Собственность в хозяйственных системах различного типа icon

Собственность в хозяйственных системах различного типа



НазваниеСобственность в хозяйственных системах различного типа
Дата конвертации03.03.2013
Размер316.11 Kb.
ТипДокументы
скачать >>>




Глава 6. Собственность в хозяйственных системах различного типа

§ 1. Что такое собственность

В предыдущей главе мы выяснили, что разделение труда является основой возникновения хозяйств товарного (рыночного) и планомерного (планового) типа. Однако чтобы специализированные субъекты экономики могли спокойно торговать или планировать, необходимо выполнение одного условия — они должны стать собственниками продукта. Таким образом разделение труда порождает фундаментальное экономическое понятие — собственность.

Есть мнение, что собственность была и в эпоху до разделения труда. Конечно, рассуждая чисто теоретически, мы можем заявить, что чуть-чуть-человек производя и потребляя продукт был чуть-чуть-собственником. Но задумаемся, отличалось ли в те далекие времена собственность дикого человека (рода) от производства и потребления дикого человека? Нет, не отличалась. Собственность появилась как нечто отличное от производства и потребления только тогда, когда человек обладая продуктом мог не производить и не потреблять. Скажем, Вы являетесь собственником участка земли и в данный момент не производите на нем ничего и не потребляете его как средство производства. Однако, как собственник, Вы можете сказать: «Все вон! Это моя земля!». Возможна ли такая ситуация в родовой общине? Конечно, нет. Пока ты роешь в данном месте корни, никто тебя гнать не будет. Но ты закончил, и в этом же месте имеет право рыть любой другой. Причем, разницы между тобой и тем другим нет никакой.

Рассуждаем дальше, если производство и потребление продукта и собственность в эпоху до разделения труда совпадали, то что было актуальнее для рода, произвести и потребить продукт или выяснение вопроса является ли род собственником этого продукта? Конечно, первое важнее. Поэтому собственность в первобытном обществе была, но как нечто потенциальное, зачаточное, не влияющее активно на хозяйственную деятельность. Что касается собственности рода на землю, то таковой тоже не было, ибо род единичен. Не члены рода не считались людьми. Бушмены своих дальних соседей называли животными без копыт. А с животными в отношения собственности никто не вступает. В эпоху разделения труда происходит великая трансформация: производимый и потребляемый продукт становится собственностью.

Как категория — собственность — рассматривается всеми существующими школами экономической мысли.

Как любое базовое социально-экономическое понятие, собственность не имеет единого, общепризнанного определения. Наиболее часто встречаются следующие подходы.

  1. Самой распространенной трактовкой собственности, характерной прежде всего для философов и представителей классического направления экономической мысли, является ее отождествление с присвоением.

Под собственностью понимается исторически определенный обществен­ный способ присвоения.

Присваиваются объекты двух родов:

а) сами условия (средства) про­изводства,

б) результаты (продукты) производства (труда).

Но что же означает «присвоение» средств производства и продуктов труда?

Присвоение средств производства есть не что иное, как распоряжение ими как условиями производственной, хозяйствен­ной деятельности; иными словами, осуществле­ние управления над самим процессом производства, включая организацию и контроль над ним. Присвоение продуктов труда есть не что иное, как распоряжение прибавочным продуктом; ины­ми словами это предполагает осуществление контроля над про­дуктами производства.

Однако следует отметить, что присвоение каким-либо субъектом объекта собственности возможно лишь в силу отчуждения его у другого субъекта (рис. 6.1).


Собственность

присвоение

отчуждение


Рис. 6.1. Собственность как единство присвоения и отчуждения


С точки зрения экономистов, придерживающихся диалектического метода исследования исторических процессов, собственность представляет собой форму структуризации, усложнения общественных связей, проявляющуюся в от­чуждении индивида, как от природы, так и от коллективнос­ти общественного бытия. А основным атрибутом собствен­ности является отделение производителя от средств произ­водства.

Одним из первых приверженцев такой трактовки собст­венности следует признать Карла Маркса. Приписываемое ему определение собственности как отношения между людь­ми по поводу производства, распределения и обмена благ в строгом смысле является не определением, а характеристи­кой собственности. С позиций марксистской экономической теории материальным содержанием права собственности является не сам процесс присвоения, а общественные производственные отношения.

Реконструировать представления К. Маркса о собствен­ности можно исходя из его представления о том, что такое общественная собственность. Под общественной собствен­ностью Маркс понимал уничтожение собственности, преодо­ление отчуждения производителя от средств производства. Из этого непосредственно следует, что собственность он отождествлял с отделением работника от условий его труда, расщеплением непосредст­венной связи индивида и используемых им вещей.

В отличие от непосредственного присвоения собствен­ность предполагает противостояние лица и вещи, вмеша­тельство общества в отношения между лицом и окружающи­ми его предметами внешнего мира. Производитель начинает относиться к средствам производства не как к естественным условиям своего труда, а как к воплощению чьих-то прав, пусть даже своих собственных. И это отчуждение субъекта от объекта его воздействия, превращение вещественного мира в мир общественно санкционированных прав на вещи обусловливает реальное противостояние между трудом и отделенными от него средствами производства, что порождает специальные формы соединения одного с другим.

Причиной необходимости отчуждения является общественное разделение труда. Разделение труда порождает регулярный обмен про­дуктами деятельности, т.е. обращение благ в обществе. Произво­дители из универсалов становятся специалистами, изготовляющими лишь какой-то определенный вид продукции. Но поскольку потреб­ности людей остаются универсальными, то без обмена становится просто невозможно удовлетворять всю гамму потребностей. По мере углубления специализации усиливается и взаимозависимость произ­водителей, т.к. в производственной цепочке появляется множество членов: продукт труда каждого предыдущего является исходным сырьем для последующих этапов переработки.

При этом если человечество в целом может приумножить свою собственность только посредством преобразования вещества природы, созида­тельного труда, то отдельные люди и группы людей, вклю­чая нации и государства, могут этого достичь, путем захвата объектов собственности у других людей, или, попросту говоря, грабежа.

Необходимо признать, что экономи­ческая деятельность человека включает в себя на всех этапах истории, во-первых, присвоение природных ре­сурсов путем их захвата и освоения, во-вторых, присвое­ние продуктов труда путем преобразования вещества при­роды, т.е. производства.

Труд по присвоению территории вместе с находящи­мися на ней природными ресурсами путем их захвата и охраны не принято называть производством, но нельзя отрицать, что он является трудом, ратным трудом, кото­рый, как всякий другой труд, служит источником и при­чиной существования экономического отношения соб­ственности на присвоенные таким образом ресурсы.

Для народов древности и средневековья экономичес­кий характер войны был достаточно очевиден. Сама гос­подствующая форма собственности на землю у древних латинян носит название квиритской (quire — копье), и точно так же в средневековой Европе завоеванные земли назывались beni della lancia — имущество копья. По существу война в те времена была не чем иным, как спосо­бом присвоения основного средства производства, а раз­бой был одним из основных способов получения материальных благ.

По этому поводу Плутарх говорит, что древние лати­няне, вошедшие в историю под именем героев, считали за великую славу и похвалу своему оружию, если их на­зывали разбойниками. Платон и Аристотель поме­щают разбой среди видов охоты. Точно так же у древ­них германцев, по словам Цезаря, разбой не только не был позором, но его даже рассматривали как упраж­нение в доблести.

2. Юристы предпочитает определять собственность как господство лица над вещью, а основным атрибутом считают ограничение возможностей других.

Юридически под собственностью понимается принадлежность вещи определенному лицу (физическому или юридическому) или группе лиц. С правовой точки зрения, все продукты и факторы производства, товары и предметы потребления имеют своего суверена.

В римском праве правомочие собственника рассматривалось как триада прав: пользования, владения и распоряжения. Право собственности является наиболее полным правом на вещь. Собственник обладает самыми широкими распорядительными полномочиями: он может отчуждать вещь, менять ее хозяйственное значение, ухудшать свойства вещи и даже уничтожать ее. Собственник признается владельцем (если владение не перешло к другому лицу), так что он может защищать свою связь с вещью от нарушений со стороны третьих лиц посредством владельческих интердиктов1, а не только посредством исковых средств, а, утратив вещь — прибегнуть как к интердикту для восстановления владения, так и к иску о праве собственности (виндикации).

Но право собственности не следует сводить к набору полномочий. Собственник остается собственником и в отсутствие любого из этих полномочий.

Собственность как абсолютная власть лица над вещью первична. Закон может только ограничивать возможности собственника. Например, не разрешать ему использовать свое имущество во вред другим лицам. Или предписывает собственнику участка, прилегающего к железной дороге, выделить на своем участке проход для собственников соседних владений.

В представлении юристов собственность есть абсолютное право, которому соответствует обязанность всех других лиц. Все, включая лиц, облеченных властью, обязаны воздерживаться от совершения действий, наносящих ущерб собственнику.

3. Представление о собственности как об исторически определенной форме связи индивида с окружающими его предметами внешнего мира развивают многие представители экономической мысли, например, маржиналисты. Карл Менгер считал, что собственность представляет собой такое же следствие ограниченности ресурсов, как и ценность. В «Основаниях политической экономии» он ут­верждал, что собственность — единственно возможное раз­решение проблемы редкости.

Идеи К. Менгера продолжил Л. Вальрас, выдвинувший следующий тезис: редкость ресурсов порождает три основ­ных следствия — собственность (присвоение); ценность (обмен) и воспроизводство (индустрию).

Однако следствием ограниченности ресурсов является, вообще говоря, не собственность, а владение. Конечно, для того чтобы хозяйства и индивиды могли вступать друг с другом в отношения, право владельца должно быть защищено законом или обычаем. Но и здесь нет еще возникновения права собственности. Известно, что все более или менее развитые системы права защищают не только собственность, но и законное (и даже незаконное, но добросовестное) владение.

4. Немецкая историческая школа трактует собственность как этическую норму, основополагающий принцип общест­венного взаимодействия. А базовой характеристикой собст­венности как общественного института считает свободу, освобождение человека от тотальности коллективной жизни.

Собственность — это гарантия независимости индивида от общества, признаваемого обществом права человека на сво­боду воли.

В отличие от социалистов, полагающих, что собствен­ность представляет собой способ установления обществен­ной иерархии — форму экономического порабощения, сто­ронники данной точки зрения видят в собственности суб­станцию свободы. Сама собственность предстает при этом как ценностная характеристика.

Если отношения собственности не священны, не призна­ны обществом как высшая ценность, законы бессильны. Стремление к наживе, не уравновешенное уважением к чужой собственности, будет порождать все новые и новые волны передела. Потому что отнимать чужое имущество, обходя законы или используя предоставляемые ими возмож­ности, всегда выгоднее, чем приумножать свое богатство честным путем.

Этическую трактовку собственности разделяют и некото­рые современные юристы, полагающие, что право рождается не только из потребностей хозяйственной практики, но и из развития личности, выделения индивида из родовой общины.

5. Более приземленной точки зрения придерживаются экономисты, которые считают, что основополагающей чертой собственности является способность прино­сить доходы. Собственность воспринимается ими как вопло­щенный капитал. Основоположником данного подхода можно считать Люд­вига фон Мизеса, полагавшего, что собственность означает полный контроль над полезностью (услугами, доходами), которую можно извлечь из данного блага. А права собст­венника — это признанные обществом притязания на результаты использования блага и ответственность за это исполь­зование.

Из современных исследователей собственности сходной точки зрения придерживается перуанец Эрнаидо де Сото. Он противопоставляет понятие собственности-капитала поня­тию собственности-владения. Собственность, которую нельзя трансформировать в стоимость, является, по мнению де Сото, мертвой. Только способность участвовать в обороте и приносить доход превращает имущество в собственность. Истинной субстанцией собственности является заложенная в ней потенциальная энергия активов. А способом высвобож­дения этой энергии является защита прав собственности.

6. Неоинституциональное направление рассматривает собственность как объект права. Но права не на вещь, а на пучок, или долю правомочий, относящихся к данному ресурсу. Основным атрибутом собственности оно считает возможность рассредоточения различных прав на одну и ту же вещь между разными лицами.

Возникновение экономической теории прав собственности связано с именами Р. Коуза и А. Алчиана. Ее истоки можно отождествить с common law, с договорным правом, отразившем через систему прецедентов гораздо больший спектр (пучок) правомочий. Образно говоря, размеры богатства определяет не только и не столько количество доступных благ, сколько возможности их многообразного использования.

Впервые в наиболее законченном виде данное представ­ление о собственности было изложено А. Алчианом. В отличие от классической юриспруденции, описываю­щей собственность как триаду владения, пользования и распоряжения, теория правомочий собственности не только расширяет набор этих правомочий, но и сосредоточивает внимание на оборачиваемости самих прав, на том, что объектами купли-продажи являются не сами вещи, а права на них.

Неоинституционалисты выделяют «пучок» прав собственности (список А. Оноре), включая в него следующие права:

1) право пользования,

2) право владения,

3) право управления — т.е. решения о том, как использовать вещь,

4) право на доход,

5) право на капитальную стоимость (потребление, отчуждение, уничтожение),

6) право на безопасность (от экспроприации),

7) право на наследование,

8) право на бессрочность,

9) право на запрещение вредного использования,

10) право на ответственность (возможность отобрать вещь за долги),

11) право на остаточный характер (ожидание возврата правомочий в случае потери).

Данное определение говорит о возможных комбинациях прав.

Другие западные научные школы находят до 32-х признаков, совпадение которых позволяет говорить о полном праве собственности. Очевидно, что в настоя­щее время наличие у частного лица всей этой совокуп­ности прав можно наблюдать разве только на предметы домашнего обихода.

Отечественная юридическая школа относится к теории правомочий достаточно скептически. По мнению юристов, собственность — это абсолютное право. Собственнику разре­шено все, что не запрещено законом. Можно сколько угодно изобретать, что именно разрешено собственнику, можно ус­тупать часть своих правомочий другим лицам, не теряя при этом самого права собственности, но нельзя описать абсо­лютное право через перечисление дозволенного. Абсолютное право описывается не позитивом — что можно, а негативом — что нельзя.

Если говорить о конкретном наборе правомочий, напри­мер, списке А. Оноре, то из перечисленных им 11 правомочий большинство являются вторичными. Возьмем, например, право на безопасность. Оно не самодостаточно, поскольку право только тогда является правом в классическом смысле, когда охраняется государством. Право на отчуж­дение — это часть права распоряжения. Право на ответствен­ность представляет собой свойство гражданского права во­обще, а не права собственности. Так же, как и запрет вредного использования.

Вместе с тем, с экономической точки зрения, техника вычленения раз­личных правомочий чрезвычайно плодотворна. Собственник, оставаясь собственником, может временно отчуждать и право пользования, и право на управление, и право на доходы. А товар предстает не только как совокупность своих физических свойств, но и как определенный набор возмож­ностей и ограничений. Однако, подобно другой важнейшей экономической абстракции — стоимости, собственность рас­кладывается на составные части, но не складывается из них. Поэтому определение собственности как сложного пучка правомочий носит, скорее, технологический, чем содержа­тельный характер.

Таким образом, можно утверждать, что собственность есть:

  • социально-экономическое отношение между хозяйствующими субъектами по поводу каких-либо объектов (продуктов труда, имущества, средств производства и т.д.), представляющее диалектически противоречивое единство присвоения и отчуждения объектов:

    • набор правомочий субъекта в отношении объекта;

    • социально-экономический институт (система традиций, обычаев, норм, закрепленных в обществе в конкретно-исторический период времени).

Собственность имеет две стороны: материально-вещественную и социально-экономическую.

С материально-вещественной стороны собственность характеризуется качественной определенностью объекта, его полезностными свойствами; с социально-экономической – определенным набором институциональных элементов, связывающих между собой хозяйствующих субъектов данной хозяйственной системы в определенный исторический период (определяется степенью развития хозяйства).

В собственности выражается исключитель­ное право субъекта на пользование благом, выступающим при этом объек­том собственности (рис. 6.2).



Рис. 6.2. Собственность как субъектно-объектное отношение


Объектами собственности выступают матери­альные и нематериальные блага. В зависимости от того, что выступает объектом, различают:

  • собственность на средства производства;

  • собственность на предметы потребления;

  • собственность на свою рабочую силу.

Отношения собственности представляют единство 2 видов связей: субъектно-субъектных и субъектно-объектных.

В понятие «отношения собственности» включаются (рис. 6.3):

1) отношения собственника к «своей вещи», т. е. имущественные субъектно-объектные отношения (владение, пользование, распоряжение, ответственность) — на схеме обозначены знаком &;

2) отношения между субъектами собственности, т. е. субъектно-субъ­ектные отношения (отношения между разными субъектами одного объекта собственности, отношения собственников по поводу формирования нового объекта собственности и пр.) — на схеме обозначены знаком ©.

Субъектами собственности могут быть экономические субъекты любого уровня в структуре хозяйства. Если субъекту хозяйствования передается одно из триады прав собственности (пользование, владение, распоряжение), он получает не права собственности, а право пользоваться (пользователь), владеть (владелец) или распоряжаться (распорядитель) данным объектом.



Рис. 6.3. Структура отношений собственности


Например, арендатор, выступая временным владельцем земельного участка, получает и право пользоваться им и частично распоряжаться.

Следует отметить, что, во-первых, владение — еще не пол­ная собственность и, во-вторых, объекты собственности в отношениях владения фигурируют не как объекты непо­средственного присвоения, а как условия хозяйствования. По­этому в системе отношений присвоения владение, пользова­ние и распоряжение выступают как категории, выражающие вторичные отношения, уже опосредованные собственностью (отношения между собственником средств производства и хо­зяйствующими субъектами). Например, банкир ссужает свой денежный капитал промышленнику в кредит. Он остается собственником капитала, а пользователем становится про­мышленный капиталист, обязующийся передавать банкиру часть получаемого дохода в виде ссудного процента как плату за употребленный капитал.

Можно ли отношения собственности заменить отношения­ми владения? Истории известны периоды становления обще­ства, когда существовали такие семьи, роды, которые еще только владеют, но не имеют собственности. Владение, по определению К. Маркса, более простая по сравнению с соб­ственностью категория. Соб­ственность — более развитая конкретность — сохраняет более простую категорию как подчиненное отношение. Поскольку отношения владения возникают при хозяйственной деятель­ности или ином виде пользования, то они не влияют на гос­подствующий в данном обществе способ производства, кото­рый опосредуется основным отношением — собственностью на средства производства.

Различие между собственником и владельцем становится очевидным, если учесть наличие двух свойств вещи, высту­пающей объектом собственности, — стоимости и потребитель­ной стоимости, которые по-разному проявляются при хозяй­ственном использовании вещи и потому могут быть объектом владения различных субъектов. Собственность владельца отли­чается тем, что он лишь собственник потребления вещи, но не ее стоимости.

Это различие имеет практическое значение и при опреде­лении права собственности. Выделяются три типа собствен­ников:

  • собственник потенциальный (наследник). Он становится действительным собственником при вступлении во владение;

  • собственник как потребитель вещи (владелец). Он не обладает правом распоряжаться ценностью вещи, правом отчуждения;

  • полный собственник. Он собственник и ценности вещи, и ее потребления, обладает правом отчуждения (отчуждение — передача собственности во владение другому).

Мерой полноты обладания собственностью во всех назван­ных случаях служит потребление, которое определяется как реальная сторона и действительная собственность: «собствен­ность, из которой не делают употребление, рассматривается как мертвая и бесхозная».

Непотребление служит доказательством утраты права соб­ственности. Право собственности теряется вследствие ее дав­ности. «Давность основана на предположении, что я перестал рассматривать вещь как свою. Ибо для того, чтобы нечто оставалось моим, требуется продолжение выражения моей воли, а это выражается в потреблении или хранении».

В системе отношений собственности более простым ка­жется категория «пользование». Но и пользование включает два момента: присвоение полезных свойств вещи, в том числе использование ее как средства производства, и присвоение создаваемого продукта.

Из отношений пользования во всех обществах главное значение придается пользованию землей и другими средства­ми производства. Не случайно, отношения собственности на средства производства впервые возникают на базе пользова­ния условиями производства.

Субъекты групповой собственности относятся друг к другу как совладельцы. Они могут использовать те пли иные объекты (в том числе производственные) сообща. Например, транспортные артерии, оросительные системы; чаще это не­производственные объекты: водоемы и водопроводные сети и т.п. Основной же способ употребления средств производства — обособленное пользование, выступающее в самых разных формах. Отсюда можно сделать еще два немаловажных вывода.

Во-первых, владение — это универсальный способ, позволяющий использовать чужую собственность, что подтверждено многовековой практикой (в частности, через аренду жилых домов, квартир, производственных зданий и вооружений, техники, земельных участков и т. д., которая применяется в землепользовании). На этой базе возникла целая система экономических отноше­ний. Во-вторых, владение дает возможность обособленно, производительно употребить и средства производства, нахо­дящиеся в общей собственности.

Различия между собственностью, с одной стороны, и владением и пользова­нием, с другой, становятся «зримыми» при рассмотрении отношений рас­поряжения. Отношения распоряжения могут быть представлены при обособленном пользовании как в функциях владельца, так и собственника. Однако главным распорядителем всегда выступает собственник средств произ­водства. Следовательно, отношения владения, пользования и рас­поряжения выражают внутреннюю структуру собственности как производственного отношения.


§ 2. Собственность и эксплуатация

Если производимый и потребляемый продукт принял форму собственности, а продукт — одно из определений человека, то в эпоху разделения труда любой человек должен иметь какую-то собственность, иначе он погибнет.

Какой бы собственностью не обладал человек — это частная собственность. Разделение труда на то и разделение труда, что человек, становясь специалистом, имеет отношение не ко всему продукту, как раньше, а лишь к его частице. Разделение труда и частная собственность — это две стороны одной медали.

Но вопрос состоит в том, что это за частная собственность. Выше перечислялись основные объекты собственности (средства производства, предметы потребления, рабочая сила). Эти три вида объектов собственности не равнозначны. Ключевым объектом собственности являются средства производства. Именно обладание средствами производства дает возможность получить богатство и влияние в обществе.

Но и среди средств производства можно выделить главные, состав которых исторически менялся. На аграрной стадии главными средствами производства являлась земля и рабы (говорящие орудия). На индустриальной стадии — машины и прочие индустриальные средства производства. На постиндустриальной, по всей видимости, ключевым средством производства станет организованная информация.

Почему же именно собственники средств производства обретают в обществе богатство и могущество?

Если Вы обладаете некоторым запасом предметов потребления, то скоро Вы употребите их по назначению, и в Вашем распоряжении останется либо средство производства, либо Ваша рабочая сила. Поэтому реально сравнивать надо собственников средств производства и собственников рабочей силы. Почему собственники средств производства находятся в более выгодном положении?

Во-первых, собственник средств производства непосредственно в производственном процессе может не участвовать. Это дает ему время для участия в политике, управления обществом, получения образования, обзаведения связями и т. д.

Во-вторых, средства производства могут длительное время бездействовать без существенного ущерба для них, а рабочая сила должна воспроизводиться каждый день. Это дает возможность собственнику средств производства навязывать собственнику рабочей силы условия.

В-третьих, средства производства в значительной своей массе изнашиваются частями, и восстанавливаются целиком. Поэтому собственники средств производства обладают временно свободными денежными средствами, которыми могут маневрировать (давать в долг и т. д.).

Все эти обстоятельства позволяют собственникам средств производства эксплуатировать собственников рабочей силы.

Но и среди собственников средств производства отношения совсем не идиллические. Есть собственники базовых средств производства и пионерных средств производства. В нормально организованном обществе собственники пионерных средств производства должны иметь возможность эксплуатировать собственников в базовом секторе хозяйства.

Абст­рактная возможность эксплуатации содержится в исходном различии произ­водства и потребления. Если они имеют момент различия, значит потенци­ально можно произвести, но не потребить, и потребить не произведя. Эта потенциальная возможность становится действительностью только в эпоху разделения труда, когда одни субъекты хозяйства систематически производят меньше, чем потребляют, а другие потребляют больше, чем производят.

Возникшая в эпоху разделения труда эксплуатация бывает двух типов: ради богатства и ради прогресса.

Рассмотрим эксплуатацию ради богатства. Экономическая цель человека (человечества) — освобождение от эко­номики на основе перехода к безграничному производству и потреблению. Эпоха разделения труда является лишь необходимым шагом к этой цели. Как таковая, эта эпоха обеспечить безграничности производства и потребления не может. Кроме того, разделение труда сводит человека в сфере производства к функции, уродуя его универсальную природу. Однако если в сфере производ­ства человек сведен к функции, то в сфере потребления такой ограниченности нет. Человек эпохи разделения труда, производя специализированный продукт, потребляет универсальный продукт, созданный коллективными усилия­ми всех специалистов. Но потребляемый универсальный продукт эпохи разделения труда — это не абсолютно универсальный продукт будущего, а относительно универсальный. Его относительная универсальность проявляет себя в следующем: во-первых, даже если ты имеешь неограниченный доступ к этому, произведенному всеми специалистами продукту, он ограничен и количественно (ограниченная производительность хозяйственной системы), и качественно (набором производимых продуктов).

Во-вторых, продукт эпохи разделения труда может крайне неравно­мерно распределяться между хозяйствующими субъектами. Один специали­зированный производитель получает за свой частичный продукт продукт очень скудный и количественно, и качественно. Другой имеет возможность потребить продукт богатый и разнообразный.

Если ты можешь достигнуть универсальности (хоть относительной) только в потреблении, значит надо максимально расширять потребление и сокращать свою производственную деятельность. А сокращая производствен­ную деятельность, сохранять за собой наиболее творческие, содержательные функции. Максимально потреблять, производя минимум или вообще ничего не производя, можно только эксплуатируя других. Таковы наиболее общие смысл и стимул эксплуатации ради богатства. Богатство дает человеку отно­сительную универсальность.

Общий механизм эксплуатации ради богатства следующий. Допустим на 100 единиц продукта А затрачено 10 часов общественно необходимого труда, стоимость затрат этих 100 единиц А — 10 ча­сов труда. Но, чтобы определить стоимость результата необходимо посчитать, сколько рабочей силы (способности к труду) данные 100 А восстановят в процессе потребления. Допустим, что в процессе потреб­ления данный продукт восстановил способность к труду, равную 10 часам:


10 часов →100 А → 10 часов.

(6.1)



Однако в такой системе нет места эксплуатации. Если мы заставим ра­ботника, производящего продукт А, работать 15 часов, произойдет следую­щее:


15 часов → 150 А → 15 часов.

(6.2)



Иначе говоря, он произвел продукта столько, сколько ему как раз не­обходимо для восстановления повышенных затрат труда.

Теперь представим, что выражение (6.1) имеет другой вид:





В таком варианте работник, потребив 100 штук продукта Б, не только восстановит необходимые силы для следующего цикла производства (10 часов), но у него еще будут силы для того, чтобы 5 часов плясать. Такого работ­ника уже можно эксплуатировать. Давайте заставим его работать 15 часов:

15 часов → 150 Б → 20,5 часов.

(6.4)



Теперь он вместо того, чтобы плясать, все время работает. 100 штук Б восстанавливают его способность снова работать 15 часов, а 50 Б достаются эксплуататору.




Эксплуататор, потребив 50 штук Б, получил возможность 7,5 часов плясать, не затратив никаких предварительных усилий.

Оставим на время эксплуатацию ради богатства и рассмотрим экс­плуатацию ради прогресса. Уместно вспомнить, сформулированную выше, экономическую цель человека — свобода от продукта путем производства и потребления безграничного продукта. Эксплуатация ради богатства делает человека свободным от продукта, но только относительно и только эксплуа­татора. Однако человеку нужна не относительная, а абсолютная свобода. Эту свободу может дать прогресс, т. е, выход за пределы существующего ограни­ченного продукта. Данное обстоятельство и вынуждает делить весь мир про­дуктов на два типа — продукты базовые и пионерные.

Процесс образования стоимости при производстве и потреблении ба­зовых и пионерных продуктов, как мы уже выяснили, идет по-разному. Стоимость базовых продук­тов показана в выражении (6.4). Иначе говоря, стоимость затрат (15 ча­сов) оказывается меньше стоимости результата (22,5 часов). Это вполне естественно. Ведь базовые продукты производятся давно, и производитель­ность здесь высокая. При этом, будучи продуктом жизнеобеспечения, они эффективно восстанавливают рабочую силу.

Образование стоимости пионерных продуктов иллюстрируем сле­дующим образом:


15 часов → 100 П → 7,5 часов.

(6.6)



Мы видим, что при производстве пионерного продукта затрачено 15 часов труда, а при его потреблении восстанавливается способность к труду всего в течении 7,5 часов. Это проистекает от того, что, с одной стороны, как уже отмечалось, технология производст­ва пионерного продукта не налажена и производительность низкая, а с другой — стороны, этот продукт не входит в комплекс необходимого жизнеобеспе­чения и поэтому плохо восстанавливает израсходованную рабочую силу.




Рис. 6.4. Эксплуатация ради прогресса


Возникает вопрос, кто возместит производителям пионерных продуктов недостающие ресурсы в размере 7,5 часов труда? Единственный источ­ник — прибавочный продукт, созданный в базовом производстве. Схематично эксплуатация ради прогресса может быть изображена при помощи рис. 6.4.

В реальности оба вида эксплуатации смешаны в едином процессе и постоянно переходят друг в друга.


§ 3. Виды и формы собственности

Разнообразие субъектов и объектов собственности, а также способов ее получения, распределения и использования породило множественность ее классификационных групп. В таблице 6.1 представлена классификация видов собственности.

Некоторые из представленных в табл. 6.1 классификаций мы рассмотрели ранее полностью или частично. Сейчас нам надо сосредоточить внимание на первом классификационном признаке — делении собственности на общую частную и индивидуальную частную. Во-первых, Вы видите, что и общая и индивидуальная собственность имеют определение «частная». Мы уже обсуждали этот вопрос: в эпоху разделения труда любая собственность частная. Но почему и как частная собственность выступает в форме индивидуальной и общей? Вспомним предшествующую тему — разделение труда. Характер разделения труда порождает либо рынок, либо план. Спрашивается, какая форма собственности соответствует рынку — общая или индивидуальная? Конечно индивидуальная. Чтобы успешно торговать своим специализированным продуктом и получать в обмен продукты других специалистов, специализированный продукт должен быть индивидуальной частной собственностью его производителя. Здесь нужно еще раз подчеркнуть основную идею: вне индивидуальной частной собственности полноценная торговая сделка невозможна, так же как способом реализации индивидуальной частной собственности служит торговая сделка.


Таблица 6.1

Классификация видов собственности


По типу

Общая частная

Индивидуальная частная

^ По способу получения

трудовая

нетрудовая

По объектам

Собственность на средства производства

Собственность на предметы потребления

Собственность на рабочую силу

^ По размерам

крупная

средняя

мелкая

По делимости

делимая

неделимая



Теперь представим, что характер разделения труда привел к возникновению плана. Какая форма собственности ему соответствует: индивидуальная или общая? Конечно общая. Для того, чтобы в масштабе хозяйственной системы запустить номенклатурно-объемный механизм, вся эта хозяйственная система должна быть в единой, общей собственности. Точно так же, вне номенклатурно-объемного механизма невозможна общая собственность. И одновременно только общая собственность позволяет использовать номенклатурно-объемный механизм.

Вернемся к рисунку 1.5 в главе I. Там изображена динамика общественно-экономических формаций. Они и были выделены К. Марксом по критерию форм собственности.

Первобытнообщинная формация совпадает с эпохой до разделения труда, и отношения собственности существовали, как упоминалось, лишь потенциально. Причем в первобытном обществе в зародышевой форме имелись и общая и индивидуальная собственность.

Рабовладельческая формация впервые сделала продукт собственностью. Но рис. 1.5 показывает, что рабство существовало в двух формах — античное рабство (принцип товарности) и азиатское рабство (принцип планомерности). Соответственно, собственность на землю и рабов тоже существовала в двух формах. Античное рабство — индивидуальная частная собственность на землю и рабов. Отсюда античная демократия. Азиатское рабство — общая частная собственность на землю и рабов. Общая в том смысле, что классом рабовладельцев здесь выступали не отдельные рабовладельцы, а государственная бюрократия. Использовала же она для осуществления своего права собственности древний, примитивный номенклатурно-объемный механизм.

Феодальная формация тоже удвоена. Есть европейский феодализм (товарный принцип) и есть азиатский феодализм (планомерный принцип). В Европе феодал индивидуально обладал землей и крестьянами. Его поместье могло быть и замкнутым, т.е. прямых торговых связей могло и не быть. Но сам принцип индивидуальной собственности создавал предпосылки торговли.

Азиатский феодал — это все та же корпорация бюрократов совместно распоряжающихся землей и крестьянами.

Конечно, формирование частной собственности шло не так просто и прямолинейно.

Например, в рабовладельческой и феодальной формациях товарного типа, вопреки достаточно распространенному мнению, тоже не существовало частной собственности на зем­лю в чистом виде. Не следует представ­лять себе феодала в виде полного, неограниченного собственника своей земли. Феодальная частная собственность на землю в строгом смысле этого слова невозможна, как невозможны ни ее зах­ват, ни удержание частным способом. Поэтому фе­одалы были такими же условными собственника­ми своих феодов, как и крестьяне. То же имело место и в рабовладельческом об­ществе. Римские патриции не представляли исклю­чения. По отношению к частным лицам патри­ций, завладевший участком общественного поля, приобретал всю совокупность прав собственности: полную свободу пользования, право отчуждения, передачи по наследству, раздела. По отношению к государству он оставался простым владельцем, чье право пользования землей было временным и мог­ло быть аннулировано. Он выплачивал государству в качестве налога часть урожая. Индивидуальная частная собственность на землю в современном ка­питалистическом обществе — такая же иллюзия, как и в предшествующих капитализму формациях.

В условиях формирования государств, когда представление об общем праве на землю всего народа, а затем и отдельных «младших родов» постепенно стерлось, принадлежность того или другого участка стала связываться с сидящей на нем семьей — familia (семейная собственность). Участок принадлежал семье, как таковой, в лице ее главы и представителя — домовладыки. Но принадлежность эта была проникнута особым характером: распределение земли между отдельными родами и семьями покоится не на том или ином акте частного лица, а на воле всего народа, является выражением некоторого общегосударственного, публичного порядка. Участок земли принадлежит данному домовладыке как члену общины, как гражданину. При этом сам участок был в то время не столько определенной частью территории, сколько количественной долей данной семьи в общем земельном владении. Право гражданина на такое «владение» вытекало из его положения как члена общины.

При таких условиях понятно, что участок земли, отведенный данной семье, должен оставаться в ее владении, пока существующее распределение не будет изменено каким-либо новым публичным актом (например, переделом). Если же им завладеет кто-либо другой, то домовладыка может потребовать его возвращения независимо от того, каким образом — добросовестно или недобросовестно — нынешний владелец стал владельцем.

Наконец, на индустриальной стадии противоположность индивидуальной частной собственности и общей частной собственности достигла такой остроты, что экономисты и философы даже не нашли термина для ее единого обозначения (типа рабовладения или феодализма). Нашлись термины только для противоположностей — капитализм (рынок) и социализм (план).

Капитализм завершил исторически длительный процесс формирования индивидуальной частной собственности как собственности отдельного капиталиста на индустриальные средства производства. Термины «собственность» и «частная собственность» сложились в римском праве (во II в. н. э.). Французская Декларация прав человека и гражданина 1789 года объявила собственность священным и неприкосновенным правом. Соответственно и товарность как форма реализации индивидуальной частной собственности достигла здесь апогея превратившись в рынок (капитал).

Социализм же, напротив, завершил исторический процесс развития общей частной собственности, как собственности класса бюрократии. Соответственно и планомерность здесь превратилась в план. Общую частную собственность бюрократии часто называют государственной.

А что же происходит сейчас на постиндустриальной стадии? Разделение труда достигает наивысшей стадии — общемировой. Но одновременно оно начинает исчезать. Отсюда и частная собственность начинает исчезать, а вместе с ней противоположность индивидуальной частной и общей частной собственности.

В этом смысле постиндустриальная стадия созвучна аграрной, где собственность во всех ее разновидностях формировалась.

Почему началось исчезновение собственности? Постиндустриальная стадия — последняя в эпохе разделения труда. Далее следует эпоха после разделения труда, которой соответствует формация называемая положительным гуманизмом, коммунизмом, обществом изобилия и т. д. Главная ее характеристика — преодоление ограниченности продукта. А разве может быть в чьей-то собственности то, что неограниченно. Именно в эпоху после разделения труда происходит возврат к тому, что называют общественной собственностью. Только в первобытной формации общественная собственность была лишь еще чем-то потенциальным, а в обществе положительного гуманизма, она уже нечто снятое. Действительно если продукт неограничен, значит каждый имеет доступ к каждому продукту. Но эта доступность перестает волновать людей. Люди прекращают выяснять какой продукт и в каком количестве кому принадлежит и начинают решать проблемы духа.

Вернемся снова к нашей родной и актуальной эпохе разделения труда. Общая частная и индивидуальная частная — это лишь наиболее частые виды собственности. Между ними пролегает огромное множество промежуточных.

Обычно выделяют следующие виды:

  • единичная (индивидуальная);

  • семейная — делимая (долевая) или неделимая (общая);

  • коллективная (групповая) — делимая или неделимая;

  • муниципальная;

  • государственная.

Например: долевая семейная собственность может перейти в общую, а общая семейная — в долевую. Отдельные объекты такой собственности могут быть в совместном пользовании (дом, дача), отдельные — в индивидуальном.

Смешанная собствен­ность представляет собой интеграцию двух вышерассмотренных чистых типов и проявляется в разновидности груп­повых ассоциированных форм собственности.

Групповая собственность характеризует принадлежность средств производства и его результатов отдельной группе лиц, что означает отчуждение от них всех остальных лиц. При этом каждый член кол­лектива является собственником средств и результатов производс­тва. Это, безусловно, порождает новый тип экономических интересов — коллективную материальную заинтересованность в лучшем использо­вании и приумножении совместного (группового) имущества, так как это есть основа для удовлетворения личных (индивидуальных) инте­ресов.

Частная собственность, как мы выяснили, предполагает эксплуатацию. При этом в условиях индивидуальной частной собственности эксплуатация, соответственно, осуществляется индивидуальным собственником средств производства. В условиях общей частной собственности эксплуатацию осуществляет единая бюрократия.

Рабовладение предполагает, что человека насильно отделили от принадлежащих ему средств производства и насильно соединили со средствами производства рабовладельца (индивидуальными или общими).

При европейском феодализме (самом крайнем, барщинном) крестьянин часть времени насильно соединялся с индивидуальными средствами производства феодала. Но в оставшееся время использовал имеющиеся у него средства производства для себя.

Азиатский феодализм предполагал совместную обработку государственных полей по плану.

На индустриальной стадии в условиях капиталистической собственности разорившийся ремесленник или крестьянин (лишенный средств производства) продает свою рабочую силу на условиях выгодных капиталисту.

В условиях плановой экономики класс бюрократии, владеющий средствами производства по плану, соединяет их с рабочей силой на условиях выгодных всему классу бюрократии в целом.

Так как индивидуальная частная собственность изучена лучше, то применительно к ней известны два закона собственности и два закона при­своения, которые действуют во взаимосвязи. Первым, основ­ным и всеобщим является закон собственности на продукт своего труда. Ему соответствует закон присвоения: труд первоначальный способ присвоения. Это когда ремесленник сам работает, сам продает свои изделия и этим живет.

Преобразование трудовой частной собственности в капиталистическую происходит на основе перехода первого закона в собственности во второй — в закон собственности на продукт чужого труда. Это стало возможным, потому что чужой труд выступает как собственность капитала. Ему соответствует уже другой закон присвоения: обращение — первоначальный способ присвоения. На базе этих законов функционирует капиталистическое общественное товарное производство.

Основанием для перехода первого закона собственности во второй послужили два социально-экономических явления:

а) ремесленник разоряется и утрачивает средства производства;

б) другой ремесленник, наоборот, средства производства приобретает, покупает рабочую силу разорившегося ремесленника и начинает ее эксплуатировать.

1 Интердикт (от лат. запрещение) — в римском праве — приказ претора, предписывающий или запрещающий какое-либо действие одной из спорящих сторон.




Нажми чтобы узнать.

Похожие:

Собственность в хозяйственных системах различного типа iconНаименование дисциплины: Основы теории управления Направление: 230100 Информатика и вычислительная техника
Эвм в системах управления; применению математического аппарата идентификации моделей различных объектов, об адаптивных и оптимальных...
Собственность в хозяйственных системах различного типа iconПрограмма дисциплины «Инвестиционные стратегии на финансовых рынках различного типа»

Собственность в хозяйственных системах различного типа iconПрограмма дисциплины «Инвестиционные стратегии на финансовых рынках различного типа»

Собственность в хозяйственных системах различного типа iconПрограмма дисциплины «Инвестиционные стратегии на финансовых рынках различного типа»

Собственность в хозяйственных системах различного типа iconПрограмма дисциплины «Инвестиционные стратегии на финансовых рынках различного типа»

Собственность в хозяйственных системах различного типа iconПротокол №2 от 05. 04. 2000 г
Аптечка первой медицинской помощи для учреждений различного типа и учебных заведений
Собственность в хозяйственных системах различного типа iconПрограмма дисциплины «Стратегии поведения на финансовых рынках различного типа» для специальности 080102. 65 «Мировая экономика» подготовки специалиста

Собственность в хозяйственных системах различного типа iconПрограмма дисциплины «Инвестиционные стратегии на финансовых рынках различного типа» для специальности 080102. 65 «Мировая экономика» подготовки специалиста

Собственность в хозяйственных системах различного типа iconПрограмма дисциплины «Стратегии поведении на финансовых рынках различного типа»
Государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования
Собственность в хозяйственных системах различного типа iconПрограмма дисциплины «Инвестиционные стратегии на финансовых рынках различного типа»
Государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы