Xvi. Русская культура на рубеже XIX – XX веков: время кризиса и поиска новых ценностей в духовной и социальной жизни общества icon

Xvi. Русская культура на рубеже XIX – XX веков: время кризиса и поиска новых ценностей в духовной и социальной жизни общества



НазваниеXvi. Русская культура на рубеже XIX – XX веков: время кризиса и поиска новых ценностей в духовной и социальной жизни общества
страница1/3
Дата конвертации21.06.2013
Размер0.54 Mb.
ТипДокументы
скачать >>>
  1   2   3

Глава XVI. Русская культура на рубеже XIX – XX веков: время кризиса и поиска новых ценностей в духовной

и социальной жизни общества


XIX век, особенно вторая половина этого исторического времени, стал эпохой всестороннего подъема русской национальной культуры. Неудержимая жажда знаний, охватившая многомиллионные массы народа, просветительное движение среди передовых представителей русского образованного общества, появление целой плеяды писателей, художников, артистов, ученых, педагогов, вышедших из широких демократических кругов, расцвет литературы и искусства, крупнейшие успехи науки и рост грамотности, образованности населения – все это составляет характерную особенность второй половины XIX века. Подъем русской культуры в 60-80-е годы этого столетия – прямой результат дальнейшего развития русской нации, роста национального самосознания народа, его могучих творческих сил и прогрессивных исторических устремлений.


^ Н.А. Бердяев, тяготевший к образной метафоричности в своей яркой философии, первым данный период назвал «культурным ренессансом», «серебряным веком» («Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века» (1918) и др.). Определение затем закрепилось за русской поэзией модернизма после появления в свет статьи Н. Оцупа «Серебряный век» русской поэзии» (1903), а вслед за изданием книги С. Маковского «На Парнасе серебряного века» (1962) окончательно вошло в литературный оборот.

^ О понятии

«серебряный век»

с точки зрения культурологии
Наступивший рубеж XIX-XX вв. ознаменовался бурными процессами и событиями, радикальными изменениями не только в политической, социально-экономической жизни России, но и в сфере культуры, общественного сознания, настроениях различных слоев народных масс. Рубеж столетий – это особый период в культурной истории России, который теперь общепринято называть «серебряным веком». Метафорический термин «серебряный век» весьма условен и не имеет четкого и строго научного определения ни в содержательном, ни в хронологическом отношении. Многие авторы время «серебряного века» ограничивают 20-25 годами на рубеже XIX–XX вв., другие расширяют его до 40 лет. По аналогии с пушкинским периодом (20-40-е годы XIX века) – «золотым веком» – конец XIX–начало XX века именно литературоведами был назван «серебряным веком» на основании того, что в эти годы русская поэзия вновь переживала состояние своего блистательного развития.
В данном («узком») контексте метафора «серебряный» вполне оправдана, ибо она отражала новые явления в художественной культуре, в первую очередь, в поэзии, изобразительном искусстве, архитектуре, а также в общественно-интеллек-туальной мысли, прежде всего философии. Поэты, художники, музыканты, зодчие, а рядом с ними философы различных направлений выражали, с одной стороны, явную неудовлетворенность российской действительностью на рубеже XIX–XX вв. («обыденной серостью»), а, с другой, жаждали новых открытий невиданных ранее «миров», ставили множество экспериментов, как и их предшественники давали свои, нередко оригинальные, ответы на «вечные» русские вопросы «кто виноват?» и «что делать?».

Однако в общесоциологическом, культурно-историческом (т.е. «широком» – культорологическом) смысле метафора «серебряный» не позволяет охватить и оценить все многообразие и полноту социокультурных процессов, явлений и противоречий, проявившихся в российском обществе на рубеже XIX-XX вв., в том числе, естественно, и в русской национальной культуре в целом. Между тем следует помнить, что любой культурный процесс, как и отдельные проявления культурной жизни общества, могут быть адекватно понимаемы при одном непременном условии, а именно: необходимо знать, понимать и учитывать политическую, социально-экономическую обстановку в стране на конкретном историческом этапе, условия, время и место развития как позитивных, так и негативных тенденций. Культура, являясь продуктом человеческой деятельности, не может существовать вне сферы всей совокупности общественных отношений…

Р
^ На изломе русской культурной истории:

новые проблемы и противоречия
убеж веков (конец XIX–начало XX вв.) – один из сложнейших и интереснейших периодов в социокультурном развитии России, время, отмеченное важнейшими сдвигами как в социальной, так и в духовной жизни общества.

^ СФЕРА ЭКОНОМИКИ: в России быстро развивался новый общественный уклад – капитализм. Глубинными основами этого исторического процесса являлись развитие хозяйства, капиталистическая индустриализация экономики, распространение машинного производства и товарно-денежных отношений, возрастание роли городов (урбанизация страны) в общественно-хозяйственной и культурной жизни России. За десятилетие (1891-1900 гг.) страна совершила огромный рывок в своем развитии: объем промышленного производства удвоился. В 1883-1900 гг. было построено 22 тыс. км железных дорог, что вдвое больше, чем за предшествующие 20 лет. Росли капиталовложения в новые отрасли промышленного производства, развивались производительные силы страны: Россия стремилась догнать передовые индустриально развитые страны Европы. За период с 1885 по 1913 гг. среднегодовые темпы роста промышленного производства России составили 5,8%, США – 5,2%, Германии – 4,5%1. Страна лидировала по показателю концентрации производства, а энерговооруженность труда в российской промышленности была выше, чем в германской и французской. Но процесс ускоренного развития капитализма в стране, во-первых, вел к новому напряжению всех сил народа, прежде всего трудового населения (крестьян и рабочих), а, во-вторых, к неизбежному усложнению и обострению социальных и политических проблем. Так, широкое привлечение иностранных капиталов делало экономику России зависимой от западноевропейского рынка. В 1900-1903 гг. (время мирового экономического кризиса) в стране было закрыто свыше 3-х тыс. предприятий, работы лишились 112 тыс. рабочих2. Промышленная индустриализация вела к разорению кустарного, ремесленного и промыслового производства, в первую очередь связанного с сельским хозяйством. (Число «кустарей» в России было велико: только в Среднерусской черноземной зоне их число составляло 500 тыс., в то время как на заводах работало 127 тыс. рабочих). Происходило разорение и самого крестьянства, за счет которого увеличивался городской пролетариат. Экономический кризис 1900-х годов поставил деревню (4/5 населения страны) в угрожающее положение3.

^ СФЕРА СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ: в процессе капитализации России качественные изменения происходили в социально-классовой структуре общества на рубеже XIX-XX вв. А это значит, что изменения происходили в самом субъекте русской культуры: он усложнялся и дифференцировался. Деревенская, крестьянская Русь быстро меняла свой облик: за первые полтора десятилетия XX века городское население России увеличивалось на 8,6 млн. человек. В 1914 г. в городах империи уже насчитывалось почти 23,5 млн. жителей. Большие города из камня, кирпича, цемента, железа и стали росли гораздо быстрее малых. Все больше сельского люда отрывалось от занятия земледелием, переходило в промышленность, в торговлю. Уездная, сельская Россия, страна помещичьих усадеб, монастырей и церквей, уступала место индустриальной, городской, рабочей России. Взятый правительством курс на индустриализацию привел к формированию наемного рабочего нового типа – потомственного пролетария. К началу XX века этот социальный слой насчитывал уже 2,8 млн. человек. Всего же рабочих в России в это время насчитывалось от 7 до 9 млн. Большинство из них относились к наиболее бесправным слоям населения: только 25% рабочих жили в своих домах, 31% снимали жилье у частных лиц, 44% пользовались фабричными помещениями (казармы, описанные М. Горьким в повести «Детство», образ этих жилищ). Среди рабочих быстро нарастало недовольство своим положением, которое, в конце концов, вылилось в открытые выступления против власти.

Проникновение капитализма в сельское хозяйство сопровождалось расслоением крестьянства. Из него выделялись: a) буржуазия – крупное крестьянство; б) среднее крестьянство; полупролетарии или парцеллярное крестьянство (т.е. те, которые лишь частично обеспечивали себя продовольствием с собственного или арендуемого участка земли); г) пролетарии (наемные сельскохозяйственные рабочие).


Маргинальный (от лат. marginalis – находящийся на краю: margo – край, граница) – понятие, обозначающее промежуточность, «пограничность» человека между социальными слоями, потерю им своего социального статуса.
Этот процесс был детерминирован экономически. В результате экономической дифференциации сельхозпроизводства прежде всего стал формироваться и расширяться социальный слой людей в деревне, главным источником богатства который был не сам труд в сельском хозяйстве, а торгово-ростовщическая эксплуатация односельчан. Их в деревне стали звать «кулаками», они в начале XX века составляли до 3% сельского населения. К ним примыкали 7–8% зажиточных крестьян («середняки»), имевших, как правило, 4 лошади и 4 коровы. 25% хозяйств России были «безлошадными», а примерно 10% – не имели и коровы. Их удел – батрачество или занятие отхожим промыслом. В русской деревне стало увеличиваться избыточное население, численность которого в начале XX столетия составила 23 млн. человек. В стране рос социальный слой маргинального населения: по далеко неполным данным, насчитывалось 36200 нищих и бродяг, а также 96000 заключенных4.

^ Вместе с развитием капитализма в России быстро рос класс буржуазии, включавший в себя различные категории в зависимости от источников и размеров капитала. Выделялись две основные группы буржуазии:

a) поместное дворянство, владевшее гигантскими средствами в виде земельной собственности (в 1905 г. она оценивалась в 4 триллиона рублей, что на 60% превышало общую массу акционерных капиталов в стране);


Буржуазия (франц. bourgeoisie, от позднелат. burgus – укрепленный город) – господствующий класс капиталистического общества, обладающий собственностью на средства производства и существующий за счет использования (эксплуатации) наемного труда.
б) новый слой финансовой олигархии – директора и члены правлений акционерных предприятий и банков (Рябушинские, Морозовы, Гучковы, Мамонтовы, Кнопы, Поляковы);

в) особую группу буржуазных предпринимателей составляли иностранцы: к 1900 году им принадлежала треть акционерного капитала в России. С поворотом России на капиталистический путь развития в хозяйство страны буквально хлынул иностранный капитал. «… Громадный успех некоторых фирм привел в замешательство весь деловой мир. Все теперь стремятся в Россию», – так сообщал из Одессы в 1894 г. бельгийский консул5.




^ Наконец, важнейшую роль в социальной, духовной и политической жизни России на рубеже XIX-XX вв. играла интеллигенция. Она была крайне неоднородной как по своему социальному составу (дворянская, буржуазная, разночинная, рабочая), так и по своим воззрениям, духовно-ценностным ориентациям: консервативно-монархическая, либерально-демократическая, радикально-революционная. В начале XX столетия интеллигенция, несмотря на разнородность своего состава, превращалась в наиболее свободомыслящую и оппозиционную – по отношению к монархическому укладу – часть общества. Она жаждала радикальных перемен в России. Русский философ Н.А. Бердяев, живший и творивший в переломную эпоху, считал, что «вся история русской интеллигенции подготовляла коммунизм»6А экономист, историк, член партии кадетов М.И. Туган-Барановский писал, что «социалистическая симпатия русской интеллигенции составляет одну из ее наиболее характерных отличительных черт», «русский интеллигент иногда фанатически привержен социализму»7

Изменения в сфере социально-экономических отношений, усложнение и дифференциация субъекта культуры не могли не сказаться на духовной культуре российского общества. ^ ДУХОВНАЯ СФЕРА общественной жизни России была отмечена крупнейшими культурными изменениями и поворотами. «Дух эпохи», психологическая атмосфера рубежа столетий, с одной стороны, были наполнены ощущением исчерпанности прежнего пути развития страны, чувством приближающегося исторического «возмездия», а с другой, – надеждой на «спасение», обновление, выход на новые рубежи социального и культурного творчества. Для такого сложного и противоречивого самочувствия у общества были веские основания:

  • экономические изменения стимулировали развитие образования в России. Если в 1885 г. в стране было всего шесть университетов, то в начале XX в. уже работали 100 высших учебных заведений, в которых обучалось около 130 тыс. человек. Если в 1865 г. насчитывалось 96 гимназий, то в середине 90-х годов – 600;

  • происходит дальнейшее развитие науки, в особенности естественных отраслей знания. И.И. Мечников и И.П. Павлов первыми из русских ученых были удостоены Нобелевской премии. Н.Е. Жуковский создал теоретические основы самолетостроения. А.Ф. Можайский первым в мире сконструировал самолет. Под руководством И.И. Сикорского были построены первые в мире самолеты «Илья Муромец», «Русский витязь». К.Э. Циолковский разработал теорию ракетного движения, заложил основы космонавтики. Работы физика А.Г. Столетова подготовили условия для создания электронного оборудования. Изобретение радио А.С. Поповым стало огромным достижением не только русской, но и всей мировой технической мысли. П.Н. Яблочков и А.Н. Лодыгин ввели в практику использование системы электрического освещения. А.М. Бутлеров заложил основы современной органической химии. Всемирное признание получили исследования Д.И. Менделеева, открывшего периодический закон химических элементов;

  • на подъеме находится и гуманитарная сфера русской национальной культуры. Литература была представлена целым созвездием ярчайших талантов: Л. Толстой, А. Чехов, М. Горький, В. Короленко, А. Куприн, И. Бунин, Л. Андреев, А. Толстой, Ф. Сологуб, А. Блок, В. Брюсов, А. Белый, Н. Гумилев, А. Ахматова, К. Бальмонт, З. Гиппиус, И. Северянин; живопись: В. Суриков, В. Серов, М. Врубель, К. Коровин, М. Нестеров, А. Бенуа, К. Сомов, Н. Рерих, В. Кустодиев, В. Борисов-Мусатов, А. Архипов, А. Рябушкин, В. Кандинский, К. Малевич; скульптура: П. Трубецкой, А. Голубкина, С. Коненков, С. Волнухин, Н. Андреев; архитектура: Ф. Шехтель, А. Щусев, И. Фомин, И. Жолтовский, И. Рерберг; театр: К. Станиславский, В. Немирович-Данченко, И. Москвин, В. Качалов, Л. Леонидов, В. Лужский, В. Комиссаржевская, В. Мейерхольд; музыка: Н. Римский-Корсаков, А. Глазунов, С. Рахманинов, А. Скрябин, С. Танеев; оперное искусство: Ф. Шаляпин, И. Ершов, Л. Собинов, А. Нежданова; балет: А. Павлова, Т. Корсавина, В. Нижинский и др. Такого созвездия великих имен наша духовная культура раньше не знала.

^ Однако их великое творчество было недоступно и неизвестно большей части населения: на рубеже XIX-XX вв. Россия была отсталым государством. По данным первой Всероссийской переписи населения 1897 г. (в стране проживало 125,5 млн. человек) процент грамотных составлял всего 22,9%, а в возрасте 9–49 лет – около 29%. Всеми формами обучения было охвачено около 3% всех жителей России. Особенно тяжелым было положение женщин (12,5% грамотных в сельской местности)8, а также нерусских народов (в России проживало свыше 100 различных национальностей). Их официально называли «инородцами», к ним относились как к людям низшей расы. Так, к народам Дальнего Востока, Крайнего Севера, Сибири отношение было как к дикарям, а их национальная культура подвергалась гонению. В Средней Азии в 1897 г. грамотных насчитывалось: среди мужчин – 7,9%, среди женщин – 2,2%9. В 1911 г. в Казахстане существовало 350 русско-казахских училищ (учебные заведения с различным сроком обучения: двухклассные с шестилетним и одноклассные с четырехлетним сроком), где обучалось 6 756 казахских детей, из которых лишь 289 девочек. В 1916 г. насчитывалось около 600 русско-казахских училищ с контингентом учащихся более 19 тыс. человек10. Медицину в аулах представляли «баксы»-шаманы. Так, в 1913 г. в Уральской губернии родилось 7 702 казаха-ребенка, а умерло 7 764. Детская смертность в ряде регионов Казахстана была нередко стопроцентной11. Выдающийся казахский ученый, впоследствии первый президент Академии наук Казахстана, К.И. Сатпаев в аналитическом докладе Совету Народных Комиссаров республики в конце 1926 г. писал: «Все болезни… лечились знахарями. Нервные болезни считались наваждением духов и лечились шаманами путем разных наговоров и писаний; от чесотки и накожных заболеваний применялась ртуть; туберкулез лечился сулемой и кошала (род стрихнина); желудочные заболевания – опиумом; коклюш – сосанием вымени сивой козы»12.

И так было не только в Казахстане, а во всех национальных «окраинах» России того времени. Немногим лучше было положение крестьян и рабочих в центральных областях самой России. Л.Н.Толстой, великий русский писатель и философ, постоянно изучал жизнь русских крестьян. В России, говорил он, голод наступает не когда хлеб не уродился, а когда не уродилась лебеда. Объехав четыре черноземных уезда Тульской губернии, обойдя почти все крестьянские дворы, он с горечью писал: «Употребляемый почти всеми хлеб с лебедой, – с 1/3 и у некоторых с 1/2 лебеды, – хлеб черный, чернильной черноты, тяжелый и горький; хлеб такой едят все, и дети, и беременные, и кормящие женщины, и больные… Хлеб почти у всех с лебедой. Лебеда здесь невызревшая, зеленая. Того белого ядрышка, который обыкновенно бывает в ней, нет совсем, и потому она несъедобна. Хлеб с лебедой нельзя есть один. Если наесться натощак одного хлеба, то вырвет. От кваса же, сделанного на муке с лебедой, люди шалеют. Здесь бедные дворы доедали уже последнее в сентябре…»13. А бедных дворов в России было большинство. Из 20 млн. крестьянских дворов в 1913 году в стране насчитывалось: бедняцких – 65%, середняцких – 20%, кулацких – 15%14. Урожаи в сельском хозяйстве России были низкие. В Нечерноземье сбор зерна на душу населения составлял 224 кг (14 пудов), а потребление по самым заниженным расчетам на взрослого едока составляло 320 кг (20 пудов). Это означало, что товарное зерно крестьянин поставлял на рынок от большой нужды, экономя на собственном питании. В России в начале ХХ в. потребление хлеба на душу населения составляло 13 пудов, в Великобритании – 18,39, в Германии – 19,45, во Франции – 22,3 пуда. При этом хлеб из России шел на экспорт. «Не доедим, а вывезем», говорил министр финансов И.А. Вышнеградский. В 80-90-е гг. экспортировалось около 1/5 чистого сбора хлеба в Европейской России (в том числе пшеницы – 2/5). В год на питание тратили: русский крестьянин – 20 руб., немецкий – 40, французский – 5615.

В XX век Россия вступала отягощенная невероятным множеством острейших социокультурных противоречий. Недовольны монархическим правлением были все: крестьяне, рабочие, интеллигенция и даже часть буржуазии. Самодержавная власть полностью растеряла свой авторитет, она была явственно помечена печатью обреченности. Рушился и авторитет РПЦ, органически связанной с монархией. Эпоха после 1861 г. для церкви стала эпохой безысходного кризиса. И.С. Аксаков уподоблял церковное тело трупу, в котором составные части – клир и миряне – соединены лишь насильственно и механически, сшиты на живую нитку, охвачены деморализацией и грозят окончательно разъединится. Л.Н.Толстой, выражая эти настроения общества, 16 января 1902 г. обратился с письмом к царю Николаю II. «Любезный брат, – писал он «в ожидании близкой смерти». – Мне не хотелось умереть, не сказав вам того, что я думаю о вашей теперешней деятельности… Самодержавие есть форма правления отжившая, могущая соответствовать требованиям народа где-нибудь в центральной Африке, отделенной от всего мира, но не требованиям русского народа… …Поддерживать эту форму правления и связанное с нею православие можно только, как это делается теперь, посредством всякого насилия…»16. («Крамольные» мысли не прошли «даром» великому писателю: в 1901 г. святейший синод РПЦ отлучил Л.Н.Толстого от церкви, как, впрочем, и талантливого математика А.А. Маркова в 1913 г.).

Насилие же, чинимое властью, вызывало социальный протест и вело к ответному насилию. Страна в начале XX столетия живет словно на вулкане, социальные антагонизмы достигают предела и неизбежно ведут к революционному взрыву. Главным, всеопределяющим фактором русского социокультурного процесса этого периода стал феномен революции. Все народы России, все классы общества и его социальные слои, все люди, – и те, которые желали революции и боролись за нее, и те, кого она страшила, кто боролся против ее приближения, – все ощущали (в той или иной степени), что революция уже на пороге общего дома под именем Россия. В этих условиях особенно у русской интеллигенции углублялось ощущение непрочности, неустойчивости всех казавшихся вечными установлений, духовных ценностей и моральных норм. Сам мир вдруг сделался зыбким, миражным, таинственным и даже враждебным. Все существовавшие до того представления о добре и зле, о прекрасном, вечном оказались несостоятельными, они требовали, по мнению многих, самого срочного и строгого пересмотра.

И этот «пересмотр» начался с наступлением первых лет ХХ века: в 1905-1907 гг. грянула первая русская революция, а затем взорвался 1917 год с Февральской и Октябрьской революциями и последовавшей за ними Гражданской войной 1918-1920 гг. Русский философ – эмигрант С.Л. Франк в статье «Из размышлений о революции» сделал вывод о том, что «происшедшая в России революция – не просто социалистический переворот. Смысл ее глубже: она была обусловлена многовековым процессом отчуждения народа от культуры, дополнявшим собственно «классовую рознь»…17 И огромным, все нараставшим желанием вывести Россию и ее народы из патриархальной отсталости, безграмотности, нищеты. Посол Франции в России Морис Палеолог в 1916 г. писал: «Когда я размышляю о всем, что в русском социальном и политическом строе есть архаического, отсталого, примитивного и себя пережившего, я часто говорю себе: «Такой же была бы и Европа, если бы у нас в свое время, не было возрождения, реформации и французской революции».18 Франция, как и вся Западная Европа, прошла через революционное обновление и потрясение раньше. Россия, догоняя их, вступала в полосу революций в начале ХХ столетия...

Крушение старых социальных и политических устоев русского общества серьезно дополнялось крушением и прежних естественно-научных представлений о мире, о строении Вселенной, о материи. В конце XIX–начале XX века в естествознании произошли поистине революционные сдвиги: были открыты рентгеновские лучи (1895), явление радиоактивности (1896), электрон (1897), при изучении свойств которого обнаружили изменчивость его массы в зависимости от скорости, радий (1898) и т.д. Развитие науки показало ограниченный характер существовавшей до тех пор физической картины мира. Начался пересмотр целого ряда понятий, выработанных прежней, классической физикой. Многие философы, а также отдельные физики стали говорить об «исчезновении» материи, сомневаться в значении самой науки, обращаться к религии. Эти сомнения проникали в широкие круги русской интеллигенции, существенно влияли на ее психологию, взгляды и поведение. Так формировался новый «дух эпохи»… «У обществ бывают свои настроения и предчувствия, – писал выдающийся русский писатель В.Г. Короленко в 1905 г. – Такое настроение, смутное, но широко охватывающее всех, и дает то, что принято называть «духом времени»19. «Дух» рубежа XIX-XX вв. – многозначная противоречивость развития русского общества, излом русской культурной истории. Ее ведущий лейтмотив звучал: «Так дальше быть не может, перемены близки, они обязательно будут»…Такая многозначная (социальная, политическая, мировоззренческая, духовно-нравственная, эстетическая) противоречивость не могла не отразиться на развитии русской интеллектуальной мысли, прежде всего философии, литературы, искусства, да и вообще всей духовной культуры страны на рубеже XIX-XX вв. Для отечественной культуры «серебряного века» стали характерными множественность течений и направлений, их резкая полярность и полемичность, необычная подвижность и быстрая смена форм и стилей, сопровождаемая пересмотром, ломкой как общественных позиций, так и эстетических пристрастий и ценностей.

«Серебряный век» русской культуры помимо названных внешних проявлений имеет четкие внутренние (содержательные) отличительные особенности и характерные черты:

  • Общим знаменателем мировоззренческих (идейных, политических, социально-экономических), ценностно-культурных (нравственных, этических, эстетических, религиозных) устремлений этого времени стало нарастание кризиса, концентрированное проявление переходного характера эпохи, когда безвозвратно уходят в прошлое не только прежние формы быта, труда, политической организации общества, но радикальной ломке подвергается и вся система духовных ценностей и ориентиров;

  • Налицо снижение интереса к социальным проблемам в литературе, искусстве, религиозной философии и, наоборот, возрастание тяги к миру индивидуальному, личностному, «внутреннему» самоощущению человека в условиях нарастающей грозы революции;

  • ^ Рост мистицизма, оккультизма, религиозных увлечений, настроений богоискательства и богостроительства среди широких кругов интеллигенции;

  • Рост декадентства как особого типа сознания, мироощущения, наполненного, с одной стороны, желанием вырвать Россию из состояния провинциальной отсталости, а с другой, – настроениями отчаяния, бессилия, душевной усталости, эстетизацией угасания и гибели;

  • ^ Страх перед «новой пугачевщиной», «грядущим Хамом» (Мережковский Д.С.) – русской революцией, которая может «оказаться судом не только над политикой и деятелями старого режима, но и над частью русского интеллигентского общества» (Бердяев Н.А.);

  • Повсеместное увлечение идеями социализма, который «глубоко вкоренен в русской природе» (^ Бердяев Н.А.), неприятие растущего капитализма, «основанного на эксплуатации труда, классовых антагонизмах, контрастах богатства и бедности» и воплощающего «человеконенавистничество» (Булгаков С.Н.);

  • ^ Обновление разнообразных видов и жанров отечественного художественного творчества, необычайная интенсивность духовной жизни русского общества на рубеже двух столетий, обогащение национальной и всей мировой культуры выдающимися достижениями в области искусства, литературы, науки, философии. Все это переплеталось друг с другом и образовывало сложнейший клубок таких проблем и противоречий, что, казалось, не под силу человеческому разуму разрешить их и найти выход.


^ Русская философия

«серебряного века» в отношении к «неправде окружающего мира, неправде истории и цивилизации»

(Н.А. Бердяев)

Эсхатология (греч. – eschatos – последний, logos – учение) – религиозное учение о конечных судьбах мира и человека.
Русская философия «серебряного века» как феномен отечественной культуры, творческого гения народа – явление сложное, многозначное, синкретическое. Рождаемая в недрах интеллигентских кругов, она была разной, неоднородной, как и сама интеллигенция. Знаменательным феноменом рубежа XIX-XX вв. стала религиозная философия. Она была представлена многими яркими, самобытными личностями. Среди них: Д.С. Мережковский (1865-1940); Н.А. Бердяев (1874-1948); Л.И. Шестов (1866-1938); С.Н. Трубецкой (1862-1905); Е.Н. Трубецкой (1863-1920); А.И. Спир (1837-1890); Б.П. Вышеславцев (1877-1954); П.Б. Струве (1870-1944); П.И. Новгородцев (1863-1954); Б.А. Кистяковский (1869-1920); И.А. Ильин (1882-1954); Г.Г. Шпет (1879-1940); Л.П. Карсавин (1882-1952); С.Л. Франк (1877-1950); С.Н. Булгаков (1871-1944); П.А. Флоренский (1882-1937); В.Ф. Эрн (1882-1917) и др. Трудом и талантом этих личностей, по-своему, со своих мировоззренческих позиций выразивших «дух» и потребности


Оккультизм (от лат. occultus – тайный) – мистическое учение, рекомендующее изучать сверхъестественные безличные силы в природе и подчинять их человеку с помощью обрядов и заклинаний.
эпохи, была создана поистине огромная библиотека религиозно-философской мысли рубежа XIX-XX вв.20. В ней нашли свое выражение важнейшие проблемы:

а) онтология (учение о сущности бытия);

б) гносеология (теория познания);

в) философия истории (интерпретация исторического процесса и исторического познания);


Неохристианство (новое христианство) – религиозно-обнов-ленческое направление в русской философской мысли начала XX века, ориентированное на новое истолкование христианских догматов в соответствии с духом времени.
г) этика (учение о нравственности как важнейшей стороны жизнедеятельности человека);

д) эстетика (учение о ценностном отношении человека к миру и сфере художественной деятельности).


Софиология (от греч. sophia – мудрость и logos – учение) – влиятельное течение русской религиозно-философ-ской мысли конца XIX – первой половины XX в., в котором важную роль играет идея Софии («премудрость Божья»).
Разумеется, все эти проблемы философии данного направления рассматривались с позиции провиденциализма (от лат. providentia – провидение), т.е. теологической концепции, согласно которой путь исторического развития, как и развитие всего сущего, изначально предопределен Богом. «Русская мысль, – писал религиозный философ Н.А. Бердяев, – существенно эсхатологическая, и эсхатологизм этот принимает разные формы. … Христианское откровение есть откровение эсхатологическое, откровение о конце этого мира, о Царстве Божьем. … Мессианское упование, эсхатологическое ожидание, и оно сильнее в русском христианстве, чем в христианстве западном. … Эсхатологическая надежда… была у большей части представителей русской религиозной мысли»21.


Антропософия (от греч. anthropos – человек и sophia – мудрость) – мистическое учение, согласно которому человек путем развития скрытых в нем таинственных возможностей может достичь господства над природой.
Но русский эсхатологизм, по справедливому признанию Н.А. Бердяева, был двойственен. Отсюда религиозная философия «серебряного века» включает в себя различные течения религиозно-идеалистической, мистической мысли: от так называемой неоправославной философии до оккультизма, от неохристианства до антропософии. Одним из ее важнейших направлений явилась софиология, а также философско-богословское учение – «метафизика всеединства». Ярким представителем двух последних течений был В.С. Соловьев (1853-1900), автор работ: «Критика отвлеченных начал» (1880); «Чтения о богочеловечестве» (1877-1881); «Оправдание добра» (1897-1899). Его последователями в софиологии и философии всеединства стали С.Н. Булгаков, В.Ф. Эрн, П.А. Флоренский, отчасти С.Н. Трубецкой, Н.А. Бердяев, С.Л. Франк и др. И «софиология» и «философия всеединства» выходили за рамки не только ортодоксального христианства, но даже религиозно-философского мышления: они были теоретическим основанием нецерковной (или церковной) линии модернизма. «Победить антихристианский дух, – заявлял последователь Соловьева Бердяев, – может лишь христианство очищенное, одухотворенное, углубленное, сознавшее творческие свои задачи и в познании, и в культуре, и в социальной жизни»22.

В.С. Соловьев и его последователи сознательно стремились выработать новые аргументы против материализма, искали их во всех областях современного знания, начиная от физики и математики и кончая экономикой, социологией, этикой и эстетикой. Философия всеединства явно претендовала на универсализм в ответах на острые проблемы рубежа XIX-XX вв. и их решение. Всеединство – это единство Бога и мира, Бога и человека, реализуемое через «богочеловечество», выражением которого является церковь. «В Иисусе Христе – Богочеловеке, в индивидуальной личности, дано совершенное соединение двух природ, божественной и человеческой. Это должно произойти коллективно в человечестве, в человеческом обществе, – писал о философии Соловьева Бердяев. – С этим связана для Вл. Соловьева сама идея Церкви. … Зло и страдание мира не мешали Вл. Соловьеву в этот период видеть человеческий процесс развития. … Я вижу большую заслугу Вл. Соловьева в том, что он хотел социального и космического преображения. … Соловьевское учение о Богочеловеке есть оригинальный плод русской мысли».23.

^ На рубеже XIX-XX вв. в России мощно заявило о себе и другое философское течение – марксизм. Его наиболее яркими и талантливыми представителями стали Г.В. Плеханов (1856-1918) и В.И. Ленин-Ульянов (1870-1924). Перу Плеханова принадлежат многие философские произведения: «Очерки по истории материализма»; «К вопросу развития монистического взгляда на историю»; «К вопросу о роли личности в истории»; «К шестидесятой годовщине смерти Гегеля»; «О материалистическом понимании истории»; «Н.Г. Чернышевский» и др. В.И. Ленин является автором фундаментальных философских работ, посвященных острым проблемам эпохи рубежа XIX-XX вв.: «Материализм и эмпириокритицизм» (1909); «Лев Толстой, как зеркало Русской революции» (1908); «Марксизм и ревизионизм» (1908); «Памяти Герцена» (1912); «Тетрадки по философии (Гегель, Фейербах и разное)» (1914) и др.

Марксизм, выступив первоначально как философское учение для России типично западническое, пережил своего рода «акклиматизацию» на русской социальной почве24. Марксизм и его русское продолжение и преломление – ленинизм имел своих предшественников не только на Западе, но и в самой России, богатой философскими талантами. Среди них были В.Г. Белинский (1811-1848); А.И. Герцен (1812-1870); Н.Г. Чернышевский (1828-1889); М.А. Бакунин (1414-1876); П.Н.Ткачев и др. Г.В. Плеханов, например, был преемником и продолжателем традиций материалистической эстетики Белинского, Чернышевского, Добролюбова и др. Он прямо заявлял: «…Отныне критика (точнее, научная теория эстетики) в состоянии будет двигаться вперед, лишь опираясь на материалистическое понимание истории»25. В целом же Плеханов устанавливал связь между русским марксизмом, российской социал-демократией и ее предшественниками-революционерами 60-70-х годов XIX века. Ленин, как революционер и ученый, также формировался на почве русской национальной культуры. Он говорил, например, что его всего глубоко «перепахал» Н.Г. Чернышевский, причем, еще задолго до знакомства с работами К. Маркса и Ф. Энгельса.

Русские марксисты с иных позиций давали ответ на теоретические и социальные проблемы конца XIX–начала XX в., чем это делали религиозные философы. Г.В. Плеханов, будучи энциклопедически образованным человеком, стал ярким исследователем в области истории, экономики, социологии, эстетики, религии и атеизма, блестящим публицистом:

а) он подчеркивал, что только диалектический и исторический материализм представляет собой философско-теоретический фундамент научного социализма;

б) он доказывал, что только диалектический материализм раскрывает закономерный характер общественно-исторического процесса, а из диалектики сделал вывод о неотвратимости социальной революции;

в) он раскрыл положение о том, что «народ, вся нация должна быть героем истории»;

г) он впервые в марксистской литературе подверг критике биологические концепции происхождения искусства, показал, что искусство, эстетические чувства и понятия рождаются в результате трудовой деятельности общества, человека и т.д.

«Серебряный век» русской культуры ознаменовался таким совершенно новым, не имевшим аналога в отечественной русской истории явлением как ленинизм. «Ленин был типически русский человек, – писал о нем Н. Бердяев.– Он соединял в себе черты Чернышевского, Нечаева, Ткачева, Желябова с чертами великих князей московских, Петра Великого и русских государственных деятелей деспотического типа. В этом оригинальность его физиономии. Ленин был революционер-максималист и государственный человек26. А также выдающийся ученый-теоретик. В его научном наследии нашла самое прямое выражение главная особенность Ленина как философа-марксиста – блестящее умение применить общие теоретические положения к анализу исторического процесса, к реальной российской действительности рубежа XIX-XX в.в, к конкретным политическим задачам пролетариата и беднейшего крестьянства. Все это позволило ему стать не только выдающимся теоретиком, но и вождем Великой Октябрьской социалистической революции. «Самый большой парадокс в судьбе России и русской революции в том, что либеральные идеи, идеи права, как и идеи социального реформизма, оказались в России утопическими. Большевизм же оказался наименее утопическим и наиболее реалистическим, наиболее соответствующим всей ситуации, как она сложилась в России в 1917 году, и наиболее верным некоторым исконным русским традициям, и русским исканиям универсальной социальной правды…»27, – делал вывод русский религиозный философ Н.А. Бердяев.

Что же предлагали русские марксисты-большевики своему народу в наступившем XX веке, на каких путях они видели разрешение острейших социальных противоречий в российском многонациональном обществе? Если говорить предельно кратко, то «предложение» было одно, и имя ему «социализм»: т.е. такой социальный строй, в котором основой производственных отношений является не частная, а общественная собственность на средства производства, жизнь всего народа строится на принципах социальной справедливости, свободы и равенства. Социализм обеспечивает всем членам общества равный доступ к ценностям культуры: науке, образованию, литературе, искусству.

Идеи социализма в рубежный период русской культурной истории получили широкое распространение среди передовой части российского общества, прежде всего интеллигенции. Г.П. Федотов, как и другие мыслители России, говорили о повальном увлечении социализмом русской интеллигенции, не только нерелигиозной, но и религиозной тоже, ибо вообще русская общественная мысль «испытывала огромное и все возрастающее влияние социализма».28 В этих условиях появился такой феномен, который получил название «христианский социализм»29, а многие философы потянулись к марксизму… Возникает целое идейно-политическое течение «легальный марксизм» (П.Б. Струве, М.И. Туган-Барановский, С.Н.Булгаков, Н.А. Бердяев, С.Л. Франк и др.). «Духовный перелом» эпохи, признавался Н.А. Бердяев, «имел несколько источников. Более широкое значение для интеллигенции имел источник, связанный с марксизмом. … В моем отношении к неправде окружающего мира, неправде истории и цивилизации, в очень ранней молодости большое значение для меня имел Л. Толстой, а потом – Маркс»30.

Но «легальные марксисты» очень быстро разочаровались в марксизме: их пугала его революционность. Многие из них пополнили ряды буржуазного либерализма (П.Б. Струве), вступили в партию кадетов (сформировалась во время революции 1905-1907 гг.), другие (Н.А. Бердяев) – встали на позиции религиозно-идеалистической философии. «Получалось разделение на принимавших марксизм тоталитарно и принимавших его лишь частично. – пишет бывший «легальный марксист» Н.А. Бердяев. – Во второй группе и произошел переход от марксизма к идеализму. Эта идеалистическая стадия продолжалась недолго, и скоро обнаружилось движение к религии, к христианству, к православию. … Около 1908 г. в России образовалось религиозно-философское общество в Москве, по инициативе С.Н. Булгакова, в Петербурге – по моей инициативе, в Киеве – по инициативе профессоров Духовной Академии. Религиозно-философское общество сделалось центром религиозно-философской мысли и духовных исканий»31.

  1   2   3




Похожие:

Xvi. Русская культура на рубеже XIX – XX веков: время кризиса и поиска новых ценностей в духовной и социальной жизни общества iconСмутное время в России в конце XVI начале XVII веков. Патриотизм русского народа в борьбе против иноземных захватчиков
Факультета «Социальной медицины и реабилитационных технологий» специальности «Адаптивная физическая культура»
Xvi. Русская культура на рубеже XIX – XX веков: время кризиса и поиска новых ценностей в духовной и социальной жизни общества iconРоссия в конце XIX века
Целью дальнейшей работы является изучить прошлый период развития России на рубеже XIX и XX веков, понять необходимость желания обществом...
Xvi. Русская культура на рубеже XIX – XX веков: время кризиса и поиска новых ценностей в духовной и социальной жизни общества iconРоссия в конце XIX века
Целью дальнейшей работы является изучить прошлый период развития России на рубеже XIX и XX веков, понять необходимость желания обществом...
Xvi. Русская культура на рубеже XIX – XX веков: время кризиса и поиска новых ценностей в духовной и социальной жизни общества iconМодернистские течения в русской лирике рубежа ХIХ-ХХ веков
Своеобразие социально-исторической и культурной жизни России на рубеже XIX-XX веков. Особенности воззрения на мир, искусство, человека,...
Xvi. Русская культура на рубеже XIX – XX веков: время кризиса и поиска новых ценностей в духовной и социальной жизни общества icon1. Современные международные информационные отношения (глобализация и проблемы национальной идентификации)
Едователей, так и политиков. Глобальные преобразование современного человечества на рубеже веков характеризуются возникновением новых...
Xvi. Русская культура на рубеже XIX – XX веков: время кризиса и поиска новых ценностей в духовной и социальной жизни общества iconРазвитие России в конце XIX века
Целью дальнейшей работы является изучить прошлый период развития России на рубеже XIX и XX веков, понять необходимость желания обществом...
Xvi. Русская культура на рубеже XIX – XX веков: время кризиса и поиска новых ценностей в духовной и социальной жизни общества iconРазвитие России в конце XIX века
Целью дальнейшей работы является изучить прошлый период развития России на рубеже XIX и XX веков, понять необходимость желания обществом...
Xvi. Русская культура на рубеже XIX – XX веков: время кризиса и поиска новых ценностей в духовной и социальной жизни общества iconДуховная сфера общества
Технологический: культура – это совокупность всех достижений в развитии материальной и духовной жизни общества
Xvi. Русская культура на рубеже XIX – XX веков: время кризиса и поиска новых ценностей в духовной и социальной жизни общества iconТема: Россия на рубеже XVI-XVII веков
В результате русско-шведской войны 1590-1593 гг были возвращены территории захваченные во время Ливонской войны
Xvi. Русская культура на рубеже XIX – XX веков: время кризиса и поиска новых ценностей в духовной и социальной жизни общества iconПетрозаводский государственный университет история стран азии и африки в новое время
Британская политика в Китае на рубеже XVIII – XIX веков (посольства Маккартнея и Амхерста)
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы