Р. Радуто Аспирант кафедры поуд мгимо(У) Понятие уголовного процесса в юридической литературе и его типы icon

Р. Радуто Аспирант кафедры поуд мгимо(У) Понятие уголовного процесса в юридической литературе и его типы



НазваниеР. Радуто Аспирант кафедры поуд мгимо(У) Понятие уголовного процесса в юридической литературе и его типы
Дата конвертации25.03.2013
Размер212.31 Kb.
ТипДокументы
скачать >>>

Р. Радуто

Аспирант кафедры

ПОУД МГИМО(У)

Понятие уголовного процесса в юридической литературе

и его типы

Понятие уголовный процесс в юридической науке определенно описательно, без строго выявления его признаков и особенностей. Еще хуже обстоит дело с определением типов уголовного процесса. Научная литература оперирует "формами", "типами", "историческими формами", "видами" и "моделями", среди которых фигурируют "состязательные", "розыскные", "обвинительные", "тяжебные", "инквизиционные", "следственные", "смешанные", "континентальные", "англосаксонские", "романо-германские", "охранительные" и "гражданские" и др. Все эти понятия рассматривают уголовный процесс в разных плоскостях, порой основываясь на достаточно произвольных критериях. Но главное состоит в том, что они не составляют единой системы, и в этих условиях крайне затруднительно выявление внутренних и внешних связей различных типологических единиц - типов и видов процесса, выяснение степени общности понятий и их иерархической подчиненности. Но каждая из типологических единиц существует не сама по себе, а именно во взаимосвязях с другими единицами, и только в контексте такой взаимосвязи можно наиболее полно описать ее подлинную сущность: действительные цели, позволяющие единице адаптироваться к своему социальному окружению; движущие силы, обеспечивающие целеполагание; содержание и взаимоотношение ролевых статусов (процессуальных функций субъектов), за счет чего поддерживается внутренняя координация частей и внутреннее единство; характер соотношения прав и обязанностей, посредством которого обеспечивается состояние равновесия. Вне системного подхода невозможно установить пригодность той или иной разновидности судопроизводства к конкретным условиям более общей социальной системы, а значит, правильно оценивать и прогнозировать развитие процессуальных форм. Следует иметь в виду, что со второй половины XX века, и особенно, в последние два или три десятилетия, в мире чрезвычайно остро встал вопрос о реформировании уголовной юстиции, которая во многом перестала удовлетворять требованиям общества, перешагнувшего некий исторический рубеж, который многие называют переходом к новому - постиндустриальному, или информационному - типу цивилизации. В этой связи в целом ряде стран (особенно во Франции, Великобритании, Германии, Италии, Испании, Фин-ляндии, России и др.) идут интенсивные поиски, как на теоретическом, так и практическом уровнях, моделей уголовного судопроизводства, адекватных изменившимся условиям. При этом общим для всех этих стран является стремление усилить в области уголовной юстиции защиту основных прав и свобод человека, однако пути к этому нередко видятся по-разному, в зависимости от специфики представлений правоведов, политиков и законодателей той или иной страны о ее конкретных потребностях. Некоторые государства пытаются решить эту проблему путем заимствований чужих процессуальных форм, среди которых особой популярностью пользуется английский тип судопроизводства, другие развивают в свете новых представлений собственные традиции, например, континентального права. Говорят также о формировании конвергентной общеевропейской формы уголовного процесса.

Попытка системной юридической типологии с притязанием на построение универсальной теории была предпринята в свое время на основе марксистского учения (Н.Н. Полянский, М.А. Чельцов-Бебутов, М.С. Строгович, В.П. Нажимов). При этом объявлялись имеющими значение не столько формы, сколько типы процессов как предельный уровень юридического обобщения, напрямую связанный с политэкономической категорией общественно-экономических формаций. Характеризуя сущность такого историко-материалистического подхода и его отличие от всех прочих, В.П. Нажимов пишет: "В буржуазной юридической литературе по уголовному процессу, как правило, не дается определения исторического типа уголовного процесса и даже не используется это понятие. Основное внимание уделяется историческим формам процесса: розыскной, обвинительной и смешанной. Вследствие этого указанные исторические формы уголовного процесса нередко рассматриваются и как типы, и как виды уголовного процесса. Такой формальный подход приводит к полному отрыву от исторической действительности, но зато помогает замаскировать классовую сущность уголовного процесса. Советская юридическая наука наглядно и убедительно показала, что главным и решающим понятием является исторический тип уголовного процесса. Это понятие обнажает классовый механизм уголовного процесса, прикрываемый понятием формы".

Понятие типа процесса сделалось, таким образом, неким "философским камнем" марксистской процессуальной науки, с помощью которого казалось возможным обратить в "золото" истины неупорядоченный фактический материал. Результаты, однако, оказались значительно скромнее. Понятия "рабовладельческого, феодального, буржуазного и социалистического типов" явились на редкость бесплодными, и дальше констатации их классовой сущности дело не пошло. Более того, признание за ними главенствующей роли объективно содействовало ослаблению внимания к вопросам процессуальной формы, а теория напрямую замкнулась на изучении позитивного законодательства и практики, сопровождаемого обязательной критикой "формальных буржуазных гарантий". Благодаря такому подходу вопрос об отношении российского уголовного процесса к состязательному или розыскному типам был надолго "заморожен", а формы его изучались лишь в рамках утилитарно-позитивистских толкований. В поздний советский период (конец 80-х годов) наметился отход от ортодоксальной позиции. Признавая в целом правомерность данной иерархии понятий типа и формы процесса, указывалось на самостоятельную ценность понятия процессуальной формы, которая "выступает инструментом развертывания типологической сущности процесса". С 90-х годов состязательно-розыскная проблематика начинает обсуждаться в литературе. Лейтмотивом дискуссий за редким исключением являлось убеждение в необходимости преодоления розыскных начал в российском уголовном процессе и утверждении здесь состязательности.

Авторы "Концепции уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации", напротив, полагают ввести смешанное судопроизводство "охранительного типа", не делая различий между ним и "континентальным" процессом При этом не учитываются внутренние различия и тенденции в континентальных системах, далеко не все из которых в настоящий момент могут быть определены как "охранительные", не говоря уже о том, что понятие "охранительный тип процесса" юридически недостаточно определенно. Наконец, сама Российская Конституция 1993 г., требуя осуществлять судопроизводство на основе состязательности (ст. 123), одновременно называет среди субъектов судебной власти, перечисленных в главе VII, и прокурора (ст. 129) - основного носителя функции уголовного преследования, что совершенно несовместимо с состязательным началом. Причина этого одна - отсутствие системной теории процессуальных форм, основой которой может быть только их научная типология. До сих пор остается неопределенность даже относительно признаков, отличающих состязательный процесс от розыскного, тем более что сами они отнюдь не являются застывшими категориями, постоянно развиваются и преобразуются. С тех пор как И. Планк в 1857 г. главной чертой состязательности определил пассивность суда, а розыскное начало связал с собиранием самим судом доказательств для постановления приговора, то есть с его активностью, мало что изменилось. И сейчас нередко продолжают по традиции считать, что активная роль суда - исключительный атрибут инквизиционного процесса. Однако следует иметь в виду, что судебная активность практически во всех развитых демократических странах, в том числе англосаксонских, где состязательность - почти религия, в XX в. возрастала, хотя, как правило, в специфических формах, характерных только для суда.

При этом понятие состязательного процесса толкуется в юридической литературе по-разному. Довольно часто в качестве синонима слова "состязательный" используется термин "обвинительный". Однако, как представляется, понятие состязательного процесса значительно шире, оно включает в себя ряд видов судопроизводства, в том числе и обвинительный.

Состязательный процесс - продукт идеальной типологии. Тем не менее, состязательная модель необходима практически. Известно, что чистый состязательный уголовный процесс как целостная система в реальности пока не существует, но отдельные его элементы присутствуют в рамках конкретных форм судопроизводства, совершенно реальны и подчиняются закономерностям, описываемым состязательной моделью. В современном уголовном процессе состязательные "хромосомы" имеют доминантное значение, а данная модель играет также роль эталона, своего рода политического критерия демократичности, цивилизованности и справедливости судопроизводства.

Идеальный состязательный тип уголовного процесса характеризуется следующими коренными признаками:

1. Наличием двух противоположных сторон обвинения (уголовного преследования) и защиты. Это необходимо постольку, поскольку для всякого состязания нужны, как минимум, два конкурирующих субъекта.

2. Процессуальным равноправием или равенством сторон, ибо состязание можно считать справедливым только тогда, когда противоборствующие стороны находятся примерно в одной "весовой категории", то есть обладают сравнимыми "стартовыми" возможностями для защиты своих законных интересов.

3. Наличием независимого от сторон суда, так как справедливое состязание немыслимо без нейтрального арбитра. Из тезиса о независимости суда вытекает, во-первых, что в состязательном процессе суд не может принимать на себя осуществление ни обвинительной, ни защитительной функции. Он приступает к делу лишь по обвинению, представленному уголовным преследователем, и не вправе выходить за рамки, очерченные в обвинении. Из этого, во-вторых, следует очень важный вывод: главной движущей силой состязательного процесса является не инициатива суда, а спор сторон по поводу обвинения. Nemo nisi accusatus fuerit, condemnari potets (лат.) - никто не может быть осужден без соответствующего обвинения - одно из важнейших правил состязательности, сформулированное еще Цицероном. Независимость суда, в-третьих, означает, что не только суд не вправе выполнять функции сторон, но и ни одна из сторон не может брать на себя даже малую толику судейской функции. В противном случае суд не был бы строго отделен от данной стороны, а сторона становилась сама себе судьей. Nemo unquam judicet in se (лат.) - никто не должен быть судьей в своем собственном деле) - гласит еще одна старинная заповедь состязательного процесса.

Сравнительно-исторический анализ показывает, что состязательные начала могут проявлять себя в процессе по-разному — в зависимости от внутренних условий и духовного уровня того или иного общества. Если общей предпосылкой, способствующей появлению процесса состязательного типа, является наличие определенной социальной свободы и автономии индивидов в обществе, то специальными условиями, порождающими различные виды (генетические идеальные типы) состязательного процесса, служат степени этой свободы

Обвинительный процесс является состязательным, ибо в нем участвуют стороны - обвинитель и обвиняемый, и от того, кто из них одержит верх в споре, зависит приговор суда. Однако эта победа определяется не тем, чьи свидетели были убедительнее, документы точнее, доводы весомее, а тем, соблюдены ли сторонами определенные формальные условия состязания. Последние могут иметь сакральный характер, то есть сводиться к испытанию "воли Божьей" или "попущения Божьего". Средствами для открытия этой гипотетической воли "свыше" служат различного рода ордалии (испытания обвиняемого и обвинителя огнем, водой, ядом и т.п.), судебный поединок либо присяга и поручительство. Индивидуальная свобода сторон имеет, пользуясь терминологией Гегеля, не "духовный", а "субстанциальный" характер. Закон выступает как заповедь, нечто предписанное природой, не зависящее от людей, чему субъекты полностью подчинены (по отношению к нему ведут себя в полной подчиненности).

В обществах, где сакральные средства доказывания уже не имеют прежнего веса, в обвинительном процессе следует ожидать применения светских - законодательных либо обычных - правил о силе доказательств, то есть правил, предписывающих оценивать доказательства по заранее заданным юридическим критериям, известным как система формальных доказательств. Принято считать, что формальные доказательства порождены розыскным процессом. Классический розыск (инквизиционный, следственный виды процесса) действительно известен в истории приверженностью формальной доказательственной системе. Однако сама по себе розыскная процедура не предполагает в качестве обязательного условия, что доказательства оцениваются на основе формальных критериев. Эти критерии - законное детище обвинительного процесса, которое розыскной режим не породил, а только усыновил.

Исковой, или акционарный (от лат. actio - иск, actionare - искать судебной защиты, преследовать в судебном порядке), процесс предполагает построение обвинения в виде уголовного иска. И.Я. Фойницкий высказывал соображение о целесообразности использования термина "исковой" лишь применительно к гражданскому, но не уголовному процессу. Это, однако, вступает в определенное противоречие с другой мыслью того же автора о том, что "обвинение… есть тот же иск", хотя и "публичный и индивидуальный". Последнее утверждение более справедливо. Иск есть понятие конкретно-историческое. Оно отражает определенную ступень со-циализации, на которой обществу дано решать свои наиболее острые вопро-сы путем узаконенной конфронтации заинтересованных сторон. Если обратиться к историческим и психологическим основаниям данного института, то исковой способ защиты предстает как отголосок архаического принципа талиона в его процессуальной проекции. Ответчик или обвиняемый, то есть предполагаемый "обидчик", ставится "на правеж" перед судом, превращаясь в обороняющуюся сторону и, таким образом, "меняясь местами" с потерпевшим с точностью до наоборот. Вместе с тем следует подчеркнуть объективный характер искового способа защиты прав, который, как будет показано далее, адекватен современным ему историческим условиям, более того - является для них практически единственно возможным, независимо от того, от какого нарушения - гражданского или уголовного истребуется защита.

Понятие иска имеет глубокое содержание. За ним стоит целый смысловой ряд.

1. Истец в акционарном процессе активен. Он собирает и представляет доказательства, отстаивает свою позицию в суде, словом, поддерживает обвинение, и процесс движется вперед в первую очередь его усилиями. Этим исковой процесс отличается от обвинительного, где самодеятельность стороны исчерпывается ходатайством о судебной защите. Это, конечно, не значит, что ответчик непременно должен оставаться пассивным наблюдателем действий истца, однако он все же обороняющаяся сторона.

2. Иск в качестве своей единственной и конечной цели предполагает победу в судебном споре. Сторона, которую заранее устраивает не только подтверждение, но и опровержение тезиса, в судебном дискурсе ею выдвигаемого, не есть истец, а такой процесс не является исковым. Так, в обвинительном суде стороны, обращаясь к сакральным силам, как бы заранее соглашались на их приговор, каким бы он ни оказался. Но тот процесс, в котором в ходу комбатантная фразеология ("победа - поражение", "проиграть - выиграть дело"), без сомнения исковой.

4. Иск есть право лица, его поддерживающего, а не процессуальная обязанность. Это тривиально, если истец - частное лицо. Но даже в том случае, когда иск поддерживается государственными органами, возбуждающими уголовное преследование официально, последние ответственны за поддержание иска лишь в служебном порядке. Суд не может требовать от них обвинительной активности. Не только частный, но и официальный истец вправе в любой момент отказаться от поддержания своих требований, что влечет за собой окончание процесса. Иначе говоря, иск диспозитивен.

5. Доказательства, представленные сторонами, оцениваются судом по внутреннему убеждению. В обвинительном процессе доказательства по своему содержанию не имеют логического отношения к существу дела, отчего решение, по сути, не зависит от суда - он только регистрирует итог испытаний. Напротив, в исковом процессе testes ponderantur, non nomerantur (лат.) - свидетелей взвешивают, а не считают, иначе говоря, доказательства содержательны, и потому единственный способ их оценить - прибегнуть к внутреннему убеждению судей.

6. Суд обязан приступить к производству по делу в случае предъявления надлежащего искового требования. В этом исковой порядок совпадает с обвинительным, но представляет собой противоположность розыскному, где только от суда зависит, приступать ли ему к разбирательству.

Вместе с тем уголовный иск существенно отличается от иска гражданского. И.Я. Фойницкий главное их различие по содержанию усматривал в публичном и, кроме того, индивидуальном характере обвинения, которое никогда не переходит на других лиц в порядке правопреемства. Однако уголовное обвинение может быть не только публичным, но и частным, если поддерживается частным лицом. С другой стороны, не все гражданско-исковые требования могут переходить на других лиц. Так, гражданские иски о защите личных нематериальных благ (например, иск о взыскании компенсации за моральный вред) также сугубо индивидуальны. Содержательные различия гражданского и уголовного исков скорее можно найти в особенностях предмета защиты: в первом случае это защита имущественных и связанных с ними личных неимущественных благ путем их признания или восстановления судом, во втором - защита тех же и ряда других благ и отношений путем привлечения виновных в посягательстве на них к уголовной ответственности. Отсюда вытекают и различия данных двух видов исков по форме. И.Я. Фойницкий указывает, что в отличие от гражданского иска, который неизменен, то есть не допускает изменений своего предмета в ходе судопроизводства, уголовный иск обыкновенно распадается на первоначальное и окончательное обвинение.

Частно-исковой процесс не следует путать с обвинительным, ибо между ними существует примерно такая же разница, как между молитвой о дожде и метеопрогнозом. Частно-исковой порядок обладает всеми названными только что достоинствами акционарного судопроизводства, которые отличают его от обвинительной разновидности. Мы уже говорили о том, что обвинительное судопроизводство было только первой фазой в развитии процессуальных форм состязательности, отражающей "субстанциальную свободу", первую, "природно-чувственную" стадию духовного развития индивидов, для которых недостаток сознательной духовной свободы оборачивается слепым преклонением перед велениями заповеди и обычая. Напротив, для частно-исковой разновидности процесса характерно "примирение" индивида с "природным", то есть осознание и признание им объективной реальности, что выражается в стремлении к познанию фактов такими, какие они есть, в оценке информации по внутреннему убеждению. Следовательно, частно-исковой процесс - это вторая, более высокая ступень развития состязательной идеи, чем обвинительное судопроизводство.

Если функцию обвинения начинают выполнять постоянные государственные органы (прокуратура, полиция и т.д.), наделенные для этого специальными полномочиями, то состязательный процесс становится публично-исковым. Публичное начало в деятельности государственных органов при ведении ими уголовного преследования в таком процессе означает, что они действуют, руководствуясь не своим частным усмотрением, а служебным долгом (еx officio). Официальное начало в деятельности обвинителя не препятствует состязательному построению процесса. Ведь, несмотря на то, чем руководствуется обвинитель, когда возбуждает уголовное преследование - официальным или частным принципом, стороны могут пользоваться в процессе равноценными правами, а суд быть от них независим. Будучи публичным, процесс способен оставаться исковым, если отвечает признакам акцио-нарности: активности истца-обвинителя, нацеленного на "победу" в судебном споре, диспозитивности распоряжения предметом иска-обвинения в отношениях с судом и т.д. Не случайно такой, безусловно, приверженный публичной идее процесс, как французский, исходит из концепции уголовного иска. В публично-исковом процессе официальность действий обвинителя довольно механически соединяется с традиционным, идущим еще из недр об-винительных и частно-исковых видов судопроизводства, противостоянием враждебных друг другу сторон.
^

Понятие розыскного процесса и его юридические основания


Розыскной процесс это такой порядок производства, когда функции уголовного преследования, защиты и функция принятия решений по делу - судебная, или юстиции, - сливаются в деятельности одного государственного органа. Он сам возбуждает уголовное преследование, расследует обстоятельства дела, собирает доказательства, заботится о мерах по обеспечению законных интересов лиц, участвующих в производстве, и принимает решения по делу. Поэтому самостоятельные стороны обвинения и защиты здесь не нужны. Коль скоро нет обвинителя, то не существует, как такового, обвинения и обвиняемого. Вместо них имеется объект исследования - подследственный. Орган расследования не равен подследственному, который для него не субъект правоотношений, а лишь объект управления. Из-за отсутствия сторон не имеет юридического значения и спор о предмете дела - двигателем процесса является не он, а безличная воля, веления закона. Подобный порядок не содержит достаточных гарантий для защиты интересов подследственного, так как эта задача возложена, по существу, на его процессуально-го противника - уголовного преследователя. Розыскной процесс есть применение к производству по уголовным делам административного метода правового регулирования (метода власти - подчинения).

В научной литературе выделяются следующие виды розыскного процесса:

Уголовная расправа

Уголовная расправа - первая и элементарная разновидность розыска. Судья здесь - не только орган уголовного преследования, но и орган государственного управления. Процессуальная деятельность не отделена от административной, судебная процедура неразвита. Большую роль играет усмотрение судей, формальная система доказательств отсутствует.

Расправа применяется там, где доказывание либо вообще излишне, либо потребность в нем невелика и оно вследствие этого находится в зачаточном состоянии. Из истории можно извлечь следующие его формы.

1. Общинное дознание

Чаще всего это форма суда в небольших, относительно замкнутых общинах с традиционной организацией. Типичным примером могут служить известные из истории раннеземледельческие общества, полисы-государства, непосредственно вырастающие из родоплеменного строя. Судом здесь обычно является собрание всех или некоторых членов общины (народное собрание, коллегия старейшин, жрецов и т.д.) Заседание суда происходит открыто. Преследование начинается безо всякого формального обвинения - поводом для него служит молва, донос или просто усмотрение самих судей. Обвинитель отсутствует, ибо все преступления внутри небольшого полиса практически очевидны. По той же причине, как правило, нет нужды и в доказательствах. Судопроизводство сводится к решению вопроса, какое наказание назначить виновному. Однако в спорных случаях применяются опрос подсудимого с целью получить от него признание, ордалии или показания под присягой. Характерной чертой является крайняя формальность всей процедуры, которая тесно связана с сакральными представлениями: отправлением культа и колдовством, причем соблюдению процедуры часто придается большее значение, чем самому правосудию. Формальность отличает общинное дознание от всех прочих видов уголовной расправы.

2. Вотчинный суд

Это суд землевладельца, пользующегося правом судебного иммунитета, над лично зависимым населением. Было бы не вполне точно отождествлять его с сеньориальным судом. Суд сеньора в феодальной Европе мог быть и "судом равных", где применялись состязательные обвинительные процедуры. Вотчинный суд производился не над вассалами, а над несвободными и полусвободными лицами, подвластными землевладельцу. Обвинитель отсутствовал, а процесс начинался по доносу или усмотрению судьи. Однако вотчинный суд, несмотря на отдельные эксцессы, не всегда являлся устрашающей, пыточной процедурой, как обычно полагают. По крайней мере, в Западной Европе он был неотъемлемой частью феодальной системы, где отношения сословий имели патримониальную форму, связанную с понятиями "дара - отдара", "долга", "верности", отеческо-сыновней фразеологией. Европейский феодализм возник из отношений всеобщей зависимости, и поэтому у всех субъектов феодальных отношений, включая крепостных, были не только обязанности, но и права. Регулятором их был обычай, и нарушение его как крепостным, так и феодалом рассматривалось в качестве преступления и повода для отказа в повиновении. Вотчинный процесс также не был совершенно произвольной процедурой, а следовал обычаю. Вместе с тем не следует отождествлять вотчинный процесс только с европейским феодальным судом. Система условных земельных пожалований с предоставлением их держателю судебных прерогатив в отношении податного населения была известна и на средневековом Востоке (авалаган у раджпутов в Индии, прония в Византии, хассы и зеаметы в Османской империи и т.д.). Однако восточный "вотчинный" суд лишен налета патримониальности. Все права находились здесь у держателя лена, а обязанности лежали на зависимом податном населении. Он приближается к следующей разновидности розыскного судопроизводства - уголовно-административной расправе, производной формой от которой, по сути, является восточный "вотчинный" суд. Вместе с тем следует иметь в виду, что в мусульманских странах и Южной Азии, там, где господствовало религиозное право, судебные функции зачастую находились в руках профессиональных судей - кади и общинных органов - панчаятов. В них производство велось по состязательному обвинительному сценарию либо в форме общинного дознания.

3. Уголовно-административная расправа

В отличие от сакрального общинного дознания и патримониального вотчинного суда, уголовно-административная расправа основана, как правило, на административном методе управления, предполагающем непосредственное усмотрение правоприменителя. Осуществляется в отношении всего населения гражданской или военной администрацией либо специальным полицейским органом. Типична для централизованных деспотических государств, жестких оккупационных режимов, может использоваться также в качестве средства революционного террора. Процедура произвольна и скоротечна. Доказывание обычно ограничивается допросом подсудимого и свидетелей. Таков, например, суд наместников (praesidio) римских провинций.

4. Военно-полевой суд

Это чрезвычайная судебная процедура в действующей армии, находящейся в походно-боевых условиях, когда предварительное расследование и собирание доказательств не проводятся из-за нехватки времени и опасности со стороны противника. Ее необходимо отличать от военного судопроизводства вообще, которое может иметь другие, в том числе состязательные, формы. Разбирательство в военно-полевом суде проводится судьями, часто назначаемыми ad hoc из числа офицеров, в отсутствие прокурора и защитника. Виновность подсудимого практически не доказывается. Вместо доказательств используется фактическая презумпция, связывающая виновность с некоторыми особыми обстоятельствами, такими, например, как задержание подозреваемого в тылу, отсутствие при нем оружия и даже проявление в бою малодушия другими членами того же воинского подразделения (при децимации, то есть казни одного из десяти человек

5. Ассиза (от позднелат. assisae) означает собрание, заседание. Она непосредственно примыкает к общинному дознанию, но отличается от него прежде всего тем, что в суде уже присутствует не только местный (общинный) элемент, но и представительство центральной власти. Ассиза, таким образом, является компромиссом между общинным дознанием и административной расправой. Эту разновидность уголовной расправы иногда еще называют предъявительным, или обвинительным жюри, хотя применение в данном случае слова "жюри" не совсем точно. Суть процедуры состояла в том, что "добрые мужи", представляющие общину, встречали приезжающих из центра судей и объявляли под присягой обо всех преступлениях, совершенных на территории общины и о подозреваемых в них лицах. Для этого, как и при общинном дознании, доказательства были не обязательны, достаточно было молвы. Вопрос о виновности обычно решался путем применения ордалий, но не поединка, который долго сохранялся в параллельном обвинительном суде (appeal в Англии и т.п.). Опыт использования "присяжных, говорящих истину" известен со времен Карла Великого.

^ Инквизиционный процесс

Хотя латинский термин "inquisitio" в переводе означает "исследование", а значит, этимологически близок понятию "розыск", семантически понятие "инквизиционный процесс" ассоциируется с наиболее одиозной исторической разновидностью европейского розыскного процесса XV - XVI вв., периода становления абсолютизма. Имея общий для любого розыскного порядка признак - слияние функций уголовного преследования и юстиции в единую функцию розыска, инквизиционная процедура отличается от уголовно-административной расправы. Во-первых, тем, что суд отделен от администрации, но, с другой стороны, и ответственен перед ней. Благодаря этому верховная государственная власть может публично спросить с судей за неправильные решения, сама оставаясь незапятнанной. Однако функция розыска остается недифференцированной, то есть предварительного судебного следствия еще не существует, а все вопросы решаются непосредственно в судебном разбирательстве при полном составе суда. В этом еще видна историческая связь такого процесса с обвинительным порядком. Отсюда же остатки былой открытости судопроизводства, которое хотя и не может быть названо гласным, но все-таки допускает участие частного истца (челобитчика), присутствие в судебном заседании подсудимого, а иногда наличие в составе суда народного элемента в лице заседателей-шеффенов, и непосредственность исследования доказательств. Во-вторых, инквизиционный процесс в отличие от расправы законодательно достаточно подробно урегулирован. Это качество также изначально вытекает из первого признака - отделения суда от верховной власти, которая в период исполнения судебных функций не стесняла себя никакими регламентами, но, уйдя из суда, оставила взамен инструкцию-закон. Усмотрение судьи сводится к минимуму, а его действия определяются нормативными правилами. Господствует формальная (легальная) система доказательств в ее наиболее грубом и суровом обличии, ибо за основу доказывания принимается признание подсудимого, полученное под пыткой. Это пыточное доказывание в России весьма красноречиво называли "вымучиванием".

^ Следственный процесс

Следственный процесс можно охарактеризовать как бюрократический вид розыскного судопроизводства. Рациональность, безличность, строгая регламентированность процедуры, преобладание формы над содержанием, ограниченность ответственности - все эти признаки бюрократии в полной мере присущи такому порядку производства. В нем впервые в истории уголовного процесса появляется официальное предварительное следствие как способ рационализации подготовки дел для судебного заседания (отсюда название - следственный). Предварительную подготовку дела ведет один из членов суда, выступающий при этом в роли следственного судьи. Он в качестве полномочного представителя суда выполняет все необходимые следственные действия. Ввиду этого суд в последующем заседании получает возможность разрешать дело не только без вызова свидетелей, но и в отсутствие самого подследственного. Это порождает бумажность, письменность, безличность судебной процедуры, опосредованность исследования доказательств. В то же время пытка в следственном процессе, исторически приходящемся в Европе на период просвещенного абсолютизма, упраздняется, что сильно осложняет формальное доказывание. Следственный процесс тщетно пытался закрыть эту брешь путем детальной регламентации доказательств, введения их подробнейшей классификации по юридической силе и значению. Закон и труды ученых-юристов, в которых получает развитие формальная доказательственная система, кажется, намерены охватить ее казуистическими путами все мыслимые жизненные ситуации. Можно сказать, что легальная система доказательств была для следственного процесса своего рода "магическим кристаллом", с помощью которого он пытался открыть истину правосудия. Этот вид процесса был продуктом "разумного века", верившего в возможность построения миропорядка, управляемого единственно просвещенной волей. Однако материальная истина ускользала из суда, ибо поставленная задача - a priori учесть все возможные варианты познания в такой сложной и многогранной сфере, как правосудие, была для него совершенно непосильной. Поэтому фактически вместо материальной истины следственный суд вынужден был довольствоваться истиной формальной.

^ Судебный приказ

Этот термин мы применяем для обозначения современной формы существования розыскного производства. Сфера ее применения ограничена делами о правонарушениях, не представляющих большой общественной опасности, то есть об уголовных проступках, и не охватывает производство о преступлениях. Это периферия уголовного судопроизводства, граничащая с административным процессом, поэтому применение административного метода регулирования, характерного для процедур розыскного типа, здесь может быть уместно и целесообразно. Отличительным признаком судебного приказа является его подчиненное положение по отношению к состязательности. Приговор в порядке судебного приказа сохраняет обязательную силу, как правило, лишь при согласии на то обвиняемого, в качестве добровольной альтернативы состязательному разбирательству, что является гарантией против ущемления прав личности. При отказе обвиняемого от этой процедуры применяется обычное производство. Судебный приказ - разновидность ускоренного и упрощенного, или целерантного (от лат. сelerantes - быстрый, стремительный), судопроизводства наряду с состязательными формами: непосредственным вызовом обвиняемого в суд и суммарным производством. Это наиболее простая форма, причем простота достигается именно за счет применения розыскных начал: отсутствие сторон, устности и непосредственности исследования доказательств. Сущность производства в порядке судебного приказа состоит в том, что судья по представленным материалам, без вызова сторон и свидетелей, вне судебного разбирательства рассматривает дело об уголовном правонарушении и выносит решение (приказ), который становится обязательным для исполнения лишь после того, как с ним согласится обвиняемый.




Нажми чтобы узнать.

Похожие:

Р. Радуто Аспирант кафедры поуд мгимо(У) Понятие уголовного процесса в юридической литературе и его типы iconР. Радуто аспирант кафедры правового обеспечения управленческой деятельности миу мгимо (У) развитие уголовного права и процесса в х1х веке
Кроме того, карательные меры содержались в некоторых уставах казенных управлений и промышленности таможенный, акцизный и пр. Карательные...
Р. Радуто Аспирант кафедры поуд мгимо(У) Понятие уголовного процесса в юридической литературе и его типы iconИстория права Р. Радуто аспирант кафедры правового обеспечения управленческой деятельности миу мгимо(У) Развитие уголовного права и процесса в России во второй половине XIX в
Кроме того, карательные меры содержались в некоторых уставах казенных управлений и промышленности таможенный, акцизный и пр. Карательные...
Р. Радуто Аспирант кафедры поуд мгимо(У) Понятие уголовного процесса в юридической литературе и его типы iconИстория права Р. Радуто аспирант кафедры правового обеспечения управленческой деятельности миу мгимо(У) Развитие уголовного права и процесса в России во второй половине XIX в
Кроме того, карательные меры содержались в некоторых уставах казенных управлений и промышленности таможенный, акцизный и пр. Карательные...
Р. Радуто Аспирант кафедры поуд мгимо(У) Понятие уголовного процесса в юридической литературе и его типы iconПримерные вопросы кандидатского экзамена по специальности 12. 00. 09 «Уголовный процесс, криминалистика; оперативно-розыскная деятельность»
Понятие уголовного судопроизводства (уголовного процесса) и его назначение. Соотношение уголовного процесса и оперативно-розыскной...
Р. Радуто Аспирант кафедры поуд мгимо(У) Понятие уголовного процесса в юридической литературе и его типы iconС. Серебрянников, аспирант кафедры поуд мгимо(У) Особенности гражданского процесса накануне судебной реформы 1864 года
Хiх столетия имело множество недостатков. Главнейшими из них были: медленный ход рассмотрения гражданских дел, установление различных...
Р. Радуто Аспирант кафедры поуд мгимо(У) Понятие уголовного процесса в юридической литературе и его типы iconУтверждено на заседании кафедры уголовного процесса и криминалистики
Развития кафедры уголовного процесса и криминалистики казанского (приволжского) федерального университета до 2015 года
Р. Радуто Аспирант кафедры поуд мгимо(У) Понятие уголовного процесса в юридической литературе и его типы iconВопросы для государственного экзамене по дисциплине «Уголовный процесс»
Понятие, содержание и назначение российского уголовного процесса. Стадии уголовного процесса
Р. Радуто Аспирант кафедры поуд мгимо(У) Понятие уголовного процесса в юридической литературе и его типы iconВопросы по уголовному процессу к экзамену для студентов высшего образования всех форм обучения
Типы уголовного процесса, их характеристика. Модель современного российского уголовного судопроизводства
Р. Радуто Аспирант кафедры поуд мгимо(У) Понятие уголовного процесса в юридической литературе и его типы iconТоргово-экономический университет (ргтэу) Кафедра уголовного права и процесса
Автор-составитель: Маматов В. Г., кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного права и процесса
Р. Радуто Аспирант кафедры поуд мгимо(У) Понятие уголовного процесса в юридической литературе и его типы iconКовтун Николай Николаевич профессор кафедры уголовного права и уголовного процесса «Национального исследовательского университета «Высшей школы экономики»
Специалистам, практикующим в сфере уголовного судопроизводства России, представляется, в целом известны и исходные идеи столь широко...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы