Политическая культура и глобальная конкурентоспособность icon

Политическая культура и глобальная конкурентоспособность



НазваниеПолитическая культура и глобальная конкурентоспособность
Дата конвертации13.02.2013
Размер278.26 Kb.
ТипДокументы
скачать >>>

Глава 11

Политическая культура и глобальная конкурентоспособность

Страна, которая стремится играть выдающуюся роль на мировой арене, прибегает для обеспечения этой роли к самым разным инструментам. Это экономическое влияние, дипломатические усилия, использование в случае необходимости вооруженных сил, идеологическое и пропагандистское воздействие. Все это в совокупности определяет вес страны в мире. В разное время разные государства по-разному сочетают и используют все эти меры воздействия как внутри страны, так и в окружающем мире. Потенциал страны в каждом из этих отношений и умение им воспользоваться характеризуют конкурентоспособность страны на мировой арене.

Также могучим конкурентным преимуществом в международной политике является то, как окружающий мир рассматривает способы, какими действует страна в политической сфере: видит ли он в них нечто, достойное зависти, и образец для подражания, либо, наоборот – нечто, вызывающее отвращение и нежелание следовать этому примеру. Если определить способы действия в политической сфере, присущие той или иной стране, как ее политическую культуру, то желание других стран и народов следовать примеру этой страны и брать ее политическую культуру как образец для подражания есть свидетельство глобальной конкурентоспособности этой политической культуры. Тогда политическая культура – наряду с экономикой, армией, дипломатией и пропагандой – оказывается мощным фактором повышения веса и авторитета страны в мире.

  1. ^ Из чего состоит политическая культура

Политическая культура – очень сложное и многосоставное понятие. Множество исследователей формировали свои представления о том, что такое политическая культура. В самом общем виде можно сказать, что политическая культура – это совокупность специфических для страны и принимаемых большинством ее граждан как привычные и правильные форм и методов политических действий.

Нужно сразу предостеречь против двух возможных ошибок в понимании политической культуры. Первая распространенная ошибка состоит в том, что политическая культура понимается как всеобщее согласие по поводу содержания тех или иных политических действий. На самом деле согласие должно существовать лишь относительно способа принятия решений об этих действиях. Так, например, царь, или президент, или парламент страны А объявляет войну стране Б. Одни подданные или граждане считают это решение правильным, а другие неправильным, но и те и другие подчиняются этому решению, поскольку полагают, что царь или президент (в случае авторитарной политической культуры), или парламент (в случае демократической политической культуры) имели право его принять. Важно, что существует консенсус, т.е. всеобщее согласие относительно способа принятия решений, который считается привычным и правильным.

Вторая возможная ошибка заключается в том, что страны сопоставляются по уровню политической культуры в том смысле, что одни являются «более культурными», а другие «менее культурными», а у третьих вообще нет никакой культуры. Так многие западные, прежде всего американские политологи считают, что политическая культура западных стран, прежде всего США является, так сказать, самой культурной политической культурой, и политической культуре других стран следует стремиться стать такой, как в США. Эта точка зрения ошибочна. Политическая культура каждой страны отражает своеобразие ее истории, традиций, обычаев, а также еще и особенности ее климата и географического положения. В главе третьей («Что нас разделяет») говорилось, что культура вообще есть продукт приспособления человеческих групп к окружающей природной среде, и в этом смысле политическая культура может рассматриваться как частный случай культуры вообще. Говорить же о том, что страна не обладает политической культурой, нельзя, потому что политическая культура есть в любой стране, где имеется политика, а политика есть везде. Даже если политическая культура этой страны нам активно не нравится и даже вызывает отвращение, все равно это – не отсутствие политической культуры, а политическая культура, хотя и принципиально отличающаяся от той, что привычна для нас.

Нужно также отметить, что политическая культура присуща не только странам, но и группам стран, регионам (например, политическая культура Юго-Восточной Азии или политическая культура Сибири) или, с другой стороны, отдельным социальным слоям и группам (политическая культура рабочего класса, политическая культура молодежи), Кроме того, политическая культура стран может различаться по отдельным периодам в историческом развитии; так, политическая культура советского периода в истории России отличалась от политической культуры царской России, также как она отличается от современной российской политической культуры. однако эти различия менее значимы, чем то, что объединяет эти периоды как периоды в истории одной страны.

Из чего состоит политическая культура?

  • В политическую культуру входят привычные для граждан и принимаемые ими представления о роли и функциях государства, а также об отношениях государства и его подданных или граждан.

  • Представления о том, что такое политическая свобода и в чем она реализуется.

  • Представления о правах народа по отношению к власти.

  • Представления о правильном или неправильном поведении политиков и чиновников, о том, что дозволено и что не дозволено властям.

  • Представления о характере и границах политического протеста и противодействия властям, и о том, в каких ситуациях какая форма протеста возможна и необходима.

В зависимости от того, каково преобладающее содержание этих представлений выделяются разные типы политических культур. Классификаций и типологий политических культур в политологических книгах огромное множество, причем разные типы разными исследователями описываются по-разному. Попробуем все же, не претендуя на исчерпывающую классификацию, выделить некоторые основополагающие типы.

В демократической политической культуре государство воспринимается как народное установление и инструмент реализации воли народа. Политическая свобода есть свобода выражения гражданами собственного мнения и влияния на решения, принимаемые именем государства. В демократической политической культуре граждане привыкли высказывать свои мнения и считать, что они влияют – в рамках установленных процедур – на государственные решения. Другое дело, что представления граждан о том, что они на что-то влияют, далеко не всегда сопровождаются действительным влиянием. Нередки случаи, когда в той или ной стране с традиционной демократической политической культурой (Западная Европа, США) власти принимают решения, противоречащие мнению большинства населения. На этот случай, согласно представлениям демократической политической культуры, имеются законные и правомерные средства выражения недовольства и противодействия властям, использование которых не идет вразрез с демократическими принципами и считается одинаково приемлемым как гражданами, так и властями.

Ядром демократической политической культуры является, следовательно, идея суверенитета народа и вера в наличие и действенность правил выражения протеста и несогласия в случае, если таковые налицо.

В авторитарной политической культуре государство – как бы оно ни было организовано и кто бы его ни возглавлял (царь, император, президент, группа олигархов или совет выборных представителей, то есть парламент – рассматривается подданными или гражданами как господствующая сила, решениям и указаниям которой нельзя не подчиняться. Политическая свобода здесь, как правило, сводится к высказыванию мнений, не противоречащих точке зрения властей. Здесь часто тоже существуют установленные процедуры выражения протеста и недовольства, но они носят формальный характер и либо выполняют роль предохранительных клапанов, позволяющих «стравить» накопившееся народное недовольство, либо служат выявлению и исправлению мелких недостатков, не определяющих генеральные линии государственной политики (как это было в Советском Союзе). Граждане, как правило, лишены иллюзий относительно возможности собственного влияния на политику. Их права по отношению к властям, даже если они записаны в основополагающих государственных документах, на практике не могут быть реализованы.

Поскольку реальных путей выражения протеста и противодействия властям все равно, что не существует, то и сколько-нибудь систематических представлений о ситуациях и формах протеста в таких политических культурах нет, и протест принимает стихийные формы, которые опасны для государства и, в конечном счете, ведут к его разрушению.

Последний момент очень важен. Если в демократической политической культуре наличие общепризнанных каналов выражения протеста и недовольства порождает согласие властей и граждан и гарантирует дальнейшее существование государства, то в авторитарной культуре отсутствие таких каналов ведет к конфликту граждан с собственным государством и подрывает его существование. Правда, в демократической культуре именно в силу ее открытости и восприимчивости к мнению граждан возникает другая опасность: недовольство граждан, возникшее по причине усиленной идеологической пропаганды со стороны радикальных групп, может привести вполне демократическим путем к ликвидации демократии и установлению авторитарного государственного устройства, что было реализовано в 30-е годы прошлого века в Германии, когда к власти путем демократических выборов пришел Гитлер.

^ Революционная политическая культура состоит в способах поведения и лежащих в основе этого поведения представлениях о том, что самым правильным способом решения политических проблем и конфликтов является полное и коренное преобразование существующего социального, морального и экономического порядков.

При этом считается, что чем радикальнее революция, тем она последовательнее. Лучший способ решения всех проблем – тотальный слом старого государства и старой морали и построения на их месте всего совершенно нового. Революционная политическая культура противостоит как демократической, так и авторитарной. Обе этих культуры предполагают стабильность и организованность. Настоящей революционной культуре чужды стабильность и организация. Ее идеал – анархия и разрушение.

Вместе с тем революционная политическая культура не есть жажда разрушения сама по себе. Как правило, носители революционной культуры движимы благородными целями освобождения от социального гнета и преодоления замшелых догм, препятствующих свободному развитию человека.

^ Мессианская политическая культура. Мессианизм – это такая ориентация государственной политики и мыслей граждан, которая исходит из представлений об изначальной предназначенности страны к осуществлению некой исключительной высшей миссии, будь то возведение башни до неба, покорение всей земли, возвещение истинной религии или построение нового общества, воплощающего в себе вековую мечту поколений. Приступам мессианизма подвержены многие страны и народы. Как правило, мессианистская политическая культура в ее прямом и явном виде не существует долговременно, но в латентной (скрытой) форме она составляет существенный элемент многих авторитарных политических культур. Мессианизм, как правило, облегчает становление и существование авторитарной политической культуры, поскольку обеспечивает часто отсутствующее в авторитарных культурах единение государства и подданных в их стремлении к общей цели. Мессианская политическая культура порождает «вождей», то есть, если использовать терминологию политической науки, харизматических лидеров, вера в которых может поднять граждан на действительно небывалые свершения. Страна способна объединиться в едином порыве, на фоне которого и на фоне блистающих перспектив, обещанных вождем, всякие недовольства и несогласия представляются недостойной внимания мелочью, также как скучным и незначительным кажется вопрос о формах и процедурах постоянного повседневного участия граждан в выработке политики.

В патриархальной политической культуре подданные или граждане рассматривают отношения между собой и государством (или персонально главой государства) как отношения детей и заботливого отца. Политическая свобода, как правило, отсутствует, причем ограничена она в той же мере, в какой ограничена свобода детей в патриархальной традиционной семье. Послушание и следование указаниям властей обеспечивается не репрессиями и формальным ограничением способов выражения протеста и недовольства, а изначальным почтением и уважением к мнению отца. Противодействие власти трактуется не просто как нарушение дисциплины, а как моральный проступок, и карается не санкциями, или не только санкциями со стороны государства, но моральным негодованием со стороны остальных подданных («детей» того же «отца»). Патриархальная политическая культура стабильна, но стабильна она лишь до тех пор, пока жив «отец». Смерть «отца» означает исчезновение высшего морального авторитета и вследствие этого скорый распад самой зиждущейся на нем политической культуры.

Это краткое перечисление основных типов политических культур не должно привести к выводу, что есть страны, где та или иная политическая культура существует в чистом виде. Как правило, политические культуры реальных стран представляют собой сочетание, иногда даже довольно противоречивое, политических культур разных типов. Не является исключением и Россия. Причем разные периоды российской истории демонстрируют, зачастую в ярком и отчетливо выраженном виде преобладание каких-то отдельных типов политических культур.


  1. ^ Политическая культура России


Среди недоброжелателей России как за рубежом, так иногда и внутри страны распространено мнение о том, что русский народ всегда жил в условиях авторитарно-патриархального господства, был неспособен к устроению своей собственной судьбы, полагался на волю властей и единственной его политической добродетелью – если это можно считать добродетелью – были терпение и покорность.

На самом деле такое мнение не соответствует фактам. Еще до возникновения российской государственности, в период княжеств Древней Руси начали формироваться основы демократической политической культуры. Даже под властью князей древнерусские города обладали определенными формами самоуправления. Историки пишут, что, если в каком-либо из городов князь возбуждал недовольство народа своими злоупотреблениями и насилиями, то вече, народное собрание города обращалось к нему с требованием: «Поеди, княже, от нас прочь, не хочем тебе!» и затем посылало послов к более достойному кандидату с приглашением: «Поеди, княже, к нам, хочем тебе!». Фактически это означало, что наряду с династическими принципами занятия княжеского престола действовали и демократические, воплощенные в воле народа.

Даже на этом фоне особенно выделялся политический строй «Господина Великого Новгорода», представлявшего собой в 11-14 веках демократическую республику. Верховным органом власти в Новгороде было народное вече, которое выбирало князя и заключало с ним формальный договор, который определял права граждан и права князя по отношению друг к другу и был обязателен для исполнении обеими сторонами. Князь не имел права без согласия веча начинать войну, вести иностранные дела, регулировать торговлю. Грамоты с разного рода пожалованиями выдавались не от имени князя, а от имени «Господина Великого Новгорода», то есть от имени республики. Фактически новгородский князь был высшим чиновником наподобие президента в современных демократических государствах. Похожий политический строй существовал в «младшем брате» Новгорода – «Господине Пскове». В этих древнерусских республиках выработалась демократическая политическая культура, для которой были характерны высокая ценность свободы, неограниченное право граждан на выражение собственного мнения, возможность влиять на решения властей и возможность менять власти, не удовлетворяющие требованиям народа. С тех пор Великий Новгород является своеобразным символом российской свободы.

Собирание русских земель московскими государями в XV-XVI веках привело к ужесточению политической власти. Этому были свои причины: распространение государства на огромные пространства, требовавшее централизованного управления, и потребности обороны государства против постоянно действовавших враждебных сил на востоке, на западе и на юге. Это время рождения российского самодержавия, просуществовавшего вплоть до начала XX века и породившего собственную авторитарную и одновременно патриархальную политическую культуру.

Параллельно установлению самодержавного политического строя и побуждаемое теми же причинами в России сложилось крепостное право. «Служилые люди» получали жалованные поместья зачастую на окраинах империи. С этих земель они кормились и с них получали средства, необходимые для покупки военного снаряжения и обеспечения потребностей военной службы. Чтобы земли не обезлюдели и, соответственно, не исчезла бы возможность обеспечения службы, требовалось закрепление крестьян при поместьях. Постепенно предпринимаемые для этого меры становились все жестче, пока в 16 веке не произошло окончательное закрепление крестьян за господами.

Природа самодержавия заключалась в том, что власть самодержца-государя была абсолютной, не связанной какими-либо юридическими ограничениями. Авторитарный характер политической культуры эпохи самодержавия состоял в том, что подданные принимали идею безграничности верховной власти за счет умаления собственных прав. Патриархальный характер этой политической культуры выражался в том, что государь воспринимался как отец, «царь-батюшка», строгий, но заботящийся о своих чадах – подданных.

На самом деле юридически неограниченная самодержавная власть вовсе не была столь уж абсолютной и ничем не связанной. Во-первых, ее ограничивали интересы сословий, прежде всего, высшего чиновничества и наследственной аристократии – боярства. Во вторых, в самой природе патриархальной политической культуры содержалась идея необходимости заботы «отца» о «детях» и, соответственно, представление о моральной ответственности царя перед народом. «Царь-батюшка» оставался «батюшкой» до тех пор, пока за безграничную преданность народа он платил народу любовью и заботой. Если этого не происходило или если народ считал, что этого не происходит, неписанный моральный контракт считался разорванным, и происходили крестьянские войны, восстания, бунты – от Стеньки Разина до броненосца «Потемкин». Революция 1905 года и последующее свержение самодержавия восставшим народом в 1917 году в немалой степени были обусловлены именно несоблюдением со стороны самодержавной власти этих моральных обязательств, пренебрежительным отношением царя и придворной камарильи к собственной стране и собственному народу.

В-третьих, притязания самодержавия на абсолютную власть постоянно встречали сопротивление со стороны народа, требовавшего свобод и прав на участие в государственных решениях. Демократическая политическая культура, характерная для Новгорода, Пскова, частично для древнерусских княжеств, вовсе не умерла с утверждением самодержавия. Даже в условиях самодержавной власти она продолжала существовать и расширяться во все века существования России. Ее воздействие проявлялось в разных формах, прежде всего, в постоянных более или менее успешных попытках организации народного самоуправления на самых разных уровнях. Таковыми стали посадские и волостные «миры», то есть городские и сельские органы местного самоуправления, возникшие в центральных и северных районах России в 16-17 веках и управлявшиеся волостными и посадскими старостами. Именно эти «миры» сыграли огромную роль в Смутное время, став центрами организации всенародного ополчения, освободившего Москву от поляков 4 ноября (22 октября по старому стилю) 1612 года. Ополчением руководили князь Дмитрий Пожарский и «посадский староста» Нижнего Новгорода Козьма Минин. Именно этот день 4 ноября мы празднуем ныне как День народного единства.

«Мир» управлялся сходом, который принимал буквально все важные для жизни общины решения, руководил политической и хозяйственной жизнью общины. Авторитет «мира» было настолько велик, что сплошь и рядом члены общины выполняли решения схода, даже если они шли вразрез с требованиями государственной власти. «Мир» просуществовал до самой Октябрьской революции. Как форма сельского самоуправления, он оказался одной из самых устойчивых и самых действенных форм проявления присущей России демократической политической культуры. Знаменитый русский ученый Питирим Сорокин писал, что многие авторы, прежде всего, иностранные, критиковавшие авторитарный чиновнический стиль российской политики, так и не заметили, что «под железной крышей самодержавной монархии жило сто тысяч крестьянских республик».

Наряду с формами самоуправления, осуществлявшимися под крышей государства, стихийно возникали формы свободной жизни, вводимые, так сказать, явочным порядком независимо от благоволения или, наоборот, сопротивления властей. Молодые и энергичные люди самых разных сословий бежали на юг и юго-восток, где образовались три вольные «казачьи республики» – три «казачьих войска»: на Дону, на Тереке и на Яике (р. Урал). Высшим органом управления здесь был выборный «войсковой круг», который решал все вопросы внутренней и внешней политики. Москва использовала казаков как военную силу, прежде всего, для охраны южных рубежей и всячески поддерживала их деньгами и оружием. Но сами казаки ревностно охраняли свою независимость и долгое время отказывались присягать в верности московскому царю, считая свою службу добровольной. Беглые крепостные и холопы привыкли искать спасения на Дону, ибо даже московские власти признавали провозглашенный казаками лозунг: «с Дону выдачи нет».

Даже во времена самодержавия организация самоуправления на всех уровнях была постоянной заботой властей. Именно эти цели преследовала попытка введения при Екатерине городского самоуправления путем выбора «гласных», то есть депутатов от городских сословий. Именно на это был направлен знаменитый план М.М.Сперанского, составленный по поручению Александра I. Согласно этому плану, законодательная власть и распоряжение финансами в государстве должны были перейти в ведение выборных народных представителей, которым предстояло заседать в «думах» четырех уровней – волостной, городской, губернской и государственной. Но план этот не был осуществлен.

При Александре II сразу после «великой реформы» – освобождения крепостных крестьян – было введено «земство», представлявшее собой распространившуюся вскоре по всей стране систему органов местного самоуправления на низшем, уездном уровне. По уездам, представлявшим собой административные единицы, примерно равные сегодняшним районам, образовывались «уездные земские собрания», состоявшие из выборных «уездных земских гласных». Председательствовал в уездном земском собрании «уездный предводитель дворянства». Этот титул, в новые времена казавшийся смешным и высокопарным, безжалостно высмеяли и одновременно обессмертили И.Ильф и Е.Петров в романе «Двенадцать стульев». Уездным предводителем дворянства был Ипполит Матвеевич Воробьянинов, которого герой романа Остап Бендер иронически именовал уездным предводителем команчей. На самом деле это была важная и почетная должность. Земства сыграли важную роль в демократическом развитии России, в частности, во время и после революции 1905-1906 годов, когда в России, наконец, было официально учреждено народное представительство и начал работать первый российский парламент – Государственная Дума.

Двадцатый век с его тремя русскими революциями – революцией 1905-1906 годов, февральской и октябрьской революциями 1917 года полностью реализовал потенциал революционной политической культуры России. Революционной политической культурой можно назвать склонность подданных монарха или граждан государства видеть в революции, то есть в восстании народа против государства, наилучший способ добиться равенства и справедливости. Как правило, революции, вопреки ожиданиям их участников, ни равенства, ни справедливости не приносят. Наоборот, они могут вместо свободы приносить рабство, а вместо справедливости – неравенство и социальный гнет. Но в любом случае, они меняют облик стран и цивилизаций. Такую роль сыграла Великая французская революция, ознаменовавшая величайший поворот в истории европейской цивилизации. С тех пор за французами закрепился титул «революционеров», революционная «Марсельеза» стала их государственным гимном, они считаются главными носителями революционной политической культуры. Думается, что русские могут претендовать на это с не меньшими основаниями.

Революционная политическая культура полностью сложилась в России к концу XIX века и существовала в сочетании трех главных направлений. Прежде всего,– анархизм. Анархия, по латыни, означает безвластие или отрицание власти. Ясно поэтому, что анархисты ставили своей задачей борьбу против власти как таковой. Один из основоположников современного анархизма Михаил Бакунин, будучи врагом российского самодержавия и проживая, в основном, за границей, вел энергичную пропаганду за разрушение государственного и политического строя повсюду в Европе. Не менее выдающийся анархист князь Петр Кропоткин выступал против всякой властной организации, проповедуя сотрудничество и взаимопомощь частных людей как главный принцип развития общества. Знаменитый анархист Сергей Нечаев, автор «Катехизиса революционера» видел целью революции полное и беспощадное разрушение любыми средствами всего всей политики, всей социальной организации, всех этических норм. Его девизом было не сотрудничество и взаимопомощь, а «холодная страсть к разрушению».

Другим направлением революционного движения в России было народничество – движение, связанное с именами А.И.Герцена (на первых порах), Петра Ткачева, П.И.Лаврова, так называемых революционных демократов – литературных критиков и публицистов Писарева, Добролюбова, Чернышевского. Народники прославились «хождением в народ», когда в 70-ые годы 19 века сотни и тысячи интеллигентных молодых людей покидали города и уходили жить в деревню, чтобы помогать крестьянам в их тяжелом труде и одновременно вести революционную пропаганду. Хождение в народ провалилось – крестьяне не поддавались пропаганде, и народники сменили стратегию пропаганды на стратегию революционного террора, вершиной которого стало убийство в 1881 году императора Александра II, повлекшее за собой годы и десятилетия жестокой реакции, обострившей все конфликты в стране, озлобившей народ и заведшей государство в тупик, единственным выходом из которого через два с лишним десятилетия стала революция.

Еще одним направлением, представляющим революционную политическую культуры, стал революционный марксизм, основанный на учении Карла Маркса о социалистической революции и возглавляемый Г.В.Плехановым, а впоследствии В.И Лениным. Марксисты не были сторонниками того, что в революционных дискуссиях того времени называлось «индивидуальным террором». Но это не делало их большими гуманистами, чем народники или анархисты. Революционные марксисты говорили, что социалистическая революция приведет в будущем к исчезновению целых социальных классов, но в теоретическом угаре, решая судьбы истории, забывали подумать о том, куда денутся десятки и сотни тысяч живых людей – представителей этих классов. В этом, пожалуй, состояло теоретическое предвосхищение будущего революционного террора, гражданской войны и сталинских чисток, стоивших стране миллионов жизней. Но, несмотря на то, что любая революция стоит жертв (а гигантских жертв стоила не только русская, но и великая французская революция), призыв к революции – это гордый и смелый клич, призыв к борьбе против очевидного зла во имя свободы и справедливости. Поэтому революцию, любую революцию трудно судить однозначно. Как писал замечательный историк Сергей Пушкарев, революционные движения в России представляли собой причудливую смесь «добра и зла, правды и лжи, созидания и разрушения, народолюбия и властолюбия, демократии и автократии».

В любом случае опыт революций обогащает политическую культуру народа. Несмотря на двойственный смысл любой революции и обычное для любой революции несовпадение ее целей с ее результатами, революция меняет страны и цивилизации и открывает новые, неведомые доселе исторические горизонты.

Так произошло с Советским государством, которое оказалось наследником Российской империи. Иногда говорят, что Советский Союз – это сплошное царство авторитаризма и тоталитаризма, причем под тоталитаризмом понимается высшая степень авторитаризма, когда человек целиком предан во власть государства, и государство управляет им целиком – не только его, так сказать, внешней жизнью, но и его душой и мыслями, Человек видится в условиях тоталитаризма роботом или марионеткой, действующей так, как приказывает власть. На самом деле это не так, ситуация была гораздо сложнее. В исторический период своего существования жизнь Советского Союза воплотила в себе все основные традиции, уже сложившиеся в политической культуре России, хотя и в разном сочетании в разные периоды его существования.

В первые годы Советской власти для страны было характерно своеобразное сочетание революционного и мессианистского типов политической культуры. Революционность заключалась прежде всего в разрушении всего старого – старых социальных иерархий, старых классовых разделений, старой культуры, старых образов жизни, изживших себя религиозных догм, старого искусства, старой школы, старого отношения к труду, старого понимания любви и брака и т.д. Российская революция претендовала на разрушение всего старого и создание, так сказать, на пустом месте новой небывалой жизни во всей ее полноте и многообразии. Как писал Владимир Маяковский,

Другим странам по сто,

История - пастью гроба,

А наша страна – подросток.

Твори, выдумывай, пробуй!

Российская революция претендовала на то, чтобы стать, фигурально говоря, еще более великой, чем Великая французская революция, ибо ее миссия состояла в открытии «новой земли» и «нового неба», новых бескрайних перспектив не только для своей страны, но для всего человечества. В этом состояла мессианистская составляющая политической культуры Советской России. Как говорилось выше, мессианизм исходит из представления о некой высшей предназначенности страны, о высшей миссии, которую судили ей Бог или история. Мессианизм был свойственен русской политической культуре и на предыдущих этапах ее развития. В российском средневековье была широко распространена концепция России как «третьего Рима» – последней великой империи, наследующей Римской империи через посредство Восточной Римской империи – Византии, откуда Россия получила свою веру и свою культуру. Православное сознание поддерживало и поощряло эту веру в великое предназначение России. Когда империя рухнула, мессианское сознание не только не исчезло, но стало переживаться еще глубже и интенсивнее, хотя его содержание изменилось: теперь не империя, а создание всемирного царства свободы и справедливости стало на повестку дня. Иногда трудно поверить, насколько глубоким и интенсивным было это переживание. Казалось, что вот сейчас, со дня на день грядет всемирная революция пролетариата, которую совершат трудящиеся других стран по примеру трудящихся России, и искомое царство наступит. Были даже случаи, отраженные в сохранившихся судебных документах, когда пленных белогвардейских офицеров в 1919 году революционные трибуналы приговаривали к заключению «до победы мировой революции», полагая, что сидеть им не больше недели, а по наступлению царства свободы и справедливости бывшие белогвардейцы сами преобразятся и не станут вредить новому миру. Это по сути своей религиозное мессианское чувство прекрасно выражено в произведениях Андрея Платонова.

Мы упоминали о том, что мессианская политическая культура несет в себе сильный заряд авторитаризма и почти неизбежно ведет к появлению авторитарных «вождей». Это постепенно и произошло в Советском Союзе, когда в начале 30-х годов под воздействием политики И.В.Сталина революционный запал и мессианские ожидания сошли на нет и их место заняли представления и образы действий, характерные для авторитарной политической культуры, господствовавшие в период самодержавия и даже еще более усугубленные в Советском Союзе условиях государственной собственности на землю и средства производства и тотального идеологического контроля. Вместе с тем стали воспроизводиться элементы столь же традиционной для России патриархальной политической культуры. Постепенно Сталин начал превращаться в «отца народов» (параллель традиционному «царю-батюшке»), и людям внушалась мысль о том, что на преданность ему лично и его делу Сталин отвечает бесконечной любовью и заботой о своих подданных.

Но при всем почти неограниченном господстве авторитаризма нельзя считать, что в Советском Союзе были полностью искоренены элементы демократической политической культуры. Советские люди отнюдь не превратились поголовно в безответных марионеток. Постоянно на всем протяжении Советской власти существовали выражения рабочего протеста, вспыхивали народные восстания, проявлялись разные формы сопротивления против идеологического и духовного давления. Что еще более важно, в Советском Союзе, который представлял собой отнюдь не самодержавную монархию, а объединение республик, была создана достаточно полная и последовательная система демократических политических институтов. Существовала конституция, по всем формальным критериям достаточно демократичная. Существовал Верховный Совет, то есть парламент, венчающий собой систему народного представительства, существовавшего на всех уровнях принятия политических решений. Существовали профсоюзы, которые не сумели возникнуть в царской России. Существовало достаточно большое количество групп по интересам, соответствующих тому, что ныне понимается под организациями гражданского общества. Однако все эти институты существовали лишь формально, находясь под тотальным контролем партии и будучи лишенными их подлинно демократического содержания. В этом состояла характерная черта советского авторитаризма, сумевшего создать систему демократических политических институтов, функционирующих как институты, соответствующие авторитарной политической культуры. И вместе с тем факта их существования нельзя недооценивать. Достаточно упомянуть о том, что в конце 80-х годов, когда произошел сдвиг в политических ориентациях народа, именно Верховный Совет СССР, то есть советский парламент стал главной трибуной выражения протеста и поиска направлений преобразований, как то и подобает демократически организованному парламенту. Более того, оказалось, что система политических институтов, освобожденная от партийного контроля, может служить выражению представлений, характерных для демократической политической культуры, а политические чиновники, прошедшие школу советских политических институтов, способны работать в демократических учреждениях. Именно это обстоятельство в период распада СССР гарантировало бескровный и относительно безболезненный характер происшедших революционных по масштабу и значению политических преобразований.

Если подвести итог рассмотрения политической культуры России на разных этапах существования страны, можно прийти к следующим важным выводам.

  1. Существует преемственность в политической культуре России, то есть эта политическая культура имеет, в основном, одни и те же характеристики на всем протяжении российской истории.

  2. Постоянно наблюдаются, хотя и выступающие в разных соотношениях, пять основных типов политической культуры: демократическая, авторитарная, патриархальная, революционная и мессианская политические культуры.

  3. На разных этапах российской истории на передний план общественного сознания выдвигаются один или несколько различных типов.

  4. Ведущую роль постоянно играет взаимодействие и борьба авторитарной и демократической политической культуры при преобладании авторитарной культуры.

Может возникнуть закономерный вопрос: почему степень авторитаризма и влияние авторитарной политической культуры в российской истории в целом гораздо выше, чем в большинстве демократических стран Запада? Выше говорилось, что установление самодержавия и крепостного права в России в значительной мере объяснялось потребностями освоения и обороны огромных пространств страны от нападений с запада, востока и юга. Выдающийся историк Г.В.Вернадский писал, что «самодержавие и крепостное право были ценой, которую русский народ должен был заплатить за свое национальное самосохранение». Перед Советским Союзом стояли во многом похожие проблемы: требовалось осуществить индустриализацию и тем самым защитить страну от многочисленных военных угроз, грозящих ее полным исчезновением. Эта задача была, в конечном счете, решена, более того, страна поднялась до уровня сверхдержавы. Перефразируя Г.В.Вернадского, можно сказать, что авторитарное коммунистическое господство стало ценой, которую Россия должна была заплатить за свое величие.


^ 3. Политическая культура и глобальная конкуренция


В современном глобализирующемся мире, где в условиях, когда существует только одно сверхдержава – Соединенные Штаты Америки, – но в ускоренном темпе возникают и набирают вес многочисленные новые центры силы, остро стоит вопрос о перспективах каждой из стран в борьбе за мировое лидерство. Место каждой из стран в негласном рейтинге лидеров определяется множеством самых разных факторов, начиная от военной силы и кончая успехами в создании инвестиционного климата (подробнее об этом говорится в предыдущих главах). Не последнюю роль при этом играет политическая культура, во многом определяющая как успехи социального и экономического развития внутри страны, так и восприятие страны на мировой арене ее соседями, друзьями и конкурентами.

Российская история великолепно демонстрирует важность политической культуры в этом отношении. В приведенной выше цитате из Г.В.Вернадского говорится о цене, которую заплатила Россия за ее национальное самосохранение. Но это же высказывание можно осмыслить несколько иначе, истолковав самодержавие и крепостное право как инструменты, использованные для целей национального самосохранения. В этом смысле можно сказать, что авторитарная политическая культура сыграла роль достаточно эффективного инструмента в деле в деле сохранения целостности страны. Можно легко предположить, что в условиях более демократической политической культуры с сильным самоуправлением на местах и широким спектром политических движений и партий, а также в условиях постоянного враждебного давления со всех сторон страна не сумела бы сохранить свое единство и целостность, а распалась бы или была бы разорвана на части.

То же самое можно сказать и о Советском Союзе: страна в этот период существовала в условиях враждебного окружения и централизованное авторитарное господство, позволяющее относительно легко мобилизовывать ресурсы и перенаправлять их на решение срочных задач, виделось самым простым и эффективным инструментом достижения поставленных целей.

Отсюда можно прийти к выводу, что авторитарная политическая культура является мощным инструментом для достижения экономической конкурентоспособности страны на международной арене. Она позволяет создать мощное государство, способное добиваться своих государственных целей. Но авторитарная политическая культура и связанный с ней комплекс социальных институтов и социальных действий отнюдь не способствует достижению свободы и справедливости, а тем более долговременной стабильности внутри страны. Опыт России показывает, что в условиях самого жесткого авторитарного гнета постоянно реализовывается потенциал демократического сопротивления, что неизбежно приводит в конце концов к революционному взрыву и распаду авторитарно организованной системы.

Возникает еще вопрос о том, является ли авторитарная политическая культура единственным инструментом сохранения единства и целостности страны и мобилизации народных масс на ее защиту? История России также дает материал для ответа на этот вопрос. Дважды в российской истории возникала ситуация, когда империя практически оказывалась распавшейся и государство погибшим. Первый раз – это Смутное время. Второй раз – это период между февралем и октябрем 1917 года. И оба раза страна оказывалась как бы чудом спасенной. Но спасение осуществлялось разными средствами. В 1612 году страна была спасено благодаря патриотической самоорганизации народа, использовавшего в значительной степени механизмы возникшего к тому времени самоуправления на местах, то есть благодаря использованию потенциала демократической политической культуры. В 1917 году на вызов истории последовал авторитарный ответ – произошла Октябрьская революция, и в конечном счете установилось коммунистическое авторитарное господство.

Получалось так, что потенциал демократической политической культуры никогда не использовался в России в полной мере. Правящий класс всегда обращался в первую очередь к авторитарному политическому инструментарию, полагая, что это – наиболее простые и эффективные средства сохранения его господства. Демократический потенциал оставался неиспробованным в полной мере и неиспользованным. В результате страдала политическая конкурентоспособность страны. Страна казалась сильной вовне, но была слабой изнутри, что приводило, в конечном счете, к социальным взрывам и революциям и поражениям на международной арене Последнее из них – это поражение в «холодной войне», приведшее к распаду СССР и связанному с этим резкому падению экономического и социального уровня и международного престижа России.

В настоящее время Россия находится в уникальной исторической ситуации. Сложившаяся в течение многих веков демократическая политическая культура России стала главным инструментом ее возрождения и подъема. Тем самым Россия опровергла мнение критиков и скептиков, считавших, что авторитарный способ правления и политического мышления – это ее неизбежная политическая судьба.


Резюме


Политическая культура общества представляет собой традиционно сложившуюся форму политического мировоззрения и организации политических действий. Политическая культура России, воспроизводящая свои основные характеристики на всем протяжении исторического существования страны, представляет собой сложную совокупность таких форм, как демократическая, авторитарная, патриархальная, мессианистская, революционная политические культуры. В разные периоды развития страны на передний план выходила какая-то одна из этих форм, но нельзя говорить о полном господстве какой-то одной формы (например, авторитаризма, на всем протяжении российской истории. Одной из сильных составляющих политической культуры России всегда была демократическая политическая культура, занявшая ведущее место в современный период российской истории.


Словарик


Политическая культура - совокупность специфических для страны, региона, социальной группы или класса и принимаемых большинством граждан или членов сообщества как привычные и правильные форм и методов политических действий.

^ Демократическая политическая культура – взгляд на государство как на установление народа и инструмент реализации воли народа, предполагающее наличие механизмов политического участия и средств выражения политического протеста..

^ Авторитарная политическая культура – взгляд на государство и политическую власть как на инстанцию, обладающую безусловным авторитетом, единственным способом поведения по отношению к которой является безусловное и безоговорочное подчинение.

^ Революционная политическая культура – точка зрения, согласно которой самым правильным способом решения политических проблем и конфликтов является полное и коренное преобразование существующего социального, морального и экономического порядков.

^ Мессианская политическая культура – такая ориентация государственной политики и мыслей граждан, которая исходит из представлений об изначальной предназначенности страны или сообщества к осуществлению некой исключительной высшей миссии.

^ Патриархальная политическая культура – восприятие и организация поведения государства и граждан или подданных по отношению друг к другу как отношения детей и заботливого отца при ограничении политической свободы той мере, в какой ограничена свобода детей в патриархальной традиционной семье.


^ Контрольный текст

Вставьте, пожалуйста, в приведенный ниже текст недостающие по смыслу слова.


Российское самодержавие привело к долгому периоду господства в России ______________________ политической культуры. В то же время существование крестьянских общин, образование казачьих поселений на юге и юго-востоке страны и нек4оторые другие формы самоорганизации народа свидетельствовали о наличии даже в период самодержавия мощной струи ________________________ политической культуры. Самодержавные правители России неоднократно предпринимали попытки организации ___________________ на местах, состоящего, прежде всего, в выборности властей. При Александре II было введено _____________________, представлявшее собой систему органов местного самоуправления на низшем, уездном уровне. Падение самодержавия, ставшее, кроме прочего, результатом распространения ____________________ политической культуры, привело к усилению в первое десятилетие Советской власти мотивов ______________________, состоящего в вере в исключительной предназначение страны как основоположницы нового типа общества.







Нажми чтобы узнать.

Похожие:

Политическая культура и глобальная конкурентоспособность iconПолитическая культура и глобальная конкурентоспособность
В разное время разные государства по-разному сочетают и используют все эти меры воздействия как внутри страны, так и в окружающем...
Политическая культура и глобальная конкурентоспособность iconПолитическая культура
Человек не является автоматически действующим механизмом, он всегда активный интерпретатор осваиваемых или навязываемых ему ролей....
Политическая культура и глобальная конкурентоспособность iconРеферат по дисциплине «Политологи» На тему «Политическая культура России и сша»
Она включает в себя не только политические идеалы, ценности установки, но и действующие нормы политической жизни. Тем самым политическая...
Политическая культура и глобальная конкурентоспособность iconМифы Древнего Востока. Культура Шумера и Аккада. Реформы Уруинимгина. Культура Вавилона и Ассирии закон
Политическая и социальная культура древневосточных обществ (государственное устройство и структура общества)
Политическая культура и глобальная конкурентоспособность iconБекишева Шолпан Туруспекова Управление конкурентоспособностью предприятия
Конкурентоспособное предприятие повышает конкурентоспособность человеческого капитала, повышает конкурентоспособность товара, конкурентоспособность...
Политическая культура и глобальная конкурентоспособность iconПолитическая культура и политическая социализация

Политическая культура и глобальная конкурентоспособность iconДокументы
1. /Биосфера-глобальная экосистема/Визитная карточка.doc
2. /Биосфера-глобальная...

Политическая культура и глобальная конкурентоспособность iconПолитическая социализация и политическая культура. 3 Сущность политической социализации. 3
Институты политической социализации и их взаимодействие с политической культурой. 13
Политическая культура и глобальная конкурентоспособность iconРабочая программа дисциплины «введение в зарубежное регионоведение»
Корреквизиты: «Политическая регионалистика», «Политическая география Восточной Азии», «Этнология Восточной Азии», «Культура, литература,...
Политическая культура и глобальная конкурентоспособность iconПолитическая культура

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы