О юридических лицах публичного права опубликована в журнале «Хозяйство и право» icon

О юридических лицах публичного права опубликована в журнале «Хозяйство и право»



НазваниеО юридических лицах публичного права опубликована в журнале «Хозяйство и право»
Дата конвертации18.02.2013
Размер202.08 Kb.
ТипДокументы
скачать >>>


О юридических лицах публичного права

(опубликована в журнале «Хозяйство и право» 2009 г., № 10).


В связи с планируемой реформой гражданского законодательства, в том числе законодательства о юридических лицах, вновь возникла дискуссия о так называемых юридических лицах публичного права, понятие которых в российском законодательстве не определено, но, тем не менее, широко используется в юридической литературе. В частности, это связано с предложениями об упразднении такой организационно-правовой формы юридических лиц, как государственные корпорации, и о преобразовании существующих государственных корпораций в юридические лица тех форм, которыми они, по мнению разработчиков концепции реформы, по сути, и являются: в органы публичной власти (Росатом и Олимпстрой), фонды (Фонд содействия развитию жилищно-коммунального хозяйства), хозяйственные общества со стопроцентным государственным участием (Роснанотех, Ростехнологии, Олимпстрой, Внешэкономбанк и Агентство по страхованию вкладов). Такие предложения содержатся в п. 3.3 § 4 «Законодательство о государственных корпорациях» подраздела 8 «Законодательство о некоммерческих организациях» проекта Концепции развития законодательства о юридических лицах1 (далее — проект Концепции).


^ Об использовании понятия юридического лица публичного права

Понятие юридического лица публичного права в российской литературе использовал еще Г. Ф. Шершеневич, ставя на первое место среди юридических лиц публичного права государство – казну2.

Одной из первых среди ученых, использовавших это понятие в современной юридической литературе на примере Немецкого федерального банка, была О. Олейник, которая отмечала, что такие юридические лица характеризуются следующими признаками:

— «открытость и доступность информации о деятельности данного субъекта, разумеется с известными пределами, установленными законодательно;

— подконтрольность и подотчетность данного субъекта органам представительной власти;

— — контролируемое в форме предварительного, а не последующего судебного контроля финансирование деятельности этого субъекта;

— наделение данного субъекта обязанностями, выполнение которых необходимо для достижения целей общества»3.

Причем следует отметить, что данное понятие употреблялось применительно к Центральному банку РФ, выполняющему публичные функции и обладающему принципиальными отличиями от других юридических лиц по порядку управления, а также по организационно-правовой форме и вещным правам на находящееся в его ведении имущество, которые носят особый характер4.

К сожалению, в настоящее время все чаще встречается расширительное толкование понятия юридического лица публичного права без учета положений действующего законодательства. Им пытаются обозначать не только юридических лиц, выполняющих публичные функции, но и публично-правовые образования, имеющие казну, а также административно-территориальные образования5, уничтожая тем самым сам смысл понятия юридического лица.


^ Понятие юридического лица в российском праве

Понятие юридического лица закреплено в Гражданском кодексе РФ. Оно же применяется и в публичных отношениях, например в налоговых (п. 2 ст. 11 Налогового кодекса РФ), в бюджетных (ст. 80 Бюджетного кодекса РФ), при привлечении к административной ответственности (ст. 2.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях).

Согласно п. 1 ст. 48 ГК РФ юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Из этого определения следует, что смыслом образования юридического лица является имущественное обособление, то есть разделение имущества создавших его лиц и имущества, которое эти лица передали юридическому лицу.

В большинстве случаев обособление означает переход права собственности на имущество, переданное юридическим лицам в качестве вкладов (взносов) их учредителями (акционерами, участниками, членами), к этим юридическим лицам. Исключение составляют государственные и муниципальные унитарные предприятия, а также учреждения, у которых возникают иные вещные права (п. 3 ст. 213 ГК РФ).

Имущество юридического лица на праве общей долевой собственности учредителям (акционерам, участникам, членам) принадлежать не может. Наличие этого вида общей собственности как раз свидетельствует об отсутствии юридического лица. Примером служит договор простого товарищества (о совместной деятельности) (п. 1 ст. 1041, п. 1 ст. 1043 ГК РФ).

В связи с этим п. 1 ст. 80 БК РФ (согласно которому предоставление бюджетных инвестиций юридическим лицам, не являющимся указанным исключением, влечет появление права государственной или муниципальной собственности на эквивалентную часть уставных (складочных) капиталов этих юридических лиц) нужно понимать как возникновение права собственности на акции либо прав участника, определяемых долей участия в уставном (складочном) капитале.

Имущественная обособленность — основной признак понятия юридического лица, который, в свою очередь, предопределяет такие производные признаки как: организационное единство; возможность нести самостоятельную ответственность; выступление от своего имени в имущественном обороте; право быть истцом и ответчиком в суде. Перечисленные признаки понятия юридического лица универсальны и не зависят от состава и статуса его учредителей (участников, членов).

Статус юридического лица приобретается посредством государственной регистрации (ст. 51 ГК РФ, ст. 131 Федерального закона от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»). Простого указания на наличие этого статуса в нормативном акте недостаточно.

И только в отдельных случаях могут использоваться иные подходы к определению сущности юридического лица.

Так, Конституционный Суд РФ, обосновывая право юридических лиц обращаться в КС РФ за защитой, рассматривает юридическое лицо как объединение граждан (п. 2 мотивировочной части постановления от 24 октября 1996 года № 17-П).


^ Гражданско-правовая сущность понятия юридического лица

Статусом юридического лица наделяется ряд государственных органов (см., например, ст. 50 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 года № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации»). Обладает им и Центральный банк РФ (ч. 3 ст. 1 Федерального закона от 10 июля 2002 года № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)». Однако этот статус необходим не для выполнения публичных функций (по осуществлению правосудия, управленческих, контрольно-надзорных и т. д.), а для участия в имущественном обороте, что предполагает самостоятельное совершение разрешенных сделок (в основном связанных с обеспечением деятельности этих органов) и разделение ответственности с государством в рамках этих отношений.

Путем наделения государственных органов правами юридического лица оформляется их гражданско-правовой статус, поскольку лишь в этом случае они могут быть признаны стороной в правоотношении и соответственно выступать истцом и ответчиком в суде. В остальных случаях стороной правоотношения, в котором участвуют эти государственные органы, является публично-правовое образование.

Отсутствие четкого понимания этих положений порождает проблемы в правоприменительной практике. Например, у ЦБ РФ постоянно возникают трудности при регистрации недвижимого имущества, так как регистрирующие органы задаются вопросом, на чье имя регистрировать это имущество: Российской Федерации или самого ЦБ РФ. В то же время в законе прямо установлено: поскольку ЦБ РФ наделен статусом юридического лица, именно он обладает правом на принадлежащее ему имущество. Проблема состоит только в том, как обозначить его особое вещное право, не имеющее прямого названия.

Таким образом, наделение юридического лица публичными функциями или, наоборот, придание статуса юридического лица государственным органам не изменяет сущности понятия юридического лица, состоящей в имущественном обоособлении. Поэтому все эти юридические лица подчиняются нормам гражданского права.


^ Участие публично-правовых образований в имущественном обороте

Под публично-правовыми образованиями в российском законодательстве понимаются Российская Федерация, субъекты РФ, а также муниципальные образования (п. 1 ст. 124 ГК РФ, ст. 6 БК РФ). Статус этих образований как выразителей интересов населения, проживающего на их территории, определяется Конституцией РФ и законодательными актами. Нормы о юридических лицах к ним автоматически не применяются (абз. 1 п. 2 мотивировочной части определения КС РФ от 5 июля 2005 года № 297-О).

В связи с этим необходимо различать случаи:

1) непосредственного участия публично-правовых образований в имущественном обороте;

2) опосредованного участия публично-правовых образований в имущественном обороте через юридических лиц в качестве их учредителей (акционеров, участников, членов).

В первом случае публично-правовые образования участвуют в имущественном обороте за счет казны, то есть имущества, не распределенного между юридическими лицами, в том числе средств бюджетов. Данное понятие казны вытекает из п. 1 ст. 126 ГК РФ и п. 1 ст. 102 БК РФ. При этом государственные и муниципальные органы, а также юридические и физические лица, имеющие право выступать от имени публично-правовых образований (ст. 125 ГК РФ), являются их представителями.

Употреблять в таких ситуациях понятие юридического лица значит искажать современную сущность данного понятия. Действующее законодательство к понятию «казна» термин «юридическое лицо» не применяет. А уж тем более недопустимо его использование в отношении иных административно-территориальных образований, не имеющих своей казны (бюджета).

Во втором случае публично-правовые образования создают коммерческие и некоммерческие организации, разграничивая с ними имущественную ответственность. При этом они либо вообще не несут ответственности по обязательствам этих юридических лиц, кроме обстоятельств, прямо предусмотренных законами (например, это касается хозяйственных обществ, государственных и муниципальных предприятий), либо несут субсидиарную ответственность (например, в отношении государственных учреждений, не являющихся автономными), когда имущественное разделение проявляется в том, что к публично-правовому образованию требования предъявляются, только если их не может исполнить за счет денежных средств основной должник – учреждение.

Таким образом, в настоящее время понятие юридического лица публичного права распространяется исключительно на созданных по российскому законодательству юридических лиц, наделенных публичными функциями. Именно в этом состоит основная потребность в использовании данного термина.

Создавать систему понятий, параллельных уже существующим (например, обозначать публично-правовые образования юридическими лицами), бессмысленно. Ни к чему кроме путаницы это не приводит. При этом следует отличать ответственность юридических лиц, выполняющих публичные функции (как правило, это государственные и муниципальные органы), в имущественных отношениях от ответственности за ненадлежащее выполнение ими публичных функций, которую несет соответствующий бюджет (в виде возмещения убытков), а также от ответственности должностных лиц этих органов (в виде дисциплинарной, административной и уголовной ответственности).


^ Юридические лица, выполняющие публичные функции

В качестве примеров юридических лиц, выполняющих публичные функции, помимо наделенных этим статусом государственных органов и ЦБ РФ, можно привести:

- Пенсионный фонд РФ, являющийся государственным учреждением, который с его территориальными органами составляет единую централизованную систему органов управления средствами обязательного пенсионного страхования в РФ (ст. 5 Федерального закона от 15 декабря 2001 года № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации»);

- воинские части Вооруженных Сил РФ, которые могут выступать юридическими лицами в форме федеральных бюджетных учреждений (п. 1 ст. 111 Федерального закона от 31 мая 1996 года № 61-ФЗ «Об обороне»);

- федеральные фонды поддержки научной и научно-технической деятельности, создаваемые Правительством РФ в форме учреждений в целях содействия инициативным проектам научных исследований (п. 3 ст. 15 Федерального закона от 23 августа 1996 года № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике»);

- кредитные организации и профессиональные участники рынка ценных бумаг, являющиеся агентами валютного контроля (п. 3 ст. 22 Федерального закона от 10 декабря 2003 года № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле);

- организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, подлежащие обязательному контролю в целях противодействия легализации преступных доходов (ст. 5 Федерального закона от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»).

При этом необходимо различать публичные функции (осуществление деятельности в интересах всего общества) и властные полномочия (принятие решений нормативного и организационно-распорядительного характера).

К сожалению, в законодательстве и в актах КС РФ это разграничение проводится не всегда.

В качестве примера можно привести правовую позицию КС РФ о нотариусах, согласно которой «Конституция Российской Федерации не запрещает государству передавать отдельные полномочия исполнительных органов власти негосударственным организациям, участвующим в выполнении функций публичной власти» (абз. 2 п. 3 мотивировочной части постановления от 19 мая 1998 года № 15-П). Речь идет, с одной стороны, о полномочиях только исполнительных органов власти, а с другой — о передаче любых отдельных полномочий.

В п. 3 ст. 15 Федерального закона от 26 июля 2006 года № 1135-ФЗ «О защите конкуренции», которым запрещается совмещение функций органов исполнительной власти и органов местного самоуправления с функциями хозяйствующих субъектов, при установлении исключений, с одной стороны, предусмотрена возможность передачи хозяйствующим субъектам функций всех органов власти и местного самоуправления федеральными законами, указами Президента РФ, постановлениями Правительства РФ, а с другой — в части функций государственного контроля и надзора закреплена возможность их передачи только Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом».

Это говорит об отсутствии единых подходов к пониманию обсуждаемой проблемы, что отражается в законодательстве. Так, деятельность всех государственных корпораций носит публичный характер, поскольку осуществляется в интересах всего общества, следствие чего — строго целевой характер их деятельности и использования имущества. Однако некоторые из госкорпораций для достижения целей деятельности наделяются полномочиями властного характера [например, полномочия Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» по определению порядка расчета страховых взносов в фонд страхования вкладов граждан и ставки этих взносов (подп. 7 п. 2 ст. 15, п. 7 ст. 36 Федерального закона от 23 декабря 2003 года № 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации»); Государственной корпорации «Олимпстрой» — в интересах строительства олимпийских объектов и реализации связанных с ним иных мероприятий запрашивать и получать у государственных органов и органов местного самоуправления, государственных и муниципальных унитарных предприятий, государственных и муниципальных учреждений необходимую информацию (подп. 9 п. 3 ст. 3 Федерального закона от 30 октября 2007 года № 238-ФЗ «О Государственной корпорации по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи как горноклиматического курорта»); ГК «Росатом», которой переданы полномочия ликвидированного Федерального агентства по атомной энергии, предусмотренные Федеральным законом от 21 ноября 1995 года № 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии» и Законом РФ от 14 июля 1992 года № 3297–I «О закрытом административно-территориальном образовании» (пп. 3 и 9 ст. 6 Федерального закона от 1 декабря 2007 года № 317-ФЗ «О Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом»), а также полномочия ГК «Росатом» по нормативно-правовому регулированию в установленной сфере деятельности (ст. 8 названного Закона); ГК «Росатом» в области распоряжения бюджетными средствами (п. 8 ст. 241 БК РФ)].

Видно, что даже перечисленные в качестве примеров юридические лица существенно различаются не только по характеру деятельности и объему публичных функций, но и по обладанию властными полномочиями.

Классификация юридических лиц по наличию у них публичного элемента в российском праве будет следующей:

— юридические лица частного права (действуют в своих собственных интересах);

— смешанные юридические лица (действуют в определенных целях публичного характера и могут наделяться для этого отдельными властными полномочиями);

— юридические лица, осуществляющие функции органов государственной власти.

Данное понятие не совпадает с классификацией организационно-правовых форм юридических лиц (учреждения могут относиться к любой из указанных групп, государственные корпорации входят во вторую группу, за исключением ГК «Росатом», включаемой в третью группу).

Таким образом, понятие юридического лица публичного права в российском правопорядке в настоящее время является сугубо доктринальным и может употребляться в трех значениях — для обозначения:

1) всех юридических лиц, выполняющих публичные функции;

2) юридических лиц, обладающих властными полномочиями;

3) государственных органов, наделенных статусом юридического лица.


^ Государственные корпорации как исключения

Негативное отношение подавляющего большинства исследователей к государственным корпорациям обусловлено тем, что их создание основано на ряде исключений из правил, характерных для юридических лиц. Вот только некоторые из них:

 наделение государственных корпораций властными полномочиями, в частности, по нормативно-правовому регулированию, что должно быть исключительной прерогативой государственных органов;

Ú отсутствие у них учредительных документов (уставов), функции которых выполняет закон. Получается парадоксальная с правовой точки зрения ситуация: юридические лица одной организационно-правовой формы действуют на основании разных законов и соответственно по разным правилам;

Ú для того чтобы реорганизовать или ликвидировать государственную корпорацию, требуется принятие об этом специального федерального закона. Правила, предусмотренные законодательством о несостоятельности (банкротстве), к ним не применяются;

Ú на Агентство по страхованию вкладов, признаваемое в системе обязательного страхования вкладов страховщиком, не распространяется требование о лицензировании страховой деятельности, а на Внешэкономбанк - требование о получении лицензий на осуществление банковских операций и профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг;

Ú на случаи передачи имущественного взноса Российской Федерации в собственность государственных корпораций не распространяется действие законодательства о приватизации государственного и муниципального имущества;

Ú передача имущественных комплексов федеральных государственных унитарных предприятий государственным корпорациям признана особым способом прекращения унитарных предприятий как юридических лиц (ст. 212 Федерального закона от 8 августа 2001 года № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»).

Искусственность правовой конструкции предопределяет неясность и в отношениях собственности. Так, фонд обязательного страхования вкладов (ст. 33 Федерального закона от 23 декабря 2003 года № 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации») находится в собственности Агентства по страхованию вкладов. Однако при этом он обособляется в учете, права Агентства по распоряжению им серьезно ограничены, взыскание по иным долгам, кроме связанных с выплатой страхового возмещения, на него не обращается, средства фонда не используются для финансирования деятельности Агентства и т. д. Все перечисленное говорит о том, что указанный фонд — собственность Агентства только по названию6.

Учитывая даже перечисленные исключения, дальнейшее распространение данной организационно-правовой формы недопустимо, поскольку в этом случае сами правила, из которых делаются исключения, превращаются в пустую формальность (их соблюдение строится по принципу: «если нельзя, но очень хочется, то можно»).


^ Предложения по изменению законодательства о юридических лицах

В проекте Концепции применительно к рассматриваемому вопросу, помимо упразднения государственных корпораций, содержатся следующие предложения по изменению законодательства.

1. Закрепить в ГК РФ общее правило о том, что все нормы отдельных законов как гражданско-правового, так и публично-правового характера, регулирующие статус любых организаций как юридических лиц, должны соответствовать нормам ГК РФ о юридических лицах. Кодекс в силу этого подлежит применению при наличии противоречий между отдельными законами и ГК РФ.

Гражданско-правовую регламентацию в этой сфере следует оставитть «двухуровневой»: ГК РФ и специальные законы (п. 3.1 и 3. 2 подраздела 1 Концепции).

2. Определить в ГК РФ исчерпывающий перечень не только коммерческих, но и некоммерческих организаций (п. 3.3 подраздела 1 Концепции). При этом необходимо их разделение с точки зрения организационной структуры на корпорации (построенные на началах членства) и иные юридические лица некорпоративного характера (п. 2.11 подраздела 2 Концепции).

В ГК РФ следует предусмотреть возможность создания некоммерческих организаций в следующих формах.

Для корпораций: потребительский кооператив, общественная организация, объединение лиц. Для юридических лиц некорпоративного характера: фонд; учреждение (п. 2.3 § 1 подраздела 8 Концепции).

3. Более четко отразить в ГК РФ, что органы публичной власти, заключающие сделки в интересах публично-правового образования и при осуществлении своих властных полномочий, создают права и обязанности по данной сделке у публично-правового образования в целом, независимо от того, имеют ли данные органы власти статус юридического лица.

В перспективе следует исходить из того, что органы публичной власти (министерства, ведомства, федеральные службы и агентства и их территориальные управления и подразделения и т. п.) не должны признаваться юридическими лицами частного права, ибо наделение их таким гражданско-правовым (имущественно-правовым) статусом не соответствует ни задачам и целям их деятельности, ни их юридической природе.

Хозяйственные функции по обеспечению деятельности этих органов обязаны выполнять их соответствующие подразделения (управления делами, финансово-хозяйственные отделы и т. п.), которые в этих целях следует наделить гражданско-правовым статусом юридических лиц – государственных или муниципальных учреждений. При этом муниципальные учреждения ни в каких случаях не смогут выступать в гражданском обороте от имени публично-правового образования в целом, что снимет практически значимую проблему разграничения участия в гражданских правоотношениях публично-правовых образований и их органов как юридических лиц (пп. 2.1 и 2.2 § 5 подраздела 8 Концепции).

4. Отказаться от прямого заимствования из европейских правопорядков понятия «юридическое лицо публичного права» в отечественном праве (п. 1.6 § 5 подраздела 8 Концепции). При этом данное понятие не следует путать с понятием публичного акционерного общества, которое предлагается ввести вместо открытых акционерных обществ, распространяющих акции по открытой подписке (п. 3.5 § 1 подраздела 6 Концепции).

Признать полезность категории юридического лица публичного права с точки зрения упорядочения регламентации участия в гражданских правоотношениях публично-правовых образований и их органов. Выделение юридических лиц публичного права не предполагает конструирования особой организационно-правовой формы юридических лиц. Юридические лица публичного права – это органы публичной власти, предназначенные осуществлять властные функции (п. 1.7 § 5 подраздела 8 Концепции).

5. Исходить из того, что государственные корпорации являются не организационно-правовой формой юридического лица, а специальным способом создания субъектов права, уникальных по своему правовому (частноправовому и публично-правовому) положению. Оценка необходимости их создания и функционирования выходит за рамки гражданского права.

Вместе с тем использование особого, исключительного статуса государственных корпораций возможно по отношению к тем действительно уникальным юридическим лицам, которые не укладываются в какую-либо классификацию, но необходимы в экономике, например ЦБ РФ (п. 3.2 § 4 подраздела 8 Концепции).

Данные предложения, особенно направленные на сокращение и упорядочение организационно-правовых форм юридических лиц и на четкое разграничение случаев участия публично-правовых образований в имущественном обороте, следует всецело поддержать.

В то же время существуют два момента, которые требуют корректировки:

— о приоритете норм ГК РФ о юридических лицах по отношению к нормам иных федеральных законов;

— о выведении на примере ЦБ РФ некой категории уникальных юридических лиц, не подчиняющихся нормам гражданского права, и, как следствие, об использовании понятия юридическое лицо публичного права.


^ О приоритете норм ГК РФ

Приоритет норм ГК РФ, правда, только по отношению к нормам гражданского права, содержащимся в других законах, предусмотрен и в настоящее время (абз. 2 п. 2 ст. 3 ГК РФ). Однако ничего, кроме проблем, данный подход не создает и практически эта норма не работает. Это связано с тем, что она противоречит ст. 76 Конституции РФ, не предусматривающей такой разновидности федеральных законов, как кодифицированные акты, а также искажает принципы разрешения коллизий в праве (в частности, о приоритете специальной нормы перед общей). Причем не следует забыть, что вся система законодательства строится и развивается именно по этому принципу.

В подтверждение приведу правовые позиции КС РФ:

1) ст. 76 Конституции РФ не определяет и не позволяет определять иерархию актов внутри одного их вида, то есть один федеральный закон не может быть по юридической силе выше другого (абз. 8 п. 3 мотивировочной части определения КС РФ от 5 ноября 1999 года № 182-О);

2) приоритет УПК РФ перед другими федеральными законами не является безусловным: он может быть ограничен как установленной Конституцией РФ (ч. 3 ст. 76) иерархией федеральных конституционных законов и обычных федеральных законов (к их числу относится и УПК РФ), так и правилами о том, что в случае коллизии между различными законами равной юридической силы приоритетными признаются последующий закон и закон, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений (абз. 3 п. 2 мотивировочной части определения от 8 ноября 2005 года № 439-О)7.

Дело в том, что сторонники подхода о приоритете норм кодифицированных актов смешивают понятия приемов юридической техники и правовых принципов.

Предлагаемая двухуровневая система законодательства о юридических лицах — это правило для законодателя. Если он отступит от этого, им же установленного правила, возникшее противоречие должно быть устранено с помощью Конституции РФ и принципов построения системы и применения права. Даже если у законодателя и других участников законотворческого процесса «правая рука не ведает, что творит левая», переносить это состояние в правоприменительную практику нельзя.


^ Об уникальных юридических лицах

Пример ЦБ РФ показывает, что в ГК РФ должна быть предусмотрена отдельная организационно-правовая форма юридических лиц, относящаяся к некоммерческим и некорпоративным организациям. Это те юридические лица, которые учреждаются РФ и выполняют определенные публичные функции под контролем высших органов власти, утверждающих их уставы. При этом они не должны являться собственниками переданного им имущества и осуществлять властные полномочия. Данные юридические лица обладают специальной правосубъектностью, несут самостоятельную ответственность и могут в определенных случаях финансироваться из бюджета.

Иными словами, в ГК РФ необходимо установить единые правила функционирования для таких юридических лиц. Если просто сделать отсылку к иным федеральным законам, то это нарушит подход к построению двухуровневой системы законодательства о юридических лицах, поскольку опять будет заложен потенциал установления ничем не ограниченных исключений.

В силу того, что государственные органы не планируется в дальнейшем наделять правами юридического лица, как раз эту форму и можно обозначить как юридическое лицо публичного права, то есть использовать это понятие именно для организационно-правовой формы юридических лиц, предназначенных для выполнения публичных функций, статус которых определяется нормами гражданского права.

Это позволит сохранить гражданско-правовую сущность понятия юридического лица и не допустить его использования в отношении публично-правовых образований, участвующих в имущественном обороте через представителей. Кроме того, это упорядочит передачу публичных функций юридическим лицам.

В противном случае получается, что ЦБ РФ должен утратить статус юридического лица и приобрести статус государственного органа, выступающего исключительно от имени Российской Федерации, которая будет полностью отвечать за счет бюджета за все его действия.

Преобразование ЦБ РФ в фонд (равно как и в государственную корпорацию) представляется невозможным, так как юридические лица этих организационно-правовых форм являются собственниками своего имущества, что в отношении имущества, находящегося в ведении ЦБ РФ (например, средств бюджета, золотовалютных резервов), неприемлемо.

Учреждением ЦБ РФ быть не может, поскольку он независим от других органов государственной власти (ч. 2 ст. 75 Конституции РФ, ч. 2 ст. 1 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»).

Вводить юридические лица, не подчиняющиеся нормам гражданского права, нельзя, ибо, во-первых, это противоречит сущности понятия юридического лица, во-вторых, способствует созданию параллельной системы юридических лиц, претендующих на исключительность. Теория наличия юридических лиц публичного права достаточно распространена в юридической литературе. Причем, по мнению многих авторов, этот статус может приобретаться без государственной регистрации.

В этой же форме может действовать и Агентство по страхованию вкладов, которое доказало состоятельность действующей конструкции страхования вкладов граждан в банках РФ, строящейся на некоммерческих началах.


А. КУРБАТОВ,

доцент кафедры предпринимательского права ГУ–ВШЭ,

кандидат юридических наук

1 Вестник гражданского права, 2009, № 2; СПС «КонсультантПлюс».

2 Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. — М., 1911, с. 122.

3 Олейник О. М. Основы банковского права. — М., 1997, с. 131.

4 Подробнее об этом см.: Курбатов А. Я. Банковское право России. — М., 2009, с. 48-51.

5 См., например: Чиркин В. Е. Юридическое лицо публичного права. — М., 2007 (§ 4 главы 3).

6 Подробнее об этих и других исключениях см.: Курбатов А. Я. Правовое регулирование деятельности государственных корпораций как организационно-правовой формы юридических лиц // СПС «КонсультантПлюс», раздел «Комментарии законодательства».

7 Подробнее о разрешении коллизий см.: Курбатов А. Я. Порядок разрешения коллизий в российском праве // СПС «КонсультантПлюс», раздел «Комментарии законодательства».





Нажми чтобы узнать.

Похожие:

О юридических лицах публичного права опубликована в журнале «Хозяйство и право» iconРеформа гражданского законодательства: чего ожидать юридическим лицам публичного права? опубликована в журнале «Legal Insignt»
Гражданского законодательства, в том числе законодательства о юридических лицах, вновь обострилась дискуссия о так называемых юридических...
О юридических лицах публичного права опубликована в журнале «Хозяйство и право» iconРеформа гражданского законодательства: чего ожидать юридическим лицам публичного права? опубликована в журнале «Legal Insignt»
Гражданского законодательства, в том числе законодательства о юридических лицах, вновь обострилась дискуссия о так называемых юридических...
О юридических лицах публичного права опубликована в журнале «Хозяйство и право» iconАнтонов М. В. Теоретические вопросы правового статуса юридических лиц публичного права
Например, юридическими лицами публичного права во Франции являются департаменты и общины, в фрг — земли, в Италии — провинции и коммуны....
О юридических лицах публичного права опубликована в журнале «Хозяйство и право» iconАнтонов М. В. Теоретические вопросы правового статуса юридических лиц публичного права
Например, юридическими лицами публичного права во Франции являются департаменты и общины, в фрг — земли, в Италии — провинции и коммуны....
О юридических лицах публичного права опубликована в журнале «Хозяйство и право» iconНедопустимость злоупотребления правом как общеправовой принцип реализации прав будет опубликована в журнале «Хозяйство и право»
Жизнь настолько многообразна, что законодатель объективно не в состоянии прямо установить пределы проявления интересов (через объем...
О юридических лицах публичного права опубликована в журнале «Хозяйство и право» iconНедопустимость злоупотребления правом как общеправовой принцип реализации прав будет опубликована в журнале «Хозяйство и право»
Жизнь настолько многообразна, что законодатель объективно не в состоянии прямо установить пределы проявления интересов (через объем...
О юридических лицах публичного права опубликована в журнале «Хозяйство и право» iconХодырев П. М. Дисциплина: Гражданское право. Общая часть
Студент должен знать: понятие и особенности гражданского права как частного права, отличие гражданского права от публичного права,...
О юридических лицах публичного права опубликована в журнале «Хозяйство и право» iconСтатья с некоторыми сокращениями опубликована в журнале «Педагогика» (Москва): Федоров А. В. Специфика медиаобразования студентов педагогических вузов // Педагогика. 2004. № С. 43-51
Данная статья с некоторыми сокращениями опубликована в журнале «Педагогика» (Москва)
О юридических лицах публичного права опубликована в журнале «Хозяйство и право» iconСтатья опубликована в журнале «Маркетинг и маркетинговые исследования»
Статья опубликована в журнале «Маркетинг и маркетинговые исследования» №1 (61), февраль 2006 г., с. 70-77
О юридических лицах публичного права опубликована в журнале «Хозяйство и право» iconВопросы к экзамену по курсу римское право понятие и предмет римского права. Отграничение частного от публичного права. Периодизация истории римского права
Экстраординарный процесс. Его отличие от легисакционного и формулярного процессов
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы