Эндометрита различной этиологии icon

Эндометрита различной этиологии



НазваниеЭндометрита различной этиологии
страница1/2
Дата конвертации04.05.2013
Размер407.93 Kb.
ТипАвтореферат диссертации
скачать >>>
  1   2

На правах рукописи


Алимова

Ольга Александровна


КЛИНИКО-МОРФОЛОГИЧЕСКАЯ
ХАРАКТЕРИСТИКА ХРОНИЧЕСКОГО
ЭНДОМЕТРИТА РАЗЛИЧНОЙ ЭТИОЛОГИИ



14.01.01 – акушерство и гинекология

14.03.02 – патологическая анатомия


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук


Челябинск-2011

Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Челябинская государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации на кафедрах акушерства и гинекологии и патологической анатомии с секционным курсом


Научные руководители:

доктор медицинских наук,

профессор ^ Казачкова Элла Алексеевна

доктор медицинских наук,

профессор Казачков Евгений Леонидович


Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук,

^ Обоскалова Татьяна Анатольевна


доктор медицинских наук,

профессор Гиниатуллин Равиль Усманович


Ведущая организация: Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Пермская государственная медицинская академия имени академика Е.А.Вагнера» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации

Защита состоится «__19__»_октября_2011г. в ________часов

на заседании диссертационного совета Д 208.117.01 при Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Челябинская государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации по адресу: 454092, г.Челябинск, ул. Воровского, 64.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Челябинская государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации

Автореферат разослан «______»_______________2011года.


Ученый секретарь диссертационного совета

доктор медицинских наук,

профессор Долгушина Валентина Федоровна

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность проблемы

Улучшение состояния репродуктивного здоровья населения является приоритетным направлением государственной политики в современных условиях (Сухих Г.
Т., 2010; Широкова В.И. с соавт., 2011).

Расстройство репродуктивной функции женщин может быть следствием множества причин, среди которых «маточный фактор» составляет 24-62% (Корнеева И.Е., 2003; Ventolini G., 2004; Sanders B., 2006). При этом в последние годы отмечается рост числа хронических воспалительных процессов внутренних половых органов, в том числе, хронического эндометрита (ХЭ), частота которого превышает распространенность других заболеваний матки более чем в 2 раза (Феоктистов А. А., 2006; Силантьева Е.С., 2008), составляя в популяции от 2,6% до 51% (Вартазарян И.Д. с соавт., 2005; Кулаков В.И., Шуршалина А.В., 2005; Ross Z.D.S., 2002).

ХЭ встречается преимущественно в репродуктивном возрасте, характеризуется длительным и упорным течением и ведет к стойкому нарушению менструальной и генеративной функций, нередко являясь причиной бесплодия, неудачных попыток экстракорпорального оплодотворения (ЭКО), невынашивания беременности (НБ). (Кузнецова А.В. и др., 2001; Кулаков В.И., 2005; Серова О.Ф., 2005; Рудакова Е.Б. с соавт., 2008; Sharkey A., 2003). При этом частота бесплодных браков в России превышает 15%, что делает эту проблему социально значимой (Корнеева И.Е., 2003; Корсак В.С. и др., 2005; Серов В.Н., 2006), а каждая пятая беременность заканчивается спонтанным прерыванием (Кулавский В.А. с соавт., 2007; Радзинский В.Е. с соавт., 2006; Сидельникова В.М., 2009).

Проблеме ХЭ посвящены многие фундаментальные исследования (Бодяжина В.И., 1978; Казачкова Э.А., 1985; Попова Т.В., 1990; Зайнетдинова Л.Ф., 1999; Кузнецова А.В., 2000; Ищенко Л.С., 2007; Шуршалина А.В., 2007; Силантьева Е.С., 2008; Сухих Г.Т., Шуршалина А.В., 2010). Однако целый ряд вопросов до сих пор остается нерешенным. Так, не изучены особенности репродуктивного здоровья пациенток с ХЭ различной этиологии; недостаточно стандартизованы критерии оценки степени активности ХЭ; не исследованы морфологические, иммуноморфологические и иммуногистохимические особенности ХЭ различной этиологии. В то же время знание этих особенностей позволило бы оптимизировать терапию пациенток с ХЭ различной этиологии за счет дифференцированного подхода к восстановлению структурно-функциональных нарушений в эндометрии.

^ Цель исследования

Изучить клинико-патоморфологические особенности хронического эндометрита различной этиологии для оптимизации терапии этого страдания.

^ Задачи исследования

  1. Изучить клиническую картину хронического эндометрита различной этиологии и особенности состояния репродуктивного здоровья пациенток с этой патологией.

  2. Охарактеризовать степень активности воспалительного процесса в эндометрии при хроническом эндометрите на основе полуколичественной оценки элементов воспалительно-клеточного инфильтрата.

  3. Установить патогистологические особенности хронического эндометрита различной этиологии, а также особенности процессов клеточного обновления и рецепции эндометрия при данной патологии.

  4. Оптимизировать терапию пациенток с хроническим эндометритом различной этиологии на основе анализа патоморфологических особенностей эндомерия.

^ Научная новизна

Впервые проведен сравнительный анализ репродуктивного здоровья пациенток, страдающих хроническим эндометритом различной этиологии. Изучены клинико-микробиологические особенности женщин с хроническим эндометритом в зависимости от микроорганизмов - возбудителей последнего. Установлено, что при хроническом эндометрите, вызванном ассоциацией микроорганизмов, наблюдаются более выраженные и разнообразные клинические проявления этого заболевания и нарушения состояния репродуктивного здоровья женщин.

Разработаны критерии оценки степени активности воспалительного процесса в эндометрии при хроническом эндометрите на основе полуколичественной характеристики элементов воспалительно-клеточного инфильтрата в слизистой оболочке матки.

Впервые установлены морфологические, иммуноморфологичекие и иммуногистохимические особенности хронического эндометрита в зависимости от микробного пейзажа эндометрия.

^ Практическая значимость исследования

Установленные клинические и патоморфологические особенности хронического эндометрита различной этиологии позволяют оптимизировать терапию этого страдания. Разработанные критерии полуколичественной оценки степени активности воспалительного процесса в эндометрии способствуют более объективному суждению о степени выраженности и динамике хронического эндометрита в процессе лечения.

^ Положения диссертации, выносимые на защиту

  1. Клиническая картина хронического эндометрита различной этиологии не является специфичной, однако, при наличии ассоциации микроорганизмов – возбудителей хронического эндометрита наблюдаются более выраженные и разнообразные клинические проявления этого заболевания и нарушения состояния репродуктивного здоровья женщин.

  2. При хроническом эндометрите различной этиологии регистрируются особенности структурно-функционального состояния эндометрия.

  3. Учет клинико-патоморфологических особенностей хронического эндометрита различной этиологии позволяет оптимизировать терапию этого страдания.

^ Внедрение результатов исследования в практику

Материалы исследования внедрены в практическую работу женских консультаций и патологоанатомических отделений МУЗ ГКБ №4, №6 (г.Челябинск), Клиники ГБОУ ВПО ЧелГМА Минздравсоцразвития России и ГУЗ ЧОПАБ (г. Челябинск), используются в учебном процессе на кафедрах акушерства и гинекологии и патологической анатомии с секционным курсом ГБОУ ВПО ЧелГМА Минздравсоцразвития России.

Способ полуколичественной морфологической оценки активности воспалительного процесса при хроническом эндометрите зарегистрирован в качестве объекта авторского права №248 в реестре Южно-Уральской торгово-промышленной палаты от 26.07.2010г.

^ Апробация работы

Основные положения диссертации доложены на 2-м съезде акушеров-гинекологов и педиаторов Челябинской области (Челябинск, 2005), на Всероссийской научно-практической патологоанатомической конференции (Челябинск, 2008), на заседании Челябинского отделения Российского общества патологоанатомов (Челябинск 2010), на областной научно-практической конференции «Новые технологии на службе охраны здоровья матери и ребенка» (Челябинск, 2011).

Публикации

По теме диссертации опубликовано 7 работ, из них 3 в журналах, рекомендованных ВАК РФ.

^ Объем и структура диссертации

Диссертация изложена на 145 страницах машинописного текста, включает 22 таблицы, 29 рисунков, состоит из введения, обзора литературы, главы «Материалы и методы исследования», трех глав результатов собственных исследований, заключения, выводов, практических рекомендаций. Список литературы включает 187отечественных и 77 зарубежных источников.


^ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материалы и методы исследования

Исследования проводили в период с 2005года по 2010год на базе женской консультации городской клинической больницы № 4 г. Челябинска (главный врач – заслуженный врач РФ, кандидат медицинских наук Шуховцев М.И). Обследовано 386 женщин с гистологически верифицированным хроническим эндометритом. У 88 (22,8%) пациенток микробный патоген в эндометрии выявлен не был. У 298 (77,2%) верифицирован микробный патоген либо ассоциация микроорганизмов возбудителей в эндометрии. В работе представлены результаты углубленного комплексного обследования и лечения 130 женщин с этиологически и гистологически верифицированным хроническим эндометритом.

Критериями включения в исследование явились: репродуктивный возраст женщин (18-45 лет); наличие гистологически верифицированного активного ХЭ; идентификация инфекционного патогена, либо ассоциации микроорганизмов-возбудителей из очага поражения (эндометрий); отсутствие на момент исследования венерических заболеваний (сифилис, гонорея, трихомониаз, ВИЧ); информированное согласие женщин на участие в исследовании.

Критерии исключения из исследования: системное либо местное использование антибактериальных, иммуномодулирующих, гормональных препаратов, если с момента их применения прошло менее 3 месяцев; послеродовой и послеабортный периоды; отказ от участия в исследовании.

В соответствии с поставленными задачами все пациентки с ХЭ в зависимости от этиологического инфекционного агента были разделены на пять групп. Первую группу составили 30 женщин, у которых ХЭ был обусловлен наличием микоплазменной инфекции. Вторая группа состояла из 30 пациенток с ХЭ, вызванным вирусной инфекцией. В третью группу вошли 30 человек, у которых ХЭ был обусловлен наличием различных видов бактерий. В четвертую группу были включены 20 женщин с ХЭ, который был вызван хламидийной инфекцией. Пятую группу составили 20 женщин, у которых ХЭ вызван микст-инфекцией (микоплазмы, вирусы, хламидии, бактерии).

План исследования был одобрен этическим комитетом ГБОУ ВПО ЧелГМА Минздравсоцразвития России. Исследования выполняли в соответствии с Национальным стандартом РФ « Надлежащая клиническая практика» (2005).

Всем больным проведено комплексное обследование, которое включало: общее клиническое и гинекологическое исследования, комплекс методов диагностики генитальной инфекции, ультразвуковое исследование (УЗИ) органов малого таза, тесты функциональной диагностики (ТФД), исследование уровня гипофизарных и стероидных гормонов сыворотки крови, патоморфологические (гистологические, специальные гистохимические, иммуногистохимические, морфометрические) методы.

Микробиологические исследования проводили в микробиологической лаборатории МУЗ ГКБ № 6 (зав. – кандидат медицинских наук, доцент Л.И. Бахарева). Идентификацию микроорганизмов осуществляли с использованием бактериоскопического, культурального метода, метода полимеразной цепной реакции (ПЦР), в том числе ПЦР в режиме реального времени, метода иммуноферментного анализа (ИФА). На наличие микроорганизмов исследовали материал из влагалища, цервикального канала, а также эндометрий. После лечения исследовали ткань эндометрия на наличие выявленных ранее микроорганизмов, проводили бактериоскопию содержимого влагалища и цервикального канала.

Микробиологическое исследование материала выполняли согласно методическим рекомендациям МЗ РФ «О совершенствовании контроля за заболеваниями, передаваемыми половым путем» (Приказ № 286 от 07.12.1993). Бактериологическому методу всегда предшествовали рН-метрия содержимого влагалища с помощью тест полосок (pHydrion, USA) с десятичной шкалой измерения от 4,3 до 6,1 и микроскопия нативного и окрашенного по Граму и метиленовой синью мазка содержимого влагалища и шейки матки.

Для выявления патологии верхнего отдела репродуктивного тракта всем женщинам проводили УЗИ органов малого таза с помощью аппарата «Aloka 4500SSD», с использованием трансабдоминальных датчиков 3,5 МГц и 5 МГц и трансвагинального датчика частотой 7,5 МГц.

Комплексная оценка менструального цикла включала: 1) ТФД: исследование базальной температуры тела, феномен «зрачка» по О.А. Голу­бевой, феномен «тягучести» шеечной слизи Клифта, кариопикнотического индекса (Татарчук Т.Ф., Сольский Я.П., 2003); 2) морфологическую характеристику биоптатов эндометрия, полученных на 20-22-й день менструального цикла; 3) гормональный скрининг: количественное определение в сыворотке крови концентраций фолликулостимулирующего (ФСГ), лютеинизирующего (ЛГ) гормонов и пролактина (ПРЛ), прогестерона, эстрадиола, тестостерона, дегидроэпиандростерона радиоимунным методом; исследования выполнены в центре «Прогрессированные медицинские технологии»; 4) тест на овуляцию.

Гистологическое, гистохимическое, иммуногистохимическое и морфо­метрическое исследование материала было выполнено на кафедре пато­логической анатомии с секционным курсом ГБОУ ВПО ЧелГМА Минздрав­соцразвития России (зав. - доктор медицинских наук, профессор Е.Л. Ка­зач­ков). У всех женщин проводили гистологическое исследование биоптатов эндометрия, полученных путем пайпель-биопсии с помощью “Medsсand Endorette”(Швеция) на 18-22-й день менструального цикла до лечения и через 3 месяца после лечения.

Гистологическое исследование материала осуществляли на основе алгоритмизации, обеспечивающей наиболее достоверную верификацию патологического процесса. При изучении эндометрия пользовались унифицированным алгоритмом 1-го порядка, предложенным О.К. Хмель­ницким и А.Л. Черемных (1984). Для объективного суждения о сущности, степени выраженности, динамике структурных изменений в процессе лечения ХЭ применяли полуколичественный метод оценки степени выраженности лимфоцитарной инфильтрации, плазматизации и фибротизации стромы эндометрия в биопсийном материале, разработанный Э.А.Казачковой (1985). Критерии оценки, условно выраженные в баллах, представляли раздельно для характеристики содержания лимфоцитов, плазматических клеток, степени выраженности фибробластической трансформации клеток и фиброза стромы эндометрия.

Для оценки пролиферативной активности учитывали интенсивность экспрессии маркера Ki-67, который метит ядра клеток в G1 - , G2 – и S фазу митотического цикла. Активность апоптоза в биоптатах слизистой оболочки матки изучали с помощью иммуногистохимического исследования экспрессии белков СРР32. Клетки воспалительного инфильтрата эндометрия иммунофенотипировали с использованием МКАТ к CD4- CD8-, CD20-, CD68- и ПКАТ к CD3-, IgA-, IgM- и IgG- антигенам.

Для маркеров СD3, CD4, СD8, СD20, CD68, IgA, IgM, IgG, Ki-67, CPP32, а также рецепторов стероидных гормонов (эстрогены- ER и прогестерон – PR), в 10 полях зрения (площадь поля зрения при об. 90 и ок. 8 составляет 994,5 мкм2) подсчитывали количество клеток, дающих интенсивное связывание пероксидазы в 1 мм2 по E. Savilahti (1972).

В каждом наблюдении определяли эстроген-прогестероновый индекс (Е/Р), равный отношению абсолютных показателей экспрессии рецепторов к эстрогенам и прогестерону. Морфометрические исследования проводили с помощью объект-, окуляр-микрометра, морфометрической сетки и метода точкосчетной объемометрии (Автандилов Г. Г., 1990, 1999).

Кроме того, для объективной оценки интенсивности процессов клеточного обновления в эндометрии вычисляли индекс пролиферации (ИП – экспонирование клетками Ki-67- антигена), индекс апоптоза (ИА – экспонирование клетками СРР32- антигена) как процентное отношение числа иммуногистохимически-позитивных эпителиоцитов к общему числу подсчитанных эпителиальных клеток. Обычно просматривали от 100 до 300 эпителиоцитов. Просмотр и фотосъемку микропрепаратов осуществляли на микроскопе Axioplan 2(“Carl Zeiss Jena”, Германия) с использованием цифровой фотокамеры (“Carl Zeiss Jena”, Германия).

Статистическая обработка данных выполнена на индивидуальном компьютере с помощью электронных таблиц «Microsoft Exсel» и пакета прикладных лицензионных программ «Statistica for Windows» v. 7.0, StatSoft Inc (США). Для выявления взаимосвязей между изучаемыми факторами был использован комплексный статистический анализ полученных количественных и порядковых величин. Применяли методы вариационного анализа (определение средней арифметической, ее стандартной ошибки, среднего и возвратного, оценка распределения величин). Пороговая величина вероятности ошибки устанавливалась традиционно на уровне равном 0,05.

Достоверность различий величин в группах по изучаемым факторам оценивали по критериям Стьюдента (различие средних) и Фишера (различие дисперсий). Статистически значимыми считались отличия при р<0,05 (95% -й уровень значимости) и при р<0,01 (99%-й уровень значимости). Связь между изучаемыми показателями оценивали по результатам корреляционного анализа с вычислением коэффициента корреляции Пирсона (t) или Спирмена (R) и последующим установлением его значимости по критерию t.

Вычисление статистически значимой достоверности различий данных, полученных при анализе признаков в малых группах, проводилось с использованием методов непараметрической статистики на основании вычисления U-критерия Манна-Уитни по формуле:

U = T - nм (nм + 1) / 2,

где U – критерий Манна-Уитни, T – сумма рангов членов, nм – численность меньшей из групп. Пороговая величина вероятности ошибки устанавливалась традиционно на уровне равном 0,05.

^ Результаты исследования и их обсуждение

Под наблюдением находились 130 пациенток фертильного возраста с морфологически и этиологически верифицированным диагнозом ХЭ. Возраст женщин колебался от 18 лет до 41 года и составил в среднем 28,5 ± 0,46 лет. Существенных различий по возрасту в группах не наблюдалось, а пик частоты регистрации ХЭ во всех группах приходился на возраст 21-30 лет.

При сравнительном анализе социального статуса выявлено, что работающие пациентки (рабочие и служащие), встречались достоверно чаще, чем учащиеся и домохозяйки (р=0,007 и р=0,013 соответственно). У рабочих достоверно чаще встречалась микоплазменная и бактериальная неспецифическая этиология ХЭ (р1-4=0,020; р1-5=0,007, р3-4=0,034; р3-5=0,012). У служащих достоверно чаще регистрировались вирусные ассоциации и микст-инфекция (р1-2=0,013; р1-5=0,018; р2-3=0,018; р3-5=0,024).

Характер экстрагенитальной патологии не имеет достоверных отличий в группах, однако отмечено, что при вирусной этиологии ХЭ превалируют пациентки, часто болеющие ОРВИ, при хроническом бактериальном эндометрите чаще встречаются хронический тонзиллит и хронический пиелонефрит, при микст-инфекции, у каждой пятой пациентки регистрируются частые ОРВИ, хронический тонзиллит, у каждой четвертой – инфекции мочевыводящих путей. У каждой третьей пациентки, страдающей ХЭ хламидийной этиологии, имеет место хронический гастрит.

Анализ анамнестических данных о характере хирургических вмешательств на органах малого таза и брюшной полости у больных свидетельствует о более чем 3-х кратном преобладании гинекологических операций над абдоминальными операциями на органах брюшной полости: 33,1% против 9,2% соответственно.

Средний возраст наступления менархе был практически одинаковым у пациенток исследуемых групп и составил 13,4 ± 0,52 лет. Достоверных различий в особенностях сексуального и репродуктивного поведения в группах не выявлено. В целом, средний возраст начала половой жизни составил 16,5±0,35 лет. Более 50% женщин каждой группы имели в анамнезе несколько половых партнеров, 23,8% не состояли в зарегистрированном браке.

Обращает на себя внимание, что более 50% женщин каждой группы от беременности не предохранялись. Методы контрацепции использовали только 41,5% пациенток. При этом наиболее часто применяли мужской презерватив, примерно с одинаковой частотой в группах. Комбинированные оральные контрацептивы (КОК) применялись редко, только в 6,9% случаев. Указания на использование ранее внутриматочной спирали (ВМС) имелись лишь у пациенток 3-й группы (6,6%).

Беременность в анамнезе имели 86 (66,1%) пациенток. У 52 (40%) больных наступившая беременность закончилась своевременными родами. В 3 случаях (2,3%) отмечены преждевременные роды. Искусственные хирургические аборты имели место у 54 (41,5%) женщин, из них у 19 (35,1%) было более 2-х искусственных абортов. Обращает на себя внимание высокий показатель искусственных медицинских абортов, в том числе у нерожавших, во всех группах, с недостоверными различиями между группами (20%, 23,3%, 26,7%, 20%, 20% соответственно). Из 42 (32,3%) женщин, не имевших беременности, 20 (47,6%) страдали первичным бесплодием. У 31 (23,8%) пациентки анамнез был отягощен самопроизвольными выкидышами, причем процент невынашивания значительно преобладал в группе с микстным инфекционным поражением эндометрия (55%). Отмечено, что у женщин, страдающих ХЭ хламидийной и смешанной микробной этиологии, чаще, чем в других группах, встречалась трубная беременность в анамнезе.

Длительность течения ХЭ в группах не имела существенных различий и составила 3,5 ±0,5 года, при этом обострения заболевания регистрировались не менее 3 раз в год.

Наиболее частой причиной обращаемости больных всех групп были жалобы на боли – 59 (45,4%). Болевой синдром во всех наблюдениях был малоинтенсивным, боли характеризовались как ноющие, локализующиеся в нижних отделах живота и пояснице. При этом большинство женщин отмечали, что боли не были постоянными, появлялись после каких-либо провоцирующих факторов. Часто пациентки жаловались на патологические выделения из половых путей – 57 (43,8%). Нарушение менструального цикла отмечали 42 (32,3%) женщины. При этом у больных с микстным поражением эндометрия эти жалобы встречались почти в 2 раза чаще, чем в других группах. Основными жалобами больных с нарушением репродуктивной функции были жалобы на отсутствие беременности или НБ. Бесплодие имело место у 51 (39,2%). Из них первичное бесплодие – у 20 (39,2%) и вторичное – у 31 (60,8%) женщин. При этом первичное бесплодие чаще наблюдалось у больных с микстным поражением эндометрия – 5 (25%), а вторичное бесплодие с подавляющей частотой – у больных с хламидийным эндометритом – 10 (50%). НБ отмечала 31 (23,8%) женщина. При этом самопроизвольные выкидыши наблюдались в большем проценте случаев у пациенток с бактериальной и смешанной этиологией ХЭ (23,3%, 55% соответственно). Обращает на себя внимание высокая частота сочетанной гинекологической патологии у больных с ХЭ. Почти у всех пациенток ХЭ сочетался с другой гинекологической патологией. Так, эктопия цилиндрического эпителия шейки матки встречалась у трети больных каждой группы. Также обращает на себя внимание высокий процент обнаружения хронического сальпиногоофорита (32,4%), причем этот процент почти одинаков во всех 5группах. Отмечено достоверно большая частота опухолевидных образований яичников среди больных с ХЭ вирусной, бактериальной и смешанной этиологии (33,3%, 33,3%, 35% соответственно). В 10% случаев у пациенток с микоплазменной, вирусной, хламидийной этиологией ХЭ сочетался с наружным генитальным эндометриозом.

В результате оценки микроскопической характеристики биоценоза влагалища обнаружено, что у больных с ХЭ нередко встречаются дисбиотические состояния. У пациенток с бактериальным происхождением эндометрита преобладал (60%) дисбиоз влагалища, при вирусном и хламидийном ХЭ отмечена более высокая частота промежуточного типа биоценоза влагалища (73,3% и 70% соответственно).

При оценке видового состава бактериальной микрофлоры в эндометрии превалирования какого-либо одного вида из условно-патогенных микроорганизмов не выявлено. Наиболее характерной особенностью явилось преобладание факультативных анаэробных видов микроорганизмов, часто в виде ассоциаций 2-3 видов бактерий. Наиболее часто встречались Enterococcus spp., Streptococcus spp., Esherichia coli, Staphуlococcus spp. Что касается репродуктивно значимых инфекций, то в 1-й группе преобладали Ureaplasma urealiticum, во второй группе – ВПГ I-II, в 5-й группе – сочетание хламидий, уреаплазм и ВПГ I-II.

Для объективного суждения о сущности, степени выраженности, активности ХЭ и динамике структурных изменений эндометрия в процессе лечения ХЭ мы модифицировали разработанный ранее (Казачкова Э.А., 1985) полуколичественный метод оценки лимфоцитарной инфильтрации, плазматизации и фибротизации стромы эндометрия в биопсийном материале, с введением блока характеристики выраженности гранулоцитарной (нейтрофильные лейкоциты) инфильтрации слизистой оболочки матки (Алимова О.А. и др., 2008). Критерии оценки, условно выраженные в баллах, представлены ниже.


Степень выраженности гранулоцитарной инфильтрации стромы и желез эндометрия

1 балл – в строме слизистой оболочки матки видны диффузно расположенные немногочисленные нейтрофильные гранулоциты (низкая степень активности хронического воспалительного процесса).

2 балла – в строме эндометрия располагаются многочисленные нейтрофильные гранулоциты с тенденцией к их очаговым скоплениям (умеренная степень активности хронического воспалительного процесса).

3 балла – в строме эндометрия определяются многочисленные диффузно расположенные нейтрофильные гранулоциты, а также их скопления в строме и просвете желез (высокая степень активности хронического воспалительного процесса).

Дистрофические изменения различной степени выраженности поверхностных эпителиоцитов, гландулоцитов желез и клеток стромы эндометрия обнаружены у большинства женщин (107; 82,3%) анализируемых групп: у 17 из 30 пациенток с микоплазменной этиологией ХЭ, у 27 из 30 – с ХЭ вирусной природы, 29 из 30 – бактериальной и 18 из 20 – хламидийной этиологии, а также у 16 из 20 больных с микст-инфекцией в полости матки. Следует отметить, что альтеративные расстройства компонентов слизистой оболочки матки были наиболее выражены в биоптатах больных 2-й, 3-й и 4-й групп, в которых и наблюдались значительно чаще.

В биоптатах эндометрия пациенток 1-й и 5-й групп регистрировали, главным образом, дистрофические перестройки отдельных групп покровных клеток и эпителиоцитов желез слабой или умеренной степени выраженности в виде пикноза ядер, эозинофильной зернистости цитоплазмы, гиалиново-капельных изменений гландулоцитов. При ХЭ вирусного, хламидийного и особенно бактериального генеза нами отмечены глубокие дистрофические расстройства как покровных эпителиоцитов и клеток желез, так и клеток стромы эндометрия в виде явлений распространенного кариопикноза и кариорексиса, плазмолизиса некоторых клеточных элементов вплоть до мелких очагов некробиоза и некроза эпителитоцитов.

Различно выраженная лимфоцитарная и плазмоцитарная инфильтрация стромы слизистой оболочки матки выявлена во всех наблюдениях сравниваемых групп.

При микоплазменном генезе ХЭ в строме слизистой оболочки матки регистрировалась умеренно выраженная полиморфноклеточная воспа­лительная инфильтрация с преобладанием лимфоплазмоцитарных элементов. Лимфоциты были диффузно рассеяны в интерстиции эндометрия, иногда встречались их очаговые скопления (по 4-6 клеток в поле зрения) без формирования фолликулов (З балла), которые иногда располагались вокруг сосудов и маточных желез. Здесь же были видны диффузно рассеянные одиночные плазмоциты по 2-4 в поле зрения (2 балла).

При ХЭ вирусной природы обычно регистрировались явления продуктивного васкулита в базальном эндометрии, зачастую сопровождающегося дистрофическими изменениями и некробиозом эндотелиоцитов. В интерстиции слизистой оболочке матки определяли скудную воспалительноклеточную инфильтрацию, элементы которой были представлены макрофагами, лимфоцитами и гистиоцитами, располагающимися в виде мелких скоплений. Лимфоциты встречались в виде одиночных диффузно рассеянных клеток, местами лежащих по 2-4 вместе (1 балл), сопровождающих сосуды и эндометриальные железы. Такие же топические характеристики имели и плазмоциты (1-2 балла).

При ХЭ бактериального генеза, наряду со значительными дистрофическими изменениями покровных эпителиоцитов и клеток желез, отмечена выраженная полиморфно-клеточная инфильтрация стромы слизистой оболочки матки. При этом мы обнаруживали различное, чаще значительное количество диффузно рассеянных лимфоцитов, местами с формированием лимфоцитарных фолликулов без герминативных центров (4 балла). Плазмоциты располагались в строме слизистой оболочки матки диффузно, причем повсеместно выявлялись их скопления по 6-8 клеток в поле зрения (3 балла), нередко в перигландулярных и периваскулярных пространствах

При хламидийной этиологии ХЭ в биоптатах эндометрия обычно регистрировали различной степени выраженности альтеративные изменения покровного эпителия и гландулоцитов маточных желез от их дистрофических перестроек до некробиоза и некроза. Воспалительно-клеточная инфильтрация стромы была необильной, очаговой, без избирательной ассоциации с теми или иными структурами эндометрия. При этом среди воспалительно-клеточных элементов инфильтрата преобладали лимфоциты, плазмоциты (1 балл и 2 балла соответственно) и макрофаги

При ХЭ, в генезе которого сыграла роль микст-инфекция, зарегистрирована различная по интенсивности, чаще – умеренная инфильтрация стромы слизистой оболочки матки лимфоцитами (2-3 балла) с примесью плазматических клеток (2 балла), которые располагались диффузно, иногда – в периваскулярных пространствах. Мелкие очаговые скопления плазмоцитов в строме слизистой оболочки матки по 3-5 клеток (3 балла) выявляли лишь в отдельных наблюдениях этой группы.

Среди элементов воспалительно-клеточного инфильтрата при ХЭ в биоптатах всех групп присутствовали нейтрофильные гранулоциты, но представительство этих клеток было различным в зависимости от этиологии воспалительного процесса. Так, при ХЭ микоплазменного происхождения нейтрофильные гранулоциты были немногочисленными (1 балл), лишь иногда отмечалась тенденция к их мелким очаговым скоплениям (2 балла). Подобная картина наблюдалась при анализе биоптатов 2-й и 4-й групп (вирусный и хламидийный генез ХЭ соответственно): в строме эндометрия были видны диффузно расположенные немногочисленные нейтрофильные гранулоциты (1 балл). Это указывало на низкую степень активности хронического воспалительного процесса при микоплазменном, вирусном и хламидийном вариантах ХЭ.

При бактериальном и микст-генезе ХЭ (3-я и 5-я группа наблюдений), напротив, были получены данные, позволяющие расценивать степень активности воспалительного процесса как высокую. Так, при бактериальном ХЭ определялись многочисленные диффузно расположенные нейтрофильные гранулоциты, обнаруживаемые не только в строме эндометрия, но и в просветах железистых ацинусов (3 балла), что указывало на высокую степень активности хронического воспалительного процесса. При ХЭ, в генезе которого сыграла роль ассоциация микроорганизмов (5-я группа), зарегистрирована умеренная и нередко высокая степень активности хронического воспалительного процесса, что сопровождалось инфильтрацией стромы слизистой оболочки матки многочисленными диффузно расположенными нейтрофильными гранулоцитами с тенденцией к их очаговым скоплениям и появлением последних в просветах маточных желез (2-3 балла).

Клетки стромы эндометрия претерпевали фибробластическую трансформацию в абсолютном большинстве наблюдений анализируемых групп. Чаще всего фибробласты формировали крупные поля (3 балла), расположенные как вокруг желез и сосудов, так и вне связи с этими структурами. При этом закономерно в строме слизистой оболочки матки обнаруживали мелкие и крупные поля фиброза (2-3 балла) с выраженной фуксинофилией (с учетом тинкториальных свойств волокон соединительной ткани – преобладание коллагена I типа).

Вместе с тем, процессы фибробластической трансформации стромальных элементов и фиброзирования стромы эндометрия имели некоторые особенности в группах наблюдений. Так, в биоптатах 1-й группы в толще слизистой оболочки матки определялись многочисленные мелкие скопления фибробластов (2 балла) и мелкие фуксинофильные поля из волокнистых структур (2 балла). В абсолютном большинстве наблюдений ХЭ микоплазменного генеза полуколичественный анализ структурных изменений и характеристик клеток воспалительного инфильтрата и фиброза стромы позволил расценить степень активности воспалительного процесса в эндометрии как умеренную.

В строме эндометрия пациенток с ХЭ вирусного происхождения определялись крупные поля из фибробластов (3 балла) среди мультифокусных разрастаний фуксинофильных волокон в виде мелких полей (2 балла). Примерно аналогичного вида изменения зарегистрированы и в биоптатах слизистой оболочки матки 3-й и 5-й групп (бактериальный ХЭ и ХЭ микст-этиологии). При ХЭ бактериального генеза обнаруживали многочисленные мелкие скопления клеток фибробластического ряда (2 балла) и мозаично расположенные крупные поля фуксинофильных волокон (3 балла), иногда с явлениями гиалиноза. При ХЭ, ассоциированном с микст-инфекцией, также отмечена умеренная фибробластическая трансформация клеток эндометриального интерстиция (2 балла) в умеренно фиброзированной строме (2 балла).

Для хламидийного ХЭ (4-я группа наблюдений) характерной оказалась значительная фибробластическая перестройка элементов стромы (3 балла). Что касается степени фибротизации стромы слизистой оболочки матки, то при этом этиологическом варианте ХЭ в интерстиции эндометрия повсеместно определялись крупные поля из фибробластов (3 балла) среди обширных фуксинофильных разрастаний коллагеновых волокон, зачастую с явлениями гиалиноза, что свидетельствовало о выраженном и распространенном фиброзе слизистой оболочки матки.

Морфометрические исследования показали, что объемная плотность покровного эпителия в тканевых образцах эндометрия всех анализируемых групп пациенток была достоверно ниже условной нормы (контрольная группа) и достигала абсолютного минимума у женщин с ХЭ бактериальной этиологии (752,4±29,5 мм3/см3 против 861,0±28,3 мм3/см3 в норме). Высота эпителиального пласта во всех наблюдениях 1-й и 3-й групп была несколько меньше уровня контрольного параметра (р>0,05), а в остальных группах – достоверно ниже норматива.

Во всех наблюдениях ХЭ различного генеза объемная плотность реснитчатых клеток слизистой оболочки матки снизилась по отношению к контрольным показателям (в 1-й группе – недостоверно, во 2-й, 3-й и 5-й – р<0,05, в 4-й – существенно уменьшилась (р<0,01)). Такая же закономерность наблюдалась и в отношении безреснитчатых эпителиоцитов эндометрия: их объемная плотность была ниже уровня условной нормы, причем во 2-й-5-й группах эти отличия были достоверными. Наименьший абсолютный показатель объемной плотности безреснитчатых клеток (552,7±23,1 мм3/см3 против 618,6±11,3 мм3/см3 в норме; р<0,01), отмечен при ХЭ бактериальной природы.

Следует отметить, что количество реснитчатых и безреснитчатых эпителиоцитов, хотя и было меньшим в анализируемых группах, чем в норме, но достоверно не отличалось от аналогичных показателей в большинстве групп при сравнении друг с другом. Исключением явилось число реснитчатых клеток при ХЭ хламидийной этиологии (4-я группа), которое было ниже уровня одноименного параметра в группах ХЭ иного генеза (р<0,01), а также количество безреснитчатых эпителиоцитов при бактериальной природе страдания, которое было существенно меньше этого показателя в 1-й (р<0,01), 2-й и 4-й (р<0,05) группах.

Средние показатели объемной плотности межклеточных пространств во всех анализируемых группах были несколько выше контрольного параметра (р>0,05), что мы объясняли убылью эпителиоцитов в ходе хронического воспалительного процесса вследствие их дистрофических изменений, некробиоза и апоптоза.

Соотношения объемной плотности реснитчатых и безреснитчатых эпителиоцитов в группах несущественно отличалось от нормы (р>0,05). Если в биоптатах группы контроля на 100 реснитчатых клеток приходилось 256 безреснитчатых эпителиоцитов, то при микоплазменной и микст- этиологии ХЭ это соотношение составило 100:270, при ХЭ вирусного и бактериального генеза – 100:286, а при хламидийном ХЭ – 100:313. Несмотря на некоторый разброс показателей указанного соотношения, индекс «реснитчатые эпителиоциты / безреснитчатые эпителиоциты» почти не отличался от контрольного параметра и колебался в группах в довольно узких пределах – от 0,32 (4-я группа) до 0,35 (2-я и 3-я группа) и до 0,37 (1-я и 5-я группа).

Во всех анализируемых группах в представленных биоптатах слизистой оболочки матки отмечено смещение соотношений показателей относительного объема желез и относительного объема соединительной ткани. Так, снижение относительного объема желез эндометрия пациенток 1-й группы в сравнении с нормой было незначительным (р>0,05), однако в других группах получены достоверные отличия по данному параметру: при хламидийной этиологии ХЭ показатель относительного объема желез был ниже норматива в 1,8 раза (р<0,01), при ХЭ вирусного и смешанного генеза – в 1,6 раза (р<0,01), при бактериальном ХЭ – в 1,5 раза (р<0,05). Относительный объем соединительной ткани в биоптатах эндометрия при всех этиологических вариантах ХЭ достоверно превышал контрольных показатель, причем в наибольшей степени – при хламидийной природе болезни (в 1,8 раза; р<0,01).

Объемная плотность сосудов микроциркуляторного русла эндометрия несколько превышала показатели нормы (р>0,05), однако при хламидийном ХЭ была ниже контрольного параметра (50,2 ± 3,9 мм3/см3 против 58,2 ± 3,2 мм3/см3 соответственно; р<0,05). Изменения высоты покровного эпителия и объемной плотности капилляров эндометрия были относительно пропорциональными во всех группах исследования, в связи с чем отношение этих значений в группах мало отличались от контрольного параметра. Лишь при ХЭ вирусного генеза значение отношения высоты эпителиального пласта к объемной плотности капилляров было достоверно ниже норматива (0,29 ± 0,02 против 0,38 ± 0,02 соответственно; р<0,05).

Клеточная плотность инфильтрата в строме эндометрия при ХЭ различной этиологии во всех группах наблюдений достоверно превышала контрольный показатель. При этом следует отметить, что наибольшей клеточная плотность инфильтрата была у пациенток с ХЭ бактериальной природы и микст-этиологии (835,3±31,6 в мм2 и 811,6±31,9 в мм2 соответственно против 615,4±29,1 в мм2 в норме; р<0,01).

Анализ общего представительства лимфатических клеток в эндометрии при ХЭ также позволил отметить превышение значений этого показателя в слизистой оболочке матки почти во всех группах по сравнению с группой контроля (р<0,05). Лишь при ХЭ хламидийной природы эти различия оказались недостоверными, хотя абсолютное количество лимфоцитов при хроническом воспалении эндометрия, ассоциированном с хламидиями, несколько превышало контрольный уровень.

В наблюдениях всех групп число межэпителиальных лимфоцитов было выше контрольных показателей, но достоверными эти различия оказались лишь при ХЭ бактериальной и микст-природы (6,0±0,07 в мм2 и 6,1±0,04 в мм2 соответственно против 4,7±0,08 в мм2 в группе контроля; р<0,01).

При морфометрическом анализе субпопуляций Т-клеток наблюдались следующие тенденции. CD4-клеток во всех этиологических группах ХЭ было несколько меньше, чем в биоптатах эндометрия группы контроля (р>0,05), а CD8-лимфоцитов – больше нормальных значений: при микоплазменных и вирусных ХЭ – в 1,3 раза, хламидийных ХЭ – в 1,1 раза (р>0,05). Вместе с тем, при бактериальной и микст-этиологии ХЭ эти показатели достоверно превышали контрольный уровень (89,7±1,7 в мм2 и 93,1±3,2 в мм2 соответственно против 56,4±1,7 в мм2 в норме; р<0,01).

Выявленные изменения количественных соотношений между субпопуляциями Т-клеток в биоптатах эндометрия обусловили понижение уровня иммунорегуляторного индекса (CD4/CD8): в 1-й группе наблюдений – в 1,3 раза (р<0,05), во 2-й – в 1,4 раза (р<0,05), в 3-й – в 1,7 раза (р<0,05), в 5-й – почти в 2 раза (р<0,01). Лишь в случаях ХЭ хламидийной этиологии показатель иммунорегуляторного индекса, хотя и был ниже контрольного показателя, но выяв ленное различие оказалось недостоверным (2,75±0,07 в мм2 против 2,93±0,04 в норме; р>0,05).

При ХЭ снизилось и число активированных В-лимфоцитов класса А. Так, абсолютный показатель IgA-продуцирующих клеток в 1 мм2 был несколько ниже контрольного значения, причем при бактериальной и микст-природе ХЭ выявленные различия были достоверны (89,6±4,3 в мм2 и 90,9±4,2 в мм2 соответственно против 105,6±7,7 в мм2 в норме; р<0,05). При этом количество клеток в эндометрии, синтезирующих IgG, достоверно превышало контрольные показатели: в 1-й группе – в 1,4 раза (р<0,05), во 2-й – в 1,6 раза (р<0,05), в 3-й – в 2,4 раза (р<0,01), в 4-й – в 1,5 раза (р<0,05), в 5-й – в 2,3 раза (р<0,01). Численность IgM-вырабатывающих клеток в биоптатах эндометрия пациенток 2-й, 3-й и 5-й групп была выше нормального показателя (р2<0,05; р3,5<0,01), однако при ХЭ микоплазменной природы существенно не отличалась, а при хладмидийном ХЭ была даже ниже уровня контроля (р>0,05).

Установлено повышение уровня макрофагов в 1 мм2 относительно одноименного норматива во всех наблюдениях, достоверное для биоптатов 1-й, 3-й и 5-й групп (р<0,05). Кроме того, обнаружено значительное увеличение количества фибробластов, которое превышало показатель нормы более, чем в 2-2,7 раза (р<0,01), особенно выраженное в биоптатах группы ХЭ хламидийной этиологии (в 3,5 раза выше нормы; р<0,01).

Количество нейтрофильных гранулоцитов в воспалительном инфильтрате также превышало контрольный параметр (кроме наблюдений хламидийного ХЭ), а при бактериальном и микст-ХЭ это превышение уровня нормы было наиболее значительным (34,8±1,1 в мм2 и 32,9±1,2 в мм2 при норме 11,7±0,6 в мм2; р<0,01), что свидетельствовало о преобладающей высокой степени активности воспалительного процесса в слизистой оболочке матки при этих этиологических вариантах болезни.

Нами проведено сравнительное изучение процессов клеточного обновления и экспрессии рецепторов стероидных гормонов эпителиоцитами слизистой оболочки матки при различных этиологических вариантах ХЭ.

В эндометрии пациенток с ХЭ различной этиологии выявлено нарастание, хотя и в различной степени, интенсивности апоптоза. Так, при ХЭ микоплазменной, бактериальной и микст-природы уровень каспазы-3 (СРР32) возрастал по отношению в контролю соответственно в 3,0, 3,7 и 3,3 раза (р0,01), а при ХЭ вирусного и хламидийного происхождения интенсивность процессов запрограммированной клеточной гибели была значительно ниже, хотя в абсолютных значениях и превышала контрольный параметр (р>0,05).

Что касается пролиферативной активности эпителиальных структур слизистой оболочки матки, то ее показатели также были неоднозначны и зависели от этиологии ХЭ. Наибольшие показатели пролиферации (уровень маркёра Ki-67) зарегистрированы при хламидийном, вирусном ХЭ (3,4±0,1, 3,0±0,1 соответственно при норме 1,6±0,09; р4<0,01 р2,5<0,05), при микоплазменной природе болезни – практически не отличались от контроля, а при бактериальном ХЭ были даже ниже нормы (1,0±0,07 при норме 1,6±0,09; р<0,05). Эти данные согласуются с результатами нашего морфометрического и стереометрического исследования эндометрия.

В биоптатах эндометрия пациенток 2-й, 4-й зафиксировано некоторое повышение индекса пролиферации (в 1,4, 2,3 раза относительно нормы). В материалах пациенток 1-й, 3-й и 5-й групп отмечено существенное возрастание значений индекса апоптоза (ИА – экспонирование клетками СРР32-антигена).

Кроме того, практически во всех группах мы наблюдали усиление экспрессии эстрогеновых рецепторов и в меньшей степени рецепторов к прогестерону, что зачастую сопровождалось запаздыванием секреторных изменений в слизистой оболочке матки.

Таким образом, наши материалы свидетельствуют о том, что при кажущейся стереотипности структурных изменений при ХЭ различного генеза имеются морфологические, морфометрические и иммуногистохимические особенности этого заболевания в зависимости от этиологического фактора.

Так, для ХЭ микоплазменной природы характерны легкие дистрофические изменения покровных эпителиоцитов и гландулоцитов желез, продуктивные васкулиты, плазморрагия и локальные фибриноидные некрозы стенок сосудов, умеренная лимфоплазмоцитарная инфильтрация стромы эндометрия, умеренная степень активности хронического воспалительного процесса, незначительная фибробластическая трансформация клеток и легкий фиброз волокнистых структур стромы. Уровень CD4-клеток полиморфноклеточного инфильтрата при микоплазменной инфекции в эндометрии был ниже, чем в биоптатах эндометрия группы контроля (р>0,05), а CD8-лимфоцитов – выше нормальных значений. При этом выявляется умеренно выраженное нарастание интенсивности апоптоза эпителия и клеток стромы, повышенная экспрессия рецепторов к СРР32, слабо интенсивный рост пролиферативной активности эпителиальных структур слизистой оболочки матки, высокий уровень экспрессии рецепторов к эстрогенам и снижение интенсивности экспрессии рецепторов к прогестерону, что зачастую сопровождалось мозаичностью перестроек эндометрия при этом этиологическом варианте ХЭ: очаговой атрофией и гиперплазией эндометрия.

Для ХЭ вирусного генеза патогномоничными проявлениями были: альтерация эпителиоцитов и клеток желез вплоть до их некроза, явления тромбоваскулита с признаками организации тромбов различной давности, незначительная лимфоплазмоцитарная инфильтрация стромы, низкая или умеренная степень активности хронического воспалительного процесса, выраженная фибробластическая трансформация клеток и умеренный фиброз волокнистых структур стромы эндометрия. Среди субпопуляций лимфоцитов в инфильтрате стромы эндометрия отмечено падение количества CD4-клеток и некоторый рост значений CD8-лимфоцитов.

В биоптатах пациенток 2-й группы выявлено некоторое снижение уровня апоптоза эпителиоцитов и клеток стромы, зафиксирована высокая пролиферативная активность гландулоцитов желез и покровных эпителиоцитов эндометрия. При этом обнаружено повышение интенсивности экспрессии рецепторов к эстрогенам и слегка снижение уровня рецепторов к прогестерону, что зачастую приводило к гиперплазии эндометрия у данной группы обследованных женщин.

При ХЭ, ассоциированным с бактериальными возбудителями, были характерны значительные дистрофические изменения покровных эпителиоцитов и клеток желез с достоверным увеличением количества межэпителиальных лимфоцитов, снижением уровня CD4-клеток и увеличением количества CD8-лимфоцитов (р<0,05), выраженная лимфоплазмоцитарная инфильтрация стромы эндометрия, высокая степень активности хронического воспалительного процесса, значительная фибробластическая трансформация клеток и фиброз волокнистых структур стромы слизистой оболочки матки.

В биоптатах слизистой оболочки матки женщин с ХЭ бактериального генеза отмечался высокий уровень апоптоза эпителиоцитов и клеток стромы, снижение пролиферативной активности покровных эпителиоцитов и гландулоцитов желез. Кроме того, мы наблюдали повышение интенсивности экспрессии рецепторов к эстрогенам, со значительным падением уровня рецепторов к прогестерону, что часто сопровождалось атрофическими изменениями в эндометрии.

При ХЭ хламидийной этиологии обычно отмечалась выраженная альтерация эпителиальных клеток и гландулоцитов желез вплоть до некробиоза и некроза, мальформация сосудов базального слоя эндометрия, лимфостаз, плазмо- и лимфоррагия, скудная лимфоплазмоцитарная инфильтрация стромы эндометрия, недостоверно превышающая контрольные показатели, низкая степень активности хронического воспалительного процесса, значительная фибробластическая трансформация клеток и выраженный фиброз волокнистых структур стромы.

При этой этиологической форме ХЭ отмечена высокая пролиферативная активность гландулоцитов желез и покровных эпителиоцитов, причем уровень апоптоза эпителиоцитов и клеток стромы не превышал норму. Наблюдалось повышение интенсивности экспрессии рецепторов к эстрогенам с нормальным уровнем к рецепторам прогестерона, что нередко сопровождалось фиброзом и тенденцией к гиперплазии слизистой оболочки матки.

Наконец, при микст-этиологии ХЭ большинство структурных, морфометрических и иммуногистохимических параметров совпадали с одноименными характеристиками и показателями при бактериальном ХЭ. Обнаруживали дистрофические изменения покровных клеток и гландулоцитов эндометриальных желез различной степени выраженности, лимфоплазмоцитарную инфильтрацию, часто значительную, стромы слизистой оболочки матки, достоверное превышение показателя межэпителиальных лимфоцитов в сравнении с контролем, умеренную или высокую степень активности хронического воспалительного процесса, выраженную фибробластическую трансформацию клеток стромы и фиброз волокнистых структур. Представительство CD8-лимфоцитов в воспалительном инфильтрате достоверно превышало контрольное значение, а количество клеток хелперного звена (CD4) было ниже нормального показателя (р<0,05).

При ХЭ, в генезе которого сыграла роль микст-инфекция, в биоптатах выявлен высокий уровень апоптоза эпителиоцитов и клеток стромы слизистой оболочки матки, снижение пролиферативной активности покровных эпителиоцитов и гландулоцитов желез, повышение интенсивности экспрессии рецепторов к эстрогенам, падением уровня рецепторов к прогестерону. Интенсивные процессы запрограммированной клеточной гибели гландулоцитов слизистой оболочки матки на фоне сниженной пролиферативной активности обусловили основу составляющей общего вектора процессов клеточного обновления и их направленности в сторону атрофии слизистой оболочки матки при микст-этиологии ХЭ. Поскольку повышение уровня эстрогенов считается индуктором апоптоза, выявленная локальная гиперэстрогения в эндометрии согласуется с повышением интенсивности процессов генетически детерминированной смерти эпителиоцитов слизистой оболочки матки.

Всем пациенткам с ХЭ проводили дифференцированное лечение с учетом, прежде всего, этиологии ХЭ и особенностей структурно-функциональных изменений эндометрия. Осуществляли антибактериальную, противовирусную терапию, руководствуясь международными рекомендациями СДС и национальными рекомендациями (Рациональная фармакотерапия в акушерстве и гинекологии: руководство для практикующих врачей, 2007; Гинекология: национальное руководство, 2009; European guideline for the management of sexually transmitted infections, 2001). При наличии этиологически значимой микробной ассоциации учитывали все ее слагаемые и составляли индивидуальный план антимикробной терапии. Принимая во внимание особенности структурно-функциональных изменений эндометрия при ХЭ различной этиологии, наряду с антибактериальной и противовирусной терапией, назначали следующее лечение. При ХЭ микоплазменной этиологии применяли низкоинтенсивное лазерное излучение и низкочастотную магнитотерапию. При хламидийной инфекции рекомендовали системную энзимотерапию (лонгидаза, вобэнзим). При хроническом неспецифическом (бактериальном) эндометрите и при наличии ассоциаций микроорганизмов – возбудителей хронического эндометрита назначали низкоинтенсивное лазерное излучение и низкочастотную магнитотерапию, а также системную энзимотерапию. При вирусной инфекции назначали индинол – препарат, обладающий антипролиферативным и противовирусным действием (Киселев В.И., Ляшенко А.А., 2008).

Наряду с лечением ХЭ проводили коррекцию микробиоценоза влагалища, нарушений гормональной функции яичников и лечение сочетанных гинекологических заболеваний.

Мы не считали целесообразным формирование группы сравнения по проводимым лечебным мероприятиям, поскольку проводимая ранее нашим пациенткам традиционная терапия ХЭ была неэффективной: длительность течения ХЭ в группах составила более 3-х лет, а обострения заболевания регистрировались не менее 3-х раз в год на фоне неоднократно проводимых недифференцированных медикаментозных и физиотерапевтических воздействий.

Контрольное микробиологическое исследование пайпель-биоптатов эндометрия проводили через 3 месяца после окончания лечения. Элиминация инфекционного патогена из эндометрия была достигнута у всех пациенток. При гистологическом исследовании нормализацию структурно-функционального состояния эндометрия зарегистрировали у 120 (92,3%) женщин, у 10 (7,7%) –сохранялись признаки хронического неактивного эндометрита. При этом 10 (7,7%) пациенток предъявляли жалобы на ноющие боли внизу живота, 6 (4,6%)- на патологические выделения из половых путей, 4 (3,1%)- на нарушение менструального цикла. Через 6 и 12 месяцев после окончания лечения боли внизу живота сохранялись у 9 (6,9%) пациенток, что мы связываем с наличием наружного генитального эндометриоза и спаечного процесса в малом тазу. Патологические бели и нарушения менструального цикла мы не регистрировали. Что касается нарушений детородной функции, то при проспективном наблюдении за женщинами в течении 2-х лет установлено следующее. У всех пациенток, страдающих НБ инфекционно-воспалительного генеза (31 женщина 23,8%), наступила беременность, закончившаяся своевременными родами. Из 20 пациенток, страдающих первичным бесплодием, беременность наступила у 15 (75%) и закончилась своевременными родами у 13 женщин, у 1 имела место неразвивающаяся беременность, 1 пациентка прервала беременность путем медикаментозного аборта. Среди женщин, имеющих вторичное бесплодие (31 пациентка), восстановление детородной функции наступило у 14 (45,2%). Из них у 2-х были использованы вспомогательные репродуктивные технологии.

При наблюдении за пациентками в течении 2-х лет обострение ХЭ мы зарегистрировали у 2-х (1,5%) женщин, что было обусловлено активацией герпетической инфекции.

  1   2




Похожие:

Эндометрита различной этиологии iconОценка эффективности эмболизации маточных артерий при маточных кровотечениях различной этиологии. 14. 00. 01 акушерство и гинекология 14. 00. 19 лучевая диагностика и лучевая терапия
Оценка эффективности эмболизации маточных артерий при маточных кровотечениях различной этиологии
Эндометрита различной этиологии iconП/п Кафедра
Дифтерия у взрослых. Клиническая характеристика различных форм дифтерии. Ранняя диагностика, лабораторные методы диагностики, лечение....
Эндометрита различной этиологии iconГрипп: основы этиологии, эпидемиологии, вакцинация

Эндометрита различной этиологии iconОднородное подчинение. Неоднородное (параллельное) подчинение
Эта связь может быть различной по своему характеру: в сложноподчиненном предложении может быть не одно придаточное, а два, три, четыре...
Эндометрита различной этиологии iconИнженеры идут в медицину! На четвертом этаже, спеша на лекции, вы могли видеть стенды, рассказывающие о различной медицинской аппаратуре и диагностических методах.
На четвертом этаже, спеша на лекции, вы могли видеть стенды, рассказывающие о различной медицинской аппаратуре и диагностических...
Эндометрита различной этиологии iconПлан лекций по гинекологии 5 курс лечебного факультета
Воспалительные процессы органов женской половой системы неспецифической этиологии
Эндометрита различной этиологии iconОсобые формы воспалительных заболеваний щитовидной железы
ЩЖ, вероятно вирусной этиологии с образованием специфических гранулем, содержащих гигантские клетки
Эндометрита различной этиологии iconОсобые формы воспалительных заболеваний щитовидной железы
ЩЖ, вероятно вирусной этиологии с образованием специфических гранулем, содержащих гигантские клетки
Эндометрита различной этиологии iconЧума острая контагиозная вирусной этиологии болезнь,характеризующаяся лихорадкой, воспалением слизистых оболочек,пневмонией, кожной экзантемой и поражением нервной системы

Эндометрита различной этиологии icon4. Патологоанатомические изменения
Чума острая контагиозная вирусной этиологии болезнь, характеризующаяся лихорадкой, воспалением слизистых оболочек, пневмонией, кожной...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы