Реферат «Анархизм и его отношение к политической власти» Оглавление Введение 2 Как марксизм боролся с анархизмом 5 icon

Реферат «Анархизм и его отношение к политической власти» Оглавление Введение 2 Как марксизм боролся с анархизмом 5



НазваниеРеферат «Анархизм и его отношение к политической власти» Оглавление Введение 2 Как марксизм боролся с анархизмом 5
страница3/4
Дата конвертации07.11.2012
Размер409.67 Kb.
ТипРеферат
скачать >>>
1   2   3   4
^

Анархо-коммунизм П.А. Кропоткина



В отечественной историографии советского периода существовало устойчивое мнение, что начиная "примерно с 90-х годов Кропоткин отходит от активного участия в революционном движении, которое пошло совсем не по тому пути, как это представлялось идеологу анархизма". С.Н. Канев, например, считал, что Петр Алексеевич с первых дней эмиграции, включившись в западноевропейское анархистское движение, "не заметил наступления новой эпохи в международном рабочем движении", а также "не понял и не принял перемены в освободительном движении в России, связанные с деятельностью "Земли и воли" и "Народной воли" и в этом была причина его самоизоляции.

Однако исторические факты неумолимо утверждают обратное: до последних дней своей жизни Кропоткин оставался не только верен своей анархистской концепции, но являлся духовным вождем (если можно применить это слово к антиавторитаристам) российского анархистского движения и по мере физических сил включался в сложные идейные дискуссии.

Возвращение в революционную Россию после длительной эмиграции было продиктовано не столько ностальгическими нотками, сколько желанием активно включиться в российскую общественную жизнь, личным примером подвигнуть революционные массы на достижение высот свободного общества. Отрицание государства и его власти и насилия над личностью, природное право человека на свободу - эти идеи находили свое отражение и в русском сектантстве, и в теориях славянофильства. Протест против бесправия в обществе характерен и для первой волны отечественного революционно-освободительного движения первой половины XIX века.

Все это, вкупе с анархистскими трудами М. Штирнера и П.Ж. Прудона, создало предпосылки для, с одной стороны, развития оригинальных анархистской теории бунта М.А. Бакунина и анархо-коммунистической теории П.А. Кропоткина, а с другой, подчинения второй волны русского революционного движения 60-70-х годов идеям социальной реализации безгосударственности. Анархистские идеи, таким образом, попали в благодатную почву российской пореформенной действительности с характерным ей широким недовольством половинчатостью и непоследовательностью попыток социально-политического переустройства.

Кропоткин, захваченный вихрем революционного движения, прошел путь в своем миросозерцании от восторженного приветствия реформаторства Александра II до полного неприятия царской политики и превращения (после известного народовольческого покушения) в заклятого врага царизма. Потомственный русский князь, воспитанник привилегированного Пажеского корпуса стал мятежником, отрицающим устои государственности, революционером, маститым ученым-путешественником и философом.
Такое превращение могло произойти только с весьма незаурядным человеком!

Более, чем 40-летняя, эмиграция была для Кропоткина отнюдь не миросозерцательным бесцельным пребыванием. Это был тяжелый и многогранный труд, отражающий смысл всей его жизни. Именно в эти годы Петр Алексеевич на основе глубокого социального анализа смог творчески развить свою концепцию анархо-коммунизма, первые штрихи которой были намечены им еще в начале 70-х годов в программной записке Большого общества пропаганды, сыгравшей для него такое судьбоносное значение. При этом Кропоткин не был сугубо научным работником, замкнутым своим исследованием в узкий кабинетный мир. Он активно пропагандировал свои взгляды среди самых широких революционных масс. Чтение лекций, выступление на митингах и собраниях, публикации в печати служили ему трибуной для столкновения взглядов и мнений, оттачивания положений теории. Были у него и противники, и последователи, как у любой популяризируемой и популярной идеи.

Ярыми противниками выступали официальные органы власти, организовавшие его преследование и травлю. Ему пришлось познать все "прелести" тюремного заключения. Противниками выступали и социалисты-государственники, ратующие за широкую парламентскую деятельность и народное государство.

Естественно, что социал-демократия, как западноевропейская, так и российская, возникшая из недр "Черного передела", не могла стать сторонницей анархии, методы революционной деятельности которой, по ее мнению, вели к самоустранению от политической жизни общества. Представляется весьма легковесной и конъюнктурной оценка В.И. Лениным значения анархизма в революционном движении: "Анархизм за 35-40 лет? своего существования? не дал ничего кроме общих фраз против эксплуатации". Судьба российского авторитаризма ХХ века выявила изъяны и в марксистской научной теории. Монополия на идеологию, при отсутствии плюрализма идей, ограничивала свободу альтернативных взглядов.

По этой причине советская историография наполнялась единодушным скептицизмом к роли Кропоткина и его идей в судьбах русских революций. Кропоткин же, исходя из исторических фактов, постоянно находился в гуще общественно-политических событий. У него было много сторонников и последователей в международном рабочем движении (это, в частности, Джемс Гильом, Эли и Элизе Реклю, Поль Брусс, Дюмартрэ, Герциг, Жан Грав, Н.В.Чайковский, Э.Малатеста, В.Н.Черкезов).

Он общался со многими известными своими современниками. В этом кругу общения П.Л. Лавров, С.М. Степняк-Кравчинский, Л.Г. Дейч, В.И. Засулич, В.Н. Фигнер, Е.К. Брешко-Брешковская, Л.А. Тихомиров, Луиза Мишель, Эмиль де Лавеле. Согласно списка, составленного самим Кропоткиным, он вел переписку с 249 корреспондентами. Именно к концу прошлого века у Петра Алексеевича окончательно сложилось его анархистское видение социальных процессов и в значительной степени оформилась доктрина анархо-коммунизма.

Библиография его работ периода 90-х и 900-х годов производит впечатление калейдоскопа. Его статьи в газетах "Le Revolte" и "La Revolte" и журналах "Freedom" и "Nineteenth Century" составили такие труды, как "Справедливость и нравственность" (лекция, прочитанная в начале 1888 г. в Манчестере), "Нравственные начала анархизма" (1890 г. Париж11), "Хлеб и воля" (1892 г. Париж), "Современная наука и анархия" (1912 г.12 Лондон), "Поля, фабрики и мастерские" (1898 г. Лондон), "Коммунизм и анархия (Довольство для всех)" (1899 г.), "Анархия: ее философия, ее идеал. Публичная лекция" (1900 г. Женева), "Этика анархизма" (1900 г.), "Взаимная помощь как фактор эволюции" (1902 г.)

Система Кропоткина привлекала внимание современников своей глубоко гуманистической направленностью, попытками синтеза и гармонии мира, стремлением объяснить все явления в области общественной жизни объективными законами природы. Под анархией он понимал " мировоззрение основанное на механическом понимание явлений ", Охватывающее всю природу, включая сюда и жизнь человеческих обществ. В своих построениях новый теоретик российского анархизма значительное место уделил вопросам революции. Он не считал народ готовым к немедленному революционному выступлению и ставил вопрос о создание анархической партии для " тихой подготовительной идейной работы ". Социальную революцию он считал закономерным явлением исторического процесса, " резким скачком вверх ", который должен привести к полному уничтожению все институтов власти и гос. учреждений.

По его мнению, анархо-комунизм можно было вводить сразу после разрушения старых порядков в ходе революции. Кто же совершит эту великую революцию? " Ее могут сделать только сами трудящийся - рабочие и крестьяне и трудовые элементы из интеллигенции", - писал Кропоткин. Он так же отрицал необходимость революционного правительства, не признавал ни какой революционной диктатуры, так как при ней, по его мнению, " революция неизбежно вырождается в произвол и в деспотизм".

Иногда трудно себе представить, какую нечеловеческую активность проявлял этот уже далеко не молодой человек, противоречащий своему высказыванию, что к 40-летнему возрасту потенциал общественной активности снижается. Вынужденная длительная эмиграция естественным образом усилила стремление к покинутой родине. С ней он никогда не обрывал тонкую связующую нить, с жадностью читая сообщения из России от родных и друзей.

С конца 90-х годов началась его переписка с М.И. Гольдсмит, принявшей на себя заботу о переводе и издании на русском языке книг и статей Кропоткина и его сподвижников. Однако, не имея существенных путей в Россию, эти издания (в основном в виде брошюр) распространялись в эмигрантской среде. Именно в этой среде в начале ХХ века зародилось новое поколение анархистов, сгруппировавшееся вокруг своего печатного органа "Хлеб и Воля".

Кропоткин воспринял это de-facto, хотя новообразование несомненно было навеяно его идеями анархо-коммунизма, о чем служило даже само название. Однако взаимоотношения Петра Алексеевича и хлебовольцев (главными представителями которых были Георгий и Лидия Гогелия) налаживались с трудом. Сказывались возрастные различия и связанные с ними различия в представлениях людей разных поколений о сложных общественных процессах.

С одной стороны - решительность, смелость в суждениях и в действиях, граничащие с безрассудством, с другой - осторожность в оценках, основанная на богатом жизненном опыте. Но главное было сделано - на очередном витке революционного подъема анархистские идеи Кропоткина нашли свою аудиторию и практическое воплощение, положив начало возрождению анархистского движения в России.

В России, как и на Западе, в начале ХХ века рост политической активности, возродил интерес к общественным теориям, в том числе и к анархизму. Правдами и неправдами в страну стала просачиваться анархистская литература. Первые анархистские кружки стали возникать на юге России. От первого белостокского кружка в 1903 году анархистское влияние вскоре распространилось на Гродно, Бельск, Волковыск, Орел, Житомир, Одессу, Нежин. Идейную основу этих кружков составляла безгосударственная доктрина Кропоткина.

К своему патриарху новые анархисты относились с почтением и благоговением, не упуская тем не менее возможности по-своему трактовать и применять в практике политической борьбы тактические приемы анархистских экспроприаций. Кропоткин же иначе, чем его последователи, относился к революционному терроризму.

"Анархисту звать людей на террор непозволительно, разве он не находится на месте и не ведет свою пропаганду личным примером? - писал он в январе 1904 года М.И. Гольдсмит. - Возводить террор чуть ли не в систему вообще, по-моему, ошибочно?".

Отношение Петра Алексеевича к насилию просматривается в трех аспектах:

  • по отношению к заговорщической террористической деятельности революционеров;

  • по отношению к внутренней и внешней политике государства;

  • по отношению к будущему социальному мироустройству.

При всем сочувствии смельчакам, которые ценою собственной жизни пытаются вызвать социальные изменения, Кропоткин считал, что революционная борьба "должна быть направлена главным образом на экономические, а не на политические формы"

С этой точки зрения его больше "интересует не столько непосредственное влияние террактов на политику правительства, сколько их воздействие на народные массы"

Ведь простая смена убитого правителя на другого не приносит чаще всего коренных перемен, оставляя весь государственный строй нетронутым. Лишь репрессивный аппарат начинает свою вешательную политику. Поэтому терракты можно рассматривать исключительно как дополнение к широкой агитационно-пропагандистской работе среди масс.

Заговорщическая деятельность народовольцев, не опирающаяся на народное революционное движение, по мнению Кропоткина, была обречена на провал: "Никакая серьезная политическая революция невозможна, если она в то же время не имеет характера социально-экономической революции"

Лично для себя Кропоткин не видел перспектив террористической деятельности, поскольку считал, что убийство царя не может дать "серьезные прямые результаты, хотя бы только в смысле политическойсвободы"

Косвенные результаты (подрыв идеи самодержавия, развитие боевого духа) однако же еще не достаточны для того, чтобы "всей душой отдаться террористической борьбе против царя"

В связи с этим можно привести также свидетельство Половцева В.В., посетившего Кропоткина осенью 1889 года в Лондоне: "Что касается до крови и убийства, то П.А. по поводу цареубийства всегда говорил Исполнительному Комитету, что не следует и нецелесообразно убивать государя. Ему возражали, что следующий будет либеральнее. - Не может быть либеральнее сын убитого государя!"

Кропоткин, по его словам, смог бы поддержать террор лишь только в том случае, если этот вид борьбы будет подкреплен "вооруженною борьбою против ближайших врагов крестьянина и рабочего" и вестись будет "с целью взбунтовать народ"

Со временем взгляды Кропоткина на революционное насилие даже ужесточились. Он пришел к выводу, что чувство мести, рождающееся в народе по отношению к своим угнетателям, вполне объяснимое в конкретной обстановке, "несовместимо с высшей нравственностью и способно причинить революции лишь вред"

У Петра Алексеевича появилась уверенность, что это чувство высокой нравственности, органически присущее народу, возобладает над стихией революции и у восставших "хватит силы не прибегать к тем гнусным средствам, какими сейчас пользуется господствующее меньшинство"

Кропоткин много места в своей теории посвятил критике государственного устройства и насилия, которое реализуется в государстве. Он не понаслышке познал тяготы тюремного заключения и свои выводы изложил в книге "В русских и французских тюрьмах": "тюрьмы никого не исправляют? напротив, они действуют более или менее развращающим образом на всех тех, кому приходится пробыть в них несколько лет"

Причина этого - в деморализующем характере тюремного заключения. Систему государственного правосудия он назвал "узаконенной местью" за органическую неспособность государства создать условия для гармоничного развития личности. В значительной мере общество ответственно за те безнравственные асоциальные поступки, которые совершаются в его среде. Преступления против личности и против собственности можно искоренить лишь при качественном переустройстве общества и естественном росте нравственных и социальных привычек. Частную собственность и возникшее для её защиты государство Кропоткин объявил не соответствующими природной сущности человека, культуре и то, что "если наши деды допустили сформироваться... класс, который извлек свои богатства из эксплуатации пролетариата... - всё это не основание для наших дней, чтобы мы безукоризненно терпели следствия, вытекающие из этого порядка вещей"

Центральное место в анархистской теории Кропоткин уделяет взаимопомощи, солидарности в обществе. Именно благодаря этим качествам общество сохраняет свою устойчивость и может рассчитывать на перспективу. Эти взгляды продолжают и развивают известную теорию Ч.Дарвина о происхождении видов, наполняя её высоким гуманистическим содержанием. Социал-дарвинизм, основанный Кропоткиным, утверждает, что практика взаимной помощи и ее последовательное развитие "создали самые условия развития общественной жизни, благодаря которым человек смог развить свои ремесла и искусства, свою науку и свой разум" А стремление людей ко взаимной помощи "разрушило железные законы государства. Взаимная помощь в обществе формирует этические, и нравственные законы, а через них осуществляется прогресс человеческого рода, и поэтому естественным является распространение ее "от первобытного рода к агломератам людей, все более и более обширным, пока, наконец, эти начала не охватят все человечество, без различия вер, языков и рас"

Таким образом, Кропоткин считал, что в развитии культурной традиции, в основе которой лежит взаимопомощь, перспектива прогресса человечества. Но особенно "культурные ценности, которыми пламенел П.А. всю жизнь - и нет ни одного анархистского учения, которое бы было так напитано культурным элементом - получают надлежащее место в его философии истории"

Она стала протестом против антропоцентризма, воспевая гимн объединению всех бесконечно малых. При этом, не смотря на то, что "стихия свободы, стихия личного освобождения есть то первозданное, из чего вырастает всё анархистское мироощущение - П.А. в угол последнего ставит не личное, а массовое начало"

Кстати, от эгоистического анархизма Штирнера Кропоткин взял лишь идею о взаимоуважении, которое должно наполнять каждого человека для гарантий его личной свободы. В этом факте прослеживается такая характерная для русской нации черта, как коллективизм. Далее, в общинном принципе построения хозяйственного уклада будущего общества Кропоткин в полной мере заимствовал эту коллективистскую черту нашего народа. Ему видится единственным рациональным исходом ассоциированный труд, при котором удается преодолеть недостатки как индивидуального, малопроизводительного, так и крупного, узкоспециализированного производства. При этом производственная ассоциация или община будет производить продукты не только для себя, или только для других, а для потребления всему обществу... Рассматривая взаимосвязи творчества Кропоткина с российской культурой, нельзя не отметить весьма объемный труд, посвященный им анализу русской литературы.

Здесь с большой силой проявилось заинтересованное отношение Петра Алексеевича к проблемам и путям развития отечественной культуры. Давая исчерпывающие характеристики творчеству видных отечественных литераторов, а также отдельным проявлениям общественной жизни, он сумел наглядно показать широкую картину современной ему российской культурной действительности. Последние годы жизни Петр Алексеевич посвятил истории развития нравственности в обществе. Его незаконченная работа "Этика" явилась еще одной попыткой обосновать анархистский идеал через естественное развитие народных культурных традиций, как наиболее соответствующих самой природе человека.

Нравственность возникла из практики взаимосвязи и солидарной деятельности людей, поэтому ее предназначение - в развитии и совершенствовании этой солидарности. Таким образом, П.А. Кропоткин, обосновав теорию анархо-коммунизма (корни которой лежат в российском социокультурном пространстве), тем самым внес существенный вклад не только в отечественную, но и мировую культуру.

Активно участвуя в пропаганде своих идей среди широкой общественности, имея огромное число корреспондентов и слушателей, он тем самым способствовал распространению культурных взглядов, личным примером стимулировал у окружающих стремление к высоконравственным ценностям.

Надо отметить, что Кропоткин был популярен не только в низах, среди молодых революционеров. Его имя было на слуху и в аристократических кругах. Так, известный политический деятель будущий министр иностранных дел буржуазного Временного правительства П.Н. Милюков во время одного из своих заграничных турне в начале 1904 года встречался с Петром Алексеевичем и имел с ним продолжительную беседу, отметив равновесность и гармоничность натуры анархиста. Известно также высказывание К.П. Победоносцева, члена государственного совета, обер-прокурора святейшего синода, в пользу публикации статьи Дунина-Барковского о записках Кропоткина, в которой "умно разъясняется какими заблуждениями ума и сердца добрый и умный человек превращается в анархиста".

Глава Советского государства В.И. Ленин, не смотря на свое критическое отношение к анархизму, весьма заинтересовано относился к публичным высказываниям Кропоткина и высоко ценил его личностные качества. Особенно "вождя мирового пролетариата" подкупали лестные высказывания в адрес Октябрьской революции, значение которой для мировой цивилизации Кропоткин сравнивал со значением Великой французской революции. Но самым значительным, по-видимому, следует признать значение Кропоткина и его идей для Н.И. Махно и всего махновского движения.

Возвращение Кропоткина в 1917 году в Россию было воспринято с энтузиазмом махновцами: "Петр Алексеевич укажет конкретные пути для организации нашего движения в деревне? он? воспользуется своим идейным влиянием на анархистов и их группы и поспешит конкретно сформулировать те положения революционного анархизма, которыми анархисты должны заняться в нашей революции".

Однако спустя несколько месяцев на Государственном совещании в Москве они были несколько разочарованы, услышав выступление Кропоткина, призывавшего во имя победы над Германией к соединению усилий капитала и Советов. Осудив в душе это выступление "сентиментального старца, ищущего спокойствия и сил для последнего применения своих знаний в жизни", Махно тем не менее сохранил убеждение в том, что "Петр Алексеевич оставался великим и сильным теоретиком анархизма? не сломи его физически время, он стал бы перед русской революцией практическим вождем анархизма". В этом и заключалась метаморфоза великого анархиста, позволившая советским историкам говорить о сокрушении самим Кропоткиным своих анархистских принципов.

Но следует признать, что сила идеи заключается не только и не столько в физически ослабевшем ее генераторе, а в том, насколько широкое распространение она находит или найдет в будущем. Что касается кропоткинского анархо-коммунизма, то он не только стимулировал яркую практическую деятельность махновщины, имевшей большое значение в истории гражданской войны на юге России, но и породил целую плеяду идейных наследников. К их числу следует отнести довольно широкий круг анархистов, сплотившийся вокруг образованного под руководством В.Н. Фигнер и С.Г. Кропоткиной в 1921 году Всероссийского общественного Комитета по увековечиванию памяти П.А. Кропоткина. Среди них такие известные анархисты, как А.М. Атабекян, А.А. Карелин, Н.К. Лебедев, М.П. Сажин, Г.Б. Сандомирский, А.А. Солонович, А.Л. Гордин, П.Д. Турчанинов (Лев Черный). Это были представители нового, постклассического анархизма, которые, критикуя отдельные положения кропоткинской теории, подвергая их модернизации, сохранили некоторые тенденции идейной эволюции, осуществляя тем самым диалектическую преемственность с анархизмом классическим.

Судьба самого комитета была предрешена самим ходом авторитарного развития социализма в России. Не смогла господствующая в стране монополия идеологии смириться с альтернативами мышления. Был разыгран ставший уже известным сценарий политической трагедии? Однако живучесть идеи заключается в том, что она, однажды рожденная, может быть востребована в любой момент истории. В современном обществе анархизм нашел свое воплощение в движении ненасилия22, других разнообразных течениях своей постклассической формы. Идеи П.А. Кропоткина и его последователей и по сей день находят ревностных почитателей и их рано списывать в историю

1   2   3   4




Похожие:

Реферат «Анархизм и его отношение к политической власти» Оглавление Введение 2 Как марксизм боролся с анархизмом 5 iconАнархизм и его отношение к политической власти

Реферат «Анархизм и его отношение к политической власти» Оглавление Введение 2 Как марксизм боролся с анархизмом 5 iconАнархизм и его отношение к политической власти
Известна и формулировка этого слова одного из представителей анархизма П. Кропоткина: Анархия — это учение, которое стремится к полному...
Реферат «Анархизм и его отношение к политической власти» Оглавление Введение 2 Как марксизм боролся с анархизмом 5 iconАнархизм и его отношение к политической власти
Известна и формулировка этого слова одного из представителей анархизма П. Кропоткина: Анархия — это учение, которое стремится к полному...
Реферат «Анархизм и его отношение к политической власти» Оглавление Введение 2 Как марксизм боролся с анархизмом 5 iconТема урока Кол-во
«рабочая аристократия», эмансипация, пастеризация, романтизм, критический реализм, натурализм, импрессионизм, постимпрессионизм,...
Реферат «Анархизм и его отношение к политической власти» Оглавление Введение 2 Как марксизм боролся с анархизмом 5 iconРеферат: Воля к власти. В философии Ницше понятию «воля к власти»
Это понятие представлялось ключом как к его собственной философии, так и к положению дел в мире как таковом
Реферат «Анархизм и его отношение к политической власти» Оглавление Введение 2 Как марксизм боролся с анархизмом 5 iconРеферат по естествознанию на тему: Естественный отбор. Монахов Дмитрий Студент 1 курса экономического факультета спбгу. Этур 1 Оглавление. Оглавление. 2 2
Естественный отбор: его могущество в сравнении с отбором, применяемым человеком; его воздействие на самые незначительные признаки....
Реферат «Анархизм и его отношение к политической власти» Оглавление Введение 2 Как марксизм боролся с анархизмом 5 iconАвтор: Степура Антон Юрьевич
Политическая система вклю- чает организацию политической власти, отношения между обществом и государством, характеризует протекание...
Реферат «Анархизм и его отношение к политической власти» Оглавление Введение 2 Как марксизм боролся с анархизмом 5 iconРеферат по предмету: педагогика и психология на тему: Воспитание как целенаправленная деятельность
В отличие от образования, где главной целью является развитие познавательных процессов индивида, его способностей, приобретения им...
Реферат «Анархизм и его отношение к политической власти» Оглавление Введение 2 Как марксизм боролся с анархизмом 5 iconСоциологические основы политики Социальные субъекты политической власти
В политической сфере принимаются решения и осуществляются действия, оказывающие подчас решающее влияние на общество в целом и его...
Реферат «Анархизм и его отношение к политической власти» Оглавление Введение 2 Как марксизм боролся с анархизмом 5 iconИзучение власти в политической антропологии. История и современность содержание
В основном, ученые занимались, прежде всего, вопросами передачи власти, ее происхождением, но сама сущность этого феномена редко...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы