Гепатолентикулярная дегенерация Корягина О. Ю., Назаренко Л. П., Филимонова М. Н icon

Гепатолентикулярная дегенерация Корягина О. Ю., Назаренко Л. П., Филимонова М. Н



НазваниеГепатолентикулярная дегенерация Корягина О. Ю., Назаренко Л. П., Филимонова М. Н
Дата конвертации30.04.2013
Размер120.14 Kb.
ТипОбзор
скачать >>>

Обзор литературы

Гепатолентикулярная дегенерация

Корягина О.Ю., Назаренко Л.П., Филимонова М.Н.

Hepatolenticular degeneration

Koryagina O.Yu., Nazarenko L.P., Philimonova M.N.

НИИ медицинской генетики ТНЦ СО РАМН, г. Томск

 Корягина О.Ю., Назаренко Л.П., Филимонова М.Н.

Гепатолентикулярная дегенерация, или болезнь Вильсона–Коновалова, – наследственное заболевание, обусловленное нарушением метаболизма меди и отложением ее в мозге и внутренних органах. Выделены этапы изучения болезни и становления ее нозологической самостоятельности. Изложены молекулярно-генетические механизмы гепатолентикулярной дегенерации, ее патогенез и клиническая классификация. Представлены основные лабораторные показатели и патогенетическая терапия болезни Вильсона.

^ Ключевые слова: гепатолентикулярная дегенерация, болезнь Вильсона–Коновалова, ген АТР7В, медьэлиминирующие препараты.

Hepatolenticular degeneration or Wilson's disease is the hereditary disease, caused by derangement of copper metabolism and its precipitation in brain and internal. Stages of disease study and development of its nosologic independence are emphasized. Molecular genetic mechanisms of hepatolenticular degeneration, its pathogenesis and clinical classifications are stated. Principal laboratory indices and pathogenetic therapy of Wilson’s disease is represented.

Key words: hepatolenticular degeneration, Wilson's disease, АТР7В, anticopper drags.

УДК 616.36:616.8–007.17


Гепатолентикулярная дегенерация (ГЛД), или болезнь Вильсона–Коновалова, – тяжелое аутосомно-рецессивное наследственное заболевание нервной системы и внутренних органов, характеризующееся генетически обусловленным нарушением метаболизма меди и избыточным ее отложением в различных органах и тканях, в первую очередь – в мозге, печени и почках.

В изучении ГЛД можно выделить четыре этапа [4].

Первый этап связан с определением и утверждением нозологической самостоятельности ГЛД. На втором этапе была установлена патогенетическая зависимость поражения внутренних органов и головного мозга от избыточного накопления в них меди. Третий этап начался с открытия эффективного пути патогенетической терапии с помощью комплексонов, связывающих и выводящих из организма избыток меди (в первую очередь, тиоловые соединения). На четвертом этапе была определена локализация патологического гена, ответственного за развитие болезни. ГЛД являет собой редкий пример наследственного заболевания, для которого благодаря знанию основного патогенетического фактора еще до идентификации гена были разработаны высокоэффективные методы лечения.

В 1883 г. C. Westphal и в 1898 г. A.
 Strumpell описали заболевание, названное псевдосклерозом (болезнь Вестфаля–Штрюмпеля) из-за его клинического сходства с рассеянным склерозом. В 1902 г. B. Kayser, а в 1903 г. D. Fleischer отметили отложение зеленовато-бурого пигмента в роговице у больных с подобной симптоматикой (кольца Кайзера–Флейшера). В 1912 г. S.A.K. Wilson опубликовал работу, где дал описание клинической симптоматики и патолого-анатомической картины нового заболевания, характеризовавшегося сочетанным поражением печени и мозга, началом в молодом возрасте с дальнейшим прогрессированием мышечной ригидности, дисфагии, дизартрии, гиперкинезов, психических расстройств при отсутствии признаков поражения пирамидных путей. Морфологически определялись двусторонние изменения чечевидных ядер, а в печени во всех случаях – цирроз.
В 1912 г. H.C. Hall объединил прогрессирующую лентикулярную дегенерацию Вильсона и псевдосклероз Вестфаля–Штрюмпеля в одно заболевание – гепатолентикулярную дегенерацию.

В 1948 г. J.N. Cumings, а в 1952 г. I.N. Scheinberg, D. Gitlin и независимо от них A.G. Bearn и H.G. Kunkel выявили нарушения обмена меди в виде дефицита медьсодержащего белка церулоплазмина в плазме, а также установили повышенное отложение меди в печени, почках, мозговой ткани и гиперэкскрецию ее с мочой.

В России учение о ГЛД связано, в первую очередь, с именем одного из крупнейших отечественных неврологов Николая Васильевича Коновалова и его школой (Р.А. Ткачев, Е.В. Готовцев, Е.Д. Маркова, И.А. Иванова-Смоленская, Г.Я. Левина, А.А. Миттельштедт, Л.К. Бауман, В.П. Бархатова и др.). Скрупулезное многолетнее изучение клинической картины и морфологических изменений при этом заболевании дало возможность Н.В. Коновалову создать подробную оригинальную классификацию болезни (1948, 1960), а также показать, что патологические изменения в мозге не ограничиваются поражением чечевидных ядер, а носят диффузный характер [3].

В 1956 г. J.M. Walshe синтезировал из пенициллина новый высокоэффективный тиоловый препарат D-пени­цилламин, оказывающий выраженное медьвыводящее действие.

Ген ГЛД картирован на длинном плече хромосомы 13 (13q14.3) в 1985 г. при изучении большого израильского изолята [9]. Картирование гена дало возможность разработать методы косвенной ДНК-диагнос­тики болезни, в том числе доклинической стадии и в пренатальном периоде. В России впервые успешная косвенная ДНК-диагностика была проведена сотрудниками нейрогенетического отделения НИИ неврологии РАМН (г. Москва) совместно с лабораторией ДНК-диагнос­тики Медико-генетического центра РАМН [2] (г. Москва).

Ген болезни, получивший название АТР7В, был клонирован в 1993 г. одновременно тремя исследовательскими группами США [12], Канады [7] и Японии [14]. Он состоит из 7,5 тыс. гетероциклических оснований нуклеиновой кислоты. Установлено, что ген кодирует трансмембранный белок АТФ-азу-7В [2], связывающую шесть атомов меди и переносящую ее к лизосомам, осуществляющим транспорт меди через канальцевую мембрану в желчный проток. АТФ-аза-7В, расположенная в комплексе Гольджи, обеспечивает также встраивание меди в церулоплазмин (a2-глобулин), транспортирующий медь в кровь. При болезни Вильсона дефектная АТФ-аза-7В не способна транспортировать медь к церулоплазмину и лизосомам, в связи с чем снижается уровень церулоплазмина в крови и нарушается экскреция меди с желчью. Результатом нарушения функции гена АТР7В является токсическое накопление меди в печени, а в последующем и в других тканевых депо.

В настоящее время выявлено более 200 мутаций гена ГЛД [10], в основном представляющих собой нуклеотидные замены и короткие делеции (вставки). Большинство больных являются компаунд-гетерозиго­тами [2]. Наиболее распространенные мутации гена болезни обнаружены в экзонах 14 и 15 хромосомы 13. Самой частой мутацией является замена С  A в кодоне 1069 гена (экзон 14), ведущая к замещению аминокислоты гистидин на глютамин. Ген болезни Вильсона распространен по всему миру и обнаружен у представителей всех рас, частота болезни составляет 1 случай на 30 тыс. населения. Высокая частота ГЛД отмечается в изолятах – в регионах, в которых в силу географических или других причин миграция населения ограничена и высока частота кровных браков (Италия, о. Сардиния, Япония).

В связи с большим размером гена АТР7В и разнообразием мутаций в нем прямая ДНК-диагностика ГЛД представляет собой непростую задачу. Стандартный подход основан на SSCP-анализе отдельных экзонов гена с последующим прямым секвенированием образцов, имеющих аномальную электрофоретическую картину.

В разных этнических группах спектр мутаций гена ^ АТР7В у больных имеет свои особенности. Существенно упрощает прямую ДНК-диагностику установление характерного спектра мутаций АТР7В в конкретной изучаемой популяции и выделение мажорных мутаций, встречающихся в данной популяции с высокой частотой. Это позволяет проводить ДНК-диагностику в данной популяции без исследования всей кодирующей области гена.

H1069G [12] – одна из мутаций, широко распространенная в европейской популяции (35–45% всех случаев). Частота этой мутации редка среди пробандов с дебютом болезни в детском возрасте и с преимущественным поражением печени. R778L [13] – одна из часто встречающихся мутаций в азиатских популяциях (57% случаев болезни Вильсона у лиц моложе 18 лет). Приблизительно 60% болезни Вильсона в России обусловлены мутациями H714G в гомозиготном состоянии или в компаунде с другими мутациями [2].

Большое число повреждений в гене АТР7В и разнообразие возможных комбинаций мутаций у компаунд-гетерозигот, несомненно, являются основными причинами выраженного фенотипического полиморфизма ГЛД. Наиболее неблагоприятное течение болезни с ранним началом и тяжелыми соматическими проявлениями (фульминантный вильсоновский гепатит и др.) обычно характерно для нонсенс-мутаций, приводящих к преждевременному обрыву трансляции и отсутствию белкового продукта с мутантной копии гена [13]. Миссенс-мутации в большинстве случаев характеризуются более мягким течением и развитием полиморфных неврологических и соматических проявлений ГЛД, что обусловлено наличием у синтезируемого мутантного белка частичной функциональной активности [13, 11]. Некоторые миссенс-мутации, затрагивающие функционально важные участки белка АТР7В, также приводят к тяжелым фенотипическим проявлениям [11]. В исследованиях С.Н. Иллариошкина, И.А. Ивановой-Смоленской и др. [2] было установлено, что носительство мутации H1069G (особенно на обеих мутантных хромосомах) характеризуется достаточно тяжелым течением болезни и развитием ряда осложнений в ответ на назначение Д-пеницилламина (таких, как выраженная тромбоцитопения). Указанные наблюдения имеют важное практическое значение при решении вопросов лечения и определения прогноза болезни.

В основе патогенеза ГЛД лежат два основных механизма [1]: нарушение выведения из печени фракции меди с желчью, так называемой регуляторной меди, и вторично обусловленное снижение скорости включения меди в церулоплазмин. При нарушении выведения меди с желчью она долгое время депонируется в гепатоцитах. Избыток меди ведет к возникновению каскада патологических метаболических реакций, вызывая развитие вильсоновского гепатита (гепатоза) с последующим переходом в атрофический нодулярный цирроз печени. В I стадии постепенных заполнений «медных депо» печени процесс протекает клинически асимптомно. Затем при переполнении цитозоля гепатоцитов медью происходит ее внутрипеченочное перераспределение с поступлением избытка меди в кровь (это медь, соединенная рыхлой связью с альбуминами и аминокислотами, – прямая медь в отличие от церулоплазминовой непрямой меди). Выход меди из печени в кровь знаменует собой переход ГЛД во II стадию, характеризующуюся началом висцеральных проявлений гемолитической анемии вплоть до гемолитических кризов (II-А стадия). Данные нарушения развиваются в результате токсического действия избытка прямой меди на мембраны эритроцитов, а также возникновения печеночной недостаточности (II-Б стадия) в результате дистрофических изменений гепатоцитов. Медь начинает в избытке откладываться в других органах и тканях, в первую очередь в мозге и роговице. Формируются патологические изменения в подкорковых узлах, и происходит образование фрагментов роговичного кольца Кайзера–Флейшера (III стадия). Для IV стадии характерно постепенное развитие неврологической симптоматики, возникающей в результате эндогенной интоксикации медью тканей нервной системы и нарушения ее функции. Полностью формируется кольцо Кайзера–Флейшера.

Клиническая картина ГЛД характеризуется большим разнообразием как неврологических, так и соматических проявлений. Этот полиморфизм отражен в различных классификациях. В нашей стране наиболее распространена классификация Н.В. Коновалова [3], согласно которой ГЛД подразделяется на пять форм.

1. Брюшная форма (доневрологическая) – манифестирует в возрасте от 5 до 17 лет и характеризуется различными вариантами поражения печени, нередко принимающими злокачественное «галопирующее» течение.

2. Аритмогиперкинетическая форма – возникает в раннем возрасте (от 7 до 15 лет) и проявляется полиморфными инвалидизирующими экстрапирамидными гиперкинезами (чаще торсионно-дистонического характера), интеллектуальным снижением и тяжелыми висцеральными расстройствами. Без лечения летальный исход наступает через 2–3 года.

3. Дрожательно-ригидная форма возникает в возрасте от 15 до 25 лет и отличается более доброкачественным течением. Она встречается чаще других и ближе всего соответствует форме, описанной Вильсоном. Характерно одновременное развитие ригидности и дрожания. Без лечения заболевание прогрессирует в течение 5–6 лет и заканчивается летально.

4. Дрожательная форма (соответствующая форме Вестфаля) отличается более поздним началом (в среднем в возрасте 20–30 лет) и наиболее доброкачественным (10–15 лет) течением. Известны случаи дебюта заболевания в 40 и даже в 50 лет. Основным клиническим симптомом является дрожание. Висцеральные проявления выражены менее значительно.

5. Экстрапирамидно-корковая форма представляет собой финал перечисленных выше форм, может развиться в течение времени или под действием внешних факторов (например, черепно-мозговой травмы) из любой основной неврологической формы ГЛД. Характеризуется присоединением к имеющимся типичным нарушениям остро развивающихся пирамидных парезов и эпилептических пароксизмов, чаще очагового характера. Быстро прогрессируют психические нарушения.

Данные лабораторных исследований [5] представлены в таблице.


^ Лабораторные показатели при гепатолентикулярной дегенерации

Показатель

Норма

ГЛД

Церулоплазмин, мг/дл

17–40

< 17

Общая медь в сыворотке крови, мкмоль/л

12–32

< 12

Свободная медь в сыворотке крови, мкг/дл

5–12

> 50

Суточная экскреция меди с мочой, мкг/сут

    < 50

> 100–1000

Суточная экскреция меди с мочой в пробе
с Д-пеницилламином, мкг/сут


600–800


1000–3000

Количественное содержание меди
в печени, мкг/г


15–55


> 250


Примечание. ГЛД – гепатолентикулярная дегенерация.


Количественное определение концентрации меди в печени остается золотым стандартом диагностики ГЛД. Для этого проводится пункционная биопсия печени. При ГЛД медь находится на уровне 1 000 мкг на 1 г сухого вещества печени. На доклинической стадии, особенно у детей, уровень печеночной меди не всегда превышает 250 мкг/г, у гетерозиготных носителей может быть в пределах 150–200 мкг/г. Нормальный уровень печеночной меди исключает ГЛД, тогда как повышенный подтверждает диагноз при наличии соответствующих клинических данных.

Терапию при ГЛД начинают с диеты, исключаются продукты с высоким содержанием меди: шоколад, кофе, бобовые, орехи, субпродукты, ракообразные, цельная пшеница и др. Если питьевая вода содержит больше чем 100 мкг меди в литре, необходимо использовать деминерализованную воду. Нельзя использовать медьсодержащую посуду. Диетическое всасывание меди должно быть менее чем 1,0 мг в день [6].

Современная патогенетическая терапия ГЛД основана на использовании медьэлиминирующих препаратов [8], главным образом Д-пеницилламина, триентина и солей цинка. Д-пеницилламин и триентин – хелатные комплексоны, образующие с медью прочные соединения, которые легко выводятся из организма с мочой.

Препаратом выбора при ГЛД является Д-пени­цилламин. Его прием приводит к исчезновению или снижению выраженности печеночных, неврологических и психических показателей у пациентов. Лечение начинают с небольшой дозы с постепенным увеличением ее до терапевтической под контролем выделения меди с мочой. Д-пеницилламин является антагонистом пиридоксина, поэтому к терапии рекомендуют добавить пиридоксин в дозе 25 мг 3 раза в неделю. Когда клиническое состояние пациента стабилизируется, а экскреция меди с мочой снизится, дозу препарата уменьшают. Побочные явления на фоне терапии Д-пе­ницилламином (лихорадка, кожная сыпь, тромбоцитопения, лейкопения и пр.) наблюдаются у 25% пациентов. Прием препарата прекращают, после исчезновения побочных эффектов возобновляют с минимальной дозы.

При выраженной и сохраняющейся непереносимости Д-пеницилламина назначаются препараты цинка [4].

Цинк (оксид, сульфат, ацетат) индуцирует синтез медьсвязывающих белков (металлотионинов) в эпителии тонкой кишки и гепатоцитах, что препятствует абсорбции меди в портальную циркуляцию. При лечении цинком медь выводится через кишечник. Рекомендуемая доза у взрослых – 50 мг 3 раза в день, у детей и беременных в 2 раза меньше. Недостаточный ответ на лечение сопровождается повышенной экскрецией меди с мочой (более 125 мкг/сут). Показаниями к назначению препаратов цинка являются: стойкий резидуальный неврологический синдром, остающийся на фоне многолетней терапии Д-пеницилламином; обострение неврологической и (или) печеночной симптоматики в начальной стадии терапии Д-пеницилламина; доклиническая и доневрологическая стадии ГЛД; у беременных женщин. Лечение также проводится пожизненно.

Трансплантацию печени при ГЛД [5] выполняют при развитии фульминантной печеночной недостаточности, неэффективности терапии хелаторами меди у больных с декомпенсированным циррозом печени, тяжелой печеночной недостаточности в случае самостоятельного прекращения лечения, прогрессировании неврологических нарушений до необратимых.

Литература

  1. Емельянов Д.Н., Стаценко И.Ю., Скворцов В.В. и др. Гепатолентикулярная дегенерация // Медлайн Экспресс. 2004. № 8–9. С. 18–19.

  2. Иллариошкин С.Н., Иванова-Смоленская И.А., Маркова Е.Д. ДНК-диагностика и медико-генетическое консультирование в неврологии. М: Мед. информ. агентство, 2002. 591 с.

  3. Коновалов Н.В. Гепатоцеребральная дистрофия. М.: Медгиз, 1960. 556 с.

  4. Наследственные заболевания нервной системы: Руковод­ство для врачей / Под ред. Ю.Е. Вельтищева, П.А. Темина. М.: Медицина, 1998. 496 с.

  5. Розина Т.П., Рахимова О.Ю., Лопаткина Т.Н. Значение определения уровня меди в сыворотке крови и моче в диагностике и лечении болезни Вильсона–Коновалова // Рос. педиатр. журн. 2004. № 5. С. 49–50.

  6. Brewer G.J., Yuzbasiyan-Gurcan V. Wilson disease // Medicine. 1992. V. 71. P. 139–164.

  7. Bull P.C., Thomas G.R., Rommens J.M. et al. The Wilson disease gene is a putative copper transporting P-type AT

  8. Pase similar to the Menkes gene // Nat. Genet. 1993. № 5. P. 327–337.

  9. Durand F., Bernuau J., Giostra E. et al. Wilson's disease with severe hepatic insufficiency: beneficial effects of early administration of D-penicillamine // Gut. 2001. V. 48. P. 49–52.

  10. Frydman M., Bonne-Tamir B., Farrer L.A. et al. Assignment of the gene for Wilson disease to chromosome 13: linkage to the esterase D locus // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 1985. V. 82. P. 1819–1821.

  11. Loudianos G., Gitlin J.D. Wilson's disease // Semin. Liver. Dis. 2000. V. 20. P. 353–364.

  12. Shah A.B., Chernov I., Zhang H.T. et al. Identification and analysis of mutation in the Wilson disease gene (ATP7B): population frequencies, genotype-phenotype correlation, and functional analyses // Am. J. Hum. Genet. 1997. V. 61. P. 317–328.

  13. Tanzi R.E., Petrukhin K., Chernov I. et al. The Wilson disease gene is a copper trans­porting ATPase with homology to the Menkes disease gene // Nat. Genet. 1993. № 5. P. 344–350.

  14. Thomas G.R., Forbes J.R., Roberts E.A. et al. The Wilson disease gene: spectrum of mutations and their consequences // Nat. Genet. 1995. № 9. P. 210–217.

  15. Yamaguchi Y., Heiny M.E., Gitlin J.D. Isolation and characterization of a human liver cDNA as a candidate gene for Wilson disease // Biochem. Biophys. Res. Commun. 1993. V. 197. P. 271–277.


Поступила в редакцию 27.07.2005 г.


Бюллетень сибирской медицины, 2005. Приложение 2 




Похожие:

Гепатолентикулярная дегенерация Корягина О. Ю., Назаренко Л. П., Филимонова М. Н iconСписок публикаций Назаренко О. Б
Гельфонд Л. А., Назаренко О. Б., Семкин Б. В. К оптимизации разрушающего воздействия электровзрыва в твердых диэлектриках // эом....
Гепатолентикулярная дегенерация Корягина О. Ю., Назаренко Л. П., Филимонова М. Н iconРод alchemilla L. Во флоре мурманской области т. В. Филимонова

Гепатолентикулярная дегенерация Корягина О. Ю., Назаренко Л. П., Филимонова М. Н iconОпределение и этиология Прогрессирующее наследственное заболевание, проявляющееся в виде
Болезнь Коновалова-Вильсона (гепатоцеребральная дистрофия, гепато-лентикулярная дегенерация, псевдосклероз Вестфаля)
Гепатолентикулярная дегенерация Корягина О. Ю., Назаренко Л. П., Филимонова М. Н iconОрганизация внеучебной работы в пермском государственном техническом университете
Составители: Т. А. Ульрих, И. В. Филимонова, Л. А. Агалакова, В. А. Лихарева, Т. П. Миронова, Н. И. Саньков, Т. М. Файвусович
Гепатолентикулярная дегенерация Корягина О. Ю., Назаренко Л. П., Филимонова М. Н iconВопросы для подготовки к экзаменам
Основные патологические процессы в коже; гипер- и паракератоз, акантоз, папилломатоз, акантолиз, вакуольная и баллонирующая дегенерация,...
Гепатолентикулярная дегенерация Корягина О. Ю., Назаренко Л. П., Филимонова М. Н iconВопросы для подготовки к экзаменам
Основные патологические процессы в коже; гипер- и паракератоз, акантоз, папилломатоз, акантолиз, вакуольная и баллонирующая дегенерация,...
Гепатолентикулярная дегенерация Корягина О. Ю., Назаренко Л. П., Филимонова М. Н iconМатематический квн «По тропинкам математики»
ДегтереваОксана Геннадьевна, Корниенко Любовь Николаевна, Филимонова Татьяна Николаевна
Гепатолентикулярная дегенерация Корягина О. Ю., Назаренко Л. П., Филимонова М. Н icon«Моё здоровье» Социальный педагог Ю. К. Филимонова г. Старый Оскол 2009 г. Тема
Цель: воспитание ценностного отношения к собственному здоровью, стремления к здоровому образу жизни
Гепатолентикулярная дегенерация Корягина О. Ю., Назаренко Л. П., Филимонова М. Н iconИзвестия Томского политехнического университета. – 2011. – Т. 319. – №3
Ильин А. П., Тихонов Д. В., Назаренко О. Б. Защитные покрытия и термическая устойчивость нанопорошков алюминия, полученных в условиях...
Гепатолентикулярная дегенерация Корягина О. Ю., Назаренко Л. П., Филимонова М. Н iconАвторы: Мазунина Надежда Фокеевна, Филимонова Эльвира Юрьевна
Муниципальное Дошкольное Образовательное Учреждение «Менделеевский детский сад» «Росинка». Пермский край, Карагайский район, поселок...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы