Ю. В. Овчинникова, В. В. Радаев (гу-вшэ) Формирование структуры российских продовольственных рынков в процессе интеграции России в мировое хозяйство icon

Ю. В. Овчинникова, В. В. Радаев (гу-вшэ) Формирование структуры российских продовольственных рынков в процессе интеграции России в мировое хозяйство



НазваниеЮ. В. Овчинникова, В. В. Радаев (гу-вшэ) Формирование структуры российских продовольственных рынков в процессе интеграции России в мировое хозяйство
страница1/2
Дата конвертации10.04.2013
Размер434.45 Kb.
ТипДокументы
скачать >>>
  1   2


Ю.В. Овчинникова, В.В. Радаев (ГУ-ВШЭ)

Формирование структуры российских продовольственных рынков в процессе интеграции России в мировое хозяйство


В России складывается модель двухканальной интеграции в мировое хозяйство. Наряду с нарастающим экспортом капитала в «стратегических» отраслях, внутренние потребительские рынки активно осваиваются иностранным капиталом. Опираясь на собственную базу данных о 68 сегментах рынков продовольственных товаров, в данной работе прослеживаются зависимости между степенью доминирования иностранных компаний, типом рынка, уровнем его концентрации и темпами экономического роста.

^ Как происходит интеграция. В настоящий период разворачивается процесс интеграции России в мировое хозяйство, который может быть ускорен предстоящим вступлением в ВТО. И перспективы российской экономики во многом зависят от того, как будет происходить встраивание в глобальные цепи поставок. Сегодня можно с достаточной уверенностью утверждать, что здесь происходит складывание двухканальной модели интеграции, где эти каналы различаются, с одной стороны, по отраслевому признаку, а с другой стороны, по вектору, определяющему направление основной массы трансграничных ресурсных потоков.

Функционирование первого канала касается так называемых «стратегических» отраслей, которые увязываются с проблемами национальной безопасности. Речь идет, прежде всего, об отраслях ТЭК, металлургии, отрасли телекоммуникаций, банковской сфере, части машиностроения. Здесь осуществляется все более активный экспорт капитала. Причем, последний в сильной степени тянется вслед за экспортом товаров, который на девять десятых обеспечивается сырьевыми отраслями. Внешняя экспансия крупных российских компаний идет полным ходом, и за последние пять лет объем накопленных ими зарубежных инвестиций вырос почти в семь раз. Если говорить о крупных приобретениях на сумму свыше 100 млн. долл. США, то только в 2006 г. их совершили «Газпром», «Лукойл», «Норильский никель», «Русал» (самостоятельно и вместе с СУАЛом), Новолипецкий металлургический комбинат, концерн «Ситроникс» (дочерняя структура АФК «Система»), «Вымпелком», Сбербанк, Внешторгбанк1. При этом происходит немало провалов (пример срыва сделки по слиянию «Северстали» и компании «Arcelor»), но планы российских лидеров становятся все более амбициозными.

Реализация этих планов не только дозволяется, но отчасти поощряется государством через систему межправительственных соглашений, что в целом это соответствует одной из распространенных мировых тенденций. Однако, в указанных отраслях тщательно соблюдается принцип национального суверенитета. Он проявляется, в том числе, во всяческом сдерживании проникновения в «стратегические отрасли» иностранного капитала. Так, корпорации «Сименс» не дают завладеть «Силовыми машинами». Иностранные компании оттесняются от контроля при разработке сырьевых месторождений (чего стоит один только скандальный случай с проектом «Сахалин-2»). Сдерживается экспансия западных финансовых институтов. Но одним только сдерживанием иностранных инвесторов дело не ограничивается. Контроль над национальными лидерами рынка передается из «ненадежных» частных рук подконтрольным государству компаниям: «Сибнефть» покупается «Газпромом», «Юганскнефтегаз» (наследство «Юкоса») – «Роснефтью», контроль за корпорацией «Силовые машины» достается РАО «ЕЭС России», а «Рособоронэкспорт» выкупает 66% корпорации «ВСМПО-Ависма» – единственного в России производителя титана, и т.д. В финансовой сфере сохраняется господство крупнейших банков, фактически контролируемых государством и располагающих до 40% совокупных активов всего сектора. Таким образом, выстраивается второй защитный рубеж в виде прямого государственного контроля над «стратегическими» отраслями.

Параллельно работает второй канал включения российской экономики в глобальное хозяйство, который выглядит совершенно иначе. Он связан с развитием «нестратегических» отраслей, к которым относятся, в первую очередь, отрасли, работающие на потребительские рынки. Здесь по всем статьям ситуация обратная. Экспорт капитала минимален в виду отсутствия сильных национальных лидеров. Если взять тот же 2006 г., то покупки иностранных активов зафиксированы (возьмем пример «Глории Джинс»), но они единичны, а относительно крупные приобретения отсутствуют вовсе.

В то же время импорту капитала государство никак не препятствует. Защитные редуты сводятся к хотя и утомительным, но вполне обычным бюрократическим препонам и вымогательствам. И происходит достаточно активная экспансия иностранного капитала (причем, действительно иностранного, а не российского оффшорного капитала, как это было в прежние годы). При этом основная доля прямых иностранных инвестиций идет в пищевую промышленность и розничную торговлю, каждая из которых обеспечивает по одной трети объектов, контролируемых иностранным капиталом. А в самой пищевой промышленности доля иностранного сектора в капиталовложениях перевалила за половину их общего объема2. Глобальные производители начали переносить свои производства на российскую территорию. Среди ярких примеров локализации производства продуктов питания укажем на то, что «Юнилевер» к началу 2007 г. имеет на российской территории четыре предприятия, «Данон» – два предприятия и акции фабрики «Большевик», а в распоряжении корпорации «Нестле» находится уже двенадцать местных предприятий.

В результате происходит процесс активного импортзамещения потребительских товаров, что само по себе должно оцениваться позитивно, ибо ведет к насыщению рынка качественными и относительно дешевеющими товарами. Однако обратим внимание на тот факт, что отечественные товаропроизводители, о судьбе которых столь принято заботиться, в этом процессе принимают не столь активное участие. Причем, создается впечатление, что многие из национальных лидеров ориентированы на продажу своего бизнеса и только ждут подходящих предложений. И учащающиеся выходы на IPO (в том числе, на международных биржах) предпринимаются скорее для оценки бизнеса, нежели как шаг к завоеванию международных рынков и привлечению дополнительных инвестиций. Не случайно, этот процесс получил название «несуверенного импортзамещения»3.

Что характерно, вокруг покупки российских заводов в потребительском секторе (в отличие от «стратегических» отраслей) нет никакого ажиотажа. Мало кого взволновала продажа пивоваренных заводов О. Тинькова копании «InBev». А когда, скажем, компания «Wrigley» приобретает легенду отечественной шоколадной индустрии – Одинцовскую кондитерскую фабрику А. Коркунова, – все только радуются, что удалось получить такую высокую цену.

Сходные процессы наблюдаются и в сфере розничной торговли. В России только в продовольственном секторе работают уже полдюжины глобальных операторов, а компании «Metro Group» и «Auchan» быстро вошли в число лидеров рынка. И хотя здесь инвестиции осуществляются пока путем строительства новых объектов, слухи о возможной покупке российских активов не утихают (в первую очередь, говорят о скором пришествии мирового лидера – компании «Wal-Mart»). Российские компании тоже стремительно растут и даже пытаются выходить на зарубежные рынки (Украина, Казахстан), но львиная доля их инвестиционных ресурсов направляется на расширение своего присутствия на внутренних рынках – для обеспечения собственной конкурентоспособности или, опять-таки, повышения привлекательности бизнеса с точки зрения его потенциальной продажи западным инвесторам.

^ В чем заключается проблема. Мы видим, как на наших глазах в российской экономике стремительно складывается модель двухканальной интеграции России в глобальное хозяйство. Она воплощается в экспорте капитала при соблюдении внутреннего суверенитета в сырьевых отраслях и импорте капитала в отраслях потребительского сектора. Россия отчаянно борется за зарубежные сырьевые ресурсы и легко отдает внутренние потребительские рынки.

Мы не даем этой модели какую-либо однозначную и, тем более, сугубо негативную оценку. Просто обращаем внимание на то, что ее функционирование будет иметь серьезные и весьма долгосрочные последствия. Объектом же нашего непосредственного интереса выступает складывающаяся новая структура российских потребительских рынков и то, как вход в Россию ведущих глобальных производителей с последующим переносом на отечественную территорию части мощностей по изготовлению потребительских товаров меняет карту хозяйственного пространства.

Даже поверхностный взгляд обнаруживает, что совокупность потребительских рынков весьма неоднородна с точки зрения уровня концентрации, состава участников и темпов роста, и проникновение иностранного капитала на эти рынки тоже происходит неравномерно. Это порождает массу непростых вопросов: почему в одной и той же макроэкономической ситуации смежные рынки приобретают столь разный облик, откуда возникает разнообразие рыночных структур? почему глобальные производители легко завоевывают одни рыночные сегменты и не могут потеснить отечественных производителей в других? какими факторами объясняется то, что одни рынки быстро достигают высокого уровня концентрации, в то время как в других по-прежнему действуют десятки и сотни относительно мелких производителей? по каким причинам на некоторых рынках в течение всего периода после финансового кризиса 1998 г. наблюдается устойчивый рост, а другие после нескольких лет бурного развития переходят в состояние стагнации? и какую роль в этих процессах играют иностранные компании?

Разумеется, мы не сможем ответить на все поставленные вопросы. Однако специально собранные нами данные должны помочь приблизиться к пониманию ситуации.

^ Как измерить структуру рынка. Чтобы сравнивать разные потребительские рынки, мы должны располагать инструментами для измерения их структуры. Нами предложено три рода показателей, классифицирующих рынки с точки зрения:

  • типа товарных категорий,

  • типа участников рынка,

  • уровня концентрации рынка.

При группировке товарный категорий обычно используют традиционный отраслевой подход, т.е. делят эти категории по физико-химическому составу и технологиям производства продуктов, выделяя, например, мясные, молочные, кондитерские и прочие товары. Мы тоже используем отраслевой признак для выделения рынков и отдельных рыночных сегментов. Но при их группировке мы предлагаем подойти к делу не с технической, а с социально-экономической стороны, опираясь, вместо различий в предметных характеристиках продуктов, на историю развития потребительских практик в нашей стране и степень их укорененности. С некоторой степенью условности, мы разделим все продовольственные товары (и соответствующие рыночные сегменты) на «советские» и «постсоветские», имея ввиду период, когда они вошли в рацион массового городского отечественного потребителя. В самом деле, многие продукты питания, которые мы назовем «советскими», появились десятилетия назад и оставались в рационе советских городских семей даже в годы самого сурового дефицита. Это означает, во-первых, что потребители к ним привыкли и в какой-то степени не мыслят своего существования без употребления этих традиционных продуктов. А во-вторых, сложились целые отрасли производства, обеспечивающие данными товарами (пусть и не высокого качества) значительную массу советских граждан. Так что рынки «советских» продуктов как минимум дважды укоренены – в ранее созданных производственных мощностях и в устойчивых потребительских привычках.

Рядом с ними мы обнаруживаем все больше и больше «постсоветских» продуктов, которые не имеют подобной предыстории и вошли в жизнь массового потребителя после начала экономических реформ, имея относительно короткий период освоения. К какой бы отрасли они не принадлежали, их структурные позиции в секторе продовольственных рынков и степень укорененности оказываются иными: они относительно новы и для отечественных производителей, и для российских потребителей.

Итак, общий критерий разделения «советских» и «постсоветских» продовольственных товаров – период, когда тот или иной продукт появился на столе массового отечественного потребителя (до или после начала экономических реформ). К сожалению, советская статистика сохраняет данные лишь по достаточно крупным товарным группам, не позволяя измерить точные объемы потребления отдельных продуктов4. Поэтому отнесение того или иного продукта к объекту массового потребления в советское время не лишено некоторых условностей. Однако в большинстве случаев здесь оказывается достаточно нашего обыденного опыта и такого рода операционализация не встречает трудностей. Мы прекрасно помним без всяких цифр, скажем, что молочные продукты существовали всегда, а йогурты возникли на нашем горизонте уже в реформенное время; майонез издавна использовался советскими домохозяйками (которые тщательно мыли оставшиеся после него баночки), а горячие соусы появились совсем недавно; бананы и мандарины в советское время можно было купить (пусть и отстояв очередь), а киви и манго видели немногие, да и то, скорее, на картинках.

Конечно, существуют товарные категории, происхождение которых идентифицируется не столь однозначно, особенно если они существовали в СССР на третьих ролях. Например, шоколадные батончики продавались и в советское время, но их сегмент был ничтожен, ибо основную долю шоколадных изделий занимали развесные конфеты и шоколадные плитки, а сколь либо заметное место они заняли с появлением «Марсов» и «Сникерсов», заполонивших прилавки уже в 1990-е годы (сегодня их доля превышает 10% всего рынка шоколадных изделий). И мы вправе, опять-таки с определенной степенью условности, считать их «постсоветским» продуктом.

В ряде случаев с точки зрения происхождения товарной категории приходится делить один рынок на более мелкие сегменты. Например, на рынке растительного масла – подсолнечное масло для советских семей было общеупотребительным продуктом, в то время как оливковое масло пришло к нам в постсоветский период. Натуральный кофе был достаточно популярен, а о существовании сублимированного кофе никто не подозревал. Минеральная вода («Боржоми», «Ессентуки» и пр.) была знакома всем и каждому, а такая «буржуазная роскошь» как бутилированная питьевая вода отсутствовала – ее продажа в советское время, когда многие люди спокойно пили воду из кухонных кранов, была бы воспринята как «торговля воздухом». А когда в силу отсутствия информации мы не могли разделить какой-то смешанный рынок на отдельные сегменты, мы вынуждены были отказаться от его классификации, как это произошло, например, в случае рынка безалкогольных газированных напитков или рынка замороженной рыбы и морепродуктов.

Итак, для классификации рынков с точки зрения исторического происхождения товара была введена дихотомическая переменная, имеющая следующие значения:

  • рынки «советских» товаров,

  • рынки «постсоветских» товаров.

При использовании этой переменной мы предлагаем отвлечься от качества продукции – не только в силу того, что его трудно измерить, но главным образом потому, что общий уровень качества продовольственных товаров в последние полтора десятилетия вырос во всех товарных категориях и его трудно использовать в качестве дифференцирующего признака. Например, по качеству продукции потребляемые нами сегодня соки и пиво несопоставимы с советским временем. Столь же несомненно, что с точки зрения технологий и организационных форм в этих случаях мы имеем «другие рынки». Но, несмотря на все эти существенные преобразования, соки и пиво в советское время все же производились в массовом масштабе и потому по истории своего происхождения они относятся нами к «советским» продуктам, в отличие, скажем, от энергетических напитков, о существовании которых мы узнали совсем недавно.

Теперь посмотрим, как будет измеряться другой структурный параметр – уровень концентрации рынка. Здесь мы решили отказаться от стандартных индексов концентрации отрасли, и сделано это по разным причинам. Так, например, индекс Херфиндаля-Хиршмана (HHI) – сумма квадратов долей рынка всех игроков5 – не мог быть использован просто в силу отсутствия сколь либо достаточных данных. А стандартный индекс концентрации четырех фирм (доли рынка, занимаемой четырьмя крупнейшими компаниями) кажется нам не совсем удачным. Дело в том, что число ведущих участников рынка, которые по объему своей деятельности заметно отличаются от остальных участников, варьирует от рынка к рынку. В одном случае на рынке доминируют две-три крупнейшие фирмы, в другом – шесть-семь таких фирм. И применение формального показателя с одним числом ведущих игроков, на наш взгляд, значительно искажает значение уровня отраслевой концентрации. Поэтому при его измерении мы опираемся на другой относительный показатель – долю рынка, приходящуюся на одного ведущего игрока. Разумеется, число таких ведущих игроков берется нами не произвольно. Оно определяется на основе оценок экспертов, представляющих соответствующий сегмент рынка. В нашем случае это число изменяется от 2 до 10. При этом в 60% случаев оно составляет 3–5 участников. А среднее значение фиксируется на уровне 4,7 участников.

Полученные доли рынка, приходящиеся на одного ведущего участника, в свою очередь, были подвергнуты группировке, в результате которой были определены разные уровни отраслевой концентрации, а именно:

  • низкий уровень (менее 10%),

  • средний уровень (11-20%),

  • высокий уровень (более 20%).

Это означает, что если на рынке действуют, например, четыре доминирующих игрока, то в зависимости от уровня концентрации они удерживают, соответственно, менее 40%, от 40 до 80% или свыше 80% общего оборота6.

Что касается типов игроков, то в нынешний период включения России в глобальный рынок, безусловно, актуально их разделение на основе странового происхождения – на российские и зарубежные (транснациональные) компании. И здесь нами применяется не вполне обычный подход. Рынки классифицируются нами не по доле продукции, произведенной иностранными и отечественными участниками, а на основе количественного преобладания тех или иных компаний среди ведущих игроков. Для определения того, кто доминирует на рынках, мы рассчитали долю иностранных компаний среди ведущих участников данного рынка. В результате ключевая переменная имеет три значения:

  • отечественные компании численно преобладают,

  • наблюдается относительное численное равенство отечественных и иностранных компаний,

  • иностранные компании численно преобладают.

Сформировав основные показатели структуры рынков, необходимо определиться с измерением динамики рынков. Сделать это намного проще: она измеряется показателем среднегодовых темпов роста оборота в данном рыночном сегменте по оценкам за последние два-три года. Далее мы выделили типы экономического роста, соотнося их с общими темпами роста российского розничного рынка (который, напомним, в первой половине 2000-х годов составляет 10-12% в год). Соответственно рассматриваемые рынки были разделены на четыре категории:

  • стагнирующие – 1-4%,

  • медленно растущие – 5-9%,

  • растущие вместе с рынком – 10-12%,

  • быстро растущие – 13% и более.

Определив исходные параметры нашего исследования, перейдем к формулированию основных гипотез, пытающихся объяснить связи между этими параметрами.

^ Как сформулировать гипотезы. Итак, мы хотим понять, подчиняются ли вариации в структуре продовольственных рынков каким-то закономерностям, а также влияют ли эти структурные закономерности на темпы экономического роста соответствующих рынков или наоборот, как сказываются демонстрируемые темпы роста на рыночной структуре. Начнем с гипотез, эксплицирующих связи между самими структурными параметрами.

^ H1: Доминирование иностранных компаний на рынках «постсоветских» товаров встречается чаще, чем на рынках «советских» товаров.

Данное обстоятельство, как предполагается, связано с тем, что не освоенные отечественными производителями в советское время товары в реформенный период чаще всего поставляются иностранными компаниями, которые с относительной легкостью захватывают ранее пустовавшие продуктовые ниши, пока отечественные производители не успели приспособиться и выйти на конкурентоспособный уровень производства новых товаров.

^ H2: Уровень концентрации на рынках «постсоветских» товаров выше, чем на рынках «советских» товаров.

Это может объясняться существованием ранее созданных предприятий в секторе «советских» товаров. А поскольку уровень концентрации в пищевой промышленности в советское время был относительно невысок, а предприятия впоследствии приватизировались множеством возникающих новых компаний, это и сегодня удерживает уровень концентрации на невысоком уровне.

^ H3: Уровень концентрации на рынках, где доминируют иностранные компании, выше, чем на рынках, где доминируют отечественные компании.

Причина может быть связана с тем, что в случае с зарубежными фирмами речь идет об экспансии крупных производителей, которые сразу пытаются захватить заметные доли рынка и занять на нем доминирующие позиции. При этом обратная связь (стремление иностранных компаний к выходу на высоко концентрированные рынки) не имеет, на наш взгляд, содержательного объяснения.

Теперь сформулируем гипотезы, фиксирующие связь темпов роста того или иного рынка с его структурными показателями.

^ H4: Темпы роста на рынках «постсоветских» товаров выше, чем на рынках «советских» товаров.

Предположительно, это связано с тем, что новые рынки развиваются более динамично, не будучи отягощены морально и физически устаревшими производственными мощностями и организационными формами. К тому же, развитие с нулевого уровня часто сопряжено с более высокими темпами роста, по сравнению с относительно развитыми сегментами рынка.

^ H5: Темпы роста положительно связаны с уровнем концентрации рынка.

Эта гипотеза может подтвердиться при условии, что крупные компании, используя эффект масштаба, растут быстрее, чем множество относительно мелких фирм.

H6: ^ Темпы роста на рынках, где доминируют иностранные компании, выше, чем на рынках, где доминируют отечественные компании.

Это может объясняться тем, что иностранные компании владеют более высокими производственными, организационными и логистическими технологиями, позволяющими им добиваться более высоких экономических результатов.

Для того чтобы проверить указанные гипотезы, нам потребуются соответствующие количественные данные.

^ Как получить данные. Излишне говорить о том, что интересующая нас статистическая информация в готовом виде отсутствует. Это побудило нас к созданию собственной базы количественных данных, собираемой на основе единичной информации о конкретных рынках. Эти данные «вылавливались» из отраслевых обзоров, составляемых на основе исследований российских и иностранных маркетинговых агентств, экспертных оценок участников рынка за период 2003-2006 гг. Их исходным источником стал журнал «Новости торговли», регулярно размещающий аналитические обзоры примерно в одном и том же формате, что позволяет надеяться на сопоставимость публикуемой информации. В качестве дополнительных источников выступили аналитические материалы других российских журналов – «Компании», «Эксперта», «Мое дело. Магазин», «Russian Food & Drinks Market Magazine» (www.foodmarket.spb.ru), а также материалы специализированных сайтов в сети Интернет – www.yarmarka.net, www.torgrus.com.

В зависимости от подробности предоставляемой информации в ходе исследования нами рассматривались как рынки товаров в целом (например, рынок чая), так и их отдельные сегменты (например, рынок сыра представлен сегментом плавленых, желтых и белых сыров). При наличии достаточной информации о сегменте и его отличиях от других сегментов, мы считали его отдельным рынком. Это означает, в свою очередь, что по своему масштабу анализируемые рынки находятся в очень разных весовых категориях. Но в основной части анализа мы отвлекаемся от количественных масштабов, концентрируясь на структурных показателях.

Нам удалось собрать данные по 68 сегментам продовольственных рынков. Эти данные не всегда полны, тем не менее, они позволяют нам проанализировать структуру представленных рынков, которые в целом составляли в 2005 г. около 70% оборота российского продуктового ритейла7.

^ Как выглядит структура рынков. Итак, посмотрим, что у нас получилось. Наиболее полные данные были собраны по доле иностранных компаний в числе ведущих участников рынка. Оказалось, что на 30 из 68 рынков в кругу ведущих участников рынка российские компании численно преобладают над иностранными (например, рынок соков или мясной гастрономии). Доля иностранных компаний среди лидеров рынка здесь не превышает 44% общего числа (средняя доля равна 16%), а на 13 рынках среди ведущих игроков они отсутствуют вовсе (например, рынок хлебобулочных изделий или пастеризованного молока).

В четырех рыночных сегментах наблюдается относительное равенство числа иностранных и отечественных производителей среди ведущих игроков. Средняя доля иностранных компаний здесь повышается до 50% (в качестве примера приведем рынок замороженной рыбы и морепродуктов, рынок чая и др.).

Наконец, в 34 сегментах рынков господствуют иностранные компании (например, рынки продуктов быстрого приготовления, рынок плодоовощных консервов и рынок пива). Здесь их доля в числе ведущих игроков составляет не менее 60% (средняя доля равняется 84%), а в 15 сегментах все ведущие участники представлены иностранными компаниями (например, рынок жевательной резинки или рынок сублимированного кофе). Таким образом, доминирование иностранных компаний наблюдается на 50% рынков, включенных в анализ.

В отношении уровня отраслевой концентрации была собрана информация о 65 рынках. На 18 рынках обнаружен относительно низкий уровень концентрации – здесь на одного ведущего игрока приходится менее 10% совокупных продаж при среднем значении, равном 7%. В их число попали, например, рынок мучных кондитерских изделий (печенье, вафли и т.д.) и рынок мясной гастрономии. Средний уровень концентрации (11-20% на одного ведущего игрока при среднем значении 15%) был зафиксирован на 29 рынках. Здесь оказались, среди прочих, рынок макаронных изделий, рынок желтых жиров. А наиболее высокая отраслевая концентрация (более 20% на ведущую компанию при среднем значении 31%) характерна для 18 рынков, среди которых наблюдаем рынки натурального кофе, бананов и др.

Разделить рынки по типу товарных категорий на «советские» и «постсоветские» удалось в 62 случаях. Причем в обе категории попало равное количество рыночных сегментов: как к «советским», так и к «постсоветским» было отнесено по 31 рынку. В качестве «советских» нами были классифицированы, в том числе, рынки молочных продуктов (в сегменте пастеризованного молока), хлебобулочных и макаронных изделий, соусов (в сегментах майонеза и кетчупа), а в числе «постсоветских» оказались, например, рынок молочных продуктов (в сегменте вязкого йогурта), замороженных овощей, рынок соусов (в сегментах горячих соусов и заправок для салата). Исходные данные по структуре рынков сведены в Табл. 1.

Таблица 1

Структура потребительских рынков по доле иностранных компаний, уровню концентрации и типу товарных категорий


^ Структура ведущих участников рынка

Число рынков

Доля иностранных компаний среди лидеров в среднем

Больше российских компаний

30

16%

Равное число российских и иностранных компаний

4

50%

Больше иностранных компаний

34

84%

Всего

68

52%

^ Уровень концентрации рынка

Число рынков

Доля рынка одной ведущей компании в среднем

Низкий

18

7%

Средний

29

15%

Высокий

18

31%

Всего

65

18%

^ Типы товарных категорий

Число рынков




Советские

31




Постсоветские

31




Всего

62





Теперь от общего описания структурных параметров перейдем к более подробному исследованию зависимостей между ними и проверке сформулированных выше гипотез. Сразу отметим, что при изложении статистических результатов, говоря о высоко значимом коэффициенте, мы будем иметь в виду уровень значимости =0,001. Значимый коэффициент соответствует уровню значимости =0,05.

^ Куда идет иностранный капитал. С какими товарными категориями в большей степени работают ведущие иностранные компании? И, соответственно, какие потребительские рынки для них оказываются более привлекательными и более доступными для экспансии? В соответствии с нашей гипотезой 1, иностранные компании должны, скорее всего, доминировать на рынках «постсоветских» товаров. По крайней мере, их присутствие здесь должно быть более ощутимо, чем на рынках «советских» продуктов.

Для исследования значимости различия доли иностранных компаний среди лидеров «советских» и «постсоветских» рынков был использован дисперсионный анализ. Полученные результаты позволяют не отвергнуть выдвинутую нами гипотезу о характере взаимосвязи между типом участников и типом товарных категорий: средняя доля иностранных компаний среди ведущих участников рынка в постсоветских сегментах заметно выше, чем в советских (см. Табл. 2).

^ Таблица 2

Средняя доля иностранных компаний среди ведущих участников на рынках советских и постсоветских товаров


^ Тип товарных категорий

Число рынков

Средняя доля иностранных компаний (%)

Советский

30

35

Постсоветский

30

67

Всего

60

51


В результате на 21 рынке, относящемся к советскому типу, доминируют отечественные компании (например, рынок замороженных мясных полуфабрикатов, рынок водки), что составляет около двух третей всех советских рынков. В то же время на 22 постсоветских рынках господствуют иностранные операторы, что также составляет более двух третей данного типа рынков (например, рынок замороженных овощей; энергетических напитков; шоколадных батончиков) (см. Табл. 3).


^ Таблица 3

Структура ведущих участников на рынках советских и постсоветских товаров (число рыночных сегментов)


^ Структура ведущих участников рынка

Тип товарных категорий

Всего

Советский

Постсоветский

Больше российских компаний

21

7

28

Равное число российских и иностранных компаний

1

2

3

Больше иностранных компаний

9

22

31

р=0,002


Таким образом, в соответствии с нашими предположениями, зарубежные производители более активны на новых рынках и менее активны в традиционных сегментах. Как это объяснить? Одна из причин может крыться в особенностях завоевания лояльности потребителей. Из результатов международных маркетинговых исследований известно, что преимущества по доле рынка получают те его участники, что вошли на него первыми8. Они не просто успевают занять определенную рыночную нишу, но и укореняются в ней – утверждают определенные потребительские стандарты, которые со временем перерастают в покупательские привычки и становятся барьерами входа на данный рынок для новых игроков.

В связи с этим, в «постсоветских» сегментах, где еще только происходит утверждение новых потребительских вкусов, вполне естественно, стандарты диктуются, прежде всего, иностранными производителями, которые вместе с новыми продуктами, пока не столь привычными для российского потребителя, приносят и новые элементы потребительской культуры9. В случае с «советскими» рынками, отечественные предприятия имеют более чем солидные преимущества во времени, и привычки покупателей здесь на их стороне. Как следствие, от появившихся на горизонте иностранных игроков требуются усилия по преодолению потребительской инерции, помимо времени, необходимого для разворачивания сколь либо масштабной деятельности. В этом отношении важно понимание специфики продовольственных рынков, где у российских потребителей фиксируется некая исходная антипатия к иностранным продуктам питания (как «искусственным», «чужим») в отличие, скажем, от рынков бытовой техники и электроники или рынка одежды, где, наоборот, давно укоренился пиетет к иностранному и пренебрежительное отношение к отечественным товарам.

Конечно, процесс «приживления» нетрадиционных, «постсоветских» потребительских вкусов не полностью стихиен. Его скорость можно повысить, что обеспечивается в немалой степени активной рекламной деятельностью. Чтобы убедиться в этом, мы взяли 50 товарных категорий, наиболее активно рекламируемых на телевидении в первой половине 2000-х годов, по данным компании «Видео Интернешнл», и посмотрели на 19 из них, которые относятся к продуктам питания. Выяснилось, что в 11 товарных категориях господствуют иностранные производители, лишь в четырех случаях приоритет имеют отечественные предприятия, а еще четыре рыночных сегмента являются смешанными. Причем часто и в смешанных сегментах (например, рынок кофе и рынок соусов) основная часть рекламного времени отводится продукции иностранного происхождения. Не случайно, именно глобальные производители доминируют и в числе ведущих рекламодателей. Так, в список top-10 по объему телерекламы в 2006 г. входили 7 производителей продуктов питания. Из них, вполне закономерно, 6 компаний – западные. Исключение составляет лишь российская компания «Вимм-Билль-Данн» (которую тоже некоторое время назад чуть было не продали компании «Danone»). Так что массированная атака на отечественного потребителя производится, и она не проходит бесследно.

Другая причина доминирования иностранных компаний на «постсоветском» продуктовом пространстве может объясняться экономическими причинами – относительным уровнем издержек и рентабельности. Речь идет о том, что «постсоветские» продукты питания, отвечающие потребностям более узких целевых групп, являются товарами с большой добавленной стоимостью, а потому их производство оказывается более рентабельным. Учитывая, что одним из решающих факторов движения иностранных инвестиций в ту или иную отрасль выступает как раз ожидаемый размер прибыли, превалирование на новых рынках иностранных компаний, владеющих к тому же и соответствующими технологиями, становится вполне очевидным. Отечественным компаниям, работающим в традиционных продуктовых сегментах, угнаться за разнообразием предпочтений потребителей на старом оборудовании значительно тяжелее. Их козырем выступает объем обслуживаемого рынка, выражающийся в степени охвата населения и доле расходов на данный тип продукта в потреблении домохозяйств. Поскольку уже укорененные «советские» продукты образуют основу повседневного рациона большинства россиян, объем соответствующих рынков оказывается значительно выше постсоветских (в нашем случае эта разница достигает в среднем девяти раз). Как следствие, привлекательность «советских» рынков определяется не столько уровнем рентабельности, сколько общими масштабами выпуска товаров,. Впрочем, и ведущие иностранные компании не равнодушны к объемам того или иного рынка. Достаточно сказать, что средний объем продаж на рынках, где доминируют иностранные участники, меньше традиционных рынков, где преобладают отечественные производители, лишь в два с половиной раза. И нет сомнений в том, что этот разрыв будет сокращаться.

Итак, конечный успех тех или иных организационных форм определяется в значительной степени временем их вывода на рынок. Но кроме этого, влияют масштабы производства и относительный уровень издержек, широта дистрибуции и полнота продуктовых линеек, эффективность доступа к ресурсам и затраты на продвижение продукта10. И по всем этим параметрам часто преимущества оказываются на стороне глобальных производителей. Вписаться в жизнь массового потребителя на локальных рынках они также пытаются с помощью продуктовых инноваций и более высокого качества продукции. Стоимость инноваций, в свою очередь, должна быть покрыта ценовой премией. Именно поэтому иностранным компаниям проще всего входить на традиционные рынки «сверху» – из среднего и премиального сегментов, где потребитель более чувствителен к этим инновациям и готов за них заплатить. Что же касается массовых сегментов «советских» рынков, то здесь новые игроки способны одержать относительно быструю победу там, где можно серьезно и весьма ощутимым для потребителя образом улучшить качество массового продукта. А там, где различия в качестве улавливаются с трудом (даже если они действительно достигаются), проникновение оказывается более трудным делом. Это объясняет, в частности, почему пивная индустрия так быстро переходит в руки иностранцев, а водочное производство может оставаться делом локальных производителей – отличить высококачественную водку от обычной, что бы ни говорили, не так просто.

Таким образом, иностранные компании чаще всего концентрируются в премиальных и средних рыночных сегментах с более высокой добавленной стоимостью, в то время как отечественным компаниям остаются более массовые экономичные сегменты. С хронологической точки зрения во втором случае российские производители оказываются в выигрышном исходном положении, а в первом случае они, увы, играют роль опоздавших: в наиболее перспективных и прибыльных сегментах рынка стремительно укрепляют позиции иностранные компании.

Впрочем, иностранный капитал не ограничивается новыми, «постсоветскими» рынками. Он проникает также и на рынки, где производятся традиционные для российского потребителя продукты. В нашем случае они доминируют среди ведущих игроков на одной трети таких рынков. Среди последних оказались, в том числе, рынок шоколадных кондитерских изделий (в сегменте шоколадных плиток), сыра, плодоовощных консервов, пива и др. Такая ситуация тоже не случайна. Именно на этих рынках существует сильная зависимость от импортного сырья. Она может быть вызвана простым отсутствием этого сырья на российской территории (в случае шоколада). Но может быть связана с его недопроизводством (в случаях изготовления сыра и плодоовощных консервов). Речь идет о недопроизводстве сырого молока, из которого изготавливаются сыры, и о холодном российском климате, ограничивающем возможности выращивания овощей в России круглый год и приводящем (наряду с технологической неразвитостью отрасли) к ситуации, когда приходится импортировать 85% плодоовощных консервов11. Следовательно, экспансия иностранного капитала разворачивается прежде всего там, где производственный процесс требует выхода за национальные границы и включения в глобальные цепочки товародвижения. Здесь глобальные производители, осуществляющие масштабные оптовые закупки сырьевых ресурсов по всему миру, получают очевидные конкурентные преимущества.

Обратная ситуация, связанная с численным превосходством российских компаний на новых рынках наблюдается реже – лишь на 23% рынков «постсоветских» товаров. К ним относятся, например, рынок слабоалкогольных коктейлей, замороженной пиццы, кукурузного масла, а также рынок снеков (в сегменте сухариков, попкорна и морепродуктов). Можно предположить, что россияне берутся, в первую очередь, за те сегменты, где возможна диверсификация ранее существовавших производств при использовании местного сырья, в противовес освоению совершенно новых рыночных ниш. В качестве примера можно привести производство полуфабрикатной пиццы, которое стало делом рук специалистов хлебобулочных и мясоперерабатывающих заводов, или развитие производства кукурузного масла в добавление к подсолнечному.

Отметим еще один любопытный факт: взаимное проникновение иностранных компаний на «советские» рынки и отечественных компаний на «постсоветские» рынки асимметрично и по масштабам этих рынков. По обследованной нами совокупности рыночных сегментов средний размер «советского» рынка, на котором доминируют иностранные участники, превышает средний размер «постсоветского» рынка, где преобладают отечественные предприятия, почти в одиннадцать раз.

^ К чему приводит доминирование иностранного капитала. Как присутствие крупного иностранного капитала преобразует структуру рынка? Чтобы ответить на этот вопрос, рассмотрим взаимосвязь между соотношением иностранных/отечественных компаний в числе ведущих игроков и концентрацией этого рынка.

Ранее в гипотезе 2 мы предположили, что уровень концентрации на рынках, где доминируют иностранные компании, должен быть выше, чем на рынках, где преобладают отечественные компании. И в этом случае наше предположение оказалось не беспочвенным. Для исследования значимости дифференциации по показателю концентрации между разными типами рынков вновь был использован дисперсионный анализ, который зафиксировал различие между средними значениями концентрации на высоком уровне значимости. Причем средняя доля рынка, приходящаяся на одного ведущего участника в сегментах, где доминируют отечественные компании, оказалась значительно меньшей, т.е. уровень концентрации здесь заметно ниже (см. Табл. 4).

^ Таблица 4

Средний объем продаж одного ведущего игрока в зависимости от структуры участников рынка


^ Структура ведущих участников рынка

Число рынков

Объем продаж по группе в среднем (%)

Больше российских компаний

27

13

Равное число российских и иностранных компаний

3

21

Больше иностранных компаний

32

22

Всего

62

18


Далее мы видим, что в группу рынков с низким уровнем концентрации попадает 14 рынков с преобладанием отечественных производителей, что составляет 78% этих рынков. Сюда попали, например, рынок мяса птицы и рынок мороженого. В группе с высоким уровнем концентрации также оказывается 14 рынков, где доминируют иностранные компании (78% таких рынков). В качестве примера можно привести рынки безалкогольных газированных напитков и продуктов быстрого приготовления (в сегментах вермишели, супов, бульонов) (см. Табл. 5).


^ Таблица 5

Уровень концентрации в зависимости от структуры ведущих участников рынка (число рыночных сегментов)


^ Структура ведущих участников рынка

Уровень концентрации

Всего

Низкий

Средний

Высокий

Больше российских компаний

14

12

3

29

Равное число российских и иностранных компаний

1

2

1

4

Больше иностранных компаний

3

15

14

32

р=0,006


Чем объясняется подобная тенденция? Одно из предположений таково: крупные иностранные компании входят, прежде всего, в те рыночные сегменты, где они могут обеспечить себе лидирующие позиции и диктовать рынку свои условия. В результате их стратегия заключается в том, чтобы сразу захватить весомую долю данного рынка за счет вытеснения других, более мелких участников. Где это легче всего сделать? На постсоветских рынках, где рыночные ниши еще не заполнены. Или на советских рынках – путем покупки крупного российского игрока, когда вместе с производственными мощностями приобретается и контролируемая доля рынка. Среди такого рода приобретений в 2005 г. можно отметить покупку производителя соусов «Петросоюз» компанией «Heinz» и производителя соков «Мултон» – компанией «Coca-Cola». В каждом из этих случаев глобальные компании приобрели от четверти до трети соответствующего российского рынка и «автоматически» вошли в число его лидеров.

Труднее осуществить быструю экспансию на традиционных рынках, где сильные лидеры отсутствуют и наблюдаются физическое рассредоточение отрасли с тесной привязкой продукта к локальному потребителю, что затрудняет консолидацию всей отрасли несколькими компаниями. В этой связи характерен пример рынка хлебобулочных изделий, где число игроков очень велико, поскольку производство хлеба ориентировано на определенный район проживания. Правда, это положение может быть несколько смягчено производством замороженных полуфабрикатов, позволяющих перевозить хлеб на большие расстояния, но данная технология еще только набирает обороты и общей картины не меняет. Это может касаться и других сегментов в категории «фреш» (например, мясной гастрономии), где продукция должна оперативно доставляться от производителя на прилавок, и потому рынок не подвержен интенсивной концентрации. Захватить сегменты, где существует множество разбросанных локальных компаний, приближенных к конечному потребителю, иностранному, впрочем, как и отечественному, капиталу не просто еще и в силу огромных территорий и сложностей с построением логистических систем.

Мы можем заключить, что концентрации противятся, во-первых, отрасли, где продукт должен быть приближен к потребителю в силу требований к его свежести (например, рынок мясной гастрономии и хлебобулочных изделий в противовес рынкам жевательной резинки или продуктов быстрого приготовления). Во-вторых, концентрации сопротивляются отрасли с высокой долей затрат на хранение и транспортировку в конечной стоимости продукта (например, замороженные мясные полуфабрикаты в противовес шоколадным изделиям, обладающим достаточно высокой стоимостью и компактным объемом). В-третьих, отечественные производители удерживают свои позиции в отраслях, где отсутствуют особо сложные технологии и есть длительные традиции собственного производства (например, производство молока, круп или макаронных изделий).

^ Где выше концентрация рынка. Формулируя гипотезу 3, мы предполагали, что на рынках «постсоветских» товаров, по сравнению с «советскими», уровень концентрации окажется выше. Результаты дисперсионного анализа дают основание не отвергнуть данную гипотезу. Доля рынка, приходящаяся на одного ведущего участника, на постсоветских рынках действительно значимо выше. При этом средний уровень концентрации рынков «советских» товаров ниже аналогичного показателя «постсоветских» почти в два раза (см. Табл. 6).

^ Таблица 6

Средний объем продаж одного ведущего участника рынка на рынках советских и постсоветских товаров


^ Тип товарных категорий

Размер подвыборки

Средний объем продаж (%)

Советский

28

13

Постсоветский

29

22

Всего

57

18


Дополнительные сведения представлены в Табл. 7. Мы видим, что низкий уровень концентрации характерен для 13 рынков советских товаров (43% всех таких рынков), например, на рынке мяса птицы или рынке майонеза. Высокий уровень концентрации отмечается также на 13 постсоветских рынках (45% данной группы). В качестве примера можно привести рынки шоколадных батончиков и вязкого йогурта. Все это подтверждает сделанный вывод: на новых рынках уровень концентрации оказывается выше, в то время как консолидация традиционных советских отраслей, как правило, требует значительного времени.

^ Таблица 7

Уровень концентрации на рынках советских и постсоветских товаров

(число рыночных сегментов)


^ Уровень концентрации

Тип товарных категорий

Всего

Советский

Постсоветский

Низкий

13

3

16

Средний

13

13

26

Высокий

4

13

17

р=0,004

  1   2




Похожие:

Ю. В. Овчинникова, В. В. Радаев (гу-вшэ) Формирование структуры российских продовольственных рынков в процессе интеграции России в мировое хозяйство iconФормирование структуры российских продовольственных рынков в процессе интеграции России в мировое хозяйство

Ю. В. Овчинникова, В. В. Радаев (гу-вшэ) Формирование структуры российских продовольственных рынков в процессе интеграции России в мировое хозяйство iconВ настоящее время ни одно государство в мире не может ус­пешно развиваться без интеграции в мировую экономику
Причём прослеживается прямая пропорциональная зависимость между сте­пенью интеграции в мировое хозяйство и уровнем развития внут­ренней...
Ю. В. Овчинникова, В. В. Радаев (гу-вшэ) Формирование структуры российских продовольственных рынков в процессе интеграции России в мировое хозяйство iconВ настоящее время ни одно государство в мире не может ус­пешно развиваться без интеграции в мировую экономику
Причём прослеживается прямая пропорциональная зависимость между сте­пенью интеграции в мировое хозяйство и уровнем развития внут­ренней...
Ю. В. Овчинникова, В. В. Радаев (гу-вшэ) Формирование структуры российских продовольственных рынков в процессе интеграции России в мировое хозяйство iconI. Создание совместных предприятий как способ вхождения 4
Данная работа посвящена вопросу функционирования российских фирм на мировых рынках. Главная цель работы – на примере крупнейших отечественных...
Ю. В. Овчинникова, В. В. Радаев (гу-вшэ) Формирование структуры российских продовольственных рынков в процессе интеграции России в мировое хозяйство iconМировое хозяйство в эпоху нтр лекция. Мировое хозяйство
Коренной качественный переворот в производительных силах человечества, основанный на превращении науки в производительную силу
Ю. В. Овчинникова, В. В. Радаев (гу-вшэ) Формирование структуры российских продовольственных рынков в процессе интеграции России в мировое хозяйство iconКонтрольная работа по дисциплине «Экономическая теория» на тему «Проблемы интеграции России в мировое хозяйство»
Международная экономическая интеграция – это процесс хозяйственно-политического объединения стран на основе развития глубоких устойчивых...
Ю. В. Овчинникова, В. В. Радаев (гу-вшэ) Формирование структуры российских продовольственных рынков в процессе интеграции России в мировое хозяйство iconКурсовая работа. Курс«международные валютно кредитные и финансовые отношения»
Все страны являются участницами современного мирового хозяйства. Активность этого участия, степень интеграции отдельных стран в мировое...
Ю. В. Овчинникова, В. В. Радаев (гу-вшэ) Формирование структуры российских продовольственных рынков в процессе интеграции России в мировое хозяйство iconОсновные черты и особенности свободных ( специальных ) экономических зон Организационно-функциональная структура сэз
В развитии национальной экономики и повышении ее эффективности, интеграции в мировое хозяйство важную роль играют свободные ( специальные...
Ю. В. Овчинникова, В. В. Радаев (гу-вшэ) Формирование структуры российских продовольственных рынков в процессе интеграции России в мировое хозяйство iconКурсовая работа Тема
Новый курс, исходя из глобальных задач модернизации российского общества, направлен на формирование эффективной и конкурентоспособной...
Ю. В. Овчинникова, В. В. Радаев (гу-вшэ) Формирование структуры российских продовольственных рынков в процессе интеграции России в мировое хозяйство iconМгимо (У) мид РФ влияние процесса глобализации на региональные аспекты маркетинговой деятельности
Мировое хозяйство на современном этапе претерпевает трансформацию, появилось и получило развитие такое явление как глобализации....
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы