I. Жизненный и творческий путь И. А. Бунина icon

I. Жизненный и творческий путь И. А. Бунина



НазваниеI. Жизненный и творческий путь И. А. Бунина
Дата конвертации01.03.2013
Размер297.3 Kb.
ТипРеферат
скачать >>>




Содержание:


Введение………………………………………………………………………….2


Глава I. Жизненный и творческий путь И. А. Бунина……………………...5

1.1.Детство и юность писателя…………………………………… 5

1.2.Начало творчества…………………………………………………6

1.3.Творческий подъем и рост популярности………………………8

1.4.Эмиграция…………………………………………………………… 9

1.5.Основные темы творчества И. А. Бунина……………………11


Глава II. Россия и Москва в рассказах Бунина И. А………………………..13

2.1.Бунин И. А. о России 1920-х годов…………………………………13

2.2.Образ Москвы в рассказе «Чистый понедельник»…………… 14

2.3.Образ Москвы начала XX века в рассказах Бунина И. А………19

2.4.Образ Москвы в «Окаянных днях»…………………………………21


Заключение………………………………………………………………………25


Список источников и литературы…………………………………………..27


Введение.

Москва издавна привлекала к себе пристальные взгляды и внимание писателей и поэтов самых различных эпох и направлений. Связано это не только с особой ролью этого города в истории нашей страны, но и особым московским духом, красотой отечественной столицы.

Неповторимые образы Москвы, навсегда оставшиеся в душах читателей сумели создать многие авторы, достаточно вспомнить хотя бы Москву булгаковскую. В этом смысле Бунин также сумел создать свой, совершенно удивительный и неповторимый образ Москвы, который до сих пор вдохновляет и привлекает читателей.

Иван Алексеевич Бунин является одним из наиболее талантливых и видных отечественных писателей. Он был человеком сложной и интересной судьбы, главной мечтой которого вплоть до последних дней было возвращение на родину, которую он был вынужден покинуть.

Не удивительно, что среди прочих тем, одной из ведущих тем его творчества был мотив родины, России и Москвы. При этом, образы России и Москвы Бунина имеют целый ряд специфических черт, тесно связанных с биографией и мировоззрением самого автора.

В силу данного обстоятельства, говоря об образе Москвы в его рассказах необходимо ознакомиться с биографией Ивана Алексеевича, чтобы понять некоторые особенности и изменения изображения Москвы с течением жизни писателя.

Несмотря на огромную любовь И. А. Бунина к Москве и частое описание ее в своих произведениях, даже будучи в эмиграции, специальных исследований по указанной проблематике крайне мало. Гораздо чаще в исследовательской литературе и литературной критике рассматриваются другие аспекты бунинского творчества.

Именно поэтому изучение проблемы изображения и особенностей образа Москвы в рассказах Бунина И. А. представляется не только чрезвычайно интересной, но и перспективной темой.


Главной целью данного исследования является выявить особенности изображения Бунины И. А. Москвы, а также проследить, каким образом изменялся его подход к формированию образа Москвы, а также отношение Ивана Алексеевича к городу с течением его жизни и под влиянием жизненных обстоятельств.

В соответствии с заявленной темой и поставленной целью предлагаемое исследование было разделено на две главы. В первой их рассматривается краткая биография писателя, особенности его характера и жизненных принципов, а также творчества, тесно с ними связанные. Главными задачами первой главы является ознакомление с характерными для самого Ивана Алексеевича особенностями жизни и творчества, характера, а также теми обстоятельствами, под влиянием которых они формировались.

Во второй главе дан6ной работы проводится довольно подробное исследование отдельных рассказов И. А. Бунина в контексте указанной темы. Среди основных задач здесь можно назвать: необходимость анализа текста рассказов Бунина, обозначение образа Москвы в каждом из них, а также в совокупности, изменение образа Москвы в его произведениях.

Необходимо заметить, что наряду с подробным анализом текста некоторых рассказов И. А. Бунина, во второй главе также присутствует довольно подробный анализ «Окаянных дней», который необходим в контексте указанной темы для понимания изменения отношения Бунина к Москве, а также особенностей ее изображения в более поздних его произведениях.

Говоря об источниках по указанной теме, следует отметить, что в первой главе предлагаемой работы, в большей степени были использованы автобиографические записи и дневники самого И. А. Бунина1, а также его современников1. Вместе с тем, во второй части исследования были использованы преимущественно различные рассказы И. А. Бунина2.

Как уже было отмечено выше, специальных исследований по указанной проблематике практически нет3.

Стоит все же отметить, что некоторые аспекты рассматриваемой темы затрагиваются в работах критиков и исследователей творчества Ивана Алексеевича, посвященных его творчеству4.

Важными в контексте исследуемой темы, являются также работы о жизни Ивана Алексеевича Бунина, из которых можно почерпнуть сведения биографического характера5.


Глава I. Жизненный и творческий путь И. А. Бунина.


1.1.Детство и юность писателя.

Бунин Иван Алексеевич (1870–1953 гг.) был великим русским прозаиком и поэтом, выдающимся переводчиком.

Он родился 10 (22) октября 1870 года в Воронеже в старинной дворянской, но обедневшей семье. Иван Алексеевич состоял в дальнем родстве с братьями Киреевскими, Гротами, Юшковыми, Войковыми, Булгаковыми и Соймоновыми.

Говоря о родителях писателя, стоит отметить, что его отец был весьма сумасбродным человеком, разорившимся из-за пристрастия к вину и картам. В юности он участвовал в Крымской войне 1853–1856 годов, где встречался с Л. Толстым. Мать Ивана Алексеевича была глубоко религиозной женщиной, обладала грустной поэтической душой. Согласно семейным преданиям, она происходила из княжеского рода.

Именно своим происхождением и особенностям характеров своих родителей Бунин во многом обязан основными темами своего раннего творчества – темой гибнущих дворянских гнезд.

Когда Бунину исполнилось три года, семья была вынуждена переехать из Воронежа в Елецкий уезд, в наследственное поместье на хуторе Бутырки, где и прошло детство писателя. Среди первых детских впечатлений были рассказы матери, дворовых, странников, стихия фольклорной сказки, песни и легенды, живая плоть исконной русской речи, кровная связь с природой и среднерусским ландшафтом и, наконец. В это же время будущий писатель переживает большое душевное потрясение – смерть младшей сестры. Именно из этих детских впечатлений и вырастают все основные темы будущего творчества писателя.

В 1881 Бунин поступил в первый класс Елецкой гимназии, откуда был отчислен в 1886 году 1886 за неявку с каникул. В возрасте 19 лет он покинул отчий дом, по слова матери «с одним крестом на груди».

Дальнейшая судьба Ивана Алексеевича во многом определялась двумя важными обстоятельствами. Во-первых, будучи дворянином, он не получил даже гимназического образования, а во-вторых, после ухода из-под родительского крова никогда не имел собственного дома и провел всю жизнь в отелях, чужих домах и съемных квартирах.

Одновременное тяготение к дворянским традициям и отталкивание от них во многом определили не только особенности его творчества, но весь стиль жизни1. Сам Бунин так писал об этом периоде своей жизни в одном из своих произведений: «Разве есть у меня теперь родина? Если нет работы для родины, нет и связи с нею. А у меня нет даже и этой связи с родиной – своего угла, своего пристанища…И я быстро постарел, выветрился нравственно и физически, стал бродягой в поисках работы для куска хлеба, а свободное время посвятил меланхолических размышлениям о жизни и смерти, жадно мечтая о каком-то неопределенном счастье…Так сложился мой характер, и так просто прошла моя молодость2».


^ 1.2.Начало творчества.

Совершенно особенное влияние на становление личности Бунина оказал его старший брат Юлий, народник-публицист, под руководством которого Иван Алексеевич изучил гимназическую программу.

В 1889 году И. А. Бунин переехал к брату в Харьков, где попал в народническую среду, которую потом саркастически описал в романе Жизнь Арсеньева (1927–1933 гг.).

Говоря о начале творческого пути Ивана Алексеевича Бунина, стоит отметить, что первые стихи он начал писать еще в возрасте 7–8 лет, подражая Пушкину и Лермонтову. Дебют Бунина-поэта состоялся в 1887 году, когда столичная газета «Родина» опубликовала его стихотворение «Над могилой Надсона», а в 1891 г. выходит его первая поэтическая книга «Стихотворения 1887–1891 гг.».

В 1890-е Бунин пережил серьезное увлечение толстовством, «переболел» идеями опрощения. Он посещал колонии толстовцев на Украине и даже сам желал «опроститься», занявшись бондарским ремеслом. От подобного шага молодого писателя отговорил сам Лев Николаевич Толстой, встреча с которым произошла в Москве в 1894 году. Стоит сказать, что несмотря на неоднозначную оценку толстовства как идеологии, художественная мощь Толстого-прозаика навсегда осталась для Бунина безусловным ориентиром, как и творчество А. П. Чехова1.

В начале 1895 года в Петербурге, а затем и в Москве, Бунин постепенно входит в литературную среду, знакомится с А. П. Чеховым, Н. К. Михайловским, сближается с В. Я. Брюсовым, К. Д. Бальмонтом, Ф. Сологубом.

В 1901 году Бунин даже издает в символистском издательстве «Скорпион» сборник лирики «Листопад», но на этом близости писателя к модернистским кругам пришел конец, и в дальнейшем его суждения о модернизме были неизменно резкими. Иван Алексеевич Бунин осознавал себя последним классиком, отстаивающим заветы великой литературы перед лицом «варварских» соблазнов «серебряного века1».


^ 1.3.Творческий подъем и рост популярности.

1890-е–1900-е годы стали временем напряженной работы и бурного роста популярности Бунина. В этот период выходит в свет его книга «На край света и другие рассказы» (1897 г.), стихотворный сборник «Под открытым небом» (1898 г.).

Самостоятельно выучив английский язык, Бунин переводит и издает в 1896 году поэму американского писателя Г. Лонгфелло «Песнь о Гайавате». Эта работа сразу была оценена как одна из лучших в русской переводческой традиции, и за нее в 1903 году Российская академия наук присудила Бунину Пушкинскую премию, а уже в 1902–1909 гг. издательство «Знание» выпускает его первое собрание сочинений в пяти томах.

В ноябре 1906 года Бунин познакомился с В. Н. Муромцевой (1881–1961 гг.), ставшей его женой. Весной 1907 года Бунин с супругой отправляются в путешествие в Египет, Сирию и Палестину. Впечатления от путешествий разных лет впоследствии сложились в книгу «Тень птицы» (1931 г.). Стоит отметить, что уже к этому времени в сознании читателей и критиков Бунин был одним из лучших писателей России. В 1909 году ему вновь присуждается Пушкинская премия, его избирают почетным академиком Российской академии наук.

Начало первой мировой войны было воспринято Буниным как величайшее потрясение и предзнаменование крушения России. С резкой враждебностью встретил он и Февральскую революцию, и Октябрьскую, запечатлев свои впечатления от этих событий в дневнике-памфлете Окаянные дни, опубликованном в 1935 году, в Берлине1.


1.4.Эмиграция.

В январе 1920 года Бунин покинул Россию и поселился в Париже. Стоит сказать, что в дореволюционный период И. А. Бунин никогда не участвовал в политических событиях. Тем не менее, в эмигрантский период он активно включается в жизнь русского Парижа. Так, с 1920 года он встал во главе Союза русских литераторов и журналистов, выступал с воззваниями и обращениями, вел регулярную политико-литературную рубрику в газете «Возрождение» в 1925–1927 гг. В Грасе он создал подобие литературной академии, куда вошли молодые писатели Н. Рощин, Л. Зуров, Г. Кузнецова.

Бунин И. А. оказался единственным писателем-эмигрантом, который, несмотря на понесенный творческий урон, сумел преодолеть кризис и продолжал работать в необычных, чрезвычайно неблагоприятных для любого писателя условиях, совершенствуя собственный художественный метод.

За годы эмиграции Буниным было написано десять новых книг в прозе, в том числе «Роза Иерихона» (1924 г.), «Солнечный удар» (1927 г.), «Божье древо» (1931 г.), повесть «Митина любовь» (1925 г.). В 1943 году в свет выходит вершинная книга своей малой прозы, сборник рассказов «Темные аллеи», которая полностью была издана в 1946 году2.

Оказавшись в зрелые годы на чужбине, в глазах первого поколения русской эмиграции Бунин стал олицетворением верности лучшим традициям отечественной литературы. Вместе с тем, еще при жизни Бунина заговорили о нем, как о блестящем мастере не только российского, но и мирового уровня. Именно ему в 1933 году первому из наших соотечественников была присуждена Нобелевская премия по литературе, вручение которой проходило 10 декабря.

В Нобелевском дипломе, выполненным специально для Бунина в русском стиле, было записано, что премия присуждена «за художественное мастерство, благодаря которому он продолжил традиции русской классики в лирической прозе1».

Вместе с тем, стоит отметить, что далеко не все столь однозначно и благожелательно отнеслись к присуждению Бунину Нобелевской премии. Так, А. Толстой подчеркивал: «Я прочел три последних книги Бунина - два сборника мелких рассказов и роман «Жизнь Арсеньева». Я был удручен глубоким и безнадежным падением этого мастера…его творчество становится пустой оболочкой, где ничего нет, кроме сожалений о прошлом и мизантропии2».

Годы Второй мировой войны Бунин провел в Грасе, испытывая крайнюю нужду. После 1917 года Бунин всегда оставался непримиримым противником советской власти, но, тем не менее, в отличие от многих именитых русских эмигрантов, никогда не был на стороне нацистов.

Вернувшись после войны в Париж, Бунин посетил советское посольство, дал интервью промосковской газете «Советский патриот» и вышел из состава Парижского Союза русских писателей и журналистов, когда тот принял решение об исключении из своих рядов всех, кто принял советское гражданство. Во многом благодаря именно этим шагам стало возможным постепенное возвращение книг И. А. Бунина на родину еще в 1950-е годы. Вместе с тем, русская эмиграция восприняла демарш Бунина как отступничество, тогда от него отвернулись многие близкие люди1.

Тем не менее, Иван Алексеевич не вернулся в советскую Россию, несмотря на боль разлуки с родиной, не покидавшей его все эти годы. Вероятнее всего, это было связано, в первую очередь с тем, что Бунин прекрасно понимал, что жизнь его уже прожита и он не хотел оказаться чужим на своей любимой родине. Сам он говорил: «очень трудно и тяжко возвращаться глубоким стариком в родные места, где когда-то прыгал козлом. Все друзья, все родные – в могиле. Будешь ходить как по кладбищу2».

Последние годы жизни Бунина, внутренне одинокого, желчного и пристрастного человека, были проникнуты желанием осудить все, что ему представляется чуждым, а потому лживым и пошлым. Умер Бунин 8 ноября 1953 в Париже и похоронен на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.


^ 1.5.Основные темы творчества И. А. Бунина.

Охватывая более шестидесяти лет, творчество Бунина свидетельствует о постоянстве его натуры. Все произведения Бунина, независимо от времени их создания, исполнены интересом к вечным загадкам человеческого существования, обозначены единым кругом лирико-философских тем. Среди основных тем его произведений (как лирических, так и прозаических) следует выделить темы времени, памяти, наследственности, любви и смерти, погруженности человека в мир неведомых стихий, обреченности человеческой цивилизации, непознаваемости на земле окончательной истины, а также родины.

И. А. Бунин вошел в историю уникальным «архаистом-новатором». Он сумел объединить в своем творчестве высокую традицию русского слова с тончайшей передачей опыта трагически изломанной, приобщившейся к иррациональному, но взыскующей цельности человеческой личности XX века. При этом, опыт этот не разлагал язык классики, а подчинялся ему и поверялся им1.


Глава II. Россия и Москва в рассказах Бунина И. А.


2.1.Бунин И. А. о России 1920-х годов.

Боль разлуки с родиной и нежелание смириться с неизбежностью этой разлуки привели к расцвету творчества Бунина периода эмиграции, его мастерство достигает предельной филигранности. Практически все произведения этих лет о былой, дореволюционной России.

При этом, в его произведениях нет ностальгического елея и воспоминаний о «Москве златоглавой» со звонами колоколов. В булгаковской прозе присутствует иное ощущение мира, иное восприятия России.

Разрыв И.А. Бунина с Россией был вполне конкретен, как разрыв с советской Россией. Идеи социализма, оставшиеся абсолютно чуждыми И.А. Бунину теоретически, оказались еще более неприемлемыми в их практическом воплощении. Установленная государственность претендовала на руководство культурой, на создание культуры нового типа, но каноны пролетарской культуры были абсолютно далеки для И.А. Бунина, как и сам принцип государственного руководства литературным творчеством.

Отечественное и зарубежное литературоведение всегда оценивали И.А. Бунина как русского писателя, но именно приверженность писателя идеалам старой России оказалась невостребованной в советской России. Даже вручение Бунину Нобелевской премии было ударом для советского руководства.

Поэтому русскость И.А. Бунина оказалась востребованной вне России, на Западе. В некоторой степени, Нобелевская премия, которую получил писатель, была своего рода политическим протестом культурной общественности в Европе против большевизма и советизма, но одновременно премия была дана, действительно, гениальному литератору1.

Одного из главных принципов, обозначенных Иваном Алексеевичем еще в «Жизни Арсеньева»: «Из поколения в поколение наказывали мои предки друг другу помнить и блюсти свою кровь: будь достоин во всем своего благородства2», писатель придерживался всю жизнь. Во многом, именно из-за подобного отношения к жизни, пожалуй, ведущей темой его творчества эмигрантского периода была Россия – ее история, культура и обстановка.

В «Окаянных днях» И.А. Бунин напоминает о сохранении памяти и реальной оценке событий, которые предшествовали установлению в России Советской власти. В «Жизни Арсеньева» писатель пытается сказать, что нельзя строить будущее, разрушая прошлое, он хочет, чтобы народ помнил Россию такой, какой она была до революции, чтобы не забывал свое прошлое, потому что без него нет будущего3.


^ 2.2.Образ Москвы в рассказе «Чистый понедельник».

В рассказе И.А. Бунина «Чистый понедельник» Москва предстает перед читателем как город, заманчиво таинственный и очаровывающий своей красотой. Эта загадочность влияет на его жителей, неслучайно именно образ Москвы связан с внутренним миром главной героини рассказа.

Стоит сказать, что множество конкретных московских адресов, которые указываются в «Чистом понедельнике», определяют его географическое пространство. Подобное определение, вместе с тем, создает развернутый образ эпохи, помогает читателю понять культуру и быт Москвы начала XX века.

Художественное пространство рассказа неоднородно и включает в себя повторяющиеся реалии, образующие своеобразные сюжетные «кольца», отражая два образа Москвы. Первый из них – это образ Москвы как древней столицы Святой Руси, а второй – как центра литературно-художественной богемы1. Кроме того, обозначенное географическое пространство рассказа в значительной степени способствует раскрытию внутреннего мира героини, показывает всю полноту и сложность ее натуры: « Вы – барин, вы не можете понимать так, как я всю эту Москву2».

В одном из финальных эпизодов рассказа герой и героиня на санях едут ночной заснеженной Москвой: «Полный месяц нырял в облаках над Кремлем, — «какой-то светящийся череп», — сказала она. На Спасской башне часы били три, — еще сказала:

— Какой древний звук, - что-то жестяное и чугунное. И вот так же, тем же звуком било три часа ночи и в пятнадцатом веке. И во Флоренции совсем такой же бой, он там напоминал мне Москву3...».

Сравнительно небольшой рассказ Бунина чрезвычайно насыщен московскими топонимами. Так, в «Чистом понедельнике» по одному, а иногда и по несколько раз упоминаются: Красные ворота, храм Христа Спасителя, рестораны «Прага», «Эрмитаж», «Метрополь», «Яр», «Стрельна», вегетарианская столовая на Арбате, Художественный кружок, Охотный ряд, Иверская часовня, храм Василия Блаженного, собор Спаса-на-Бору, Художественный театр, Новодевичий монастырь, Рогожское кладбище, трактир Егорова, Ордынка, Марфо-Мариинская обитель, Зачатьевский монастырь, Чудов монастырь, Спасская башня, Архангельский собор.

Следует отметить, что «набор» московских адресов, указанных в рассказе автором никак нельзя назвать случайным, он был подобран и тщательно им продуман для создания образа Москвы.

Все перечисленные архитектурные мотивы довольно просто разбиваются на три группы. Первую группу образуют топонимы, подталкивающие читателя вспомнить о допетровской, «старообрядческой» столице: Красные ворота, Охотный ряд, Иверская часовня, храм Василия Блаженного, собор Спаса-на-Бору, Арбат, Новодевичий монастырь, Рогожское кладбище, Ордынка, Зачатьевский монастырь, Чудов монастырь, Спасская башня, Архангельский собор. Во второй группе находятся топонимы – символы новейшего облика, модернистской Москвы: «Прага», «Эрмитаж», «Метрополь», Художественный кружок, Художественный театр. И, наконец, третью группу составляют постройки XIX-начала ХХ веков, стилизованные под русскую «византийскую» древность: храм Христа Спасителя и Марфо-Мариинская обитель.

Помимо уже указанной смысловой, ассоциативной нагрузки, большинство архитектурных мотивов, входящих в первую группу, также тесно увязано в рассказе с Востоком.

Мотивы второй, «модернистской» группы неизменно ассоциируются с Западом. Стоит заметить, что не случайно автор «Чистого понедельника» отобрал для своего рассказа названия тех московских ресторанов, которые звучат экзотично, «по-иностранному». При этом отборе Иван Алексеевич руководствовался знаменитой книгой В. Гиляровского «Москва и москвичи», послужившей, наряду с личными бунинскими воспоминаниями, базовым источником для московской составляющей рассказа1.

Говоря о мотивах третьей группы, следует отметить, что они предстают в рассказе материальным воплощением попыток модернистской и предмодернистской эпохи воспроизвести стиль византийской московской старины. В качестве примера данному утверждению можно привести не слишком теплую характеристику храма Христа Спасителя: «слишком новая громада Христа Спасителя, в золотом куполе которого синеватыми пятнами отражались галки, вечно вившиеся вокруг него1…».

Говоря о различиях указанных мотивов, стоит также отметить, что мотивы всех трех групп не просто уживаются рядом в городском пространстве, но отражают друг друга.

Так, например, в названии московского трактира «Яр», данном в 1826 году в честь француза-ресторатора, носившего такую фамилию, отчетливо звучат древнеславянские обертоны. Очень ярким примером, в этом смысле случит также эпизод, когда герой и героиня отправляются есть последние блины в трактир Егорова на Охотном ряду, где нельзя курить, потому что его держит старообрядец2. Очень точным является реплика самой героини на сей счет: «Хорошо! Внизу дикие мужики, а тут блины с шампанским и Богородица Троеручица. Три руки! Ведь это Индия3!».

«Дикие мужики», французское шампанское, Индия — все это причудливо и абсолютно естественно уживается в эклектической, впитывающей самые разнообразные влияния, Москве4.

Говоря об особенностях образа Москвы в рассказах Бунина И. А., и, в частности, в рассказе «Чистый понедельник», нельзя обойти вниманием тот факт, что целый ряд исследователей отмечает, что образ героини рассказа представляет собой метонимию России. Неслучайно, что именно ее, так и не раскрытую тайну герой-рассказчик демонстрирует читателю: «...она была загадочна, непонятна для меня, странны были и наши с ней отношения1».

Интересно, что при этом, сходным образом, Москва у Бунина предстает метонимией образа героини, наделенной «индийской, персидской» красотой, а также эклектическими вкусами и привычками. Героиня «Чистого понедельника» долгое время мечется, силясь выбрать, между древнерусским Востоком и модернистским Западом. Ярким свидетельством этому является постоянное перемещение героини из монастырей и церквей в рестораны и на капустники, а затем — обратно.

Вместе с тем, даже в рамках, так сказать, своей византийской, религиозной линии поведения, героиня ведет себя на редкость непоследовательно2. Так, например, она цитирует в прощеное воскресенье великопостную молитву Ефрема Сирина, а затем, через несколько минут, одно из предписаний этой молитвы нарушает, осуждая героя: «...я, например, часто хожу по утрам или вечерам, когда вы не таскаете меня по ресторанам, в кремлевские соборы, а вы даже и не подозреваете этого3».

При этом, упрекает героя в праздности, при выборе развлечений, инициативу берет на себя: «Куда нынче? В «Метрополь» может быть?4»; «Поездим еще немножко, — сказала она, — потом поедем есть последние блины к Егорову5...»; «Погодите. Заезжайте ко мне завтра вечером не раньше десяти. Завтра «капустник» Художественного театра6».

При этом сам герой с легкой долей недовольства и раздражения говорит об этих метаниях героини, между Восточным и Западным началом: «И мы зачем-то поехали на Ордынку, долго ездили по каким-то переулкам в садах1». Подобное отношение его вполне естественно, поскольку, именно ему предстоит в финале «Чистого понедельника» совершить решающий, исполненный «восточного» стоицизма нравственный выбор: «Я повернулся и тихо вышел из ворот2».

Говоря о метонимическом сходстве между героиней и Москвой, следует отметить, что оно особенно явственно подчеркнуто автором во внутреннем монологе героя3: « «Странная любовь!» — думал я и, пока закипала вода, стоял, смотрел в окна. В комнате пахло цветами и она соединялась для меня с их запахом; за одним окном низко лежала вдали огромная картина заречной снежно-сизой Москвы; в другое, левее, белела слишком новая громада Христа Спасителя, в золотом куполе которого синеватыми пятнами отражались галки, вечно вившиеся вокруг него… «Странный город! — говорил я себе, думая об Охотном ряде, об Иверской, о Василии Блаженном. — Василий Блаженный — и Спас-на-Бору, итальянские соборы — и что-то киргизское в остриях башен на кремлевских стенах...»4 ».

Тем самым, автор как бы подчеркивает противоречивость, но, вместе с тем, целостность Москвы, в ее эклектикой в архитектуре, традициях, истории. Именно благодаря ее эклектичности, и отчасти и вопреки ей, Москва и предстает перед читателями рассказа таинственным, загадочным и манящим городом, тайны которого невозможно разгадать никогда.

^ 2.3.Образ Москвы начала XX века в рассказах Бунина И. А.

Говоря об образе Москвы в разных рассказах Бунина, стоит отметить, что в каждом из них, отмечается определенная направленность описания города, связанная с художественной необходимостью в конкретном сюжете, а также тесная взаимосвязь между самыми разнообразными штрихами к московскому портрету и внутренним миром главных героев, событий, происходящих в рассказе.

Вместе с тем, существует ряд общих черт, которые неуклонно подчеркиваются автором в различных интонационный и смысловых штрихах, что создает многогранный, тонкий и чарующий образ Москвы. При этом, наиболее полно понять и ощутить его можно, лишь прочитав довольно большое количество рассказов Ивана Алексеевича, поскольку в каждом из них к портрету Москвы автор добавляет необходимые и важные штрихи.

Говоря об общих чертах описания Москвы в различных рассказах, можно привести следующий пример. Как уже было отмечено выше, в «Чистом понедельнике» Бунин неоднократно подчеркивает праздность жизни главных героев (по крайней мере, в начале рассказа). Писатель описывает различные увеселения героев, среди которых видное место занимают походы по ресторанам и театрам. Создается впечатление определенной доли легкомыслия и легкости жизни героев. Вместе с тем, рассматривая и анализируя текст рассказа в целом, становится понятно, что таким образом автор показал не только душевные терзания и попытку выбрать героиней путь между Западом и Востоком, но и определенный стиль жизни москвичей.

В полной мере это становится понятно, после прочтения рассказа «Речной трактир», где Бунин И. А. также указывает: «Было пусто и тихо – до нового оживления к полночи, до разъезда из театров и ужинов по ресторанам, в городе и за городом1». Тем самым, Москва предстает перед нами, в определенной степени, праздным городом, жители которого проводят много времени в увеселениях и развлечениях.

Тем не менее, воспринимая рассказы Бунина И. А. как целостность, дополняющие друг друга произведения, следует сказать, что, несмотря на столь, казалось бы, отрицательную черту, как праздность, Москва все привлекательна – она не развратна в своей праздности, но по-доброму мила и обаятельна.

В данной работе неоднократно уже подчеркивалось, что описания Москвы и ее жителей у Бунина И. А. во многом отражают внутренний мир, состояние и события, происходящие с главными героями. Ярким примером тому может также послужить рассказ «Кавказ», где Москва предстает настоящей тюрьмой для главных героев, откуда они бегут в попытке обрести счастье.

Описание Москвы в рассказе вполне соответствует не только обстоятельствам его, но и состоянию героев и всячески подчеркивают их стремление убежать из города: «В Москве шли холодные дожди, похоже было на то, что лето уже прошло и не вернется, было грязно, сумрачно, улицы мокро и черно блестели раскрытыми зонтами прохожих и поднятыми, дрожащими на бегу верхами извозчичьих пролеток1».


^ 2.4.Образ Москвы в «Окаянных днях».

«Окаянные дни» - это своеобразный дневник, где отражена действительность, окружавшая писателя в его последние годы жизни на родине. Повествование в дневнике ведется от первого лица, записи датированы и идут в порядке следования, друг за другом, но иногда наблюдается довольно длительные перерывы (до месяца и более).

Стоит заметить, что «Окаянные дни» были личными записями писателя и первоначально они не предназначались для публикации. В силу этого, дневник преимущественно обращен к событиям личной и общественной жизни, имеющим особое значение для писателя.

Здесь Бунин не только наблюдатель, но и участник всех происходящих событий. Он так же мог пострадать от рук бесчинствующего народа, как и любой другой человек, он на себе почувствовал первые последствия революции (раздел имущества, запрещение пользоваться электричеством, инфляцию, безработицу, голод, разрушение исторических памятников, грабежи, пьянство, уголовщину, грязь и кровь на улицах). «В Москве жизни уже не было, хотя и шла со стороны новых властителей сумасшедшая по своей бестолковости и горячке имитация какого-то будто бы нового строя, нового чина и даже парада жизни1». В произведении преобладает ощущение нереальности, жуткости, неприятия писателем всего происходящего. В Отечестве.

«Окаянные дни» состоят из двух частей, в первой из них, московской части, среди записей преобладают описания увиденных событий: уличных происшествий, слухов, диалогов, газетных статей. Читая эти записи, создается впечатление, что писатель еще полностью не осознал всю масштабность и опасность для него лично происходящие в городе и стране события. Во второй, одесской части, автор по большей части размышляет о виденном, о снах, предчувствиях, переживаниях, что выливается в спор о судьбе России.

Говоря непосредственно о восприятии автором Москвы в этот период, а также о том образе города, который предстает перед читателями «Окаянных дней», стоит отметить, что образ этот не вполне однозначен и, в некотором роде, странен. На протяжении всех московских записей Москва предстает перед нами как несуразное сочетание старого – то, что так внезапно и бессмысленно для Ивана Алексеевича закончилось, и нового – что так бесцеремонно вторглось и разрушило прежнюю жизнь.

В начале московских записей Бунин в описании Москвы еще, можно сказать осторожен, поскольку он сам еще не вполне осознал произошедшее: «На Красной площади слепит низкое солнце, зеркальный наезженный снег…Около артиллеристского склада скрепит валенками солдат в тулупе, с лицом, точно вырубленном из дерева. Какой ненужной кажется теперь эта стража!1». Бунин говорит не только о внешних изменениях в городе, в частности, на Красной площади, но подчеркивает саму суть происходящего – нелепость охраны в сложившейся ситуации, а также отмечает несуразность самого охранника.

Далее, на протяжении всей московской части «Окаянных дней» формулировки Бунина И. А. значительно меняются, становясь более жесткими и нетерпимыми. При этом, изменение тона записей относится к самым различным темам, в них затронутых, в том числе, и теме изменения самого города. Вместе с тем, стоит отметить, что записи эти никак нельзя назвать резкими – в них сквозит, скорее, недоумение, растерянность и раздражение от невозможности что-либо изменить, а также от нелепости и абсурдности происходящего.

«С горы за Мясницкими воротами – сизая даль, груды домов, золотые маковки церквей. Ах, Москва! На площади перед вокзалом тает, вся площадь блещет золотом, зеркалами. Тяжкий и сильный вид ломовых повод с ящиками. Неужели всей этой силе и избытку конец? Множество мужиков, солдат в разных, в каких попало шинелях и с разных оружием – кто с саблей на боку, кто с винтовкой, кто с огромным револьвером у пояса…Теперь хозяева всего этого, наследники всего этого колоссального наследства они1…».

Читая «Окаянные дни» становится понятно, как с течение времени постепенно накапливалось в писателе чувство неизбежного, но он еще до конца не осознавал происходящего и в полной мере не понимал последствий его. Уже приняв решение о необходимости выезда из Москвы, он пишет: « «Вон из Москвы!»А жалко. Днем она теперь удивительно мерзка. Погода мокрая, все мокро, грязно, на тротуарах и мостовых ямы, ухабистый лед, про толпу же и говорить нечего. А вечером, ночью, пусто, небо от редких фонарей чернеет тускло и угрюмо. Но вот тихий переулок, совсем темный, идешь – и вдруг видишь открытые ворота, за ними, в глубине двора, прекрасный силуэт старинного дома, мягко темнеющий на ночном небе, которое тут совсем другое, чем над улицей, а перед домом столетнее дерево, черный узор его громадного раскидистого шатра2».

Таким образом, грусть и робкая надежа на возвращение былых времен в полной мере выразилась в описании Москвы. В «Окаянных днях» город предстает перед нами напуганным, недоумевающим. На протяжении текста записей мы видим, как сначала Москва еще была собой – старой Москвой, когда на фоне ее древнего великолепия «новый элемент» выглядел нелепо, неуместно. К концу же московской части старая Москва становится, скорее исключением, чем правилом – исподволь напоминая о себе через всю грязь и отталкивающую действительность происходящего.


Заключение.

Рассмотрев подробным образом не только рассказы Ивана Алексеевича Бунина в контексте указанной темы, но и его биографию, проследив его творческий путь, можно сделать ряд немаловажных выводов.

Прежде всего, следует отметить, что его отношение к Москве и России в целом формировалось под влиянием целого ряда самых различных факторов его биографии. Вообще, все его творчество было в какой-то степени автобиографично и основывалось на его жизненных принципах и опыте.

Говоря об особенности бунинского изображения Москвы начала XX века, следует отметить, что фактически он не менялся в его рассказах с течением времени, а лишь дополнялся и оттачивался в каждом рассказе Бунина.

Подобное положение вещей связано с жизненными установками писателя. Здесь стоит еще раз подчеркнуть огромную любовь его в России и Москве, а также глубочайшую неприязнь к новой, большевистской власти и революции. В этом смысле весьма показательным является образ Москвы, представленный Буниным И. А. в «Окаянных днях», где перед читателями возникает «растрепанный» город – еще не вполне освободившийся от былого величия, пафоса и размаха, с трудом привыкающего к новым условиям.

В «Окаянных днях» Москва неприветлива, более – мрачна и неприглядна. Но сквозь эту «наросшую» грязь постоянно проглядывают следы былого, того, что так любил Иван Алексеевич.

По всей вероятности, именно из-за этого, из-за безграничной своей преданности старой России и Москве, в последующие годы эмиграции писатель в своих многочисленных рассказах писал образ Москвы по памяти – по тому, как ее помнил в дореволюционный период. Бунин не хоте вспоминать и описывать тот ужас и анархию, которая царила в Москве перед его отъездом из России.

В рассказах Бунина И. А. Москва – это волшебное место, притягивающее к себе, это загадочный и манящий к себе людей со всего мира город. Душа этого города непостижима, как и душа женщины – ее можно лишь полюбить, но невозможно понять до конца. Она соткана из противоречий, ярка и выразительна, забавна и надменна, приветлива и жестока, разнообразна и постоянна. В этой противоречивости и наличии зачастую противоположных качеств в духе Москвы и кроется, отчасти, ее секрет.

Бунин И. А., говоря о невозможности разгадать Москву, сотканную из противоречий и загадок, он все же дает некоторое объяснение своему трепетному отношению к этому городу. Секрет Москвы и ее притяжения кроется, в первую очередь, в ее эклектичности, сочетании восточного и западного начал. В этом смысле Москва очень похожа на саму Россию, находящуюся на стыке Европейской и Азиатской цивилизаций.

Эти два начала, на первый взгляд, не совместимые, создают особую атмосферу в городе, придавая его облику особую таинственность и неповторимость.


Список источников и литературы:


Источники:


  1. Бунин И. А. Без роду-племени./ Бунин И. А. Рассказы. М.; Советская Россия, 1978.




  1. Бунин И. А. Дневники./Собрание сочинений в 6-ти томах. Т. VI. М.; Художественная литература, 1988.




  1. Бунин И. Жизнь Арсеньева. Собрание сочинений в 6-ти томах. Т. V., М.; Синтакс, 1994.




  1. Бунин И. А. Кавказ./ Бунин И. А. Рассказы. М.; Советская Россия, 1978.



  1. Бунин И. А. Окаянные дни./ Русские писатели-лауреаты Нобелевской премии. Иван Бунин. М.; Молодая гвардия, 1991.




  1. Бунин И. А. Ручной трактир./ Бунин И. А. Рассказы. М.; Советская Россия, 1978.




  1. Бунин И. А. Чистый понедельник./Бунин И. А. Повести и рассказы. Л.; Лениздат, 1985.




  1. Толстой А. Н. Собрание сочинений в 10-ти томах. Т. X. М.; Худ. лит.-ра, 1961.



Литература:


  1. Архангельский А. Последний классик./Русские писатели-лауреаты Нобелевской премии. Иван Бунин. М.; Молодая гвардия, 1991.




  1. Бабореко А. К. Бунин. Материалы для биографии (с 1870 по 1917). М.; Худ. Лит.-ра, 1983.




  1. Долгополов Л.К. Рассказ «Чистый понедельник» в системе творчества И. Бунина эмигрантского периода./Долгополов Л.К. На рубеже веков. О русской литературе конца ХIХ - начала ХХ веков. М.; Советский писатель, 1985.




  1. Емельянов Л. И. А. Бунин (1870-1953)./И. А. Бунин Повести и рассказы. Л.; Лениздат, 1985.




  1. Лекманов О. Флоренция в Москве («итальянские» архитектурные мотивы в «Чистом понедельнике» И. Бунина). http://www.library.ru/help/guest.php?PageNum=2438&hv=2440&lv=2431




  1. Михайлов О. Об Иване Бунине и этой книге./И. А. Бунин. Рассказы. М.; Советская Россия, 1978.




  1. Полонский В. Энциклопедия «Кругосвет»./ http://www.krugosvet.ru/articles/104/1010414/1010414a1.htm




  1. Саанякянц А. А. Об И. А. Бунине и его прозе./Бунин И. А. Рассказы. М.; Правда, 1983.




1 Бунин И. А. Без роду-племени./ Бунин И. А. Рассказы. М.; Советская Россия, 1978. Бунин И. А. Дневники./Собрание сочинений в 6-ти томах. Т. VI. М.; Художественная литература, 1988. Бунин И. Жизнь Арсеньева. Собрание сочинений в 6-ти томах. Т. V., М.; Синтакс, 1994.

1 Толстой А. Н. Собрание сочинений в 10-ти томах. Т. X. М.; Худ. лит.-ра, 1961.

2 Бунин И. А. Кавказ./ Бунин И. А. Рассказы. М.; Советская Россия, 1978. Бунин И. А. Окаянные дни./ Русские писатели-лауреаты Нобелевской премии. Иван Бунин. М.; Молодая гвардия, 1991. Бунин И. А. Ручной трактир./ Бунин И. А. Рассказы. М.; Советская Россия, 1978. Бунин И. А. Чистый понедельник./Бунин И. А. Повести и рассказы. Л.; Лениздат, 1985.

3 Лекманов О. Флоренция в Москве («итальянские» архитектурные мотивы в «Чистом понедельнике» И. Бунина). http://www.library.ru/help/guest.php?PageNum=2438&hv=2440&lv=2431

4 Саанякянц А. А. Об И. А. Бунине и его прозе./Бунин И. А. Рассказы. М.; Правда, 1983. Долгополов Л.К. Рассказ «Чистый понедельник» в системе творчества И. Бунина эмигрантского периода./Долгополов Л.К. На рубеже веков. О русской литературе конца ХIХ - начала ХХ веков. М.; Советский писатель, 1985. Емельянов Л. И. А. Бунин (1870-1953)./И. А. Бунин Повести и рассказы. Л.; Лениздат, 1985.

5 Михайлов О. Об Иване Бунине и этой книге./И. А. Бунин. Рассказы. М.; Советская Россия, 1978. Бабореко А. К. Бунин. Материалы для биографии (с 1870 по 1917). М.; Худ. Лит.-ра, 1983. Архангельский А. Последний классик./Русские писатели-лауреаты Нобелевской премии. Иван Бунин. М.; Молодая гвардия, 1991.

1 Михайлов О. Об Иване Бунине и этой книге./И. А. Бунин. Рассказы. М.; Советская Россия, 1978. С. 6-7.

2 Бунин И. А. Без роду-племени../ Бунин И. А. Рассказы. М.; Советская Россия, 1978. С. 41.

1 Архангельский А. Последний классик./Русккие писатели-лауреаты Нобелевской премии. Иван Бунин. М.; Молодая гвардия, 1991. С. 9.

1 Полонский В. Энциклопедия «Кругосвет»./ http://www.krugosvet.ru/articles/104/1010414/1010414a1.htm

1 Полонский В. Энциклопедия «Кругосвет»./ http://www.krugosvet.ru/articles/104/1010414/1010414a1.htm

2 Михайлов О. Об Иване Бунине и этой книге./И. А. Бунин. Рассказы. М.; Советская Россия, 1978. С. 10.

1 Бабореко А. К. Бунин. Материалы для биографии (с 1870 по 1917). М.; Худ. Лит.-ра, 1983. С. 218.

2 Толстой А. Н. Собрание сочинений в 10-ти томах. Т. X. М.; Худ. лит.-ра, 1961. С. 335-336.

1 Полонский В. Энциклопедия «Кругосвет»./ http://www.krugosvet.ru/articles/104/1010414/1010414a1.htm

2 Емельянов Л. И. А. Бунин (1870-1953)./И. А. Бунин Повести и рассказы.Л.; Лениздат, 1985. С. 638.

1 Полонский В. Энциклопедия «Кругосвет»./ http://www.krugosvet.ru/articles/104/1010414/1010414a1.htm

1 Полонский В. Энциклопедия «Кругосвет»./ http://www.krugosvet.ru/articles/104/1010414/1010414a1.htm

2 Бунин И. Жизнь Арсеньева. Собрание сочинений в 6-ти томах. Т. V., М.; Синтакс, 1994. С. 6.

3 Полонский В. Энциклопедия «Кругосвет»./ http://www.krugosvet.ru/articles/104/1010414/1010414a1.htm

1 Долгополов Л.К. Рассказ «Чистый понедельник» в системе творчества И. Бунина эмигрантского периода./ Долгополов Л.К. На рубеже веков. О русской литературе конца ХIХ - начала ХХ веков. М.; Советский писатель, 1985. С. 321.

2 Бунин И. А. Чистый понедельник./Бунин И. А. Повести и рассказы. Л.; Лениздат, 1985. С. 617.

3 Бунин И. А. Чистый понедельник./Бунин И. А. Повести и рассказы. Л.; Лениздат, 1985. С. 621.

1 Долгополов Л.К. Рассказ «Чистый понедельник» в системе творчества И. Бунина эмигрантского периода./ Долгополов Л.К. На рубеже веков. О русской литературе конца ХIХ - начала ХХ веков. М.; Советский писатель, 1985. С. 321-322.

1 Бунин И. А. Чистый понедельник./Бунин И. А. Повести и рассказы. Л.; Лениздат, 1985. С. 614-615.

2 Бунин И. А. Чистый понедельник./Бунин И. А. Повести и рассказы. Л.; Лениздат, 1985. С. 618.

3 Бунин И. А. Чистый понедельник./Бунин И. А. Повести и рассказы. Л.; Лениздат, 1985. С. 617.

4 Долгополов Л.К. Рассказ «Чистый понедельник» в системе творчества И. Бунина эмигрантского периода./ Долгополов Л.К. На рубеже веков. О русской литературе конца ХIХ - начала ХХ веков. М.; Советский писатель, 1985. С. 321-322.

1 Бунин И. А. Чистый понедельник./Бунин И. А. Повести и рассказы. Л.; Лениздат, 1985. С. 611.

2 Лекманов О. Флоренция в Москве («итальянские» архитектурные мотивы в «Чистом понедельнике» И. Бунина). http://www.library.ru/help/guest.php?PageNum=2438&hv=2440&lv=2431

3 Бунин И. А. Чистый понедельник./Бунин И. А. Повести и рассказы. Л.; Лениздат, 1985. С. 616.

4 Бунин И. А. Чистый понедельник./Бунин И. А. Повести и рассказы. Л.; Лениздат, 1985. С. 614.

5 Бунин И. А. Чистый понедельник./Бунин И. А. Повести и рассказы. Л.; Лениздат, 1985. С. 617.

6 Бунин И. А. Чистый понедельник./Бунин И. А. Повести и рассказы. Л.; Лениздат, 1985. С. 619.

1 Бунин И. А. Чистый понедельник./Бунин И. А. Повести и рассказы. Л.; Лениздат, 1985. С. 617.

2 Бунин И. А. Чистый понедельник./Бунин И. А. Повести и рассказы. Л.; Лениздат, 1985. С. 623.

3 Лекманов О. Флоренция в Москве («итальянские» архитектурные мотивы в «Чистом понедельнике» И. Бунина). http://www.library.ru/help/guest.php?PageNum=2438&hv=2440&lv=2431

4 Бунин И. А. Чистый понедельник./Бунин И. А. Повести и рассказы. Л.; Лениздат, 1985. С. 613-614.

1 Бунин И. А. Ручной трактир./ Бунин И. А. Рассказы. М.; Советская Россия, 1978. С. 273.

1 Бунин И. А. Кавказ./ Бунин И. А. Рассказы. М.; Советская Россия, 1978. С. 166.

1 Бунин И. А. Окаянные дни./ Русские писатели-лауреаты Нобелевской премии. Иван Бунин. М.; Молодая гвардия, 1991. С. 122.

1 Бунин И. А. Окаянные дни./ Русские писатели-лауреаты Нобелевской премии. Иван Бунин. М.; Молодая гвардия, 1991. С. 65.

1 Бунин И. А. Окаянные дни./ Русские писатели-лауреаты Нобелевской премии. Иван Бунин. М.; Молодая гвардия, 1991. С.76.

2 Бунин И. А. Окаянные дни./ Русские писатели-лауреаты Нобелевской премии. Иван Бунин. М.; Молодая гвардия, 1991. С. 84-85.




Похожие:

I. Жизненный и творческий путь И. А. Бунина iconЖизненный и творческий путь Фридерика Шопена

I. Жизненный и творческий путь И. А. Бунина iconЖизненный и творческий путь Фредерика Шопена

I. Жизненный и творческий путь И. А. Бунина iconФредерик Шопен творческий и жизненный путь

I. Жизненный и творческий путь И. А. Бунина iconЖизненный и творческий путь Антона Павловича Чехова

I. Жизненный и творческий путь И. А. Бунина iconТема : Своеобразие литературы XIX века. Жизненный и творческий путь поэтов А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова
Тема: Своеобразие литературы XIX века. Жизненный и творческий путь поэтов А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова
I. Жизненный и творческий путь И. А. Бунина iconРеферат по мировой художественной культуре на тему: «жизненный и творческий путь николая андреевича римского-корсакова»
«Мне кажется что меня зовут Модестом Петровичем». 14
I. Жизненный и творческий путь И. А. Бунина iconЮ. Лермонтова. Практическая часть
Теоретическая часть: Своеобразие литературы XIX века. Жизненный и творческий путь поэтов А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова
I. Жизненный и творческий путь И. А. Бунина iconРеферат Эволюция звезд
«умирают». Чтобы понять их жизненный путь, надо знать как они появляются. В прошлом это было загадкой, но сейчас ученые легко могут...
I. Жизненный и творческий путь И. А. Бунина iconЖизненный и творческий путь мольера
Его отец, Жан Поклен, владевший лавкой и мастерской на одной из парижских улиц, имел наследственное звание при­дворного обойщика....
I. Жизненный и творческий путь И. А. Бунина iconЖизненный путь Некрасова

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы