на груди у Ксении Собчак? // Комсомольская правда. - №83-т/21 (23517-т). – 26 мая-2 июня 2005. – С. 17.

15. Как поделить миллион при разводе? // Комсомольская правда. - №83-т/21 (23517-т). – 26 мая-2 июня 2005. – С. 17.

16 Литературная газета. – 23-29 марта 2005. - №11 (6014). – С. 9 [На вопросы «Литературной газеты» отвечает Сергей Чуянов, шеф-редактор художественного вещания компании ННТВ, г. Нижний Новгород].

17. Литературная газета. – 29 июня – 5 июля 2005. - №26 (6029). – С. 9 [На вопросы «Литературной газеты» отвечает Николай Малышев].

18. Луконин Сергей. Своими силами // Литературная газета. – 3-9 августа 2005. - №32 (6035). – С. 9.

19. Марков Б.В. Человек в эпоху масс-медиа (Символы эпохи Internet) // Информационное общество: Сб. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2004. – С. 452-507. – (Philosophy).

20. Ноттурно М. Открытое общество и его враги: сообщество, авторитет и бюрократия // Вопросы философии. – 1997. - №11. – С. 90-104.

21. Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс / Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс: Сб.: Пер. с исп. / Х. Ортега-и-Гассет. – М.: ООО «Издательство АСТ»: ЗАО НПП «Ермак», 2003. – С. 5-181. – (Философия. Психология).

22. Поляков Владимир. Нечто промискуитетное // Литературная газета. – 15-21 декабря 2004. - №50 (6001). – С. 10.

23. Салуцкий Анатолий. «Атипичная ПНЕВМАния» // Литературная газета. – 28 июля – 3 августа 2004. - №30 (5981). – С. 9.

24. Салуцкий Анатолий. Кризис жанра // Литературная газета. – 22-28 сентября 2004. – №37 (5988). – С. 9.

25. Сергеев Александр. Дорогие петросияне! // Литературная газета. – 22-28 июня 2005. - №25 (6028). – С. 9.

26. Сергиевич Александр. Деморализующее начало [Интервью с Александром Зиновьевым] // Литературная газета. – 12-18 мая 2005. - №18 (5971). – С. 9.

27. Унитаз уполномочен заявить. Для кого работают нынешние журналисты: для читателя или для рекламодателя? // Российская газета. – 15 марта 2005. - №50 (3719). – С. 12.

28. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций / С. Хантингтон; Пер. с англ. Т. Велимеева, Ю. Новикова. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. – 603, [5] с. – (Philosophy).

29. Хорошилов Сергей. Нынешняя молодежь теряет девственность до брака // Аргументы и факты. - №26 (1287). – Июнь 2005. – С. 22.

30. Чистова Анна. Кто на новенького? // Комсомольская правда. - №83-т/21 (23517-т). – 26 мая-2 июня 2005. – С. 16.

* Опыт взаимодействия государства и СМИ в зарубежных странах – предмет специального анализа. Ознакомиться с проблемой можно хотя бы по некоторым публикациям «Литературной газеты»: Голованов Вадим. Как это делается в Японии // Литературная газета. – 10-16 ноября 2004. - №45 (5996). – С. 9; Фомин Сергей. Германское, общественно-правовое… // Литературная газета. – 2-8 февраля 2005. - №4 (6007). – С. 9; Фомин Сергей. Как это делается в Швеции // Литературная газета. – 2-8 марта 2005. - №9 (6012). – С. 9; Фомин Сергей. Чехия: конкуренция отменяется // Литературная газета. – 6-12 апреля 2005. - №14 (6017). – С. 9 и др.

* Характерно, что именно так воспринимают СМИ не только в среде амбициозных журналистов, но и в официальных властных структурах. В частности, первый заместитель председателя Комитета по информационной политике Государственной Думы Константин Ветров свою статью о проблемах взаимоотношений средств массовой информации и общества назвал вполне определенно – «Власть медийная». См.: Литературная газета. – 2-8 марта 2005. - №9 (6012). – С. 1; 3.

** Представляется справедливой точка зрения, что «… власть растворяется в современных масс-медиа, становится невидимой и вместе с тем всепроникающей. Она овладевает любой информацией и проникает в сознание в форме как научных, так и развлекательных программ и при этом уходит из-под контроля общественности» (19. С. 466).

* Оценку этих программ можно обнаружить в следующих, например, публикациях: Бурцева Наталья. В состоянии пофигизма // Литературная газета. – 28 июля – 3 августа 2004. - №30 (5981).- С. 9; Горбунов Александр. Траур и танцы // Литературная газета. – 8-14 сентября 2004. - №35 (5986). – С. 9; Горбунов Александр. От нигилизма к ценностям // Литературная газета. – 3-9 ноября 2004. - №44 (5995). – С. 9.

* Немало старания, чтобы «раскрутить» шоу Диброва, приложил, в частности, еженедельник «Собеседник»: Горячева Лена. С чем Дибров и Шарапова вернутся в эфир? // Собеседник. - №47 (1049). – 15-21 декабря 2004. – С. 20; Сабурова Ольга. Дмитрий Дибров: Вы не одиноки, вы способны на все // Собеседник. - №12 (1062). – 30 марта – 5 апреля 2005. – С. 22.

* «К чему делать на пустом месте трагедийное шоу?» – таков лейтмотив ряда откликов на передачу, напр.: Петровская Ирина. Все готовы, все рыдают // Известия. – 25, 26, 27 марта 2005. – 49/26850. – С. 4; Рычкова Ольга. Подвиг во имя рыбок // Литературная газета. – 23-29 марта 2005. - №11 (6014). – С. 9.

** Проект «Дом-2» получил большую и разнохарактерную прессу. Назовем хотя бы публикации: Басков отказался от дома // Трибуна. - №79 (9750). – 7 мая 2004. – С.9; Поляков Владимир. Нечто промискуитетное // Литературная газета. – 15-21 декабря 2004. - №50 (6001). – С. 10; Дмуховская Ядвига. На ТНТ строят любовь уже 9 месяцев. Но пока никто не родился // Собеседник. - №07 (1057). – 16-22 февраля 2005. – С. 17; «Дом-2» на ТНТ: год в эфире. Более 50 миллионов телезрителей еженедельно // Собеседник. - №18 (1068). – 18-24 мая 2005. – С. 27; Хорошилов Сергей. Нынешняя молодежь теряет девственность до брака // Аргументы и факты. - №26 (1287). – Июнь, 2005. – С. 22; Зонова Елена. Чей портрет на груди у Ксении Собчак? // Комсомольская правда. - №83-т/21 (23517-т). – 26 мая – 2 июня 2005. – С. 17.

* Обратим внимание, что данная статья опубликована под рубрикой «Факт», в которой в «Известиях» печатаются материалы на коммерческой основе, то есть «проплаченные», за которые редакция ответственности не несет.

** В рекламной публикации сообщалось, что программа «На бульваре» расскажет зрителям «… свежие сплетни, шокирующие новости, интриги и интимные подробности из жизни звезд кино и шоубизнеса. <…> Хулиган и секс-бомба – что еще надо для успеха?!» // Желтая газета. - №33. – Август 2004. – С. 15. Как говорится, комментарии излишни, однако уместно напомнить о статье 23 Конституции РФ, согласно которой каждый гражданин РФ имеет право на неприкосновенность частной жизни, равно как и статью 24, гласящую, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. А в реалити-шоу «Мой толстый противный жених» героине предлагалась крупная сумма в валюте в обмен на… замужество с незнакомцем (!), которого она якобы искренне полюбит. Подр.: Чудовище для красавицы // Экспресс-газета. - №41 (506). – Октябрь, 2004. – С. 15.

* Весьма сомнительно, что будет способствовать постижению художественной литературы пересказ классики в стиле рэп, к примеру: «Одежда у Башмачкина не Дольче и Габбана, герой наш незадчливый ходил в шинельке рваной» (об этом, в част.: Чехонадский Юрий. Мои мысли заняты колбасой // Литературная газета. – 24-30 декабря 2004. - №51-52 (6002-6003). – С. 9).

** Об акции протеста у Останкинского телецентра подробно рассказано: Симонин Валентин. Осада «империи лжи» // Правда. - №54 (28815). – 24-25 мая 2005. – С. 1; Щербаков Павел. «Журналистам – свободу, оппозиции – телеэфир!» Шествие к телецентру с собачьим эскортом // Советская Россия. - №70-71 (12686). – 24 мая 2005. – С. 1.

*** «Литературная газета», пожалуй, наиболее планомерно ведущая кампанию за оздоровление телевидения, традиционно задает участникам рубрики «Телегуберния» вопрос: «Представлена ли на каналах центрального ТВ Россия как страна множества губерний, краев, республик, городов?» Ответ, как правило, отрицательный.

* Так, Александр Горбунов пишет: «Одно дело идейные воззрения Марианны Максимовской, с которыми можно соглашаться или не соглашаться. Другое – факт существования на REN TV серьезной, пусть иногда и монотонной, еженедельной программы с той или иной долей успеха заполняющей информационный вакуум, ощущающийся все явственнее» (см.: Горбунов Александр. «Выводы» не напрашиваются // Литературная газета. – 1-7 июня 2005. – №23 (6026). – С. 9). По мнению Ирины Петровской, телеобозревателя «Известий», «Неделя» – «… единственная итоговая программа, объективно и всесторонне освещающая события, происходящие в стране» (см.: «Штрафбат» победил конкурентов. Журналисты подвели телевизионные итоги октября // Известия. – 11 ноября 2004. - №210/26767. – С.11).

* Данные взяты из статьи: Фомин Сергей. Как это делается в Швеции // Литературная газета. – 2-8 марта 2005. - №9 (6012). – С. 9.







Нажми чтобы узнать.

Похожие:

Возчиков В. А. Общественно-правовой вектор медийного позиционирования (2005) iconЛарионов в. В. Темы для обсуждения на
Кинематика поступательного движения (тело отсчета, система отсчета, базис и инструменты). Уравнения движения частицы. Радиус-вектор,...
Возчиков В. А. Общественно-правовой вектор медийного позиционирования (2005) iconДля гр. 014, 015, 016 фти
Кинематика поступательного движения (тело отсчета, система отсчета, базис и инструменты). Уравнения движения частицы. Радиус-вектор,...
Возчиков В. А. Общественно-правовой вектор медийного позиционирования (2005) iconФакторы, влияющие на деятельность медийного критика
Баканов Р. П. Факторы, влияющие на деятельность медийного критика // Информационное поле современной России: практики и эффекты /...
Возчиков В. А. Общественно-правовой вектор медийного позиционирования (2005) iconВариант-1 Тема: «Понятие вектора. Равные векторы»
Начертите два неколлинеарных вектора и. Постройте: а вектор сонаправленный с вектором; б вектор противоположно направленный; в вектор...
Возчиков В. А. Общественно-правовой вектор медийного позиционирования (2005) iconСеминар «Модель межотраслевого баланса. Модель Леонтьева. Модель затраты-выпуск»
Задание Дан вектор непроизводственного потребления и матрица межотраслевого баланса. Найти вектор валового выпуска, обеспечивающий...
Возчиков В. А. Общественно-правовой вектор медийного позиционирования (2005) iconЭкзаменационные вопросы по физике ч. 1
Материальная точка. Система отсчета. Радиус- вектор. Траектория. Путь. Вектор перемещения. Скорость
Возчиков В. А. Общественно-правовой вектор медийного позиционирования (2005) iconСеминар «Векторы на плоскости и в пространстве»
Даны три вектора. Построить вектор, найти его длину и разложить вектор по векторам и
Возчиков В. А. Общественно-правовой вектор медийного позиционирования (2005) iconЛабораторная работа №6
Цель: научить студента определять вектор состояний внешней среды, вектор решений и составлять платёжную матрицу (матрице решений)....
Возчиков В. А. Общественно-правовой вектор медийного позиционирования (2005) iconМетод Ньютона для розв’язування систем нелінійних рівнянь
...
Возчиков В. А. Общественно-правовой вектор медийного позиционирования (2005) iconМагнитное поле. Вектор магнитной индукции
Линии, касательные которым направлены так же, как и вектор магнитной индукции в данной точке поля
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы