Последствия расторжения договора1 icon

Последствия расторжения договора1



НазваниеПоследствия расторжения договора1
Дата конвертации22.02.2013
Размер299.57 Kb.
ТипДокументы
скачать >>>

Последствия расторжения договора1



Проблема последствий расторжения договора.

1. Последствия расторжения договора отрегулированы в ГК РФ таким образом, что расторжение минимально влияет на отношения, существовавшие до того, как договор был расторгнут. Говорят, что договор расторгается лишь на будущее время2.

Действительно, в силу п.3 ст.453 ГК РФ при расторжении договора обязательства прекращаются лишь с момента расторжения, а до этого момента они признаются существовавшими. Это принципиально отличает последствия расторжения договора от последствий признания его недействительным – признание недействительным уничтожает обязательства с момента заключения договора3.

Соответственно этому при признании договора недействительным уничтожаются все юридические факты, обусловленные договором и все правовые последствия, вызванные наступлением этих фактов, а все полученное сторонами по недействительному договору подлежит возврату, поскольку рассматривается, как неосновательно полученное (подпункт 1 ст.1103 ГК РФ). При расторжении же договора, напротив, в силу п.4 ст.453 ГК РФ все действия, совершенные во исполнение договора до его расторжения остаются исполнением договора и после расторжения, а все исполненное – остается исполненным по договору и не подлежит возврату.

Например, передача движимой вещи продавцом покупателю во исполнение договора купли-продажи влечет по общему правилу ст.ст.223, 458 ГК РФ возникновение у покупателя права собственности на эту вещь. Из нормы п.4 ст.453 ГК РФ следует, что право собственности, возникшее вследствие исполнения договора купли-продажи до его расторжения, сохраняется у покупателя и после расторжения. Таким образом, передача вещи, совершенная во исполнение договора до его расторжения продолжает оставаться юридическим фактом и после расторжения договора и порожденные этим фактом правовые последствия с расторжением договора не исчезают.

Напрашивается общий вывод - расторжение договора кардинально отличается от признания его недействительным тем, что все юридические факты, обусловленные существованием договора до его расторжения, сохраняются и после расторжения, в том числе сохраняется и тот факт, что договор был заключен. Все правовые последствия, обусловленные этими фактами, также сохраняются, в том числе сохраняются и возникшие в тот период обязательства, так как именно их возникновение является основным правовым последствием факта заключения договора. С расторжением договора прекращается лишь возможность возникновения новых правовых последствий, обусловленных договором.

Эта интерпретация общей правовой идеи о расторжении договора лишь на будущее время в наибольшей степени сохраняет правовые последствия, возникшие из расторгнутого договора до его расторжения, т.е. эффект расторжения в наименьшей степени проявляется «в прошлом» и в наибольшей степени «в будущем».


Именно этой интерпретации следуют М.И. Брагинский и В.В. Витрянский: «…ни один из контрагентов не может требовать возвращения того, что было исполнено по обязательству до момента, когда состоялось расторжение … договора (п.4 ст.453 ГК РФ). Указанная норма позволяет сделать вывод, что за сторонами сохраняются и такие права, которые возникли у них до указанного в п.3 ст.453 ГК РФ момента. Это означает, что … покупатель, получивший проданную вещь, возвращать ее продавцу не обязан. За последним сохраняется право требовать от покупателя оплаты»4.

2. Той же интерпретации следует и отечественная правоприменительная практика, систематически утверждая, что расторжение не оказывает никакого влияния на права и обязанности, возникшие из договора до его расторжения, а лишь прекращает на будущее возникновение правовых последствий из этого договора.

В одном из дел банк и заемщик заключили договор кредитной линии, по которому заемщик получил несколько траншей кредита. Кредитная линия была обеспечена залогом. Кредитный договор был расторгнут в судебном порядке в связи с существенным нарушением его условий заемщиком и была взыскана сумма непогашенного кредита и кредитные проценты. Суд решил также обратить взыскание на предмет залога. Был принесен протест, в котором предлагалось обращение взыскания на предмет залога отменить, так как при расторжении договора вместе с основным обязательством прекратился и залог. Однако протест был отклонен с формулировкой: «расторжение такого кредитного договора означало прекращение обязательства банка по предоставлению кредита акционерному обществу на будущее. Вместе с тем, расторжение кредитного договора не прекратило основного обязательства заемщика по возврату ранее полученных кредитных средств и уплате процентов за пользование ими. Одновременно с основным обязательством заемщика продолжает действовать и обеспечивающее его обязательство - залог»5.

В другом деле договор страхования был расторгнут по соглашению сторон после того, как страховой случай наступил, но страховое возмещение еще не было выплачено. Тем не менее, страхователь обратился в суд с иском о взыскании со страховщика страхового возмещения и суд удовлетворил этот иск, указав следующее: «В данном случае соглашение о расторжении договора страхования распространяется лишь на те страховые случаи, которые могли бы возникнуть по этому договору в дальнейшем, но не освобождает страховую компанию от обязанности выплатить истцу страховое возмещение по наступившему ранее страховому случаю»6.

Еще в одном деле истец предъявил требование, основанное на договоре, а ответчик, подав самостоятельный иск о расторжении этого договора, ходатайствовал о приостановлении производства по делу до разрешения спора о расторжении. Суд отклонил это ходатайство, указав на то, что расторжение договора не оказывает никакого влияния на права и обязанности, возникшие до расторжения и поэтому решение по спору о расторжении договора никак не может повлиять на решение по спору, основанием в котором является требование, возникшее до расторжения7.

Наконец, в наиболее законченном виде рассматриваемая интерпретация идеи расторжения договора на будущее время была сформулирована в одном из дел таким образом «… при расторжении договора обязательства сторон прекращаются (п.2 ст. 453 ГК РФ). Данное правило означает невозможность возникновения в будущем обязательств на основании расторгнутого договора. В то же время названное правило не означает, что прекращаются права и обязанности, возникшие в прошлом до расторжения договора»8.

Достаточно очевидно, что этот тезис является логическим завершением идеи о том, что расторжение договора, не влияя на уже возникшие права и обязанности, лишь предотвращает возникновение правовых последствий в будущем. Однако не менее очевидно, что сама формулировка рассматриваемого тезиса, несмотря на ее концептуальную завершенность, представляет собой весьма вольное обращение с законом. Действительно, если вдуматься, то прекратиться могут только возникшие обязательства, т.е. только уже возникшие права и обязанности. Значит, провозглашается следующее – норма закона, устанавливающая прекращение возникших из договора прав и обязанностей, не влечет их прекращения!

3. Этот тезис суда еще можно было бы объяснить, если под обязательством понимать не саму совокупность уже возникших прав и обязанностей, а лишь основание их возникновения.

Очень интересно в этой связи высказывание Д.В. Новака «…договор расторгается лишь на будущее время – обязательства сторон согласно пункту 2 статьи 453 ГК РФ в этом случае прекращаются, но не аннулируются»9. Чем отличается в этом высказывании «прекращение» обязательства от его «аннулирования», какова судьба существующих прав и обязанностей, обусловленных обязательством при прекращении обязательства и при его аннулировании - автор не разъясняет. Остается лишь предположить, что при аннулировании обязательства все, существующие в момент его аннулирования и обусловленные им права и обязанности, перестают существовать, а при его прекращении – не перестают, но при прекращении обязательства прекращается возникновение новых, обусловленных им прав и обязанностей в будущем. Это, в свою очередь может означать только одно из двух:

(а) обязательство в каждый конкретный момент времени тождественно совокупности существующих в этот момент времени, обусловленных им прав и обязанностей и поэтому, прекращаясь, оно не перестает существовать, а перестает существовать только будучи аннулированным;

(б) обязательство в каждый конкретный момент времени не тождественно совокупности существующих в этот момент времени, обусловленных им прав и обязанностей.

Рассмотрим вариант (а). Если обязательство при прекращении не перестает существовать, то, как тогда могут быть интерпретированы нормы главы 26 ГК РФ? В самом деле, пусть, например, обязательство надлежащим образом исполнено. В этом случае в силу п.1 ст.408 ГК РФ оно прекращается. Вряд ли кто-то возьмется утверждать, что при этом обязательство не перестает существовать. То же самое можно сказать и относительно всех остальных норм главы 26 ГК РФ. Но, если прекращение обязательства в том смысле, которое ему придается в главе 26 ГК РФ, означает, что оно перестает существовать, то какие есть основания для того, чтобы ту же конструкцию прекращения обязательства в ст.453 ГК РФ интерпретировать по-иному?

Значит, остается рассмотреть вариант (б). В этом варианте обязательство в каждый конкретный момент времени не рассматривается, как совокупность существующих в этот момент и обусловленных им прав и обязанностей. Однако права и обязанности все же обусловлены обязательством. Следовательно, оно не может быть ничем иным, как основанием возникновения прав и обязанностей.

Основания же возникновения прав и обязанностей перечислены в ст.8 ГК РФ, перечень является исчерпывающим, и обязательства там нет. Ни одно из оснований, перечисленных в п.1 ст.8 ГК РФ не может рассматриваться, как обязательство, если, конечно, не отождествлять обязательство с договором, что было бы ошибкой в силу п.2 ст.307 ГК РФ.

Возможно, в дальнейшем Д.В. Новак по иному разъяснит, что происходит при прекращении обязательства и при его аннулировании с правами и обязанностями, обусловленными обязательством и существующими в момент его прекращения или аннулирования, но пока, руководствуясь действующим российским законодательством, сложно понять, в чем здесь отличие.

Таким образом, рассматриваемая интерпретация расторжения договора, все же, в действующее законодательство не очень вписывается.

4. Простой пример показывает, что эта интерпретация расторжения договора не только сомнительна с точки зрения соответствия ее закону, но при ее последовательном применении не достигается и сама цель расторжения.

Пусть договор расторгнут до наступления срока исполнения обязательств по договору и до совершения каких-либо действий по его исполнению. Следуя рассматриваемой интерпретации, мы должны были бы заключить, что, несмотря на расторжение договора, все права и обязанности сохранились и соответственно права могут быть осуществлены, а обязанности подлежат исполнению. Это, однако, явный абсурд – в чем же тогда смысл расторжения такого договора какие правовые последствия оно создает? Зачем договор расторгался и на что рассчитывали при этом стороны?

Иными словами, в такой интерпретации идеи «расторжения договора на будущее время» в максимальной степени присутствует «будущее время», но отсутствует само «расторжение», так как, будучи формально расторгнутым, фактически договор продолжает действовать, так возникшие из него как права и обязанности сохраняются.

В судебной практике мы не встречаемся с подобными случаями по вполне понятной причине. До сих пор никому не пришло в голову подать иск, основанный на договоре, расторгнутом до того, как наступили сроки исполнения обязательств, и до начала их исполнения. А если бы такой иск был предъявлен, трудно представить себе судью, который, во имя чистой идеи решился бы его удовлетворить.

5. Приведем еще одно свидетельство сомнительности рассматриваемой интерпретации.

Вспомним, что, по мнению М.И. Брагинского и В.В. Витрянского, после расторжения договора «… покупатель, получивший проданную вещь, возвращать ее продавцу не обязан. За последним сохраняется право требовать от покупателя оплаты …»10. Продолжая последовательно это рассуждение, продавец, получивший аванс за товар, не обязан возвращать его покупателю, а покупатель, оплативший товар авансом, но не получивший его до расторжения договора должен иметь право потребовать передачи ему товара даже и после расторжения договора.

Однако Президиум ВАС РФ сделал иной вывод. Заказчик, оплатив аванс, расторг в одностороннем порядке договор об оказании экспедиторских услуг и требовал возврата аванса, как неосновательного обогащения. Суд поддержал его в этом, указав, что «Основания для удержания перечисленных клиентом денежных средств отпали при расторжении договора, поскольку в связи с этим прекратилась обязанность экспедитора по оказанию услуг»11 и аванс превратился в неосновательное обогащение. «При расторжении договора сторона не лишена права истребовать ранее исполненное, если другая сторона неосновательно обогатилась»12.

Здесь, как мы видим, суд считает прекращенными права и обязанности, возникшие в прошлом, до расторжения договора и именно это обстоятельство положено судом в основание решения.

Аналогично М.И. Брагинский и В.В. Витрянский пишут «…применение п.4 ст.453 ГК РФ не исключает … действия общих норм, посвященных обязательствам вследствие неосновательного обогащения. В специальной отсылке к этим нормам в ст.453 ГК РФ нет необходимости, поскольку правила гл.60 … носят … общий (генеральный) характер»13.

Легко видеть противоречие в позициях, как суда, так и уважаемых ученых. Во всех рассмотренных случаях речь идет о встречных предоставлениях. Если одна сторона по взаимно обязывающему договору исполнила свое обязательство, сохраняется ли обязанность другой стороны по встречному предоставлению, если до ее исполнения договор был расторгнут? Если исходить из того, что права и обязанности, возникшие до расторжения, сохранились, то не может идти речи о неосновательном обогащении стороны, получившей исполненное, так как основание удержания исполненного не отпало. Им являлась и является сохранившаяся обязанность по встречному предоставлению. Если же мы имеем дело с неосновательным обогащением, то оно могло возникнуть лишь с отпадением основания для удержания исполненного, т.е. с прекращением обязанности по встречному предоставлению.

Р.С. Бевзенко также указывает, что превращение исполненного по договору при его расторжении в неосновательно полученное плохо соответствует как п.4 ст.453 ГК РФ, так и идее расторжения договора лишь на будущее время14. Действительно, превращение исполненного в неосновательно полученное означало бы прямое влияние расторжения на прошлое, и расторжение договора очень напоминало бы признание договора недействительным.

Аналогично и М.А. Смирнова пишет, что «признание в судебной практике обратного действия договора и вытекающего отсюда права на иск из неосновательного обогащения не согласуется с положениями ГК РФ о том, что исполненное по договору не подлежит возврату»15.

М.А. Смирнова сделала свой вывод, рассматривая ситуацию, когда договор расторгается после получения продавцом от покупателя цены товара, но до передачи товара покупателю. Д.В. Новак, анализируя ее аргументацию, указывает на отсутствие здесь того противоречия, о котором говорит М.А. Смирнова. Поскольку основанием для удержания продавцом покупной цены являлось предоставление им покупателю за эту цену товара в собственность16, а договор расторгнут, то «имеет место недостаток основания для удержания продавцом, сохранившим право собственности на товар полученной покупной цены, и возникшее у него в результате этого обогащение подлежит возврату» – пишет Д.В. Новак17.

Действительно, договорное основание удержания покупной цены с расторжением договора у продавца исчезает, но появляется законное основание – п.4 ст.453 ГК – о котором Д.В. Новак почему-то забывает. Об этом и говорят М.А. Смирнова и Р.С. Бевзенко, как о противоречии между п.4 ст.453 ГК и судебной практикой предъявления требований из неосновательного обогащения при расторжении договора, исполненного лишь одной из сторон.

Из приведенных рассуждений видно, во-первых, что и сохранение за одной из сторон прав и обязанностей, возникших до расторжения и применение норм о неосновательном обогащении при расторжении договора, исполненного лишь одной из сторон, плохо соответствует закону.

Во-вторых, идея сохранения прав и обязанностей, возникших до расторжения договора, и возможность применения в рассматриваемых отношениях норм о неосновательном обогащении вступают друг с другом в противоречие. То обстоятельство, что и в практике и в литературе мы встречаемся одновременно с обоими подходами, говорит, прежде всего, о недостаточной проработанности вопроса о последствиях расторжения договора.

^ Последствия расторжения договора и возмездно-эквивалентный характер гражданских отношений.

6. Нормы ст.453 ГК РФ подсказывают несколько иную интерпретацию последствий расторжения договора, также реализующую идею его прекращения лишь на будущее время, но свободную от всех перечисленных выше недостатков, а именно:

(а) все исполненное по договору до его расторжения остается исполненным и после расторжения и сохраняются все правовые последствия, порожденные этим исполнением, в том числе, исполненное не может рассматриваться, как неосновательное обогащение и не подлежит возврату (п.4 ст.453 ГК РФ);

(б) расторжение уничтожает все то, что до расторжения еще не исполнено, а лишь должно быть исполнено, т.е. все обязательства и составляющие их права и обязанности, возникшие до расторжения, прекращаются, т.е. перестают существовать (п.2 ст.453 ГК РФ).

Как мы видим, при такой интерпретации речь также идет о расторжении договора только на будущее время, но при этом сохраняются не все правовые последствия, возникшие до расторжения, а лишь порожденные исполнением того, что должно было быть исполнено и фактически было исполнено. А то, что еще не исполнено, но уже возникло, как долженствование, как то, что еще только должно быть исполнено в будущем уничтожается.

Важным в этой интерпретации является и то, что полученное во исполнение договора не становится неосновательным обогащением. Иначе терялся бы смысл расторжения договора лишь на будущее, и последствия расторжения распространялись бы в прошлое, делая неосновательным то, что при совершении таковым не было.

Ясно, что такая интерпретация в гораздо большей степени соответствует буквальному смыслу норм ст.453 ГК РФ и не требует, по меткому выражению Л. Дюги, «ученого и тонкого толкования», при котором нормам «придаются такой смысл и значение, о каких и не думал законодатель»18.

Почему же, тем не менее, практика и многие исследователи19 восприняли не эту, простую и непротиворечивую интерпретацию, а сложную и противоречивую? Ответ на этот вопрос можно получить, если вернуться к содержанию всех рассмотренных выше примеров.

Как уже было сказано, ни в одном судебном деле не идет речи о расторжении договора, к исполнению которого стороны еще не приступили и вряд ли можно ожидать возникновения такого спора. Напротив, все споры связаны с тем, что до расторжения договора одна из сторон свои обязательства исполнила (полностью или в части), а вторая – нет, и суды решают проблему справедливой компенсации. Если справедливая компенсация может быть обеспечена путем принуждения к встречному предоставлению, суд указывает на то, что договор расторгается лишь на будущее и поэтому неисполненное обязательство не прекращено. Если же в силу самого характера сложившихся взаимоотношений и поданного иска, к встречному предоставлению невозможно принудить, суд, ссылается на то, что обязательства прекращены, отпало основание для удержания исполненного и оно должно быть возвращено, как неосновательное обогащение. Иными словами, суды во всех случаях эффективно решают задачу присуждения справедливой компенсации стороне, исполнившей договор.

Приведенная в начале этого раздела интерпретация последствий расторжения договора не решает проблему справедливой компенсации, напротив, формально она допускает при расторжении договора возможность получения выгоды одной из сторон без соответствующего вознаграждения другой. Поэтому, несмотря на простоту и близость к тексту норм, эта интерпретация не используется на практике. Используется же интерпретация, позволяющая эффективно обеспечить справедливую компенсацию исполнившей стороне, несмотря на ее сложность, противоречивость и сомнительное соответствие текстам норм.

7. Можно привести пример еще одного дела, в котором суд, не имея возможности обеспечить справедливую компенсацию путем присуждения к исполнению, признал недействительным само расторжение договора, несмотря на то, что и законом и договором возможность такого расторжения была предусмотрена. Стороны заключили договор купли-продажи акций с условием о возможности одностороннего отказа от его исполнения после передачи продавцом покупателю всех акций и уплаты покупателем половины их цены. Но по иску продавца условие об одностороннем отказе было признано недействительным со ссылкой на то, что оно лишало покупателя права на получение полной цены акций, несмотря прямо записанное в п.3 ст.450 ГК РФ право сторон предусматривать в договоре условие о возможности одностороннего отказа от его исполнения20.

Этот пример не имеет непосредственного отношения к вопросу о последствиях расторжения договора, но показывает, что рассматриваемая проблема глубже, чем только вопрос о последствиях расторжения. Это проблема возмездности и эквивалентности в гражданских отношениях.

Общеизвестно, что гражданские отношения носят возмездно-эквивалентный характер и суды часто основывают свои решения непосредственно на этом принципе21. Однако, как принципы, возмездность и эквивалентность все же не универсальны. Сопоставляя возмездность и эквивалентность с такими основополагающими принципами гражданского права, как законность и автономия воли, можно сказать, что они образуют иерархию: законность  автономия воли  возмездность  эквивалентность. Закон ограничивает автономную волю участников оборота (п.1 ст.422 ГК РФ), воля участников регулирует возмездность (п.3 ст.423 ГК РФ), а эквивалентность есть частный случай возмездности. Иными словами, ГК РФ ставит возмездность и эквивалентность в зависимость от правомерной воли участников оборота.

Тем не менее, все рассмотренные выше примеры свидетельствуют о том, что суды пытаются путем сложного и достаточно противоречивого толкования норм обеспечить возмездность и эквивалентность, иногда, по существу, против воли сторон, во всяком случае, при расторжении договора. Более того, нельзя сказать, что используемые судебные толкования соответствуют закону в его буквальном прочтении.

Посмотрим, как относятся иные правопорядки к обеспечению возмездности и эквивалентности при расторжении договора.

^ Возмездность и эквивалентность при расторжении договора в иностранных правопорядках.

8. Римское право.

В римском праве не было общих правил, регулирующих расторжение договоров. Тем не менее, договор купли-продажи мог быть расторгнут уже после передачи продавцом вещи покупателю и при этом судьба вещи, переданной во исполнение договора до его расторжения, решалась в разные периоды времени по-разному.

В классическую эпоху расторжение договора купли-продажи приравнивалось к его недействительности со всеми вытекающими последствиями – реституцией и возмещением полученных доходов, т.е. расторжение воздействовало на прошлое или, по выражению Д.В. Дождева, было в этот период «ретроактивным»22.

В постклассическую эпоху после расторжения договора с покупателя можно было потребовать цену переданной вещи, но вернуть вещь уже было нельзя, так как правовые последствия передачи вещи с расторжением договора не исчезали – договор расторгался лишь на будущее. Сохранялась и обязанность платить23, т.е. по существу, если вещь передавалась во исполнение договора, расторгнуть его после этого в полном смысле этого слова было невозможно.

В дальнейшем модель договора купли-продажи была изменена таким образом, что собственность переходила к покупателю лишь при уплате цены, т.е. при неуплате цены покупателем переданная продавцом вещь могла быть истребована от покупателя, а при уплате цены, но отказе продавца передать вещь – от продавца и справедливая компенсация при расторжении такого договора обеспечивалась автоматически24.

Договоры с длящимся исполнением, например, договоры аренды, могли быть расторгнуты только в том случае, если фактически предоставленное сторонами друг другу к моменту расторжения соответствовало друг другу. Например, уплата арендатором арендной платы вперед обязывало арендодателя соблюдать контракт в течение того периода, за который была внесена плата и наоборот25.

Таким образом, римское право строго следовало принципу эквивалентности встречных предоставлений, в том числе и при расторжении договора. Иногда это достигалось распространением эффекта расторжения в прошлое иногда нет, иногда само расторжение не допускалось, но принцип соблюдался всегда.

9. ^ Французское право.

Регулирование последствий расторжения договора во Французском гражданском кодексе (ФГК)26 весьма невнятно. Судебная практика восполнила этот пробел и французские суды распространили действие единственной посвященной этому вопросу ст.1183 ФГК на большинство случаев расторжения договоров27. Буквальным же смыслом этой статьи является реституция.

Однако реституция не применяется в отношении договоров с длящимся исполнением «ибо нельзя сделать не бывшими имевшие место факты, например, факт осуществлявшегося нанимателем пользования нанятым помещением»28. В этом случае договор расторгается лишь на будущее время, а оплата за пользование нанятым помещением взыскивается до момента расторжения.

Таким образом, и во Франции возмездность и эквивалентность в большинстве случаев обеспечиваются путем реституции, т.е. распространения действия расторжения в прошлое. Только в случае договоров с длящимся исполнением расторжение не влияет на прошлое, но справедливая компенсация, тем не менее, обеспечивается.

10. ^ Немецкое право.

В немецком праве ситуация с последствиями расторжения договора совершенно аналогична французскому, за исключением того, что регулирование этих последствий значительно более определенно.

В соответствии со § 346 Германского гражданского уложения (ГГУ)29 расторжение влечет полную реституцию, но для договоров с длящимся исполнением реституция не применяется и расторжение действует только на будущее время и при сбалансированности обоюдных интересов. Т.е. оплата полученного до момента расторжения по длящемуся обязательству должна быть произведена30.

В § 397 ГГУ предусмотрено специальное соглашение, ликвидирующее договор, аналогичное прощению долга в соответствии со ст.415 ГК РФ, не влекущее ни реституции, ни иных мер по справедливой компенсации. Это, однако, именно специальное соглашение об освобождении от обязательства, но не соглашение о расторжении договора, как об этом пишет С.А. Соменков31.

11. ^ Английское общее право.

В английском общем праве, как известно, действует строгая доктрина встречных удовлетворений, которая применяется, как к заключению договора, так и к его расторжению32. Поэтому расторжение договора и прекращение в связи с этим обязательств одной из сторон, недействительно, если не обеспечивается соответствующее встречное удовлетворение. Соответственно при расторжении договора по воле обеих или одной из сторон договор может быть расторгнут лишь на будущее время, но встречное удовлетворение должно обеспечиваться, иначе договор не признается расторгнутым.

Однако в случае расторжения договора вследствие его нарушения английские суды признают за исправной стороной право на реституцию, а за неисправной стороной – не признают даже и в том случае, если она частично исполнила свои обязательства по договору33.

Несколько по-иному решается в Англии вопрос о расторжении договора в связи с, так называемой, тщетностью (frustration) – наиболее близким к этому является наше существенное изменение обстоятельств34. В этом вопросе до середины прошлого века в английском праве не было единства взглядов. В 1904 г. в деле Chandler v. Webster ответчик предоставил истцу комнату для наблюдения за коронацией, а истец уплатил за это £ 100. Коронацию отменили и договор был расторгнут вследствие тщетности, но истец не смог взыскать свои £ 100, так как договор был расторгнут лишь на будущее35.

Однако в 1943 г. в деле Fibrosa Spolka Akcyjna v. Fairbairn Lawson Combe Barbour Ltd. истец оплатил £ 1000 авансом за поставку оборудования в Польшу, но в 1939 г. Германия захватила Польшу и договор был расторгнут вследствие тщетности. Следуя прецеденту Chandler v. Webster в данном случае сумма не должна была быть возвращена истцу, однако Палата Лордов сослалась на отсутствие встречного удовлетворения и указала, что истец может истребовать деньги, которые он уплатил во исполнение договора36.

В дальнейшем был принят закон о тщетных договорах Law Reform (Frustrated Contracts) Act, в котором в качестве последствий тщетности предусматривается реституция, однако этот закон не применяется к той части договора, которая была взаимно исполнена сторонами, т.е. реституция является не полной, и некоторые правовые последствия действия договора сохраняются.

В Англии возможно освобождение от обязательств составлением специального документа за печатью, но этот способ также как и предусмотренный в § 397 ГГУ и в ст.415 ГК РФ является скорее прощением долга, чем соглашением о расторжении договора в обычном его понимании.

В общем праве, таким образом, реституция является не столь универсальным последствием расторжения договора, как на континенте. К сохранению последствий действия договора после его расторжения общее право относится с гораздо большим пиететом и даже одно время допускало во имя сохранения этих последствий отступление от возмездности и эквивалентности. Однако необходимость обеспечить встречное удовлетворение и при расторжении договора все же взяла вверх.

12. ^ Право США.

В праве США общая доктрина последствий расторжения договоров имеется только в отношении тщетности. В этой части она полностью аналогична английскому общему праву37, т.е. применяется неполная реституция, а именно, реституция не применяется к той части договора, которая была взаимно исполнена сторонами.

Однако для отдельных видов договоров имеются нормы, регулирующие последствия расторжения способом совершенно отличным от реституции. Единообразный торговый кодекс США (ЕТК)38 полностью лишает расторжение таких договоров, как купля-продажа и аренда влияния на факты, произошедшие до расторжения.

В соответствии с п.п.3, 4 ст.2.106 ЕТК для купли-продажи и п.п.1, 2 ст.2А-505 для аренды «стороны освобождаются от всех обязательств, которые еще не были выполнены, но при этом сохраняют все права, вытекающие из предшествующего неисполнения или исполнения договора».

Эти нормы очень похожи на п.п.2, 4 ст.453 ГК РФ, однако доктрина встречных удовлетворений, действующая в США, как и в Англии, препятствует расторжению договоров, если до расторжения одна из сторон исполнила договор полностью или в части, а обязательство второй стороны прекращается без встречного удовлетворения.

Таким образом, в праве США в отличие от континентального права, расторжение договоров в основном ориентировано на будущее время, но возмездность и эквивалентность в этих случаях обеспечиваются просто тем, что договор не признается расторгнутым, если при этом не обеспечена справедливая компенсация стороне исполнившей договор до его расторжения.

13. ^ Международное частное право.

В международном частном праве в качестве последствий расторжения договоров применяется, как реституция, так и сохранение правовых последствий, возникших до расторжения.

В ст.81 Конвенции ООН «О международной купле-продаже товаров» (Вена, 1980) предусматривается реституция в качестве общего последствия расторжения. Аналогично и в ст.7.3.6 Принципов международных коммерческих договоров (УНИДРУА)39 предусмотрена реституция, но для договоров с длящимся исполнением реституция исполненного до расторжения не применяется. Т.е. и Венская конвенция и Принципы УНИДРУА регулируют последствия расторжения аналогично тому, как это делается в континентальных правопорядках.

Напротив, в ст.9.305 Принципов Европейского договорного права40 приведена формулировка, практически полностью повторяющая формулировки из ЕТК – расторжение договора освобождает обе стороны от их обязательств совершать и получать будущее исполнение, но не влияет на права и обязанности, возникшие до момента расторжения договора. При этом ст.ст.9.306, 9.307, 9.308 и 9.309 обеспечивают возмездность и эквивалентность, предоставляя стороне, исполнившей договор до его расторжения полностью или в части и не получившей справедливой компенсации за исполненное, получить ее после расторжения.

Таким образом, и в международном частном праве возмездность и эквивалентность при расторжении договора всегда обеспечиваются, несмотря на то, что последствия расторжения могут быть разными.

^ Промежуточные выводы.

14. Таким образом, мы видим, что все рассмотренные иностранные правопорядки, международные правовые акты и обычаи позитивно регулируют последствия расторжения договора так, чтобы в случае исполнения договора одной из сторон до его расторжения другой стороне обеспечивалась бы справедливая компенсация.

В некоторых случаях такая компенсация обеспечивается путем реституции, т.е. эффект расторжения договора распространяется на прошлое и при этом расторжение становится похожим на признание договора недействительным. Отличие же расторжения договора от признания его недействительным проявляется не в последствиях, а в основаниях, по которым оно производится. Договор признается недействительным по основаниям, возникшим до его заключения, а расторгается – по основаниям, возникшим после заключения.

В других случаях правопорядок пытается более или менее последовательно провести в жизнь идею расторжения договора лишь на будущее время и реституция не применяется или применяется в ограниченной степени. Но и в этом случае правопорядок заботится о справедливой компенсации одним из двух способов - либо, как в англо-американском праве, договор не признается расторгнутым, если компенсация не обеспечена либо, как в Принципах Европейского договорного права, компенсация обеспечивается путем прямого указания на это в нормах. В определенном периоде своего существования английское общее право такой компенсации не предоставляло, но в дальнейшем принцип возмездности и эквивалентности все же победил.

В ГК РФ идея расторжения договора лишь на будущее время проведена достаточно последовательно. Во многом нормы ст.453 ГК РФ аналогичны соответствующим нормам ЕТК и Европейских принципов. Однако в отечественном законодательстве и доктрине отсутствует такое строгое требование встречного предоставления, какое имеется в доктрине англо-американского общего права. Отсутствуют и нормы, которые обеспечивали бы возмездность и эквивалентность при расторжении, как в Европейских принципах. Поэтому при расторжении договора сторона, исполнившая его до расторжения может оказаться лишенной справедливой компенсации за исполненное41.

Понятно теперь почему отечественные суды действуют именно так, как было показано в начале этой работы. Поскольку общепринятым является обеспечение стороне, исполнившей договор, справедливой компенсации при расторжении договора, а нормы ст.453 ГК РФ ее не обеспечивают, суды пытаются решить этот вопрос путем толкования норм, не слишком заботясь о соответствии этого толкования буквальному содержанию их текстов.

С подобными методами судебного толкования, конечно, трудно согласиться, так как в погоне за обеспечением одного из важных принципов гражданского права они, по существу, искажают смысл норм, но понимать побудительные мотивы судебных решений необходимо.

Неудивительно также и то, что практически все авторы стремятся обеспечить возмездность и эквивалентность при расторжении договора, используя требования из неосновательного обогащения42, которые по своему содержанию очень напоминают реституционные.

Наиболее последовательно это сделал Р.С. Бевзенко. Видя противоречие между нормами ст.453 ГК РФ и возможностью применения к расторжению договора норм о неосновательном обогащении, он предложил исключить норму п.4 ст.453 ГК РФ и изменить текст ст.1103 ГК РФ, включив в него возможность применения этой статьи и к расторжению договоров43.

Такое предложение также представляется не слишком удачным, так как при его реализации приходится, по существу, отойти от основной идеи законодателя, заложенной в нормах ст.453 ГК РФ и распространить эффект расторжения договора в прошлое, тогда как законодатель совершенно явно стремится к иному.

Имеется, тем не менее, способ разрешить вопрос о справедливой компенсации, не искажая смысла норм и сохраняя в полном объеме идею расторжения договора лишь на будущее время. Для этого достаточно допустить взыскание убытков, вызванных расторжением договора не только для случая его существенного нарушения (п.5 ст.453 ГК РФ), но и вообще во всех случаях расторжения. Само же обязательство по встречному предоставлению к исполненному следует признавать прекратившимся, так как иначе, как уже было сказано, теряется весь смысл расторжения. Это, конечно, потребует внесения изменения в п.5 ст.453 ГК РФ, но идейно не столь кардинальных, как предлагает Р.С. Бевзенко.

^ Последствия нарушения договора до его расторжения.

15. Имеется еще одна не рассмотренная проблема, связанная с последствиями расторжения договора. Это вопрос об ответственности за неисполнение, ненадлежащее исполнение обязательств, имевшее место до расторжения.

Предположим, срок исполнения денежного обязательства наступил до расторжения договора и оно не было исполнено в срок. Как мы знаем, на сумму долга подлежат начислению проценты по ст.395 ГК РФ. Сохраняются ли начисленные проценты с момента нарушения до момента расторжения44, сохраняется ли обязанность платить неустойку, возмещать убытки, вызванные нарушением договора?

На этот вопрос нормы ГК РФ прямого ответа не дают, в отличие, например, от ЕТК, где сказано, что стороны «… сохраняют все права, вытекающие из предшествующего неисполнения или исполнения договора».

В Германии также очень просто решается этот вопрос. Поскольку основанием возникновения обязательства по уплате неустойки, процентов, возмещению убытков по германскому гражданскому праву является не договор, а факт неисполнения обязанности45, то и расторжение договора никак не может повлечь прекращение указанных обязательств.

В ГК РФ нет ни соответствующих норм, ни устоявшейся доктрины, из которой однозначно следовало бы, что проценты по ст.395 ГК РФ, неустойка, убытки – это самостоятельные обязательства, обусловленные не договором, а фактом его нарушения, который не уничтожается с расторжением договора. Хотя на взгляд авторов этой работы, следовало бы именно так подходить к этому вопросу.

Таким образом, если признать, что основанием возникновения обязательств по уплате процентов, неустойки, возмещению убытков, вызванных нарушением договора, является не договор, а сам факт его нарушения, то проблема с последствиями нарушения договора до его расторжения решается легко. Факт нарушения договора, имевший место до его расторжения не исчезает с расторжением договора, так как договор расторгается лишь на будущее, а значит, сохраняются и обязанности, основанием возникновения которых является этот факт.

^ Итоговые выводы и предложения по возможному решению рассмотренной проблемы.

16. Из всего сказанного можно заключить следующее. Законодателю обязательно нужно вернуться к формулировкам норм ст.453 ГК РФ – они недостаточно ясно выражают его волю. Прежде всего, в норме п.2 ст.453 ГК РФ следует более определенно указать на прекращение прав и обязанностей, например, так «При расторжении договора прекращаются все права и обязанности сторон, возникшие до его расторжения», поскольку использованная в этой норме конструкция «обязательства прекращаются», допускает, как мы видим, противоположное толкование.

Кроме того, необходимо определиться с тем, должна ли все же нормативно обеспечиваться возмездность и эквивалентность при расторжении договора на тот случай, если ни стороны, ни суд, расторгая договор, об этом не позаботились?

Если будет решено, что не следует законодательно обеспечивать справедливую компенсацию в общем случае, то необходимо дополнить норму п.4 ст.453 ГК РФ, подчеркнув в ней, что все исполненное по договору не является неосновательным обогащением и не подлежит возврату.

Если же законодатель решит, что российскому правопорядку не следует так уж сильно выделяться из всех остальных, то нужно либо последовать совету Р.С. Бевзенко и исключить п.4 ст.453 ГК РФ с одновременной корректировкой ст.1103 ГК РФ либо откорректировать п.5 ст.453 ГК РФ так, чтобы убытки, вызванные расторжением договора, взыскивались всегда. Причем, в первом случае придется отступить от последовательного проведения идеи расторжения договора лишь на будущее.

Помимо этого, очевидно, что судьба ответственности за нарушение договора, совершенное до его расторжения должна быть нормативно отрегулирована. Модель для этого уже есть в п.4 ст.425 ГК РФ. Поэтому проще всего откорректировать эту норму, указав в ней, что от ответственности за нарушение договора не освобождает не только окончание срока действия договора, но и вообще любое его прекращение.

Но корректировка ГК РФ – дело не быстрое. До тех пор, пока все эти корректировки не внесены, сторонам следует очень внимательно относиться к вопросу о взаимных компенсациях при расторжении договора, в особенности, когда такое расторжение происходит по воле сторон, а не по решению суда. Если стороны не хотят произвольного вмешательства суда в их отношения следует либо недвусмысленно обеспечивать каждой из сторон встречное предоставление к исполненному либо столь же недвусмысленно прощать долги. Естественно, при этом нужно помнить о п.5 ст.575 ГК РФ, регулирующем ограничения дарения.


1 Настоящая работа выполнена при информационной поддержке ЗАО «Консультант Плюс». Все ссылки на опубликованную практику даются по Справочно-поисковой системе «Консультант Плюс» (далее СПС «Конс+»).

2 Соменков С.А. Расторжение договора по гражданскому законодательству Российской Федерации: Дисс. … канд. юрид. наук., М., 2002, с.32.

3 Единственное исключение из этого правила предусмотрено в п.3 ст.167 ГК РФ, в силу которого суд, исходя из содержания оспоримой сделки, может прекратить ее действие на будущее время.

4 Брагинский М.И. Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. – М., 1999, с.439.

5 Постановление Президиума ВАС РФ от 21.05.96 № 6278/95 // Вестник ВАС РФ № 9, 1996.

6 Постановление ФАС МО № КГ-А40/3350-99 от 19.10.99 // СПС Конс+.

7 Дело Арбитражного суда г. Москвы № А40-35615/03-49-334. Из практики одного из авторов. Не опубликовано.

8 Постановление ФАС МО № КГ-А40/5056-03 от 29.07.2003 // СПС «Конс+».

9 Новак Д.В. Кауза имущественного предоставления и ее значение в обязательствах из неосновательного обогащения // Вестник ВАС РФ, 2004, № 3, с.170.

10 Брагинский М.И. Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. – М., 1999, с.439.

11 п.1 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении / Информационное письмо Президиума ВАС РФ № 49 от 11.01.2000 // Вестник ВАС РФ, 2000, № 3.

12 Там же.

13 Брагинский М.И. Витрянский В.В. Указ. соч., с.439.

14 Бевзенко Р.С. О последствиях расторжения договора // Электронный ресурс // http://www.yurclub.ru/docs/civil/article48.html.

15 Смирнова М.А. Оговорка о сохранении права собственности за продавцом по российскому законодательству // В кн.: Некоторые вопросы договорного права России и зарубежных стран – М., 2003, с.15.

16 Заметим, попутно, что авторы настоящей работы полностью солидарны с Д.В. Новаком в его концепции цели имущественного предоставления, как договорного основания для получения или сбережения имущества.

17 Новак Д.В. Указ. соч. с.169.

18 Дюги Л. Общие преобразования гражданского права со времен кодекса Наполеона – М., 1919, с.10

19 В дополнение к уже упоминавшимся авторам укажем еще на работу М.С. Каменецкой Права и обязанности участников договора при его расторжении // Законодательство, 2004, №1, в которой право стороны, исполнившей расторгнутый договор, на иск из неосновательного обогащения к стороне его не исполнившей рассматривается, как совершенно очевидное.

20 Постановление Президиума ВАС РФ от 22.12.98 № 5848/98. // Вестник ВАС РФ, № 3, 1999

21 См., например, Определение КС РФ от 07.06.2001 №139-О, Постановление ФАС МО № КГ-А40/41-02 от 31.01.2002, Постановление ФАС СЗО № А56-27463/02 от 11.02. 2003, Постановление ФАС ПВО № А65-6138/99-СГ2-12 от 10.01.2000 // СПС Конс+».

22 Дождев Д.В. Римское частное право. Учебник для вузов. – М., 1997, с.521.

23 Там же с.с.522-523.

24 Там же с.523.

25 Там же с.525-526.

26 Все ссылки на ФГК даются по изданию: Французский гражданский кодекс – Спб, 2004.

27 Ж. де Морандьер Гражданское право Франции: в 2 т. / Т.1 – М., 1960, с.126

28 Определения палаты по гражданским делам от 14 апреля 1891 г., 11 апреля 1918 г. / По Ж. де Морандьер Гражданское право Франции: в 2 т. / Т.2 – М., 1960, с.387.

29 Все ссылки даются по изданию: Германское право. Часть 1 Гражданское уложение: Пер. с нем. – М., 1996. При необходимости учета изменений, внесенных в 2002 г. используется статья Бергманн В. Новое германское обязательственное право. // Вестник ВАС РФ, 2003, №№ 5-8.

30 Бергманн В. Новое германское обязательственное право. // Вестник ВАС РФ, 2003, №6, с.115.

31 Соменков С.А. Указ. соч. с.38.

32 J. Beatson Anson’s Law of Contract. 27th Ed. - Oxford, 1998, p.491.

33 Ансон В. Договорное право – М., 1984, с.с.363-364.

34 Встречается также термин «экономическая невозможность исполнения». См. Осакве К. Сравнительное правоведение в схемах: Общая и Особенная части: Учеб.-практ. пособие. – 2-е изд., перераб. и доп. – М., 2002, с.292.

35 Paul Richards Law of Contract 4th Ed. - Trowbridge, 1999, p.294

36 Там же p.295.

37 С.А. Соменков Указ. соч., с.40.

38 Все ссылки на ЕТК даются по изданию: Единообразный торговый кодекс США: Пер. с англ. – М., 1996.

39 Ссылка на Принципы УНИДРУА дана по изданию: Принципы международных коммерческих договоров – М., 2003.

40 Все ссылки на Принципы Европейского договорного права даются по изданию: Lando O. Beale H. Principles of European Contract Law, Part I and II – The Hagne, 1999.

41 Здесь следует оговориться. Естественно, расторгая договор своим соглашением, стороны могут сами предусмотреть отступное, новацию, зачет, возврат полученного или иную компенсацию. Могут они и явно оговорить прощение долга, т.е. исключить какую-либо компенсацию. Суд, расторгая договор, может разрешить вопрос о справедливой компенсации. Закон ему такие средства предоставляет. Но в этой статье идет речь не об этом, а о той конструкции расторжения, которую предлагают нормы.

42 Брагинский М.И. И Витрянский В.В. Указ. соч., с.439, Новак Д.В. Указ. соч., с.с.168-170, Смирнова М.А. Указ. соч. с.с.11-12, Бевзенко Р.С. Указ соч. с.2.

43 Бевзенко Р.С. Указ. соч.

44 Здесь не идет речи о начислении процентов или пени за период после расторжения, так как это существенно зависит от того, признается ли существующим само обязательство по уплате денег после расторжения договора или оно признается прекратившимся.

45 Шапп Я. Основы гражданского права Германии. Учебник – М., 1996, с.с.137-155.





Похожие:

Последствия расторжения договора1 iconПоследствия расторжения договора1
Последствия расторжения договора отрегулированы в гк РФ таким образом, что расторжение минимально влияет на отношения, существовавшие...
Последствия расторжения договора1 iconПоследствия инфляции
Инфляция оказывает значительное влияние на экономику и последствия этого воздействия сложны и разнообразны
Последствия расторжения договора1 iconСтресс причины Последствия Управление стрессом
Отрицательные последствия стресса (продолжение) : возникновение депрессии, злоупотребления курением, лекарствами, наркотиками
Последствия расторжения договора1 iconГражданско-правовой договор: формы, виды, особенности заключения, изменения и расторжения

Последствия расторжения договора1 iconСрочный депозит «Инвестиционный»*
В случае досрочного расторжения депозита проценты начисляются исходя из ставки 0,005% годовых
Последствия расторжения договора1 iconУтвержден
Порядок изменения или расторжения договора в случае существенного изменения обстоятельств 9
Последствия расторжения договора1 iconСодержание Список литературы 6 Глава Окончание войны и ее международно-правовые последствия
Прекращение военных действий осуществляется различ¬ными способами и оформляется соответствующими официаль¬ными актами, порождающими...
Последствия расторжения договора1 iconОглавление последствия распада СССР 3
Советского Союза. Все эти последствия распада СССР повергли в отчаяние миллионы людей и привели к резкой дифференциации общества...
Последствия расторжения договора1 iconМировой экономический кризис 1929-1933 гг. Причины. Ход. Последствия
Нью-Иоркской фондовой бирже (обвальное падение курса акций) на­чало мирового экономического кризиса, последствия которого были огромными...
Последствия расторжения договора1 iconДипломная работа загс сфера правовых услуг
...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы