Немецкая классическая эстетикА в «Диалектике художественной формы» А. Ф. Лосева icon

Немецкая классическая эстетикА в «Диалектике художественной формы» А. Ф. Лосева



НазваниеНемецкая классическая эстетикА в «Диалектике художественной формы» А. Ф. Лосева
Дата конвертации04.05.2013
Размер64.46 Kb.
ТипДокументы
скачать >>>


немецкАЯ классическАЯ эстетикА в «Диалектике художественной формы» А.Ф. Лосева.1


Прочтение наследия Алексея Федоровича Лосева сейчас вступает в новую стадию. Причина этому – появление новых, выявленных историками и философами контекстов. Один из таких контекстов – это ГАХН (Государственная Академия художественных наук): выдаюшийся научный проект 20-х годов, который только в последнее время стал предметом систематического изучения гуманитарными науками. А.Ф. Лосев был в числе самых активных деятелей Академии, и это побуждает взглянуть на его творчество с учетом проблем и дискуссий ГАХН. В первую очередь речь должна идти о «Диалектике художественной формы»2, напрямую связанной с программами Академии. «Диалектике художественной формы»не повезло по сравнению с другими книгами конца 20-х годов, и вполне понятно, почему ее прочтение оказалось слишком узко фокусированным на вопросах эстетики. Во-первых, если речь вести о диалектике, которая представлена в первой части, то есть тексты 20-х, где она представлена более развернуто, в более проработанном виде. Второе обстоятельство: книга состоит из двух почти равных частей, и вторая – это Примечания, которые обращены к специалистам, и которые рядовому читателю скучны без того, чтобы понять, зачем они нужны, и тем более - без того, чтобы понять идущий там напряженный внутренний диалог. Попробуем понять, зачем Лосеву понадобился такой въедливый анализ немецкой эстетики конца 18 - начала 19 века.

Лосев пришел в ГАХН со сложившейся к тому времени тематикой: с эстетической ветвью своей версии диалектического мышления, которое было нацелено на синтез православия с платонизмом и немецкой трансцендентальной философией. Этот вариант сложной диалектической системы с латентным православным слоем и очевидным греко немецким в принципе неплохо поддавался адаптации и к требованиям властвующей идеологии. Одной из задач ГАХНа было исследование истории эстетических учений, второй важной задачей было создание терминологической системы, третья задача – это создание философии искусства. К этим задачам и подключился Лосев: особенно к созданию терминологического аппарата и истории эстетических учений. Его главный вклад в этом отношении – «Диалектика художественной формы», построенная весьма непросто, с определенной авторской тактикой. Главный блок – это здание диалектических категорий, к которым «прицеплено» огромное приложение. У Лосева здесь – при всей гегелевско-прокловской основе – все-же особая версия диалектики: триада, которая выходит из себя и четвертым элементом полагает инобытийное существование, существование в «ином». Для эстетики это очень важно, потому что вся логика первых трех элементов рассматривается в ее сочетании с проблемой воплощения.
Но Примечания – это и есть самое интересное, потому что там дана сжатая история западной эстетической мысли от греков до 19-го века, и в первую очередь это неоплатонизм, первая вершина, и немецкая классика – вершина вторая и последняя.

Примечания в основном посвящены анализу темы «Диалектика в немецкой эстетике конца XVIII века». (Сюжет исследования в целом соответствует двум докладам Лосева, сделанным на эту тему на секции ГАХН в 15 и 29 октября 1925 г. ) Для Лосева немецкая эстетическая классика была одним огромным историческим аргументом в пользу его учения об искусстве как об «энергийно-символическом лике». Приоритетом было именно построение диалектического универсума с тотальными связями на всех уровнях. Поэтому Лосев не боится «отформатировать» картину этой идейной эпохи в свете своих задач. Протокол ГАХН от 29.10 фиксирует, что Лосев, по словам его ответа оппонентам, «определяет основную задачу своего доклада не как характеристику индивидуальных особенностей отдельных течений XVIII в., а как освещение этих течений с точки зрения того, какой материал они дают для выработки диалектических схем». Такой категоричный подход к историческому материалу вряд ли можно было бы одобрить, если не учитывать, что эмпирическая корректность, к которой призывал в частности В.П. Зубов, требует смены методологической установки, а в чем-то даже блокирует инструментальное использование классики для решения задач ГАХН. Лосев сознательно идет на эту рискованную стилизацию материала, выигрывая тем самым некую историко-философскую «территорию» для собственных построений. Естественно, что с некоторыми ГАХНовцами на этой почве возникает идейное напряжение, если не конфликт. Мы видим, что к 25-му году у Лосева уже была сложившаяся концепция того, что такое искусство в целом и его жанровые вариации. Она была воздвигнута на естественной для Лосева христианско платонической основе с использованием некоторых аспектов феноменологии. Но остальные ГАХНовцы, включая Шпета, находились в трудных поисках. Неизбежно при этом определенное различие умственной настройки между ищущими исследователями и ученым, который предлагает оформленную концепцию. Знакомство с лосевской – уже готовой – мифологизированной теорией искусства вызывает у коллег определенный протест и иногда – резонную критику.

В Примечаниях (которые с 55-го примечания и до конца представляют собой достаточно цельный очерк интересующей автора эпохи) Лосев остается на позициях, подвергнутых критике коллегами по ГАХН. Однако, развернутые формулировки позволяют лучше понять логику его интерпретации. Важна и композиция, которая, как ни странно, не слишком зависит от референтных текстов теоретической части книги. Она такова: после общего очерка Лосев возвращается к специальному рассмотрению «Идей» Фр. Шлегеля и «Системы трансцендентального идеализма» Шеллинга как трудов, собравших «разрозненные диалектические тенденции конца 18-го века»; затем анализирует новое отношение к античности, рожденное данным десятилетием, и обстоятельно воспроизводит концепции трех немецких исследователей3, в которых находит опору для своих выводов; далее – выстраивает концепт «расхождения романтической и классической эстетики» и дает краткую характеристику «Философии искусства» Шеллинга, с которой начинается, по Лосеву, новая эпоха «диалектики искусства» Нового времени. Начиная с 56 прим. и до конца Лосев рассматривает идеи этой эпохи относительно классификации искусства и ключевых философско-эстетических понятий (схема, аллегория, символ, возвышенное, фантазия, ирония, комическое, наивное, трагическое, юмор, стиль, композиционные формы). Выделяются концентрированный текст о музыке как искусстве (прим. 56) и анализ мыслей Гегеля о романтической художественной форме (прим. 61). Композиционная структура Примечаний при внешней хаотичности внутренне устроена как троекратное возвращение к Шеллингу, идейным развитием которого проверяется диалектическая схема Лосева, и двукратным возвращением к теме синтеза античной и немецкой диалектики, который видится Лосеву главным итогом эпохи.

Содержательно Примечания разворачивают схему докладов 1925 так, чтобы исторически обосновать собственную лосевскую диалектику художественной формы. Точкой отсчета Лосев избирает философию Канта как попытку видеть вещи в разуме и попытку выведения трансцендентальной необходимости и самостоятельности искусства, но при этом утверждает, что в своем субъективизме и борьбе с интуитивизмом Кант «шел мимо эстетики 90-х гг». В веймарском классицизме Лосев выделяет две составляющие «Гете Шиллеровский платонизм с кантианскими привнесениями» и «Гетевский мистический спинозизм». Заметно особое внимание Лосева к теории игры у Шиллера. Он сам для ГАХНовского «Словаря художественных терминов» написал небольшую, но содержательную статью «Игра» и в книге, о которой ведется речь, наметил контуры своей версии теории искусства как игры, связанной с концепцией «исчезающего автора»: художественная форма как смысл в инобытии, воспроизводит себя играет с элементами произведения. Высший уровень игры при этом достигается, когда первообраз играет с теми своими вариациями, которые не могут стать настоящим первообразом, но существуют в его поле и воспроизводят его в бесконечной игре. Генезис взглядов Фридриха Шлегеля описывается Лосевым как путь от шиллеровского классицизма через Канта к мистического антиномизму. Особая роль уделяется Фихте как первому «подлинному» диалектику, открывшему путь «универсалистско антиномическому» мироощущению. В постфихтевской эпохе Лосев выделяет три тенденции: 1) эволюцию Шеллинга от «физицизма к идеализму»; 2) мистику природы и духа у Новалиса, Тика и Вакенродера; 3) философию религии Шлейермахера (каковая по сути остается нераскрытой и в тексте, и в докладах). Все три потока, по Лосеву, сливаются в 1800 г. в шеллинговской «Системе трансцендентального идеализма» , которая завершила развитие всей диалектики 90-х гг. Здесь, по выражению Лосева, «корень уже превратился в растение». Сердцевиной очерка является сопоставление классического и романтического как типов мировоззрения: «[Романтизм] это - субъективистически индивидуалистическая, потенциальная бесконечность пантеизма. Классицизм же есть соборно-космическая, актуальная бесконечность идеи. Таким образом, романтическое и классическое мироощущение, искусство, философия, романтическая и классическая эстетика противоположны друг другу до полной полярности.»4 Лосеву эта полярность нужна для того, чтобы заложить исторический фундамент своей теоретической конструкции: «… насколько яркой представляется мне противоположность этих типов с точки зрения опытно мифологической, настолько категорически выставляю я тезис о существенном тождестве конструктивно логической системы, этих двух опытов и двух мифологий».5 Вот почему диалектика первой части книги, представляющей собой собственную лосевскую игру на темы, заданные очерком, искусно замаскированным под Примечания, не может быть понята без схем Фихте, Шеллинга и Гегеля, реактивированных Лосевым и полемически обращенных против «духа времени».



1 Индивидуальный исследовательский проект № 10-01-0012 « Классики Запада и новаторы ГАХНа» выполнен при поддержке Программы «Научный фонд ГУ-ВШЭ»

2 Ссылки на работу даются по изданию: А.Ф. Лосев. Форма. Стиль. Выражение. М., 1995.

3 1) Fr. Strich. Deutsche Klassik und Romantik. Münch., 1922; 2) H. Horwitz. Das Ichproblem der Romantik. Munch, u. Lpz., 1916; 3) M. Deutschbein. Das Wesen des Romantischen. Cöthen, 1921.

4 Лосев, op. cit. С. 251.

5 Там же. С. 252.




Похожие:

Немецкая классическая эстетикА в «Диалектике художественной формы» А. Ф. Лосева iconНемецкая классическая философия

Немецкая классическая эстетикА в «Диалектике художественной формы» А. Ф. Лосева iconНемецкая классическая философия

Немецкая классическая эстетикА в «Диалектике художественной формы» А. Ф. Лосева iconКлассическая немецкая философия

Немецкая классическая эстетикА в «Диалектике художественной формы» А. Ф. Лосева iconНемецкая классическая философия (Доклад)

Немецкая классическая эстетикА в «Диалектике художественной формы» А. Ф. Лосева iconВопросы к экзамену по философии
Немецкая классическая философия (И. Кант, и-г. Фихте, г-в-ф. Гегель, ф-в-й. Шеллинг, Л. Фейербах)
Немецкая классическая эстетикА в «Диалектике художественной формы» А. Ф. Лосева iconКурсовая работа по философии На тему: «Немецкая классическая философия»
С учётом всего этого Ф. Энгельс сформулировал вывод о том, что в Германии XIX в философская революция предшествовала политическому...
Немецкая классическая эстетикА в «Диалектике художественной формы» А. Ф. Лосева iconНемецкая классическая философия и её роль в историко-философском процессе содержание
С этим методом связан поворотный пункт всего новоевропейского стиля мышления: если Средние века характеризовались разрывом мира и...
Немецкая классическая эстетикА в «Диалектике художественной формы» А. Ф. Лосева iconЛе Корбюзье
...
Немецкая классическая эстетикА в «Диалектике художественной формы» А. Ф. Лосева iconРеферат по философии Тема: "Категорический императив И. Канта". Работу Петрозаводск 2002
Фихте, Шеллинга заняли ведущее в западноевропейской философии, а затем в полном своем развитии, завершаемом учениями Гегеля и Фейербаха,...
Немецкая классическая эстетикА в «Диалектике художественной формы» А. Ф. Лосева iconФакультет философии Программа дисциплины Эстетика для направления 030100. 62 «Философия»
Античная эстетика: искусство как подражание (мимесис); искусство и его социальные функции
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы