Щеглов В. В. Советская демографическая политика на сахалине и курильских островах icon

Щеглов В. В. Советская демографическая политика на сахалине и курильских островах



НазваниеЩеглов В. В. Советская демографическая политика на сахалине и курильских островах
Дата конвертации26.03.2013
Размер261.11 Kb.
ТипДокументы
скачать >>>

Щеглов В. В.

СОВЕТСКАЯ ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

НА САХАЛИНЕ И КУРИЛЬСКИХ ОСТРОВАХ

(историографический обзор)

Щеглов Виктор Владиславович – кандидат исторических наук, проректор по учебно-воспитательной работе Южно-Сахалинского института экономики, права и информатики, доцент кафедры российской истории. Автор 33 научных статей и 5 учебных и учебно-методических пособий.

Как никогда прежде, проблемы демографического развития России, в совокупности проявляющиеся в т. н. депопуляции, представляются наиболее серьезным вызовом современности, главной угрозой поступательному развитию страны. На протяжении последних пятнадцати лет депопуляция в Сахалинской области имела темпы более высокие, чем в среднем по России. Озабоченность данной проблемой в последние годы стала объектом государственного и научного внимания1.

В связи с этим требует серьезного анализа опыт формирования населения Сахалинской области, которую в определенном смысле можно считать полем демографических экспериментов со стороны государства. В особенности интересен советский период сахалинской истории в силу того, что в его рамках государственная демографическая политика привела к относительно успешным результатам. Данный опыт имеет весьма подробное, хотя и далеко не полное освещение в исторических, демографических и социально-экономических исследованиях. В этом смысле анализ исторического наследия позволяет еще раз остановиться на удачах демографической политики и осветить уже сделанные ошибки, с тем чтобы их избежать в процессе реализации демографических программ, разрабатываемых и внедряемых в политическую практику современной российской государственности.

Необходимо уточнить, что до последнего времени понятия «демографическая политика» фактически не было в научном обороте, хотя многие ее элементы становились предметом исследования не только экономистов, но и историков. Это вполне объяснимо, если принимать во внимание, что демография традиционно считалась частью экономической науки. Учитывая же остроту разного рода демографических проблем, силу их воздействия на экономические и политические процессы, полагаем, что было бы целесообразно считать демографическую политику достаточно самостоятельным видом государственной деятельности.

В рамках настоящей статьи необходимо уточнить содержание вышеуказанного термина. Мы включаем в содержание понятия «демографическая политика» такие аспекты государственной деятельности по формированию населения, как переселенческие мероприятия, регулирование миграционной активности населения, создание условий для улучшения таких демографических характеристик, как естественный и механический прирост, продолжительность жизни, оптимизация половозрастной структуры, формирование национальной структуры.


Следует подчеркнуть, что проблемы развития государственных методов воздействия на демографическое развитие Сахалина и Курильских островов в советский период на протяжении ряда лет находились в поле зрения исследователей. Однако вплоть до начала 90-х гг. прошедшего столетия историко-демографические исследования в чистом виде практически не встречаются. Вопросы демографического развития рассматривались в контексте исследований социально-экономической или внешней политики советского государства.

Историография вопроса содержит ряд работ, прямо или косвенно относящихся к данной теме. Созданные в различные периоды развития российской исторической науки ХХ века работы по данной тематике требуют определенной классификации.

Работы первого периода (20–30-е гг.) довольно малочисленны, но едва ли могут быть отнесены к историческим исследованиям. В большинстве своем это публицистические произведения, в которых авторы пытаются осознать цели, стоящие перед Советским государством в деле освоения отдаленной окраины России. Как правило, в них содержатся краткие очерки по истории освоения Сахалина. Методологической основой для написания подобных работ стало учение о советской колонизации, созданное в течение 1922–1925 гг. Процесс колонизации определялся как «...заселение и использование производительных сил недонаселенных и экономически недоразвитых территорий значительными массами людей, мигрирующих из более густонаселенных областей»2.

Проблема освоения и заселения Сахалина исследовалась в рамках колонизационной концепции. Перспективы и особенности колонизации Сахалина рассматривались в статьях непосредственных организаторов колонизации Дальнего Востока Я. Б. Гамарника, П. М. Писцова, А. М. Ярмоша и др.3. Демографическая проблема в данных работах не являлась главной, но авторы обращали внимание читателя на острейший кадровый дефицит, потенциально возможный на Сахалине в условиях начала колонизации. Наиболее подробно специфика освоения острова была отражена в статье А. М. Ярмоша «Сахалин как колонизационный объект». Анализируя опыт дореволюционного освоения Сахалина, автор полагал, что перспективы развития Северного Сахалина главным образом находятся в хозяйственном освоении нефтяных и угольных месторождений. А. М. Ярмош предупреждал также о том, что попытки увеличить население Сахалина путем механической переброски людей и широкого применения льгот сами по себе не будут успешными, если дело переселения на Сахалин не связывать с результатами хозяйственного развития острова4.

Перспектива использования природных богатств Северного Сахалина потребовала серьезного научного обоснования. В этой связи во второй половине 20-х гг. был опубликован ряд работ обзорно-экономического содержания, характеризующих колонизационную привлекательность острова. В статьях В. Я. Аболтина, П. Дербера, Б. А. Ивашкевича, В. Семенова, Т. Юркевича и других авторов был произведен анализ состояния экономики и демографической ситуации на острове в середине 20-х гг., обращалось внимание органов советской власти и общественности на перспективы острова, далеко выходящие за рамки советского Дальнего Востока, намечались предпочтительные направления колонизации5. В подтверждение доводов о необходимости начала освоения Северного Сахалина В. Я. Аболтин писал: «Северный Сахалин со своими богатствами находится на фланге важнейшего мирового пути: Панамский канал – Токио – Шанхай и Панамский канал – Владивосток – Сибирская магистраль и имеет значение мировой стратегической базы»6.

Помимо вышеупомянутых академических статей, в указанный период были опубликованы работы о Сахалине научно-популярного и агитационно-пропагандистского характера, среди которых следует выделить книги Л. Алпатова, В. Е. Глуздовского, Б. И. Еллинского, В. Канторовича, П. Слетова, Д. В. Соколова и Н. Н. Тихоновича, Г. Ф. Старикова и других7. Авторство принадлежало людям, непосредственно побывавшим на Сахалине и искренне поверившим в его будущее.

В этих публикациях нет специальных разделов, касающихся анализа демографических характеристик населения, но присутствуют историко-экономические очерки критического содержания об освоении Сахалина в дореволюционное время, описательные характеристики состояния населения, его особенностей в 20–30-е гг., частично показана специфика процесса заселения Северного Сахалина, а именно путем организованного набора переселенцев из центральных и южных регионов СССР. Авторы обращают внимание и на негативные последствия сложившейся в начале 30-х гг. практики завоза работников по срочным договорам (на 2–3 года), создавшей основу для возникновения в будущем устойчивого представления о Сахалине как о месте, где можно зарабатывать, но не жить. Давая характеристику таким мигрантам, П. Слетов писал: «Они – представители кочевого племени, того, что все время стремится ускользнуть если не от документальной характеристики своей деятельности, то от людей»8.

В большинстве своем данные работы лишены критического осмысления реалий демографической политики Советского государства, что вполне объяснимо. Время было суровое, и критика могла дорого обойтись авторам. Вместе с тем сами авторы были охвачены всеобщим энтузиазмом, характерным для времен первых пятилеток, что не могло не отразиться на содержании их произведений. Поэтому социально-бытовые проблемы переселенцев рассматриваются как незначительные трудности, не мешающие социалистическому строительству. Пафосное описание успехов в строительстве социализма вытесняло сколько-нибудь объективное осмысление существовавших проблем формирования населения.

Сплошное засекречивание необходимых источников в конце 30-х гг. и прекращение публикации статистических данных о демографическом состоянии населения не позволяли в последующие 20 лет осуществлять научный обзор существовавших тенденций государственной политики в сфере демографии, фактически заставив свернуть исследовательскую деятельность. Таким образом, необходимо признать, что исследования демографической политики советского государства на Сахалине, да и в целом по Дальнему Востоку страны в 20–50-е гг. ХХ столетия, не сложились в какую-либо целостную историческую концепцию. Более того, в рамках первого периода собственно исторических исследований не проводилось.

^ Второй период (конец 50–80-е гг.) начинается вследствие оживления исследовательской работы в сфере гуманитарных наук, наступившего с «потеплением» в общественной атмосфере после ХХ съезда КПСС. На рубеже 50–60-х гг. получили новое развитие такие разделы социологической науки, как демографическая статистика, историческая демография, миграциология, ставшие источниковой основой для исторических исследований. После проведения Всесоюзной переписи населения 1959 г. вновь возобновляются публикации статистических сборников.

В отличие от работ первого периода, имеющих проблемно-постановочный и описательный характер, исследования 60–80-х гг. приобрели комплексный характер в том смысле, что историческая наука, невзирая на прокрустово ложе марксистско-ленинской концепции исторического процесса, демонстрировала попытки системного подхода к изучению истории. В рамках этого периода были созданы фундаментальные труды по истории Сибири и Дальнего Востока СССР, в том числе и Сахалинской области, внешнеполитической истории, содержавшие раскрытие концептуальных подходов советского государства к освоению отдаленных регионов, их месту в системе международных отношений на Дальнем Востоке9.

Характерной чертой научного поиска во втором периоде оказалось усиление интереса к истории организованных миграций населения на Дальний Восток и в Сахалинскую область. Вопросы переселенческой политики советского государства, проблемы формирования рабочего класса, крестьянства и интеллигенции, особенности социального развития Дальнего Востока стали предметом исследования сибирских и дальневосточных ученых Н. А. Билима, А. В. Больбух, И. И. Глущенко, Э. В. Ермаковой, А. И. Крушанова, Н. И. Платунова, П. Х. Чаусова и др.10. Результаты исследования этих процессов были опубликованы в основном в виде научных статей и материалов научно-практических конференций. Опубликованные работы содержат анализ мероприятий cоветского государства по переселению на Дальний Восток, основывающийся на использовании значительного объема статистического материала, многочисленных документальных источников. История формирования населения Сахалинской области в этих публикациях представлялась как один из фрагментов, иллюстрирующих целостность советского государственного подхода к освоению Дальнего Востока. Большинство исследователей не выделяли каких-либо значительных особенностей в освоении территории Сахалинской области, полагая, что этот процесс находился в соответствии с общим ходом социалистического строительства на Дальнем Востоке. В этой связи обращают на себя внимание работы Г. А. Унпелева, в которых автор обратил внимание на взаимосвязь ускоренного заселения Северного Сахалина в течение 20–30-х гг. с иностранным присутствием на острове в виде японских концессий11, выделив тем самым собственно сахалинскую особенность советской колонизации.

Значительный вклад в раскрытие основ демографической политики cоветского государства внес экономист Л. Л. Рыбаковский. Его труды хотя и не были историческими исследованиями в чистом виде, относясь к сфере исторической демографии, однако содержат значительный по объему анализ эволюции демографической политики на Дальнем Востоке, в том числе и в Сахалинской области. Опираясь на обработанный статистический материал за 150 лет истории российского освоения этого региона, автор проанализировал влияние последствий войн, эволюции льгот, уровня социального развития региона на динамику миграционных процессов, документально доказал успешность протекания процесса закрепления переселенцев на сахалинской земле в 70–80-е гг. ХХ века12.

Среди работ зарубежных авторов, созданных во втором периоде историографии, заслуживают внимания книги американского историка Дж. Стефана «Сахалин. История», «Курильские острова: русско-японский рубеж». Интересно положение автора о том, что концептуальной основой исследования истории Сахалина и Курил следует считать длительное российско-японское соперничество за влияние в данном регионе. Книги Дж. Стефана представляют определенную ценность и для нашего вопроса, так как дают возможность сравнить методы государственного регулирования заселения Сахалина, используемые правительствами СССР и Японии в 20–30-е гг. по разные стороны от 50-й параллели13. Несмотря на то что историки Сахалина знали о существовании его исследований, вплоть до начала 90-х гг. они оставались практически недоступными. В лучшем случае в их распоряжении находились плохие копии англоязычных изданий.

Более подробное освещение истории государственного регулирования демографических процессов в Сахалинской области содержалось в трудах сахалинских историков, в монографиях и статьях руководителей области, а также в научно-популярных изданиях 60–80-х гг.14. Эти работы охватывали широкий круг исторических проблем: освоение и развитие Северного Сахалина в 1925–1945 гг.; формирование рабочего класса, крестьянства и интеллигенции; вопросы партийно-государственного руководства в организации социалистического строительства; процесс создания условий для постоянного проживания в Сахалинской области в 60–80-е гг.

Наиболее значительным трудом по истории Сахалинской области во втором периоде стала монография П. А. Леонова «Очерк истории Сахалинской организации КПСС», опубликованная в 1975 г. Общее содержание монографии направлено на доказательство исключительно позитивной роли КПСС в истории Сахалинской области, что неизбежно привело к одностороннему освещению советского периода в истории Сахалинской области. Тем не менее наличие в работе широкого спектра обработанного фактического материала, архивных источников позволяет считать ее весьма полезной для исследователей.

Безусловным успехом исторической науки второго периода в данном направлении следует также считать тщательную проработку истории становления и развития социальной компоненты демографической политики государства на Сахалине и Курилах. Успехи во многом обусловливались политизированностью исторической науки этого периода, призванной доказывать преимущества социализма. В данном конкретном случае реальные успехи социальной политики в 50–80-е гг. становились для историков тем благодатным материалом, который позволял одновременно и удовлетворить научный интерес, и не вступать в конфликт с интересами правящей партии.

В литературе второго периода, создаваемой на основе марксистско-ленинской методологии, утверждался примат экономических факторов над социальным и политическим, доказывалась безусловно положительная, созидательная роль коммунистической партии в организации переселения и социальном строительстве, выражалась в основном позитивная оценка результатов демографической политики, проявлялась убежденность в прогрессивности сложившегося способа освоения отдаленных окраин и уверенность только в добровольном переселении на советский Дальний Восток и Сахалин. Опора на данные принципы позволила создать относительно объективную картину добровольного экономического переселения (выделено нами. – Авт.) на восточную окраину России и связанных с ним государственных социально-демографических мероприятий.

Однако, невзирая на кажущееся изобилие опубликованного материала, многие вопросы оставались вне сферы внимания исторической науки. В частности, к середине 80-х гг. продолжали оставаться неисследованными вопросы происхождения сахалинских переселенцев, эволюции национального и социально-демографического состава населения. К этому следует добавить, что тема госрегулирования внешних и внутренних миграций населения оказалась слабоисследованной отчасти в силу того, что большинство материалов были недоступны для научного анализа.

Перестройка общественного сознания, начавшаяся в конце 80-х гг., заставила пересмотреть сложившиеся в исторической науке стереотипы, что явилось основанием для начала третьего периода историографии.

Характерными признаками этого периода является, во-первых, изменение целевых установок исторических исследований и, как следствие, отказ от лакировки истории демографических процессов, во-вторых, расширение предмета исследования, в-третьих, увеличение числа методов научного исследования, наблюдаемых в опубликованных материалах.

Вовлечение в научный оборот значительного числа ранее секретных архивных материалов позволило переосмыслить сложившиеся представления о роли государства в формировании населения. В первую очередь был подвергнут переоценке и критике тезис о приоритете экономики в перемещениях людей. Исследователи репрессивной миграционной политики на Дальнем Востоке установили, что использование пенитенциарного труда было не единственным и не первым мотивом в этой политике: когда стоял выбор между политическими мотивами и экономической целесообразностью, предпочтение отдавалось первым15. Для Сахалинской области данный тезис нашел подтверждение в исследованиях М. С. Высокова, касающихся деятельности Акционерного Сахалинского общества (АСО). В частности, М. С. Высоковым приводится пример, когда в качестве способа решения кадровой проблемы 27 декабря 1929 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло Постановление «Об использовании в АСО труда осужденных и отбывающих наказание в местах заключения НКВД и ОГПУ». Вскоре, однако, соображения о сохранении спокойствия в пограничном с Японией крае взяли верх, и уже 5 февраля 1930 г. это постановление было отменено16.

А. Т. Кузин в своей монографии «Дальневосточные корейцы: жизнь и трагедия судьбы» анализирует причины депортации корейцев, имевшей место в 1937 г. и создавшей значительные кадровые трудности в рыбной и нефтяной промышленности, но тем не менее проведенной17. Внешнеполитические мотивы советско-японского противостояния на Северном Сахалине оказались порой более значимыми, чем экономическая целесообразность при проведении этой акции. Автор в ряде статей также неоднократно обращал внимание на влияние внешнеполитического мотива на масштабы переселенческой и социальной политики18.

Шагом вперед на пути расширения предмета исследований в истории формирования населения Сахалинской области стала научно-практическая конференция «Славяне на Дальнем Востоке: проблемы истории и культуры», состоявшаяся в Южно-Сахалинске в октябре 1993 г. Представленные на конференции доклады сахалинских историков и краеведов М. С. Высокова, Н. И. Колесникова, Е. Н. Лисицыной, Л. С. Тварковского, М. И. Шубиной связали проблемы формирования и закрепления славянского населения Сахалинской области в 20–80-е гг. ХХ столетия с тем, насколько эффективно государственные органы учитывали такие сахалинские особенности, как каторжное прошлое острова, островное положение, пограничный статус, и другие19. Конференция, по сути, поставила задачу расширения тематики вопросов, связанных с исследованием демографической политики советского государства, что было исполнено более-менее успешно в последующие годы.

Исторические судьбы корейской диаспоры на Сахалине, влияние государственных репрессивных акций на ее численность были рассмотрены в работах Бок Зи Коу, Пак Хен Чжу и А. Т. Кузина20. И хотя монография А. Т. Кузина «Дальневосточные корейцы: жизнь и трагедия судьбы» подверглась критике за то, что автор «…излагает материалы в русле, соответствующем официальному курсу КПСС»21, тем не менее эта работа заслуживает внимания с точки зрения добротности анализа демографического развития корейской диаспоры. Значение политических репрессий для формирования состава и численности населения Северного Сахалина в 30-е гг. исследовалось в монографиях и статьях М. М. Войниловича, Г. И. Дударец, Л. М. Медведевой, А. М Пашкова, В. Л. Подпечникова, А. А. Страхова, Е. Н. Чернолуцкой и других авторов22. Последствия проведенной на Дальнем Востоке и на Сахалине в 1933–1934 гг. паспортизации населения как меры демографического учета и одновременно как репрессивно-ограничительной акции государства нашли свое отражение в статье Е. Н. Чернолуцкой «Паспортизация дальневосточного населения России (1933–1934)»23.

В середине 90-х гг. появились публикации, посвященные послевоенной переселенческой политике советского государства в Сахалинской области. В статьях В. Л. Подпечникова и Е. И. Савельевой получили освещение история проведения репатриации японского населения Южного Сахалина и Курильских островов после окончания Второй мировой войны, особенности переселения советских граждан, меры по созданию социально-бытовых условий для массового переселения и др.24.

Нами была проделана работа по исследованию политики предоставления льгот, применяемых государством в качестве инструмента демографической политики. По мнению автора, льготы, в основном денежные, смогли сыграть положительную роль в процессе формирования постоянного населения только в сочетании с развитием социальной инфраструктуры25. Однако очевидно, что общее улучшение экономического положения населения области не способствовало росту рождаемости. Напротив, тенденция к уменьшению числа детей в семьях сахалинцев прочно утвердилась именно в годы роста их благосостояния.

В указанный период становится предметом изучения политика государства в отношении т. н. «спецпереселенцев»26. Следует при этом сказать, что значительная работа по сбору и опубликованию фактических данных о немцах и калмыках-спецпереселенцах была проделана д. и. н., профессором А. М. Пашковым. К настоящему моменту тема едва ли может считаться изученной полно. По сути, намечены лишь очертания темы. Но, по крайней мере, ее можно считать вышедшей из разряда «белых пятен».

Нестандартный (по сравнению с исследованиями второго периода) выбор методики прослеживается в работах сахалинского историка Н. И. Колесникова. Будучи ярко выраженным сторонником традиционно-советской исторической школы, тем не менее, исследуя в 90-е гг. политические биографии первых лиц партийно-государственного аппарата, автор использовал не освоенный еще к тому времени метод персоналий. Н. И. Колесников в своих монографиях использовал широкий спектр материалов по переселенческой политике советского государства, социально-культурному строительству, миграциям населения27. В 2000 г. портретная галерея первых лиц была продолжена выходом сборника статей «Губернаторы Сахалина», созданного силами работников архивного отдела администрации Сахалинской области и Государственного архива Сахалинской области. Вместе с тем требует продолжения работа по созданию исторических портретов – не только первых лиц областной властной иерархии, но и других руководителей.

Оригинальна по замыслу и методике работа М. С. Высокова «Сахалин и Курильские острова. Хроника ХХ столетия», опубликованная в газете «Южно-Сахалинск» в 1999–2000 гг.28. Автор не ставил перед собой задачи глубокого анализа демографических процессов, характерных для Сахалина и Курил: хроники этого и не требуют. Однако год за годом, характеризуя разверстку местной истории, демографический аспект и демографическую политику государства автор рассматривает как один из важнейших компонентов. Последовательность изложения материалов, касающихся демографии, позволяет проследить закономерности демографического развития.

В вопросе о роли факторов влияния на демографическую политику государства нельзя не отметить небольшую по объему, но весьма значимую статью к. э. н. А. Н. Бурыкина «Теоретические аспекты проблемы формирования постоянного населения Сахалинской области». Наряду с достаточно глубоко исследованными факторами влияния на демографическое развитие, автор обращает внимание на роль органов власти по созданию «благоприятной экологической и культурно-исторической среды обитания населения». Само понятие культурно-исторической среды понимается автором как совокупность элементов, создающих эффект многомерности среды обитания человека не только в пространстве, но и во времени, реального ощущения прошлого в дне сегодняшнем29. Полагаем, что этим тезисом автор предлагает новое направление исследований для региональной исторической науки.

Заслуживает внимания методика исследования переселенческих процессов сахалинского краеведа К. Е. Гапоненко. В своей книге «Вслед за ушедшим днем. Очерки о сахалинских переселенцах», вышедшей из печати в 1998 г., автор попытался воссоздать эмоционально-психологическую атмосферу организованных миграций послевоенного времени. Результат оказался весьма далек от господствовавшего в предыдущие периоды мнения, что на Сахалин и Курилы ехали люди, ведомые исключительно желанием выполнить предначертания партии. Основываясь на анализе переселенческой статистики, автор обращает внимание на значительное количество случайного элемента среди переселенцев, дает описание мотивов к переселению за несколько тысяч километров от родного очага, среди которых выделяется стремление выехать из регионов, тяжело переживавших послевоенный период30.

Объем публикаций по теме в третьем периоде историографии оказался достаточно весомым для появления обобщающих работ. В учебном пособии «Экономика Сахалина», выдержавшем два издания (1998 г. и 2003 г.), содержится анализ динамики численности населения, ряда других демографических показателей в их зависимости от развития островного народного хозяйства. В 2002 г. автору удалось подготовить и опубликовать монографию «Население Сахалинской области в ХХ веке», в которой, в числе прочих вопросов истории формирования населения, предпринята попытка исследования степени эффективности государственной демографической политики31. В монографии сделаны выводы о том, что демографическая политика советского государства далеко не всегда соответствовала потребностям развития экономики, что эффективность демографического регулирования со стороны советского государства прямо зависела от того, насколько полно принимались во внимание факторы влияния на демографические процессы, насколько эффективно сочеталась демографическая и социальная политика.

Подводя итоги сказанному, остановимся на некоторых проблемах демографической политики в Сахалинской области, которые не получили, на наш взгляд, по разным причинам всестороннего освещения:

– актуальной является задача дальнейшей персонификации местной демографической истории путем продолжения работы по созданию исторических портретов не только партийно-государственных деятелей, но и «капитанов экономики» советского периода, непосредственно участвовавших в переселенческих мероприятиях советского государства в 30–40-е гг. ХХ столетия;

– не получили достаточного освещения проблемы межкультурной коммуникации советского и японского населения в период инкорпорации японской экономики на юге Сахалина и Курилах в советскую экономическую систему во 2-й половине 40-х гг.;

– исследование проблем репатриации японского населения нуждается в широком использовании японских и американских источников. Может быть, следует начать работу по изданию сборника иностранных архивных документов, затрагивающих данную проблему;

– требует внимания и проблема формирования и состояния культурно-исторической среды обитания в Сахалинской области.

В завершение хотелось бы еще раз подчеркнуть, что исторический опыт демографической политики советского государства, при всех его издержках, нуждается в постоянном изучении, в связи с тем, что, по крайней мере, его отдельные аспекты не утратили прикладного значения в современных условиях.

1 См. подробнее: Власть и проблемы укрепления российской государственности в Дальневосточном регионе: материалы межрегиональной научно-практической конференции. – Хабаровск: изд-во ГВАГС. – 2005; Парламентские слушания «О социальной и экономической политике государства в районах Крайнего Севера и приравненных к нему местностях». – Южно-Сахалинск: изд-во «Лукоморье», 2004.

2 Щагин, Э. М. Первая публикация сборника документов переселенческой политики советского государства / Э. М. Щагин, Н. А. Билим // Сельское хозяйство и крестьянство Дальнего Востока СССР в период строительства социализма и коммунизма: межвузовский сборник научных трудов. – Хабаровск, 1984. – С. 57.

3 Гамарник, Я. Б. Советская колонизация Дальнего Востока / Я. Б. Гамарник // Экономическая жизнь Дальнего Востока. – 1925. – № 9; Писцов, П. М. Изучение путей колонизации Дальневосточного края / П. М. Писцов // Экономическая жизнь Дальнего Востока. – 1925. – № 9; Ярмош, А. М. Пути колонизации Дальневосточного края / А. М. Ярмош // Экономическая жизнь Дальнего Востока. – 1927. – № 1.

4 Ярмош, А. М. Сахалин как колонизационный объект / А. М. Ярмош // Экономическая жизнь Дальнего Востока. – 1926. – № 1–4. – С. 86.

5 Аболтин, В. Я. Ископаемые богатства Северного Сахалина / В. Я. Аболтин // Вестник Маньчжурии. – 1927. – № 7; Дербер, П. Демография и колонизация Дальнего Востока / П. Дербер // Новый Восток. – 1925. – № 1(7); Ивашкевич, Б. А. Леса Северного Сахалина / Б. А. Ивашкевич // Экономическая жизнь Дальнего Востока. – 1926. – № 4; Семенов, В. Японо-советское соглашение / В. Семенов // Новый Восток. – 1925. – № 1(7); Юркевич, Т. Советский Сахалин / Т. Юркевич // Экономическая жизнь Дальнего Востока. – 1926. – № 1.

6 Аболтин, А. Остров сокровищ. Северный Сахалин / А. Аболтин. – Владивосток – Хабаровск, 1928. – С. 151.

7 Алпатов, Л. Сахалин (путевые заметки этнографа) / Л. Алпатов. – М., 1930; Глуздовский, В. Е. Советский Сахалин / В. Е. Глуздовский. – Владивосток, 1926; Еллинский, Б. И. Сахалин – черная жемчужина Дальнего Востока / Б. И. Еллинский. – М., 1928; Канторович, В. Сахалинские очерки. Путевые заметки / В. Канторович. – М., 1932; Лебедев, Е. В. Советский Сахалин / Е. В. Лебедев. – М., 1933; Поляновский, М. Сахалин после Чехова и Дорошевича / М. Поляновский. – М.–Л., 1929; Соколов, Д. В. Сахалин: природа, население, богатства / Д. В. Соколов, Н. Н. Тихонович. – М., 1925; Слетов, П. На Сахалине: очерки / П. Слетов. – М., 1933; Советский Сахалин / Под ред. Н. Литвиненко. – Александровск, 1939; Стариков, Г. Ф. Советский Сахалин / Г. Ф. Стариков. – Хабаровск, 1940 и др.

8 Слетов, П. На Сахалине: очерки / П. Слетов. – М., 1933. – С. 67.

9 История дипломатии. – Т. 3–5. – М., 1965–1975; История и культура народов Дальнего Востока. – Южно-Сахалинск, 1973; История Сибири с древнейших времен до наших дней. – Т. 4–5. – Л., 1968–1969; Международные отношения на Дальнем Востоке в послевоенные годы. – Т. 2. – М., 1963 и др.

10 Билим, Н. А. К вопросу о новых методах и формах сельскохозяйственного переселения на советский Дальний Восток в годы предвоенных пятилеток / Н. А. Билим // Ученые записки Хабаровского государственного педагогического института. – Хабаровск, 1963; Он же. Из истории сельскохозяйственного переселения на советский Дальний Восток // Материалы и исследования по истории СССР. – М., 1965; Он же. Переселение рыбаков на советский Дальний Восток (1928–1941 гг.) // Из истории борьбы за советскую власть и социалистическое строительство на Дальнем Востоке. – Хабаровск, 1965; Он же. Из истории переселения промышленных рабочих и кустарей на Дальний Восток // Ученые записки Хабаровского государственного педагогического института. – Т. 21. – Хабаровск, 1969; Больбух, А. В. Источники и формы пополнения рабочего класса Дальнего Востока / А. В. Больбух // Вопросы истории советского Дальнего Востока. – Вып. 3. – Владивосток, 1965; Глущенко, И. И. Рабочий класс Дальнего Востока в исторической литературе / И. И. Глущенко, Э. М. Ермакова // История СССР. – 1974. – № 5; Глущенко, И. И. Влияние состава населения на пополнение рабочего класса / И. И. Глущенко // Из истории рабочего класса и крестьянства Дальнего Востока. – Владивосток, 1980; Крушанов, А. И. Промышленное развитие советского Дальнего Востока / А. И. Крушанов // История СССР. – 1967. – № 5; 1973; Обетковский, Н. А. Плановое переселение на Дальний Восток в годы Советской власти (1925–1940 гг.) / Н. А. Обетковский // Вопросы истории и социологии Дальнего Востока. – Благовещенск, 1972; Платунов, Н. И. Переселенческая политика советского государства и ее осуществление в СССР (1917 – июнь 1941 гг.) / Н. И. Платунов. – Томск, 1976; и др.

11 Унпелев, Г. А. Социалистическая индустриализация Дальнего Востока / Г. А. Унпелев. – Владивосток, 1972; Он же. Завершение социалистической реконструкции промышленности Дальнего Востока (1933–1937 гг.). – Владивосток, 1975.

12 Рыбаковский, Л. Л. Население Дальнего Востока за 100 лет / Л. Л. Рыбаковский. – М., 1985; Он же. Население Дальнего Востока за 150 лет. – М., 1990.

13 Stephan John. Sakhalin. A History. Oxford, 1971; Он же. Курильские острова: русско-японский рубеж // Краеведческий бюллетень. – 1990. – № 1–4.

14 Бабкин, Е. Н. На самых дальних рубежах / Е. Н. Бабкин, В. Ю. Шашков. – Южно-Сахалинск, 1980; Колесников, Н. И. Деятельность Сахалинской партийной организации по формированию и идейно-политическому воспитанию интеллигенции / Н. И. Колесников // Научная конференция, посвященная 30-летию победы над милитаристской Японией. – Южно-Сахалинск, 1975; Кравцов, В. С. Очерки истории крестьянства Сахалинской области в период социалистического строительства в СССР (1925–1938 гг.): дис. … канд. ист. наук / В. С. Кравцов. – Владивосток, 1974; Он же. Крестьянство Северного Сахалина в период восстановления народного хозяйства (1925–1928 гг.) // Сельское хозяйство и крестьянство Дальнего Востока СССР в период строительства социализма и коммунизма: межвузовский сборник научных трудов. – Хабаровск, 1984; Леонов, П. А. Сахалинская область и перспективы развития ее производительных сил в свете решений XXIV съезда КПСС / П. А. Леонов. – Южно-Сахалинск, 1972; Он же. Очерк истории Сахалинской организации КПСС. – Южно-Сахалинск, 1975; Леонов, П. А. Область на островах / П. А. Леонов, И. В. Панькин, И. Е. Белоусов. – М., 1979; Рыжков, А. Н. Сахалин и Курильские острова в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.: дис. … канд. ист. наук / А. Н. Рыжков. – М., 1965; Сахалин, Курилы – родные острова. – Южно-Сахалинск, 1967; Сахалинская область: сб. статей. – Южно-Сахалинск, 1960; Тварковский, Л. С. Деятельность Советов народных депутатов Дальнего Востока по повышению уровня жизни советских людей в годы девятой и десятой пятилеток (на материалах Приморского края и Сахалинской области): дис. … канд. ист. наук / Л. С. Тварковский. – Владивосток, 1987; Третьяков, П. И. Преображенный берег России / П. И. Третьяков // Дальний Восток. – 1981. – № 5.

15 Чернолуцкая, Е. Н. Принудительные миграции на советском Дальнем Востоке в сталинский период / Е. Н. Чернолуцкая // Вестник ДВО РАН. – 1995. – № 6. – С. 78.

16 Высоков, М. С. Советская колонизация Сахалина на рубеже 20–30-х гг.: выбор пути / М. С. Высоков // Славяне на Дальнем Востоке: проблемы истории и культуры. – Южно-Сахалинск, 1994. – С. 101.

17 Кузин, А. Т. Дальневосточные корейцы: жизнь и трагедия судьбы / А. Т. Кузин. – Южно-Сахалинск, 1994.

18 Щеглов, В. В. Население Курильских островов в 1945–1996 гг. / В. В. Щеглов / Курильские острова: история, современность, перспективы: тезисы научных докладов научно-практической конференции, посвященной 300-летию освоения Курильских островов русскими людьми. – Южно-Сахалинск: Администрация Сахалинской области, 1997; Он же. Развитие миграционно-демографической ситуации в Сахалинской области в 90-е гг. // Краеведческий бюллетень. – 1999. – № 3; Он же. Переселение советских граждан на Южный Сахалин и Курильские острова в середине 40-х – начале 50-х гг. ХХ века // Краеведческий бюллетень. – 2000. – № 4; Он же. Переселенческий аспект в становлении и развитии хозяйства Сахалинской области (1945–1980-е гг.) // Сахалинской области 55 лет. – Южно-Сахалинск, 2002.

19 Высоков, М. С. Советская колонизация Сахалина на рубеже 20–30-х гг.: выбор пути / М. С. Высоков // Славяне на Дальнем Востоке: проблемы истории и культуры. – Южно-Сахалинск, 1994; Колесников, Н. И. История освоения и развития Сахалинской области в 1947–1991 гг.; опыт и проблемы / Н. И. Колесников. – Там же; Лисицына, Е. Н. Переселенческая политика на Сахалине в 20-е годы. – Там же; Тварковский, Л. С. Переселенческая политика на Северном Сахалине в 30-е гг. ХХ века / Л. С. Тварковский. – Там же; Шубин, М. И. Из истории формирования славянского населения Южного Сахалина в 1945–1960 гг. – Там же.

20 Бок Зи Коу. Корейцы на Сахалине / Бок Зи Коу. – Южно-Сахалинск, 1993; Пак Те Чжу. Репортаж с Сахалина. Историческое эссе / Пак Те Чжу. 2004; Кузин, А. Т. Дальневосточные корейцы: жизнь и трагедия судьбы / А. Т. Кузин. – Южно-Сахалинск, 1994.

21 Ханья, С. Интеграция корейцев в советское общество в середине 50-х годов ХХ столетия / С. Ханья // Краеведческий бюллетень. – 2005. – № 3. – С. 196.

22 Войнилович, М. М. Дело № СУ-3246 (жизнь и смерть комбрига Дрекова) / М. М. Войнилович. – Южно-Сахалинск, 1991; Дударец, Г. И. Из истории раскулачивания на Северном Сахалине / Г. И. Дударец, А. А. Страхов // Краеведческий бюллетень. – 1990. – № 1; Медведева, Л. М. Из истории сахалинских лагерей / Л. М. Медведева // Краеведческий бюллетень. – 1992. – № 2; Пашков, А. М. Правда и домыслы о секретной стройке № 506 на о. Сахалин / А. М. Пашков, Г. И. Дударец // Читая «Остров Сахалин»...: доклады и сообщения участников историко-краеведческой конференции, посвященной 100-летию путешествия А. П. Чехова на остров Сахалин, 18–19 мая 1990 года. – Южно-Сахалинск, 1990; Пашков, А. М. Книга Памяти жертв политических репрессий в Сахалинской области / А. М. Пашков, В. Л. Подпечников / Книга Памяти. – Т. 3. – Южно-Сахалинск, 1996; Чернолуцкая Е. Н. Указ. соч.

23 Чернолуцкая, Е. Н. Паспортизация дальневосточного населения России (1933–1934) / Е. Н. Чернолуцкая // Revue des Etudes Slaves. Tire a Part. Paris, Institut D’Etades Slavers. 1999. p. 17-33.

24 Подпечников, В. Л. Репатриация / В. Л. Подпечников // Краеведческий бюллетень. – 1993. – № 1; Савельева, Е. И. История Гражданского управления на Южном Сахалине и Курильских островах в документах Государственного архива Сахалинской области / Е. И. Савельева // Исторические чтения: труды Государственного архива Сахалинской области. – Южно-Сахалинск, 1996–1997; Она же. Социальные изменения на Южном Сахалине в 1945–1947 гг. // Сахалинская молодежь и наука: материалы 1-й межвузовской научно-практической конференции студентов и молодых ученых Сахалинской области. 11–12 марта 1997 года. – Выпуск 1. – Южно-Сахалинск, 1997; Она же. Население на Южном Сахалине и Курильских островах в послевоенный период (1945–1950 гг.) // Материалы XXXII научной конференции преподавателей и аспирантов ЮСГПИ (апрель, 1997). – Южно-Сахалинск, 1997; Она же. Новая жизнь // Краеведческий бюллетень. – Южно-Сахалинск, 2002. – № 3; Она же. От войны к миру (Гражданское управление на Южном Сахалине. 1945–1947 гг.) // Сахалин и Курилы на рубеже веков: сб. статей. – Южно-Сахалинск: управление по делам архивов Сахалинской области, 2002; Она же. Общественно-политическая жизнь на Южном Сахалине в послевоенный период (1945–1950 гг.) // Сахалин и Курилы в войнах XX века: материалы научной конференции (7–10 июня 2005 г.). Администрация Сахалинской области, управление по делам архивов Сахалинской области, Государственный архив Сахалинской области. – Южно-Сахалинск: изд-во «Лукоморье», 2005; Она же. Политика идеологических контактов на Южном Сахалине в 1945–1948 гг. // Дальний Восток России в системе международных отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе: история, экономика, культура (Третьи Крушановские чтения, 2003 г.). – Владивосток: Дальнаука, 2006. – С. 456–462.

25 Льготы переселенцам на Сахалин // Научный поиск-2004: новые направления и результаты исследований: материалы IX городской научно-практической конференции преподавателей и студентов, 18–19 марта 2004 г. – Южно-Сахалинск: изд-во ЮСИЭПиИ, 2004.

26 Щеглов, В. В. Спецпоселенцы в Сахалинской области / В. В. Щеглов // Материалы XXXIII научно-методической конференции преподавателей ЮСГПИ. – Ч. II. – Южно-Сахалинск: СахГУ, 1999; Пашков, А. М. Книга Памяти о калмыках-спецпереселенцах на остров Сахалин / А. М. Пашков / Администрация Сахалинской области, администрация Калмыкии, лаборатория социально-исторических наук. – Элиста: Калмыцкое книжн. изд-во, 2003; Он же. Советские немцы-спецпоселенцы на Сахалине: политические и демографические аспекты // Архивы в панораме XXI века: материалы научно-практической конференции, посвященной 65-летию Государственного архива Сахалинской области. 12 ноября 2003 года. – Южно-Сахалинск: изд-во «Лукоморье», 2004. – С. 72–77.

27 Колесников, Н. И. Они правили областью / Н. И. Колесников. – Южно-Сахалинск, 1995; Он же. Время и власть (руководители Сахалинской области советского периода). – Южно-Сахалинск, 2001.

28 Высоков, М. С. Сахалин и Курильские острова. Хроника ХХ столетия / М. С. Высоков // Южно-Сахалинск, 1999–2000 гг.

29 Бурыкин, А. Н. Теоретические аспекты проблемы формирования постоянного населения Сахалинской области / А. Н. Бурыкин // Архивы в панораме XXI века: материалы научно-практической конференции, посвященной 65-летию Государственного архива Сахалинской области. 12 ноября 2003 года. – Южно-Сахалинск: изд-во «Лукоморье», 2004. – С. 78–83.

30 Гапоненко, К. Вслед за ушедшим днем. Очерки о сахалинских переселенцах / К. Гапоненко. – Южно-Сахалинск: областное книжное издательство, 1998.

31 Щеглов, В. В. Население Сахалинской области в XX веке / В. В. Щеглов. – Южно-Сахалинск: изд-во ЮСИЭПиИ, 2002.




Похожие:

Щеглов В. В. Советская демографическая политика на сахалине и курильских островах iconПрограмма курса «демографическая политика»
Соотношение понятий «социальное управление демографической системой (воспроизводством населения)», «демографическая политика», «политика...
Щеглов В. В. Советская демографическая политика на сахалине и курильских островах iconПрограмма курса «демографическая политика» Сущность демографической политики (6 часа = 4л+0с)
Соотношение понятий «социальное управление демографической системой (воспроизводством населения)», «демографическая политика», «политика...
Щеглов В. В. Советская демографическая политика на сахалине и курильских островах iconПрограмма дисциплины Демографическая модернизация и демографическая политика для направления «Политология»
Демографическая модернизация и демографическая политика для направления «Политология» подготовки магистра
Щеглов В. В. Советская демографическая политика на сахалине и курильских островах iconSpatial detaling of magnitude-geographic criterion of tsunami-danger in region of Kuril islands
Курильских островов были проведены дополнительные исследования. Удалось более точно определить границы района с повышенным пороговым...
Щеглов В. В. Советская демографическая политика на сахалине и курильских островах iconСовременная демографическая ситуация в России и демографическая политика

Щеглов В. В. Советская демографическая политика на сахалине и курильских островах iconСодержание: Введение (стр: 2-4)
«русские создали свои поселения на урупе, итурупе и других курильских островах» (стр: 7-9)
Щеглов В. В. Советская демографическая политика на сахалине и курильских островах iconДемографическая ситуация в мире на современном этапе
Демографическая ситуация и социальная политика в Костромской области
Щеглов В. В. Советская демографическая политика на сахалине и курильских островах icon«Политология»
Демографическая модернизация и демографическая политика для направления «Политология» подготовки магистра
Щеглов В. В. Советская демографическая политика на сахалине и курильских островах iconВосстание Спитамена в Согдиане
Оно интересно для ученых и по сей день. Одним из историков, изучающим это восстание является Д. Щеглов. Щеглов — историограф. Он,...
Щеглов В. В. Советская демографическая политика на сахалине и курильских островах iconТерриториальная проблема Курильских островов
Основные факторы, которые необходимо учитывать при решении проблемы Курильских островов. 10
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©rushkolnik.ru 2000-2015
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы